Чешский фотограф ян саудек: Фотограф Ян Саудек

Содержание

Фотограф Ян Саудек

В жизни Яна Саудека неоднократно происходило Чудо. Он родился в 1935 году в Праге. Но «счастливое детство» пережить ему не пришлось: началась Вторая мировая война. В конце ее случилось первое чудо: маленький Ян и его брат-близнец Карл, ныне известный график, избежали экспериментов нацистского лагерного доктора и остались живы. Родители и другие члены семьи погибли в концлагере Терезиенштадт. Второе чудо: его не загребла чешская госбезопасность во времена «государственных ограничений», хотя на архив Яна несколько раз накладывали арест…

Текст: Наталья Ударцева; фото: Ян Саудек.

Благодарим Галерею классической фотографии за предоставленные для публикации снимки.

 

Жизнь

 

— До нашей «бархатной» революции меня часто допрашивали в чешской госбезопасности. Они разыскивали мои фотографии, интересовались ими, хотели знать, что они означают. Многие из них уже были опубликованы на Западе. А я утверждал, что эти фотографии делал мой дедушка в прошлом веке. Они действительно так выглядели, кроме той, где я стою с автоматом в руках. Наконец, госбезопасность оставила меня в покое. Но с тех пор я помечаю свои фотографии XIX веком.

Третье чудо: он стал знаменитым на весь мир фотографом.

— Ян, в какой момент Вы стали знаменитым? Как это произошло? — спрашиваю я Саудека.

— Случилось чудо. Просто чудо, — отвечает он.

Думаю, список чудесных событий жития Яна Саудека гораздо длиннее. К ним можно отнести и его успех в США в 1970-м, и открытие в 2007 году в Праге постоянной выставки его работ, и первую выставку в России в 2013-м, и то, что он сам смог на нее приехать.

Приезд Яна Саудека в Москву ждали. Открытие его выставки «Жизнь, любовь, смерть и другие пустяки» в Галерее классической фотографии стало ярким событием нынешней весны и собрало огромную толпу поклонников. Они хотели посмотреть на живого классика, на работы всех периодов его творчества: от начала до всемирного признания и художественного переосмысления.

Открытки и плакаты с его работами расходились быстро. Энергичный, темпераментный, Ян Саудек, действительно, был неуловимо похож на своего кумира — рок-музыканта Мика Джаггера: короткая стрижа, черные очки, красная рубаха, туфли на утолщенных каблуках. Та же независимость во всей фигуре, та же раскованность и чувство достоинства. Он мобильно перемещался по залу, шутил, раздавал автографы и охотно отвечал на вопросы.

— Вам приходилось снимать русских женщин?

— Нет. Но я скажу правду: русские женщины очень красивые. Очень-очень! По ошибке сюда попала фотография русской женщины, которая работает на бензоколонке Shell в Праге. Она где-то здесь висит. — Саудек показывает на выставочный зал, заполненный ста двадцатью его работами, составляющими ретроспективу его провокационного, завораживающего и шокирующего творчества:

— Она попала сюда случайно. Она очень красивая!

На самом деле все на грани: красивого и безобразного, эротичного и пошлого, вкусного и безвкусного. Удивляюсь, как художнику удается балансировать на столь тонкой грани. Среди выставленных в галерее работ — моя любимая фотография под названием «Пинок». На ней мужчина, похожий на Саудека, пинает ногой толстую кричащую тетку.

 

Королева тинейджеров

 

Отличная метафора, возможно, ключ к пониманию его творчества! Как будто художник демонстрирует свою независимость от общественного мнения и дает хороший пинок общественному вкусу и общепринятой морали. Чрезвычайно актуально! Так и сегодня творчество фотографа вызывает диаметрально противоположные мнения: от любви, обожания, почитания, преклонения до полного непонимания и неприятия.

— Для художника не может быть никаких ограничений, и границы стерты. Но во мне самом сидит автоцензор: я слежу за тем, чтобы не переступить границы, — говорит Ян о своих работах.

Ян Саудек третий раз в России. Впервые он приезжал в Советский Союз при Горбачеве. Это был 1985 год. Потом при Ельцине в 1993-м. И сейчас при Путине.

— Чувствуете разницу?

— Огромную! В 85-м окна для тепла заклеивали газетами. Люди боялись говорить с иностранцем, это было заметно. Сейчас все по-другому.

— Ваше творческое кредо? Что бы Вы рекомендовали молодым фотографам?

— Никогда не сдаваться!

На торжественном открытии представитель от посольства Чехии приветствовал всех, кто пришел на открытие выставки Яна Саудека:

— Нам приятно, что имя Саудека знают в России и любят его творчество, которое, безусловно, является визитной карточкой чешской фотографии. Это первая выставка Яна Саудека в Москве. Мы надеемся, что здесь, где так много красивых женщин, знаменитый художник Ян Саудек найдет новое вдохновение для своего творчества.

 

Павла Ходкова и Ян Саудек

 

Ян Саудек пошутил:

— Я бился об заклад, что на открытие выставки никто не придет. И я проиграл. Еще мне казалось, что я наизусть знаю, как открывать выставки и что говорить, но тут я слегка растерялся, и я вам желаю: «Приятного аппетита»!

Затем он взял черный маркер и оставил автограф на белой стене галереи.

— Победа! — это слово прокатилось по залу и утонуло в аплодисментах.

Андрей Безукладников, фотограф и продюсер:

— Я впервые увидел черно-белые фотографии Яна Саудека в чешском «Фоторевю» в начале восьмидесятых. До сих пор помню впечатление, которое они произвели: чувство простой незамысловатой свободы. Потом Ян начал их раскрашивать, и я подумал, что он закончился как фотограф, потому что начал работать на «потребу», что фотография стала вспомогательным материалом.

Но я люблю и его раскраски, так как они все равно сохраняют свободный дух, в них много иронического оптимизма и легкости. Очень простые образы. Но порой это смахивает на анекдот, а мне хочется от фотографии притчевости и философского осмысления жизни.

Анекдот я не люблю. Понятно, что пойман тренд, и он введен в эксплуатацию. Маленький «свечной заводик» Яна Саудека. Понятно, почему на выставке в галерее больше раскрашенных, чем черно-белых фотографий: покупают больше то, что понимают.

Владимир Вяткин, фотожурналист:

— Это не мое. Полное отторжение. Антиэстетика женского тела. Я смотрю на этих женщин — и смотреть на живых женщин уже не хочется. Первобытно-общинный строй. Женское тело как объект первобытности и дикости. Цивилизация до этих людей не дошла. Антиэстетика!

Игорь Верещагин, независимый фотограф:

— Знаю его творчество давно. Еще с советских времен и страшно дефицитного чешского журнала «Фоторевю». Когда я увидел в нем фотографии Саудека, они надолго вышибли меня из колеи. Я люблю черно-белые фотографии Саудека. Его первые работы. Я дважды был в Праге, в галерее, где висят его работы, — там они большего размера и производят сильное впечатление. Здесь они тоже есть, но их немного, больше арт-китча. Но Ян остроумный человек, и думаю, что он сам воспринимает все с юмором и не относится к своей работе со звериной серьезностью.

Алексей Ушаков, независимый фотограф:

— Он просто не ханжа. Какой он есть внутри, таким себя и показывает. Со всеми своими пороками и предпочтениями. Не стесняясь говорит об этом.

 

Вероника, позирующая для стеклянных изделий г-на Шипека

 

Михаил Крюков, независимый фотограф:

— Меня привлекает в фотографиях Саудека любовь к жизни. В них много жизни. И много любви. Это не порнография. Ни в коем случае! Пусть те, кому это кажется порнографией, четче сформулируют свою мысль. Я еще не один раз приду на выставку и буду смотреть все внимательно. Я впервые вижу живого Яна Саудека, я подписал у него плакат с женщиной, которая держит череп, я счастлив. Мне нравится, как он снимает женщин. Он делает это необычно.

— А мне кажется, что он относится к ним как к сексуальным рабыням…

— Но вы — женщина. А я — мужчина. Мне взгляд Саудека понятен.

— Он отказывает женщинам в интеллекте вообще…

— Вы преувеличиваете. Этого нет в его фотографиях. Я рад, что увидел его живьем. Мне это помогло лучше почувствовать его и понять. Он очень открытый, радостный, легкий, харизматичный. Ему 78 лет, а он любит жизнь, телок и все, что с этим связано. Хотел бы я в этом возрасте сохранить такую же мобильность, открытость и оптимизм!

— Он так похож на Мика Джаггера!

— Неудивительно: он примерно из того же времени и, кажется, его поклонник…

Из беседы зрителей на открытии выставки Яна Саудека в Москве 27 марта 2014 года.

Ян Саудек, скандальный чешский фотограф


Ян Саудек – фотограф культовый, он родом из Чехии и известен своими шокирующими и смелыми работами, выставки которых проходили более чем в 400 городах по всему миру. А ещё его вполне можно назвать самым известным чешским фотографом в мире.

Стиль фотографа Саудека дерзок, экстремален и смел, а шлейф скандальности тянется за ним ещё с социалистических времён. Впрочем, тогда самым радикальным считалось и само обращение художника к обнажённой натуре. В те времена работы Яна Саудека были посвящены темам материнства-отцовства: нежные младенческие тела на фоне атлетических фигур отцов или же не менее соблазнительных форм матерей. «Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает» — так можно охарактеризовать работы Яна Саудека той поры. Но наибольшую известность ему, конечно же, приносит эротическая фотография.


В 1980-1990-х годах работы Яна Саудека принимают форму диптиха – одни и те же персонажи предстают как одетыми, так и в обнажённом виде. Причём натурщики, появляющиеся на его работах, были совершенно далеки от классических представлений о красоте человеческого тела. А сами фотографии создают ощущение подглядывания, а не созерцания, но при этом они и не являются шокирующе-откровенными. Ведь сами работы Саудека чаще всего раскрашены неправдоподобными анилиновыми цветами, персонажи загримированы, сюжеты – постановочные и даже причудливые.

Фотографии Яна Саудека – двусмысленны, а источниками вдохновения для них становятся такие направления, как классицизм и сюрреализм.

Ян Саудек родился в 1935 году, 13 мая, в Праге, Чехословакия, в еврейской семье. Многие из членов его семьи в годы Второй мировой войны погибли в гетто, расположенном в Терезине. Ян и его брат-близнец Карел были заключены в детский лагерь. Брат Яна – Карел – в дальнейшем станет иллюстратором комиксов.


В детстве Ян занимался музыкой, а в молодости серьёзно подумывал о музыкальной карьере, но стать музыкантом ему было не суждено.

В 15 лет он впервые взял в руки фотоаппарат, и именно фотография станет его призванием на всю жизнь.

С середины 1950-ых по 1980-е годы Ян Саудек работает в типографиях. А его собственный узнаваемый стиль фотографии появляется на его работах с 1959 года – окрашенные в сепию яркие и сочные фотографии.


В 1963 году он решает серьёзно заняться фотоискусством, а вскоре, в 1969 году, отправляется в США. Затем возвращается в Прагу. С 1970-ых начинает пользоваться известностью на Западе, а в 1983 году была опубликована первая книга о его творчестве на английском языке.

В 1990 году Ян Саудек был награждён французским Орденом Искусств и литературы.



Работы фотографа Яна Саудека настолько откровенны, что журнал Милитта не может себе позволить публикацию большинства из них, в силу того, что у нас на сайте много детских разделов.

Зайдите в Гугл, вставьте в строку поиска — Jan Saudek photography, выберите поиск по картинкам. Посмотрев работы фотографа, быстро поймете, почему мы разместили так мало фото)))


Ян Саудек: «Обнажение». Выставка фотографий и живописи.

Гениальный фотограф и посредственный художник. Помню свое впечатление от фотографий Саудека, когда увидела их впервые — шок, смешанный с любопытством и пониманием что ничего подобного никогда не видела. Было это давно, и сейчас мы избалованы всевозможными визуальными образами. Может быть, через 20-30 лет подобные фото и вовсе станут совершенно обыденной вещью, все будут пожимать плечами  — как в случае с Миро, например — и говорить «и что здесь такого?»
А пока, даже с учетом нашей «испорченности» и пресыщенности, Ян Саудек был и остается единственным и неповторимым.
Я была рада побывать на выставке его работ, хотя впечатление она произвела неоднозначное.

Первое, что бросилось в глаза, когда зашла в галерею: пожилая пара на стульях,пристально, как мне показалось-миллиметр за миллиметром рассматривающая фотографии перед собой. Им в руках только луп не хватало! Это было так необычно и немного комично, что я, немного поколебавшись, достала все же фотоаппарат. Но люди к тому времени уже встали.

Эта самая стена с объяснениями, записями фотографа понравилась больше всего.

Стен таких две

Подписи — самое интересное, что есть на выставке, как мне кажется.
Но они на чешском, то есть без знания языка многое будет теряться.
Рядом друг с другом висят две копии фотографий, каждая из которых  — символ перемен, которые с нами произошли за последнее время. Сначала — вторая слева в верхнем ряду, не помню, какая там подпись.
И ее пара — » А другие — наоборот, стали белыми воронами и черными овцами семей, которые, если бы не этот факт, считалсиь бы хорошими» (перевод очень вольный, на чешском фраза лучше звучит и более емкая)

Понравилось и повеселило домашнее задание. «Напиши двадцать раз: «Я не умею удовлетворить женщину». После свиданий со сдутыми мачо, оставляющими грустное послевкусие, можно было бы отправлять в конвертике 🙂

Здесь Саудек рассказывает, что путешествовал по миру и видел много всего красивого (в картинках:), но никогда, НИКОГДА не встречал ничего более прекрасного, чем женщина. Она — самое прекрасное, что может быть на свете.

Прощание со зрителем. По идее эти стены и это прощание нужно читать в конце, когда все посмотрели, но я с них начала.

От фото я, если честно, ждала, что они будут очень большими. Даже не знаю, почему. Думала, что все минимум в человеческий рост.

«Матери и дочери»

Две вещи были неудобны: первое — наклоняться вниз, чтобы что-то рассмотреть. Работы при этом очень проигрывали, но кажется, что это задумка автора, поскольку и на стенах некоторые копии висели так, что для чтения надписей надо было вывернуться-извернуться.
Второе — свет ужасен. Стекло бликует и есть фото, которые вообще почти не видно.
Картины в нишах, и некоторые тоже сложно из за этого рассмотреть.

Насколько хороши его фотографии, настолько посредственна живопись.
Как иллюстрации — смотрелось бы великолепно. Как самостоятельные полотна — нет. Особенно повторение сюжетов с фото.

Известнейшее фото Саудека (60-е годы). Отсюда.

Серия с окном достаточно известная, в ней много фотографий. Например, эта

(фото отсюда)

Вот то самое — 1988 года. «Китч». Отсюда

И то же в виде картины. Тот же китч, самый настоящий. Комикс?- да. Особенно разноцветные буквы в подписи. Живопись? Нет.

Я не люблю точные копии, это порнография. И если я нормально отношусь к порнографии в жизни, то в вот такая порнография в живописи — просто преступление, я считаю!:)

Рисует Саудек по фото. Скучно.
Да, для кого-то было бы отлично. Но от Саудека ожидаешь чего-то такого-же гениального, как и его фотографии.
С другой стороны — хочет человек рисовать — и рисует. И молодец! А то, что какой-то там Маше не нравится — какая ему разница. И это тоже правильно.


(фото отсюда,+ там интересная статья на русском)

Свет. Нет света — теряется волшебство.

Мне только три работы показались интересными (несмотря на то, что знаю, с каких фото две из них делались):

И «конец Второй мировой войны как я его помню» (Саудек вместе с братом-близнецом провел детство в концлагере)

Идти на выставку лучше вдвоем с кем-то. Потому что можно поучаствовать в конкурсе «Стань моделью Яна Саудека» — для этого нужно сфотографироваться, использовав что-то из одежды, которую обычно видим на фото.

Вот где я пожалела, что пошла одна! А пожилая пара лет 60+ (другие, не те, что рассматривали фото, сидя на стульчиках) отрывались по полной программе, устроили настоящую фотосессию!

Условия конкурса

И сам маэстро на нас смотрит

Мне понравился бар-клуб-кафе в том же здании, где проводится выставка. Теперь хочу туда сходить.

Галерея в самом-самом туристическом центре, на Малой Стране (прямо напротив «Старбакс кофе» и трамвайной остановки), плата за вход вполне адекватна — 150 крон. Дети до трех лет бесплатно 🙂 Открыто с 10 до 20.00.
Думаю, что прекрасное место, в котором можно зависнуть на часик, перейдя Карлов мост.

Похожие записи:
Апрельский день
Виктор Коларж в Праге
Йндржих Штрейт — интересный чешский фотограф

Ян Саудек: «Целлюлит только усиливает возбуждение!»

Ян Саудек (Фото: Ян Профоус, Чешское радио)

Ян Саудек родился 13 мая 1935 в Праге. Вторая мировая война стала трагической частью жизни как Яна, так и его семьи. Сам Ян Саудек признается, что жизнь во время войны и события детства напрочь засели в его памяти, до сих пор вызывая не самые лучшие эмоции и воспоминания.

В концлагере Терезин погибли шестеро братьев и сестер Яна Саудека. А он сам вместе с братом-близнецом Карелом были отправлен в Освенцим. Там знаменитый доктор Менгеле ставил разные эксперименты над людьми, в том числе и над двойняшками.

Братья выжили, Ян стал фотографом, а Карел – профессионально рисует комиксы. В своей среде он тоже достаточно известен.

Фотографировать Ян Саудек начал уже в пятидесятые годы, а знаменитым на весь мир стал в семидесятые-восьмидесятые. Саудек не являлся диссидентом или борцом с режимом, однако его работы никак нельзя назвать социалистическим реализмом. Поэтому в коммунистической Чехословакии Саудек выставлялся крайне редко, если такое и происходило, то в маленьких галереях и без особой шумихи. На Западе выставки Саудека проходили в больших залах, привлекая внимание простых людей, специалистов, прессы. Издавались открытки, альбомы с работами художника. Власти Чехословакии в какой-то степени были довольны такой ситуацией: в казну они получали в конвертируемой валюте гонорары фотографа, отдавая тому лишь малую часть в чехословацких кронах.

Ян Саудек (справа) и его брат Кая, 2005 г. (Фото: isifa / Euro / Tomáš Novák)

Начиная с 1977 года, Ян Саудек стал вручную раскрашивать негативы своих фотографий, и с тех пор его стиль стал не просто узнаваемым, но и неповторимым. Ян Саудек консерватор – он не приемлет цифровые фотоаппараты, а работает с классикой, снимает на пленку. Саудек консерватор в работе, но не в жизни.

Он известен либеральными взглядами, а также «свободным» поведением. Официально Саудек женат в четвертый раз, однако как сам признается, контактов вне брака у него было великое множество.

У Саудека двенадцать детей, младшей дочке – пять лет, а старшему сыну – 51 год. Причем женой этого сына является бывшая жена Яна Саудека. Со своей нынешней супругой Ян Саудек живет более десяти лет, по профессии она журналистка, и моложе мужа на 45 лет. В прошлом году они официально расписались, сыграв свадьбу в Китае.

Яну Саудеку скоро 80 лет. Но это — лишь возраст в паспорте. В душе фотограф чувствует себя молодым. Он полон сил, занимается спортом, работает, наслаждается жизнью и женщинами.

Маскировка страха и безответная любовь к бывшей жене

— Скажите, меняется ли ваше отношение к вашему же творчеству в течение жизни? Что-то вам нравится больше, что-то меньше, о каких-то работах вы жалеете и считаете их неудачными, а какие-то вы оценили по прошествии определенного времени?

— Творчество? Я бы не использовал это слово. Я – не человек искусства, я ремесленник. Я творю инстинктивно. Я — из тех авторов, которые не знают, что они делают, все происходит как-то вслепую. Просто мне повезло, что в определенных моих работах «обнаружилось» какое-то искусство. Но все это случайно… А работать меня заставляют разные стимулы. Семьи, жены, любовницы, дети. Сейчас этих стимулов меньше, но все же что-то появляется. Вообще, я уверен в том, что сама жизнь – она очень долгая и очень сладкая. Хотя большинство стариков моего возраста уверяют меня в обратном. Что жизнь – короткая и печальная.

Ян Саудек (Фото: isifa / René Miko)

— Внутри вас остался простор для творчества, новых идей, каких-то планов или все уже наскучило? И ощущаете ли вы себя необычной, неординарной личностью?

— Я самый обычный, рядовой мужик. И во мне есть все качества, присущие людям. Правда, я считаю, что я никогда бы не стал и не стану крысой, стукачом, подлецом. Я никогда не смогу причинить боль и страдания детям и животным. В этом я не сомневаюсь. Что же скасается остального, я не придерживаюсь о себе высокого мнения. Во мне много пустоты, в этом я уверен. И еще я трусливый, но это я пытаюсь как-то замаскировать. Потому что если меня куда-то приглашают, то я не могу портить атмосферу своим плохим настроением, страхами и комплексами. Я притворяюсь, играю, и это в чем-то делает меня счастливым. Хотя несчастлив, по-настоящему, я конечно был. И не раз. Помню, я был безумно влюблен в собственную жену. Напрочь не хотела. Не знаю почему. Она уже давно умерла, когда еще была молодой. Но тогда я страдал от этой своей безотвеной любви и ее нежелания быть со мной в близости. Пил таблетки, смешивал с алкоголем. Жил в подвале и был уверен, что скоро умру. Даже не просто уверен, а хотел и ждал этого. Как-то в полубессознательном состоянии я вышел на улицу. И вот – судьба. Один случай на миллиард. Мимо проезжал мой друг, врач, он уже тоже умер. Он увидел, как я сижу на тротуаре, и сразу все понял. Отвез меня в больницу, мне сделали промывание желудка, и вот он я – сижу перед вами живой.

Шаг из окна: простой и легкий

— И с тех пор вы ни разу не задумывались о самоубийстве?

— Я уверен в том, что в основе слова «самоубийство» лежит не «само», а «убийство». Я не хочу лезть ни в чью жизнь, давать советы. Но мне кажется, что мы, люди, не можем сами себя лишать жизни. Мы должны идти и идти дальше, преодолевая все препятствия. И легкие, и сложные. Вот в моей жизни сейчас ничего особо ужасного не происходит. Тогда давно, когда эта женщина отвергала меня, я воспринимал это очень серьезно. А сейчас наоборот – я сильно дорожу жизнью.

— Несчастная неразделенная любовь, разлука, «Ромео и Джульетта» — разве это не поводы для самоубийства?

— Да, все это серьезно, но это не поводы для самоубийств. Почему люди лишают себя жизни? От чувства беспомощности, отчаяния. Мне кажется, хотя я и не знаю, есть ли на эту тему какая-то статистика, что большинство самоубийств происходит или во время алкогольного опъянения, или под действием наркотиков. Когда ты в таком состоянии, то шаг из окна кажется очень простым и легким.

Эта девица — самая настоящая несчастье!

Ян Саудек и Сара Саудкова (Фото: isifa / Lidové noviny / Ondřej Němec)

— В мире проходит немало ваших выставок. Но эти выставки – они и не ваши. Да, там ваши работы, но права на открытки, слайды, плакаты принадлежат вашей бывшей жене и тоже фотографу Саре Саудковой. Даже сайт Ян Саудек – тоже официально не ваш, а ее. Сара Саудкова сейчас жената на вашем сыне. Не странно ли быть художником, не обладающим правами на большинство своих работ?

— Это самое настоящее несчастье. Вся эта история с Сарой. А разве существует способ, как ей запретить это делать?! Нет. Я уже и судился, потратил много денег, но не выиграл. Все мои слайды были в ее квартире, которую я же ей и купил. Поэтому официально она их не украла, как можно украсть что-то из своего жилья?! Эта девица очень неплохо живет на деньги с моих книг, плакатов, фотографий. Но я не могу ее остановить. Да уже и не стал бы этого делать.

— Вы решили сложить руки и прекратить борьбу? Это усталось, чувство, что ничего не получится или какое-то смирение?

— Я не испытываю ничего. Ни ненависти, ни зависити. И Сара, и мой сын – они уже почти такие же старики, как и я. Ненавидят и проклинают молодежь, когда видят, что те целуются на улице или в трамвае. Считают, что всех их надо перестрелять. А я уже давно не в состоянии испытывать чувство ненависти. Я всегда найду причину и пойму, почему люди совершают даже самые гнусные поступки. Конечно, я не оправдываю убийства. И не смогу оправдать. А вот желание обогатиться – это я пойму. И очень многие хотят обогатиться за счет других.

Нельзя лишать людей сомнительного удовольствия

— Говорят, что вы – человек настроения. Много раз вы заявляли, что уже не будете выставляться, а потом выставки все же проходили.

— Это всего лишь задетое тщеславие, а не переменчивость характера. Я вам расскажу историю. Лет 25 назад моя ассистентка пошла в один пражский музей с просьбой организовать мою выставку. Я об этом не знал, но позже она мне рассказала. И в музее ей говорят: «Почему бы и нет?! Организуем. Лет через пять, у нас расписаны все планы». А я тогда уже был достаточно известный, не столько в Чехии, сколько за границей. И меня это очень обидело. Я тогда еще был молодой, чуть старше пятидесяти. Такая юношеская обида. И я дал клятву: больше никаких выставок. Что конечно глупость. Выставки нужны, только уже непонятно, какие выставки мои, а организатором каких является эта девица Сара. Но все же в этом мире есть какие-то люди, которые хотят увидеть мои работы. И у меня нет права лишать их этого сомнительного удовольствия.

— Вы очень любите женщин и не скрываете этого. Но не со всеми женщинами вам везет. Ваша первая жена вышла замуж за бывшего директора национальной галереи художника Книжака. Они вас вроде даже выгнали из квартиры…

— Это очень интересная история. Они заняли мою квартиру в панельном доме. Трехкомнатную квартиру. А я ушел жить в подвал, сырой, грязный подвал. Но сейчас, по прошествии многих лет, я понимаю, что это было очень хорошо и очень правильно. В этом подвале я создал свои самые интересные работы. А жена и Книжак остались жить в том панельном доме и уже не создали ничего интересного.

Женщинам надо врать: говорить, что все они красавицы

— А вы часто лжете окружающим людям?

— Да. Я много лгу женщинам. Любовь часто длится только вечер или ночь, а утром все заканчивается. Но я уверен в том, что женщине нужно постоянно говорить, что она очень красивая. Даже если она такой не является. Любая женщина хочет слышать о своей красоте. Нужно лгать, но правдоподобно. Чтобы тебе верили, и эта ложь не звучала глупо.

— У вас очень большой опыт общения с женским полом. Что, на ваш взгляд, сделает счастливой любую женщину, кроме слов о ее красоте? И что в женщинах радует лично вас?

— Любой даме всегда немыслимое счастье и радость принесет букет цветов. Даже не могу объяснить почему. Она радуется цветам, и ей надо покупать еще и еще букеты. А я получаю радость от общения со взрослыми толстушками. Это мое желание пока еще реально реализовывать, но мне хочется все больше и больше новых лиц.

— Насколько вообще мужчина зависит от женщины?

— Я уверен, что любой человек находится под сильным влиянием любовниц или жен. Я вот был в Китае. На своей свадьбе. Но я же там не только женился, но и интересовался жизнью людей. Как они там строят коммунизм, смотрел на армию, полицию. И везде — на первых ролях мужчины, но реально все решают их женщины. Мужчины делают то, что хотят женщины. И так во всем мире. Вот я вспомнил о Китае, я там был всего два раза. Я впечатлен его красотой. Но чтобы понять всю красоту этой страны, там нужно прожить много лет. Конечно, я горжусь тем, что я чех, я люблю свою страну. Но, разумеется, я не несу чушь о том, что у нас лучшие в мире пиво и женщины. У тех же китайцев прекрасное пиво, до недавних пор оно стоило как вода. Я – алкоголик, и в напитках разбираюсь неплохо.

Правила пьянки профессионального алкоголика

— С одной стороны, вы не скрываете, что пьете каждый день. С другой стороны, вы занимаетесь спортом, ходите в тренажерный зал, в состоянии отжаться от пола восемьдесят раз. Какой же вы алкоголик?

— Нет, я пью очень много. Конечно, я не буду выступать в эфире пьяный. Я пью так, чтобы никому не мешать. Ни жить, ни работать. Я не люблю пить один, я пью в компании женщин. Когда я пью, я забываю о стрессе. Полностью забываю. И я счастлив. Я напьюсь и засыпаю. А в 5 утра проснусь и начинаю работать. Но никому так жить я советовать не буду. Хотя у меня есть друг, он психиатр, лечит разных людей от алкогольной зависимости. Он говорит, что я – не алкоголик. Что у меня нет зависимости. А я уверен в обратном: зависимость есть. У меня очень высокая потребность в алкоголе. Я даже покупаю его в одном месте с 20% скидкой, потому что я очень много покупаю. Но я пью лучшие сорта виски. Односолодовое. С британских островов. Качество напитка для меня важно. Многие мои друзья-мужчины, которые знают меня 50-60 лет, говорят, что никогда не видели меня пьяным. Но я считаю иначе.

Три главных хита: собака, ребенок и старик.

— Вас считают художником, творчество которого построено на эпатаже. Голые, крупного размера женщины. Груди, попы…

— Боже мой, я не хочу никого шокировать. И не ставлю такой цели. Знаете, какие мои самые любимые и самые продаваемые в мире фотографии? На первом месте – собака бездомного. На втором – старик на кладбище. И третья – я держу в руках сына. Никаких крупных женщин. Среди востребованных в мире моих фотографий нет ни одной толстой дамы.

— Но все же вы любите крупных женщин? С широкими бедрами, большими попами…

— Как раз сегодня я видел такую женщину. Очень красивая. Широкие бедра, крупнозадая. Она замужем за африканцем, у них ребенок. У африканцев, кстати, иное отношение к женской красоте. Они считают, что женщина с широкими бедрами – это очень красиво. В современном мире говорят: «А как же целлюлит?». Господи, целлюлит – это часть всего, часть этой красоты. Глупо пытаться от него избавиться, тратить время и деньги. Если мужчина любит женщину, то ее целлюлит только усиливает его возбуждение.

Нашла коса на камень

— То есть вы думаете, что современные западные представления о красоте – примитивны?

— Дело в том, что все мы, люди, красивые. И цель моих работ – показать это и подтвердить. Множество людей вообще не понимает, что я имею в виду и о чем говорю. Немало моих работ оценят через какое-то время, когда может я сам их уже не буду ценить.

— Часто в качестве модели на снимках вы выступаете сам. Среди ваших моделей – ваши бывшие жены, любовницы, дети. Фотография мужчины на кладбище – на ней ваш отец. Сложно ли работать с моделями «со стороны», а не со знакомыми вам людьми? Начать работать с абсолютно новым человеком, которого вы видите впервые…

— Это, как говорится, «нашла коса на камень». Работать с незнакомцами тяжело. Вы и модель должны иметь какие-то отношения между собой, взаимное доверие. Речь вовсе не о том, чтобы человек разделся, нет. Модель, мужчина или женщина, должен понимать, что у меня самые лучшие намерения. Я хочу его, этого человека, прославить.

Дети крайне редко испытывают чувство страха

— Не боитесь ли вы повторов, использования похожих приемов, идей? Что вы будете создавать не новое, а какие-то вариации того, что уже делали раньше?

— Каждый человек всю жизнь поет одну и ту же песню. Я не думаю, что в мире появилось что-то новое. И я не собираюсь выдавать все свои работы за высокое искусство. В жизни мало чего меняется. Для меня важно другое. Я не хочу издеваться над моделями, героями моих работ. Унижать их. Я просто хочу показать, что все люди красивые.

— Вы не очень любите вспоминать о своем детстве. Почему?

— Я считаю, что детство почти каждого ребенка в чем-то несчастное. Он еще слаб, не может постоять за себя. В детстве человек чаще страдает, чем во взрослые годы. Подвергается унижениям. Не все дети, конечно, но немало… Я много таких вещей пережил. Я не был силен характером. И многие детские травмы живут во мне до сих пор. Скажем, я до сих пор не могут ходить в магазины и совершать покупки. Я этого боюсь с детства, даже не могу объяснить, почему. На людях я конечно смелый и шумный, но вот был случай… Я недавно пытался соблазнить одну даму. Иностранка, психиатр, хорошие формы: и грудь, и зад. А она взяла и сказала мне, что как-то видела меня по телевизору. И все поняла. Что я много боюсь. Что во мне живет страх.

— Вы с братом-близнецом пережили кошмар Освенцима. Может концлагерь и лежит в основе тех детстких страхов, которые продолжают в вас жить?

— Ребенок очень редко, почти никогда не испытывает чувство страха. Страх и детские травмы, воспоминания – это разные вещи. А страха в детях нет. Поэтому и в Африке, и в других странах так много детей воюет. Берут автоматы и стреляют и во взрослых, и в других детей. Взрослый человек все это воспринимает иначе, если он не совсем испорчен. Так же и с Освенцимом. Я там не испытывал чувства страха.

Призыв с телеэкрана: ищу женщину

— В последнее время вы почти не фотографируете. Вы пишите картины…

— Да, я на это живу. Я свои картины продаю. У меня дети, мне нужны деньги на их содержание. Я с производством детей начал относительно поздно. Если бы это произошло раньше, то многим уже было бы за шестьдесят, и они постепенно умирали бы от старости. Но я начал все это только где-то в 27-28 лет, и с тех пор у меня пошел «плодородный период».

— Занимаетесь ли вы коммерческой фотографией? Которая скорее ради денег, а не для души…

— Я уже в шестой или седьмой раз фотографировал календарь для спортивной организации нашей армии. Это очень интересно: знакомиться со спортсменами. Как со старшими, так и с людьми нового поколения. Фотографировал и для благотворительного календаря, там были пожилые люди. Я не делаю разницы, с кем работать: с молодежью или с людьми постарше. Когда мне было 15 лет, у меня была любовница, 33 года, работала на заводе, моя первая сексуальная партнерша. Лишила меня девственности. И я друзьям говорил: «Старуха, какая же она старуха». А сейчас все иначе. Вот как-то я выступал по телевидению. И там я сказал, что ищу женщину с хорошими формами, лет шестидесяти. Не для фотографирования, нет. Просто подругу. И никто не отозвался, вообще никто. Обидно.

Принесет ли пользу интернет? Нет!

— Вы следите за тем, что о вас пишут и говорят? Телевидение, радио, газеты, та же википедия…

— Нет. Телевизор я вообще ненавижу, радио пока доверяю. А телевизора у меня и нет. Интернет я «опробовал» несколько лет назад, мне было интересно, принесет ли он мне что-то новое. Этого не произошло. Ну и вообще, о том, что происходит вокруг, я рано или поздно все равно узнаю. Как правило, это не особо веселые и приятные новости. Так что в этом плане я живу «по-старому».

— Ну а за работами коллег-художников и фотографов вы наблюдаете?

— Это да. В Чехии и в Словакии по непонятной причине живет и работает очень много хороших фотографов. В Албании, скажем, такого нет. Как с этим обстоят дела в арабских странах – понятия не имею. А в Чехии очень хорошая традиция, у нас — фотографирующая нация.

Русские: ради великой России готовы заплатить любую цену

— Интересна ли вам политика? В мире столько всего происходит. Новая «холодная война», Россия, Путин…

— Что касается России, то я наконец понял, почему Солженицын, которому большевики испортили всю его жизнь, так обожал в последние годы до своей смерти товарища Путина. Потому что Путин хочет «великую Россию». Это вообще мечта каждого россиянина: идти к морям, к Атлантике, заплатить за это любую цену. Еще со времен Екатерины. Ну и еще я думаю, что Путин находится под сильным влиянием православия.

— Вы боитесь своего возраста, старости?

— Когда бессонными ночами я читаю какую-нибудь книгу, я уже пользуюсь очками. Чтобы разглядеть эти маленькие буквы. Или вот, скажем, посмотрю на свою руку. Нормальные, сильные мышцы. И при этом – всюду морщины. Поэтому я не могу отрицать того факта, что старость медленно, но все же наступает. Но я знаю то, что когда буду совсем старым, то точно куплю себе новый кабриолет.

Ян Саудек — биография и семья

Биография

Знаменитый чешский фотограф, один из самых известных и влиятельных фотохудожников современности.

Ян родился в большой семье чешских евреев в Праге (Prague) 13 мая 1935-го года. Детство он провел в Праге, но с началом войны вся его семья попала в концентрационный лагерь. Шесть старших братьев Яна погибли в первые годы; он сам и его брат-близнец Карел (Karel Saudek) попали в Освенцим (Oswiecim, Poland), где находились в отделении для близнецов доктора Йозефа Менгеле (Josef Mengele) и на протяжении всего времени войны были жертвами его экспериментов.

Даже после освобождения ужасы войны не покидали его: ночами его мучили кошмары. Послевоенная Чехия негостеприимно встретила братьев; так, позднее тема войны стала одним из ведущих мотивов творчества Яна. В какой-то момент молодой человек нашел способ излить все накопившиеся за годы войны эмоции – в 1950-м году Саудек впервые взял в руки фотоаппарат. Не желая следовать моде на портретную съемку, Ян делал довольно странные, пессимистические фотографии, которые порой пугали людей своей откровенностью и вызовом. Лишь спустя несколько десятилетий, когда Ян уже получил репутацию знаменитого фотографа, общественность пересмотрела свое мнение на эти работы, согласившись, что в черно-белых снимках 16-летнему Яну удавалось четко передать дух молодежи того времени и общую атмосферу раскола внутри страны.

В 1952-м году Ян получил работу в салоне фотографии, а в 1959-м году женился. Главным свадебным подарком стал культовый для своего времени фотоаппарат ‘Flexaret’, с которым Саудек не расстается и по сегодняшний день.

1960-е захватили Яна расцветом культуры: одно за другим появлялись новые имена, дух рок-н-ролла бурлил у него в душе и, на некоторое время оставив жену и двух детей, он отправился путешествовать. Во время путешествия Ян встретился с легендарным американским дуэтом ‘Simon & Garfunkel’, которые, по словам самого художника, вдохновили его идеей свободы, которая стала важнейшей темой его работ того периода.

По возвращении в Чехию, Саудек, не желая внимания со стороны правительства, основал тесный круг художников и фотографов, которые впервые в истории страны начали использовать эрот

ику как инструмент для изображения наивысшей точки свободы человека.

Имя Яна Саудека стало известным на западе лишь в 1970-х, но уже тогда в глазах американских искусствоведов и художников он воспринимался как ведущий европейский фотограф. Провокационные фотографии Яна начали появляться на американских и европейских выставках.

В 1983-м году его первая книга была переведена на английский, и с тех самых пор Саудек стал символом нового искусства Чехии и Европы вообще.

Его работы по-разному оценивали критики, однако на непосвященного зрителя они, безусловно, производят неизгладимое впечатление: это и откровенность, граничащая с нереальностью, и обнаженность человека перед мрачностью мира. Тонкий знаток души, он играет на чувствах людей, сопровождая некоторые фотографии историей. Так, одна из самых известных фотографий нищего с собакой сопровождалась рассказом о дальнейших поисках бродяги и размышлениями о том, что за каждой работой стоит чья-то трагедия.

Кольцевой в его творчестве становится тема детства, воскрешенных детских воспоминаний; безусловно, это является реминисценцией его детства в концлагере и тех ужасов, через которые он прошел. Многие из его работ подверглись цензуре: так, фотография ‘Black Sheep & White Crow’ была снята с выставки Ballarat International Foto Biennale из-за скрытой пропаганды детской проституции.

На сегодняшний день Ян Саудек является легендарной личностью. За годы его карьеры он организовал более 400 выставок своих работ в различных странах мира. Про его жизнь сняты два фильма. Однако намного больше о нем говорят его работы, в которых читается не только трудная жизнь художника, но и его собственное ощущение от мира и жизни вокруг него. Не расставаясь со своей пленочной камерой, Ян вкладывает огромное значение в детали, которые во многом символичны.

Знаменитый на весь мир художник не любит роскошь и не признает всех тех титулов, которыми его награждают. ‘Я верю, что любой художник, если он достаточно честен с самим собой, должен верить, что лучшая часть работы и жизни – впереди’, — считает он


Рубрика: знаменитые фотографы. Ян Саудек.


Ян Саудек – культовый чешский фотограф, чьей визитной карточкой стали провокационные фотографии человеческого тела. В своих фотоработах Саудек исследует природу взаимодействия между людьми и объектами, одеждой и наготой. Его фотографии вызывают смешанные чувства: они эстетически красивы и тревожны; смешны и гротескны; невозможно дать им однозначную оценку, но ясно одно, к фотографиями Саудека нельзя остаться равнодушным.

Ян Саудек родился в 1935 году в Праге, Чехии. Еще будучи ребенком, вместе с семьей он был помещен в концлагерь фашистами. Многие члены его семьи погибли, однако Ян со своим братом Карлом выжили, чудом избежав экспериментов, проводимых доктором Менгеле над близнецами.

Свой первый фотоаппарат Ян взял в руки в возрасте 15 лет. Тогда фотография была лишь его мимолетным увлечением, в то время юноша мечтал стать танцором или певцом. Вовремя осознав, что музыкального таланта ему не хватает, он отказался от этой мечты, и пошел в ученики к фотографу. В 1959 году его жена подарила ему камеру Flexaret, которую он использует до сих пор.

В 60-е годы, скрываясь от полиции, Саудек снимает большую часть своих фотографий в подвале на фоне облезлой стены.

Изначально фотографируя в черно-белом формате, Саудек раскрашивает напечатанные снимки вручную в яркие тона, придавая фотографиям некоторую театральность. Сам фотограф объясняет это тем, что в те годы цветная пленка была дефицитом.

Работы Саудека похожи на старинные открытки, мы часто видим абсурдные сюжеты, гротескный грим и мимику персонажей. И вместе с тем чувство меланхолии при просмотре его работ не покидает нас.

Саудек всегда подвергался гонениям и цензуре. В 60-80-е годы он находился под наблюдением тайной полиции Чешской республики.  В 1987 году большая часть его негативов была изъята полицией.  В 2011 году его работа «Черная Овца и Белая Ворона» была снята с международной фотовыставки Балларат из-за жалобы Комитета под надзору за детской безопасностью.

Сам Саудек отзывается о своих скандальных работах так: «Часто мои работы называют пошлыми. Но критика может ошибаться: людей в разной степени обнаженных или облаченных в некие странные одеяния я снимаю, чтобы мои работы были вневременными. По модным же фотографиям сразу можно угадать, в каком году их снимали».

И это действительно так: фотографии Яна Саудека находятся вне времени.

Гений и стерва

В 2015 году в Чехии отмечают юбилей знаменитого фотографа Яна Саудека. Выходец из еврейской семьи, пострадавшей во время Холокоста, Ян Саудек начал заниматься фотографией в юности. В коммунистической Чехословакии он не мог выставлять свои фривольные работы, но на Западе они были хорошо известны. Сегодня 80-летний Ян Саудек – один из самых знаменитых пражан, и знают его не только как фотографа и художника, но и как героя бульварной хроники. Громкий судебный процесс с его бывшей подругой, выступающей под псевдонимом Сара Саудкова, продолжался 7 лет. Ян Саудек обвинял ее в том, что она обманом вынудила его подписать бумаги о передаче ей прав на свои произведения, а также имущество. Эта история легла в основу сюжета фильма Ирены Павласковой «Фотограф», который пользуется в Чехии огромным успехом.

Ирена Павласкова рассказывает о том, как реальный Ян Саудек стал персонажем ее фильма – фотографом Яном.

– Обычно такие фильмы снимаются после того, как все герои уже умерли, а здесь абсолютно все живы. Как вы решились взяться за такой фильм, где об известных людях говорится такая правда, которую обычно не сообщают посторонним?

– Наша картина – не совсем биография Яна Саудека. Это скорее инспирация его жизнью, творчеством и его необычным характером. Ян Саудек участвовал в написании сценария, у него я познакомилась с его домочадцами и его фотомоделями, а, главное, постаралась понять его самого как личность.

– Сам Ян Саудек появляется в самом начале фильма и говорит, что всей правды все равно никто не узнает...

– Я хотела рассказать историю необыкновенного человека, жизнь и судьба которого выходят за рамки так называемого нормального, правильного образа жизни. Несмотря на то, что он человек очень глубокий, мудрый, умный. Но весь его образ жизни, его экстравагантное поведение были грандиозной провокацией, как и все его творчество, и его частная жизнь. Правду его жизни я хотела показать, именно пока он жив. Зачем ждать ухода человека, чтобы рассказать о нем? Мой фильм правдив.

– Вы ведь познакомились с ним еще в начале 1990-х годов…

Ирена Павласкова

– Да, в начале 1990-х годов после так называемой «бархатной революции» в Чехословакии, когда пал тоталитарный коммунистический режим, мне предложили снять первое документальное кино в нашей стране о Яне. При коммунистическом режиме Саудек был запрещен, он не нравился властям, им не нравился его образ жизни, его свободолюбие, его творчество и любовь к нему на Западе. Нужно сказать, что в 1970–80-е годы Ян Саудек был признан в Америке и в Западной Европе. Всюду им восхищались, он выставлял свои фотографии в лучших музеях мира. Саудек получил французский орден искусств и литературы. А здесь почти никто его не знал. Поэтому в 1992 году, когда я сняла про него документальный фильм, Саудек, как художник и из ряда вон выходящая личность, стал открытием для страны. Тогда мы с ним почувствовали какую-то общность. Нужно сказать еще одну вещь: он никогда не был не только обласкан властями, но тридцать лет был вынужден работать рабочим, чтобы не считаться тунеядцем. Его не хотели принимать в Союз художников и разрешить перейти на положение свободного художника. Поэтому он работал на фабрике техническим фотографом, но это только название, на самом деле это была довольно тяжелая физическая работа.

– В Чехии тоже было наказание за тунеядство, как в СССР – если ты не работаешь официально, тебя могли посадить в тюрьму?

– Да, точно так. Ты должен был быть или членом Союза художников, тогда ты мог заниматься творчеством, или иметь в документах печать, что где-то работаешь. Еще разрешалась категория «женщина-домохозяйка», но при условии, что был работающий муж.​

– Его не просто не любили власти, его посадили в тюрьму. В вашем фильме есть сцена его ареста. Ему инкриминировали в том числе пропаганду сионизма….

Его сионизм заключался в том, что дома он держал израильский флаг. Его отец еврей во время войны был брошен в гитлеровский концлагерь. Так что семья пережила не одно потрясение во время нацистской оккупации Чехословакии и во времена так называемого социализма.

– И Ян Саудек тоже ведь попал в лагерь...

– Это был лагерь для детей-близнецов, на которых собирались ставить опыты, но это уже было в конце войны, в марте-апреле 1945 года. Они там пробыли несколько дней. Но я думаю, что даже час, проведенный в концлагере или в лагере для детей, похищенных из своих семей, это уже травма на всю жизнь.

– В вашем фильме нет очень важной линии. Ведь у Яна Саудека был брат-близнец Кайя Саудек, он недавно умер. В Праге проходит его огромная выставка и отмечается 80-летие двух Саудеков. И брат был в этом лагере вместе с ним. Почему этой линии вообще нет, почему вы решили исключить из его биографии близнеца?

– Я уже говорила, что мой фильм – это не биография Саудека. Тема брата и любви к брату очень важна в жизни Яна. Они, близнецы, всю жизнь были вместе. В последние годы они как-то разошлись, не встречались. С Карлом, Кайей, как его называют, позже случилось несчастье. Последние 9 лет он лежал в коме, и Ян не встречался с его семьей. Ян очень болезненно переживал этот разрыв. Мне показалось, что отношения с братом – это тема для самостоятельной картины. В нашей картине столько перипетий, столько драматических моментов, что еще одна линия – это был бы перегруз для одного фильма.

– Когда вы предложили Яну Саудеку снимать фильм о его жизни, он сразу согласился или поначалу был напуган таким предложением?

– Мы говорили уже тогда, 20 лет назад, что двадцатиминутный документальный фильм – это очень мало для того, чтобы рассказать о нем и его творчестве, и что надо бы снять художественную картину, полнометражную. Но время быстро пролетело, я снимала другие фильмы, и только через 18 лет я ему позвонила и поделилась своим замыслом. Вы правы: он сначала был чуть-чуть напуган, просил рассказать, как я это все собираюсь делать и какой будет резонанс у публики. Но когда я ему рассказала, какую картину хочу снять и что меня главным образом интересует, то он очень быстро вдохновился, его это увлекло, и мы вместе начали писать сценарий. Работали мы почти два года. Каждую неделю я ходила к нему в мастерскую в его доме, узнавала, как он живет, знакомилась с его фотомоделями, с женщинами, подругами, друзьями. Он мне рассказывал о своей жизни, делился своими размышлениями. Я все это записывала, а дома читала его книги. И вот так все длилось два года, пока мы не написали сценарий.

– В центре фильма – его конфликт с женщиной, которую в фильме зовут Либка, а в Чехии ее знают как Сару Саудкову, она тоже фотограф, не такой знаменитый, но известный. В Чехии отношения Яна Саудека и Сары – это общеизвестная история, был очень громкий суд, об этом постоянно пишут таблоиды. Но наши российские слушатели вряд ли знают об этой истории.

– История в общих чертах такая, как изображена в фильме, но я не создавала документальный портрет этой женщины. Между прочим, Сара Саудкова – это полностью ее псевдоним. Я хотела представить этот случай, как некое явление в обществе. Нередко бывает такой сюжет: какая-то неизвестная, но раздираемая желанием изменить свою жизнь особа приходит к известному человеку или человеку, обладающему властью, старается лестью завоевать его доверие, пытается через него сделать карьеру, а потом, когда не удается полностью им овладеть, в какой-то момент вонзает ему нож в спину. Это происходит тогда, когда эта особа уже получила от него что хотела, сама стала достаточно сильной, но все же ее мечты полностью не сбылись. Она не стала, скажем, его женой или что-то другое недополучила, и вот приходит момент мести за прежние унижения. Вот такая история случилась с Яном. В фильме показно, как в один прекрасный день к нему пришла молодая женщина, милая, тихая, красивая, которая ему сообщила, что его обожает, восхищается им и что для нее было бы огромной честью работать у него помощницей, ассистенткой. Она прекрасно знала, что слабое место у Яна – это женщины, и она ему, действительно, понравилась, и он ее приютил. Со временем она стала его помощником, без которого он не мог уже обойтись. Она вела все его финансовые дела, сама стала фотомоделью, создавала непринужденную атмосферу при работе с натурщицами, она контролировала все его договоры, налоги и освободила Яна от всех неприятных забот. Но после нескольких лет, когда она увидела, что больше уже захватить не может, она нанесла ему удар.

– Она хотела выйти за него замуж?

– Сначала ей хватало захвата позиций, о которых она и мечтать не могла. Но со временем этого уже ей было мало, она, конечно, хотела иметь свои права, формальные права, хотела создать с ним семью. Но Ян никогда ей ничего такого не обещал, он был на 35 лет старше ее, у него есть дети от предыдущих браков. Так что он ей сразу сказал: нет, в этом смысле вы, пожалуйста, на меня не рассчитывайте. Между прочим, он со всеми своими женщинами на вы.

В ответ на это она подсунула подвыпившему Яну невыгодные для него договоры, по которым она становится единственным продавцом всех его фотографий, картин и издателем его книг. По другим договорам он переписывает на нее свою виллу, имущество, мастерские и квартиры. Яну может принадлежать только 15 процентов от выручки. Вдобавок она забеременела от его сына, и они оба создали эту фирму, отобравшую у Яна все права.

– А вы знакомы, общались с ней?

Это я вам рассказала про киногероиню. В жизни я с этой женщиной познакомилась двадцать лет назад у Саудека, когда я снимала о нем документальный фильм. Она была приторно сладкой, но и тогда мне показалось ее поведение странным. Но я еще раз хочу сказать, что героиня в нашем фильме это не копия Сары. В центре моего внимания в фильме была история о том, как художник мирового имени потерял свое творчество. Вот это было самое болезненное для Яна. То, что она забрала у него деньги, виллу это, конечно, ужасно, но самое ужасное для него было то, что он не мог уже публиковать и выставлять свои фотографии. Не мог творить.

– В том числе и негативы она похитила.

Да, и это было для него убийственно. Ведь Ян снимал на кинопленку, это были кинонегативы, по которым он делал оригиналы. Он свои оригинальные фотографии раскрашивал, применяя специальную технику, и это были наполовину фотографии, наполовину картины, они очень ценились. Он не мог уже восстановить старые фотографии без негативов.

– Интересно, что он ставит там дату на сто лет раньше, как будто все эти фотографии или картины сделаны в XIX веке. У меня есть такая его работа, помеченная 1895 годом.

– Некоторые свои фотографии он делает в стиле начала прошлого века. Одевает своих фотомоделей в платья стиля «бель эпок», и украшения, бижутерия в том же стиле. А некоторые его фотографии вполне современные.

– Есть еще одна важная деталь: она не просто его обманула, но она соблазнила его сына. И героиня в вашей картине, и реальная женщина ушла от Яна к его сыну.

– Она хотела, чтобы ее дети имели гены Яна, гены его семьи, она хотела иметь творческие гены, талантливых детей, поэтому она сделала все возможное, чтобы их получить. Там есть еще одна важная тема, вы говорили о ней, что она тоже стала фотографом. Эта тема прозвучит и в фильме: тема плагиата. Критика парадоксально снисходительна к подражателю, потому что, как выразился в фильме один такой критик, «середняк, в отличие от настоящего таланта, никого не раздражает». По крайней мере, у нас. И наша героиня то же самое: таланта мало, собственной внутренней жизни, души, которая хочет что-то выразить, – никакой. Было желание стать известным фотографом и перенять у Яна его темы и стиль. Она просто копировала фотографии Яна. Он сам по доброте душевной научил ее своей технике фотографирования. И устраивал ей выставки, включал ее работы в свои выставки, и вот так она выбилась в так называемые фотографы.

– И стала матерью его внуков.

– Она стала матерью его внуков, да. И еще одна интересная вещь у этой женщины, но этого нет у нас в фильме. Она без его разрешения изменила свое имя и взяла псевдоним Сара Саудкова. Это был очень хитрый ход, все сначала думали, что она или его жена, или они из одной семьи. Это неплохо: взять псевдоним Ротшильд или Обама, можно всюду сообщать, что я – Ирена Обама. Многие люди очень прислушиваются к имени.

– Вы думаете, с самого начала и у реальной Сары Саудковой, и у вашей героини был такой замысел паучихи, которая вцепляется в человека и высасывает все соки, или она поначалу любила его, была искренней девушкой, восхищенной великим художником, а потом постепенно стала такой циничной? Как вы свою героиню воспринимаете?

– Настоящих ее побуждений я, конечно, не знаю, но думаю, что чистой, восхищенной и наивной она не была никогда. Но коварный план, который она потом осуществила, может быть, не был задуман с самого начала, все происходило шаг за шагом, она видела все его слабые места, где можно поживиться, где можно что-то взять, что плохо лежит, все это возникало постепенно. Потому что у этого типа девушек, которые выискивают богатых спортсменов, успешных футболистов, хоккеистов, бизнесменов, с самого начала ясно, к чему они стремятся, пусть даже они и чувствуют себя влюбленными.

– Чем эта вся история кончилась? В вашем фильме начинается судебный процесс, и финала нет.

– Вся эта история была трагической. Суд длился 7 лет. Ян абсолютно не мог работать, денег не стало, выставлять и продавать свои фотографии он не имел права. Он писал картины, но и на них она накладывала лапу. И, наконец, он выиграл суд, который посчитал, что вся эта история «против добрых нравов», потому что договор, по которому он лишился прав на свое творчество, настолько аморальный и для Яна невыгодный, что он не мог его подписать «по свободному волеизъявлению». Теперь он снова сам себе хозяин. У Яна новая семья и трое новых детей.

Ян Саудек ​​| Фотография и биография

Ян Саудек ​​родился в Праге в 1935 году в семье еврея. В Чехословакии он боролся в юности во время Второй мировой войны, где евреи стали жертвами преследований немцев. Саудек, его брат и отец выжили в концентрационном лагере, однако несколько других членов его семьи умерли в концентрационном лагере Терезиенштадт.

Отойдя от ужасной юности, Саудек ​​в 1950 году купил свой первый фотоаппарат Baby Brownie от Kodak.Он учился у фотографа, а затем начал работать в типографии с 1952 по 1983 год. Во время своей работы в 1959 году Саудек ​​приобрел опыт фотографии с помощью камеры 6 × 6 Flexaret . Спустя три года Саудек ​​сделал знаменитую фотографию под названием Life . Это был образ взрослого мужчины, держащего младенца, стоя.

Кроме того, он занимался рисованием и живописью. В 1963 году он черпал вдохновение из каталога выставки Steichen’s The Family of Man , чтобы стать преданным художественным фотографом.Шесть лет спустя он отправился в Соединенные Штаты, где Хью Эдвардс, куратор , мотивировал и воодушевил Яна Саудека в его работе.

Когда он вернулся в Прагу, ему стало критически важно работать в подземном подвале. Это произошло потому, что он не мог позволить себе рискнуть быть пойманным тайной полицией, поскольку темы его работ вращались вокруг политической коррупции, невиновности и эротической свободы. Лишь в 1970-х годах Запад начал постепенно признавать его лучшим фотографом из Чехословакии.

Его первая книга была опубликована в 1983 году. Саудек ​​начал заниматься фотографией как фрилансер, так как чешские коммунисты остановили его для работы в типографии, и ему не разрешили работать художником. В том же 1987 году негативы к его фотографиям на некоторое время задержала полиция. В конце концов, все преграды были сняты, и он мог работать так, как хотел.

С 1977 года начал использовать в своих работах цветовые оттенки и технику ручной росписи. Самая популярная работа Саудека — раскрашенное вручную изображение миров снов, населенных обнаженными фигурами, окруженными стенами.

В работах Яна Саудека часто встречаются следующие темы: воспоминания о детстве, эволюция от ребенка к взрослому и двусмысленность, связанная с мужчинами и женщинами, часто вызванная религиозными рассуждениями. Его работы стали жертвой попыток цензуры на Западе в 1990-е годы.

Коллективная работа Саудека в значительной степени является частью популярной культуры. Он использовался для обложек музыкальных альбомов Grave Dancers Union , Soul Asylum; Добро пожаловать на прекрасный Юг , Красивый Юг; Новый заказ Obscurantis , Нервная анорексия; и «Для красоты Виноны» Даниэля Лануа.

Работа Саудека неоднократно подвергалась критике и запрещалась из-за ее противоречивых и деликатных тем. Черная овца и Белая ворона — его работа, изображающая частично обнаженную девушку в период ее полового созревания. Работа была выставлена ​​в 2011 году на Международной фотобиеннале в Балларате , но после этого было объявлено о детской проституции, и она была немедленно удалена.

Яну Саудеку посвящены два фильма. Ян Саудек: Prague Printemps был произведен Жеромом де Миссольцем в 1990 году.Это длилось 26 минут. Другой фильм — Ян Саудек: Связанные страстью , художественный фильм Адольфа Зика, снятый в 2008 году.

Фотографии Jan Saudek


Ян Саудек ​​- Художники — Электронный музей

Ян Саудек ​​
Ян Саудек ​​- один из самых известных фотографов Чехословакии. После травмирующей юности он открыл для себя фотографию как средство самовыражения, исследует человеческие отношения и конструирует тщательно детализированные сцены человеческого взаимодействия. Саудек ​​работал с основными материалами для создания сюрреалистических сцен, часто с обнаженными фигурами.
Саудек ​​родился в Чехословакии в 1935 году и вырос в окружении трагедий войны. Его отец, еврейский банковский служащий, был отправлен в концлагерь Терезиенштадт вместе с шестью из семи его братьев. Его отец выжил, но его шесть братьев — нет. Тем временем Саудек ​​и его брат-близнец Карел были задержаны в Аушвиц-Биркенау, где, к счастью, избежали печально известных медицинских экспериментов, проведенных на близнецах Йозефом Мегеле. Саудек ​​вспоминает: «Тогда я всегда был голоден, постоянно голоден.Он ежедневно подвергался жестокому обращению, избиениям и видел смерть, но вместо этого ускользнул от мыслей о сексе.
«Немцы приходили и уходили. Тогда я видел, как умирают люди, но тогда я не боялся смерти, как сегодня — в детстве я просто не мог представить, что смерть может когда-либо случиться со мной. Вместо этого я много думал о сексе, женщинах и любви… »
После этого периода, когда он вернулся в Чехословакию, американские солдаты были в большом количестве в этом районе и дарили маленьким детям подарки в виде конфет или шоколада, завернутых в страницы, вырванные из комиксов.Саудек ​​использовал эти страницы, чтобы выучить английский язык, а позже назвал и подписал большинство своих фотографий на этом языке.
В 15 лет он бросил школу и, чтобы не работать на местных угольных шахтах, стал помощником фотографа, хотя и считал поле механическим и непривлекательным. Он сделал несколько фотографий, начиная с Kodak Baby Brown в 1949 году. В 1959 году его новая жена Мари, от которой у него было пятеро детей, подарила ему его первую настоящую камеру, FLEXARET 6X6, которую он продолжает использовать сегодня.Поворотный момент в его жизни наступил в начале 1960-х годов, когда друг одолжил Саудеку экземпляр каталога «Семья человека» Эдварда Стейхена.
«Я был потрясен, парализован, ошеломлен. В то время я думал, что в фотографии нет ничего лучше — позже я понял, что был прав. Но тогда я был очень молод, очень силен и действительно беззаботен. Я сказал себе: конечно, я могу сделать то же самое! К счастью, тогда меня никто не отговорил от этой глупой резолюции. Если бы кто-то сказал мне правду, я имею в виду, что я никогда не смог бы этого сделать, я бы перестал работать.”
Он представил свою первую выставку в Праге в 1963 году и был приглашен для участия в выставке в Университете Индианы в Блумингтоне в 1969 году, где его вдохновил Хью Эдвардс, руководитель отдела фотографии в Институте искусств Чикаго, продолжить заниматься фотографией. Он вернулся в Чехословакию и сосредоточил свою работу на теме национализма, заявив, что «люди почти везде одинаковы». В своих ранних фотографиях он сосредотачивается на крайностях, таких как разрыв между поколениями в отношениях между родителями и детьми, иллюстрируя влияние Человеческой семьи на его работы.В основном он фотографирует женщин и детей, утверждая, что фотографирует только тех, кого любит. Его подробные и выверенные фотографии часто содержат элементы эротики и абстрактные пышные женские фигуры.
В большинстве своих биографических работ и писем он подчеркивает тему секса и предпочитает опускать сложные детали своей жизни, такие как смерть его братьев в концентрационном лагере. Он также никогда не упоминает свою мать. Его фотографии по большей части отражают этот интерес, но есть примеры его работ, которые показывают более сентиментальную сторону, которая говорит об ущербе, нанесенном войной.В одной записи в его «C.V.» он пишет, что проснулся в слезах, а на следующее утро обнаружил слово «Освенцим», написанное на стене рядом с его кроватью. Этот взгляд на сознание человека, травмированного воспоминаниями о военном времени, отражен в таких фотографиях, как «Мой отец», сделанных в апреле 1975 года. Эта фотография, которая является частью постоянной коллекции Художественного музея Сиэтла (93.145), является прекрасный пример его попыток создать искусственно состаренные сцены, показывающие течение времени и универсальные отношения между людьми.Внизу фотографии Саудек ​​пишет, что она была сделана в 1887 году, что явно противоречит золотой звезде нацистской эпохи «Юдия» на его куртке. На этой фотографии изображен его отец посреди кладбища. Эта фотография дает нам редкую возможность увидеть ужасы, которые Саудек ​​испытал в юности во время войны, а также исследование опыта его отца в концентрационном лагере.
В 1977 году Саудек ​​начал тонировать свои черно-белые фотографии, и его смелое использование цвета чем-то напоминает комиксы, которые он видел в детстве.В этих фотографиях используются неестественные цвета, чтобы создать сказочную, сюрреалистическую атмосферу на его фотографиях, которая подчеркивает абстракцию гигантских человеческих форм, которые он предпочитает.
За свою карьеру Саудек ​​провел различные сольные и групповые выставки в галереях по всему миру. У него были персональные выставки в США, Чехословакии, Франции, Германии, Швейцарии, Голландии и Австралии. Его фотографии находятся в постоянной коллекции Международного музея фотографии (Рочестер), Библиотеки Конгресса (Вашингтон Д.C.), Музей изящных искусств (Бостон), Художественный институт Чикаго, Национальная библиотека Парижа (Франция) и другие. Он также получил престижные награды, такие как «Chevalier des Arts et Lettres». Хотя некоторые считают его неоднозначным из-за его изображений особенно молодых обнаженных моделей, он остается одним из самых известных и влиятельных фотографов своей страны.
-Камиль Кунрод, куратор-стажер, 2014

Выставка самого известного чешского фотографа Яна Саудека

Я говорю о выставке Яна Саудека, известного чешского фотохудожника.Его работа, а также его личность прославляются, почитаются, поклоняются одними людьми и в то же время осуждаются, презираются и проклинаются другими. Между ними нет ничего.

Почему? Почти все изображения Саудека изображают наготу. А нагота для некоторых вызывает споры. Для Саудека и его поклонников это картины о жизни, потому что нагота является частью жизни каждого. Иногда смешно, иногда жалко, иногда немного грубо, но, возможно, это больше похоже на настоящее.

В качестве моделей для его обнаженной фотографии использовались обычные люди, а не модели из журналов.Саудек ​​очарован метаморфозами человеческого тела с течением времени, фотографируя как детские, так и женские тела — мальчишески худые или сладострастные. В его творчестве прослеживается взаимосвязь молодости и старины, красоты и уродства, искренности и лжи, иронии и цинизма.

Его работы самобытны и оригинальны, они не принадлежат ни к какому жанру или движению. И именно оригинальное провокационное преклонение перед мужчиной, которому нет ничего странного в человеческом, делает Саудека уникальным персонажем в современной фотографии.

Ян Саудек ​​родился в 1935 году в Праге. Многие из его семьи погибли в концлагере во время Второй мировой войны. Сам он содержался в детском концлагере недалеко от границы с Польшей. Этот ужасный детский опыт оказал на него сильное влияние.

Эта выставка, на которой представлены фотоработы Саудека за 50 лет, уникальна своим разнообразием и разнообразием представленных работ. Показано более 150 картинок; либо размером со слона, либо публикуется впервые.

Вы можете сформировать собственное отношение к Яну Саудеку, посетив его большую ретроспективную выставку в недавно открытой галерее Яна Саудека (раньше эта выставка проходила на Староместской площади, в доме под названием U Bileho jednorozce, по-английски The White Unicorn House).Открыт ежедневно с 10 до 20 часов.

Второе Рождество! Наконец-то снег !!!

Ян Саудек ​​Фотограф | Все о фото


Ян Саудек ​​(родился 13 мая 1935 г.) — художественный фотограф и художник. Он и его брат-близнец Кая Саудек ​​пережили холокост. Работа Яна Саудека представляет собой уникальную технику, сочетающую фотографию и живопись. В стране своего происхождения, Чехословакии, Ян считался беспокойным художником и угнетался властями.Его искусство получило большую известность в 1990-е годы благодаря его сотрудничеству с издателем Taschen.

В течение 2000-х Саудек ​​потерял все свои фотонегативы в супружеском споре, и его фотографии теперь бесплатно размещаются в Интернете. Ян утверждает, что их у него украли. Ян — автор многих «мизансцен», которые были переделаны и скопированы другими художниками. Клише обнаженного мужчины, с нежностью держащего обнаженного новорожденного ребенка, стало изображением, которое воспроизводилось столько раз, что композиция стала такой же банальной, как позирование для выпускного фото.

За свою жизнь в коммунистической Чехословакии тоталитарный режим заклеймил Яна как порнографа. Он жил в бедности, используя единственную комнату в подвале в качестве студии. Разваливающаяся стена и окно, из которого открывается вид на задний двор, стали свидетелями его фантазий и сотрудничества с моделями всех размеров и происхождения.

Ян Саудек ​​и его брат-близнец Карел (также известный как Кая) родились у славянской (чешской) матери и еврейского отца в Праге в 1935 году.Семья их матери приехала в Прагу из Богемии, а их отец — из города Дечин в северо-западной части этой области. Во время Второй мировой войны и после вторжения немецких нацистов обе стороны его семьи подвергались расовым преследованиям со стороны захватчиков. Многие из его еврейских родственников погибли в концлагере Терезиенштадт во время войны. Ян и его брат Карел были отправлены в детский концлагерь Мишлинге (по-немецки смешанный, поскольку нацисты классифицировали евреев как расу, отличную от «арийцев»), расположенный в Силезии недалеко от нынешней польско-чешской границы.Их отец Густав был депортирован в концлагерь Терезиенштадт в феврале 1945 года. Хотя их мать и многие другие родственники умерли, и сыновья, и отец пережили войну. Правительство с доминированием коммунистов пришло к власти после войны, чтобы управлять страной, навязанное Советским Союзом и которое, как считается, находилось за железным занавесом.

Согласно биографии Саудека, он приобрел свою первую камеру, Kodak Baby Brownie, в 1950 году. Он поступил в ученики к фотографу, а в 1952 году начал работать в типографии; Коммунистическое правительство ограничивало его этой работой до 1983 года.В 1959 году он начал пользоваться более совершенной камерой Flexaret 6×6, а также занялся живописью и рисунком. После прохождения военной службы он был вдохновлен в 1963 году каталогом выставки американского фотографа Эдварда Стейхена The Family of Man и начал работать, чтобы стать серьезным арт-фотографом. В 1969 году Саудек ​​поехал в Соединенные Штаты, где его вдохновил куратор Хью Эдвардс из Чикагского института искусств.

Вернувшись в Прагу, Саудек ​​вынужден был тайно работать над своей фотографией в подвале, чтобы избежать внимания тайной полиции.В своих работах, обращающихся к темам личной эротической свободы, он косвенно использовал политические символы коррупции и невиновности. С конца 1970-х годов он стал известен на Западе как ведущий чешский фотограф, а также приобрел последователей среди фотографов в своей стране. В 1983 году первая книга работ Саудека была опубликована в англоязычном мире. В том же году он стал фотографом-фрилансером; чешские коммунистические власти разрешили ему прекратить работу в типографии и разрешили подать заявление о разрешении на работу в качестве художника.В 1987 году архивы его негативов были изъяты полицией, но позже были возвращены.

Его самая известная работа примечательна раскрашенными вручную изображениями живописных миров снов, часто населенных обнаженными или полуобнаженными фигурами, окруженными голыми гипсовыми стенами или нарисованными задниками. Он часто повторно использует элементы (например, облачное небо или вид на Карлов мост в Праге). В его фотографиях представлены студийные и графические работы эротических фотографов середины 19 века, а также работы художника 20 века Бальтуса и Бернара Фокона.

Ранняя художественная фотография Саудека известна своим воспоминанием о детстве. Его более поздние работы часто изображали эволюцию от ребенка к взрослому (повторное фотографирование той же композиции / позы и с теми же предметами на протяжении многих лет). Религиозные мотивы и неоднозначность между мужчиной и женщиной также были одними из повторяющихся тем Саудека. В течение 1990-х его работы иногда вызывали попытки цензуры на Западе из-за своего провокационного сексуального содержания.

Изображения Саудека иногда вызывали неоднозначную реакцию на международном уровне.Он получил первые выступления в 1969 и 1970 годах в США и Австралии. В 1970 году его работы были показаны в Австралийском центре фотографии и были встречены куратором Дженни Боддингтон в Национальной галерее Виктории. Десятилетия спустя, напротив, его фотография Black Sheep & White Crow , на которой запечатлена полуобнаженная девушка, не достигшая полового созревания, была удалена с Международной фотобиеннале Балларата в Виктории, Австралия, незадолго до открытия 21 августа 2011 года; Были высказаны возражения, связанные с утверждениями о детской проституции в отношении его субъекта.

Фотографии Саудека использовались в качестве обложек для альбомов Anorexia Nervosa (New Obscurantis Order), Soul Asylum (Союз Grave Dancers), Daniel Lanois (For the Beauty of Wynona), Rorschach (Remain Sedate) и Beautiful South (Welcome к прекрасному югу).

Саудек ​​живет и работает в Праге. Его брат Кая Саудек ​​также был художником, самым известным чешским писателем-графиком.

Источник: Википедия


Картины Саудека демонстрируют любовь к эпизодам, которая восходит к его детскому увлечению комиксами.Более очевидно, что его работы часто вдохновлены традицией девятнадцатого века, когда фотографии крупных женщин в нижнем белье воспроизводились в виде открыток (вполне возможно, что это также источник вдохновения для коллекции 30 открыток Саудека). Его формальное обучение проходило с 1950 по 1952 год, когда Саудек ​​посещал школу графики и уроки фотографии. Впервые «Саудек» был выставлен в Праге в 1963 году в Зале Театра на Балюстраде; хотя он продолжает время от времени выставлять свои работы у себя на родине, картины Саудека наиболее широко выставляются в Соединенных Штатах.Его работы проводятся такими учреждениями, как Чикагский институт искусств; Музей изящных искусств, Бостон; Национальная библиотека Франции, Париж; Musée Nicephore Nièpce, Шалон-сюр-Сон, Франция; Национальная галерея Виктории, Мельбурн, Австралия; и фотоискусство, Базель, Швейцария. Саудек ​​продолжает жить и работать в Чехии.

Источник: Музей современной фотографии


Ян Саудек ​​Фотография | Смелые и шокирующие произведения Создателя

Ян Саудек ​​- культовый чешский фотограф, чьей торговой маркой являются провокационные фотографии человеческого тела.В своих фотоработах Саудек ​​исследует природу взаимодействия между людьми и предметами, одеждой и наготой. Его фотографии вызывают смешанные чувства: они эстетически красивы и тревожны; они забавны и гротескны; Однозначно дать им оценку невозможно, но ясно одно: фотографии Саудека не могут оставаться равнодушными.

Детство и юность

Ян Саудек ​​родился в Праге в 1935 году в еврейской семье. Он пережил юность в Чехословакии во время Второй мировой войны, когда евреи стали жертвами немецких преследований.Саудек, его брат и отец выжили в концентрационном лагере, но несколько членов его семьи умерли в концентрационном лагере Терезиенштадт.

Начало его творческого пути

Пережив ужасные годы своей юности, Саудек ​​купил свой первый фотоаппарат Kodak Baby Brownie в 1950 году. Он учился у фотографа, а затем начал работать в типографии с 1952 по 1983 год. Во время работы в 1959 году Саудек ​​приобрел опыт фотографирования с камера 6 × 6 Flexaret.Три года спустя Саудек ​​сделал знаменитую фотографию под названием «Жизнь». На нем был изображен взрослый мужчина с младенцем на руках.

Другие интересы Саудека

Помимо фотографии, он занимался рисованием и живописью. В 1963 году он был вдохновлен каталогом Штайхена выставки «Семья человека», чтобы стать заядлым фотохудожником. Шесть лет спустя он отправился в Соединенные Штаты, где куратор Хью Эдвардс мотивировал и поощрял Яна Саудека в его работе.

Трудности на пути к успеху

Когда он вернулся в Прагу, ему пришлось работать в подземном подвале.Это произошло потому, что он не мог позволить себе рискнуть быть пойманным тайной полицией, поскольку темы его работ вращались вокруг политической коррупции, невиновности и эротической свободы. Лишь в 1970-х годах Запад начал уверенно признавать его лучшим фотографом из Чехословакии.

Его первая книга была опубликована в 1983 году. Ян Саудек ​​начал работать в фотографии как фотограф-фрилансер, потому что чешские коммунисты запретили ему работать в гравюре и не позволили ему работать художником.В том же 1987 году негативы к его фотографиям на некоторое время задержала полиция. В конце концов, все препятствия были устранены, и он мог работать, как хотел, показывая свои работы в чешской фотогалерее обнаженной натуры.

Саудек ​​говорит о своей скандальной работе: «Часто мои работы называют вульгарными. Но критики могут ошибаться: я снимаю людей в разной степени наготы или в странной одежде, так что мои работы вне времени. По модным фотографиям можно сразу угадать, в каком году они были сделаны.

И это правда: фотографии Яна Саудека неподвластны времени.

Особенности творений Саудека

Начиная с 1977 года, он начал использовать в своих работах цветные оттенки и технику ручной росписи. Самые популярные работы Саудека — это нарисованные от руки изображения миров снов, населенных обнаженными фигурами, окруженными стенами.

Темы, часто встречающиеся в работах Яна Саудека, включают воспоминания о детстве, эволюцию от ребенка к взрослому и неоднозначность, связанную с мужчинами и женщинами, часто вызванную религиозным дискурсом.

Кроме того, его работа стала жертвой попыток цензуры на Западе в 1990-х годах.

Коллективные работы Саудека во многом стали частью популярной культуры. Они использовались для обложек музыкальных альбомов Союза Grave Dancers, Soul Asylum; Добро пожаловать на прекрасный юг, прекрасный юг; Новый Орден Obscurantis, Нервная анорексия; и «Для красоты Виноны» Даниэля Лануа.

Дети и личная жизнь Яна Саудека

Он известен своими либеральными взглядами, а также своим «свободным» поведением. Саудек ​​официально женат в четвертый раз, но, как он сам признает, у него было много контактов вне брака.
У Саудека двенадцать детей, младшей дочери пять лет, а старшему сыну 51 год. А жена этого сына — бывшая жена Яна Саудека. Со своей нынешней женой Ян Саудек ​​живет более десяти лет, она по профессии журналист и моложе своего мужа на 45 лет. В прошлом году они официально поженились в Китае.

Интересные факты

Работа Саудека неоднократно подвергалась критике и запрещению из-за ее противоречивых и деликатных тем.Работа «Черная овца и Белая ворона», изображающая частично обнаженную девушку в период полового созревания. Фотография Яна Саудека была выставлена ​​в 2011 году на Международной биеннале фотографии в Балларате, но после этого последовало обвинение в детской проституции и было немедленно удалено.

Яну Саудеку посвящены два фильма. Ян Саудек: «Пражские Printemps» были поставлены Жеромом де Миссольцем в 1990 году. Фильм длился 26 минут. Другой — Ян Саудек: Связанные страстью, художественный фильм Адольфа Зика, снятый в 2008 году.

Яну Саудеку 86 лет. Но это всего лишь возраст в паспорте. Фотограф чувствует себя молодым душой. Он полон энергии, занимается спортом, работает, любит жизнь и женщин.

Вам нравится эта статья?

Ян Саудек, Ян Саудек ​​

Театр чувственных снов Чешская Республика издавна была страной тайн и волшебства, домом для алхимиков, художников и самобытной богемы, все они ткачи заклинаний, создатели фантастических миров мира воображение.Всемирно известный чешский фотограф Ян Саудек ​​не исключение и столь же бескомпромиссный в стремлении к собственному уникальному видению. Для более чем

Театр чувственных снов Чешская Республика издавна была страной тайн и волшебства, домом для алхимиков, художников и исконной богемы, все они ткачи заклинаний, создатели фантастических миров воображения. Всемирно известный чешский фотограф Ян Саудек ​​не исключение и столь же бескомпромиссный в стремлении к собственному уникальному видению.Более четырех десятилетий Саудек ​​создавал параллельную фотографическую вселенную, двухмерный дом, полный тоски, населенный самыми необычными персонажами и окрашенный желаниями. Непреходящая сила его фотографий, раскрашенных вручную, заключается в их поэтических композициях и их сильном, а порой и грубом, живописном языке с его оттенками средневековых жанровых картин и мифологии барокко. Отвергая традиционную красоту в своих знаменитых фотографиях обнаженной натуры, Саудек ​​показывает совершенно разные: старух, толстых женщин, детей; настоящие люди в живых картинах, которые напоминают нам обо всем, от сюрреалистических ранних фильмов до карнавальных вечеров конца века.Они существуют вне времени, уникально окрашенном и почти мифическом театре снов. Эта ослепительная коллекция, охватывающая его дебют в 1950-х годах через его малоизвестные работы и недавние изображения, предлагает нам настоящую «бархатную революцию», плодородные и тревожные образы из тех мечтаний, которые у нас еще могут быть. Автор: Даниэла Мрозков, критик и редактор чешских журналов Revue fotografie и Fotografie-Magaz? N, автор шестнадцати книг по фотографии, изданных в Чешской Республике и за рубежом, и куратор около пятидесяти фотовыставок.Она была членом международного жюри, а также автором документальных фильмов и телефильмов о фотографии и фотографах. Она следила за творчеством Яна Саудека с ранних лет и является автором первой чешской монографии Саудека «Театр жизни».

Биография Яна Саудека (1935-VVVV)

Чешский фотограф, родился 13 мая 1935 года.

Life

В 1950 году Саудек ​​начал работать в типографии, занимающейся живописью и рисунком. Это было в 1963 году, когда он / она решил посвятить себя фотографии, и вдохновленный работами Штайхена Семья Человека намеревалась написать книгу о человеке его времени: от рождения до смерти, но вопреки большому Штайхену, вместо того, чтобы смотреть на людей и снимать в решающий момент, я вообразил картину и поставил ее для камеры В соответствии с традицией живого образа или позной пластики, времяпрепровождения аристократического происхождения 18-го века, которое до сих пор используется в качестве модели для придворных портретов дети королевы Виктории в 19-м.

В 1969 году он / она уехал в США, где сделал свою первую индивидуальную выставку в Университете Индианы. С середины следующего десятилетия он получил международное признание, которое ему приписали со временем. В творчестве Саудека решающая точка перелома приходится на начало 1970-х годов. Если до этого времени его фотографическая вселенная была населена семьей и друзьями, то даже обращение к снимку после этапа 1970-х было уменьшено в пространстве, чтобы заполнить четырнадцать метров подвала, населяющего: обнаружил его стену, покрытую плесенью и сколами, она быстро стала синонимом фотографической продукции.Таким образом, его работы стали достаточно индивидуалистическими, не интересующимися социальной реальностью или политическими событиями; Именно по этой причине он не нашел поддержки ни со стороны творческих коллективов, ни со стороны государственных учреждений. И даже больше, обнаженные стали развивать тему, которой в свое время не чешские фотографы, культивируя критические обстоятельства, скрепившие ее в своей изоляции. Он / она был художником противотечения: полиция несколько раз фиксировала его дом, они конфисковали его фотоматериалы, Служба госбезопасности допросила его друзей и моделей, отчасти из-за интереса, который его работы вызвали за пределами его родной границы.

Таким образом, можно увидеть эволюцию его работ до 1970 года, как если бы автор вернулся обратно в мир. Реальность еще ниже, непонятна в их образах, раскрашенных вручную, они теряют всякую связь с эталоном, из которого возникают. Создает для своих моделей мир грез, который соответствует их обычному (реальному) костюму, и вводит аксессуары, выбирая наиболее тревожный обрамление и оставляя вид за покинутым окружением. Его создания словно отражают «удовольствие создателя».

Она потратила много времени, пока не смогла работать исключительно фотографом. Это было в 1984 году, когда он получил это разрешение и был освобожден от цепей работы в качестве сотрудника, он / она наконец смог полностью посвятить себя фотографии; Его даже приняли в члены Союза чешских художников, хотя его работы годами игнорировались. Случилось так, что те, кто был очарован его поэтическим воображением, в другой раз с ностальгическим характером начали путаться с его более поздними манерами пуэблы работы 1984 года и неуважительным преувеличением.Женщины, вызвавшие то, что примадонна в ранние годы, превращается в свою противоположность и иногда передается чувство ненависти. Ирония сопровождается цинизмом, граничащим с гротеском, и текучим эротическим напряжением между фотографом и моделью, так что яркое теряется в другое время. В крайнем случае художник уже не ищет тайны чувственного взаимодействия, а пытается уловить его визуально из фрагмента, максимально приближаясь со своей целью к табуированным участкам тела.

Саудек ​​ни перед чем не отшатнулся, и их способность к социальной адаптации создала художественную нереальность в этом регистре: несмотря на то, что он находился за камерой, он был неотъемлемой частью сценария, созданного им самим, молитв в искусстве или в жизни.

ММММ

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.