Черно белые фотографии людей: ⬇ Скачать картинки D1 87 d0 b5 d1 80 d0 bd d0 be d0 b1 d0 b5 d0 bb d0 be d0 b5 d0 bb d1 8e d0 b4 d0 b8, стоковые фото D1 87 d0 b5 d1 80 d0 bd d0 be d0 b1 d0 b5 d0 bb d0 be d0 b5 d0 bb d1 8e d0 b4 d0 b8 в хорошем качестве

Bastiaan Woudt: Черно-белое искусство фотографии

фото: Bastiaan Woudt

Бастиан Ваудт (Bastiaan Woudt) – знаменитый нидерландский фотограф, он смог получить мировое признание не только как талантливый портретист, но и как фотограф моды. Всего за десять лет, смог добиться известности, чего многие не могут достичь и за всю жизнь. В этом ему помог не только талант художника, но и предпринимательская жилка, благодаря которой Бастиан смог с нуля создать себе имя. От эмоциональных портретов до мистических пейзажных фотографий, которые объединены единым черно-белым стилем.

фото: Bastiaan Woudt

Бастиан Ваудт начал свой путь в искусстве съемки, погрузившись в фотокниги и экспериментируя с современными методами фотографии. Он учился у таких мастеров, как Ирвинг Пенн и Ричард Аведон, одновременно исследуя свой собственный художественный стиль. Достаточно скоро Ваудт стал получать международные награды, а также его работы стали появляться в высококлассных галереях по всему миру.

фото: Bastiaan Woudt

С тех пор как в 2009 году фотограф Бастиан Вудт впервые взял в руки камеру, он создал невероятное количество черно-белых изображений, которые стирают различия между фотографиями и сюрреалистическими картинами. Вместо того, чтобы фокусироваться на четких деталях идеального света и тени, фотограф использует резкий контраст и размытые контуры, вызванные движением.

фото: Bastiaan Woudt

Благодаря уникальной палитре черного и белого тона, или как он сам называет – угольным тонам и элегантным композициям, фотографии Ваудта напоминают современную живопись. Он умело и элегантно играет, как с светом, так и с тенью создавая поистине черно-белое искусство.

Реклама

фото: Bastiaan Woudt

В его работах вы найдете намек на сюрреализм, поскольку сдержанные оттенки заставят вас видеть только суть и пробуждают каждую деталь в его работах. Все до единой фотографии Бастиана минималистичны, но при этом движутся, играя с красотой несовершенства — опять же, вдохновленные 50-ми, 60-ми и 70-ми годами двадцатого века. Он чтит старую классическую фотографию, исследуя, как современные методы съемки получая изображения сразу из камеры, так и создавая их на постпродакшне улучшая свои работы и создавая свой современный стиль.

фото: Bastiaan Woudt

Ваудт использует свою интуицию, чтобы направлять в нужное ему русло весь съемочный процесс. В его студии редко встретишь мудборды или подробные списки съемок. Он спотыкается на своих предметах, позволяя людям привлечь его внимание. Его работы отличаются фирменным стилем и высоким художественным качеством создания образов. Помимо замысловатых портретов и минималистичных обнаженных тел, он использует свой талант, чтобы запечатлеть такие места, как Непал и Марокко снимая невероятные черно-белые пейзажи.

фото: Bastiaan Woudt

Работы Вудта широко выставлялись на международных выставках в таких музеях, как Paris Photo, AIPAD New York, Photo London, Photo Shanghai и Fotografiska. В его портфолио работы для таких клиентов, как Harper’s Bazaar, British Vogue, New York Magazine и Numéro Paris — и это лишь некоторые из них.

фото: Bastiaan Woudt

Помимо того, что Ваудт является известным фотографом, у него есть и предпринимательская сторона. Любовь к фотокнигам и возвышенная эстетика вдохновили его на открытие собственного дела. 1605 Publishers — это платформа для начинающих и состоявшихся художников, а также издательство для его собственных фотокниг, а также книг других авторов.

фото: Bastiaan Woudt

В октябре 2017 года Ваудт сфотографировал людей и пейзаж вокруг нового колодца, созданного фондом для местных жителей. Не заинтересованный в том, чтобы сосредоточиться конкретно на колодце, он вместо этого сосредоточился на его окружении. «Меня интересовали люди из сообщества, живущие вокруг», — объясняет он. «Был колодец, но мне не было интересно его фотографировать, мне было интересно снимать людей, которые пользуются колодцем и живут вокруг него».

фото: Bastiaan Woudt

Полученные фотографии являются продолжением живописной эстетики, которую Ваудт умело развивал в течение последних нескольких лет без какого-либо профессионального опыта или формального обучения. Поразительные монохромные портреты показаны рядом с размытой, похожей на шелк текущей водой, в то время как изображения окружающих домов и пейзажей обосновывают проект в его географическом окружении. «Все, что мне нравится в фотографии, отражено в этой работе, — размышляет Ваудт. «Есть сочетание пейзажей, портретов, и я думаю, что проект завершен. Он показывает, как я сейчас вижу фотографию и как я надеюсь принести ее миру».

фото: Bastiaan Woudt

Что характеризует вашу фотографию, что делает ее уникальной?

Бастиан Ваудт: Я не думаю, что смогу описать это лучше, чем Аннабель ван Эйк. Она написала для меня мою биографию и говорит следующее о моей работе:

«С угольными тонами и элегантными композициями его фотографии напоминают современную живопись. В его работах элегантно переплетены свет и тень. Вы найдете намек на сюрреализм, поскольку сдержанные оттенки заставляют вас видеть только суть и пробуждают каждую деталь. Его работы минималистичны, но движутся, играя с красотой несовершенства — опять же, вдохновленные фотографией 50-х, 60-х и 70-х годов. Он чтит эту фотографию, исследуя, как современные методы работы с камерой, так и постобработку, которая может поднять его стиль на новый уровень».

фото: Bastiaan Woudt

С какой камерой вы работаете?

Бастиан Ваудт: сейчас я работаю со среднеформатной системой Fujifilm: GFX100. Раньше я всегда работал с PhaseOne. Красивые файлы, но очень дорогие и очень чувствительны к пыли, песку и воде. Что не очень удобно, когда много снимаешь в дороге. Система Fujifilm идеальна для этого, но также хороша и в студии. Сам я не вижу разницы в качестве кадров с маркой PhaseOne.

фото: Bastiaan Woudt

Можешь рассказать нам больше о своей музе?                                    

Бастиан Ваудт: Я познакомился с Тинотендой около 7 лет назад. Через общение на Facebook (запрещенная в РФ организация), она ответила согласием на эту съемку, которую я хотел запланировать. Во время этой первой съемки мы уже знали, что это будет прекрасное и долгосрочное сотрудничество. Мы понимаем друг друга это глубокая связь, и нам не нужно много объяснять друг другу чего мы ждем во время съемок. Тино как никто другой понимает, какие изображения я хочу получить. Она также очень хороший и милый человек. На съемочной площадке всегда много веселья и смеха, что очень важно.

фото: Bastiaan Woudt

Почему ваш выбор в фотографии пал преимущественно на черно-белый стиль?

Бастиан Ваудт: Пару лет назад я начал много экспериментировать с фотографией, чтобы выяснить, что я хотел бы сделать сейчас. Я быстро понял, что цвет для меня недостаточно интересен. Мне нравится смотреть на линии, абстракции, структуру и текстуру. В портрете меня может сильно беспокоить цвет. Это отвлекает меня от сущности чьего-то лица. На мой взгляд, важную роль также играет то, что, поскольку мы уже видим повседневную жизнь в цвете, дополнительная ценность цвета на фотографии теряется. Мне нравится показывать то, что другие могут не увидеть, а преобразование в черно-белое изображение стирает последний кусочек реальности. Я не ищу правду, я хочу рассказать свою историю.

фото: Bastiaan Woudt

Многие ваши фотографии очень художественные, я бы сказал «графичны», своего рода игра линий, структур и форм, почти ритмичное повторение (отсюда и название) почему?

Бастиан Ваудт: это пришло за годы моих съемок и стало частью моего видения и стиля. Это ритм, который так часто мы встречаем на нашем пути жизни. «Ритм» в моем сознании применим к моей работе. Ритм страниц, ритм строк. Ритм форм и ритм людей. До того, как началась моя карьера фотографа, я активно занимался музыкой, а также миром, который вращается вокруг ритма. Это термин, который постоянно возвращается в мою жизнь. Ритм жизни. Каденция черного и белого.

фото: Bastiaan Woudt

Почему вы находите работы Ирвинга Пенна и Ричарда Аведона такими интересными?

Бастиан Ваудт: это два фотографа, которые заставили меня полюбить фотографию. Динамика их изображений, необработанность черно-белых портретов. То, как Ричард Аведон полностью изменил модную фотографию, на мой взгляд – это идеальное сочетание совершенного и несовершенного.

фото: Bastiaan Woudt

Ваша новая книга впечатляет. Как пришла идея на ее создание?

Бастиан Ваудт: спасибо! Эта книга представляет собой саморефлексивный документ, и я с гордостью могу сказать, что она была опубликована 1605 Publishers, моим собственным издательством. Лично для меня процесс выбора, публикации и пересмотра 10-летней такой личной работы стал катарсическим опытом во время пандемии. Моя творческая эволюция, то, кем я являюсь сегодня и куда я направляюсь как фотограф, теперь уместилось ровно на 500 страницах.

фото: Bastiaan Woudt

Каково вам видеть такую ​​большую часть вашей работы в книге?

Бастиан Ваудт: Я ужасно горжусь этой книгой. Я думаю, что это мое самое большое достижение в моей карьере на данный момент. Я надеюсь, что этот документ не будет считаться отражением времени, более того, он будет постоянно растущей сущностью, которую можно будет дополнять и даже переиздавать на долгие годы вперед.

фото: Bastiaan Woudt

Откуда взялось название «Ритм»?

Бастиан Ваудт: Ритм книги определяется соотношением между изображением, которое вы видите, и изображением, которое следует за вами. Не определяется серией, а просто выбирается тем, как одно изображение «говорит» с другим. Личное путешествие по моей собственной работе, основные моменты моей карьеры, проекты, которые я сделал, и люди, с которыми я имел удовольствие встретиться. Все подобрано и отредактировано мной.

фото: Bastiaan Woudt

По твоим рассказам ты очень занятой человек с множеством интересов. Скажи, у тебя все еще есть время на съемки?

Бастиан Ваудт: Ха-ха. Времени становится все меньше, но, конечно, я уделяю достаточно времени работе над своей фотографией. Так уж получилось, что требуется больше планирования, что неплохо, потому что тогда вы делаете только то, что действительно хотите делать. Я также получаю много энергии от моей новой компании 1605 Publishers. Иногда приходится делать выбор.

фото: Bastiaan Woudt

Можете ли вы рассказать нам больше о вашей следующей книге, она скоро выйдет?

Бастиан Ваудт: у меня пока нет запланированной новой книги. После столь долгой работы над этой книгой я хочу насладиться ею в полной мере. Кроме того, я не думаю, что вам следует слишком быстро издавать собственные книги подряд. Тогда люди немного устают от вас.

Еще больше работ автора в социальных сетях и на официальном сайте.

  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt
  • фото: Bastiaan Woudt

[bastiaanwoudt.com]

Следите за новостями в наших социальных сетях

Вконтакте, Дзен, Telegram и YouTube

РАМТограф. Черно-белая фотография

 

СОБЫТИЯ

СТРАНИЦА ПАМЯТИ

ПОРТРЕТ

СЕМЕЙНЫЙ ПРОСМОТР

 

НА СПЕКТАКЛЬ!

ССЫЛКИ

ТЕАТР+

ЗРИТЕЛЬСКИЙ ОПРОС

Выпуск № 16

Май 2012 г.

ЗАКУЛИСЬЕ

ОБСУЖДЕНИЕ НОМЕРА

СТРАНИЦА ПАМЯТИ

РЕДАКЦИЯ

АРХИВ НОМЕРОВ

Черно-белая фотография

В ТЕАТР С УЧЕНИКАМИ!

 
   
   
 

Когда разглядываешь старые черно-белые фотографии в тесной комнатке архива РАМТа, тебя охватывает какое-то щемящее чувство тоски: по ушедшему времени, людям, переживаниям, совершенно иному представлению о театре, прочитывающемуся во взглядах, позах, выражениях лиц.

Бережно перебирая снимки, ты невольно попадаешь под очарование «черно-белого» театра и совершенно искренне удивляешься яростным попыткам современных бизнес-людей от искусства раскрасить старые фото. Ведь черно-белые кадры – потрясающая возможность окунуться в историю, почувствовать дыхание другой эпохи.

«Сон с продолжением»
Фото З.Мцхветаридзе, 1986г.

Один из авторов, снимавший спектакли нашего театра на пленочный «Зенит», – Зураб Мцхветаридзе. Ему посчастливилось работать на переломе двух эпох – черно-белой и цветной фотографии, учиться у мастеров старой школы. Сегодня вместе с ним мы совершим путешествие в эпоху черно-белой пленки и узнаем о тонкостях работы театральных фотографов конца прошлого столетия.

– Зураб, расскажите, как Вы выбрали свою профессию? И как вообще в годы Вашей молодости становились театральными фотографами?

«Созидатель»,
Надя – Т. Курьянова,
Клюев – В.Кисленко.
Фото З.Мцхветаридзе, 1988г.

– На Малой Грузинской улице в советское время был полуподпольный выставочный зал, где выставлялись, в основном, авангардисты. И где-то во второй половине 1970-х там проходила одна из первых всесоюзных фотовыставок. Я отстоял в очереди часа четыре. Зашел туда и вышел ошарашенный. Качество фотографий с учетом технических возможностей того времени было потрясающим. Наверное, ничто в жизни больше не оказывало на меня такого сильного эмоционального воздействия.

В то время я учился в МВТУ им. Баумана. Знал только, как пленка вставляется в фотоаппарат и как нажимается кнопка спуска. И вот примерно через полгода после выставки я уже настолько освоил фотодело, что начал занимать в университетских конкурсах призовые места.

Тогда не было никаких специальных образовательных учреждений, где бы учили на театрального фотографа. Был техникум, который готовил работников для бытовой сферы услуг (работавших в ателье художественной фотографии, снимавших фотографии на паспорт). Еще был курс на факультете журналистики МГУ и в Заочном народном университете искусств. Можно было идти куда-то из этих заведений или заниматься самообразованием, что я и сделал. А потом пришел в фотоцех при ВТО (Всероссийское Театральное Общество, сегодня Союз театральных деятелей РФ –

прим.ред.), где я проработал до начала 1990-х, пока цех не прекратил свое существование.

– Чем занимался фотоцех при ВТО?

«Сон с продолжением»,
Люба – Татьяна Веселкина,
Мата – Е.Черняк.
Фото Б.Кравеца, 1987г.

– Основал его Юрий Александрович Меснянкин. Практически вся театральная Москва обслуживалась этим цехом. Оттуда вышло очень много фотографов. Помимо того, что мы снимали фотографии для рекламных целей, мы делали информационный материал о спектаклях; снимали портреты для оформления театральных фойе.

Почти все театры обращались в ВТО, в том числе и ЦДТ. Лишь у немногих были свои, постоянно работающие с ними фотографы.

В фотоцехе работало примерно 100 человек. Было подразделение ретушеров, картонажный цех, который выполнял оформительские работы, художники, делавшие надписи на стендах, отдел, занимавшийся сверхувеличениями, печатал на огромных рулонах фотографии больших форматов.

Когда я пришел к Юрию Александровичу и принес свои фотографии, он сказал: «Приходи работать, но сначала простым лаборантом, а там посмотрим, что из тебя получится». И вот в 1983 году из белой рубашки с галстуком и костюма я нырнул в халат лаборанта. Занимался самыми примитивными операциями: проявкой, фиксацией, промывкой, сушкой, картонажной работой, – освоил практически все фотографические специализации.

– Наверное, приобрели огромный опыт, работая в ВТО…

«Приключение Гогенштауфена»,
Упырева – А. Молчанова,
Дамкин – А.Казаков.
Фото З.Мцхветаридзе, 1988г.

– Я обязан фотоцеху тем, что имел возможность работать с профессионалами фотографии, учился у стариков, мастеров старой школы. Они очень по-доброму ко мне относились. Делились своими секретами, хотя в фотографическом мире не очень принято, чтобы с тобой кто-то чем-то поделился. Я впитывал как губка, потому что это дело мне нравилось. В те годы в цехе работали Борис Константинович Кравец, который много снимал у вас; Игорь Григорьевич Ефимов, снимавший в Малом театре и в театре Советской армии; Аркадий Ягудаев, потрясающий фотограф с большой фантазией, который в 2007 в конкурсе «Человек Года» стал Журналистом года; Игорь Абрамович Александров, работающий до сих пор в музее МХАТ.

– Кто из мастеров для Вас – эталон в театральной фотографии?

– Для меня им всегда был Валерий Федорович Плотников, снимавший театральную и киноактерскую элиту. Плотников делал портреты, в основном постановочные, и обладал просто великолепной техникой. Его работы можно сидеть и рассматривать часами. А из театральных фотографов хотелось бы еще отметить работы Михаила Михайловича Гутермана, Игоря Владимировича Захаркина и Геннадия Викторовича Несмачного.

– Скажите, в чем специфика портретной съемки?

«Приключение Гогенштауфена»,
Упырева – А.Молчанова.
Фото З.Мцхветаридзе, 1988г.

– Правильно посадить, поставить свет – это полдела. Если глаза будут пустыми, если не будет внутренней отдачи, то получится ерунда. Классика портретного жанра предполагает обязательный контакт с «моделью». А как установить контакт – это уже зависит от фотографа, который должен уметь расположить к себе человека. Если он не откроется, фотография не получится. В актерской среде есть люди, с которыми очень тяжело работать.

А есть такие, с которыми контакт возникает мгновенно.

Портреты мы снимали, как правило, для оформления театральных фойе. Сейчас некоторые театры просят артистов приносить фотографии, которые им нравятся. Я считаю, что на интернет-сайте такое допустимо, но в фойе нет. В оформлении театра должно быть какое-то единообразие, один стиль.

–  Всегда ли портреты подвергались ретушированию?

– Да, и, кстати, по количеству работы, доставшейся ретушеру, можно было определить мастерство фотографа: чем меньше работы ретушеру, тем грамотней фотограф. Это сейчас можно что-то в Photoshop исправить: убрать тени, морщины. А раньше – какой ты свет поставил, такую и получил фотографию.

Знаете, как работали ретушеры? Если портрет был слишком контрастный (тени под глазами или под носом), они вручную лезвиями – специальными движениями в форме запятой – соскабливали эмульсию на готовой фотографии. А вот светлые места затемняли черным анилином.

– А расскажите о том, как 30 лет назад снимали спектакли.      

«Сон с продолжением»,
Снежный король – М.Андросов,
Снежная королева – М.Куприянова.
Фото З.Мцхветаридзе, 1986г.

 – Многие говорят: «Ну что снимать спектакль? Свет есть, все выстроено, сидишь и щелкаешь себе на здоровье». Но это не так просто! Например, очень часто приходилось делать съемку по ходу спектакля, сидя в зале вместе со зрителями. Фотографу выдавали место, кстати, не всегда удачное. Перед тобой могло находиться пять голов. Был у нас один фотограф, который мог и женскую прическу осадить, и сказать «Уберите голову!» Я всегда стараюсь, чтобы меня не было ни видно, ни слышно в зале – считаю, именно так обязаны вести себя фотографы. В театре «Et Cetera», где я проработал несколько лет, я мог выбрать любое место для съемки. Но если рядом попадались те, кому это не нравилось, приходилось уходить из зала. Хотелось бы отметить, что Александр Александрович Калягин с большим вниманием относился к фотографии как таковой, разбирался в ней и сам очень хорошо фотографировал.

 Фотографу когда-нибудь разрешалось выбирать место съемки самому?

– Да. Но все зависело от руководства театра. Иногда спектакли проигрывались отдельно под съемку или это совмещалось с репетициями. Вообще, на репетициях снимать очень хорошо – зрителей нет. Но даже на такой специально организованной съемке я никогда не бегал по залу. Мог поменять позицию один-два раза.

– А если был нужен крупный план?

«Вечер русских водевилей»,
Кубыркина – У.Урванцева.
Фото И.Рыбакова, 1992г.

– Должна быть с собой аппаратура, соответствующая твоим задачам. Для съемки из зала нужна мощная светосильная оптика. Но не всегда получается снять крупный или средний план с одной позиции. И тогда есть выход – повторная съемка с другого места или постановочная съемка.

– С бельэтажа никогда не снимали?

– Я и с колосников снимал, но считаю, что это специфическая съемка. Фотографии же делаются для зрителя, чтобы он получил информацию о спектакле. А основная его часть смотрит спектакль из партера. И режиссер тоже, репетируя постановку, всегда сидит в партере – в самом его центре.

«Ловушка № 46, рост второй»,
Андрей – Б.Шувалов.
Фото Б.Кравеца, 1986г.

– А были случаи, когда Вы пропускали хорошие кадры? Ведь при съемке на пленочные камеры не было возможности делать по 30 кадров в минуту, да и пленку, наверняка, приходилось экономить?

– Конечно, были! Во всех спектаклях есть пиковый момент, которого ты ждешь, но иногда вдруг в нужное мгновение что-то происходит, что не дает тебе снять: например, кто-то на сцене повернулся к тебе спиной или просто пропускаешь этот момент случайно.

 

– Зафиксировать удачную мизансцену или передать смысл спектакля – что было важнее для театрального фотографа тех лет?

«Победа над солнцем»,
Артист – И.Ильин.
Фото М.Гутермана, 1997г.

 – Перед нами разные задачи ставились. Иногда мы снимали так называемый паспорт спектакля. Это были съемки технического плана: зафиксировать переходы и перестановку декораций, световые переходы, костюмы, грим.

При съемке по ходу спектакля никогда не ставилась цель снять высокохудожественное произведение. Ведь ты снимаешь практически в репортажном режиме. И твоя задача – постараться выбрать максимально выигрышные моменты спектакля. И конечно следить за тем, чтобы актеры не оказались с неудачными выражениями лица, ведь для них очень важно, как они выглядят на фотографии.

«Между небом и землей жаворонок вьется»,
Катерина – Л.Степченкова,
Терехов – Е.Дворжецкий.
Фото И.Рыбакова, 1989г.

Для фотографа самое главное – этому меня учили старики, – умение видеть. Может, это слишком пафосно будет сказано, но любая фотография это отображение того, что ты увидел. Сегодня технические возможности таковы, что можно камеру на штатив поставить и просто нажимать на кнопку – камера будет сама фотографировать. Но если через тебя это не будет проходить, то ты не уловишь сути, не разглядишь людей и происходящих событий, и твои фотографии будут совершенно бессмысленные и пустые.

– Были на вашей памяти спектакли, которые невозможно было снять? Например, из-за слабого освещения?

– Были. И тогда (при грамотном руководстве театра) делали постановочные фотографии: либо снимали в том же свете, «замораживая» сцены, либо ставили отдельный свет.

– Качество съемки во времена черно-белой фотографии, на Ваш взгляд, было лучше или хуже?

– Сейчас такие технические возможности, которые позволяют даже после съемки подкорректировать огрехи, допущенные фотографом. Обрабатывая портрет, можно не только убирать тени, но и вносить антропологические изменения. И надо сказать, все эти очень удобные в работе новшества очень расхолаживают людей, берущихся за фотографию. Отношение к процессу съемки стало менее ответственным. А раньше на результат влияли только качество оптики и удачно поставленный свет. Ведь сценический свет не всегда позволяет хорошо «прорисовать» лицо. Если он контрастный, появляются тени под носом, под глазами.

– Во времена «Зенита» хотелось цвета в черно-белых фотографиях?

«Победа над солнцем»,
Артистка – Е. Галибина.
Фото М.Гутермана, 1997г.

– Конечно, хотелось. Сложность черно-белой фотографии в том, что через оттенки черного и белого нужно передать объем и множество другой информации. Допустим, разный цвет кожи по-разному передается на черно-белой фотографии. Для того, чтобы не было явного контраста, при печати фотографий нужно было использовать фильтры.
Переход к цвету это в любом случае шаг вперед. Цвет добавляет еще одно дополнительное измерение. И тут появляются вообще новые законы: сочетания цветов, цветовой гаммы. С развитием фотографической техники практически все перешли на съемку в цвете.

– А переход от пленки к «цифре»…

– …развращает. Человек при съемке не задумывается о результате – все потом можно «вытянуть», подкорректировать, подправить в Photoshop. Но в то же время при грамотном подходе «цифра» дает неограниченные возможности, которых раньше не было.

«Слабое сердце»,
Мавра – Н. Шефер.
Фото И.Рыбакова, 199 г.

Сейчас появилась модная тенденция снова снимать на пленку. Но это уже совсем не то – эту пленку все равно в итоге сканируют, переводят в компьютер, обрабатывают, а потом печатают. Появилось даже множество программ, которые имитируют пленку и причем, не только пыль, но даже марку фотопленки. Но различия все равно будут видны, когда две фотографии положишь рядом. 

Черно-белая фотография имеет право на самостоятельное существование, потому что у нее особый шарм. И пленка до конца не умрет. Это же совершенно другая технология съемки и совершенно другое восприятие мира.

– Возвращаясь к процессу съемки спектакля, напрашивается вопрос: сколько за одну съемку расходовалось пленок?

– Все зависело от условий съемки и от задачи. У меня обычно уходило где-то пленки 3-4 по 36 кадров. Для репортеров очень дорогих изданий была норма: один хороший кадр на пленку. У нас в фотоцехе — 1 из 6 кадров. Была градация оценки кадров: хорошего качества, похуже, репортажные. Была своя сетка, которая отличала менее удачные от более удачных. И это очень мобилизовало.

– Расскажите, как в то время проходил процесс печати фотографий. Ведь все делалось вручную?

«Сон с продолжением»,
Мило – В. Понарин.
Фото З.Мцхветаридзе, 1986г.

– В то время мы сами и пленку проявляли, и фотографии печатали. У меня и дома была своя «лаборатория» – в подсобке. Я жил в коммуналке, и соседи постоянно ругались, что я «химию развел» – в общей раковине промывал пленки.
Я составлял проявители, закрепитель, взвешивая нужные компоненты на весах. Ночью, когда все спали, в маленьком закуточке печатал фотографии. Сушил их в ванной, а утром нужно было успеть все снять, пока соседи не проснулись. Но я, конечно, в этом не уникален. Все фотографы моего поколения через это прошли. Кстати «прямая» печать без цифровой обработки до сих пор существует.

–  Эти процессы очень трудоемкие?

–  Как проходила проявка: в темноте на катушку накручивали пленку, закрывали ее в проявочном бачке, наливали проявитель определенной температуры, потом по сигналу будильника выливали проявку, заливали фиксаж, затем выливали и сушили.

«Вечер русских водевилей»,
Катерина Ивановна – Н.Чернявская.
Фото И.Рыбакова, 1992г.

А потом шел процесс печати. В темной комнате в фотоувеличитель вставлялась пленка. Фотоувеличитель – это такое устройство, в котором свет проходит через негатив, линзы и проецируется на фотобумагу. Таким образом, за определенное время происходит процесс фиксации изображения на светочувствительной бумаге – то есть процесс печати. Как раз в процессе печати и делали то, что сейчас можно легко сделать на компьютере – ручную обработку фотографий. А именно – высветляли или затеняли необходимые участки снимка. А если это была печать не одной фотографии, а целого тиража, то руками сделать коррекцию было практически невозможно. Поэтому шли на хитрость: вырезали кусочек полиэтиленовой пленки, ставили на то место, которое нужно было прикрыть, и она фактически работала как локальный фильтр.

Фотографии тоже, как и пленку, проявляли, закрепляли и сушили.

В фотоцехе были специальные сушильные аппараты, в которых фотографию можно было сделать глянцевой. Глянцевая поверхность лучше передает глубину, но с ней сложнее работать – так как остаются отпечатки. Поэтому я был сторонником матовой бумаги.

– Ваши фотографии в архиве РАМТа можно, действительно, определить по плотной матовой фотобумаге. А Вы сами помните свои работы?

«Приключение Гогенштауфена»,
сцена из спектакля
Фото З. Мцхветаридзе, 1988г.

– Я не храню своих архивов. Для меня всегда был важнее процесс съемки. Но некоторые спектакли очень хорошо помню. Например, «Сон с продолжением». Там была великолепная сценография, сценодвижение, разные спецэффекты: и дым-машина работала, и свет был очень интересным. Хорошо помню «Приключение Гогенштауфена» с Евгеним Редько, он очень запоминающийся актер. Ну и «Приключения Тома Сойера» – потрясающий спектакль для детей. Всем знакомым советовал его.

А еще помню, снимал у вас один капустник с участием Бориса Шувалова, работающего тогда в вашем театре. Что артисты творили на сцене! Я снимать не мог. У меня камера из рук выпадала – так это было смешно.

 – Но Вы отработали?

– Конечно, отработал! А что делать? Чем отличается профессионал от любителя? Любитель снимает то, что он хочет. Профессионал же – тот, кому дали задание, и он любой ценой приносит материал.

Школа старой черно-белой фотографии уже не может дать новому поколению театральных фотографов тех знаний, которые необходимы для работы в современном театре – с использованием современной техники и компьютерных возможностей обработки фотографии. Но, тем не менее, есть в ней основы, которые могли бы стать ключом, открывающим в фотографе новые грани понимания фотографии. Разглядывая работы Валерия Плотникова, ты представляешь, как надо вырасти самому, чтобы  предложить Алисе Бруновне Фрейндлих думать вместе с тобой во время съемки. Окунаясь в фотографическую реальность старых спектаклей РАМТа, созданных «черно-белыми» фотографами, понимаешь, что только размышляющий вместе с театром мастер может создать пространство, раскрывающее и запечатлевающее атмосферу спектакля и его очарование. Пожалуй, суть любой творческой профессии – умение видеть. В том числе, и глядя через объектив фотокамеры. Об этом сложнейшем искусстве – видеть через объектив – мы продолжим разговор в следующих номерах «РАМТографа».

Алена Барнашова

Блиц-опрос современных театральных фотографов на тему отношения к черно-белой фотографии читайте здесь

Интернет-сайт Валерия Плотникова

▲ наверх

30 000+ черно-белых изображений людей

30 000+ черно-белых изображений людей | Скачать бесплатные изображения на Unsplash
  • A Photophotos 10K
  • Степка фотосколков 10K
  • Группа людей 0

Person

Portait

Женский

CAFE

Coffee Shop

CAFE

COFEH SHOP

NIST HIST

COFEH Shop

NIW

Coffee Mopho & images

United States

USA

Hd серые обои

Hd kids wallpapers

brothers

Hd white wallpapers

brisbane qld

beard

hand

hands

finger

Hd black wallpapers

female

bentonville

furniture

indoors

home decor

мужчина

мужчина

руководитель

интерьер

помещение

общение

изображения людей

джинсовая куртка

куртка

Австралия

Сидней

Изображения глаз

–––– –––– –––– – –––– –––– –– – –– –––– – – –– ––– –– –––– – –.

Портрет

Профиль

Persona

Face

депрессия

Девочки Фотографии и изображения

Инвалидность

Мужчина

Black Man

Namur

Belgium

Waterled Water

Люди

Belgium

Bottled Water

Prate0011

Travel images

business

Women images & pictures

agency model

Las vegas pictures & images

backdrop

dhaka

bangladesh

fashion

style

black and white girl

table

напольное покрытие

черный цвет

Похожие коллекции

Black & White People

54 фото · Куратор Филипп Романовский

Black and White — People

21 фото · Куратор Dawn-Cora Mead

People in Black and White

22 фото · Куратор Franklin Rivera II

Girls photos & images

Hd черные обои

женский

bentonville

мебель

в помещении

домашний декор

фон

01 dhaka

bangladesh

People images & pictures

jean jacket

jacket

portrait

profile

persona

Hd white wallpapers

brisbane qld

beard

hand

hands

finger

People images & фотографии

фотографии путешествий

бизнес

женщины изображения и фотографии

модель агентства

Лас-Вегас фотографии и изображения

Interior

Внутренний помещение

социализирование

Таблица

Полы

Черный цвет

Австралия

Сидней

Глаза

––––––– ––– –– – –– –––– – – –– ––– –– –––– – –.

Нью-Йорк картинки и изображения

США

США

Hd серые обои

Hd детские обои

братья

инвалидность

мужчина

Black Man

Namur

Бельгия

бутылочная вода

Связанные коллекции

Черно -белые люди

54 Фото

Люди в черно-белом

22 фото · Куратор Франклин Ривера II0010 black and white girl

Unsplash logo

Unsplash+In collaboration with Getty Images

Unsplash+

Unlock

cafe

coffee shop

caffee

Rachel McDermott

portrait

profile

persona

––– – –––– –––– – –––– – –––– –– – –– –––– – – –– ––– –– –––– – –.

Michael Daniels

New York Pictures & Images

United States

USA

Zulmaury Saavedra

Face

депрессия

Девочки Фотографии и изображения

Jordan Whitt

HD Серые обои

HD Kid Unsplash+В сотрудничестве с Getty Images

Unsplash+

Разблокировать

инвалидность

мужчина

черный мужчина

I. am_nah

hand

hands

finger

Alexandre Debiève

namur

belgium

bottled water

Luke Braswell

Hd black wallpapers

female

bentonville

Andy Beales

People images & pictures

Travel изображения

бизнес

Taylor Deas-Melesh

женщины изображения и изображения

модель агентства

Лас-Вегас изображения и изображения

Unsplash logo

Unsplash+In collaboration with Getty Images

Unsplash+

Unlock

furniture

indoors

home decor

Drew Hays

man

men

business executive

Rahabi Khan

backdrop

Дакка

Бангладеш

Адам Пржевоски

интерьер

помещение

общение

Сэм Беррис

мода

style

black and white girl

Jaclyn Moy

People images & pictures

jean jacket

jacket

Unsplash logo

Unsplash+In collaboration with Getty Images

Unsplash+

Unlock

table

flooring

черный цвет

Christopher Burns

Австралия

Сидней

Изображения для глаз

Просмотр премиум-изображений на iStock | Скидка 20% на iStock

Логотип Unsplash

Сделайте что-нибудь потрясающее

47 Красивые черно-белые портреты

Фотограф-портретист, который снимает черно-белые фотографии, понимает, какие сильные эмоции и настроение может передать монохромное изображение. Хотя установка и окружающая среда могут быть похожими, методы создания эффектного черно-белого портрета могут быть разными для каждого фотографа.

«Когда вы фотографируете людей в цвете, вы фотографируете их одежду. Но когда вы фотографируете людей в черно-белых тонах, вы фотографируете их души!»
― Тед Грант

Вот несколько ссылок на ресурсы, которые помогут улучшить ваши черно-белые портреты.

Тим Келли – мастерство черно-белого портрета
Тим представляет 60 своих самых впечатляющих и разнообразных черно-белых портретных изображений и обсуждает творческую концепцию каждого из них, включая оборудование, освещение, экспозицию и стратегии позирования.

Fstoppers – Путеводитель по черно-белым портретам
Фэшн-фотограф Джон Шелл рассказывает о методах и советах, которые он использует для создания великолепных черно-белых фотографий своих клиентов.

Tuts+ — Удивительные примеры черно-белых портретов
В этом блоге вы найдете галерею замечательных черно-белых фотографий, а также практические советы и приемы.

Вот коллекция красивых черно-белых изображений, выбранных из нашей группы Flickr.

Амин Фасси – Милла

Дикий Жрец – Незнакомец

Ширрен Лим

Томас Лизер – Я так и не нашел философский камень0476

Ань Ту Нгуен – Роланд

Махеш Баласубраманян – !!!

Бен Роффельсен – Сарко

Амин Фасси – Фредди…

Махеш Баласубраманян – Глубокий взгляд !!!

Wild Priest – Stranger

Nimit Nigam – Eye to Eye…

Christopher – Portrait

Favian A. Roldan – kimberly

Arron Haggart – movie night

Wild Priest – Kid

NIMIT NIGAM-: O

FRANCK-IMANUEL GOGUER-Джастинский квадрат

Sylvie Van Nerum-MOI N/B

Cortoboy-Cut

Amine Fassi-Black-Black-Black-Black

11111111111111111111111111111111111111111111111111111111111110 гг. Туман – Эмоции (Ромас II Ватикана)

Ширрен Лим – . dog после обеда.

Ширрен Лим – .тибетский/.

Мелинда Сенте – Когда у меня в руке фотоаппарат, я не знаю страха.

Franck-Emanuel GOGUER – Kevin – La Défense

Махеш Баласубраманян – Peek-a-boo !!!

Хайме Николау – Autorretrato en 18mm

Ruth Moucharafieh – Молодой душой!

Томас Лизер – маска безумия (автономный портрет)

юлиан о – Те, кто говорят правду, умрут

самиКу – Взгляд в замешательстве

Клаус Йорстад – 1019 Альтс 904 – Старый моряк 904 Мья

jean76_58 – L…

Justin Piercy – Lionel salutes you

Marco Bergner – Grandfather

Berit Alias ​​– Mia

Loïc Romer – Portrait

Greig Reid – Daughter Oct 12 faded black & white портрет

Грейг Рейд – сын 12 ноября

Амлан Саньял

Яне Наумоски – Привлеченное внимание

Грейг Рейд – сын в Лох-Ойч, Инвергарри, Шотландия.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *