Хельмут ньютон высокая фотография смотреть онлайн: Высокая фотография (1989) — Фильм.ру

Содержание

Frames from the Edge (1989) онлайн в хорошем качестве SATRip

Краткое содержание фильма «Хельмут Ньютон: Высокая фотография / Helmut Newton: Frames from the Edge»:

Фильм рассказывает о немецко-австралийском фотографе и фотохудожнике Хельмуте Ньютоне, который был очень плодовитым и широко копируемым, чьи провокационные эротические черно-белые фотографии не сходили со страниц и украшали обложки «Вога» и других изданий. Он стремился воплотить в своем творчестве красоту человеческого тела и совершенство линий. Эротизм его работ балансирует порой на грани шокирующих откровений, но именно они сделали своего автора мировой знаменитостью.

Год выхода: 1989

Страна: Германия (ФРГ)

Время: 95 мин

В ролях: Адриан Мабен , Кэндис Берген , Тина Браун , Катрин Денёв , Фэй Данауэй

Режиссер: Адриан Мабен

В качестве: SATRip полная версия 720p или 1080p на планшете и телефоне с андроид

В переводе: Дублированный

Высокая фотография (1989) смотреть фильм онлайн бесплатно в хорошем качестве HD1080

Премьеры: 28 июня 1989

Фильм рассказывает о немецко-австралийском фотографе и фотохудожнике Хельмуте Ньютоне, который был очень плодовитым и широко копируемым, чьи провокационные эротические черно-белые фотографии не сходили со страниц и украшали обложки «Вога» и других изданий. Он стремился воплотить в своем творчестве красоту человеческого тела и совершенство линий. Эротизм его работ балансирует порой на грани шокирующих откровений, но именно они сделали своего автора мировой знаменитостью.

Хельмут Ньютон: Высокая фотография серии

Грандиозная премьера кинокартины «Хельмут Ньютон: Высокая фотография» состоялась в 1989 году и заинтересовала огромное внимание как кинозрителей по всему миру, так и критиков. Резонансные фильмы в жанре документальный всегда обладают нестандартным подходом к построению сюжета и системы образов; особенно, когда речь идет о работах знаменитых, заслуженных режиссеров, таких как Адриан Мабен, известных своим желанием создать нечто оригинальное и непревзойденное.
Такие профессионалы, как правило, привлекают к работе в своих фильмах только блестящих актеров, способных покорить зрителя своей блестящей способностью перевоплощаться в придуманного человека и делать его абсолютно реальным на экране. Фильм снимался в стране Германия (ФРГ), что объясняет колоритность окружающей героев обстановки и общее настроение.

25 фильмов для дизайнеров и просто творческих людей / AdMe

На сайте MovieListForDesigners собирают фильмы для дизайнеров, иллюстраторов и просто творческих людей. Эти киноленты заставляют взглянуть по-новому на историю дизайна, работы и опыт известных мастеров, помогают открыть для себя новые имена и просто почерпнуть вдохновения.

AdMe.ru выбрал 25 фильмов, которые пришлись нам особенно по душе. И публикует их с разрешения авторов подборки.

Я соблазнила Энди Уорхола

Энди Уорхол — художник и режиссер, превративший банку томатного супа в фетиш ХХ века. Фильм повествует об этом короле богемной тусовки 1960-х и основателе известного в Нью-Йорке глэм-клуба «Фабрика».

Диана Вриланд: Глаз должен путешествовать

Diana Vreeland: The Eye Has to Travel

Документальный фильм о «верховной жрице моды» Диане Вриланд – культовом обозревателе и редакторе модных журналов. Она сотрудничала с такими изданиями, как Harper’s Bazaar и Vogue, а также курировала выставки, проходившие в нью-йоркском The Metropolitan Museum of Art. Это фильм о бунтарке, которая воплощала в жизнь все, что ей хотелось.

Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус 

Fur: An Imaginary Portrait of Diane Arbus

Из окна своей квартиры в Нью-Йорке Диана Арбус видит фигуру в маске — таинственного нового соседа. Заинтригованная Диана хочет его сфотографировать и отправляется к нему в квартиру. С этого и начинается ее путешествие, которое раскрывает самые потаенные секреты Дианы, пробуждает в ней гения, а также направляет на путь выдающегося художника.

Хельмут Ньютон: Высокая фотография 

Helmut Newton: Frames from the Edge

Фильм рассказывает о немецко-австралийском фотографе и фотохудожнике Хельмуте Ньютоне, который был очень плодовитым и которому часто подражали, чьи провокационные эротические черно-белые фотографии не сходили со страниц и украшали обложки Vogue и других изданий. Эротизм его работ балансирует порой на грани шокирующих откровений, но именно это сделало фотографа мировой знаменитостью.

Гельветика

Фильм о типографике, графическом дизайне и визуальной культуре в целом. Сквозь призму распространения одного шрифта в фильме рассматривается общий вопрос о том, как шрифт влияет на нашу жизнь.

Выход через сувенирную лавку 

Exit Through the Gift Shop

Картина рассказывает невероятную, но правдивую историю о том, как в Лос-Анджелесе эксцентричный буржуа французского происхождения, превратившись в кинодокументалиста, попытался отыскать самого загадочного андеграундного граффити-художника Бэнкси и подружиться с ним.

Билл Каннингем. Нью-Йорк 

Тонкий и смешной документальный портрет 80-летнего Билла Каннингема, любимого The New York Times фотографа моды, который славится на весь мир своей еженедельной колонкой «На улице». 

Баския 

В фильме описывается история короткой, но насыщенной драматическими событиями жизни негритянского художника, представителя манхэттенской богемы Жана-Мишеля Баския на фоне артистической жизни Нью-Йорка.

Милтон Глейзер: от информации и восторга

Milton Glaser: To Inform & Delight

Известный как соучредитель The New York Magazine и основатель кампании I Love NY, Милтон Глейзер уже практически легенда. Этот фильм состоит в основном из разговоров с великим дизайнером. Он рассказывает, как ему приходили в голову идеи известных проектов и почему он посвятил искусству всю свою жизнь. 

Чистые линии, открытые пространства 

Документальный фильм описывает результат строительного бума в США после Второй мировой войны. Здесь подробно объясняется, почему современный дизайн середины столетия, считаясь холодным и непривлекательным, стал побочным продуктом послевоенного оптимизма и отражал преданность нации к построению нового будущего. 

Красота — это немного стыдно 

Остроумное и забавное документальное исследование жизни и творчества Уэйна Уайта, его пути от андеграундного мультипликатора из Ист-Виллиджа до одного из авторов знаменитого телевизионного шоу, удостоенного множества премий «Эмми». Уайт создал образы и концепции, ставшие неотъемлемой частью поп-культуры. А признает мир результаты или нет — не важно. 

Про современный российский дизайн 

The Modern Russian Design

Фильм Сергея Шановича — первая попытка в России систематизировать опыт работы советских и российских дизайнеров в формате документального фильма. Первый из четырех фильмов проекта «The Modern Russian Design» посвящен графическому дизайну и знакомит нас более чем с 60 спикерами: от мастеров промышленного дизайна в СССР до успешных современных дизайнеров.

Все на улицу

Знаменитый режиссер и фотограф Шерли Данн поворачивает свой объектив на пионеров и мастеров уличной фотографии в Нью-Йорке. Этот документальный фильм рассказывает о том, как работают знаменитые нью-йоркские уличные фотографы. 

Нация хэндмейда

В 2006 году независимый художник и режиссер Фэйт Левин проделала путешествие в несколько тысяч километров, чтобы снять фильм о возрождении ручной работы в области дизайна и прикладного искусства. 

Тайны «Ночного дозора» 

Одна из самых живописных и красивых картин режиссера-художника Гринуэя посвящена Рембрандту и его таинственному полотну «Стрелковая рота» 1642 года, известному миру как «Ночной дозор». По жанру это не документальный фильм, а, скорее, постановочный, основанный на реальных событиях.

Модель Матисса 

Это история дружбы между Анри Матиссом и сестрой Жак-Мари, монахиней, которая вдохновила его на создание некоторых произведений. 

Милашка и боксер

Фильм о супружеской паре — художнике Ушио Шинохара и его супруге Норико, живущих в Нью-Йорке. Ушио пишет необычные картины, избивая холст боксерскими перчатками, которые перед ударом окунает в краску. У Норико есть свой взгляд на искусство, часто ее мнение о работах мужа расходится с мнением автора, но, тем не менее, она всегда поддерживает Ушио.

Королевская линия: История Эла Хиршфельда 

The Line King: The Al Hirschfeld Story

Эл Хиршфельд стал известен благодаря тысячам созданных им графических зарисовок известный людей. Это история его детства и юности. Это история его взросления, развития его политических взглядов и творческих воззрений. Художник говорит о себе серьезно и легкомысленно и делится историей своей жизни.

Ай Вейвей: Никогда не извиняйся 

Ай Вейвей — самый известный китайский современный художник, «пекинский Энди Уорхол» и хулиган, создавший себе имя и репутацию не только выставками в Tate Modern, но и открытым противодействием китайским властям.

Изображение и текст

Мощный фильм о рекламе и вдохновении. Он показывает работу и мудрость некоторых из самых влиятельных рекламных объявлений нашего времени.

Художник Герхард Рихтер 

Документальный портрет Герхарда Рихтера, одного из самых значимых художников современности. Живописец позволяет нам проникнуть в святая святых — его огромную и светлую мастерскую.

Наброски Фрэнка Гэри

Документальный фильм об известном архитекторе Фрэнке О. Гэри. Фильм исследует процесс превращения оригинальных эскизов Гэри для крупных проектов сначала в трехмерные модели, часто сделанные просто из картона и ленты, а затем в готовые здания из титана и стекла, бетона и стали, дерева и камня.

Пол Смит: Джентльмен Дизайнер 

Paul Smith: Gentleman Designer

Фильм, дающий интимный и провоцирующий портрет Пола Смита, необычного дизайнера и грозного бизнесмена, который работал с такими клиентами, как Evian, Apple и Austin. 

Vogue: Глазами редактора

In Vogue: The Editor’s Eye

Документальный фильм рассказывает о моментах визуального и исторического вклада редакторов Vogue, в прошлом и настоящем, которые делали не просто журнал, но и сам мир моды.  

Овеществление

Фильм о наших сложных взаимоотношениях с вещами массового производства и, соответственно, с дизайнерами этих вещей. Это взгляд на творческую работу, стоящую за каждой вещью — от зубной щетки до техники. Это фильм о дизайнерах, которые переосмысливают, переоценивают и переизобретают наше рукотворное окружение каждый день. 

Топ-10 фильмов для фотографов: что посмотреть на карантине

Сложно сейчас найти фотографа который бы не вдохновлялся с помощью кино. В нем можно подсмотреть множество полезных деталей. От раскадровок до выставления освещения, от образов и нарядов, до цветокоррекции. Наша команда Photostudy.me предлагает к просмотру топ-10 фильмов для фотографов. 

Также рекомендуем ознакомится с нашей подборкой ТОП 10 интервью на Ютуб с лучшими русскоязычными фотографами. А также можете заглянуть в ТОП 12 лучших книг для фотографа в нашем блоге.

1.  Сладкая жизнь (1960), 174 минуты


Сатирическая трагикомедия, чёрно-белый кинофильм режиссёра Федерико Феллини, вершина его творчества. О жизни итальянской элиты, роскоши и богатстве, которые играют злую шутку с человеком.

2. Близость (2004), 98 минут

Американская психологическая драма Майка Николса по одноимённой пьесе Патрика Марбера. В главных ролях: Джулия Робертс, Натали Портман, Джуд Лоу, Клайв Оуэн. Человек страдает, когда не получает того, чего хочет. Но еще больше он страдает, когда не может понять, чего он хочет.

3. Невероятная жизнь Уолтера Митти (2013), 114 минут

Американская приключенческая комедийная драма режиссёра Бена Стиллера. О мечтах, безумных поступках и мужестве. Спасать ситуацию умеют не только супергерои. Фильмы про фотографов, которые делают невероятные снимки. Съемки природы, а так же колористика портретных сцен, не оставит вас равнодушными.  Больше информации и разбор сцен из данного фильма в этом видео на нашем ютуб канале для фотографов.

4. Хельмут Ньютон: Высокая фотография (1989), 95 минут

Фильм про немецко-австралийского фотографа Хельмута Ньютона, который шокировал своими работами в жанре ню, балансируя на гране пошлости и эротики. Один из самых яркий и первых представителей этого жанра.

5. Лайф (2015), 111 минут

Биографическая драма режиссёра Антона Корбейна. Сюжет — о дружбе фотографа Денниса Стока и голливудского актёра Джеймса Дина. Главные роли: Роберт Паттинсон, Дейн Дехаан, Бен Кингсли и Джоэл Эдгертон.

6. Съемки в Палермо (2008), 124 минуты

Интеллектуальная драма с мистическими элементами. Немного странная, с безумно красивой картинкой и причудливым сюжетом. Про мистику и искусство.

7. Моя маленькая принцесса (2011), 105 мин

Основанный на реальных событиях. Тема «дочки-матери» — невероятной, скандальной и шокирующей. Мать — фотограф, которая считала, что гламурно-эротические и провокационные снимки своего 11- летнего ребенка — произведение искусства.

8. Отель «Гранд Будапешт (2014), 100 минут


Трагикомедия не про фотографию, но имеет место быть в этом списке за счёт цветовых и геометрических решений. Этот фильм — учебник по геометрии для фотографов.

9. Глаза Лоры Марс (1978), 104 минуты

Главная героиня получила скандальную славу благодаря фотографиям, на которых была изображена инсценировка различных жестоких убийств. Её стали посещать странные видения – она начала видеть наперед, что должно произойти с тем или другим человеком. И все что ей привиделось, в конечном итоге происходило на самом деле. Однажды в её видении была собственная смерть..

10. Город Бога (2002), 135 минут

Фильм охватывает события, происходящие с конца 1960-х до начала 1980-х в так называемом «Городе Бога» — трущобах в бразильском городе Рио-де-Жанейро. Главный герой фильма — парень по кличке «Ракета», мечтает стать фотографом, пока его сверстники ищут пути покорения мира наркоторговли.

Если хотите узнать как фотографу правильно смотреть кино, чтобы учится бесплатно с его помощью, то читайте статью: Композиция и цветокоррекция в сериале «Игра Престолов».

Если этого списка вам мало или вы не любите старенькие фильмы, то мы сделали для вас полезное видео о современных фильмах и сериалах для каждого фотографа. не просто список фильмов, а скриншоты раскадровок с объяснениями. Осторожно, в этом видео вы найдете фильмы, от просмотра которых вы не сможете отказаться. Нажимая на ролик вы понимаете, что вам прийдется найти время на новый сериальчик. Но будем без спойлеров.

Приятного просмотра! Если вам полезна данная статья и видео, подпишитесь на рассылку наших новых материалов ниже, никакого спама и чистая польза для каждого фотографа.

15 фильмов, которые должен посмотреть каждый фотограф

Кинематограф и фотография идут рука об руку. Искусство красиво показывать двигающиеся изображения само по себе является прямым наследником искусства фотографии. И если фотограф действительно хочет улучшить свои навыки, то ему или ей стоит посмотреть, как режиссеры работают с изображением.

1. Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус

Даже несмотря на то, что этот фильм далеко не всегда рассказывает правду о гениальном фотографе, его все равно стоит посмотреть. Это история о том, как одинокая и стеснительная домохозяйка решается на путешествие по миру, снимая людей, которые отстраняются от социума.

2. Военный фотограф

Этот фильм является довольно интимным портретом фотожурналиста Джеймса Нахтвея. Пылая страстью к своей работе, он фотографировал ужас глобальных конфликтов. Этот исключительный фильм о фотографии позволяет вам как можно больше узнать о героической попытке Джеймса показать жестокость войны.

3. Хельмут Ньютон: Высокая фотография

Когда речь идет о портрете, моде или фотографии в стиле ню – сразу на ум приходит Хельмут Ньютон, один из наиболее сильных мастеров в этих жанрах. Его провокативные фото смазали черту между искусством и фотографией.

Этот фильм следует за Ньютоном по его любимым местам: Монте Карло, Париж, Берлин, Лос-Анджелес.

4. Энни Лейбовиц: Жизнь увиденная через объектив

Энни Лейбовиц делала портреты Мика Джаггера, Джона Леннона, Джорджа Клуни, Нельсона Манделы и многих других известных личностей.

В этом фильме звездный фотограф возвращается к жизни через рассказы тех, кто работал с ней. Также здесь вы увидите ее довольно сильные работы.

5. Анри Картье-Брессон: Пристрастный взгляд

Многие считают этого французского фотографа величайшим фотографом двадцатого века. Этот потрясающий фильм расскажет о человеке, который писал историю с помощью своих фотографий.

6. Фото за час

Этот триллер рассказывает о работнике лаборатории, которая делает фото за один час. Герой многие годы следит за одной семьей, проявляя для них фотографии, и его привязанность к ним становится слишком сильной.

7. Высокое искусство

Очень меланхоличный и невероятно красивый фильм, который расскажет вам о истории любви двух девушек: работницы небольшого магазина и фотографа.

8. Окно во двор

Главный герой фильма – прикованный к инвалидному креслу фотограф, который подсматривает за соседями с помощью своего фотоаппарата. И однажды он становится свидетелем убийства. Это классический триллер Хичкока.

9. Дух фотографии

Шесть серий этого документального фильма выстроят для вас логическую цепочку развития фотографии и вдохновят на собственные творения. Довольно полезный фильм для каждого фотографа.

10. Контрольные отпечатки

Довольно интересный фильм, разбитый на отрывки по 10-15 минут, каждый из которых посвящен творчеству разных фотографов. Очень важный и интересный фильм для любого творческого человека, а не только для фотографа.

11. Фотоувеличение

Фильм о молодом фотографе и его работе. Здесь показывается жизнь fashion-фотографа. И критика этой жизни. Этот отчасти философский фильм заставит вас задуматься о многом.

12. Кофе и сигареты

Потрясающе снятый фильм, герои которого, как вы догадались, пьют кофе, курят сигареты и разговаривают. Эта картина буквально гипнотизирует, сочетая в себе простоту и абсолютную безукоризненность.

13. Близость

Еще один очень красивый визуально фильм о фотографе. И хотя работа Анны, модного фотографа, раскрыта не так сильно, как хотелось бы, то, как этот фильм снят, компенсирует недостаток информации о жизни фотографа.

14. Фотограф

Отличный фильм о молодом парне, который просто жить не может без фотоаппарата. Однажды ему поступило предложение поучаствовать в фотовыставке в Нью-Йорке. Фильм позволяет проследить за его карьерой, что довольно интересно.

15. Гость Синди Шерман

Фильм рассказывает о карьере фотографа Синди Шерман, застенчивой девушке, стиль которой как хамелеон подстраивается к окружению. Довольно интимная картина о художественном процессе.

Фото взято с сайта Depositphotos

Читайте также: 

15 фраз, которые не стоит говорить фотографу

14 новых уроков по обработке фотографий

Как эффективно использовать линии в фотографии

Документальная литература : Биографии и Мемуары : Выдержки из книги Мир без мужчин : Хельмут Ньютон : читать онлайн

Выдержки из книги «Мир без мужчин»


Париж, 1966

Недавно я отснял серию фотографий для английского журнала «Queen» в мезонине моей квартиры. Это крошечная комнатка с маленькими окнами, встроенная в угловую башню. У меня была идея показать женщину внутри этой комнаты, в то время как снаружи, за окном, пролетает безумие современного мира. В небе проносятся истребители, взлетает ракета — одним словом, громы и молнии. Я договорился с главным художником Вилли Лэндел-сом, что он впечатает эти кадры в мои снимки.

Когда макеты были закончены и лежали на столе у Вилли, в кабинет вошел Джослин Стивене, владелец «Queen», вернувшийся из отпуска на островах Карибского моря. Стивене — колоритная личность, под чьим руководством «Queen» стал великим журналом. Вот какую сцену мне описали несколько дней спустя…

Две фотографии из серии, которую я снимал для «Queen» в мансарде моей квартиры в Париже, 1966 г.


Джослин видит макеты на столе у Вилли, берет их, потом бросает на пол и кричит: «Что делают в редакции моего журнала эти мастурбирующие женщины, лежащие на полу, пока за окнами взрываются фаллические символы?» После этого он срывает со стены телефон и выбрасывает его в окно.

Никогда нельзя предугадать, какую реакцию ваши фотографии могут вызвать в высших эшелонах редакции. Летом 1971 года я делал серию модных фотографий с животными для французского «Vogue». В то время все отпечатки изготавливались и ретушировались в лаборатории журнала. На одном снимке была изображена фотомодель в обществе медведя. Десять лет спустя я достал этот негатив из архива и отпечатал его в своей лаборатории. Когда я увидел снимок, то очень удивился. На фотографии выявилась новая деталь: у медведя была хорошо заметная эрекция. Руководители «Vogue» сочли разумным воспользоваться правом цензуры и распорядились отретушировать фотографию.

Медведь для «Vogue»


Красивые женщины могут оказывать поразительное воздействие на животных: то же самое произошло, когда я фотографировал Лорен Хаттон в 1989 году с большим аллигатором во Флориде, в потом — когда я снимал, как знаменитая наездница из Лос-Анджелеса ласкает своего коня.


Манекены

Мое увлечение манекенами, куклами и т. д. началось в 1968 году, когда в английском «Vogue» была опубликована первая серия моих фотографий с этими манекенами. В этой серии моя любимая модель Уилли ван Рой стояла напротив женского манекена, одетого точно так же, как она, что создавало эффект двойника.

С помощью манекенов я мог создавать очень смелые реалистичные картины для французского «Vogue», когда использование живых моделей было бы слишком рискованным.

«Двойники» для английского «Vogue», 1968 г.


Милан, Италия, 1968

Я обещал начальству «Uomo Vogue» приехать в Милан и сделать серию модных фотографий. Разумеется, в то время я не знал, что в Париже грянет «майская революция». Когда пришло время уезжать из Парижа, не было ни поездов, ни самолетов, ни других средств транспорта, чтобы покинуть город. Все остановилось, все днем и ночью были на улицах — молодые люди на баррикадах, или марширующие, или занимающиеся любовью, одетые в джинсы и кожаные куртки, с повязанными на лицо шарфами для защиты от слезоточивого газа. Казалось, на парижских улицах рождается новый стиль моды. По мере приближения даты отъезда я гадал, как мне удастся попасть в Милан. Я надеялся, что аэропорты откроются или поезда снова начнут ходить по расписанию, но этого не произошло. Единственным средством передвижения оставался автомобиль, но из-за того, что в город перестали завозить бензин, все заправочные станции были закрыты. В моем гараже стояло два автомобиля: маленький «Остин» и большой «Бентли». В «Бентли» оставалось немного бензина, а остальное можно было слить из полного бака «Остина». В последний момент мы с Джун решили, что единственный способ добраться до Милана — это сесть в «Бентли» и добраться до бельгийской границы, а потом купить бензин на другой стороне. Поездки в те дни были небезопасным делом, поскольку на улицах было полно демонстрантов. Однажды ночью я спустился в гараж и стал отсасывать бензин, чтобы перелить его по шлангу из «Остина» в топливный бак «Бентли». Не будучи мастером этого дела, я наглотался бензина и почувствовал себя плохо. Впрочем, операция завершилась успешно, и примерно в три утра мы отправились в путь, загрузив в багажник камеры и остальное снаряжение. Приближаясь к границе, я с беспокойством поглядывал на бензиномер: все заправочные станции по дороге были закрыты, и у нас не оставалось шансов добыть хотя бы каплю бензина. Когда мы подъехали к таможенному посту, стрелка дрожала на нуле, но, как только дорога пошла по бельгийской территории, я увидел неоновую вывеску автозаправки. Мы дотянули на последних крохах бензина и смогли заправиться.

В Милане я решил сделать снимки на фоне большого нефтеперегонного завода. Эта серия отражала настроения, царившие во Франции, — осажденные заводы и толпы молодых рабочих, которые я видел на фотографиях в парижских газетах.

«UomoVogue», Милан, 1968 г.


«История О», 1969

Я впервые прочитал «Историю О» в начале 1960-х годов, когда нашел редкий экземпляр в букинистической лавке на берегу Сены.

Фотографии, навеянные «Историей О». Париж, 1976 г.


Продажа этой книги запрещена в большинстве стран из-за подробных описаний сцен садизма и мазохизма. Она оказала сильное влияние на мой стиль в модной фотографии, как и книги Артура Шницлера и Стефана Цвейга.


Ланцароте, 1970

Мы прибыли на этот черный вулканический остров для съемок нового каталога. Как обычно для таких курортных мест, в гостинице было полно туристов, но в первый вечер, когда мы зашли в столовую, то увидели за одним из столиков двоих мужчин и женщину, которые определенно не имели отношения к туристам. Во время ужина один из мужчин не сводил глаз с моей фотомодели. Она явно заинтересовала его. Немного позже, в баре, эти трое подошли к нам и познакомились. Один оказался французским режиссером, другой венгерским сценаристом, а женщина была его женой. Они готовились к съемкам фильма, которые по сценарию должны были происходить на острове.

«М», моя любимая модель в 1960-е и 1970-е годы


Шли дни, и интерес сценариста к моей модели только увеличивался. Его жена, казалось, ничего не имела против этого, и они старались при любой возможности держаться поближе к нам. Поскольку однообразная работа быстро наскучивает мне, я решил подразнить их. Каждый вечер перед ужином я лично одевал свою модель. Я тщательно выбирал одежду, чтобы она с каждым днем выглядела все более дерзкой и рискованной; то, что я не мог найти среди одежды, привезенной нами для фотосъемок, я занимал в соседнем бутике. Ее юбки становились все короче, вырез был все более откровенным. Возбуждение сценариста росло, и я все больше увлекался своим экспериментом в области моды. Согласно моим указаниям, поведение девушки не менялось: она оставалась невозмутимой, но не равнодушной к своему ухажеру.

В последний вечер перед нашим отъездом мы ужинали вместе. Фотомодель выглядела неотразимо, сценарист пожирал ее глазами, а его жена внимательно, но спокойно наблюдала за происходящим. Я не мог дождаться результата моего эксперимента. Моду можно считать поверхностным увлечением, но при правильном использовании она бывает очень эффективна. Вскоре после ужина я лег спать.

На следующее утро мы ждали нашу модель на аэродроме. Девушка появилась за три минуты до вылета. Она выглядела абсолютно опустошенной и потом сказала мне, что у нее никогда еще не было такой ночи: ни секунды сна!


Рим, 1970

Некоторые снимки в ежедневных газетах оказывали на меня вдохновляющее воздействие. Иногда я вырезал их и подолгу хранил, время от времени возвращаясь к ним. После всех интеллектуальных дискуссий о фотографии, развернувшихся в последние годы, многие фотографы так долго размышляют и колеблются, прежде чем сделать снимок, что им нужна чуть ли не целая вечность, чтобы нажать на затвор. Это нечто вроде творческого ступора: возможно, настанет день, когда настоящие фотографы останутся только в прессе, а все остальные будут лишь философствовать.

С тех пор как я посмотрел фильм «Сладкая жизнь», меня очень интересовал феномен папарацци, совершенно нового племени газетных фотографов. Именно поэтому я сейчас нахожусь в Риме, где их только и можно найти. (Разумеется, впоследствии они распространились по всему миру. — Прим. авт.) Я попросил сотрудников журнала «Linea Italiana», с которым я сотрудничаю, организовать встречу с некоторыми из этих людей. Я собирался нанять нескольких папарацци, чтобы они позировали рядом с моей моделью, причем мне нужны были настоящие мастера своего дела. Встреча с «главным» была назначена в кафе «Греко», где находится их штаб-квартира.

В 17.00 я сижу в баре и пью кофе вместе с этим человеком. Перед его чашкой лежит пачка сигарет. Он говорит мне: «Видите того мужчину на другом конце стойки? Это высокопоставленный чиновник министерства внутренних дел. Сейчас он принимает участие в крупном политическом скандале. Я долго старался подловить его, и вот теперь добился своего».

В пачке сигарет находилась крошечная фотокамера, и он вел съемку все время, пока мы пили кофе. Это произвело на меня сильное впечатление. Он объяснил мне, что папарацци всегда работают по двое. Они ждут перед рестораном, где обедает какая-нибудь знаменитость. Потом, когда человек выходит из ресторана, один из фотографов создает заминку. Он задевает человека, иногда ощутимо толкает его; тот сердится и защищает свою спутницу, которая, как правило, тоже известна в высшем свете. Тогда первый папарации отскакивает в сторону, чтобы освободить кадр для своего партнера, который быстро делает снимки со вспышкой. Дьявольски искусная и эффективная техника.

Большинство этих молодых мужчин с камерами не имеют никакого опыта в фотографии. Это провинциальные парни, приехавшие в Рим на заработки.

Папарацци в Риме, 1970 г.


Начальник выдает им камеры и знакомит с основными навыками (при ночной работе со вспышкой экспозиция никогда не меняется, в дневное время всегда используется небольшая вспышка — технически простые приемы, вполне подходящие для требований определенных газет и журналов). Существует разветвленная система осведомления о том, кто из знаменитостей появится или встречается с кем-то и в каком месте; часто это бывают люди, которые не хотят, чтобы их видели вместе на публике.

(В наши дни искусство папарацци стало необыкновенно изощренным. Думаю, что серия тайных цветных фотографий обнаженнойДжекки (Жаклин) Онассис, сделанная на острове Скорпиос, является величайшей фотографической «спецоперацией» последнего десятилетия. Эта задача требовала большого технического мастерства, и до сих пор никто не знает, как на самом деле были получены эти снимки. — Прим. авт.)

Папарацци в Риме, 1970 г.


Меня познакомили с парнями, которым предстояло позировать в роли папарацци вместе с моей моделью, и мы обговорили расценки на три дня съемок. Я сказал им, что они должны вести себя точно так же, как при встрече со знаменитостью: агрессивно и безжалостно. Между тем я буду делать очень быстрые снимки и запечатлевать сцены по мере того, как они будут создавать их.

После второго дня съемок один из Папарацци подошел ко мне и сказал, что двое его коллег зарядили свои камеры и тайно снимали меня и мою модель. Они выяснили, сколько мне платят за фотографии, и подготовили собственное «разоблачение», которое заранее продали в один из местных таблоидов. Понадобилась вся сила убеждения моего итальянского друга вкупе с огромной взяткой, чтобы вернуть эти пленки. В конце третьего дня съемок моя модель была абсолютно подавлена и близка к истерике из-за постоянных толчков, пробежек и хамского обращения, которые ей пришлось вытерпеть.


Рим, 1971

За три дня до отъезда в Рим из Парижа я увидел в фотожурнале рекламу интересного нового приспособления: кольцевой вспышки, которая крепится на объектив камеры. Это устройство дает мягкое и ровное освещение, совершенно лишенное теней. Я слышал о том, что оно в течение некоторого времени использовалось в медицинской фотографии, но лишь для съемки очень крупных планов, так как его мощность была чрезвычайно мала. Теперь эту электронную вспышку усовершенствовали до такой степени, что можно было делать снимки с расстояния в три-четыре метра, что является необходимым минимумом для работы с фотомоделями. Много лет назад Коффин, модный фотограф из США, соорудил первую кольцевую вспышку — громоздкую и тяжелую конструкцию из дерева и металла диаметром около одного метра, на которой помещалось около десятка обычных фотоламп заливающего света. Камера располагалась непосредственно за кольцевой вспышкой, так что объектив был окружен лампами. Качество освещения было выше всяких похвал; единственный недостаток заключался в огромном количестве тепла, так как суммарная мощность ламп превышала пять тысяч ватт, и в том, что тяжелую вспышку было трудно перемещать с места на место.

По пути в аэропорт я остановился возле фотомагазина и купил одну из чудесных новинок. В тот же день в Риме я фотографировал вечерние платья из коллекции высокой моды; дело происходило в длинном и темном тоннеле, при удушливой жаре.

Когда я получил отпечатки, то испытал настоящее потрясение. Освещение было замечательным, и девушка выглядела прекрасно, но, к моему ужасу, ее глаза испускали красное сияние, как у огромной летучей мыши или вампира.

Съемки одежды от Валентине в длинном темном тоннеле, 1971 г.


Я тупо рассматривал фотографии. Как такое могло случиться? Должно быть, это из-за моей новой вспышки. Что мне делать? Такой результат моих скоропалительных решений, принятых в последний момент, поставил меня в ужасное положение, когда уже не оставалось времени на пересъемку и снимки должны были в кратчайшие сроки отправиться в типографию. Я внимательно изучил пленку. Может быть, это не так плохо и даже эффектно? Я решил показать снимки редактору. Сначала она была тоже ошеломлена, потом долго рассматривала фотографии и сказала: «Хорошо, это пойдет в печать. Мне они нравятся». После этого эпизода в Риме я сделал еще много снимков с эффектом «красных глаз», пока мне это не надоело. Потом я нашел способ, позволяющий избавиться от этого эффекта, оказавшийся гораздо более сложным, чем мое первоначальное «открытие».


Париж, 1972

В последнее время среди молодых модных фотографов появилось новое веяние: многие из них живут со своей любимой моделью и фотографируют только ее. Они ревниво охраняют ее и не позволяют другим фотографам пользоваться ее услугами. В редакциях журналов поощряют такую практику, так как она приводит к уменьшению издержек, когда группа отправляется на съемки: можно не платить за лишний номер в гостинице.

Часто модели гораздо лучше знают свою работу, чем их любовники-фотографы, что заметно на фотографиях. Последние какие-то просто технологичные, и единственное, что в них живо проступает, — это личность натурщицы. Это навело меня на интересную мысль. Я сконструировал устройство, прикрепленное к камере с электромеханическим приводом. В устройстве есть часовой механизм, который может регулировать сама натурщица. Модель решает, как она хочет работать, быстро или медленно. Рядом с камерой установлено зеркало, так что ей виден любой вариант позы. Мой волшебный аппарат соединен со стробоскопической лампой. Перед каждой экспозицией звенит звонок и мигает предупредительный сигнал; все это сделано для того, чтобы девушка не расслаблялась и сосредоточивалась на съемке.

Я убедил французский «Vogue» разрешить мне провести сеанс съемки с помощью этого аппарата и тщательно объяснил его устройство натурщицам. Я сказал: «Вы сами можете управлять ходом съемок; вы будете решать, когда нужно снимать, но вся ответственность лежит на вас». Разумеется, освещение было настроено заранее, а на полу начертили крест, обозначавший положение модели. Девушки были совершенно одни в студии и звали ассистента лишь для того, чтобы поменять пленку в фотокамере. К концу дня они выбились из сил; груз ответственности заставил их понервничать. Фотографии получились не блестящие, но вполне приемлемого качества.

Я повторил такой же сеанс для журнала «ЕПе» с гораздо большим успехом. На этот раз я посоветовал девушкам представить, что они позируют для своего любимого фотографа, и делать снимки в его стиле. В результате вышло шесть отличных цветных страниц для журнала. Подпись под фотографиями гласила «La Machine de Newton».

«Машина Ньютона», 1972 г.


Лос-Анджелес, 1972

Я приехал сюда по заданию американского «Vogue», и у меня неожиданно появилось немного свободного времени. С тех пор как мне довелось увидеть актрису Джейн Расселл в фильме Говарда Хьюджеса «Отверженный», я был безумно влюблен в нее. Я узнал, что она живет где-то поблизости, поэтому предложил редактору устроить для нее фальшивый сеанс фотосъемки якобы для журнала — в общем, маленькая невинная ложь. Я получил согласие, и все было устроено.

Мы прибыли в ее апартаменты точно вовремя: парикмахер, гример, редактор, ассистент и я. Дверь открыла дама, которую я сразу же принял за Джейн Расселл. Я обратился к ней по имени и услышал, что я ошибаюсь. Я часто сталкиваюсь с такой проблемой, когда вдруг не могу вспомнить известное имя или узнать знакомое лицо. Возникла очень неловкая ситуация, но эта женщина действительно была похожа на нее. Нам сообщили, что мы пришли не вовремя: на самом деле сеанс был назначен на завтра. Оказывается, я так волновался, что перепутал дни. Но тут по лестнице спустилась мисс Расселл и очень любезно предложила позировать для меня сегодня, несмотря на мою ошибку.

Разумеется, я выбрал для фотографирования ее спальню. Нас провели в ее будуар, где мы стали готовиться к сеансу. Когда дело дошло до выбора одежды и ювелирных украшений, она открыла ящики большого комода. Я стоял рядом и мог видеть, что находится внутри. К своему восхищению, я увидел в одном из ящиков изумительную коллекцию разных лифчиков с чашечками с проволочной вставкой.

В спальне были две огромные испанские кровати. Я попросил ее позировать на одной кровати, пока я буду перескакивать с другой кровати на стул и обратно, чтобы найти подходящий угол съемки. Стояла невероятная жара, а в комнате не было кондиционера. Моя футболка прилипла к телу, пот заливал мне глаза и очки, я с трудом мог навести резкость и так нервничал, что камера дрожала в моих руках.

Джейн Расселл в Лос-Анджелесе, 1972 г.


Джейн Расселл величественно позировала на кровати; она выглядела прекрасной, спокойной и собранной, посылая мне чарующие улыбки. Я делал глупейшие комплименты, восхищаясь ее внешностью. Время от времени она странно поглядывала в мою сторону. Видимо, она обнаружила, что пустила безумца в свою спальню.

Всего я отснял три катушки пленки. Все кадры, за исключением двух или трех, были не в фокусе или получились смазанными из-за движения камеры.

С тех пор я фотографировал многих кинозвезд, часто по заказу редакторов модных журналов. Много раз я гадал, почему фотографии мод в исполнении известных актрис часто оказываются неудачными. Иногда они оказываются слишком низкорослыми, чтобы носить платья, предназначенные для высоких фотомоделей, и психологически были не готовы к долгим часам позирования перед неподвижной камерой.

Ханна Шигулла в Мюнхене, 1980 г.


В итоге звезды не испытывают желания тратить свое время на подобные мероприятия, результаты которых чаще всего сомнительны, а в итоге страдает вся индустрия моды.

Некоторые звезды слишком интеллектуальны. Они надевают платья, а когда я прошу их позировать на необычном фоне, соответствующем моему замыслу, они спрашивают: «Какую роль я должна играть? Кем мне полагается быть?» Разумеется, у меня нет ответа на такой вопрос, ведь я не кинорежиссер. В фотографии для журналов мод редко присутствует логика: каждая из них представляет собой застывший момент без начала и конца. Но есть и счастливые исключения — те кинозвезды, которые любят менять одежду, любят фотографироваться и не устают перед камерой. Шарлотта Рэмплинг, Катрин Денев, Анук Эме, Сигурни Уивер, Софи Лорен и Рэуел Уэлч относятся к этой категории.

Мне всегда бывает очень приятно нацелить объектив своей фотокамеры на красивую актрису. Мне понадобилось много времени, чтобы убедить Настасью Кински провести со мной сеанс съемки, но когда она дала согласие, то без устали работала в течение двух дней, с утра до ночи. Ханна Шигулла — очаровательная женщина, которая любит фотографироваться, хотя иногда становится нетерпеливой и непредсказуемой. В 1980 году я сделал серию ее фотографий в роли Лили Марлен для немецкого «Vogue». Представляя снимки редакторам, я установил диапроектор в их мюнхенском офисе. После просмотра наступил мертвая тишина. Никто из редакторов не проронил ни слова; они выглядели ошеломленными. Я находился в недоумении. Фотографии вышли хорошие, Ханна выглядела великолепно — с технической точки зрения, не было никаких проблем. Я обвел взглядом комнату. Тут главный редактор нарушила молчание и пробормотала: «Волосы под мышками!» Во время съемки Ханна закинула руки за голову, и я сразу же влюбился в ее волосы под мышками. Я настоял на том, чтобы она держала руки за головой, так что волосы стали важной притягивающей деталью моих фотографий. Разумеется, в мире «Vogue» нет места для такой неэстетичной вещи, как волосы под мышками.


Париж, 1974

Сейчас поздняя ночь, и я фотографирую Пляс дю Палас Бурбон, на которой находится здание главной студии «Vogue». Зачем принимать жизнь близко к сердцу, если прямо за порогом есть такая чудесная маленькая площадь? Как и многие другие места, по ночам она обладает особым очарованием. Я люблю фотографировать ночью.

На Пляс дю Палас Бурбон в Париже, 1974 г.


Во время поездок, когда мне встречаются своеобразные места, которые кажутся скучными и невыразительными, я фотографирую их по ночам. Ночью все становится более таинственным, и любое уродство скрывается во тьме. Свою первую пленку я снимал в берлинской подземке в возрасте двенадцати лет. Я не помню, почему я так поступил; разумеется, пленка оказалась испорченной. Но вскоре я узнал, что ночные съемки вполне возможны. В темное время суток бывает гораздо светлее, чем можно ожидать — так светло, что существует большая опасность передержки при съемке. Фотографии Брассаи были для меня мощным источником вдохновения: он мастер ночного освещения, парижских улиц, городских ландшафтов и интерьеров борделей. Кроме того, на меня оказали большое влияние снимки д-ра Саломона, сделанные во время посольских приемов и на дипломатических встречах.

«Вилла д’Эстэ», озеро Комо

Весной 1975 года я отправился на «Виллу д’Эстэ» на озере Комо. Журнал Realite, очень престижное французское издание, дал мне задание сделать фоторепортаж об этой знаменитой и роскошной гостинице. Я взял с собой двух красивых девушек, одна из которых была дочерью французского газетного магната, а другая талантливой фотомоделью. Они очень хорошо поладили друг с другом и в совершенстве овладели ролями, которые я для них предназначил. Я решил сделать две серии фотографий: одну для журнала, а другую для моего личного архива. Эта серия вошла в мою первую книгу «Белые женщины». В 1976 году, после публикации книги, она попала в руки директора «Виллы д’Эстэ» Жан-Марка Дролера, и меня навсегда объявили persona поп grata в этих местах. Однако через несколько лет он смягчился, пригласил меня к себе и задал чудесный банкет для меня и моих моделей.

«Вилла д’Эсте», вариант для Rdalite, 1975 г.


«Вилла д’Эсте», вариант для Rdalite, 1975 г.


«Вилла д’Эсте», Комо, вариант Хельмута Ньютона


Примерно то же самое произошло с моей второй книгой «Бессонные ночи» в 1978 году: серия снимков для этой книги была сделана в гостинице «Рафаэль» в Париже. Сначала мне тоже запретили появляться в этом замечательном отеле, но спустя долгое время я получил милосердное прощение.


Замок Арканжюс, 1975

Сейчас я нахожусь в этом волшебном замке, расположенном в нескольких километрах от Биаррица. Граф Гай д’Арканжюс пригласил меня сделать серию фотографий для французского «Vogue» и для моей первой книги. Как всегда, я мучительно обдумывал свой выбор фотомодели. Для меня это самый важный элемент моих фотографий. За сутки до моего отъезда в мою парижскую студию пришла девушка, которую прислало модельное агентство. На мой взгляд, она была немного низковата — примерно пять футов семь дюймов. Она начинающая, у нее нет снимков для показа, нет никакого опыта, но что-то в ее лице завораживает меня. Я не могу этого объяснить. Тяжеловатое тело, но замечательное лицо с искрой разума в глазах (такое случается редко, но обычно в этом нет необходимости). Так или иначе, я мгновенно понял, что именно она мне нужна. Конечно, это ужасный риск: пять дней напряженной работы с начинающей моделью. Тем не менее я шел на такой риск и раньше. Иногда мне приходилось жалеть об этом, но чаще всего моя интуиция оказывалась оправданной.

Для меня вдохновение на съемках обеспечивает точный расчет времени, когда нужная девушка оказывается на месте в нужный момент. Я никогда не стараюсь угодить публике, иначе не стал бы заниматься фотографией. Нет, я прежде всего хочу угодить себе. Задолго до того как публика захотела увидеть пухлую фотомодель с явным избыточным весом, я просил и умолял редакторов модных журналов распарывать спинки платьев, чтобы эти красавицы могли втискиваться в них.

Шато Арканжюс, 1975 г.


Понадобилось два года, чтобы в других журналах стали говорить о красоте «больших», тяжеловесных девушек.

Меня часто просят рассказать о своем видении женского совершенства, но для меня это невозможно. Я узнаю, что девушка красива, когда вижу ее. Это похоже на открытие новой, неизвестной территории, которую я могу исследовать. Кроме того, мой идеал женской красоты со временем подвергся резким изменениям. В шестидесятые годы моей любимой моделью была высокая белокурая немка. Я работал с ней в течение долгого времени. Она была худой, с угловатыми чертами лица, но излучала странную чувственность не только на фотографиях, но и в реальной жизни. Мужчины были совершенно зачарованы ею и сразу же следовали за ней, чувствуя ее сексуальность. Для меня это не имеет логического объяснения; я не знаю, почему одна девушка «соблазняет» мою камеру, а другая нет.


«Гермес», 1976

В 1976 году я решил представить читателям «Vogue» бутик «Гермес» на рю Фобур Сент-Оноре как самый дорогой и роскошный секс-шоп в мире.

«Седло I», 1976 г.


В его стеклянных витринах всегда была выставлена богатая коллекция шпор, плеток, седел и кожаных изделий. Продавщицы были одеты как учительницы строгих нравов и ходили в запахивающихся юбках из серой фланели и плотных блузках, закрытых до шеи, с брошкой в виде конского хлыстика, приколотой на груди. Увидев снимки на страницах «Vogue», главный управляющий «Гермеса» Робер Дюма слег с сильным недомоганием, но потом, к счастью, оправился. Впоследствии фотография женщины с седлом на спине была опубликована как иллюстрация к эссе «О декадентстве» в журнале «Тайм».


Эрих фон Строхейм, 1978

Эрих фон Строхейм всегда был одним из моих героев. Вдохновленный его ролью немецкого коменданта в фильме Ренуара «Великая иллюзия» и его игрой в пьесе Дюрренматта «Визит старой дамы», я приступил к созданию новой серии фотографий, изображавшей женщин в гипсе, хирургических корсетах и шейных фиксаторах. Это было в 1978 году.

фон Строхеймом в роли немецкого коменданта в фильме «Великая иллюзия»


Серия фотографий, навеянная Эрихом


Сан-Тропе, 1978

Как и в последние пятнадцать лет, мы с Джун проводим начало лета в нашем доме в Рамателле. На этот раз я прямо здесь буду заниматься созданием фоторепортажа о готовой одежде для журнала «Stern». Мне сказали, что вся одежда будет черной и очень роскошной — элегантные вечерние платья и платья для коктейлей. В течение многих лет я наблюдал за толпами отдыхающих на пляжах Сан-Тропе. Для вуайериста вроде меня в мире нет более интересного места. Здесь, на Пляж де ла Воль Руж, в 1969 году девушки впервые публично снимали свои лифчики. Здесь с вертолетов жандармерии на нудистов, загоравших на общественных пляжах, распыляли несмываемую краску, чтобы потом можно было найти и оштрафовать их. У каждого пляжа имелись свои постоянные клиенты: снобы и богачи, бедняки и проститутки, холостяки и семьи с детьми. Это жители Марселя и Парижа, туристы из Лос-Анджелеса или Дюссельдорфа. Я хорошо знаком с местной жизнью и обычаями, поэтому решил снимать здесь фотографии для «Stern». Довольно часто бывает так, что места, которые я знаю лучше всего, более таинственны для меня, чем неизвестные или экзотические территории.

Фотография для журнала «Штерн», Сан-Тропе


И вот изящные модели, с ног до головы одетые в черное — в черных шляпках с вуалями, черных чулках, черных туфлях на высоком каблуке и черных перчатках, — невозмутимо позируют среди полуобнаженных мужчин и женщин, загорающих на пляже.


Париж, 1978

Я стою на мосту Александра III. Сейчас пять часов вечера, но уже совсем темно, очень холодно и моросит дождь. Время для съемок коллекции высокой моды. Вот уже двадцать четыре года я фотографирую тонкие ткани и воздушные платья в совершенно невозможной обстановке.

На мосту Александра III в Париже, 1978 г.


Я знаю, что всегда могу снимать это в студии, но когда я вижу там белый бумажный фон, то захожу в тупик и не знаю, что придумать. На этот раз я решил сделать фотографии для французского «Vogue» на манекенах: у меня не поднимается рука вытаскивать живых моделей на улицу в такую погоду. Тем более я не стал бы заставлять девушку стоять на перилах моста в рискованном положении на пронизывающем ветру. Мы все жмемся друг к другу в съемочном фургоне и ждем, пока ветер немного утихнет.

Мы начинаем одевать манекены. Это работа для специалистов. У меня есть настоящая волшебница из «Аи Printemps», которая умеет придавать манекенам самые замечательные живые позы с помощью картона и скатанных газет. Одна из моих главных задач состоит в том, чтобы манекены выглядели как можно более реальными.

Эта игра с манекенами необыкновенно увлекательна. Каждый из них обладает собственной личностью. Я часто даю им имена. Вот эта очень эротична, с покорным выражением лица. Я называю ее Жоржеттой, и на фотографиях она всегда выходит замечательно. Другую зовут «Le Con», что значит «идиотка». Куда бы я ее ни поворачивал, у нее всегда необыкновенно тупой вид. С ней ничего нельзя поделать, поэтому я решаю избавиться от нее. К счастью, у меня в запасе есть пять других красавиц, а также десять разных пар рук и ног, сложенных в фургоне.

Одну из них наконец одевают. Мы ставим ее на перила моста, привязываем веревками и проволокой, чтобы она не упала в Сену, если ветер снова усилится. Веревки должны быть незаметными. Это цветные фотографии, и ретушировать их будет слишком дорого. Кроме того, во время съемок модной коллекции нет времени для таких трюков: макет журнала должен быть в типографии уже через три дня. Чрезвычайно трудно работать с этими манекенами, и я клянусь больше никогда не делать этого.

Разумеется, полгода спустя я все забыл и поддался новым соблазнам.

Моя обнаженная модель, прикованная к парижской железной ограде, — на самом деле шестифутовый манекен


На этот раз поступила новая коллекция манекенов, которую я видел в каталоге Адели Рутштейн, лондонского поставщика магазинного реквизита. Куклы были не такими изможденными девицами, какие являются излюбленной продукцией большинства изготовителей, а массивными шестифутовыми бабищами с большой грудью и широкими бедрами. Спустя короткое время я нахожу тему для серии снимков с этими манекенами: обнаженные, они будут прикованы цепями к уличным фонарям и красивым железным оградам с видами Парижа на заднем плане. Съемки будут проводиться ночью, на цветную пленку. Кроме того, у Джун есть замечательная идея: парикмахер наклеит им волосы на лобке и под мышками.


Париж, 1979

Эта идея циркулировала у меня в голове в течение некоторого времени: фотографировать пары, где мужчину будет изображать женщина, наряженная мужчиной.

Женщины, переодетые мужчинами. Париж, 1979 г.


Но иллюзия должна быть совершенной, чтобы вводить зрителя в заблуждение. Такая двусмысленность пленяла меня, поэтому я поделился своей идеей с Каржере, главным художником французского «Vogue», и она ему понравилась.

И вот мы в холле отеля «Георг V». Женщины-мужчины выглядят великолепно, талии их элегантных костюмов затянуты так туго, что они едва могут дышать, короткие волосы напомажены, и единственной истинно женской особенностью, которую можно разглядеть, являются изящные руки. Я, делая фотографии, получаю огромное удовольствие, но его никто не разделяет. На второй день, по мере продолжения съемок, девушки выглядят все более недовольными: им не нравятся роли, которые они играют. В конце концов они говорят: «Сегодня вечером мы наденем свои лучшие платья, как следует накрасимся и отправимся танцевать с парнями!»

Берлин, 1979

Я получил отличное задание: сделать серию модных снимков в моих родных местах для недавно возрожденного немецкого «Vogue». Немецкого издания журнала не было с двадцатых годов, да и тогда оно существовало недолго.

Меня поселили в пансионе «Дориан» на боковой улице, в двух шагах от Курфюрстендамм. Предполагалось, что я остановлюсь либо в «Кемпински», либо в «Шлоссотель Герус» в Грюн-вальде — в роскошных берлинских гостиницах, которые мне так нравятся, — но на этот раз я счел более уместным удовлетвориться настоящим берлинским пансионом наподобие того, который был увековечен Кристофером Ишервудом. Пансион «Дориан» — совершенно особенное место. При нацистах там находился знаменитый бордель, часто посещаемый партийными бонзами: уютный, старомодный, с шелковыми абажурами и большими картинами, написанными масляными красками.

Берлин, 1979 г.


Я снял комнату на первом этаже, справа от входа. Большинство постояльцев работают в разных театрах.

Пока я гостил здесь, выяснились кое-какие интересные подробности. Сейчас пансионом управляет дочь умершего хозяина. Ей примерно шестьдесят пять лет, она мила, эксцентрична и обладает тем особенным берлинским чувством юмора, которое я люблю. Одна из моих берлинских знакомых, которую я время от времени приглашаю отобедать вместе, работает «девушкой по вызову». Она рассказала мне, что некоторые из старых клиентов Китти приходят в ее пансион для встреч с юными девушками.

Магазин нижнего белья на Нюрнбергштрассе


Одна комната зарезервирована специально для таких случаев. По пути в ванную я вижу открытую дверь. Я заглядываю внутрь: комната гораздо просторнее моей, мебель более уютная, и все обтянуто шелком. Точно, это та самая комната. В выходные дни я внимательно наблюдаю за посетителями и действительно вижу, как приходят и уходят хорошо одетые мужчины в возрасте за шестьдесят лет, которые выглядят так, словно вышли из кинофильма о нацистах.

Перед отъездом из Парижа в Берлин я снова предавался мучительным раздумьям о том, как лучше сделать эту серию фотографий. Я спросил редактора, можно ли будет снимать только немецкие фасоны и сделать акцент на нижнем белье. Мне казалось, что не имеет смысла фотографировать французскую одежду в Берлине. Наконец у Джун появилась отличная мысль: почему бы не проводить съемку в тех местах, где я часто бывал мальчишкой, когда жил там? В самолете я составил список, а по прибытии в Берлин взял такси и совершил объезд по памятным местам. К моему удивлению, многие из них совершенно не изменились с два-дцатых—тридцатых годов.

Магазин нижнего белья на Нюрнбергерштрассе сегодня кажется нереальным. Сцены с девушками в нижнем белье на берегах озер напомнили мне о былых днях, когда мы ходили плавать на озере и сбрасывали одежду на берегу. Я как будто заглянул в -свое прошлое. Мне повезло с освещенностью: над городом каждый день нависали большие черные тучи, придававшие сценам особую мрачность и напряженность. Я называю это «черным светом».


«Большие обнаженные фигуры», 1980

В 1980 году я начал снимать две тематические фотосерии. Серия «Большие обнаженные фигуры» началась в 1980 году и была навеяна полицейскими фотографиями захваченных немецких террористов из «Красных бригад». С перерывами я сделал двадцать один снимок из этой серии до 1993 года. Также в 1980 году я начал серию «Одетые и обнаженные», которую забросил в 1990 году, поскольку технически она была слишком сложной для продолжения.

«Большие обнаженные фигуры”


«Большие обнаженные фигуры”


«Большие обнаженные фигуры”

«Большие обнаженные фигуры» и скалолазы



«Большие обнаженные фигуры

«Одетые»

Сомюр, 1980

Я в казарме «Cadre Noir»[ 13 ]. Французский «Vogue» предложил мне сделать серию фотографий одежды от Версаче для сентябрьского выпуска. На одном из сеансов я попросил редактора отдела моды описать мне стиль коллекции. В нем смутно проглядывали армейские мотивы — кожа, бриджи для верховой езды и так далее. Мне показалось, что это будет хорошо смотреться на фоне молодцеватых кавалеристов. Интересно, существует ли еще кавалерия во французской армии? Я обратился с этим вопросом к редактору, у которой есть очень хорошие связи в высших кругах французского общества. Она сообщила, что во французской армии действительно существует корпус элитной кавалерии, но может быть очень трудно получить разрешение на съемку. Несколько дней спустя мне позвонили из редакции и дали зеленый свет.

Мы на день приехали в Сомюр, чтобы осмотреться. Место оказалось очень красивым, с большими зданиями и замечательной старой школой верховой езды. Я видел, как офицеры занимаются выездкой своих лошадей. Антураж был подходящий, но хватит ли этого для успешной съемки? Я равнодушно отношусь к лошадям, но кавалеристы выглядели очень впечатляюще в своих черных мундирах без карманов, так что очертания были идеальными. Мне редко приходилось видеть такую элегантность поз, ходьбы и движений, не говоря уже о том, как они выглядели в седле. Довольно странно, однако, что все они оказались заядлыми курильщиками; некоторые пользовались изящными черными мундштуками. Они курили даже на скаку. Но где, черт возьми, они держат свои сигареты, если у них нет карманов?

Неделю спустя мы приехали на съемки. По плану сеансы должны были продолжаться в течение двух дней, что является идеальным рабочим временем для меня. После второго дня мое внимание начинает рассеиваться, и процесс съемки становится скучной работой. Я отношу это на счет своей поверхностной натуры. Именно поэтому я никогда не смогу снимать кино: работа над одним проектом в течение месяца или даже года кажется мне чем-то невероятным. Красота фотографии заключается в том, что она обходится сравнительно дешево, а съемки можно проводить быстро, с минимумом обслуживающего персонала и оборудования. Если вы «запороли» одну работу, на подходе всегда найдется другая, на которой можно отыграться. Кроме того, немаловажно то, что фотографу обычно не приходится вставать рано утром.

Я решил исключить лошадей из антуража и сосредоточиться на элегантных кавалеристах, но для работы мне требовалось довольно много натурщиков. Это представляло серьезную проблему. Сначала мне пришлось убеждать полковника отдать своих людей в мое распоряжение на два дня. Потом мне пришлось объяснять кавалеристам, что модные фотографии нельзя сделать за две минуты и что съемки потребуют определенного терпения и времени. Я не сказал им, что на самом деле понадобится несколько часов, так как это могло испугать их. Мне и раньше приходилось давать подобные разъяснения; это самая трудная часть моей работы. Я работаю на особый манер: тасую и переставляю людей в кадре, как другие фотографы поступают с элементами натюрмортов. На это уходит, бывает, целый день.

Я приступил к работе. Сначала в моем распоряжении было пять человек — явно недостаточно для съемки. Пока мы шли к месту съемок, я увидел других, разгуливающих по плацу, и попросил редактора привести всех офицеров, которым было нечем заняться. К полудню мои дела пошли в гору: группа увеличилась примерно до пятнадцати человек. Теперь нужно было завладеть их вниманием, пробудить энтузиазм и заставить их позировать без ужимок и флирта с двумя моими фотомоделями. Не обошлось без трений, но кавалеристы выглядели замечательно и прекрасно позировали. Фактически они выглядели более привлекательно, чем фотомодели, — властно, уверенно, абсолютно правдоподобно.

В расположении подразделения кавалерии «Cadre Noir», Сомюр, 1980 г.


Что-то было не так с моими моделями. Или с их одеждой? Так или иначе, мне нужно было пошевелиться, чтобы сделать четыре страницы фотографий за день. Я решил делать снимки на разворот журнала; это означало, что придется сделать лишь четыре фотографии на восемь страниц. На словах все выглядит легко, но мне следовало бы знать, что на деле часто бывает иначе. Я сходил с ума, переставляя кавалеристов и пытаясь уместить композицию в рамки кадра. Кроме того, я с тревогой выискивал в их поведении признаки нетерпения или скуки. Это было ужасно: если я не справлюсь сейчас, то все пропало! К счастью, все обошлось, и примерно к шести вечера, когда дневной свет пошел на убыль, я выполнил свою норму.

На следующее утро обнаружилось несколько дезертиров, решивших, что гораздо интереснее быть строевым кавалерийским офицером, чем дурацкой моделью для съемок. Присутствовало всего лишь шесть человек. Теперь оставалось лишь попросить их оседлать лошадей, которые заполнят кадр, сделать сегодняшние фотографии иными по сравнению со вчерашними и, может быть, внести некоторую оригинальность.

Сомюр, 1980 г.


Но когда все было расставлено по местам — всадники великолепны, девушки прекрасны, — лошади вдруг опустили уши и прикрыли глаза длинными ресницами, словно решив вздремнуть. Впрочем, освещение было отличным, солнце светило сильно и резко, а по небу проплывали легкие облака. Нельзя всегда получить то, что хочешь.

К пяти вечера мы закончили съемки и стали собираться в обратный путь. Вскоре ко мне подошел офицер и попросил отойти в сторонку. Как оказалось, он прониксй нежными чувствами к одной из моих девушек, блондинке ростом примерно пять футов десять дюймов, с очень красивым ртом. Ее волосы были заплетены в толстую косу, уложенную вокруг головы (мне нравится эта прическа, и я время от времени ее фотографирую), и она выглядела великолепно. Офицер попросил меня снять ее обнаженной на лошади в одном из помещений для зимней выездки. Он заверил меня, что мы будем абсолютно одни и нам никто не помешает.

Я обратился к девушке. Неожиданное предложение позабавило ее, и она согласилась. Я, в общем-то, был благодарен этому офицеру за полет его фантазии. Мы выделили один час для дополнительной работы, но, когда все было готово для съемок, внезапно приехал генерал, пожелавший посмотреть, как идет дело. Офицер снова подозвал меня и тихо сказал, что ничего не выйдет. Какая жалость! Мог бы получиться потрясающий снимок.


Ширак, 1981

В 1981 году рекламное агентство, проводившее первую предвыборную кампанию будущего президента Жака Ширака, предложило мне сделать его портрет для агитационных плакатов. В то время Ширак был мэром Парижа. Он очень любезно разговаривал со мной. Я попросил его сменить голубую рубашку на белую, в которой он, по моему мнению, должен был выглядеть элегантнее, но он возражал.

Жак Ширак


Однако я продолжал настаивать, и в конце концов он уступил моим требованиям. На его столе стояла настольная лампа, которая мне тоже не понравилась. Я ухватился за нее и попытался сдвинуть с места; несколько раз я дергал изо всех сил, а Ширак недоуменно взирал на происходящее, пока я не понял, что лампа привинчена к столу. Впоследствии я узнал, что мадам Ширак якобы заявила: «Я не узнаю своего Жака на этой фотографии», и для предвыборной кампании был выбран другой снимок, не такой хороший, как мой.


Работа на кресле-каталке, 1981

В 1981 году мои модели, выполняя мой творческий замысел, с огромной скоростью маршировали и бегали по парижским улицам. Я хорошо помню один день в Трокадеро, моем излюбленном месте, когда мы все бегом спускались вниз по склону, и меня дважды выбросило из кресла-каталки, из которой я вел съемку. Впрочем, это не остановило меня; в конце концов, я платил за прокат этого кресла в течение шести месяцев.

Работа на кресле-каталке, 1981 г.


Париж, 1981

Ближайшие окрестности для меня всегда обладают большей таинственностью и притягательностью, чем какое-нибудь отдаленное место. Сейчас, когда я живу в двух шагах от Люксембургских садов, я провожу гам много времени, делаю фотографии или просто бесцельно брожу вокруг, наблюдая за людьми. Каждый уголок кажется мне знакомым и восхитительным.

В Люксембургских садах, Париж, 1981 г.


Однажды, когда мы с Джун гуляли в парке, мне внезапно захотелось помочиться. Я направился к своему любимому писсуару, расположенному лишь в нескольких метрах от пешеходной дорожки. Над невысокой стеной писсуара, у которой мужчины справляют нужду, можно видеть их головы, а вдоль стены постоянно бежит ручеек, который уносит отбросы. Когда я облегчался, то оглянулся через стену и увидел, что Джун смотрит на меня и спокойно ждет, когда я закончу свои дела. Люди равнодушно проходили мимо, ничто не нарушало идиллическую обстановку — где еще такое возможно, кроме Франции? Я сказал Джун: «Я просто обязан сделать здесь снимок для модного журнала. Как удивительно видеть роскошно одетую женщину, ждущую своего спутника и наблюдающую за ним точно так же, как это делала ты!»

Через несколько месяцев, во время одной из наших прогулок, мы миновали большую оранжерею, куда уносят пальмы в кадках, когда на улице становится холодно. Там сидели люди, принимавшие солнечные ванны; это самое укромное место в Люксембургском саду. Среди них была женщина в возрасте около пятидесяти лет, с зонтиком, затенявшим ее лицо. Она носила черный заказной костюм с плотно облегающей юбкой, без чулок, но в высоких черных кожаных сапогах и расставила ноги в стороны. Когда мы проходили мимо, я окинул ее взглядом с головы до ног и не поверил собственным глазам: под юбкой она была совершенно обнаженной и полулежала в такой позе, что можно было видеть все до малейшей детали. Примерно через пятьдесят метров я пришел в себя и сообщил Джун о том, что видел.

«Ты все это выдумал, — заявила она. — Это плод твоего нездорового воображения». — «Хорошо, — сказал я. — Давай вернемся и проверим».

Мы повернулись и пошли обратно. Картина оставалась точно такой же, во всех подробностях. Джун хотела, чтобы я сбегал за фотокамерой, но я не стал этого делать. Я не репортер. Тем не менее я сохранил этот образ в своей памяти и когда-нибудь воспроизведу его на постановочной фотографии.

Голливуд, 1985

Уже давно во время моих ежегодных поездок в Голливуд я фотографирую массу актрис для «Vanity Fair». Некоторые из них талантливы, другие нет. Они неизменно приходят в сопровождении своих агентов по связи с прессой, которые с годами становятся все более беспардонными и назойливыми. Они стоят у меня за спиной, заглядывают через плечо, пока я фотографирую их подопечных, и говорят: «Это неправильный угол съемки, пусть она повернет голову направо» или «Она слишком оголяется, пусть прикроет плечи». Кроме того, они требуют представлять для одобрения готовые фотографии. Я удовлетворил это требование лишь в двух случаях: для Элизабет Тейлор и Мадонны, которых я считаю очень умными женщинами. После того как я запретил агентам принимать участие в моих сеансах, съемки актрис закончились. Вместо этого я стал фотографировать актеров и режиссеров, чьи удивительно интересные лица завораживали меня. Я также попросил Тину Браун, которая тогда работала главным редактором «Vanity Fair», разрешить мне фотографировать преступников, убийц и политиков.

Элизабет Тейлор спросила: «Хельмут, ты купишь мне это?» 1985 г.

Порно, 1985

Порно в отеле «Шератон». Лос-Анджелес, 1985 г.


В 1985 году, во время нашей обычной «зимовки» в Голливуде, я познакомился с очень привлекательной молодой парой на коктейле в доме Тимоти и Барбары Лири. За разговором выяснилось, что они знакомы с моими так называемыми эротическими фотографиями. Они предложили позировать мне во время полового акта. Как и многие фотографы, я обыгрывал идею порнографических снимков, но всегда колебался, потому что внутренний цензор, появившийся в результате многолетнего сотрудничества с «Vogue», мешал мне переступить этот порог. Потом я решил, что мне нужно преодолеть внутреннее сопротивление и попробовать хотя бы один раз. Эти люди и другая супружеская пара из Лос-Анджелеса (тоже с привлекательной внешностью) были моими единственными попытками в области порнографии. В обоих случаях они подписали соглашение, наделявшее меня правом публиковать сделанные фотографии. Много лет спустя мой коммерческий агент привел ко мне коллекционера порнографии в надежде, что тот купит некоторые из этих снимков. Внимательно просмотрев фотографии, он посмотрел на меня и сказал: «Мистер Ньютон, эти снимки недостаточно жесткие для моей коллекции». Хотя один снимок немного понравился ему, он возмущался из-за лампы в левом углу кадра и спросил, не могу ли я подретушировать ее. Когда я спросил, зачем это нужно, он ответил, что работает агентом по продаже мебели и лампа оскорбляет его эстетическое чувство.


Дали, 1986

В 1986 году я получил заказ от журнала «Vanity Fair» и отправился в Испанию, в Фигерас, чтобы сфотографировать знаменитого художника Сальвадора Дали в его собственном музее. Он знал, что я предпочитаю фотографировать при дневном свете, поэтому заставил меня целых два дня без толку околачиваться в гостинице и вызвал к себе на третий день, когда метеорологи обещали сильную грозу. Он был тщательно пострижен, облачен в блестящий шелковый халат и надел высший государственный орден, полученный от короля Испании.

С Сальвадором Дали, 1986 г. (фотография П. Сирейса)


Когда небо окончательно почернело, Дали сказал: «Я готов для Ньютона, который приехал сюда, поскольку знает, что я умираю». Дневной свет почти померк, и мне пришлось воспользоваться пятисотваттной вспышкой, чтобы сделать этот последний исторический снимок Дали для «Vanity Fair».


Мой журнал, 1987

В 1987 году я достиг последней стадии самовозвеличивания и решил издавать журнал под названием «Иллюстрированный журнал Хельмута Ньютона», в каждом выпуске которого будет содержаться тридцать две фотографии. Моим главным художником была Джун. Привожу цитату из вступления к первому выпуску: «В моих воспоминаниях оживает ранняя пора берлинской фотожурналистики двадцатых и тридцатых годов в таких изданиях, как «Berliner Illustrirte Zeitung», которые были частью непременной моей повседневной жизни в ранней молодости».

Мой журнал, 1987 г.


Вальдхайм, 1988

В 1988 году редактор Тина Браун послала меня в Вену фотографировать президента Австрии Курта Вальдхайма. Он был противоречивой политической фигурой из-за его нацистского прошлого. Вместе со мной для проведения интервью прибыл известный писатель Грегор фон Реццори. На следующее утро мы приехали в президентскую резиденцию и стали ждать хозяина, а между тем его секретарь показывал места, где мне было разрешено фотографировать его. Выбор оказался невелик, а освещение, разумеется, было ужасным. У меня не было осветительных приборов, кроме рефлектора, поэтому приходилось полагаться на слабенький дневной свет, проникавший из-за окон в этот ненастный день. Поэтому сразу же после прибытия Вальдхайма я поставил его между стеной и окном и принялся фотографировать. С его лица не сходила зловещая улыбка, и я попросил его быть посерьезнее. Он сказал, что не любит своих фотографий с серьезным выражением лица. Тогда я подумал: «Ладно, если он хочет иметь зловещий вид, пусть получит по полной программе».

Президент Австрии Курт Вальдхайм со своей женой, 1988 г.


После окончания съемок Вальдхайм любезно пригласил меня в свою оперную ложу на вечернее представление. Я предупредил его, что у меня есть только одна пара джинсов и старый пиджак без галстука, но он заверил, что это пустяки. Я приехал в оперу, когда уже подняли занавес, прошел в президентскую ложу, увидел на сцене чернокожего человека и догадался, что сегодня дают «Отелло». Вальдхайм сидел в ложе в обществе двух дам, одна из которых выглядела постарше другой. Я подсел к старшей, полагая, что это его жена, но она поняла мою ошибку и сказала что-то вроде: «Я — не та, кто вам нужен». Тогда я пересел к младшей и извинился за свою бестактность, сказав: «Я не думал, что фрау президент так молода и привлекательна». Тина просила меня при возможности сфотографировать супругов Вальдхаймов вместе, и сейчас появился отличный шанс попросить разрешения. Фрау Вальдхайм отнеслась к моей просьбе с пониманием и сказала: «Приходите к нам домой завтра утром, и мы будем позировать вам после завтрака».


Хельмут Коль, 1990

В сентябре 1990 года я отправился в Бонн, чтобы сфотографировать немецкого канцлера Хельмута Коля. Был холодный и дождливый день. Я внимательно осмотрел рабочие помещения Коля, которые совершенно не вдохновляли меня. В отчаянии я выглянул в окно и посмотрел на парк внизу. Дождь волшебным образом прекратился, так что я прогулялся по парку, пытаясь найти что-нибудь вроде кряжистого немецкого дуба. Все дубы были тонкими и похожими на зубочистки, зато вокруг было полно старых вязов. Я выбрал самый большой и попросил канцлера позировать перед ним. Он оказался любезным и предупредительным натурщиком и предоставил мне столько времени, сколько понадобилось. Когда я сказал: «Благодарю вас, герр канцлер, это все», он ответил: «Мистер Ньютон, а теперь, пожалуйста, сфотографируйте меня в моем кабинете».

С Хельмутом Колем для «Дома немецкой истории»


Маргарет Тэтчер, 1991

Маргарет Тэтчер всегда завораживала меня. Он воплощала женскую силу и властность, которая достигла вершины успеха и при этом стала казаться мне еще более сексуальной. Вскоре после своей отставки она приехала в Аннахайм, штат Калифорния, чтобы прочитать лекцию перед сотнями людей. Шел 1991 год, и Тина уговорила миссис Тэтчер позировать для меня. Я приехал в отель, где она остановилась со своей свитой, рано утром, примерно в 8.30.

Маргарет Тэтчер


Администрация отеля выделила мне просторный номер в качестве фотостудии, но я намеревался сфотографировать Тэтчер возле бассейна. В течение долгого времени я испытывал своеобразную влюбленность по отношению к ней. Сила и магнетизм ее личности оказывали на меня сильное влияние, и я хотел показать свое восхищение, подарив ей самые великолепные розы, которые смогу купить. Я помчался в цветочную лавку при отеле, но она была еще закрыта в этот ранний час. Я возвращался туда трижды; наконец она открылась, и я увидел массу увядающих роз. Я купил все до одной, помчался наверх и стал поджидать свою добычу. Каждый раз, когда я слышал, как кто-то идет по коридору в сторону моего номера, я устремлялся к двери с розами в руках, готовый распахнуть ее и приветствовать мою богиню. Наконец она появилась, одетая в элегантный костюм. На ногах были тонкие нейлоновые чулки, а волосы уложены в безукоризненную прическу с высоким зачесом, причем каждый волосок сиял на своем месте. Я взмок от возбуждения и нервозности, но она была спокойной и собранной. Я подарил свои розы; она любезно приняла их и вручила секретарю, молодому человеку приятной наружности. Я предложил спуститься к бассейну, но она отказала довольно суровым тоном. Снаружи поднимался ветер, и она не хотела портить прическу. Тогда я попросил ее сесть на стул, причем нога на ногу. Ее ноги показались мне совсем неплохими. Она села, но не закинув ногу на ногу. Я установил на штатив свою старую маленькую камеру «Фудзи»; она немного наклонила голову вбок и улыбнулась в объектив кисловатой улыбкой. Я попросил ее выпрямить голову и быть посерьезнее. Она возразила: «Но человек выглядит так неприятно, когда он не улыбается!» В какой-то момент она перестала улыбаться, и я щелкнул затвором. На этом все кончилось. Она встала и величественно вышла из комнаты. Пять минут спустя вернулся ее секретарь, и я попросил его подписать стандартное разрешение для редакции журнала, дающее право на публикацию фотографий. Он сказал: «Мистер Ньютон, мы никогда ничего не подписываем. Вы можете опубликовать любые сделанные вами фотографии премьер-министра».

Миссис Тэтчер настолько владела ситуацией, что не сделала ни одного неверного движения и ничем не выдала своего настроения. Как выяснилось потом, ей очень не понравилась эта фотография, о чем она напоминала мне при наших следующих встречах. Я же буквально влюбился в этот снимок: она была похожа на акулу, держала голову очень прямо и не улыбалась. Теперь эта фотография (большой отпечаток высотой два метра) выставлена в Национальной портретной галерее в Лондоне.

«Обнаженные в домашней обстановке», 1992

Я люблю проводить зиму в Шато Мармонт в Голливуде, где мы с Джун останавливались в течение двадцати шести лет. Меня всегда пленяет знакомая обстановка.

«Обнаженные в домашней обстановке», 1992 г.

«Обнаженные в домашней обстановке», 1992 г.


Моими любимыми фотографиями часто оказываются те, которые пробуждают сильное ощущение, выраженное в словах «я уже был здесь раньше». Серия «Обнаженные в домашней обстановке» началась с моего желания фотографировать комнаты в Шато Мармонт, которые мне очень хорошо знакомы, но кто будет смотреть на фотографии пустых комнат? Поэтому я добавил обнаженных женщин.

Ле Пэн, 1997

Местечко Ньюлли-сюр-Сен, апрель 1997 года. Я нахожусь е доме Жана-Мари Ле Пэна, чтобы сфотографировать его для жур нала «Нью-Йоркер».

Жан-Мари Ле Пэн, 1997 г.


Он пользуется репутацией антисемита у крайне правого политика. Именно такой своеобразный тип, который мне нравится фотографировать, — без всяких шуток. Я сижу в салоне и жду, когда меня вызовут к хозяину. На стене висит картина военно-морской тематики, на столе лежит большая Библия с затейливым шрифтом, украшенная цветными иллюстрациями. Пожалуй, будет неплохо использовать ее для съемки. Как всегда, я стараюсь очаровать человека, чтобы получить его хороший портрет. Создание портретов требует искусства обаяния со стороны фотографа, о чем я неустанно напоминаю себе в подобных ситуациях. Действительно, мы с Ле Пэном быстро находим общий язык: я симпатичен ему, он нравится мне. Сеанс начинается в саду. Он проявляет терпение и сговорчивость до тех пор, пока я не замечаю двух крупных доберманов. Что-то щелкает у меня в голове, и я прошу его позировать мне вместе с собаками. Он отвечает отказом, а его дочь, которая присутствует на съемках, говорит: «Ни в коем случае». Однако после непродолжительных уговоров — и вот он, покорный, как ягненок, позирует со своими любимыми собаками.


Королева Англии, 2000

Четвертое мая 2000 года было днем открытия нового крыла Национальной портретной галереи в Лондоне. Меня вместе с многими другими фотографами и художниками пригласили на это событие. И вот я стою, вытянувшись по струнке перед моим портретом леди Тэтчер, а она держится на другом конце зала, как можно дальше от меня. Раньше она уже говорила мне, как сильно ей не нравится эта фотография, и теперь воспользовалась этой возможностью, чтобы повторить свою критику во всеуслышание. У меня есть только один костюм, который я надел сегодня. Проходя между порталами Национальной портретной галереи, я услышал громкое «блямс», и в следующее мгновение на мое правое плечо откуда-то из-под перекрытия шлепнулась большая порция голубиного помета. Вонь была жуткая.

Королева Елизавета и я в Национальной картинной галерее (фотография Тима Кларка)


У меня в кармане лежали две гигиенические салфетки, уже использованные; с их помощью я попытался вытереть эту дрянь, но только размазал еще больше. Вы можете видеть эту отметину на фотографии.


Лени Рифеншталь, 2000

«Vanity Fair» направил меня сделать еще один портрет Лени Рифеншталь. Мы впервые встретились в Гаване в 1987 году и завязали довольно странные взаимоотношения: я восхищался ею как великим кинорежиссером и фотографом, а она казалась польщенной, что немецкий еврей, пользующийся репутацией скандального фотографа, проявляет неподдельный интерес к ней. Будучи подростком, я видел все ее картины, такие, как «Голубой свет», «Белый ад» и так далее. В основном это были фильмы о немецких горах, героических лыжниках и летчиках, снегах и ледниках.

В то время берлинцы называли ее не иначе как «Reichsg-letscherpalte» — труднопереводимое слово, приблизительно означающее «ледниковая подстилка германского рейха», — поскольку они не сомневались, что она была любовницей Гитлера. Разумеется, это было неправдой, но Лени действительно когда-то сходила с ума по Гитлеру. После войны осталась не удел, но суд не нашел в ее прошлом ничего предосудительного.

Я был хорошо знаком с ее работами и часто упоминал о них в своих лекциях. За это я получал упреки от множества людей, включая Джун, не понимавших, как еврей может одобрительно отзываться о человеке, чьи политические симпатии весьма сомнительны. Однако я могу отделять людей от их работы.

Лени Рифеншталь, 2000 г.


В своей недавней лекции я говорил о ней как о талантливой художнице, несмотря на ее работу в пользу нацистской пропагандистской машины. В июне 2000 года, когда я приехал в ее дом под Мюнхеном для последнего фотосеанса, она усадила меня за большой стол, ломившийся от кофе и пирожных, взяла меня за руку и долго не отпускала — должен сказать, у этой девяностодевятилетней дамы была железная хватка, — а потом ткнула мне в лицо газетную статью и сказала: «Хельмут, обещай мне не называть меня старой нацисткой, иначе я никогда больше не разрешу тебе фотографировать меня». Что я мог поделать? Будучи старым pute[ 14 ] и думая только о фотографиях, которые я надеялся отснять в тот день, я мог пообещать даже жениться на ней. Поэтому мы приступили к съемкам. Лени носила брюки, и я знал, что она очень гордится своими ногами и считает, что они лучше, чем у Марлен Дитрих. Я попросил ее надеть юбку. Что ж, брюки исчезли в мгновение ока, и она предстала передо мной в коротенькой юбочке. Что же, я не был разочарован. Как говорится, «ноги уходят последними».


Обед с Шрёдером, 2000

Мой восьмидесятый день рождения оказался для меня великим событием: немецкий Центр фотографии под управлением Манфреда Хейтинга пригласил меня для организации большой ретроспективной выставки в Берлине и предложил для этой цели здание Национальной галереи, построенное великим архитектором Мисом ван дер Роэ. Какая честь для меня! Я попросил Джун быть куратором выставки, и она, по всеобщему мнению, отлично справилась со своей работой. Это действительно была самая замечательная из всех моих выставок, и она прошла в здании, которое славится не только своей красотой, но и необыкновенно сложной организацией внутреннего пространства.

Мы провели в Берлине десять дней до открытия выставки, наблюдая за изготовлением последних отпечатков с использованием совершенно заумного процесса под названием «лазерная печать высокой плотности». Мы проводили в типографии целые дни и иногда засиживались до трех часов утра, выбраковывая один отпечаток за другим. Ужинали обычно в баре «Париж».

Подготовка фотографии Герхарда Шрёдера, 2000 г.


Однажды вечером я почти не узнал немецкого канцлера Герхарда Шрёдера, когда он выходил из бара вместе с членами своей семьи, но пока папарацци на улице фотографировали его, он узнал меня, увидев в окно, вернулся в бар, поздоровался и пригласил нас с Джун на обед. Он назвал меня «мистер Ньютон», и я сказал: «Пожалуйста, герр канцлер, называйте меня Хельмутом». Он ответил: «Только если вы будете называть меня Гердом». Потом мы все вышли на улицу, чтобы фотографы могли запечатлеть нас вместе.

Официальное приглашение прибыло в гостиницу по факсу на следующий день. Я с гордостью разложил его на столе в нашей комнате, зачитал вслух и сказал Джун: «Давай останемся еще на один день в Берлине и пообедаем у Герда в четверг». Вечером в четверг водитель доставил нас в резиденцию. В багажнике автомобиля лежали дюжины белых роз — подарок, который мы собирались преподнести мадам Шрёдер в знак глубокого уважения.

Когда мы прибыли на место, щеголеватый немецкий офицер спросил, с какой целью мы приехали. Когда я сказал, что нас пригласили к обеду, он ответил: «Герр Ньютон, званый обед состоялся вчера вечером с министром культуры Науманном». Мне показалось, что меня хватит удар. Джун отнеслась к случившемуся с большим самообладанием и постаралась успокоить меня. Если бы это она совершила такую ошибку, я бы, наверное, убил ее.

На обратном пути я шипел и метал. Я ворчал, что это «они» ошиблись, что «у них» левая рука не знает, что делает правая, а поэтому они, слава богу, проиграли войну, а последняя война, в которой они победили, закончилась в 1871 году. В гостинице я ворвался в комнату и проверил дату на факсе: нас действительно пригласили на среду.

На следующий день я позвонил канцлеру с извинениями, и Герд сказал: «Очень жаль. Вы пропустили действительно хороший обед, и мы ждали вас целую вечность». Больше мне никогда с ним не довелось разговаривать.


Мои отношения с печатниками, 2001

Печать черно-белых фотографий является умирающим искусством. Я знаю очень мало специалистов во Франции и в Америке, способных удовлетворить мои требования и напечатать снимки в моем особом стиле.Таких людей нужно поощрять, холить и лелеять.

Чой разрезает забракованный отпечаток


Они отличаются тонкой натурой, часто со странностями, и мои отношения с ними иногда напоминали отношения между любовниками. По моему убеждению, если человек проводит большую часть своей жизни в комнате, освещенной лишь тусклой оранжевой лампой, или в полной темноте, его поведение должно быть немного эксцентричным.

Помню одного превосходного печатника по имени Марк Пи-ко из лаборатории «Сентралколор» в Париже, которого я неумышленно обидел, в результате чего он уведомил меня, что наши отношения закончились и он больше никогда не будет печатать мои негативы. Мне пришлось устроить ему уважительную встречу, а потом практически встать на колени и умолять о прощении. Он простил меня, и наше плодотворное сотрудничество продолжилось.

В 2001 году я готовился к выставке под названием «Секс и ландшафты». Размер каждого отпечатка составлял 160 на 120 сантиметров, и многие негативы были трудными для печати. Вероятность успеха составляла 50 : 50. Всего было более полусотни снимков, и с каждого делали три отпечатка плюс один пробный для фотографа.

Мастер-печатник Чой, с которым я работал несколько лет и состоял в превосходных отношениях, изготавливал эти отпечатки в течение многих месяцев. Мне пришлось совершить ряд поездок в Париж, чтобы проверять, как идет работа. Во время последнего сеанса печати я очень устал и, должно быть, разговаривал с ним неоправданно раздраженно, когда отказался принять некоторые отпечатки. Я вернулся в Монте-Карло, а на следующий день партнер Чоя сообщил мне, что он выбежал из лаборатории в слезах и вернулся лишь через два дня, все еще очень расстроенный. Они решили, что больше не станут работать для меня.

Я оказался в отчаянном положении, так как должен был представить все отпечатки к определенному сроку. Мне ничего не оставалось, как снова посыпать голову пеплом и написать письмо с извинениями. Во время следующей поездки в Париж я обнял Чоя и дважды расцеловал его в каждую щеку.


Искусство и коммерция

У меня есть друзья, которые называют себя «фотографами изящных искусств». Они никогда не заключают контрактов и не берут подряды, но работают самостоятельно в надежде получить грант или продать свои творения какому-нибудь музею. Я восхищаюсь их непреклонностью, но их фотографии часто кажутся мне скучными. За тот успех, которого я добился, мне нужно благодарить мир коммерции и «общество потребления», а не гранты, фонды или музеи. Я всегда находил вдохновение и стимул к творчеству в работе с журналами или по заказу. По-видимому, я нуждаюсь в определенной дисциплине и в четких рамках для работы. Разумеется, я часто предлагаю редакторам свои идеи в надежде, что мне позволят реализовать их. Редакция модного журнала для меня является «мозговым центром» или лабораторией для проверки новых идей. Где еще я мог бы рассчитывать на услуги лучших в мире гримеров, парикмахеров и фотомоделей? Без их помощи я не смог бы продуктивно работать. Если бы не дух творчества, царивший в редакции французского «Vogue», публиковавшего мои снимки, которые тогда считались чересчур смелыми, достижения моего фотографического искусства были бы гораздо скромнее.

Когда я занимаюсь фотографией, то делаю снимки не просто для себя, чтобы хранить их в ящике. Я хочу, чтобы их увидели как можно больше людей. Меня привлекает разнообразие, позволяющее переходить от редакторской работы к рекламным заказам или к составлению книг и проведению выставок. Поскольку я отказался от концепции фотографии как изящного искусства, то во время лекций и семинаров меня часто спрашивают: «Почему же тогда вы устраиваете выставки в художественных галереях?» Хотя приятно устроить выставку в красивой и престижной галерее, не менее интересно выставить свои работы в каком-нибудь большом гараже с белыми стенами или в любом другом месте, где есть подходящий фон для фотографий. Подобные выставки дают возможность отвлечься от печатных страниц и увидеть искусство художника в совершенно ином измерении. Оригинальные отпечатки, как большие, так и маленькие, по-иному воздействуют на зрителей. Век журнала эфемерен и короток, а книга похожа на дом: она живет в течение долгого времени. Все это разные явления.

Фотографии с «Полароидом»

Когда я готовлю к работе свой «Полароид», то всегда испытываю странное чувство. До изобретения этого невероятного устройства мастера обходились без него и создавали незабываемые фотографии. Зачем мне нужен этот «костыль» для работы? И как получается, что первые снимки, сделанные на «Полароиде», часто обладают свежестью и непосредственностью, отсутствующей в тщательно подготовленных и скомпонованных фотографиях на том, что я называю «настоящей пленкой»? Причина вот в чем: мне не терпится увидеть, как будет выглядеть моя фотография, поэтому хватаю камеру, навожу ее прямо или под углом и щелкаю затвором.

«Полароид» — это замечательный блокнот для эскизов.

Я часто пользуюсь им, чтобы получить первое представление о том, что собираюсь сделать. Нравится ли мне то, что я вижу? Хочу ли я продолжать в том же духе или следует изменить тактику? В какой-то момент — лучше раньше, чем позже, — я должен решить, в каком направлении должен пойти сеанс фотосъемки. «Полароид» помогает мне в этом, хотя бывало так, что я принимал неверные решения и впоследствии жалел об этом.

Иногда я пользуюсь «Полароидом» на манер старинных первопроходцев, которые раздавали бусы туземцам, чтобы завоевать их доверие. Я раздаю людям моментальные снимки, чтобы обеспечить их сотрудничество. Я вручаю снимки как сувениры, лишь бы добиться своего. Впрочем, обычно я трачу на них мало времени и делаю не больше одного-двух снимков с «Полароидом». Для меня важнее потратить время на подготовку к съемке на настоящую пленку.

Было одно исключение. Когда я работал над серией «Одетые и обнаженные» — пожалуй, самой сложной из моих фотосерий, — то просматривал целую кучу моментальных снимков. Мой ассистент стоял рядом с главной камерой и беспрестанно щелкал «Полароидом», пока я «всерьез» фотографировал, чтобы обеспечить позже точно такое же расположение фигур во втором варианте каждого снимка. Следует понимать, как трудно добиться совершенно одинакового положения рук, ног, туловища и головы, а также осанки и выражения лица не только у группы людей, но даже у одного человека, который находится или быстро движется перед камерой. При этом интервал между первым и вторым вариантом каждого снимка часто составлял более двух или трех часов.

Приходилось то и дело поправлять прически и макияж; в конце концов, людям нужно есть, а после этого их энтузиазм ослабевает. Если бы у меня не было большого количества моментальных снимков для сравнения, я не смог бы добиться точного совпадения поз в обоих вариантах снимков.

«Реконструкция — лучшее подобие реальности». Фотография с зажигалкой в форме пистолета


«Реконструкция — лучшее подобие реальности» — вот еще одна моя находка. Однажды я зашел пропустить рюмочку-другую в квартиру одной женщины в Лос-Анджелесе. В какой-то момент она достала зажигалку в виде пистолета, прикурила сигарету, а потом сунула в рот ствол пистолета-зажигалки и посмотрела на меня. Я быстро сделал снимок «Полароидом», а год спустя воспроизвел этот драматический момент на настоящей пленке.

Разумеется, как и все фотографы, я иногда пользуюсь «Пола-роидом» для проверки определенных технических деталей, сложных схем освещения и так далее. В таких случая моментальные снимки тоже очень полезны.


Возвращение в Берлин

Похоже, что возвращение моих архивов в мой родной город уже стало свершившимся фактом. Лорд-мэр Берлина Клаус Вове-рейт принял мое творчество близко к сердцу и выделил мне настоящий дворец для основания фонда имени Хельмута Ньютона.

Фонд Хельмута Ньютона в Берлине


Вместе с профессором Клаусом-Дитером Леманом, президентом Фонда прусского наследия, он преодолел все бюрократические барьеры на пути этого мероприятия.

Эта история не лишена драматизма. Во время поездки в Берлин в 2002 году нам показали пять зданий — одно мрачнее другого, — которые власти города сочли подходящими для хранения моих архивов. В конце долгого дня, когда даже наши гиды выбились из сил, нам объявили, что есть еще одно здание для просмотра, но заверили, что нам оно не понравится. Усталые и голодные, мы погрузились в автомобиль и направились в центр Западного Берлина рядом с Гарденбергштрассе, куда я когда-то ходил на уроки гимнастики. Это место находится в пяти минутах ходьбы от гостиницы «Кемпински», в той части города, которую я знаю как свои пять пальцев. Мы остановились у задних ворот берлинского зоопарка, рядом с вакзалом «Зоо». Что же увидел перед собой? Дворец! Прекрасное трехэтажное здание начала XX века, с великолепным фасадом. Надпись на фронтоне гласила: «Построено при кайзере Вильгельме II, короле Пруссии, для офицеров армии в Берлине, 1909 год».

Нас провели внутрь, и открылись новые чудеса: здание находилось в почти идеальном состоянии, словно ожидало меня. По другую сторону дороги я мог видеть из окон железнодорожный перрон, где я шестьдесят четыре года назад простился с родителями и отправился в странствие по неизведанному миру.

Я не сентиментальный человек, но не смог сдержать дрожь волнения, когда этот день вспомнился мне из глубины времен.



10 документальных фильмов об изнанке модной индустрии

Совсем скоро на экраны выйдет новый документальный фильм «We Margiela», который хоть немного, но приоткроет завесу над тем, что происходило в культовом модном доме Maison Martin Margiela. Нон-фикшен про моду написано немало, и это чтение, безусловно, полезно с точки зрения анализа. Тем не менее иногда документирование моды теряет смысл без визуального ряда, поэтому документальное кино — самый лучший проводник за кулисы. В ожидании премьеры картины о Мартине Маржеле предлагаем посмотреть фильмы из нашей подборки.

 

«Диор и я» («Dior and I», 2014)

Режиссер: Фредерик Ченг

Опыт Рафа Симонса в Christian Dior уже стал частью истории моды, которая, безусловно, войдет в профильные учебники. Дизайнер ушел из модного дома, чтобы сосредоточиться на своем одноименном бренде, и во многом причиной его увольнения стал бешеный ритм работы над коллекциями — обязанность, которая ложится на любого креативного директора крупного фэшн-бренда. Когда Раф Симонс пришел в Dior, прямо с порога дома на Avenue Montaigne ему пришлось окунуться в создание кутюрной коллекции. Если в обычных условиях работа над ней длится несколько месяцев, то у Симонса было всего восемь недель. Эти первые насыщенные дни на посту нового креативного директора Dior запечатлел режиссер Фредерик Ченг.

Смотреть на Netflix.

 

«Сентябрьский номер» («The September Issue», 2009)

Режиссер: Р. Дж. Катлер

Если вы считаете, что работа в глянцевом журнале похожа на фильм «Дьявол носит Prada», то вам стоит забыть обо всем, что вы видели в этой картине — пусть и довольно увлекательной. Вместо этого лучше посмотреть документалку «Сентябрьский номер», где честно и без прекрас на примере подготовки самого ответственного и крупного — сентябрьского — выпуска американского Vogue можно узнать, как действительно работает редакция авторитетнейшего журнала о моде.   

Смотреть на Netflix.

 

«Ив Сен-Лоран: Сумасшедшая любовь» («L’amour fou», 2010)

Режиссер: Пьер Торретон

У модного дома Saint Laurent меняются креативные директора, каждый приносит в модный дом что-то свое, но имя основателя Ива Сен-Лорана вряд ли когда-нибудь уйдет на второй план — как и интерес к его жизни. Документальный фильм французского режиссера Пьера Торретона «Ив Сен-Лоран: Сумасшедшая любовь» во многом сосредоточен на документации отношений дизайнера со своим партнером по жизни и бизнесу Пьером Берже.

 

«Диана Вриланд: Глаз должен путешествовать» («Diana Vreeland: The Eye Has to Travel», 2011)

Режиссеры: Лиза Иммордино Вриланд, Фредерик Ченг

Диана Вриланд — фигура культовая. Возможно, вы уже читали ее мемуары, которые настолько же можно считать приключенческим романом, насколько и гедонистическим манифестом. Тем не менее фильм все-таки стоит посмотреть, чтобы увидеть редкие кадры и отрывки интервью Вриланд, ее семьи и современников, а также попросту вдохновиться и взглянуть на свою жизнь по-новому.

 

«Маккуин и я» («McQueen and I», 2011)

Режиссер: Луиз Осмонд

Пока художественный фильм про Александра Маккуина все еще на стадии продакшена, предлагаем посмотреть документальную ленту о нем. «Маккуин и я» уникален тем, что в него вошли действительно редкие видеохроники и откровенные интервью с дизайнером, его братом, коллегами, бойфрендом, друзьями, моделями и Детмаром Блоу — мужем Изабеллы Блоу, подруги дизайнера, которая помогла открыть Маккуина миру. Из фильма можно узнать, например, почему дизайнер создал коллекцию «Птицы» или историю о том, как он довел до слез Еву Герцигову.

Смотреть на Youtube.

 

«Реальная цена моды» («The True Cost», 2015)

Режиссер: Эндрю Морган 

Помимо гламурной стороны у моды, как и у любого большого бизнеса, есть и отрицательная — и она не всегда афишируется. Тренды сменяют друг друга на высоких скоростях, люксовые и в особенности масс-маркет-ритейлеры производят все больше и больше вещей ради нужд потребителей, что, в свою очередь, приводит к вынужденному снижению затрат на производство. Чтобы сэкономить, бренды обращаются к фабрикам в странах третьего мира, где условия труда становятся с каждым годом хуже и хуже. Документалка «Реальная цена моды» с холодной беспристрастностью обличает индустрию, опираясь на факты, которые иногда действительно тяжело признать.

Смотреть на Netflix.

 

«Валентино: Последний император» («Valentino: The Last Emperor», 2008)

Режиссер: Мэтт Тирнайер 

Валентино Гаравани показал свою последнюю коллекцию в 2007 году. За последние 50 лет дизайнер стал живой иконой моды и, вторя названию фильма, действительно может считаться одним из последних великих кутюрье. Фильм посвящен наследию Валентино и детально документирует процесс подготовки его последней коллекции — перед тем как передать бразды правления Марии Грации Кьюри и Пьерпаоло Пиччоли.

 

«Хельмут Ньютон: Высокая фотография» («Helmut Newton: Frames from The Edge», 1989)

Режиссер: Эдриан Мабер

Хельмут Ньютон сбежал из окуппированого нацистами Берлина в 1936 году в Италию, а оттуда отправился по морю в Сингапур, где стал работать портретистом. С тех пор художник переезжал еще пару раз, пока дороги не привели его в Париж — к работе с французским Vogue. Документалка следует за перемещениями фотографа и внимательно анализирует его творчество, которое балансировало на стыке эротики и моды, что впоследствии положило начало тенденции sex sells.

Смотреть на Youtube.

 

«Айрис» («Iris», 2014)

Режиссер: Альберт Мэйслес 

Каждый, кто так или иначе интересовался модой или стилем, слышал про Айрис Апфель. Будущий коллекционер, дизайнер и икона стиля родилась в нью-йоркском Квинсе в 1921 году, ее мать была русского происхождения и держала бутик, а отец владел собственным бизнесом. Юная Айрис получила два образования — художественное и искусствоведческое, начинала как ассистент иллюстратора и дизайнера интерьеров, работала в Women’s Wear Daily. За свою долгую и насыщенную жизнь Айрис успела попробовать все, но запомнилась именно как женщина с эксцентричным чувством стиля, которому она остается верна по сей день. Документальный фильм «Айрис» расскажет подробнее о жизни Апфель и вдохновит научиться жить ярко, страстно и красиво.

 

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Увлекательный документ направляет камеру на знаменитого фотографа Хельмута Ньютона

Ссылки на хлебные крошки

  1. Фильмы
  2. Местное искусство

Фильм о Хельмуте Ньютоне будет транслироваться в Интернете, а вырученные средства пойдут на помощь местным независимым театрам, таким как Vancity Theater

Это фото сделано в 1978 год в Майами — прекрасный пример способности Хельмута Ньютона создавать сцену. Покойный немецкий фотограф находится в центре внимания нового документального фильма «Гельмут Ньютон: Плохое и прекрасное» режиссера Геро фон Бема.Фильм будет транслироваться в виртуальных кинотеатрах 23 июля 2020 года. Фото: Хельмут Ньютон Фото Хельмута Ньютона /jpg

Обзоры и рекомендации являются объективными, а продукты выбираются независимо. Postmedia может получать партнерскую комиссию от покупок, сделанных по ссылкам на этой странице.

Содержание статьи

Хельмут Ньютон: Плохой и красивый

Реклама 2

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Когда: 23 июля

Где: Потоковое вещание через Virtual Cinemas

Стоимость: $9,99 (выберите кинотеатр, который вы хотите поддерживать) в Access Virtual Cinemas

1111111 вероятно, вы думаете о блестящих, похожих на амазонок женщинах, стоящих верхом, когда они смотрят в объектив его камеры.

Посмотрим правде в глаза, у Ньютона был тип — и вам, зрителю десятилетий его портретов и передовиц о моде, решать, были ли эти женщины объективированы или прославлялись.

Это большой вопрос, и один из многих вопросов, затронутых в превосходном документальном фильме «Гельмут Ньютон: Плохое и прекрасное».

Этот фильм, снятый опытным немецким режиссером Геро фон Бёмом, представляет собой прекрасное сочетание интервью с покойным неоднозначным художником и некоторыми из его знаменитых персонажей, включая Грейс Джонс, Шарлотту Рэмплинг и Изабеллу Росселлини, а также архивные кадры.

Объявление 3

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Дольф Лундгрен и Грейс Джонс позируют Хельмуту Ньютону в Лос-Анджелесе в 1985 году. В документальном фильме «Гельмут Ньютон: Плохое и прекрасное» Джонс говорит, что «фотографии Ньютона были эротичными, но объемными… они рассказывали истории». Helmut Newton Foundation

Начиная с 23 июля доходы от продажи виртуальных билетов помогут поддержать независимые канадские театры, в том числе Vancity Theater, закрытые из-за COVID-19. Накануне виртуального релиза фильма Postmedia связалась с фон Бёмом дома в Германии и попросила режиссера ответить на несколько вопросов о его фильме и его легендарной теме.

В: В какие годы вы работали над этим? И сколько времени вы провели с Ньютоном до его смерти в 2004 году?

Ответ: Я работал над фильмом два года. Поиск архивов в дополнение к моим собственным материалам занял некоторое время, и, наконец, мы нашли кое-что необычное. На то, чтобы связаться с интервьюируемыми и убедить их принять участие, также потребовалось некоторое время. В 2000 и 2001 годах я провел несколько месяцев с Хельмутом Ньютоном в Париже, Монте-Карло, Берлине и Лос-Анджелесе.

Объявление 4

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

В: Кажется, есть много архивных съемок его работы за все эти годы. Как вы думаете, почему его работа была так задокументирована? Кто стрелял?

A: Я сам застрелил Гельмута на работе; некоторые кадры были взяты от Джун Ньютон (его жены), которая снимала Хельмута на работе, а некоторые из более старого документального фильма 1980-х годов.

Немецкий режиссер Геро фон Бём работал с фотографом Хельмутом Ньютоном в начале 2000-х годов над новым документальным фильмом фон Бёма «Гельмут Ньютон: Плохой и красивый».Фото: Бен Ламберти Фото Бена Ламберти /jpg

В: У вас есть много громких имен, чтобы рассказать о Ньютоне и работе с ним. Были ли люди нетерпеливы? Кто-нибудь, к кому вы обращались, был недоволен тем, как его изображали?

A: У каждой дамы яркая память о Гельмуте, и все они остались довольны результатами работы с ним. Только Надя Ауэрманн отказалась фотографироваться обнаженной, а Гельмут не работал с ней два года. Но, наконец, они снова были в хороших отношениях.

В: Было интересно увидеть Анну Винтур такой нестандартной, улыбающейся и признающейся, что в молодости боялась работать с Ньютоном.Что такого в разговоре о Ньютоне, что, по вашему мнению, побудило ее отказаться от своего обычного бесстрастного образа?

A: Она была очень близка с Хельмутом Ньютоном, и они вместе проделали большую работу. Также Анна Винтур вовсе не такая отстраненная, как ей иногда может показаться.

Объявление 5

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Приносим свои извинения, но это видео не удалось загрузить.

В: Грейс Джонс говорит, что его «фотографии были эротичными, но объемными… они рассказывали истории». Снимает ли это его с крючка, когда критики временами считают, что его материал близок к мягкому порно?

A: Если кто-то увидит на изображениях мягкое порно, это его дело. В фотографиях Ньютона интересно то, что в них всегда есть тайна, загадка. Не вся история, а начало или конец истории. Остальное предоставляется вашему воображению, вашим фантазиям — какими бы они ни были.

В: Он вызывает разногласия в том, что многие его работы могут быть истолкованы как очень женоненавистнические. Сьюзан Зонтаг лучше всего говорит об этом в фильме: «Многие женоненавистники говорят, что любят женщин, но показывают это унизительно». Что ты об этом думаешь? Выдерживают ли его работы эти времена #MeToo?

Объявление 6

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Ответ: Я не вижу никакой связи с #MeToo.Во многих своих картинах Ньютон хотел показать нам, насколько сильны женщины. Большинство из них как бы говорят: «Нет, не я!» Конечно, некоторые его фотографии непременно вызывают «мужской взгляд» и «мужские фантазии». Но это естественно. Фотографии — это искусство, и никто не заставляет их смотреть. Сегодня мы живем в достаточно чопорные и зачастую излишне политкорректные времена, по сравнению с 70-ми и 80-ми годами. Сегодня многие фотографии Ньютона не появились бы в журналах. Но в то время, когда Ньютон делал свои обнаженные фотографии, только что произошла сексуальная революция.Обнаженное тело больше не было табу. А в фэшн-фотографии была необходима еще одна революция. Свобода и провокация были в большом спросе. Ньютон использовал это и прославился.

Объявление 7

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Его фотографии являются частью истории искусства, если хотите. Они должны быть видны и не должны быть заперты. Это было бы пародией, как выразилась Шарлотта Рэмплинг в фильме.

Хельмута Ньютона иногда считали очень спорным в течение его карьеры. Его работы часто заставляют людей задуматься, были ли женщины для него субъектами или объектами. Это фото сделано в 1983 году. Фото: Хельмут Ньютон Фото Хельмута Ньютона /jpg

В: Женщины-ньютоны, как их называли, всегда были таким типом. Это интересно или становится скучно?

A: Там действительно была типичная женщина Гельмута Ньютона, но есть и другие его интересные работы.Портреты влиятельных людей, таких как Маргарет Тэтчер, Жан-Мари Ле Пен, Джанни Аньелли и Ага Хан. А там красивые пейзажи.

В: Как бы вы описали его стиль?

A: Его личным стилем была простота с предельной элегантностью и легким оттенком популярности.

В: Ньютон говорит в начале вашего фильма: «Большинство фотографов ужасно скучные люди». Вне работы он был?

Объявление 8

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Ответ: Он был самым веселым, веселым, игривым мужчиной, которого я когда-либо встречала, и всегда позитивным, какой бы сложной или раздражающей ни была ситуация.

Легендарный фотограф Хельмут Ньютон в своем доме в Монте-Карло стал звездой нового документального фильма «Гельмут Ньютон: Плохой и красивый». Фото: Алис-Спрингс Фото Алис-Спрингс /jpg

В: Было интересно узнать, как Ньютон как бы обманом заставил Жан-Мари Ле Пен позировать, как Гитлер, много лет назад.Видели ли вы другие признаки политики Ньютона во время исследования?

Ответ: Он мало что знал о политике, но его интересовала власть и могущественные люди. Например, он сфотографировал канцлера Германии Гельмута Коля, стоящего во весь рост, как дуб, — перед настоящим немецким дубом. И есть известное фото Маргарет Тэтчер, смотрящей прямо в камеру. Он сказал мне, что она была одной из очень немногих женщин, которых он действительно боялся.

В: Что Ньютон привнес в мир фотографии высокой моды?

A: Ньютон привнес провокацию в мир фэшн-фотографии, и это была необходимая революция.

В: О чем должен помнить режиссер, снимая фильм о фотографе?

Ответ: Что им не нравится, когда их снимают на видео. Вы должны соблазнить их.

[email protected]

twitter.com/dana_gee

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

    Реклама 1

    Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

    Подпишитесь, чтобы получать ежедневные новости от Vancouver Sun, подразделения Postmedia Network Inc.

    Нажимая на кнопку подписки, вы соглашаетесь на получение вышеупомянутого информационного бюллетеня от Postmedia Network Inc. Вы можете отказаться от подписки в любое время, нажав на ссылку отказа от подписки в нижней части наших электронных писем. Постмедиа Сеть Inc. | 365 Bloor Street East, Торонто, Онтарио, M4W 3L4 | 416-383-2300

    Спасибо за регистрацию!

    Приветственное письмо уже в пути. Если вы его не видите, проверьте папку нежелательной почты.

    Следующий выпуск Vancouver Sun Headline News скоро будет в вашем почтовом ящике.

    Комментарии

    Postmedia стремится поддерживать живой, но вежливый форум для обсуждения и призывает всех читателей поделиться своим мнением о наших статьях. Комментарии могут пройти модерацию в течение часа, прежде чем они появятся на сайте. Мы просим вас, чтобы ваши комментарии были актуальными и уважительными. Мы включили уведомления по электронной почте — теперь вы будете получать электронное письмо, если получите ответ на свой комментарий, появится обновление ветки комментариев, на которую вы подписаны, или если пользователь, на которого вы подписаны, прокомментирует. Посетите наши Принципы сообщества для получения дополнительной информации и подробностей о том, как изменить настройки электронной почты.

    Обзор: Хельмут Ньютон: Плохое и прекрасное

    — Геро фон Бем подписывает своим именем увлекательный документальный фильм о противоречивой фигуре в истории фэшн-фотографии, типичных парадоксах творчества

    Вуайерист? Эстет? Извращенец? Анархист? Сексист? Подрывной? Женоненавистник? «Известный своими фотографиями статных, провокационных, властных женщин» и звезда международного журнала мод на протяжении почти трех десятилетий, Хельмут Ньютон , родившийся в Берлине в 1920 году и умерший в Лос-Анджелесе в 2004 году, воспользовался множеством фэнтезийных образов в его работах, основанных на наготе и довольно дрянных ситуациях, которые делают неудобным просмотр в сегодняшнюю эпоху #MeToo, но которые также были источником споров на пике его славы. Например, на съемках французской телепрограммы « Апострофы » в 1979 году и в ответ на заявление фотографа о «любви к женщинам» американская писательница Сьюзен Зонтаг парировала: «господин обожает своего раба, мучитель обожает свою жертву. Многие женоненавистники заявляют, что любят женщин, но показывают их унизительные изображения». Но когда речь идет о творчестве, тут не все так однозначно (потому что никто не может оспаривать качество, своеобразие и силу работ фотографа), и именно эту теневую зону и держит в поле зрения немецкий документалист Геро фон Boehm исследует в Helmut Newton: The Bad and the Beautiful  [+ см. также: трейлер
    , интервью
    : профиль фильма Геро фон Бёма
    ], работа, представленная в Tribeca и представленная в рамках секции Hauteur 12-го кинофестиваля Les Arcs (Digital Off-Piste edition) перед выпуском во Франции в 2021 году благодаря KMBO.

    (Статья продолжается ниже — Коммерческая информация)

    Цепи, служанки и кнуты, инвалидное кресло, девушка, лежащая на спине над столом или наполовину съеденная крокодилом, руки, украшенные драгоценностями на миллионы долларов, сдирающие мясо с курицы на столе; всегда эти тела обнажены, запечатлены в властных позах и характеризуются поразительной игрой света и тени… Рука Хельмута Ньютона безошибочна. «Было невероятно, что его приняла индустрия, потому что он был более опасным, двусмысленным и пугающим, чем Ричард Аведон или Ирвинг Пенн», — размышляет Изабелла Росселлини , позировавшая фотографу.«Но это были 1960-е, сексуальная революция, время, когда общество принимало наготу после того, как она так долго была табу. Нагота — это также искушение, страх, смущение…» Мир всего запретного, в который погрузился Ньютон. , наделяя свои работы весьма провокационным черным юмором и намеренно тревожным эротизмом. Как это ни парадоксально, его самые замечательные модели того времени (в частности, Шарлотта Рэмплинг , Грейс Джонс , Марианна Фейтфулл и Ханна Шигулла ) утверждают, что это заставляло их чувствовать себя сильными («Я контролировал ситуацию, я не Я больше не был оленем, я был на равных с охотником», — объясняет Маджа Ауэрманн ) и говорят, что эти работы были отражением своего времени. Мы рассматриваем случаи стокгольмского синдрома? Были ли эти шокирующие изображения результатом наводящих на размышления манипуляций? Возможно. Или они просто продукт дерзости, связанной с морально ничем не обремененной художественной свободой?

    Документальный фильм оставляет это на усмотрение зрителей, но продвигает расследование дальше, вспоминая молодые годы Ньютона в Берлине, влияние экспрессионизма, который был в моде во время Веймарской республики, а также его восхищение работами Лени. Рифеншталь (официальный режиссер нацистского движения, прославлявшего телесное совершенство) «смешан с повышенным чувством опасности, потому что он был евреем».Это было «странное время», которое оставит неизгладимый след в будущих работах Ньютона. Он бежал из Германии в 1938 году и направился в Триест, прежде чем перебраться в Сингапур, а затем, наконец, в Австралию, где он встретил свою жену Джун, которая оставалась рядом с ним до конца его жизни.

    Увлекательный документальный фильм (особенно первый час), богатый как по содержанию, так и по форме (включая множество эффектных фотографий Ньютона, исторические видеоархивы, живые кадры художника за работой, интервью и многое другое. ), Хельмут Ньютон: Плохое и прекрасное удалось собрать воедино портрет, отражающий уровень сложности, выходящий за рамки хорошего и плохого, в зону, где каждый из нас судит о вдохновении по своим собственным стандартам.

    Хельмут Ньютон: Плохой и красивый производится компанией Lupa Film и продается по всему миру компанией mk2 Films.

    Хельмут Ньютон: Белые женщины • Бессонные ночи • Большие обнаженные тела

    Хельмут Ньютон, Седло I из серии Бессонные ночи ,
    1975–78, хромогенная печать, коллекция Estate of Helmut Newton.

    © Поместье Хельмута Ньютона / Maconochie Photography / Это изображение защищено авторским правом и
    . нельзя снимать с экрана, загружать или перетаскивать с этого веб-сайта. Никакое использование не разрешено.

    Хельмут Ньютон, А вот и они II, Париж, из серии Big Nudes ,
    1981 г. , хромогенная печать, коллекция Estate of Helmut Newton.

    © Поместье Хельмута Ньютона / Maconochie Photography / Это изображение защищено авторским правом и
    . нельзя снимать с экрана, загружать или перетаскивать с этого веб-сайта.Никакое использование не разрешено.

    Хельмут Ньютон, Вилла д’Эсте, озеро Комо, Италия, из серии Белые женщины ,
    1975 г., хромогенная печать, коллекция Estate of Helmut Newton.

    © Поместье Хельмута Ньютона / Maconochie Photography / Это изображение защищено авторским правом и
    . нельзя снимать с экрана, загружать или перетаскивать с этого веб-сайта.Никакое использование не разрешено.

    Helmut Newton, Rue Aubriot, Paris Collections from the series White Women ,
    1975 г., хромогенная печать, коллекция Estate of Helmut Newton.

    © Поместье Хельмута Ньютона / Maconochie Photography / Это изображение защищено авторским правом и
    . нельзя снимать с экрана, загружать или перетаскивать с этого веб-сайта.Никакое использование не разрешено.

    просмотреть слайд-шоу

    Первая крупномасштабная выставка работ Хельмута Ньютона в США. Премьеры в Музее изящных искусств, Хьюстон, июль 2011 г.

    На выставке представлены 205 изображений из первых трех новаторских книг художника, некоторые из них в натуральную величину

    Хьюстон — 15 декабря 2010 г. — Первый крупномасштабный U.S. Премьера выставки работ Хельмута Ньютона состоится в Музее изящных искусств в Хьюстоне 3 июля. Хельмут Ньютон: Белые женщины • Бессонные ночи • Большие обнаженные тела охватывает все содержание его первых трех новаторских книг. Ньютон (1920-2004) пережил нацистскую Германию как самостоятельный кочевой подросток и стал всемирно известным фотографом. Впервые он закрепил свою международную репутацию ведущего регистратора женской идентичности своими ранними книгами « Белые женщины » (1976 г.), « Бессонные ночи » (1978 г.) и « Большие обнаженные тела » (1982 г.).205 фотографий провокатора из этих изданий будут впервые полностью выставлены в MFAH до 25 сентября 2011 года в здании Одри Джонс Бек. Полный набор гравюр с выставки был приобретен МИД.

    Первоначально задуманный Джун Ньютон, вдовой художника, Хельмут Ньютон организован Манфредом Хейтингом, амстердамским коллекционером и другом Ньютонов, с Энн Такер, Гасом из MFAH, и Линдаллом Уортамом, куратором фотографии.«Изображения Хельмута Ньютона вышли за рамки общепринятых стандартов того, как можно изображать женщин, и многие женщины обнаружили, что его работа усилила их сексуальность», — сказал Такер. «Его отчетливые, рискованные фотографии представляют, пожалуй, самых красивых моделей мира в самых разных образах».

    «Я всегда хотел показать человека за камерой, и я считаю, что эта выставка отлично удалась», — сказал Хейтинг.

    Репродукции, которые будут представлены в Хельмут Ньютон: Белые женщины • Бессонные ночи • Большие обнаженные натуры , были сделаны специально для выставки и имеют большой размер — некоторые из них достигают размеров почти 8 x 8 футов.Все работы взяты из первых трех книг Ньютона, изданных в течение шести лет (1976–1982 гг.), которые зарекомендовали себя как выдающийся современный фотограф женщин.

    Приобретение 205 отпечатков Хельмута Ньютона является дополнением к более чем 4000 фотографиям из коллекции Манфреда Хайтинга, которую MFAH приобрело в 2002 и 2004 годах. Теперь Ньютон входит в число великих фотографов, подробно представленных в коллекции фотографий MFAH, что значительно увеличивает музейное представление влиятельного художника 20-го века.

    О Хельмуте Ньютоне
    Родившийся Хельмут Нойштадтер в 1920 году в зажиточной берлинской семье и рано увлекшийся фотографией, Ньютон купил свою первую камеру в 12 лет и, будучи подростком, поступил в ученики к известному немецкому театральному фотографу Иве (Эльзе Саймон, которая позже погибла в Освенциме). Однако принятие антисемитских Нюрнбергских законов в 1935 году резко ухудшило положение его семьи, поскольку его отец потерял контроль над своей фабрикой и был ненадолго интернирован в концлагерь.Атаки Хрустальной ночи в ноябре 1938 года вынудили родителей Ньютона бежать в Чили; 18-летний Ньютон в одиночку отправился в Сингапур.

    Осенью 1940 года в жизни Ньютона произошел еще один радикальный поворот: он был интернирован британскими властями как «вражеский иностранец», отправлен в Австралию и помещен в лагерь с 1940 по 1942 год. конец войны, получив австралийское гражданство в 1945 году и сменив имя на Ньютон. Наконец, став свободным агентом, он открыл фотостудию в Мельбурне и познакомился со своей женой Джун Браун, актрисой, которая ему позировала. Она продолжала играть неотъемлемую роль в карьере Ньютона: она моделировала для него, курировала его выставки и редактировала его книги (включая три публикации, на которых основана выставка MFAH). Также она сама стала фотографом, снимая под псевдонимом Элис Спрингс.

    Супруги путешествовали по Европе и Австралии в 1950-е годы, когда Ньютон снимался для британского и австралийского Vogue, и в 1961 году поселились в Париже, где Ньютон присоединился к французскому Vogue. Как утверждает редактор американского Vogue Анна Винтур в каталоге выставки, работы Ньютона стали «синонимом Vogue в его самом гламурном и мифическом виде.Вместе с ведущими фотографами Хорстом П. Хорстом, Ирвингом Пенном, Хербом Ритцем и Ричардом Аведоном Ньютон превратил фэшн-фотографию из простого фотографического репортажа о современных стилях в привлекательную презентацию с мизансценой и повествованием. Помимо работы в журнале, Ньютон также пользовался большим спросом у различных учреждений, от домов моды и дизайнеров ювелирных изделий до производителей автомобилей. Во многих случаях Ньютон был на профессиональной съемке и корректировал кадры, чтобы сделать их более сексуальными, добавляя эти вторые «дубли» к своей личной работе.

    К концу своей жизни Ньютон получил множество наград, в том числе Гран-при Национального де ла Виль де Пари и кавалер ордена Искусств и литературы. В 2000 году Новая национальная галерея в Берлине провела большую ретроспективу Ньютона по случаю его 80-летия, также организованную Heiting, и выставка побывала в Лондоне, Нью-Йорке, Токио, Москве, Праге и других городах. Три года спустя, в 2003 году, в Берлине был основан Фонд Хельмута Ньютона. На пике своего успеха художник и его жена жили в Монте-Карло, но зимовали в Голливуде в знаменитом отеле Chateau Marmont.

    Ньютон умер в январе 2004 года в возрасте 83 лет. Его последний журнальный разворот был опубликован посмертно в мартовском выпуске Vogue 2004 года.

    Книги
    Первая противоречивая книга Ньютона « Белые женщины » отдает дань уважения обнаженным женским формам, демонстрируя красивых моделей, вызывающе сфотографированных в сценах роскоши и декаданса. «Бессонные ночи» последовал двумя годами позже и исследует культуру и моду бондажа; и классическая работа Ньютона, Big Nudes , представляет пары черно-белых изображений влиятельных моделей, сфотографированных как одетыми, так и одетыми только на высоких каблуках.

    В каталоге выставки Хельмут Ньютон: Белые женщины • Бессонные ночи • Большие обнаженные тела будут представлены работы со-кураторов Такера и Хейтинга; эссе дизайнера Карла Лагерфельда; и краткие тексты Анны Винтур, редактора американского Vogue; Пьер Берже, соучредитель Дома моды Yves Saint Laurent Couture; и Жозефина Харт, ирландский писатель и театральный продюсер.

    Продажа билетов
    Хельмут Ньютон: Белые женщины • Бессонные ночи • Большие обнаженные тела — выставка с билетами; подробности будут объявлены.

    Предстоящие выставки в MFAH
    Карлос Крус-Диез: Цвет в пространстве и времени 6 февраля – 4 июля 2011 г.
    Взгляд на третью палату: фотография старшей школы Джека Йейтса 13 февраля — 8 мая 2011 г.
    Романы с Западом: Альфред Джейкоб Миллер в коллекции Bank of America 13 февраля – 8 мая 2011 г.
    Шедевры импрессионистов и постимпрессионистов из Национальной художественной галереи 20 февраля — 22 мая 2011 г.
    Около 1900 года: декоративно-прикладное искусство на рубеже веков 26 февраля — 31 июля 2011 г.
    Генрих Кюн 6 марта – 30 мая 2011 г.
    Неоклассическое искусство восемнадцатого века 20 марта – 30 мая 2011 г.
    Изображение чувств в европейском искусстве 10 апреля – 17 июля 2011 г.
    Чарльз ЛеДрей: workworkworkworkwork 8 мая — 11 сентября 2011 г.
    Красота, юмор и социальная справедливость: подарки от Джоан Моргенштерн 15 мая — 31 августа 2011 г.
    Тициан и золотой век венецианской живописи: шедевры из национальных галерей Шотландии 22 мая – 14 августа 2011 г.

    Коллекции MFAH и кампус
    Основанный в 1900 году Музей изящных искусств Хьюстона является крупнейшим художественным музеем в Америке к югу от Чикаго, к западу от Вашингтона, Д.C., и к востоку от Лос-Анджелеса. Энциклопедическое собрание МИДХ насчитывает около 63 000 произведений и охватывает искусство от древности до наших дней. Представлены лучшие художественные образцы основных цивилизаций Европы, Азии, Северной и Южной Америки и Африки. Итальянские картины эпохи Возрождения, произведения французских импрессионистов, фотографии, американское и европейское декоративно-прикладное искусство, африканское и доколумбовое золото, американское искусство, а также европейские и американские картины и скульптуры после 1945 года являются особенно сильными фондами.Коллекции MFAH представлены в шести локациях, составляющих институциональный комплекс. Вместе эти объекты обеспечивают в общей сложности 300 000 квадратных футов площади, предназначенной для демонстрации искусства. MFAH состоит из двух основных музейных зданий: здания закона Кэролайн Висс, спроектированного Мис ван дер Роэ, и здания Одри Джонс Бек, спроектированного Рафаэлем Монео; художественная школа Гласселла; два дома-музея: Коллекция и сады Байу-Бенд, посвященные американскому искусству и декоративно-прикладному искусству, и Риенци, где представлены европейское искусство и декоративно-прикладное искусство; и Сад скульптур Лилли и Хью Роя Калленов, спроектированный Исаму Ногучи и являющийся домом для современной и современной скульптуры.

    За дополнительной информацией обращайтесь:
    MFAH Communications
    713-639-7554

    БЭБИ СУМО, добро пожаловать в мир! Легендарный Helmut Newton SUMO в новом эффектном выпуске

    .

    Helmut Newton SUMO был ошеломляющим во всех отношениях: 464-страничная дань уважения самому влиятельному и противоречивому фотографу 20-го века и книга, которая побила рекорды по весу, размерам и цене перепродажи.

    Гельмут Ньютон (1920–2004) всегда демонстрировал здоровое пренебрежение к простым или предсказуемым решениям. SUMO — смелое и беспрецедентное издательское предприятие — было непреодолимым проектом. Идея впечатляющего сборника изображений, воспроизведенных на странице исключительного размера и в соответствии с самыми современными стандартами создания и печати, возникла в результате открытого исследовательского диалога между фотографом и издателем. Внушающий благоговейный трепет вес около 35 кг, необычная концепция и безупречное техническое исполнение — книга установила новые стандарты.

    Изданный ограниченным тиражом в 10 000 подписанных и пронумерованных копий, первый SUMO был распродан вскоре после выпуска и быстро увеличил свою стоимость.Будучи всемирной издательской сенсацией, книга вывела жанр художественной монографии на совершенно новый уровень и сегодня находится во многих важных коллекциях по всему миру, в том числе в нью-йоркском Музее современного искусства. Легендарная копия SUMO номер один с автографами более 100 известных знаменитостей книги также побила рекорд самой дорогой книги 20-го века, проданной на аукционе в Берлине 6 апреля 2000 года за 620 000 немецких марок.

    Созданное по случаю столетия со дня рождения Хельмута Ньютона и 40-летия TASCHEN, это впечатляющее новое издание под редакцией Джун Ньютон уже доступно.Уменьшившись ровно вдвое по сравнению со знаменитым оригиналом 1999 года, «BABY SUMO» не менее гламурен: с более чем 400 захватывающими дух изображениями, воспроизведенными и напечатанными в соответствии с последними стандартами, он по-прежнему представляет собой частную фотовыставку. Он также издан ограниченным тиражом в 10 000 экземпляров и поставляется с подробным буклетом, документирующим создание этого крупного издательского события. Филипп Старк еще раз разработал прилагаемую подставку для книг, на этот раз с пьедесталом, как идеальный способ демонстрации объема.

    BABY SUMO, лучший предмет коллекционирования. Для поклонников Ньютона и всех, кто хочет стать обладателем частички истории искусства. Легенда живет! Коллекционное издание 10 000 пронумерованных экземпляров с подставкой от Филиппа Старка. Отредактировано и исправлено Джун Ньютон

    Архивы Хельмута Ньютона – СМЕСЬ КУЛЬТУР

    28 июля 2020 г.

    Карла Хей

    Хельмут Ньютон в фильме «Хельмут Ньютон: Плохой и прекрасный» (Фото предоставлено Фондом Хельмута Ньютона)

    «Хельмут Ньютон: Плохой и прекрасный»

    Режиссер Геро фон Бём

    Представитель культуры:  Этот документальный фильм о знаменитом немецком фэшн-фотографе Гельмуте Ньютоне берет интервью у почти полностью белой, преимущественно европейской группы людей, которые были его деловыми партнерами или близкими доверенными лицами.

    Столкновение культур:  Люди часто спорят о том, являются ли некоторые фотографии Ньютона «резкими» или «оскорбительными», и его часто обвиняли в сексизме и женоненавистничестве.

    Культура Аудитория:  «Хельмут Ньютон: Плохое и прекрасное» понравится в первую очередь людям, интересующимся фэшн-фотографией конца ХХ века.

    Фотография Хельмута Ньютона, сделанная в 1978 году в «Helmut Newton: The Bad and the Beautiful» (Фото любезно предоставлено Фондом Хельмута Ньютона) пережила бы его карьера движение #MeToo? И как бы он справился с социальными сетями, где знаменитости и модели могут создавать и показывать миру свои собственные портфолио фотографий? Это интересные вопросы, над которыми стоит задуматься при просмотре увлекательного и временами слишком благоговейного документального фильма «Гельмут Ньютон: Плохой и прекрасный», в котором рассказывается о жизни Ньютона, имевшего репутацию немецкого «плохого мальчика» в мире моды. фотография.

    Его смерть (он погиб в автокатастрофе в Лос-Анджелесе) наступила за годы до появления движения #MeToo и социальных сетей. И, основываясь на том, что представлено в фильме «Хельмут Ньютон: Плохой и красивый» (режиссер Геро фон Бем), известному фэшн-фотографу «старой школы», такому как Ньютон, могло быть трудно приспособиться к движению #MeToo и социальной жизни. Эпоха СМИ, когда сексуально агрессивное поведение на рабочем месте менее терпимо, а селфи знаменитостей в Instagram ослабили влияние привратников модных фотографов из списка лучших.

    Самая сильная сторона документального фильма — доступ к архивным видеоматериалам и фотографиям Фонда Хельмута Ньютона. Они рассказывают о Ньютоне больше, чем не смогли бы рассказать никакие интервью с «говорящими головами». Согласно производственным примечаниям к документальному фильму, режиссер фон Бем познакомился с Хельмутом Ньютоном в 1997 году и поддерживал связь с ним и его женой Джун Ньютон (также известной как фотограф Элис Спрингс) на протяжении многих лет и снимал утвержденные фрагменты жизни Хельмута.

    Июнь (австралийская модель/актриса, вышедшая замуж за Хельмута в 1948 году) дает интервью для документального фильма. Она не появляется на камеру во время этих интервью, но ее слышно за кадром. Джун можно увидеть на архивных кадрах «домашнего кино» и на фотографиях. У пары не было детей.

    В примечаниях к документальному фильму фон Бем рассказывает о своей первой встрече с Хельмутом: «Мы сразу поняли друг друга и обнаружили, что у нас очень похожее чувство юмора, одинаковое чувство юмора в странных ситуациях.Но даже если бы фон Бем не признал эту предвзятость заранее, из просмотра документального фильма становится ясно, что он был снят режиссером, который безмерно восхищается Гельмутом.

    Однако это благоговейное отношение затуманивает перспективу этого документального фильма до такой степени, что хамские поступки Гельмута постоянно оправдываются в документальном фильме тем, что Гельмут просто является Гельмутом, без какого-либо должного признания или контекста людей, которым он причинил боль на этом пути, потому что злоупотреблял своей властью. Например, у него была репутация человека, который заставлял женщин-моделей позировать ему обнаженными, но модели-мужчины не подвергались таким запугиваниям.

    Если бы речь шла действительно об «искусстве» и прославлении человеческого тела, а не о сексизме, то у него не было бы явной исключительной одержимости наличием на его фотографиях такого количества обнаженных женщин. И когда на его фотографиях были изображены унижающие достоинство сценарии (такие как рабство или физическое нападение), целью этого унижения были женщины, а не мужчины.

    У Хельмута была репутация в индустрии моды «грязного старика», и эта репутация, которой он, казалось, гордился, в то время, когда ведущие фэшн-фотографы (которые почти всегда мужчины) могли уйти. с гораздо большим количеством плохого обращения с моделями, чем они могут сейчас.У некоторых людей, у которых брали интервью в фильме, есть тип ошибочного снобизма, который допускает женоненавистничество, если оно исходит от кого-то известного или кого-то, кто может каким-то образом принести им пользу.

    Говоря о людях, у которых брали интервью в документальном фильме, возможно, чтобы компенсировать неизбежную критику Хельмута, имеющего репутацию сексиста по отношению к женщинам, режиссер фон Бём принял решение брать интервью для фильма только у женщин. Неудивительно, что все они хвалят Хельмута. Вы действительно думаете, что создатели фильма хотели бы включить женщин, которые собирались рассказать о своих неприятных переживаниях с Хельмутом? Конечно, нет.

    Среди интервьюируемых главный редактор Vogue (США) и художественный руководитель Condé Nast Анна Винтур, исполнительный редактор модного журнала Vogue Филлис Посник и галеристка Карла Соццани, близкая подруга Хельмута и Джун Ньютон. Другие женщины, у которых брали интервью, в основном модели или артисты, которых Хельмут сфотографировал для модных разворотов, такие как Изабелла Росселлини, Шарлотта Рэмплинг, Клаудия Шиффер, Марианна Фейтфулл, Грейс Джонс, Надя Ауэрманн, Сильвия Гоббель и Арья Тойрила.

    История семьи

    и ранняя карьера Хельмута не описываются до середины фильма. Родившийся в Берлине в 1920 году, Гельмут (его фамилия при рождении была Нойштедтер) вырос евреем в Германии во времена Веймарской республики (которая существовала с 1918 по 1933 год), где он был окружен образами и верованиями, что белые арийцы (светлокожие, не евреи-кавказцы, происходящие из большей части Европы) выше всех остальных людей.

    Об этом прямо не говорится, но из интервью и из того, как Хельмут выражал себя в своей работе, довольно ясно, что эта индоктринация арийского превосходства привела к тому, что у него на всю жизнь возник комплекс неполноценности из-за того, что он еврей в арийском мире.Несколько человек, в том числе Хельмут, говорят в этом документальном фильме, что этот комплекс перешел в его фиксацию на том, что Хельмут считал своим идеальным типом женской модели: высокая, худая и арийского вида, предпочтительно блондинка.

    Мать Хельмута Клара «Клэр» (которую он описывает как «избалованную» сильной личностью) поощряла его интерес к фотографии, в то время как его отец Макс (владелец фабрики по производству пуговиц) не одобрял этого, потому что он не считал, что быть фотографом – это «настоящая» работа. В жизни Хельмута часто повторяется то, что его привлекали сильные, красивые женщины, но он также боялся их.Учитывая, что мать Гельмута описывается как властная, психиатр-фрейдист не пожалел бы сил, чтобы проанализировать, как сложные взгляды Гельмута на женщин повлияли на его искусство.

    В документальном фильме Гельмут говорит, что одним из первых источников вдохновения для него была немецкая режиссёр Лени Рифеншталь, снимавшая много нацистской пропаганды при режиме Адольфа Гитлера. Он описывает австрийско-американского режиссера Эриха фон Штрогейма как «одного из моих героев». И в документальном фильме несколько раз упоминается, что Хельмут всю жизнь любил Берлин и городских художников.

    Первым наставником Хельмута в области фотографии была Ива, псевдоним Эльзы Эрнестин Нойлендер-Симон, немецкого фотографа-еврея, у которого он работал подмастерьем в течение двух лет. Хельмут говорит о своем обучении у Ивы: «Это было замечательно. Я боготворил землю, по которой она ступала». (Ива трагически погибла в нацистском концентрационном лагере примерно в 1942 году.)

    Даже будучи подростком, Хельмут имел бунтарскую сторону. В одном из документальных интервью он вспоминает, как зашел в общественный бассейн, куда евреев не пускали, и раздел догола девушку в бассейне.(Он говорит, что девушка позволила ему это сделать.) Этот наглый поступок привел к тому, что ему запретили посещать бассейн, но Хельмут все еще весело хихикает, когда он рассказывает эту историю десятилетия спустя. Что касается его противоречивого имиджа фотографа, Хельмут однажды сказал, что считает «искусство» и «хороший вкус» плохими словами в фотографии.

    Его жена Джун описывается как его авторитетный партнер и постоянный компаньон, отвечавшая за многие деловые интересы Хельмута. Джун говорит о Хельмуте: «Он всегда был непослушным мальчиком, который вырос и стал анархистом.Есть архивные кадры Хельмута на фотосессии 1980-х годов, где он ликуя говорит в камеру, что только что заработал 10 000 долларов за фотосессию, и это будут деньги, которые он потратит на покупку бриллиантов «для моей Джуни».

    Документальный фильм включает в себя редкие кадры Хельмута в одном из домов его и Джун, где он проводит краткую экскурсию для людей, снимающих кадры. Интерьер лучше всего можно охарактеризовать как «китчевый» и «безвкусный», загроможденный множеством безделушек и безделушек.У них также было несколько кукол Барби. Это резко контрастирует с гладкими, утонченными и вычурными фотографиями, которые, как известно, делал Хельмут.

    А что говорят о нем некоторые бывшие фотогерои Хельмута?

    Актриса итальянского происхождения Росселлини впервые работала с Хельмутом в 1986 году, когда Хельмут сделал фотосессию с Росселлини и режиссером Дэвидом Линчем для продвижения фильма «Синий бархат». Она отмечает, что Хельмут «олицетворяет мужчин, которых привлекают женщины, но которые затем возмущаются [женщинами], потому что они привлекают их, поэтому они делают [женщин] уязвимыми.

    Французская актриса Рэмплинг, которая позировала для первой крупной фотосессии Хельмута в обнаженном виде в 1973 году, говорит о его часто противоречивой репутации: «Здорово быть провокатором. Это то, что нужно миру. Кого волнует сам мужчина? Мы смотрим на его искусство». Рэмплинг также говорит, что искусство не должно быть объективным и восприниматься всеми людьми одинаково: «Нет нейтральности. Все испорчено точкой зрения».

    Немецкая модель/актриса Гоббель отмечает, что будучи высокой блондинкой в ​​модельные годы, она часто чувствовала себя «затравленным оленем», но она говорит, что фотографирование Гельмута сделало ее «сильнее».Финская модель Тойрила вторит той же мысли, рассказывая о своем опыте работы с Хельмутом: «Я просто посмотрела ему в глаза и поняла, чего он хочет. Это было хорошо. Я чувствовал себя в безопасности». Немецкая актриса и певица Шигулла говорит: «Я нашла его забавным, это сочетание легкости и юмора, но также и одержимости».

    Британская певица и актриса Фейтфулл работала с Хельмутом в 1980-х. Результатом одной из ее наиболее известных фотосессий с Хельмутом стала знаменитая серия фотографий журнала Esquire 1981 года, на которых она была одета в кожаную куртку, а под курткой ничего не было: «Хельмут заставил меня показать свои сиськи, не чувствуя [меня] никакого смущения или стыд. (Фотографии на самом деле очень ручные, так как ее соски не видны.)

    Бывшая немецкая супермодель Шиффер, которая сделала несколько фотосессий с Ньютоном без наготы, впервые работала с ним, когда ей было 17 лет. Она описывает этот опыт так: «Никогда не было момента, когда я чувствовала себя некомфортно. Это был удивительный опыт, когда я ушел, сказав: «Этот человек невероятен». У него был какой-то огонек в глазах».

    Шиффер также описывает фотосессию Хельмута Ньютона, на которой появилась очень юная и неопытная женщина-модель, не знавшая, что ей придется позировать в сценарии доминирования/подчинения.В фотосессии модель-новичок была одета как горничная, а Шиффер изобразил богатого работодателя горничной. На одной из фотографий (которую можно увидеть в документальном фильме) Шиффер стоит над стоящей на коленях «горничной», засовывая ее голову в печь. По словам Шиффера, другая модель поначалу очень нервничала, но в итоге все над этим посмеялись.

    Ауэрманн, еще одна немецкая бывшая супермодель, говорит, что «Хельмут действительно очень любил сильных женщин». Однако она признается, что из-за того, что не поддавалась его постоянному давлению с целью позировать ему обнаженной, она не работала с ним два года.Ауэрманн была моделью для двух самых скандальных фоторепортажей Хельмута.

    В июньском номере Vogue (США) за 1994 год Аурманн сделал фотосессию Хельмута Ньютона, воссоздав греческий миф «Леда и лебедь», и это вызвало возмущение, потому что Ауэрманн был позирован с лебедем (который был таксидермическим животным) в сексуально вызывающим образом. Она говорит, что люди отправили много писем с ненавистью из-за этой фотосессии, которая, по словам критиков, выглядела так, как будто она пропагандирует зоофилию и жестокое обращение с животными. Ауэрманн считает, что люди были бы менее оскорблены, если бы знали, что лебедь, использованный в фотосессии, на самом деле был чучелом животного.

    В январском выпуске (США) Vogue за 1995 год были опубликованы фотографии Хельмута Ньютона, на которых Ауэрманн изображен в образе человека с ограниченными возможностями ног, например, в инвалидной коляске, с костылями и ортезами для ног. На одной фотографии с использованием визуальных эффектов кажется, что у нее одна нога, а ее «недостающая» нога отсоединена и стоит рядом с ней. В документальном фильме Ауэрманн (который в реальной жизни здоров) вспоминает, что реакция публики была «дерьмовой бурей», потому что люди думали, что фотографии издеваются над людьми с ограниченными возможностями.

    Ямайская певица и актриса Джонс — одна из немногих цветных людей, которых попросили сделать фотосессию Хельмута Ньютона. У Джонс была своя противоречивая серия фотографий с ним в 1980-х, когда она обычно позировала ему полностью обнаженной. Полуэротическая фотосессия 1985 года, которую Джонс и Дольф Лундгрен (в то время ее любовник) сделали для журнала Playboy, вызвала небольшой ажиотаж среди людей, которым было неудобно видеть обнаженную межрасовую пару в провокационных позах.

    Но эти фотографии не были такими спорными, как фотография Хельмута Ньютона на обложке журнала Stern (немецкое издание), на которой Джонс позировала обнаженной с цепями на ногах, создавая образ, в котором она выглядела как рабыня. .Джонс отвергает полемику по поводу «образа рабыни» в документальном фильме и говорит: «Я действительно не знал, что это вызвало такой большой скандал. Я как бы слышал вокруг немного [обвинений] в сексизме и расизме, но я никогда этого не чувствовал. Я имею в виду, это как сниматься в кино».

    Джонс признается, что думала о Гельмуте как о «боге», и ухватилась за возможность поработать с ним. Но она также говорит, что у Хельмута была странная привычка просить сделать с ней фотосессию, а затем отсылать ее, потому что он вспомнил, что у нее плоская грудь, и он хотел снимать моделей с большей грудью.

    Джонс говорит, что она не обиделась, потому что считала его чудаком. «Он был немного извращенцем, но я тоже, так что все в порядке», — комментирует Джонс. «Его фотографии были эротичными, но с размерами… Они рассказывали истории».

    Винтур из Vogue (которая много лет работала с Хельмутом) говорит в документальном фильме: «Если бы вы дали задание Хельмуту, вы не собирались бы встречать красивую девушку на прекрасном пляже. Он не об этом». Она добавляет, что Vogue ожидал, что фотографии от него будут «знаковыми, иногда тревожными, определенно заставляющими задуматься… Вы можете считать это смелым, но я считаю это необходимым.Она говорит, что его фотографии были нужны в качестве противовеса чрезмерно гламурным фотографиям уровня фантазии, которые широко распространены в моде.

    И его модная фотография не всегда была о людях. Посник вспоминает, как Хельмут был в восторге, когда Vogue дал ему задание сделать фотосессию с его любимыми животными: курами. Это была его знаменитая фотография 1994 года «Жареный цыпленок и драгоценности Bulgari» для Vogue, на которой женщина, носящая украшения Bulgari, разрезала жареного цыпленка большим ножом.

    Он сказал редакторам Vogue, что всегда хотел фотографировать цыплят на высоких каблуках. Итак, в 1998 году Vogue прислал туфли на высоких каблуках из музея кукол в Монте-Карло, чтобы Хельмут смог сделать фотографию под названием «Цыпленок на каблуках», на которой был изображен приготовленный цыпленок в кукольных туфлях на высоких каблуках. Когда фотограф потворствует этому чрезмерному способу, стоит ли удивляться, что этот человек окажется в эгоистичном стремлении к власти?

    В документальном фильме есть несколько архивных кадров, которые выглядят так, как будто он был снят где-то в конце 1980-х или начале 1990-х годов, где Хельмут делает фотосессию с женщиной-моделью в откровенном купальнике и мужчиной-моделью в акваланге.Он шутит с моделью-мужчиной: «Если у тебя будет эрекция, ты получишь больше денег». Затем Хельмут добавляет, предположительно говоря о Винтур: «Я собираюсь отправить это Анне. У нее будет припадок.

    Несмотря на все эти разговоры о том, что Хельмут был «провокатором» и «дерзким», очевидно, что-то, что выходило за рамки его зоны комфорта, заключалось в работе с расово разнообразной группой моделей. Джонс, одна из немногих темнокожих женщин, которых он фотографировал, уже была знаменитостью, когда начала работать с ним. Но у цветных женщин, даже если они были известными моделями, практически не было шансов работать с ним. Документальный фильм включает в себя редкие кадры кастинга, который Ньютон проводил где-то в 1980-х годах, и все модели белые, что, вероятно, означает, что модельные агентства уже знали, что не следует отправлять на этот кастинг небелых женщин.

    Документальный фильм ясно показывает, что у Хельмута был определенный тип модели, который он предпочитал (высокий, худощавый и похожий на арийца), но нигде в документальном фильме не затрагивается расовый вопрос и почему он не очень-то готов работать с не- белые модели.Это говорит о более широкой культуре исключения расы в индустрии, где журнал Vogue, основанный в 1892 году, не нанимал чернокожего фотографа для съемки обложки Vogue, пока Бейонсе не получила беспрецедентный полный творческий контроль над ее съемкой для обложки Vogue 2018 (США). . (В июне 2020 года Винтур публично признала, что у Vogue на протяжении многих лет были проблемы с расизмом, и принесла извинения, пообещав улучшить расовые отношения Vogue с цветными людьми.)

    Также в документальном фильме заметно отсутствует какое-либо обсуждение употребления наркотиков, которое широко распространено в индустрии моды. А что касается измены, то неудивительно, что Гельмут, чья работа заключалась в том, чтобы фотографировать множество красивых женщин (многие из них были обнаженными), не был верным мужем, хотя он и Джун прожили в браке около 56 лет.

    Друг семьи Соццани объясняет отношения Хельмута и Джун Ньютон, говоря, что с обеих сторон были измены, но ничего настолько серьезного, чтобы разрушить их брак: «Я думаю, что они были всем вместе. Это мечта каждой пары в жизни, встретить своего идеального человека, которого уважаешь, с которым можно что-то построить вместе.Это замечательно.» Соццани добавляет: «У них были трудные времена, как и у каждой пары», и она со смехом описывает, как разъярился Гельмут, когда застал Джун в отеле с другим мужчиной.

    Камеры и фотосъемка были настолько одержимы Джун и Хельмутом, что в документальный фильм вошли фотографии, которые они сделали друг друга в больницах после операции и на которых видны их шрамы после операции. Джун комментирует: «Единственное, что поддерживало его, — это маленькая камера рядом с ним. Да, это защита… Даже в операционную взял.

    И в конце фильма есть болезненная фотография, которую Джун сделала, держа голову Хельмута на руках, сразу после его смертельной автомобильной аварии. Неясно, мертв он или без сознания на фотографии, но подразумевается, что Джун знала, что это будет последняя фотография, которую она сделает с ним.

    Поскольку большая часть документального фильма посвящена Хельмуту, единственный голос критики исходит от клипа 1970-х годов из телевизионного ток-шоу, где он и феминистка Сьюзен Зонтаг были гостями.Зонтаг говорит ему, что не является поклонницей его работ, потому что его фотографии часто женоненавистнические, а Хельмут возражает против этого мнения и говорит, что на самом деле любит женщин.

    Невозмутимая Зонтаг отвечает, что женоненавистники часто заявляют, что любят женщин, но при этом показывают женщин в унизительном виде. Затем она отключает Гельмута, говоря: «Хозяин любит своего раба. Палач любит свою жертву».

    Документальный фильм также включает в себя аудиоклип из интервью, которое дал Хельмут (неясно, сделал ли он этот комментарий для документального фильма или это интервью со стороны), где он делает очень красноречивый комментарий. Хельмут сразу же признается, что ему на самом деле наплевать на модели, с которыми он работает, и что его волнует только то, как они фотографируют, когда он их фотографирует.

    Хотя в документальном фильме нет новых интервью с критиками Хельмута, нет никаких сомнений в том, что он создал много памятных работ, независимо от того, были люди его поклонниками или нет. Большинство его фотографий не унижали женщин, и в документальном фильме есть много интересных визуальных эффектов, которые объясняют, почему Хельмута привлекало такое искусство.(Тем не менее, люди, которые не хотят видеть много обнаженных людей на фотографиях, вероятно, захотят пропустить этот фильм.)

    Был ли он сексистом? Был ли он расистом? «Гельмут Ньютон: Плохое и прекрасное», кажется, не хочет отвечать на эти вопросы, но здесь достаточно убедительной истории, чтобы люди могли сами судить, хотят ли они отделить человека от его искусства.

    Kino Lorber выпустила фильм «Хельмут Ньютон: Плохой и красивый» в избранном U. С. виртуальные кинотеатры 24 июля 2020 г.

    Хельмут Ньютон — Фото обнаженной натуры — Работы Хельмута Ньютона

    Хельмут Ньютон — Биография художника

    Хельмут Ньютон  родился в Берлине в еврейской семье в 1920 году. Увлекшись фотографией с раннего возраста, он начал работать в возрасте 12 лет вместе с фотографом Элси Нойландер Саймон, известной как Ива .

    Следуя расовым законам, фотограф Хельмут Ньютон был вынужден покинуть Германию и найти убежище в Сингапуре, где он начал работать в Singapore Straits Times .

    Позже он был депортирован в Австралию, где присоединился к австралийской армии. После Второй мировой войны Гельмут изменил свою фамилию Нойштадтер на английский перевод Ньютон.

    Большую часть своей жизни он провел в Париже, где начал работать для французского Vogue . Благодаря журналу началась его долгая карьера в фотографии.

    После парижских лет он переехал и жил между Монте-Карло и Лос-Анджелесом. Он погиб в 2004 году в автокатастрофе в Голливуде.

    Хельмут Ньютон: фото и неоднозначный стиль

    В Хельмут Ньютон, фотографии и противоречивый стиль находят общую точку с самого начала своей карьеры, когда он увлекся изображением женского тела .

    Эротические фото

    Хельмута Ньютона имеют как игривый, так и ироничный замысел, женщина изображена сильной и способной соблазнить, не обязательно будучи вульгарной.

    Обнаженные тела Хельмута Ньютона являются главными героями почти всех его фотографий, где женщина доминирует над сценой, предлагая новую перспективу анализа себя и окружающего мира.

    Пионер и революционер в мире моды благодаря своим снимкам он впервые представил обнаженные фотографии моделей 60-х годов.

    Темы, которые характеризуют фотографии Хельмута Ньютона, варьируются от услуг, сделанных для модных кампаний, до ню и провокаций. Портреты Хельмута Ньютона знаковых международных деятелей, таких как Энди Уорхол , Катрин Денев, и Палома Пикассо , также являются отличительной чертой его искусства.

    Образ и замысел, который он создает вокруг себя и своих снимков, — провокатор. Даже зрителя бессознательно провоцируют его фотографии, поскольку он является своего рода невольным вуайеристом.

    Уникальная в своем жанре работа Хельмута Ньютона запомнилась эротическим напряжением, которое он хотел выразить в каждом кадре.

    Хельмут Ньютон: обнаженные тела и эротический контент

    Для Хельмута Ньютона обнаженная натура и эротический контент будут иметь важное значение в его творчестве, которое началось в Мельбурне после открытия его первой фотостудии.Именно там он встретил женщину, которая будет его музой и возлюбленной более 56 лет: Джун Браун , позже известную как Джун Ньютон.

    Позже он работал с несколькими моделями, без стыда демонстрирующими свои женские тела и затрагивающими такие скандальные темы, как женская эмансипация , садомазохизм , гомосексуальность и вуайеризм .

    моделей Хельмута Ньютона были изображены на фотографиях неоднозначно, что заставило зрителей задуматься о том, какую роль они отводили: моделям давали власть через эти кадры или они просто рассматривались как сексуальные объекты?

    Гельмут Ньютон всегда хотел видеть женщин эмансипированными, поэтому он хотел изобразить их не как объекты, а как субъекты, осознающие соблазнительную силу и женственность, которые таились в каждом из них, никогда не впадая в пошлость.

    «Я ненавижу хороший вкус. Это худшее, что может случиться с творческим человеком».

    Хельмут Ньютон: книги и журналы

    Для Хельмута Ньютона книга и журналы будут играть особенно важную роль на протяжении всей его карьеры фотографа.

    Модные журналы, в которых он работал, включают Vogue, Playboy, Vanity Fair, GQ, Elle и многие другие. Они сыграли решающую роль в начале его карьеры.

    Фотографии также были показаны на некоторых выставках по всему миру, таких как Венеция, Нью-Йорк, Париж, Лондон и Москва.

    В середине семидесятых он начал свою карьеру в качестве признанного фотографа благодаря своей предыдущей работе с модными журналами. С публикацией первого фототома White Woman Хельмут Ньютон произвел революцию в концепции фэшн-фотографии и хотел изменить роль женщин в западном обществе.

    Но именно с публикацией Гельмута Ньютона, Big Nudes , он становится главным героем фотографии двадцатого века.Фактически, фотографический объем определяется тем, что открывает новое измерение: гигантографию. В этой серии художница придает моделям эротический и женственный заряд, который показывает сильных, решительных и гордящихся своей женственностью женщин.

    Еще одной важной вехой является публикация беспрецедентной работы Хельмута Ньютона: SUMO . Он начал смелое редакционное приключение для публикации этой исключительно большой коллекции изображений. Желание создать произведение таких масштабов было связано с тем, что Ньютон хотел устроить своего рода частную выставку.

    Том SUMO, изданный TASCHEN, стал важной вехой не только в карьере Ньютона, но и для любого издательского предприятия, предпринятого до этого. Как стоимость тома, признанного самой дорогой книгой, изданной в двадцатом веке, так и вес, превышающий 35 кг, знаменуют собой поворотный момент в издательском деле.

    Helmut Newton: фото на продажу 

    Для тех, кто заинтересован в фото Хельмута Ньютона для продажи, Deodato Arte предлагает подборку работ художника для продажи в Интернете.

    Если вы хотите узнать больше о фотографиях Хельмута Ньютона , ценах , стоимости или о том, какие работы будут выставлены в галерее современного искусства Deodato Arte , не стесняйтесь обращаться к нам, отправив электронное письмо письмо на [email защищено].

    Ошибка

    Что-то случилось с получением ny040417

    Чтобы просмотреть все наши предстоящие аукционы, нажмите здесь.

    Страница, которую вы ищете, не существует или больше недоступна.
    Если вы считаете, что попали на эту страницу по ошибке, свяжитесь с [email protected].

    Вернуться на домашнюю страницу Показать ошибку
    В журнале базы данных могут быть дополнительные сведения

    HttpException

     System.Web.HttpException (0x00000064): что-то случилось с получением ny040417
       на пабликвебмвк.Controllers.LotsController.d__6.MoveNext() в c:\Jenkins\Pipeline Prod-WEB01\workspace\PhillipsPublic.Web\Controllers\LotsController.cs:строка 177
    --- Конец трассировки стека из предыдущего места, где было выдано исключение ---
       в System. Runtime.ExceptionServices.ExceptionDispatchInfo.Throw()
       в System.Runtime.CompilerServices.TaskAwaiter.HandleNonSuccessAndDebuggerNotification (задача задачи)
       в System.Web.Mvc.Async.TaskAsyncActionDescriptor.EndExecute(IAsyncResult asyncResult)
       в Системе.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.<>c__DisplayClass8_0.b__1(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethod(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.b__11_0()
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.<>c__DisplayClass11_1.b__2()
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.<>c__DisplayClass11_1.b__2()
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. AsyncInvocationWithFilters.<>c__DisplayClass11_1.b__2()
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethodWithFilters(IAsyncResult asyncResult)
       в Системе.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.<>c__DisplayClass3_6.b__3()
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.<>c__DisplayClass3_1.b__5(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeAction(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Controller.<>c.b__152_1(IAsyncResult asyncResult, ExecuteCoreState innerState)
       в Системе.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Controller.EndExecuteCore(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.Controller.EndExecute(IAsyncResult asyncResult)
       в System. Web.Mvc.MvcHandler.<>c.b__20_1(IAsyncResult asyncResult, ProcessRequestState innerState)
       в Системе.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.Mvc.MvcHandler.EndProcessRequest(IAsyncResult asyncResult)
       в System.Web.HttpApplication.CallHandlerExecutionStep.System.Web.HttpApplication.IExecutionStep.Execute()
       в System.Web.HttpApplication.ExecuteStepImpl (шаг IExecutionStep)
       в System.Web.HttpApplication.ExecuteStep (шаг IExecutionStep, логическое значение и завершено синхронно)
                      Исключение:  Что-то случилось при получении ny040417 
    .

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.