Энни лейбовиц фотографии: Карьера Энни Лейбовиц — Bird In Flight

Содержание

Энни лейбовиц фотографии. Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz)

«В моих фотографиях вы можете увидеть, что я не боюсь влюбиться в тех, кого фотографирую.»
Энни Лейбовиц

Как-то, говоря о своем старшем коллеге Ричарде Аведоне, Энни Лейбовиц заметила, что он был очень коммуникабелен, подолгу беседовал со своими моделями, выявляя их сущность, заставляя забыть о позировании. «А я не могу разговаривать. Я ищу тему», — сетовала она. Это отличает Лейбовиц не только от Аведона, но и от подавляющего большинства успешных фотографов. Едва ли не основным умением портретистов считается способность разговорить модель, вызвать те или иные эмоции, заставить забыть о фотоаппарате. Лейбовиц не обладает этими способностями, и … приходиться признать, прекрасно без этого обходится. Вместо этого она использует метод, который можно с известной степенью условности назвать псевдо-репортажным.

«Во время обучения в Сан-Франциско я серьезно изучала фоторепортаж а-ля Роберт Франк или Картье-Брессон.

… Работая для «Rolling Stone», я очень интересовалась журнализмом и полагала, что именно этим я и занимаюсь, но это было не так. Для меня было более важным иметь возможность выразить свою точку зрения. Поэтому я, в конце концов, стала называться «Портретным фотографом». В портрете фотограф может настаивать на своей точке зрения», — рассуждала она в одном из многочисленных интервью.

Здесь хочется поспорить — журналист тоже может иметь (и очень часто имеет) свою точку зрения и более чем достаточно средств для ее выражения: для примера достаточно взглянуть на работы тех же Роберта Франка и Анри Картье-Брессона. Тем не менее, основная мысль фотографа вполне понятна — она старается свести управление моделью к необходимому минимуму, достаточному для того чтобы подчеркнуть найденную «тему» и отстоять свою «точку зрения», в остальном пытаясь честно фиксировать действительность. «Такая фотография, может быть, не отражает объективную реальность, но дает представление о ней», — настаивает она.

Тема эта не нова: право (или даже обязанность) фотографа иметь и материализовать в фотографическом изображении свою точку зрения обосновывал в первой половине XX века выдающийся российский фотопортретист М.С.Наппельбаум в книге «От ремесла к искусству». Справедливости ради следует отметить, что существует и прямо противоположное мнение: так, например, другой знаменитый фотограф А.М. Родченко в статье «Против суммированного портрета за моментальный снимок» говорил о необходимости фиксировать человека, а не пытаться суммировать в одном изображении свое представление о нем.

Так или иначе, метод, который я выше назвал псевдо-репортажным, успешно использовали многие великие и не очень фотографы. Доказала свою состоятельность и героиня настоящего очерка — она по праву считается одним из наиболее талантливых фотографов в сегодняшней Америке, да и во всем мире.

Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz) — ее настоящее имя Анна-Лу (Anna-Lou), но все и всегда ее звали Энни — родилась 2 октября 1949 года на северо-востоке США в штате Коннектикут. Она была третьей из шести детей в семье подполковника воздушных сил и учителя современных танцев. Из-за служебных обязанностей отца они часто переезжали с места на место, нигде не задерживаясь надолго. Позже Энни усматривала в этом образе жизни нечто похожее на фотографический акт: «Что-то становится частью твоей жизни на очень короткое время, а потом ты уходишь навсегда».

Она всегда интересовалась искусством и, окончив среднюю школу, поступила в Сан-францисский художественный институт. Фотографией она увлеклась во время поездки в Японию после второго курса, и после возвращения записалась на вечерние курсы фотографии. А еще несколько месяцев спустя бросила институт и уехала в Израиль. Полгода Энни жила в кибуце (сельскохозяйственная коммуна), работала в археологической экспедиции на раскопках дворца царя Соломона, попутно много фотографировала. Позже она вспоминала, что решение стать профессиональным фотографом пришло к ней именно в Израиле. А после того как на глаза ей попались несколько номеров журнала «Rolling Stone» с фотографиями музыкантов девушка поняла, чему хочет посвятить свою жизнь.

В 1970 году Лейбовиц познакомилась с основателем и главным редактором «Rolling Stone» Дженом Уэннером. Впечатленный ее работами Уэннер дал ей первое задание и 21 января следующего года ее фотография украсила обложку журнала. Несколько лет спустя она стала главным фотографом «Rolling Stone» — в то время это был уже один из самых модных журналов в музыкальном мире, среди музыкантов велось своеобразное соревнование за попадание на обложку. В 1970-х годах Энни Лейбовиц сделала множество снимков ставших иконами музыкальной фотографии. Ее позировали Боб Дилан, Боб Марли, Патти Смит, множество других суперзвезд. В 1975 году она была официальным фотографом группы Rolling Stones во время их американского турне.

8 декабря 1980 года по заданию журнала Энни Лейбовиц фотографировала Джона Леннона и Йоко Оно в связи с выходом альбома «Double Fantasy». Съемка была не из легких, ей приходилось все время менять планы и начинать заново. Сначала она собиралась сфотографировать одного Джона, но он потребовал, чтобы супруга была рядом. Энни попросила их раздеться, но Йоко категорически отказалась обнажаться ниже пояса. Нечего и говорить, фотограф была несколько разочарована. Она решила оставить Йоко Оно полностью одетой и попросила их лечь на диван, еще не очень представляя, что хочет получить в конечном итоге. Но дальше все пошло как по маслу: «Он свернулся калачиком рядом с ней и это смотрелось очень, очень круто», — вспоминала она позднее, — «Я не могла отделаться от чувства, что она очень холодная женщина, а он как будто пытается ее удержать. … Мы с интересом разглядывали первый Поляроид, они оба были очень взволнованы. Джон сказал: «Пообещай мне, что это будет на обложке»».

Это была последняя фотография Джона Леннона (точнее сказать, последняя сделанная профессиональным фотографом), через пять часов после фотосессии знаменитый музыкант был убит. Энни Лейбовиц выполнила его поручение: фотография была напечатана на обложке «Rolling Stone», а в 2005 году завоевала первое место на конкурсе «Лучшая журнальная обложка за последние 40 лет». Второе место на конкурсе заняла обложка «Vanity Fair» за август 1991 года. Фотографию для этой обложки (обнаженная Деми Мур на восьмом месяце беременности) тоже сделала Энни Лейбовиц.

В «Vanity Fair» — самый «звездный» журнал планеты — Энни перешла в 1983 году, а в начале 1990-х, став одним из самых знаменитых, востребованных и высокооплачиваемых фотографов в мире, открыла собственную студию в Нью-Йорке. Она работает во многих жанрах: обнаженная натура, пейзаж, натюрморт, интерьерная съемка, репортажные и жанровые зарисовки… Но, пожалуй, главный ее дар — это фотопортрет и в этом жанре она достигла больших вершин. Ей позировали певцы и музыканты, актеры и художники, писатели и политики; список знаменитостей, которых она фотографировала, занимает несколько страниц текста. В 2007 году вышел небольшой конфуз: английская королева Елизавета Вторая попросила Лейбовиц фотографировать себя во время путешествия в Виржинию, а та в ответ попросила свою венценосную модель снять корону — хорошо еще не раздеться.

Королева послушалась, но, если верить сообщению BBC, пришла в ярость, которую позже вылила на своего помощника.

В 1989 году знаменитой американской писательнице Сьюзан Зонтаг потребовалась фотография для суперобложки готовящийся к выходу книги «СПИД и его метафоры» («AIDS and Its Metaphors») и она обратилась к Лейбовиц. Нужно сказать, что Зонтаг живо интересовалась фотоискусством, ее книга «О фотографии» («On Photography») вышедшая в 1977 году получила престижную премию Национального совета литературных критиков. Книга эта и в самом деле очень легко и интересно написана, остается только сожалеть, что она до сих пор не издавалась на русском языке. Кроме этого Зонтаг принадлежат еще несколько исследований в области фотографии: «Магический фашизм» («Fascinating Fascism», 1974) о творчестве Лени Рифеншталь, «Когда мы смотрим на боль других» («Regarding the Pain of Others», 2003) и ряд других.

Влияние знаменитой писательницы на не менее знаменитого фотографа трудно переоценить. «Ты хороша, но можешь быть еще лучше», — сказала Зонтаг во время одной из их первых встреч и Лейбовиц в прямом смысле слова делала все, чтобы заслужить ее одобрение. В 1993 году Энни отправляется в Сараево во время военных действий — она никогда не ввязалась бы в подобную авантюру, если бы не влияние подруги. Там она сделала одну из самых грустных своих фотографий «Велосипед мальчика убитого снайпером» («Fallen Bicycle of Teenage Boy Just Killed by a Sniper»). «Я ехала фотографировать Мисс Сараево, вдруг раздался выстрел и прямо перед моей машиной упал мальчик на велосипеде. Мы повезли его в госпиталь, но он скончался по дороге», — рассказывала она.

В 1999 году Зонтаг и Лейбовиц выпустили книгу «Женщины» («Women») — своеобразный портрет представительницы прекрасного пола конца XX века. В книге около двухсот фотографий: учителя и солдаты, космонавты и шахтеры, артисты и политики, дочки и матери, разных национальностей, вероисповеданий, возрастов, различного цвета кожи, известные и не очень, красивые и.

.. еще более красивые, одним словом, Женщины. Позже Энни признавалась, что места в альбоме на всех не хватило — там нет даже автопортрета фотографа.

До недавнего времени личная жизнь Энни Лейбовиц мало кого интересовала. Когда в октябре 2001 года 51-летняя женщина родила первого ребенка, никто и не догадывался о том, кто может быть отцом девочки. Все изменилось после смерти Сьюзан Зонтаг в конце 2004 года, когда еженедельник «Newsweek» сообщил, что двух женщин связывали не только деловые и дружественные отношения. Несколько позднее Энни призналась, что отцом ее ребенка был писатель Дэвид Рифф — единственный сын ее покойной подруги. В 2005 году Энни стала матерью еще двух детей, на этот раз рожденных с помощью суррогатной матери. И хотя дети занимают почти все ее время («Я чувствую себя как директор летнего детского лагеря», — усмехается Энни), она находит время и для любимого дела — фотографирует, устраивает выставки, издает книги.

Ее последний фотоальбом «Жизнь фотографа: 1990-2005» («A Photographer»s Life: 1990-2005») содержит более двух сотен личных фотографий Энни — своего рода визуальный дневник, крик души, исповедь — вперемешку с сотней или около того изображений мира моды, гламура и знаменитостей. «У меня только одна жизнь и все мои фотографии — личные и сделанные по заданию — часть этой жизни», — написала она в предисловии. Ей конечно виднее, но для постороннего человека, это два совершенно раздельных мира, иногда трудно поверить, что снимки делал один и тот же фотограф в один и тот же период времени. «Книга обязана своим рождением моему горю», — признавалась автор, имея в виду смерть Зонтаг и своего отца который умер в начале 2005 года. И опять хочется не согласиться, далеко не все работы фотографа несут этот отпечаток — более того, глядя на них убеждаешься, что для того чтобы нести радость жизни фотография вовсе не обязательно должна быть гламурной, или как сейчас принято говорить «попсовой».

Анни Лейбовиц — портреты знаменитостей

























(англ. Annie Leibovitz, род. 2 октября 1949 г., Вестпорт, США) – всемирно известный фотограф американского происхождения. Является официальным фотографом US и US. Наиболее знаменитые работы Энни Лейбовиц – это портреты голливудских знаменитостей, музыкантов и политиков. Она выступает автором рекламного проекта Disney Dream Portraits, за 2000 год, календаря Lavazza за 2009-й.

По признанию Энни Лейбовиц, самым важным в работе для нее является – передать характер человека посредством снимка.

«Чтобы фотографии были на высшем уровне – нужно стать частью происходящего».

Биография и карьера

Детство и юные годы

Энни Лейбовиц (имя при рождении – Анна Лу) родилась 2 октября 1949 года в Вестпорте, штат Коннектикут. Она росла в семье Самюэля, полковника военно-воздушных сил, и Мэрилин, преподавателя современного танца. По происхождению отец был румыном, мать имела русско-еврейские корни. Энни Лейбовиц воспитывалась вместе с сестрами — Сьюзан, Барбарой, Полой и братьями – Говардом и Филипом. Семья часто переезжала из-за служебных обязанностей Самюэля.


«Мы переезжали с места на место. Семья в машине – было нечто постоянное. Мы практически жили в ней. Мы спали в автомобиле, по очереди садились за руль».

Мэрилин Лейбовиц

Мать Энни Лейбовиц всегда брала в дорогу камеру и делала семейные снимки. Ее любовь к фотографии перешла и к детям.

«Когда тебя практически вырастили в машине – легко стать художником. Ты видишь мир уже в готовой рамке, через окно автомобиля. На самом деле по-настоящему я никогда не интересовалась фотографией – это было для меня чем-то семейным. Мы часто делали снимки, они для меня очень дороги, как и для мамы, она их повсюду развешивала. Камера была для нас еще одним членом семьи».

В конце 60-х, во время войны во Вьетнаме, Энни Лейбовиц вместе с отцом, по долгу его службы, отправилась в Филиппины. Здесь она сделала свои первые фотографии.

Образование. Интерес к фотографии

В 1967 году Энни Лейбовиц поступила в Сан-Францисский художественный институт на факультет искусств. На первом курсе она хотела стать учителем рисования.

В 1968 году Энни Лейбовиц записалась на курсы фотографии. Днем студенты делали снимки в городе, затем проявляли и печатали свои работы, а вечером обсуждали результаты.

«Ты бродишь по улицам и снимаешь жизнь такой, какая она есть. Потом коллективный просмотр и обсуждение снимков. Когда твои фотографии рядом с чужими, хочется, чтобы они были не хуже. Институт искусств и курсы фотографии ориентировались на Роберта Фрэнка и Анри-Картье Брессона. Их стиль подвижный, расслабленный, легкий, текучий. Первая книга, которая помогла мне понять, что значит быть фотографом, называлась «Мир Картье Брессона». Помню, как сидя над ней, я осознала, что так можно путешествовать по всему свету. Камера дает тебе право находиться везде и быть самой по себе, но с определенной целью».

На третьем курсе Энни Лейбовиц поехала в Израиль. В течение 6 месяцев она работала в археологической экспедиции, участвовала в раскопках дворца царя Соломона. Позже Энни Лейбовиц вспоминала, что решение стать фотографом пришло к ней именно в Израиле. Ее друг регулярно присылал ей номера журнала Rolling Stone. Впоследствии Энни Лейбовиц поняла, что хочет делать снимки для этого издания.

Начало карьеры

В 1970 году Энни Лейбовиц показала свои работы основателю журнала Rolling Stone — Яну Веннеру.

В 1971-м Энни Лейбовиц получила должность фотокорреспондента в Rolling Stone.

В 1970-х годах она сделала множество снимков, ставших иконами музыкальной фотографии. Энни Лейбовиц позировали Боб Дилан, Мик Джаггер, Боб Марли, Патти Смит и др.


В начале 1970-х гг. Джон Леннон решил дать первое интервью журналу Rolling Stone о своей жизни в группе «Beatles». Энни Лейбовиц уговорила редактора взять ее с собой в качестве фотографа. Во время съемок она старалась уловить эмоции Джона Леннона и передать их посредством снимка.

«Я еще не умела тогда заставлять людей делать то, что мне нужно. Я замеряла экспозицию и сказала Джону: «Если можно, взгляните на меня на секунду». И в этот момент щелкнула».

В итоге Энни Лейбовиц удалось создать один из самых известных портретов Джона Леннона. Этот снимок поместили на обложку Rolling Stone.


«Энни сделала потрясающий портрет Джона. Это очевидно. По тому, как я вцепился в него, Энни поняла, что я в восторге и считаю этот снимок событием».

Ян Веннер, редактор Rolling Stone

Энни Лейбовиц была предоставлена полная свобода действий в журнале. Она посещала множество городов, знакомилась с известными музыкантами. По признанию Энни Лейбовиц, «самым важным было уловить детали событий и передать их с помощью фотографии». Иногда для того, чтобы достичь нужного уровня взаимопонимания она проводила несколько дней с теми, кого снимала, «живя с ними одной жизнью».

«Чтобы делать безупречные снимки, мне надо «быть в теме», оказаться внутри ситуации. Знаете, лучшие снимки — это всегда то, что окружает именно тебя, когда ты сама тоже часть окружающего».

В 1975 году Энни Лейбовиц сделала ряд снимков Арнольда Шварценеггера во время его участия в конкурсе «Мистер Олимпия».


«Энни умеет отлично приспосабливаться к людям и обстоятельствам. Она каким-то образом проникает в твой мир и становится частью твоей жизни. В определенный момент перестаешь замечать, что Энни все снимает и записывает на пленку».

Арнольд Шварценеггер

Признание творчества

«В моих фотографиях вы можете увидеть, что я не боюсь влюбиться в тех, кого фотографирую».

В 1975 году Энни Лейбовиц являлась официальным фотографом группы Rolling Stones во время их турне по США. Ян Веннер был против того, чтобы она их сопровождала. Он опасался, что Энни Лейбовиц начнет употреблять наркотики.

«Снимай сколько угодно, но не нужно с ними ехать. Многие мои друзья после такого турне возвращались наркоманами».

Ян Веннер

Позже Энни Лейбовиц призналась, что в течение нескольких лет употребляла запрещенные препараты. Съемки группы Rolling Stones принесли ей большую известность, сделали ее фотографом №1 в мире американского рок-н-ролла.

В 1976 году Энни Лейбовиц увлеклась съемкой танцев. Она фотографировала Михаила Барышникова, Марка Морриса.

«У меня была мечта показать, как делается танец. Было прекрасно осознавать, что ты всего лишь делаешь портрет момента. Это было искусство, парящее в воздухе».

В 1977 году в жизни журнала Rolling Stone произошло важное событие: редакция переехала в Нью-Йорк и заняла 48 комнат на Пятой авеню. По признанию Энни Лейбовиц, для нее «этот город ассоциировался, прежде всего, с ».


В 2009 году Энни Лейбовиц провела фотосессию для обложки и страниц мартовского Vogue US с участием Мишель Обамы.


Для страниц декабрьского Vogue US она провела съемку «Маленькая девочка и мальчик потерялись». На ее создание Энни Лейбовиц вдохновила опера «Гензель и Гретель», поставленная Ричардом Джонсом по одноименной сказке братьев Гримм. Роли детей, оставленных в лесу, сыграли и Эндрю Гарфилд, в образе ведьмы предстала Леди Гага.

В 2010 году Энни Лейбовиц провела фотосессию «Короткая встреча» с участием и Шона Комбса для страниц февральского Vogue US.




На страницах и обложке январского Vogue US 2011 года появились кадры из фотосессии с участием Мерил Стрип. Энни Лейбовиц подготовила съемку для обложки и страниц октябрьского Vogue US с участием Мишель Уильямс. Номер был посвящен выходу фильма «7 дней и ночей с Мэрилин», в котором актриса сыграла главную роль.


«Люди не привыкли видеть Анджелину в таком ракурсе. Мне нравится, что все получилось очень реалистично. Энни Лейбовиц удалось передать дух путешествия и идею кампании через личные ощущения и вкусы Анджелины».

Пьетро Беккари, исполнительный вице-президент Louis Vuitton.


В 2012 году Энни Лейбовиц провела съемку для страниц июньского Vogue US с участием Карли Клосс. Фотосессия была посвящена летней Олимпиаде 2012. Энни Лейбовиц запечатлела Карли Клосс вместе со спортсменами, представляющими США на играх в Лондоне. Фотограф подчеркнула гармонию контраста между подиумными нарядами и традиционной спортивной формой. Энни Лейбовиц провела съемку для декабрьского Vogue US с участием главных героев фильма «Отверженные»: Хью Джекмана, Рассела Кроу, Энн Хэтэуэй, Аманды Сайфред, Эдди Редмэйна, Хелены Бонем Картер, Саши Барон Коэна. На обложке издания был опубликован снимок с изображением Энн Хэтэуэй.


В 2013 году на страницах февральского Vogue US была опубликована фотосессия с участием , Каси Струсс, и . Энни Лейбовиц запечатлела моделей с полицейскими, пожарными, военными – людьми тех профессий, которые помогают во время стихийных бедствий, в том числе и во время урагана «Сэнди».

Проект Disney Dream Portraits

В 2011 году Энни Лейбовиц представила серию портретов известных людей в рамках рекламной кампании парков развлечений Disney. Фотограф запечатлела знаменитостей в образах сказочных героев диснеевских мультфильмов. Жизель Бюндхен предстала в роли Венди Дарлинг, Михаил Барышников примерил образ ее возлюбленного — Питера Пэна.


Марк Энтони выступил Алладином, Вупи Голдберг – Джином, Дженнифер Лопес стала персонажем Жасмин из сказки «Волшебная лампа Аладдина».

Джессика Бил примерила образ Покахонтас, Рэйчел Вайс сыграла роль Белоснежки, ее принцем был Дэвид Бекхэм, Скарлетт Йоханссон — Золушкой. Куин Латифа стала колдуньей Урсулой из мультфильма «Русалочка». Пенелопа Крус и Джефф Бриджес снялись в образах Красавицы и Чудовища из одноименной сказки.

Альбомы Энни Лейбовиц

«Энни стала поистине великим летописцем нашей страны. Она снимала то, что нас заботило, то, о чем мы думали».

Хиллари Клинтон

В 1999 году Энни Лейбовиц и Сьюзан Зонтаг выпустили книгу «Женщины». Альбом содержал около 200 снимков женщин разных профессий, вероисповеданий, национальностей, социальных принадлежностей.


В издании были опубликованы снимки из ее личного архива, а также портреты знаменитостей. В предисловии к альбому Энни Лейбовиц написала: «У меня только одна жизнь и все мои фотографии – личные снимки и снятые на заказ – часть этой жизни».


В 2011 году фотограф опубликовала альбом «Паломничество». В книге было собрано около 120 снимков домов, пейзажей, мест, связанных с известными людьми, которых уже нет в живых. Внимание Энни Лейбовиц было обращено к личным вещам, элементам повседневной жизни – к тому, что могло бы рассказать о человеке. В альбоме опубликованы фотографии рабочего стула Вирджинии Вулф, реки Оуз, в которой она утонула, размещены снимки библиотеки Зигмунда Фрейда, его кушетки для приема пациентов и пр.

«Это фотографии отсутствия людей, фотографии того, что остается, когда человек умирает. В большей степени меня интересовало ощущение места».

Портреты знаменитостей

«На каждом снимке Энни Лейбовиц словно стоит ее клеймо. Когда смотришь на фото ясно, что это могла сделать только она и никто другой».

Анна Винтур


Энни Лейбовиц является автором портретов Билла Клинтона, Хиллари Клинтон, королевы Елизаветы II, Барака и Мишель Обамы, Джорджа Буша, Элизабет Тейлор, Джона Леннона, Йоко Оно, Михаила Барышникова, Джейми Фокса, Умы Турман, Джулианны Мур, Джека Николсона, Джулии Робертс, Джорджа Клуни, Квентина Тарантино, Вупи Голберг, Тома Круза, Билла Гейтса, Дональда Трампа, Вуди Аллена, Анджелины Джоли, Леонардо Ди Каприо, Арнольда Шварценеггера, Кэмерон Диаз, Кейт Бланшетт, Джуда Лоу, Джонни Деппа, Стинга, Риз Уизерспун, Хоакина Феникса, Майкла Джексона, Кейт Уинслет, Михаила Горбачева, Барбары Стрейзанд, Роберта Дауни-младшего, Роберта Де Ниро, Мерил Стрип, Николь Кидман и др.

«Если бы у меня не было моей камеры, в конце концов, я потеряла бы смысл и цель жизни».

Личная жизнь

В настоящее время Энни Лейбовиц живет в Нью-Йорке. Она воспитывает троих детей – дочь Сару Энни родила в 2001 году, в 2005-м суррогатная мать выносила ей двойняшек, Сьюзан и Самюэля.



Более 15 лет Энни Лейбовиц связывали сексуальные отношения с писательницей Сьюзан Зонтаг. В 2004 году Зонтаг скончалась от лейкемии.

Интервью Энни Лейбовиц для FotoTapeta (Интервьюер — Анна Беата Бодзвикз, 19 января 1998)

F.T.: Можете ли вы назвать себя стеснительной?
А.Л.: О! Мы все стеснительны!Порой никто не знает, что сказать. Иногда мы сидим в моей студии и все молчат. Это сводит меня с ума. Наверное, должна быть какая-то причина того, что фотографам не очень хорошо дается вербальная коммуникация. Хотя мне не хочется в это верить, я просто думаю, что мы ленивы… Нам кажется, что раз мы фотографы, значит, нам и не нужно пытаться налаживать с кем-то контакт. Вообще же, я на личном опыте знаю, насколько бывает сложно следить за происходящим и в то же время говорить.

F.T.: Можете ли вы сказать, что прячете свою стеснительность за камерой? Прячетесь и начинаете снимать.
А.Л.: Я не думаю, что все на самом деле так сложно. Когда мы молоды, камера играет для нас роль друга. Ты берешь ее, идешь куда-то и чувствуешь, будто ты не один, а в компании. Это своего рода лицензия, позволяющая тебе гулять в одиночестве, но в то же время что-то делать. Мне кажется, что в эти моменты мы забываем, что находимся где-то. Не прячемся, а просто забываем. Мы так много видим, что забываем о своем существовании. Понимаете, о чем я? Но все меняется, мы становимся старше и у нас появляются другие инструменты и другие подходы ко всему. Мы начинаем использовать фотографию по-другому.

F.T.: Наличие фотоаппарата ставит нас в другую позицию…
А.Л.: Когда я была моложе, то при помощи камеры я делала такое, на что была не способна без нее. Помню, как я ехала к докам в Сан-Франциско и просила рыбака подвезти меня на его лодке. Я бы никогда не сделала этого, не будь у меня камеры с собой.

F.T.: Это своего рода защита.
А.Л.: Я думаю, что это лицензия. Когда-то она была защитой. Например, во время моего тура с Rolling Stones. Если бы тогда у меня не было с собой камеры, которая напоминала бы мне о том, что нужно делать что-то, я бы просто ускользнула от своих обязанностей. Я бы забыла о своем праве на существование. Камера — это тяжкий груз, знаете ли. Сейчас у нас есть компактные пластиковые фотоаппараты, а тогда, в 70-х, они были металлическими и очень тяжелыми.F.T.: Вчера я еще раз пошла посмотреть вашу выставку и увидела огромную толпу людей, которая ходила вдоль стен и разглядывала ваши работы. Но мне вдруг стало интересно, почему представленная экспозиция не очень большая? Или это специальная версия для Восточной Европы?
А.Л.: При всем уважении к Мареку Грайделу, я должна признать, что он развесил мои работы в галерее неправильно. Я дала ему план, легенду… Некоторые из фотографий не должны были быть повешены так разрозненно, они должны были висеть рядом и рассматриваться как группировка. Например, фото моей семьи всегда висят так, будто это стена у меня дома, они должны были висеть рядом. Порядок их расположения должен был скопировать стену в доме моей матери, они всегда висели именно так.
Эти фотографии нужны друг другу. На них нужно смотреть одним взглядом, поэтому они должны находиться рядом. Также я очень трепетно отношусь к расположению фотографий из Сараево. Эти работы всегда должны составлять один блок. На этой выставке они висят разрозненно. Я очень горжусь фотографиями, которые сделала в восьмидесятые, потому что они такие яркие и красочные. Но их я всегда сопоставляю с работами более позднего времени, темными и мрачными, и именно поэтому я хотела разбавить последние снимки вот таким ярким позитивным пятном. Портреты тоже должны были висеть все вместе, но их расположили неправильно. Меня смущает то, как они это сделали. Там должна была присутствовать хронология, но ее нет. Из-за этого усложнилось восприятие. Другими словами, на весь этот материал нужно смотреть по-другому.


F.T.: Меня удивило то, что фотографии так малы…
А.Л.: Это еще одна проблема. На оригинальной выставке, которая состоялась в 1991 году, масштаб фотографий в дюймах был 16х20. Фотографии в начале выставки малы, а потом они становятся больше и проще. Последние фото — с Олимпийских игр — были самыми большими.
Пока выставка путешествовала я выбрала около пяти работ и сделала их больше, чтобы они сразу обращали на себя внимание. Там было крупное фото Джона и Йоко, а также Кита Харинга. Но для выставки, которая сейчас путешествует по Европе, мы сделали их все в одинаковом размере. Мы не могли перевозить большие фотографии. Кроме того, во время переезда выставки я убедилась, что фотографии могут не всегда вливаться в различные предоставленные пространства.

F.T.: Вы сами отпечатываете снимки?
А. Л.: Нет, не сама. Я работаю с двумя людьми вот уже на протяжении двадцати лет. Есть еще и такая проблема, что в каждом новом месте фотографии выглядят по-разному. Эти фото рассчитаны на то, что они будут подсвечены, а без света они слишком мрачны.

F.T.: В целом мы понимаем портрет как лицо человека. Но в ваших портретах чаще можно увидеть и тело, а не только лицо.
А.Л.: Когда я была моложе, то не понимала, что делаю это. Это было естественно. Я всегда выбирала 35-миллиметровые объективы. Все получалось в таком стиле, будто объектив немного отстранен. Дело в том, что с таким объективом нельзя снимать близко. Потом у меня появился 105-миллиметровый объектив, но большинство моих работ сделано тем, 35-миллиметровым. Мне было скучно подходить к объекту близко, такие снимки казались неинтересными. К тому же я была молода и поэтому боялась подойти ближе. Я даже боялась снимать в студии, потому что испытывала клаустрофобию. Я всегда старалась снимать где-то, где герой съемки не будет смотреть на меня. Для меня было невыносимым чувствовать, что тот, кого ты фотографируешь, постоянно смотрит на тебя.

F.T.: Но ваши фотографии из 80-х такие же, как эти. Они больше ситуативные…
А.Л.: Там есть ситуации, потому что я этого хотела. Было проще сказать участникам фотосессии сделать что-нибудь, так они чувствовали себя комфортнее. Им легче сыграть какую-то роль, чем быть самими собой перед фотокамерой. Я уверена, что у тебя тоже так было, когда приезжаешь на съемки и первое, что ты слышишь от героя это: «А что мне надо делать?».

F.T.: Герой съемки, прежде всего, хочет выглядеть привлекательно.
А.Л.: Ха-ха-ха…

F.T.: Для меня одним из самых ярких фото на вашей выставке является портрет Иосифа Бродского. Расскажите о нем.
А.Л.: Единственная причина, почему это фото так выделяется, а я видела и более удачные портреты Бродского, так это то, что на моем снимке он не выглядит счастливым, он выглядит так, будто ему очень некомфортно. И я подумала, что это смотрится необычно и интересно. Когда я фотографировала группу нобелевских лауреатов, я сделала всего несколько снимков Бродского. Я спросила, могу ли сделать пять или шесть снимков, и он мило согласился.

F.T.: Я встретила его в Варшаве в 1992 году и тоже сделала несколько снимков. В нем было что-то трагичное…
А.Л.: Мне кажется. он всегда выглядел так, будто ему очень неуютно. Быть может, он испытывал физический дискомфорт из-за сердца… Я встречалась с ним пару раз и каждый раз он выглядел именно так. Этот снимок похож на фото с войны, он полон боли. Вот почему он писал то, что писал. Если вы посмотрите на мои последние портреты, то увидите, что теперь я подхожу ближе. Это потому, что я повзрослела. Теперь я не боюсь этого делать. Но осталось слишком мало людей, которым хочется смотреть в глаза. Ирвинг Пенн сказал, что не хочет фотографировать никого, кто младше шестидесяти лет, и мне кажется, в этом есть смысл. Лица всех пожилых людей, которых я фотографирую, просто невероятны.

F.T.: Самый маленький снимок на вашей выставке — это фото распятой женщины.
А.Л.: Сьюзан Зонтаг каждый раз ругает меня за то, что это фото так мало. Мне нравится, что оно такое, потому что оно напоминает мне маленькие фигурки распятого Иисуса, которые висят в домах людей. Диаманда Галас — великолепная актриса. В ее образе есть что-то демоническое.

F.T.: Мне интересно, заметит ли кто-нибудь это фото на выставке…
А.Л.: Ну вы же заметили.

F.T.: В Польше — католической стране — это фото может оскорбить чьи-то чувства…
А.Л.: Мне будет интересно увидеть реакцию… Но это фото имеет много общего с ее личным опытом. Она потеряла брата, который умер из-за СПИДа, и у нее есть несколько представлений, где она кричит на протяжении часа.

F.T.: Некоторые ваши работы, сделанные в 90-х, выглядят мрачно, они как будто сделаны с помощью нестандартной технологии. Вы использовали какие-то особые негативы?
А. Л.: Использовался негатив Polaroid 6×6,5, это можно понять по углам. Великолепные негативы, они мелкозернистые и выглядят старомодно. Знаете, черные люди на черном фоне, одетые в черно-белое, всегда выглядят привлекательно в моих глазах! Эту красоту можно увидеть в моей Олимпийской фотосессии, их кожа любит черно-белые снимки.

F.T.: Вы когда-нибудь встречали Диану Арбус?
А.Л.: Я с ней никогда не встречалась, но я знаю людей, которые были с ней знакомы. Я помню, как переехала жить в Нью-Йорк в 70-х. Помню, как шагала по улицам и повсюду были ее работы. На каждом углу Нью-Йорка! Диана Арбус знала всех людей, которых фотографировала и дружила с ними. Она была очень, очень ценным фотографом, потому что она фотографировала таких людей, на которых мы, как общество, не хотели смотреть. Даже не то, что бы не хотели, мы их не видели.

F.T.: в своей книге «The American West» пытался повторить работу Дианы Арбус?
А.Л.: Он хотел этого, он хотел… Он хотел быть Дианой Арбус, очень хотел. Его критиковали за то, что он хотел быть Дианой Арбус, но это абсолютно нормально. Я думаю, что он проделал великолепную работу. Он очень честен по отношению к своей работе, к тому, как и почему он делал. Он был совершенно поражен творчеством Дианы, уважал ее, восхищался ею. Сейчас его дочери — Эми и Доон — его лучшие друзья. Как можно не любить его работы, такие бесподобные! Он не мог стать Дианой, но он мог интегрировать в свои работы то, что видел в ее работах. И все мы делаем это! Вот что чудесно! В этом нет ничего плохого. Мы все живем в этом мире и питаем друг друга. Это прекрасно!

F.T.: Как вы себя чувствуете сейчас, во времена компьютеров и искусственного создания изображений. Не чувствуете ли вы, что фотография теряет доверие?
А.Л.: Она никогда не потеряет доверие…


F.T.: То есть вас это все не беспокоит?
А.Л.: Это все не касается настоящих фотографов. С этим работают люди, которые не понимают чего-то и не достаточно умны, но их работа будет интегрирована в фотографию в хорошем смысле, это станет инструментом. Когда появляется что-то новое, то этим часто злоупотребляют до тех пор, пока не научатся правильно использовать. Иногда в своей студии я использую компьютер, чтобы размещать фотографии, и это удобно. Компьютерная фотография не будет фотографией в полном смысле этого слова, но чем-то она все равно станет. Думаю, что процесс создании фотографий всегда будет основан на химии…

F.T.: Я счастлива, что вы думаете именно так.
А.Л.: Но вы ведь тоже все это знаете.

F.T.: Нет, нет!
А.Л.: Да, вы это знаете! Вы просто хотите услышать подтверждение, на самом деле вы все это знаете.

F.T.: На пресс-конференции вы сказали, что во время фотосессии делаете примерно 100-200 снимков. Почему фотографам нужно делать так много снимков?
А.Л.: Ну это не всегда нужно…

F.T.: Но они делают это.
А.Л.: На самом деле не нужно оправдываться, если делаешь большое количество снимков. Но меня научили тому, что в командировках пленка считается самым дешевым материалом в прямом смысле этого слова. Действительно ценным является время фотографа и того человека, которого он фотографирует. Меня всегда поражает, что даже если человек стоит на одном месте, а ты продолжаешь делать снимок за снимком, то все фотографии в итоге будут разными. Потому что даже очень мелкая деталь может сделать фото удачным или неудачным. На самом деле я не делаю много снимков. Процесс может остановить только ситуация. Я могу снимать человека в одной позе, использовать около двух небольших пленок, а потом увидеть, что эта позиция не работает и сменить ее. Но удивительно то, что во время съемки портрета каждый нюанс может сделать фотографии разными.

F.T.: Интересно, почему некоторые великие фотографы перестают снимать?
А.Л.: Я думаю, что когда ты молод, фотография является твоим другом, а когда ты становишься старше, она иногда теряет свою мощность в твоих глазах. Я использовала фотографию как способ найти новых друзей, быть дружелюбной, ведь без камеры я не всегда чувствовала себя комфортно. Сейчас я не нуждаюсь в камере так часто, но она нужна мне потому, что это почти единственная причина того, почему люди со мной разговаривают. Ха-ха… Ведь я фотограф. Раньше я постоянно фотографировала, сейчас я тоже делаю это, но не так много, по несколько снимков. Они как сувениры. Когда тебя постоянно просят фотографировать, это надоедает. Понимаете, о чем я? Когда идешь с фотоаппаратом на встречу к друзьям и потом они постоянно спрашивают «А когда мы увидим фотографии?», ты отвечаешь «Скоро, скоро…».

F.T.: Если этот вопрос вы посчитаете слишком личным, то можете не отвечать на него. Насколько я знаю, у вас нет собственной семьи: детей, мужа… Как вы считаете, семья помогает художнику или нет?
А.Л.: Я думаю, что это жертва. Это классическая история: время идет так быстро, что не замечаешь этого. Думаю, работа является единственным в этом в этом смысле, насчет чего я могу сожалеть, но никогда не подумаю, что мне слишком поздно что-то сделать. Работа — это большой ребенок, и ты не можешь делать ничего другого. К счастью, у меня есть много хороших друзей, но все, что делается для работы, порождает новую работу. Я родилась в огромной семье и она поддерживает меня. У меня пять братьев и сестер, у них у всех есть дети, да и мои родители до сих пор живы. Мне очень повезло в этом отношении. Но время идет очень быстро, в этом нет никаких сомнений.

F.T.: Когда я беру интервью, то этот вопрос всегда задаю первым. В данном случае он последний. Кого вы любите больше — кошек или собак?
А.Л.: О Боже… Если бы у меня были хоть какие-то животные, они были бы уже мертвы…

F.T.: Я имею ввиду эстетическую сторону вопроса…
А.Л.: Это были бы сгнившие кошки и собаки, потому что меня почти никогда не бывает дома… Недавно я загляделась на рассел-терьера. Они очень умные…

F.T.: Так значит, вы за собак! Какой стыд!


Высокая женщина с чуть вьющимися светлыми волосами и пронзительным взглядом — Анни Лейбовиц предпочитает оставаться в тени своей славы и редко дает интервью для прессы. Фотоработы Анни Лейбовиц знает весь мир, однако, и по сей день далеко не каждый сможет без труда назвать их автора. За сорок лет своей творческой деятельности Анни Лейбовиц работала в самых различных жанрах фотоискусства: интерьерная съемка, пейзаж, натюрморт, репортажные и жанровые зарисовки, обнаженная натура, и, конечно, портретные работы. Именно портретные фотографии принесли Анни Лейбовиц мировую славу и известность, раскрыли ее талант фотохудожника.


Героями фотоснимков Энни Лейбовиц становятся не только знаменитые музыканты, актеры, модели и политики, но и обычные люди разных профессий и возрастов. Анни Лейбовиц работала с такими известными личностями, как Арнольд Шварценеггер, Джек Николсон, Джонни Депп, Анджелина Джоли, Хоакин Феникс, Вупи Голдберг, Джуд Лоу, Кейт Мосс, Наталья Водянова, Барак Обама, Михаил Горбачев и многими другими. Наверное, самая титулованная и почетная клиентка талантливого фотографа — королева Великобритании — Елизавета Вторая.


Родилась в 1949 году 2 октября в небольшом городке Вестпорт (пригород Уотербери, штат Коннектикут, США) в семье Самюэля и Мерилин Лейбовиц. Отец Анни Лейбовиц — офицер ВВС, мать — преподавательница современного танца в Институте искусств Сан — Франциско. Первоначально Анни Лейбовиц хотела стать преподавателем искусств, поэтому после окончания школы поступила в институт, где работала ее мать. Искусство фотографии впервые заинтересовало её во время поездки в Японию после второго курса. По возвращении домой Анни Лейбовиц сразу же записалась на курсы фотографов. На третьем курсе Анни Лейбовиц принимает решение оставить учебу и уезжает в поисках новых впечатлений с археологической экспедицией в Израиль на раскопки дворца царя Соломона. Именно здесь Анни приходит в голову мысль посвятить свою жизнь искусству фотографии. По ее собственным воспоминаниям в один из дней она листала присланные другом номера журналов «Rolling Stone» — просмотр фотографий музыкантов стал отправной точкой ее творческого пути.



фото: Энни Лейбовиц

После возвращения из Израиля в Штаты Анни Лейбовиц удалось не только познакомиться с идейным вдохновителем и главным редактором журнала «Rolling Stone» — Дженом Уэннером, но и стать внештатным фотокорреспондентом его издания. Талант фотохудожника Анни Лейбовиц здесь оценили по достоинству — уже через несколько лет она стала главным фотографом самого популярного журнала в музыкальной среде. В течение следующих тринадцати лет она неустанно наводила объектив фотоаппарата на знаменитых музыкантов, актеров и политиков. Многие ее снимки впоследствии приобрели мировую известность.


Фото: Энни Лейбовиц


В 1975 году Энни Лейбовиц сопровождала группу Rolling Stones во время их турне по США в качестве официального фотографа. Одна из ее самых культовых фотографий 70-80-х гг. — Джон Леннон и Йоко. Эта фотосессия отняла много времени и сил — Анни несколько раз меняла планы и начинала все заново. Затем они втроем долго разглядывали получившийся снимок, после чего Джон Леннон сказал фотографу: «Пообещай мне, что это будет на обложке». Всего через пять часов его не стало — знаменитый на весь мир музыкант был убит. Анни Лейбовиц выполнила свое обещание — ее снимок появился на обложке журнала «Rolling Stone». Спустя двадцать пять лет, в 2005 году, фотография Джона Леннона и Йоко была признана лучшей журнальной обложкой за последние четыре десятка лет.




С 1983 году работает в самом «звездном» американском журнале — «Vanity Fair», а в начале 90-х годов Энни Лейбовиц открывает в Нью — Йорке собственную фотостудию. Один из судьбоносных моментов в жизни талантливого фотографа — встреча в 1989 году с знаменитой американской писательницей Сьюзан Зонтаг. Знакомство для обеих обернулось долголетней дружбой сплетенной из нитей любви и общих интересов в области фотоискусства.

Сьюзан Зонтаг стала для Анни Лейбовиц возлюбленной, другом, партнером и советчиком. Именно благодаря ее влиянию мир увидел фотографию Анни Лейбовиц с места военных действий в Сараево (1993 г.) — «Велосипед мальчика, убитого снайпером». Фотограф и писательница в 1999 году выпустили в соавторстве книгу «Женщины», представляющую собой собирательный портрет представительницы прекрасного пола конца XX века. Издание содержит около двухсот фотографий женщин разных профессий, социальных принадлежностей, национальностей, вероисповеданий и возрастов. Позднее Анни Лейбовиц издала еще одну фотокнигу — «Жизнь фотографа: 1990 — 2005», ставшую ее своеобразным дневником. Большинство фотографий в книге из личного архива Анни Лейбовиц: фотоснимки семьи, рождение ее дочери, путешествия с Сьюзен Зонтаг и ее трагическая смерть в декабре 2004 года. Фотостудия Анни Лейбовиц в Нью-Йорке сотрудничает со многими известными глянцевыми журналами, ее фотовыставки каждый год проходят по всему миру. В 2001 году в возрасте 52 лет Анни Лейбовитц родила дочь. Еще двоих детей — двойняшек ей выносила суррогатная мать.

Анна-Лу (Энни ) Лейбовиц (англ. Anna-Lou «Annie» Leibovitz ; род. 2 октября , Уотербери , Коннектикут) — американский фотограф. Специализируется на портретах знаменитостей.

Биография

Энни была третьей из шести детей в семье офицера ВВС США. Её прабабушка и прадед со стороны матери были еврейскими эмигрантами из России, а родители её отца приехали в Америку из Румынии. Мать, Мэрилин Лейбовиц англ. Marilyn Leibovitz , была преподавателем современного танца. Семья часто переезжала из-за служебных обязанностей отца, и свои первые кадры Энни отсняла на Филиппинах, куда её отца расквартировали на время войны во Вьетнаме.

После нескольких попыток сделать одиночный портрет Леннона (то, чего журнал ждал от фотографа), музыкант настоял на том, чтобы на обложке были оба — и он, и его жена Йоко Оно . Тогда Лейбовиц попыталась воссоздать сцену с поцелуем в духе обложки альбома Double Fantasy , которой она восторгалась. Она попросила Джона снять одежду и прижаться к Йоко. Сама фотограф вспоминает об этом так: «Йоко спросила, нужно ли ей снять хотя бы верхнюю часть одежды, и я ответила — нет, не нужно, ещё не понимая, каким именно должно быть изображение. Когда Джон обнял её, это выглядело потрясающе сильно. Это выглядело так, будто ей холодно и он согревает её. Первая проба на Polaroid привела в восторг их обоих. Джон сказал: „В этом кадре ты показала наши отношения именно такими, какие они есть. Пообещай мне, что он будет на обложке“. Я посмотрела ему в глаза и поняла, что сделка свершилась».

По воле судьбы, этот кадр, отснятый Лейбовиц, стал последним профессиональным снимком Леннона. Музыкант был убит пять часов спустя.

Выпустили обложку с этим фото, без названия, только с логотипом журнала, 22 января 1981 года . В 2005 году Американское сообщество редакторов журналов признало её лучшей журнальной обложкой за последние 40 лет.

Признание

Литература

  • (англ.) Elinor et Robert Slater, Great Jewish women , Jonathan David Publishers, 1994, p. 156-158, ISBN 978-0-8246-0370-0
  • (фр.) Michel Guerrin, « Rencontre avec Annie Leibovitz: un œil, des idées et des stars », in Le Monde , 28 mai 1992
  • (фр.) Annie Leibovitz (exposition, Paris, Galerie Kamel Mennour, du 20 décembre 2001 au 30 janvier 2002), Mennour, Paris, 2002

Коллекция фотографий из альбома Энни Лейбовиц под незамысловатым названием «A Photographer»s Life: 1990-2005», идея создания которого неслучайно родилась одновременно со смертью известной американской интеллектуалки, любовницы и близкой подруги фотографа — Сьюзан Сонтаг. Открытие выставки с работами серии и выпуск одноименного фотографического издания по её мотивам заставляют сторонних наблюдателей подтвердить, не раз поморщившись в процессе, что жизнь фотографа — это стандартный набор событий и впечатлений, который выдают каждому посетителю нашей планеты при рождении. Семья, любовь, смерть, появление первого ребенка, а затем еще двух. Колесо времени, которое неким случайным образом курсирует от «ракового корпуса» до родильной палаты, из Нью-Йоркской студии на войну, с теплой домашней софы на голливудскую вечеринку. Так — помимо длинной вереницы черно-белых снимков из личного архива экспозицию составили, ставшие визитной карточкой фотографа и успевшие сделаться культовыми, портреты разномастных знаменитостей. И в довершение всего, Лейбовиц виртуозно разбавляет серию своими малоизвестные медитативными пейзажами, которые отлично справляются с ролью знаков препинания в масштабном и иногда чересчур напряженном фото-изложении.
Стоит добавить, что именно эту, нестандартную во всех отношениях, пятнадцатилетнюю ретроспективу, Лейбовиц, чье портфолио неизменно кажется абсолютно безграничным, впоследствие назовет своей самой важной фотографической работой.

Julian Schnabel in his studio on West 11th Street, 1995
(Портрет американского художника и кинорежиссёра Джулиана Шнабеля.)


My parents, Peter»s Pond Beach, Wainscott, Long Island, 1992
(Беззаботная пара на снимке — родители Лейбовиц, мать — Мэрилин, в прошлом преподаватель современного танца, демонстрирует профессиональную гибкость.)


My brother Philip and my father, Silver Spring, Maryland, 1988
(С этого симметричного портрета зрителю улыбаются, стоя бок о бок, сразу два поколения семьи Лейбовиц: брат Энни Филип и отец Самуэль — отставной подполковник военно-воздушных сил США.)


Susan Sarandon
(Портрет известной американской киноактрисы Сьюзан Сарандон.)


My parents with my sisters, Paula and Barbara, and Paula»s son Ross, Peter»s Pond Beach, Wainscott, Long Island, 1992
(Всего в семье Самуэля и Мэрилин Лейбовиц шестеро детей, Энни — третий ребенок. )


Patti Smith with her children, Jackson and Jesse, St. Clair Shores, Michigan, 1996
(Портрет американской певицы и поэтессы Патти Смит с сыном Джексоном и дочерью Джесси.)


Susan with Sarah, West 23rd Street, 2001
(Сара появилась на свет в результате кесарева сечения. Лежа на операционном столе, Лейбовиц попыталась запечатлеть процесс рождения дочери на камеру. Смеясь, она признается: «Всё выглядело ужасно и абсолютно не в фокусе.»)


My parents dancing with their grandson, Ross, Hedges Lane, Wainscott, Long Island, 1992.
(Энни описывает свою мать как человека творческого и восторженного. Тип матери, которая обязательно понравится твоим друзьям и одновременно заставит тебя смущаться перед ними.)

(«Сьюзан не особенно вдохновляла идея моего материнства. Думаю она просто не хотела делиться мной с ребенком. Однако я приняла решение и родила маленькую Сару. И она полюбила её. Да, она просто полюбила её,» — рассказывает Лейбовиц репортеру «The Guardian». )


William S. Burroughs in his garage, Lawrence, Kansas, 1995
(Портрет американского писателя и эссеиста Уильяма С. Берроуза.)


My parents with their grandson, Ross, Hedges Lane, Wainscott, Long Island, 1992
(Снимок родителей Энни с их внуком Россом.)


Philip Johnson, Glass House, New Canaan, Connecticut, 2000
(Портрет американского архитектора Филипа Джонсона.)


Susan Sontag, Petra, Jordan, 1994
(Эта фотография расположена в альбоме первой. Маленькая фигурка, луч света и кромешная темнота по краям. Лейбовиц шутит, говоря: «Я просто использовала Сьюзан, что бы вы смогли оценить масштаб всего этого.» Потом добавляет о том, что этот снимок несомненно о любви Сонтаг к путешествиям, природе, искусству и цивилизации.)


Susan»s Shell Collection, King Street sunporch, New York, 1990
(«Все прочие думают, что она была такой сильной, и она была, но так же она была очень чувствительной, уязвимой. Помню, впервые оказавшись в квартире Сьюзан, я заметила вот эти вот её небольшие коллекции камней и ракушек.» В своем альбоме, подчеркивая символичность кадра, Лейбовиц размещает еще один «коллекционный» снимок следом за фотографией мертвой Сонтаг. Между этими мгновениями пятнадцать неполных лет.)


Leonardo DiCaprio, Tejon Ranch, Lebec, California, 1997
(Портрет двадцатитрехлетнего американского актера Леонардо Ди Каприо. Одна из наиболее известных и тиражируемых работ Лейбовиц.)


Susan and Sarah, Harbor Island, Bahamas, 2002
(В своих интервью, вспоминая первые встречи с Сонтаг, Лейбовиц описывает другую, ранее неизвестную почитателям Сьюзан, эдакую противоположность её публичной картинке: «Она была душевной и открытой, очень-очень очаровательной, даже в какой-то степени по-детски наивной».)


Vandam Street studio, New York, 1999
(В 1998 году у Сонтаг случился рецидив ракового заболевания. Лейбовиц фотографирует её новый, отчасти продиктованный химиотерапией, непривычный образ. )


Nelson Mandela, Soweto, 1990
(Портрет Нельсона Манделы, восьмого президента Южно-Африканской Республики и одного из самых известных активистов в борьбе за права человека в период существования апартеида.)


Susan Sontag, New York, 1993
(«Когда-то у Сьюзан был велосипед и она даже ездила на нем, у меня есть эти фотографии. Потом я помогла ей получить водительские права. Правда тогда я подумала, «О, Боже, что я натворила!». Поскольку я понимала, что по-настоящему управляться с автомобилем Сьюзан не могла. Она была просто-напросто этим милым и очаровательным ребенком внутри,» — вспоминает Лейбовиц в интервью газете «The New York Times».)


Susan and Samuelle Leibovitz, Clifton Point, 2005
(На фотографии младшие дочери Энни: Сьюзан и Самуэлль, рожденные суррогатной матерью в мае 2005 года. Близнецов Лейбовиц назвала в честь своих близких людей, которых она почти одновременно потеряла годом ранее: отца и писательницы Сьюзан Сонтаг. )


Mick Jagger, Los Angeles, 1992
(В начале семидесятых, на заре своей фотографической карьеры, Лейбовиц отправилась в американский гастрольный тур вместе с музыкантами популярной рок-группы «The Rolling Stones». Ян Веннер, будучи основателем культового музыкального альманаха с похожим названием, признаётся в интервью: «Это было очень соблазнительным предложением, однако я никогда бы не посоветовал Энни ехать с ними. Просто я знал слишком многих, возвращавшихся оттуда законченными наркоманами.» Многим позже, она назовет этот опыт совместной гастроли — идиотской ошибкой. «В то время, работая в «Rolling Stone» ты моментально становился частью наркоманской культуры. В конце концов, моим наставником был Хантер Томпсон, настоящий маньяк, всегда под кайфом,» — вспоминает Лейбовиц.)


Sarah with Susan Leibovitz, on the plane back to New York, 2005
(«Эта фотография говорит сама за себя. Обнимая сестру, она так горда собой.» Лейбовиц родила свою старшую дочь Сару в 52 года, а всего через несколько лет на свет появились близнецы. )


Martina Navratilova, Dallas, 1994.
(Портрет чехословацкой и американской теннисистки, первой ракетки мира в 1978—1987 гг, Мартины Навратиловой.)


Susan in a bear costume, New Year»s Eve, Paris.
(Портрет Сьюзан Сонтаг в костюме медведя.)


Leigh Bowery, Vandam Street studio, New York, 1993
(«У меня нет двух жизний, но вот вам одна со всеми её составляющими,» — этими словами Лейбовиц объясняет равноправное существование личных и заказных фотографий в альбоме.)


Susan»s collection of stones, King Street Sunporch, New York, 1990
(Второй «коллекционный» снимок Лейбовиц.)


Photograph taken by Susan, London Terrace, West 23rd Street, October 15, 2001.
(За день до рождения первой дочери Лейбовиц.)


Susan, Paris, 2002
(«Все фотографии — это memento mori. Сделать чью-либо фотографию означает участвовать в его смертности, уязвимости, изменчивости,» — выжимка из сборника эссе Сьюзан Сонтаг «О фотографии», ставшая, по сути, лейтмотивом альбома Лейбовиц. )


Cindy Sherman
(Портрет популярной современной американской художницы, работающей в технике постановочных фотографий, Синди Шерман.)


Sarajevo; Fallen bicycle of teenage boy just killed by a sniper, 1994
(Этот знаменитый снимок велосипеда, принадлежавшего погибшему под минометным обстрелом подростку, был сделан во время боснийской войны. Лейбовиц, ехавшая в тот момент снимать мисс Сараево, стала очевидцем трагедии, однако спасти мальчишку ей так и не удалось, он умер по пути в больницу в арендованной ею машине.)


Mitsuko Uchida with Jesse Mills, Marlboro Music Festival, Marlboro, Vermont, 2002
(Про этот портрет Мицуко Утиды и её ученика Джесси Миллса, журналист Дэвид Герман в своей критической статье точно подметит следующее: «В книге, большая часть которой посвящена старению, болезни и смерти без сомнения можно отыскать множество мрачных иллюстраций. Одиночество, кажется вот она — реальная проблема людей на снимках. Как же беспощадно мало здесь счастливых лиц. Но есть одно приятное исключение — фотография Мицуко Утиды со своим студентом на музыкальном фестивале в Вермонте. Он играет на скрипке с оглядкой на ноты. Однако она полностью увлечена процессом, она растрогана и сосредоточена. Искусство, а не титулованное имя музыканта приводит её в чувства.»)


Mexico, 1989
(Портрет Сьюзан Сонтаг из совместного путешествия.)


Quai des Grands Augustins, Paris, 2002
(Последняя поездка в Париж. В конце 70-х, в своем очередном сборнике эссе, Сонтаг безапелляционно объявит читателю о том, что: «Фотография — реестр смертности. Достаточно движения пальца, чтобы вложить в момент посмертную иронию.»)


Cindy Crawford, Brookville, New York , 1993
(Портрет американской супермодели Синди Кроуфорд.)


Monument Valley, Arizona, 1993
(Долина монументов на северо-востоке Аризоны.)


Arnold Schwarzenegger, Malibu, California, 1988
(Портрет американского культуриста, политика-республиканца и актёра австрийского происхождения Арнольда Шварценеггера. )


Willie Nelson, Luck Ranch, Spicewood, Texas, 2001
(Портрет американского кантри-музыканта Вилли Нельсона.)


Johnny Cash and Roseanne Cash, Hiltons, Virginia, 2001
(Портрет американского кантри-музыканта Джонни Кэша и Розанны. Согласно легенде оставленной Лейбовиц — в своей студии, собирая по укромным углам негативы, которые уже через месяц станут общественным достоянием, она плакала неизменно под альбом «Black Cadillac» талантливой дочери человека легенды в темных одеждах.)


Leaving Seattle, November 15, 2004
(Свое отсутствие рядом, в момент смерти Сонтаг, Лейбовиц называет самым большим жизненным сожалением. В конце 2004 года, разрываясь между двумя американскими штатами, в каждом из которых в ней буквально смертельно нуждался близкий ей человек, Энни пыталась совершить невозможное. В день, когда Лейбовиц поехала навестить умирающего от рака отца во Флориду, Сьюзан выглядела плохо, но из-за неоднократно виденных ранее последствий химиотерапии, такое состояние можно было без лишних эмоций обозвать «обыкновенно плохим».
Но уже через несколько часов Дэвид, сын Сонтаг, попросит Лейбовиц вернуться назад. Он её успокоит и скажет, что время у них еще есть. Сьюзан Сонтаг умерла 28 декабря 2004 года. Похоронена в Париже на кладбище Монпарнас.)


(Повествование Лейбовиц не кончается со смертью Сонтаг, Энни потребуется всего лишь еще один год для того, что бы завершить некий цикл. В своём интервью она говорит: «Со Сьюзан у меня был роман. Отношения с родителями длинной в жизнь. А будущее — это мои дети. Работая над альбомом, я старалась оставаться предельно честной по поводу всех этих вещей.»)


Annie Leibovitz, Hotel Gritti Palace, Venice, December 1994 by Susan Sontag
(Описывая свои ощущения от работы над фотокнигой «A Photographer»s Life: 1990-2005», Лейбовиц скажет: «Когда альбом был готов, я почувствовала в себе какую-то неожиданную силу, что-то от Сьюзан. То, что дала мне её смерть. Да, она до сих пор со мной чем-нибудь делится.»)

Annie Leibovitz (Энни Лейбовиц) | Радио Monte Carlo 102.

1 FM

Известный американский фотограф Энни Лейбовиц специализируется на портретах знаменитостей и в наши дни является самой востребованной женщиной-фотографом в мире. Более того, Энни стала первой женщиной в истории, удостоившейся собственной выставки в знаменитой Национальной портретной галерее Вашингтона. Звездными «моделями» Лейбовиц в разное время были такие исполнители, как Боб Дилан, Патти Смит, Боб Марли, а в 1975 году она была официальным фотографом группы Rolling Stones во время их американского турне. Самой же известной работой Энни Лейбовиц считается фотография обнаженного Джона Леннона, целующего лежащую рядом с ним Йоко Оно. Снимок этот был сделан для обложки журнала Rolling Stone 8 декабря 1980 года всего за несколько часов до убийства Джона Леннона и является последней профессиональной фотографией музыканта. По рассказам Энни, по заказу журнала Леннон должен был позировать для обложки без своей жены. Однако он настоял, чтобы в кадре Йоко была вместе с ним. В голове Лейбовиц тут же родилась новая концепция фотографии – обнаженный Леннон целует и обнимает одетую Оно, как будто пытается ее согреть. Увидев самый первый пробный снимок наPolaroid, музыкант пришел в полнейший восторг и сказал Энни, что она показала его отношения с Йоко именно такими, какие они есть на самом деле. В 2005 году эта фотография заняла первое место на конкурсе «Лучшая журнальная обложка за последние 40 лет». Кстати, на втором месте тогда оказалась еще одна работа Энни Лейбовиц – фотография обнаженной Деми Мур на восьмом месяце беременности, сделанная для обложки журнала Vanity Fair, на который с 83 года работает фотограф. Учитывая репутацию и славу Энни Лейбовиц, неудивительно, что именно ее в 2007 году пригласили сделать официальную фотосессию английской королевы Елизаветы Второй во время визита Ее Величества в Соединенные Штаты Америки. Во время этой самой фотосессии произошло недоразумении, которое британские СМИ раздули чуть ли не до международного скандала. Фотограф, привыкшая, что ее модели повинуются ей беспрекословно, попросила Елизавету для одного из кадров снять корону – что по этикету не допустимо. Надо отдать должное сдержанности королевы – она исполнила просьбу Лейбовиц. Правда потом, если верить сообщению BBC, очень строго отчитала за этот эпизод своего помощника. История эта, тем не менее, нисколько не навредила карьере Энни Лейбовиц, до сих пор остающейся одним из самых знаменитых фотографов в мире.

Постмодернистская эпоха в фотографиях Энни Лейбовиц (род. 1949)

Энни Лейбовиц. Фото: cdn.fw-daily.com

Энни Лейбовиц принадлежит к наиболее признанным американским портретистам на рубеже второй половины ХХ — начала ХХI столетий. Её известность соизмерима с известностью знаменитостей, которых она фотографирует.

Смелые, графически чёткие, необычайно интимные портреты Энни Лейбовиц характеризуют современную американскую популярную визуальную эстетику. Её фотографии музыкантов и актёров, политиков и спортсменов, танцоров и художников стали по праву иконами времени. В них и поза, и костюм, и окружающая среда — всё подчинено одному: обратить внимание на человека. На портретах Лейбовиц все выглядят привлекательно, зачастую откровенно и интимно, порой эпатажно, но никогда оскорбительно. Вуппи Голдберг предстаёт смеющейся в тёплой молочной ванне, Деми Мур — обнажённой, беременной, Бетти Мидлер — лежащей среди роз (после фильма «Розы» с её участием), Джек Леммон — в женской сорочке об руку с обнажённым Тони Кертисом, художник Кит Хэринг — закамуфлированный под естественный элемент собственной живописи… С её художественными находками можно соглашаться или нет, но каждый портрет незабываем и демонстрирует доверительные отношения между фотографом и объектом. Такая близость позволяет Лейбовиц снимать в разных ракурсах, порой эксцентричных, находя каждому свой концептуально оригинальный образ. Нередко она, представляя знаменитостей, приоткрывает для публики их частную жизнь.

Энни-Лу Лейбвовиц родилась в Уотербери (Коннектикут) третьим ребёнком из шести детей в еврейской семье эмигрантов. Она представляет третье поколение беженцев. Родители её матери Мэрилин, преподавателя современного танца, эмигрировали из России, а родители отца Самюэля, полковника ВВС США, — из Румынии.

Первые годы детства Энни прошли в частых переездах в связи со службой отца. Так, свои первые фотографии она в восемь лет сделала на Филиппинах. Интерес к искусству появился у Энни ещё во время учёбы в Northwood High School (Мэриленд), очевидно, не без влияния матери. Решив стать преподавателем искусства, она поступает в Институт искусств Сан-Франциско, изучает живопись и фотографию (1967 — 1971). Её заинтересовало творчество фотографов Роберта Франка и Анри Картье-Брессона. Фотография становится для неё всё более привлекательной.

На третьем курсе Энни на полгода прерывает учёбу и в поисках новых впечатлений отправляется в Израиль (1969). Живя в кибуце, она работает фотографом в археологической экспедиции, занимавшейся раскопками на месте Храма царя Соломона, много фотографирует кибуцников. В Израиле Энни получает в подарок от друга подписку на журнал Rolling Stone. Рассматривая его, она тогда подумала: «Вот бы поработать для этого журнала…».

Фото: istardesign.com

В 1970 году, вернувшись в Калифорнию, Энни показала израильские фотографии в Rolling Stone. Мечта стала сбываться: её фотографии понравились Роберту Кингбери, художественному директору журнала, а редактор Дженн Веннер предложил Энни сделать портрет Джона Леннона для иллюстрации его интервью с певцом. Спустя месяц фотография была опубликована на обложке журнала (John Lennon, Rolling Stone, January 21, 1971). И карьера Лейбовиц ярко устремилась вверх. Редко, кто сразу так хорошо начинает.

1970-е годы были связаны для Лейбовиц с работой в Rolling Stone. В 24 года (1973) она — главный фотограф журнала. Двумя годами позже по договору с группой Rolling Stone Лейбовиц документирует их концертное турне по Америке. Она фотографировала в дороге, гостиницах, на эстраде. Экспрессивные портреты Мика Джаггера, Кейта Ричардса, сцены выступлений ансамбля признаны наиболее сильными, выразительными изображениями, сделанными когда-либо в мире рок-н-ролла.

Оставаясь фотожурналистом, Лейбовиц в эти годы впервые пробует портретировать. 8 декабря 1980 года она вновь делает портрет Леннона, обнажённого, свернувшегося в позе зародыша, прильнувшего в поцелуе к Йоко Оно. Он хотел быть сфотографированным в таком виде, хотел показать миру своё преклонение перед женой, горделиво стоящей, милостиво принимающей его обожание. Леннон любил её. «Вот мы, — сказал он Энни, когда взглянул на контрольный снимок, сделанный камерой Polaroid, — это наши взаимоотношения». Фотография, снятая за пять часов до убийства Леннона в Нью-Йорке, появилась 22 января 1981 года на обложке Rolling Stone, вызвав удивление и шок. Это был последний снимок Леннона, а Энни Лейбовиц оказалась последним фотографом, которому он согласился позировать. Она очень точно выразила сущность этой фотографии: «Это поразительный портрет и прекрасный пример того, как обстоятельства могут изменить картину».

В 2005 году Американское общество издателей журналов, рассмотрев журнальные обложки за последние 40 лет, присудило первое место журналу Rolling Stone за январь 1981 года с фотографией обнажённого Леннона. На втором месте также оказалась работа Энни Лейбовиц — фотография обнажённой, на седьмом месяце беременности, Деми Мур, представленной на обложке Vanity Fair за август 1991 года. Мур стала первой знаменитостью, решившейся сфотографироваться в столь шокирующем виде. У неё оказались многие последователи, в том числе супермодель Синди Кроуфорд (обнажённая среди листвы и со змеёй вокруг шеи).

Королева Елизавета II. Фото: photopoint.com.ua

За десять лет работы Лейбовиц в Rolling Stone на обложках журнала было опубликовано 142 её фотографии. 1983 год остался памятным для Лейбовиц. Выходит из печати её первая книга «Фотографии», американское общество журнальных фотографов назвало Лейбовиц «Фотографом года», её приглашают в Vanity Fair. Она — первый штатный фотограф журнала. Открылись новые перспективы. «Я восхищалась фотографиями Битона, Пенна и Аведона, наряду с признанием новаторства таких фотографов, как Роберт Франк, — сказала она тогда, — однако, в избранном виде жанра я должна была найти свою форму очарования».

С переходом в Vanity Fair Лейбовиц всё больше снимает в цвете. Её цветные фотографии отличает глубокая насыщенность тонов благодаря искусному сочетанию естественного и искуственного света. Удивить, шокировать зрителя — становится приметой многих фотографий Лейбовиц. Так, портрет обнажённой Деми Мур, помещённый на обложке Vanity Fair в 1991 году, вызвал шок и моральное неприятие у многих людей. В утренние часы первого дня после выпуска журнал был моментально распродан в киосках Центрального вокзала Нью-Йорка. В других районах страны он продавался в белой суперобложке как порнографический журнал.

Кого только Энни Лейбовиц ни фотографировала: Билла Клинтона, кабинет Буша-младшего и яростного «антибушевца» Майкла Мура, королеву Елизавету II, которую уговорила сфотографироваться без короны, Дональда и Меланию Трамп. Этот пречень знаменитостей бесконечен. Как отмечает обозреватель The New York Times Сара Боксер: «Её элегантные портреты возносят журнальное портретирование знаменитостей до многозначительно новых высот».

Наряду с работой для журналов Лейбовиц во второй половине 80-х годов являлась официальным портретным фотографом игр чемпионата мира в Мексике (1985), участвовала в рекламных кампаниях American Express (1987) и Gap (1988), снимая знаменитостей в джинсах и T-shirts. В связи с 50-летним юбилеем American Ballet Theater фотографировала артистов балета (1989). Документировала выступления White Oak Dance Project с Михаилом Барышниковым и Марком Моррисом (1990).

В 1989 году Энни Лейбовиц знакомится с Сюзан Зонтаг, выдающейся писательницей, культурологом, исследователем эстетики фотографии, ставшей её близким другом. Энни так высказалась о своих отношениях с Зонтаг: «Мы были двумя людьми, которые помогали друг другу в нашей жизни. Самое близкое слово по-прежнему «друг», но можете называть нас любовниками. Мне нравится это слово — оно звучит так романтично. Я хочу быть совершенно искренней — я люблю Сюзен». Их близкие отношения продолжались до 2004 года — года смерти Зонтаг от лейкемии. Именно Зонтаг принадлежит известный афоризм: «Всё в мире существует для того, чтобы быть запечатлённым на фотографии».

Джон Леннон и Йоко Оно. Фото: sobaka.ry

Хотя 80-е годы были достаточно успешными для Лейбовиц, триумфом её творческой карьеры стали 90-е годы. В 1991 году публикуется большой, хорошо оформленный альбом «Фотографии Энни Лейбовиц, 1970–1990» — ретроспектива 20-летней работы. На обложке — знаменитая фотография Джона Леннона и Йоко Оно. Энни посвятила книгу своим братьям и сёстрам. На первых листах — семейные фотографии матери, отца, своих детей: в 51 год Энни родила старшую дочь Сару Кэмерон, а младших девочек-двойняшек ей выносила суррогатная мать. Близость с родными и друзьями постоянно поддерживает Энни в её творчестве. «У меня только одна жизнь, — говорит она, — личные фотографии, и фотографии, относящиеся к работе, — это всё её части».

Для Лейбовиц процесс фотографирования обычно достаточно длителен и трудоёмок. Тщательно устанавливается освещение, продумывается композиция будущей сцены, подбираются костюм, грим, реквизит. В работе участвуют десятки людей. Так для того, чтобы сделать несколько фотографий маленькой Сури, дочки Тома Круза и Кэти Холмс, Энни пришлось ходить за ними с камерой две недели.

Упомянутая книга 1991 года, подводящая итог 20-летнего творчества фотографа, сразу была названа New York Times бестселером. Автору присуждена премия Американского института графических искусств Book Show Award и ежегодная премия художественных директоров. New York Times Book Review писала о Лейбовиц в связи с публикацией её книги: «Энни Лейбовиц служит серьёзной цели, подтверждающей её место творца, наиболее одарённого фотографа наших дней. Её фотографии — от смелых чёрно-белых в Rolling Stone до живых цветных в Vanity Fair, показывают, что госпожа Лейбовиц способна объединить обаяние, интимность и ум, которые нам хочется увидеть в изображении знаменитостей».

В 1991 году более 200 чёрно-белых и цветных фотографий Лейбовиц были показаны на выставке в Национальной галерее портрета в Вашингтоне. Она стала второй из здравствующих фотографов и первой женщиной, удостоенной этой чести. До 1994 года выставка путешествовала по разным странам мира.

В 1996 году Энни Лейбовиц являлась официальным фотографом летних олимпийских игр в Атланте, что дало ей возможность сделать серию портретов американских легкоатлетов, представленную в книге «Олимпийские портреты» (1996). В 1999 году она опубликовала книгу «Женщины» с текстом Сюзан Зонтаг, содержащую широкий круг портретов американских женщин, известных и совсем неизвестных — от первых дам страны Хиллари Клинтон и Барбары Буш до фермерши из Арканзаса.

RUNYweb.com

Первые десятилетия нового тысячелетия стали триумфом признания творчества Энни Лейбовиц. В 2006–2007 годах в Бруклинском музее состоялась наиболее представительная ретроспективная выставка («Жизнь фотографа: 1990–2005») работ Лейбовиц, содержащая более 200 фотографий. Её увидели в дальнейшем не только посетители ряда американских музеев, но и в Париже и Лондоне. И на выставке, и в альбоме, сопровождавшем её, были представлены наиболее известные портреты, сделанные за 15 лет, а также старые семейные фотографии.

В 2006 году вышел документальный фильм, посвящённый Энни Лейбовиц, «Жизнь, увиденная через объектив». В 2009 году за многолетние творческие достижения Королевское фотографическое общество наградило Лейбовиц «The Royal Photographic Society’s Centenary Medal» (Лондон). В этом же году она удостоилась награды за большой вклад в искусство фотографии от Международного центра фотографии (Нью-Йорк). Свои работы последних лет Лейбовиц представила в новом альбоме «Портреты, 2005–2016», изданном в 2017 году.

В 2018 году Национальный музей женского искусства (Вашингтон), отмечая выдающиеся достижения Энни Лейбовиц в визуальном искусстве, награждает её премией. В конце 2018 — начале 2019 года в петербургском Эрмитаже состоялась выставка дарственных фотографий Лейбовиц, она сама и представила экспозицию. Будучи в Петербурге, как не побывать в Мариинском театре на балете, которым Энни увлекалась ещё в детстве, занимаясь у русских эмигрантов. Хореография потрясла её: «Американский балет — это три прихлопа, два притопа. А здесь мне просто голову снесло».

Энни Лейбовиц — портретист нового времени. Она, подобно старым мастерам XIX века, таким, как Мэтью Брэди в США, Джулия Маргарет Кэмерон в Англии или Надар во Франции, передавая сходство объекта, одновременно наделяет портреты такими чертами, которые становятся иконографическими вехами в истории популярной культуры общества. Энни Лейбовиц — портретист, чутко воспринимающий современную культуру.

Независимо от того, занимается ли Энни Лейбовиц рекламой, выступает ли фотожурналистом или режиссирует свои концептуально оригинальные портреты, её художественный стиль в значительной мере формирует взгляд на современную поп-культуру. Лейбовиц делает очень много для определения времени, в котором она живёт. Вся жизнь Энни Лейбовиц подчинена фотографии. Её время расписано на много лет вперёд. Она ещё удивит своего зрителя.

Лев ДОДИН

Оцените пост

Загрузка…

Поделиться

Работа Энни Лейбовиц над фильмом «Женщины» никогда не заканчивается

Недавним утром в своей фотостудии в Челси Энни Лейбовиц нежно обсуждала со своей давней подругой Глорией Стайнем фотосессию, которую они сделали вместе.

Статная мисс Лейбовиц с длинными белыми волосами, ниспадающими на черную рубашку с расстегнутыми пуговицами, вспоминала, как в прошлом году указывала на захламленный стол мисс Стайнем в углу ее дома и говорила: «Это твоя кабина».

«Я думаю, что молодому студенту или писателю важно видеть вас за работой», — сказала миссис Уайт.Лейбовиц сказал ей.

На готовом портрете, теперь прикрепленном к стене, г-жа Стейнем, 82-летняя политическая активистка и защитница прав женщин, запечатлена погруженной в свои мысли — или озабоченные — за своим компьютером, в окружении книг и бумаги и купающейся в свете ее настольной лампы. «Конечно, это то место, которое значит для меня больше всего, — сказала г-жа Стайнем, — потому что именно здесь я пишу — и где я не могу писать».

Интимное фото г-жи Стайнем было первым из десятков новых изображений женщин-лидеров — в политике, спорте, бизнесе и культуре — которые г-жа67-летняя Лейбовиц в прошлом году начала обновлять свой проект 1999 года «Женщины», книгу, созданную совместно с ее 15-летней партнершей Сьюзен Зонтаг, которая умерла в 2004 году. никогда не было сделано. »

Семнадцать лет спустя, с «Женщинами: новые портреты», она вносит свой вклад в историю с новым наставником, г-жой Стайнем; новое поколение зрителей; и новый формат за пределами печатной страницы. С января г-жа Лейбовиц находится в международном туре по 10 городам, появляясь не в музеях или торговых центрах, а на исторически богатых «всплывающие» сайты, где аудитория приглашается присоединиться к ней в «говорящих кругах», возглавляемых г-жой .Стейнем. Они сосредоточились на вопросах, которые варьируются от сексуального насилия в отношении женщин в Мехико до опыта женщин в мире технологий в Сан-Франциско.

«Разговор в таких группах вызывает у меня слезы от того, что мы можем делать такую ​​работу в рамках шоу», — сказала г-жа Лейбовиц, добавив, что новая работа более «демократична» — более личная, более удовлетворяющая, больше озабочены тем, что кто-то делает (например, Андреа Медина Росас, адвокат по правам человека, работающая с женщинами на границе США и Мексики), а не тем, как они выглядят.

— И быть там с Глорией и разговаривать в таких компаниях, — сказала она. «Боже, неужели так может быть? Мне нравится эта жизнь».

Вероятно, ведущий фотограф знаменитостей в мире, г-жа Лейбовиц уже 45 лет снимает женщин как личностей на глянцевых страницах журналов «Rolling Stone», «Vanity Fair» и «Vogue», зарабатывая то, что когда-то считалось 5 миллионов долларов в год и до 250 000 долларов для рекламных клиентов.

Своим сильным, самоуверенным голосом она во многом определила канон современной портретной живописи, создав неизгладимые и провокационные образы, в том числе обнаженного Джона Леннона, прижавшегося к своей одетой жене Йоко Оно; частично одетая звезда Диснея Майли Сайрус в 15 лет; очень беременная и очень обнаженная Деми Мур; и г-жаОно после смерти мужа — ее «слезы» из-за трюка с камерой с вазелином (хотя г-жа Оно рассказала другим, что г-жа Лейбовиц так и не объяснила, почему ее мазали вазелином).

«В 1999 году мы усердно искали женщин-руководителей и женщин-руководителей компаний — мы застрелили Карли Фиорину», — сказала г-жа Лейбовиц, сравнивая два проекта. «Теперь кажется, что женщин на высоких должностях действительно намного больше. Казалось, что проблемы были на первом плане».

Среди рядов портретов, приколотых к стене студии за ее спиной, нет ни одной обнаженной натуры, спонсируемой комиссией карт-бланш, оцениваемой в миллионы долларов, от UBS, финансовой компании, — хотя вряд ли кто-то мог представить, чтобы спросить певицу Адель за пианино, телепродюсер Шонда Раймс на съемочной площадке, пакистанская активистка Малала Юсуфзай в классе, приматолог Джейн Гудолл или сенатор Элизабет Уоррен раздеваются.Кейтлин Дженнер — самая скудно одетая из группы.

Пересматривая проект 1999 года, она сказала: «Я хотела видеть Глорию Стайнем старше. Я хотел Мисти Коупленд, первую чернокожую прима-балерину труппы, которая существует уже 75 лет». И никто не знал Лену Данэм. Г-жа Лейбовиц изо всех сил старается провести несколько минут наедине с Ангелой Меркель, канцлером Германии, которая не любит фотографироваться, перед открытием выставки 14 октября во Франкфурте.

«Вы не можете смотреть на все эти изображения, не видя истинного человеческого разнообразия женщин, не характеризующегося какими-либо женскими представлениями или ролями о том, кем мы должны быть», — сказала г-жа.Steinem, который помог составить список.

Старый формат обмена историями в кругу — «активизм 101», — добавила она. В центре каждой инсталляции расположен круг стульев, по бокам которого стоят новые портреты на длинной доске объявлений; два больших монитора проецируют слайд-шоу с более ранними фотографиями мисс Лейбовиц. Тур начался в Лондоне в январе прошлого года на гидроэлектростанции Уэппинг, и в каждом городе были добавлены свежеснятые портреты.

«Когда ты фотограф, ты работаешь в вакууме», — говорит миссис Уилсон.— сказал Лейбовиц. «Вы делаете снимок, он публикуется. Вы действительно не слышите людей. Такие вещи, когда ты видишь, как люди смотрят, заставляют меня хотеть делать больше и быть более вовлеченным».

18 ноября выставка откроется в Нью-Йорке в спортивном зале старой исправительной колонии Бэйвью, бывшей женской тюрьмы на 20-й Западной улице и 11-й авеню, закрытой после повреждений, нанесенных ураганом «Сэнди». После того, как выставка завершится там 11 декабря, Deborah Berke Partners и NoVo Foundation начнут преобразование структуры в стиле ар-деко в Женское здание, будущий центр для женских групп и услуг.Когда он откроется в 2020 году, его заброшенные кельи исчезнут, а терракотовый фасад и красочная настенная мозаика будут восстановлены.

«Это гармоническая конвергенция», — сказала г-жа Стейнем о согласовании между вдохновляющим посланием выставки и тем, как здание переосмысливается.

Г-жа Стайнем сказала, что она «усердно отплясывала чечетку», чтобы помочь получить планы для женского центра через бюрократические одобрения, и направила г-жу Лейбовиц в помещение. Они пригласили бывших заключенных женщин из Бэйвью в качестве доцентов и проведут дискуссию о правах женщин и заключении женщин на общественном собрании 11 ноября.16.

Первоначальная идея книги фотографий о женщинах принадлежала г-же Зонтаг, с которой г-жа Лейбовиц познакомилась в 1989 году во время фотосъемки. Она описала подготовку к своему первому свиданию за ужином с выдающимся писателем, прочитав две книги г-жи Зонтаг и «Нью-Йорк Таймс» от корки до корки. «Я хотела взять с собой открытки для заметок», — засмеялась она, добавив, что г-жа Зонтаг «такая очаровательная и такая милая».

Их отношения начались во время работы мисс Лейбовиц на Vanity Fair, для которой она сняла знаменитую Вупи Голдберг, погруженную в ванну с молоком.(Плодовитый исследователь г-жа Лейбовиц имела в виду один из сценических персонажей комика — чернокожую девушку, которая чистит кожу отбеливателем, пытаясь выглядеть белой.)

Мисс Зонтаг призвала ее заняться сложным и личным ряд. «Я знала, что если я собиралась работать со Сьюзен Зонтаг, мне нужно было стать лучше — стать лучшим фотографом, стать лучшим человеком», — сказала г-жа Лейбовиц. В качестве шаблона она использовала концепцию фотографа Августа Сандера о документировании «всех слоев общества» и отправилась на поиски школьных учителей, космонавтов, судей Верховного суда, фермеров, светских львиц, проституток, первой леди, шахтеров, спортсменов.

Книга бросила вызов традиции, как писала г-жа Зонтаг, фотографировать женщин из-за их красоты, а не их характера. Новый проект развивает эту идею. «Образы женщин должны догонять образы мужчин», — сказала г-жа Лейбовиц. «Я не знаю, удалось ли мне когда-нибудь добиться успеха для Сьюзен на каком-то уровне, поэтому очень приятно вернуться к этому проекту».

Самая большая разница, которую она обнаружила между 1999 годом и сегодняшним днем, — это уверенность в себе, которую она видит в женщинах, которых она фотографирует.

Ева Респини, главный куратор Института современного искусства в Бостоне, которая не работала напрямую с госпожой Лейбовиц, находит проект поразительным «неявным сотрудничеством» между фотографом и натурщиками. «Благодаря собственной силе Энни она может заставить своих подданных раскрыть что-то о себе, подопытных, которые, как я полагаю, обычно довольно осторожны», — сказала она. «Часто, когда у вас есть мужчина-фотограф и женщина-натурщик, с самого начала возникает своего рода дисбаланс сил.То, что я вижу на этих фотографиях, — это выравнивание игрового поля».

На выставке в Нью-Йорке будет представлен новый портрет г-жи Лейбовиц Серены и Винус Уильямс, сделанный в сентябре после неожиданного поражения Серены в полуфинале Открытого чемпионата США и потери ею первого места в рейтинге. На портрете сестры заключены в объятия, а более старшая и высокая Венера словно защитная оболочка вокруг более уязвимой на вид Серены.

«Это была тяжелая съемка, — сказала мисс Лейбовиц.«Это реально то, как они заботятся друг о друге и поддерживают друг друга». После того, как Винус проиграла Серене на прошлогоднем Открытом чемпионате США, г-жа Лейбовиц была вдохновлена ​​полностраничной фотографией в «Таймс», на которой сестры обнимаются, которую она вырвала из бумаги и наклеила на холодильник для своих трех дочерей-подростков — Сары, родилась в 2001 году, а близнецы Сьюзан и Самюэль — в 2005 году. «Я сказала: «Они сестры». Она работала целый год, чтобы запланировать последнюю съемку.

«Сидение — это очень психологично», — сказала госпожа.Лейбовиц, который провел день в Вирджинии с фотографом Салли Манн, у реки, где г-жа Манн фотографировала своих детей. «Поскольку она фотограф, она знает, чего вы хотите или хотели бы иметь, и изначально было своего рода сопротивление этому. Затем, на полпути, был момент — вы почти могли видеть, как это происходит. Она дала мне эти фотографии».

Тем не менее, мисс Лейбовиц явно не нравилась смена ролей, когда в ее студию в Челси прибыл фотограф, чтобы снять ее и мисс Лейбовиц.Стейнем. Мисс Лейбовиц расспросила мужчину о том, как он их расположил, под каким углом он снимал и как он выбирал освещение, в какой-то момент вскочив, чтобы проверить, как это выглядит на экране задней панели его камеры. «Я не могу с собой поделать, извините», — сказала она. «Я такой помешанный на контроле». (Позже она снова пригласила его на еще одну фотосессию. )

Мисс Лейбовиц держала узду в художественном, но не всегда деловом плане. В 2009 году она столкнулась с широко разрекламированными финансовыми проблемами после того, как взяла необдуманные кредиты на миллионы долларов и использовала свои дома и права на свои фотографии в качестве залога.Она рассказала о многих стрессах, с которыми она столкнулась, от существующих ипотечных кредитов на ее дома до федеральных и государственных налоговых залогов, судебных исков и расходов, связанных со смертью г-жи Зонтаг и ее собственных родителей и рождением троих детей.

«Я все ждала, что рыцарь в доспехах придет и спасет положение, но единственным ответом на это было просто усердно работать», — сказала недавно г-жа Лейбовиц. Она рефинансировала кредиты в 2010 году и сказала, что погасила непогашенные остатки к 2011 году. (В 2014 году она продала свой таунхаус в Вест-Виллидж за 28 долларов.5 миллионов и «урезана» до квартиры за 11 миллионов долларов в Верхнем Вест-Сайде.)

«Между искусством и коммерцией всегда есть какая-то мучительная вещь — то, как мы зарабатываем на жизнь», — сказала она. Она называет работу по заданию для журналов «отличной дорогой», даже если публикуемые фотографии не всегда ее любимые.

Ее сотрудничество с UBS началось в 2014 году, когда ее наняли для съемки рекламной кампании. Когда UBS спросил, есть ли что-то, что она хотела бы сделать для себя, она предложила серию новых женских портретов.«Это восходит к заказу в эпоху Возрождения», — сказала она.

Банк согласился на ее комиссию, но не стал обсуждать подробности.

По словам Йохана Джерво, директора по маркетингу UBS, он сделал выставки бесплатными для публики и спонсировал образовательные программы и семинары для студентов, изучающих искусство, с г-жой Лейбовиц в каждом помещении. В конце концов UBS получает набор гравюр, чтобы пополнить свою корпоративную коллекцию из 35 000 произведений искусства, а также связь с громким турне г-жи Лейбовиц, чтобы отполировать свой бренд.

«Это задание моей мечты», — сказала мисс Лейбовиц. «Недостаточно людей говорят о том, как здорово становиться старше, и о некоторых крутых вещах, которые можно делать».

Это может означать прыжки в бассейн, как она недавно сделала, чтобы сфотографировать олимпийскую чемпионку по плаванию Кэти Ледеки под водой, отталкиваясь от борта, как будто в трансе. Мисс Лейбовиц уверена, что будет фотографировать Хиллари Клинтон в Белом доме. — Это ее время, — сказала она.

Когда она будет считать проект завершенным? «Сама Сьюзен сказала, что это всегда незавершенная работа»,— сказал Лейбовиц. «Женщины — это незавершенная работа. До самой смерти я буду делать эти фотографии».

Самые дорогие фотографии Энни Лейбовиц, проданные с аукциона

Без Энни Лейбовиц и ее фотографий современная портретная живопись и фотография в целом просто не были бы такими богатыми, как сегодня. От легендарных снимков знаменитостей Джона Леннона в день его убийства и беременной и обнаженной Деми Мур на обложке Vanity Fair до основополагающего проекта « женщин » и ее последнего новаторского подхода к календарю Pirelli — работа Энни Лейбовиц стоит особняком. на высоком собственном уровне.Она фотографировала всех знаменитостей мира и не только, устанавливая новые стандарты в творческой сфере и внедряя уникальный художественный стиль. Энни Лейбовиц, которую часто хвалят за ее способность извлекать лучшее из людей, которых она изображает, в манере Ричарда Аведона, продолжает создавать самые знаковые портреты знакомых лиц нашего времени . Хотя она работает фотографом для таких журналов, как Vanity Fair и Vogue , а также для различных модных брендов, таких как Prada и Tom Ford, некоторые ее фотографии также попали на аукционы, и в этой статье мы расскажем о 10 самых продаваемых из них.

Чтобы увидеть все фотографии Энни Лейбовиц с аукционов, обязательно посетите ее специальную страницу, а чтобы увидеть самый дорогой портрет на сегодняшний день, прокрутите вниз!

    Совет редактора: Женщины

«Каждая из этих картин должна стоять сама по себе», — пишет Сьюзан Зонтаг в эссе, сопровождающем портреты. «Но ансамбль говорит: «Так вот какие женщины сейчас — такие разные, такие разные, такие же героические, такие заброшенные, такие же обычные, такие же нетрадиционные, как это». Фотографии Энни Лейбовиц в фильме «Женщины», сделанные специально для книги, охватывают широкий спектр сюжетов: рэп-исполнитель, космонавт, два судьи Верховного суда, фермеры, шахтеры, кинозвезды, танцовщицы, наездницы родео, светские львицы, репортеры, танцоры, горничная, генерал, хирург, первая леди США, госсекретарь, сенатор, рок-звезды, проститутки, учителя, певцы, спортсмены, поэты, писатели, художники, музыканты, театральные режиссёры, политические активисты, артисты перформанса и деловые женщины.

Кейт Мосс для американского Vogue, октябрь 1999 г.

Эта фотография Энни Лейбовиц стала фаворитом Кейт Мосс , так как супермодель решила включить ее в свою 368-страничную журнальную книгу, посвященную 25-летию ее карьеры. Он также был впервые выставлен вместе со всеми другими на территории Великобритании в 2015 году, что доказывает, что она является одной из самых фотографируемых женщин в мире. В нем мы почти не узнаем ее, так как ее знакомое лицо проступает между большими серьгами и головным убором из сверкающих бриллиантов.Изображение является частью большого парижского портфолио, посвященного британской супермодели, опубликованного в американском Vogue в октябре 1999 года, и на нем также был изображен музыкант Пафф Дэдди.

В 2015 г. фотография была продана за $19 600 с премией покупателя на Phillips в Лондоне. Больше информации здесь!

Скарлетт Йоханссон, 2004 год.

Эта фотография Энни Лейбовиц 2004 года является одним из многих портретов Скарлетт Йоханссон , которые она сделала. На снимке, завершающемся Vanity Fair, молодая актриса полулежит на зеленом бархатном диване, покрытом большим украшением, в расслабленной и сексуальной позе.Тем не менее, эта фотография, созданная как фэшн-снимок, доказывает способность Энни Лейбовиц сделать так, чтобы ее модели выглядели естественно и комфортно, независимо от случая, обстоятельств или даже цели сеанса. Чаще всего она ловит своих моделей в промежутках между позами для получения такого результата, одновременно привлекая внимание к эстетической привлекательности человеческого тела и грубой красоте самих людей.

Этот принт был продан за 22 500 долларов с премией покупателя на Phillips в Нью-Йорке в 2014 году.Дополнительные данные аукциона после клика.

Дэвид Бекхэм, Толедо, Испания, 2004 г.

Определенно икона в мире футбола и моды, Дэвид Бекхэм является влиятельной фигурой, и он часто использует этот факт для работы со многими благотворительными организациями. В 2016 г. он выставил на аукцион серию невиданных портретов, сделанных на протяжении многих лет, чтобы собрать деньги для ЮНИСЕФ. Организованный компанией Phillips, он представлял и продавал фотографии, сделанные известными художниками, такими как Марио Сорренти, Стивен Кляйн, Сэм Тейлор-Джонсон и, конечно же, Энни Лейбовиц.Ее образ футболиста 2004 года, обнаженного до пояса и соблазнительного, стал третьим бестселлером дня после совершенно новых работ, созданных по этому случаю британскими художниками Дэмиеном Херстом и Трейси Эмин.

$26 530 — цена этой работы с премией покупателя, полученная на выставке Phillips в Лондоне в 2016 году. Подробнее здесь!

Мухаммед Али, Нью-Йорк, 1996 год.

Недавно умерший Мухаммед Али был частой моделью Энни Лейбовиц; от откровенных снимков конца 1970-х годов до престижной кампании Louis Vuitton 2012 года, которая способствовала проекту «Изменение климата».На этой фотографии Энни Лейбовиц 1996 года легенда бокса находится в студии в толстовке с капюшоном и мягко смотрит в камеру, почти не затронутая болезнью Паркинсона, которая была частью его жизни в течение двенадцати лет до этого снимка. Это классический пример портретной живописи, напоминающий о вышеупомянутом Ричарде Аведоне, которым восхищалась Энни Лейбовиц и который находился под его влиянием.

Фотография Мухаммеда Али достигла самой высокой цены на аукционе Sotheby’s в Лондоне в 2008 году — 36 060 долларов с премией покупателя. Для получения дополнительных данных нажмите здесь.

Джон Леннон и Йоко Оно, Дакота, Нью-Йорк, 8 декабря 1980 года.

Даже если бы это была не последняя официальная фотография Джона Леннона , убитого всего несколько часов спустя, этот снимок все равно стал бы знаковым. Появившись на обложке Rolling Stones, все о нем теперь легендарно: от Йоко Оно , полностью одетой, и Джона Леннона, полностью обнаженного, до того, что он свернулся калачиком к ней, а не наоборот, образ был воссоздан заново. много раз на протяжении многих лет другими знаменитостями и фотографами, отдавая дань уважения большой любви между ними и блаженному моменту счастья перед трагическим концом, который никто не мог предвидеть.

Самая высокая цена за изображение была достигнута на аукционе Phillips в Лондоне в 2007 году — 35 950 долларов США с премией покупателя. Для просмотра полной истории нажмите здесь.

Королева Елизавета II, Букингемский дворец, Лондон, 2007 г.

В 2007 году Энни Лейбовиц стала первой американкой, которую Королевский дворец Великобритании попросил сделать официальный портрет королевы Елизаветы II . Хотя стрельба в Букингемском дворце вызвала некоторые споры, когда BBC заявила, что королева вышла во время редакционной статьи, результаты тем не менее были визуально ошеломляющими и, как и ожидалось, вполне традиционными.В течение 25 минут с самым долго правящим монархом Британии фотографу приходилось быстро думать, и чтобы иметь дело с таким крупным «клиентом», требуются некоторые навыки, которыми Энни Лейбовиц, безусловно, обладает. На этой фотографии королева сидит у окна, хорошо собранная и во всей своей королевской красе.

Этот принт был продан на аукционе Sotheby’s в Лондоне в 2011 году за 80 820 долларов с премией покупателя. Больше информации здесь!

Королева Елизавета II, Букингемский дворец, Лондон, 2007 г.

Эта конкретная фотография довольно интересна, потому что Энни Лейбовиц не смогла взять Королеву на улицу для съемки.Вместо этого ей приходилось импровизировать в манере Сесила Битона, который часто приносил фон с цветами, чтобы создать определенную атмосферу. Энни Лейбовиц сначала сфотографировала сад и деревья на заднем плане, а затем сфотографировала королеву на искусственном сером фоне на балконе дворца. На ней была мантия Ордена Подвязки и платье, но не было тиары, которая появляется на других кадрах сеанса. И снова королева выглядит свирепой и мощной, хотя невозможно сказать, что фотография была смонтирована в цифровом виде.

Эта фотография была продана за 40 000 долларов с премией покупателя на аукционе Phillips в Нью-Йорке в 2014 году. Чтобы узнать больше об аукционах, перейдите сюда!

Кит Харинг, Нью-Йорк, 1986 год.

Возможно, вы не узнаете его с первого взгляда, но он есть. Чтобы сделать эту знаменитую фотографию Кита Харинга, Энни Лейбовиц построила всю декорацию в виде гостиной, которую затем художник расписал в своей фирменной игривой иконографии. Но на этом он не остановился — он нарисовал и себя обнаженным, чтобы он мог слиться со своим черно-белым окружением.Он готов покорить нас своей позой и взглядом, и мы готовы смотреть на изображение, изучая его интригующую композицию. Это был один из лучших примеров фотографий Энни Лейбовиц, в которых подчеркивалось концептуальное повествование о предметах.

Эта фотография была продана на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке в 2016 году за 93 750 долларов США с премией покупателя. Нажмите здесь, чтобы узнать больше аукционных данных!

Избранное изображение: Энни Лейбовиц, Лиз О. Бейлен для Los Angeles Times. Все изображения использованы только в иллюстративных целях.

Самая большая подборка портретов Энни Лейбовиц…

Живая легенда, наиболее известная своими завораживающими портретами, часто сделанными в необычных условиях и позах

Существует мнение, что в портретной съемке работа фотографа состоит в том, чтобы сделать объект непринужденным. Я не верю в это.

Одна из наиболее известных цитат, приписываемых фотографу-портретисту Энни Лейбовиц, предлагает прозрачную линзу, через которую можно рассматривать ее работы. Она лучше всего известна тем, что изображает свои объекты в иногда неудобных условиях и позах, ей удалось объединить неортодоксальные изображения, которые она создает, со стилем, который заставляет людей хотеть, чтобы она фотографировала их.

На аукционе фотографий, который состоится 12 апреля на аукционе Heritage Auctions, будут представлены 20 изображений Лейбовиц, это самый большой выбор ее работ, когда-либо выставленных на аукцион. Находка включает в себя ряд актеров, музыкантов и спортсменов, в том числе Стинга, Эллу Фицджеральд, Карла Льюиса, Мика Джаггера, Грега Луганиса, Джека Леммона и Тони Кертиса.

Энни Лейбовиц, вероятно, самый влиятельный фотограф-портретист за последние 50 лет», — сказал директор отдела фотографий Heritage Auctions Найджел Рассел.«Ее фотографии действительно прославили журнал Rolling Stone — ее фотография Джона Леннона и Йоко Оно, сделанная всего за несколько часов до того, как Леннон был убит, считается самой известной фотографией в истории журнала. Она также работала для ряда других известных журналов, таких как Vanity Fair, где она сделала печально известную обнаженную фотографию Деми Мур, когда она была беременна — в то время это был действительно шокирующий снимок.

Лейбовиц называет неортодоксальные изображения «концептуальными портретами», которые, по ее словам, продиктованы субъектом и движимы идеей, которая может быть простой, если она создает связь с субъектом.

Среди топ-лотов подборки:


Стинг, Люцерн, Калифорния, 1985 год и лежа лицом вниз в десерте. Некоторые изображения с этой съемки были распространены, но предложенное изображение не получило широкого распространения и не было опубликовано.

Элла Фицджеральд, Лос-Анджелес, 1988 г. © Энни Лейбовиц Элла смеется, одетая в красное, с леопардовым плащом под мышкой, опираясь на кабриолет с опущенным верхом.

Мартина Навратилова, Даллас, Техас, 1994 © Энни Лейбовиц


Мартина Навратилова, Даллас, Техас, 1994 (оценка: 2500–3500 долларов) запечатлела легендарную звезду тенниса в знак уважения к фотографии Льюиса Хайна 1920 года Powerhouse Mechanic. На изображении Хайна запечатлен рабочий во время строительства Эмпайр-стейт-билдинг в позе, которую имитировала Навратилова, преодолевшая барьеры с точки зрения мышечной силы среди спортсменок.

Карл Льюис, Хьюстон, Техас, 1994 © Энни Лейбовиц


Карл Льюис, Хьюстон, Техас, 1994 (оценка: 2500-3500 долларов) запечатлел олимпийскую легенду, которую многие считают величайшей звездой легкой атлетики всех времен, делая то, что он делает лучше всего: готовится к бегу. Но человек, который в течение многих лет представлял мировой стандарт в спринтах и ​​прыжках в длину, готов взлететь… в женских туфлях на высоком каблуке, аксессуарах, которые едва ли подходят для спортивных результатов.

Тони Кертис и Джек Леммон, 1995 © Энни Лейбовиц


Тони Кертис и Джек Леммон, 1995 (эстимейт: 1500–2500 долларов) — яркий образ актерских легенд, которые объединились в «В джазе только девушки», классическом фильме, который также снималась Мэрилин Монро. В фильме Кертис и Леммон маскируются под женщин, пытаясь ускользнуть от чикагских мафиози, а персонаж Монро, Шугар Кейн.На предложенном изображении также изображена пара, маскирующаяся под женщин… в таком стиле, который мог создать только Лейбовиц.

Все фотографы-портретисты немного по-разному смотрят на людей, что позволяет идентифицировать их, их стили, Рассел. Стиль Энни Лейбовиц немного причудлив. Она пытается шокировать вас, помещая людей в эти необычные условия, и это создает стиль, в котором сразу же узнается ее стиль.
Людям нравится ее работа. Это как работать со знаменитым режиссером — даже если это означает чувствовать себя некомфортно, Энни Лейбовиц находится в той точке, когда люди хотят, чтобы их фотографии были сделаны ею.

Для получения изображений и информации обо всех лотах Leibovitz или других лотах аукциона посетите веб-сайт HA.com/8041.

Heritage Auctions — крупнейший аукционный дом изобразительного искусства и предметов коллекционирования, основанный в Соединенных Штатах, и крупнейший в мире аукционист предметов коллекционирования. У Heritage есть офисы в Нью-Йорке, Далласе, Беверли-Хиллз, Сан-Франциско, Чикаго, Палм-Бич, Лондоне, Париже, Женеве, Амстердаме и Гонконге.

Heritage также имеет самый высокий онлайн-трафик и объем продаж в долларах среди всех аукционных домов в мире (источник: SimilarWeb и Hiscox Report).Самый популярный веб-сайт аукционного дома в Интернете, HA.com, имеет более 1 400 000 зарегистрированных участников торгов и доступные для поиска бесплатные архивы из пяти миллионов записей о прошлых аукционах с реализованными ценами, описаниями и увеличенными фотографиями. Права на воспроизведение обычно предоставляются средствам массовой информации для кредита на фотографии.

Энни Лейбовиц, ранние годы: почти 4000 фотографий выставлены в Лос-Анджелесе.

Энни Лейбовиц начала свою творческую жизнь, как и многие другие фотографы ее поколения: с обычной зеркальной камерой и черно-белой пленкой.

За несколько лет до того, как она установила стандарт изобретательности в портретной живописи, Лейбовиц была студенткой художественного факультета, фотографировала свою жизнь и семью, демонстрируя склонность к стильному, грубому и игривому, вдохновленному ее любовью к картинам Роберта Франка и Анри Картье-Брессона. . Когда малоизвестный журнал Rolling Stone нанял ее в 1970 году, она приложила тот же взгляд к фотографиям рок-звезд и режиссеров, предвыборной кампании 1972 года и гонке с дробовиком с литературными преступниками Хантером С. Томпсоном и Томом Вулфом.

Для протокола:

12:55 7 февраля 2019 г. В более ранней версии этой статьи не указана дата начала выставки. Это 14 февраля.

Ее первым годам работы посвящена выставка «Энни Лейбовиц. Ранние годы, 1970–1983: Архивный проект № 1», который будет показан с 14 февраля по 14 апреля в галерее Hauser & Wirth в центре Лос-Анджелеса. Лейбовиц отобрала и прикрепила к стенам почти 4000 фотографий в одержимом глубоком погружении в годы своего становления.

«Вы понимаете, что это работа, которую вы должны проделать, чтобы стать великим художником», — сказал старший директор галереи Стейсен Берг. «Это демонстрирует одержимость молодого фотографа, молодой художницы, которая развивает свой взгляд и уникальный стиль. Она принимает все».

Изображения на выставке Энни Лейбовиц в Hauser & Wirth в Лос-Анджелесе включают изображения ее ранней карьеры с моста Золотые Ворота, по часовой стрелке сверху слева, 1977 год; Сан-Франциско, 1968 год; Хаф-Мун-Бэй, 1968 год; Кибуц Амир, Израиль, 1969 год.

(Энни Лейбовиц / Hauser & Wirth)

Шоу представляет собой новую инсталляцию проекта, начатого в Parc des Ateliers Фонда LUMA в Арле, Франция. Он включает в себя известные лица, такие как Джон Леннон и Энди Уорхол, а также автопортреты и менее знакомые сцены из Сан-Франциско и дороги. Это часть постоянного взгляда фотографа на прошлое, включая недавнюю книгу издательства Taschen «The Early Years».

«У вас на глазах происходят события. Это, пожалуй, самый удивительный и загадочный аспект фотографии», — писала Лейбовиц о тех днях открытий в своей книге 2008 года «На работе.«Казалось, что нужно было просто решить, когда и куда наводить камеру…. Это все еще правда».

♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦

«Энни Лейбовиц. The Early Years’

Где: Hauser & Wirth, 901 E. 3rd St., Los Angeles

Когда: открывается 14 февраля; 11:00-18:00 вторник-воскресенье; заканчивается 14 апреля

Информация: (213) 943-1620, HauserWirth.com

Поддержите наше освещение местного искусства, став цифровым подписчиком.

Смотрите все наши последние новости и обзоры искусства на latimes.ком / искусство.

Энни Лейбовиц: портреты 2005-2016 | Арт

«Фотографирует ли она знаменитых и влиятельных людей — или просто женщину по соседству — Энни всегда запечатлевает что-то неожиданное и глубоко личное». — Опра Уинфри

«Сфотографироваться с Энни — один из величайших тотемов успеха в Америке». — Грейдон Картер, главный редактор Vanity Fair

«Она поэт».— Роберт Уилсон

«Энни Лейбовиц — один из самых эстетически одаренных фотографов.»— Хранитель

«Ее фотографии неизменно великолепны. Они безошибочно отражают дух времени», — Пол Рот, директор Ryerson Image Center

«Лейбовиц не просто один из наших передовых имиджмейкеров. Она, по сути, создала новую форму портретной живописи для нашего времени». — Шерри Гелдин, директор Центра искусств Векснера

«[Лейбовиц] умеет превращать дух времени в произведения высокого искусства». — UrbanDaddy

«Этот сборник ярких портретов, включающий более 150 излюбленных тем поп-культуры, документирует современную культуру глазами и остроумием художника. » — Дневники общества

«…Последняя книга, посвященная ее удивительной карьере.» — Издательство Еженедельник

«Культовый» — это слишком часто употребляемое слово, но оно кажется уместным при описании всемирно узнаваемых, влиятельных и неотразимых снимков фотографа Энни Лейбовиц. Теперь, в роскошном новом сборнике, ее работы за последнее десятилетие представлены во всей красе… Книга — это кто есть кто из актуальных и почитаемых». — Красный

«Настоящий первопроходец.»— Гламур

«Грозный своей широтой и своим весом… Это Leibovitz in excelsis: звезды кино и музыки, политики и влиятельные лица; неизбежные обнаженные тела — Леди Гага, распластавшаяся над кроватью, и слегка похожий на обезьяну Джефф Кунс, любующийся собой в зеркало, а также множество менее знакомых персонажей и натюрмортов из ее серии «Паломничество» объектов и мест с историческим резонансом.Это запись не только жизни Лейбовиц как фотографа на протяжении 11 лет, но и американской жизни. .. В ее новой книге голливудский блеск уступает место более созерцательным изображениям артистов, художников и музыкантов». — Журнал Daily Telegraph

«[Лейбовиц] фотографирует всех. И мы имеем в виду всех… Вот великие и хорошие… Эти портреты — результат совместной работы. Она и ее объект рассказывают нам истории». — The Herald

«Захватывает дух… Лейбовиц создал убедительные изображения, которые представляют собой тонкое сочетание постановочного и непринужденного.»— Леди

«Необыкновенная работа одного из самых знаменитых фотографов всех времен… Уникальные захватывающие фотографии» — Parade Online

«В этой новой коллекции Лейбовиц запечатлела самых влиятельных и убедительных деятелей последнего десятилетия в стиле, который также сделал ее одним из самых влиятельных фотографов нашего времени».— Waterfront

«Картины Энни Лейбовиц — чистое развлечение». — The Jewish Chronicle

«Остроумный, личный и всегда уникальный, Лейбовиц имеет карьеру, запечатлевая знаковых людей. .. Величественный кто есть кто последнего десятилетия.» — The Essential Journal

«Изумительны не только фотографии в книге портретов Лейбовиц, но и сама книга. Не будет преувеличением сказать, что лучший фотограф-портретист нашего времени — это все потому, что она прежде всего мудрая художница и фотограф. второй.»— Buffalo News

«Антология глобального гламура… Лейбовиц часто подходит к своим сюжетам с театральной порывистостью, которая явно барочна… Она делает то, что когда-то делали художники: создает ошеломляющий публичный образ для великих и знаменитых». — Зритель

«Для тех, кто не знаком с Энни Лейбовиц, она, вероятно, сфотографировала всех известных людей в мире. Они варьируются от хорошо известных в определенных кругах, таких как я, до чрезвычайно известных. Она оставила свой след в журнале Rolling Stone. «, а затем и Vanity Fair. Однажды мне выпала честь сфотографироваться с ней — однажды утром в Центральном парке Нью-Йорка с голубями на голове! Она была так организована, у нее был дрессировщик голубей, Airstream, 500 разноцветных воздушных шаров, три велосипеда, четыре винтажных фотоаппарата и на всякий случай гардероб на 40 человек — все это, конечно же, Пол Смит. Это сработало очень хорошо. Когда нас спросили, можем ли мы поддержать выпуск ее новой книги, в которой рассказывается о ее работе с 2005 по 2016 год, очевидно, мы были очень довольны, поскольку она точно соответствует тому, что нравится многим моим клиентам. Это была большая привилегия. В чем она так умна, так это в том, что люди расслабляются и болтают, а затем просто ловят момент. Есть много фотографов-портретистов, но у нее просто есть способ поймать зевоту, сонный или печальный взгляд. Она просто хороша в том, что делает.»— Пол Смит, TheWeek.co.uk

«Мастерски… Последние «откровения» Лейбовиц такого масштаба, какого можно ожидать от женщины, которую Библиотека Конгресса назвала «живой легендой». — The New York Times Book Review

«Лейбовиц снимал великих, хороших и не очень хороших людей в мире музыки, кино, политики и бизнеса… Но наиболее непреходящей привлекательностью обладают более интимные и прямые портреты… Мастерское освещение, кадрирование и визуальный фейерверк напоминают нам о том, почему она такая легенда. «— Фотограф-любитель

«… Собирает безошибочно узнаваемые портреты Лейбовиц за последние 11 лет.»— New York Magazine Online

«На фотографиях Энни Лейбовиц запечатлены некоторые из самых влиятельных людей нашего времени. Посмотрите ее глазами в этой коллекции портретов. с изображением Канье Уэста, королевы Елизаветы и многих других». — Elle Online

«Без сомнения, коллекция фотографий в Annie Leibovitz: Portraits 2005-2016 великолепна.» — ПОПУСАГАР

«Основная коллекция.» — Vanity Fair Online

Vogue и Энни Лейбовиц подверглись критике за плохо освещенные фотографии гимнастки Симоны Байлз, что вызвало еще одну дискуссию о недостатке разнообразия

Журнал Vogue подвергся критике за недавнюю августовскую обложку с изображением американской гимнастки Симоны Байлз, которую сняла Энни Лейбовиц, а общественность призвала к большему разнообразию за кадром, чтобы лучше передать темные тона кожи.

Совсем недавно португальский Vogue получил негативную реакцию из-за своего последнего номера, который сам же и назвал «The Madness Issue», который публика охарактеризовала как «плохой вкус» и за то, что он подрывает сложность разговоров о психическом здоровье. Точно так же августовский номер Vogue, в котором фигурирует самая титулованная гимнастка Америки Симона Байлз, подвергся критике за то, что не смог передать темные тона кожи в лестной форме. Хотя негатив в первую очередь связан с освещением и постобработкой снимков, другие также выразили пренебрежение к тому, как гимнастка была стилизована .

Некоторые защищали Лейбовиц, указывая на то, что ее стиль съемки изображает предметы «живописно»; однако общественное мнение было преимущественно негативным. Фотографии Байлз тускло освещены, что позволяет гимнастке почти сливаться с фоном, вместо того, чтобы подчеркивать ее черты и индивидуальность. Некоторые пользователи Твиттера воспользовались этой возможностью, чтобы поделиться работами, снятыми менее известными фотографами, в том числе 13-летней Заей Уэйд, дочерью Габриэль Юнион, чьи фотографии с темными оттенками кожи демонстрируют сияние и лесть объекта — полная противоположность снимкам Лейбовиц. .

Симона Байлз в кадре Энни Лейбовиц, профессионального фотографа

Габриэль Юнион в кадре Заи Уэйд, ребенка pic.twitter.com/qHOKWla4JJ

— Эллисон | упразднить полицию (@allisonhopstad) 10 июля 2020 г.

Это вызвало обеспокоенность по поводу отсутствия разнообразия, что потребовало большего количества чернокожих фотографов или фотографов, которые понимают, как освещать и редактировать более темные тона кожи, и вместо этого Vogue мог бы нанять их. Понятно, что процесс от первоначальной концепции до конечного изображения включает в себя несколько этапов и, следовательно, людей, а это означает, что лучше понимать более темные тона кожи требуется не только на этапе съемки, но также во время первоначальной укладки и заключительный этап постобработки.

Интересно, что только в прошлом месяце сегодня сообщалось, что Анна Винтур, главный редактор Vogue, заверила сотрудников в письме, пообещав, что журнал будет работать над разнообразием, когда будет показывать чернокожих моделей и фотографов, что можно было бы добавить в практика для августовского номера. В электронном письме, полученном сегодня, Винтур признала несправедливость и обиду, которую испытали «черные члены» команды Vogue, и отметила, что «что-то с этим делать уже давно пора».

Однако использование разнообразия в качестве маркетингового трюка или модного словечка в неспокойные времена, когда расовые проблемы становятся более распространенными, чем раньше, означает на словах поддерживать реальные и искренние изменения и активность.В последнее время мы видели, как Magnum и Nikon внимательно изучают свою практику и инклюзивность, но иногда может быть трудно отличить реальную озабоченность изменениями, необходимыми для более инклюзивной отрасли, и то, что некоторые могут рассматривать как небольшие усилия, просто получить быстрое общественное одобрение и выглядеть «правильно».

Пока письмо Винтур распространялось среди сотрудников, чернокожие фотографы и дизайнеры обратились в социальные сети, чтобы показать, как разнообразие может выглядеть на практике.Используя хэштег #VogueChallenge, созданный Сальмой Нур, моделью из Осло, Норвегия, эти художники смоделировали обложки Vogue, на которых были изображены чернокожие модели. Всегда желая увидеть изображения людей, похожих на нее, Нур была вдохновлена ​​созданием макета обложки и запуском этой визуальной задачи, к которой присоединились другие фотографы и дизайнеры.

Некоторые из участников #VogueChallenge признали, что извинения Винтур обнадеживают, но до тех пор, пока не произойдут реальные действия и изменения, это может остаться просто тенденцией, которой следуют компании и представители, чтобы оставаться частью позитивного сдвига.Как заключает Нур, это все еще дает надежду художникам и создателям, таким как она и другие, которым дается подтверждение того, что независимо от цвета их кожи они все еще могут быть частью той же платформы, что и все остальные. Точно так же это понятие применимо и к другим частям отрасли, будь то агентство, журнал, коллектив или бренд фотоаппаратов.

Возможно, еще слишком рано говорить о том, какие организации и компании внедрили или работают в направлении подлинной инклюзивности, а какие делают минимум ради маркетинга и трендов. Что вы думаете о фотографиях Лейбовиц для августовского Vogue и извинениях Винтур?

Ведущее изображение  фотографий EVG  , используемых в Creative Commons.

Энни Лейбовиц или женщина, изменившая фотографию | Блог для фотографов

Свои первые фотографии она сделала, когда была на Филиппинах во время войны во Вьетнаме, а свою карьеру фотографа начала в 1970 году в журнале Rolling Stones, который тогда только появился. Янн Веннер, редактор-основатель журнала, был ошеломлен ее работой и дал ей первое задание — сделать фотографию Джона Леннона для обложки.

Уже в 1973 году она была назначена главным фотографом журнала Rolling Stones, проработала в нем до 1983 года и сумела создать уникальный фирменный стиль журнала, блестяще сфотографировав иллюстративные фотографии The Rolling Stones, Боба Дилана, Боба Марли, Патти Смит. , Кит Ричардс и Мик Джаггер и другие.

Ее стиль в начале карьеры, на который повлияли работы Роберта Франка и Анри Картье-Брессона, характеризовался интимностью фотографий и сильной личной связью с предметом.

Позже, в 1980 году, она сделает еще одно фото рок-звезды с Йоко Оно на одну из первых камер Polaroid. В попытке сделать что-то вроде обложки альбома Double Fantasy 1980 года пары, она сказала певцу снять одежду и свернуться калачиком рядом с Йоко, целующей ее. Этот глубоко трогательный образ стал историческим и, как упоминал сам Джон Леннон, точно отразил их отношения. Фотография стала его последним профессиональным снимком, так как всего через пять часов после ее съемки Леннон был застрелен.

В последующие годы Лебовиц разработала свой новый стиль, известный акцентом на освещении и насыщенных цветах — технику, которую ей пришлось освоить самостоятельно, поскольку цветной фотографии еще не было в то время, когда она училась в Художественном институте Сан-Франциско, — и начал работать в журнале Vanity Fair. За время работы там она сделала портреты Деми Мур, Вупи Голдберг, Скарлетт Йоханссон, Тома Форда, Леонардо ДиКаприо, Кита Харинга и других.

После этого Энни Лебовиц сотрудничала с Vogue и многими известными брендами. Она стала одной из первых в мире известных женщин-фотографов, и в настоящее время считается лучшим фотографом-портретистом в мире с одним из самых впечатляющих портфолио среди своих коллег.

Она добилась признания, установив глубокую физическую связь со своими подданными и запечатлев ее простым, но впечатляющим способом.

«Вам не нужно улучшать реальность», — говорит она. «Нет ничего более странного, чем правда».

Чувствуете вдохновение? Зарегистрируйтесь в качестве независимого фотографа в KeepSnap прямо сейчас, отправляйтесь снимать людей, используйте нашу платформу для продажи своих фотографий и зарабатывайте не менее 70% от стоимости фотографии.Зарабатывать себе на жизнь своей страстью очень легко. И совершенно бесплатно для фотографов.

НАЧНИТЕ СЕЙЧАС

Эта статья содержит изображения и отрывки, на использование которых не было предварительного разрешения. Этот материал доступен для целей анализа и критики, а также для улучшения понимания риторики, политики и визуальной культуры.

«Добросовестное использование» таких материалов предусмотрено законом США об авторском праве. В соответствии с У.S. Code Title 17, Section 107, материалы на этом сайте (вместе с кредитными ссылками и ссылками на первоисточники) доступны для просмотра в образовательных и интеллектуальных целях. Если вы заинтересованы в использовании любого защищенного авторским правом материала с этого сайта по любой причине, выходящей за рамки «добросовестного использования», вы должны сначала получить разрешение от владельца авторских прав.

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.