Альфред эйзенштадт: Альфред Эйзенштадт. Момент истины — UAM

Содержание

Альфред Эйзенштадт. Момент истины — UAM

На Таймс-сквер царила невероятная суматоха. Услышав по радио новость о том, что Вторая мировая война окончена, люди выходили на улицы, чтобы разделить радость со всеми. Корреспондент журнала Life Альфред Эйзенштадт бросился со своим фотоаппаратом в гущу событий.

Неподалеку от того места на Таймс-сквер, где произошел исторический поцелуй, установлена статуя, повторяющая сюжет фотографии.

Культовый поцелуй

Будучи человеком скромного роста, он практически растворился в толпе, где его внимание привлек молодой моряк, носившийся по улице и в избытке чувств обнимавший встречных женщин. Увидев, что парень схватил что-то белое, фотограф нажал на кнопку в момент, когда тот поцеловал медсестру. Случайный кадр, в котором столько удали и счастья, был сделан 14 августа 1945 года, напечатан через неделю в журнале Life и стал символом мира. Задетые за живое тем, что на фото не видно лиц, журналисты долгие годы занимались установлением личностей героев снимка, на звание которых претендовали многие, кто хотел быстрой славы. Отчасти именно благодаря этому кадр получил такую популярность. Пик карьеры Альфреда Эйзенштадта пришелся на время, когда телевидение только зарождалось, главным медиаинструментом была фотография, а основным источником новостей являлись газеты, качество печати которых оставляло желать лучшего: текст еще более-менее читался, но иллюстрации были совершенно невнятными. Каков же был восторг публики, натренированной в чтении газет, когда ей предложили возможность получать актуальную информацию обо всем, что происходит в жизни, из журнала, полного великолепно напечатанных фотографий на широкоформатной глянцевой бумаге.

Разумеется, в редакции журнала Life работали фотографы особой касты — отважные и честные, находящиеся в непрерывном движении, не расстающиеся с камерой ни на параде, ни на пожаре. Таким и был Эйзенштадт, говоривший: «С камерой в руках я не знаю страха».

Альфред Эйзенштадт прожил 97 лет, не теряя репортерского темперамента, оставаясь ловким, оптимистичным, любознательным. Он шутил: «Мне интересно все, что происходит в мире. Если ученые обнаружат, что у тараканов на голове есть волосы, это меня тоже заинтересует. Куда бы я ни пришел, я всегда самый старый, но я хочу все знать».

Маленький человек

Один из отцов фотожурналистики, он был человеком чуть больше полутора метров ростом и предпочитал миниатюрную камеру Leica, чем пользовался как преимуществом для избранного им типа съемки, которая требовала от него незаметности. Он вел себя как любитель с непритязательный аппаратурой. «Мне не нужны ассистенты. Даже я сам уже лишний, хватило бы одной камеры», — говорил Эйзенштадт. Известная итальянская актриса Софи Лорен, которая сделала Эйзенштадта персональным фотографом, уверяла: «Наше знакомство с Эйзи было любовью с первого взгляда. Он стал моей тенью. Но он никогда не пытался вмешиваться в мою жизнь». Однако Эйзенштаду приходилось фотографировать не только очаровательных див. Во время фотосессии Эрнеста Хемингуэя в его лодке писатель в ярости разорвал на себе рубашку и грозился выбросить Эйзенштадта за борт. Ту съемку на Кубе в 1952-м фотограф вспоминал не раз: «Хемингуэй чуть не убил меня». Он является автором двух показательных кадров Йозефа Геббельса на встрече Лиги Наций в Женеве, сделанных в саду отеля Carlton. На первом политик широко улыбается, не обращая внимание на фотографа, на втором его глаза полны злости и презрения: ему сообщили, что камера принадлежит еврею.

Репортерские будни

Альфред Эйзенштадт родился в Пруссии в обеспеченной семье, молодость провел, обучаясь в Берлинском университете. Первую камеру получил в подарок от родителей на четырнадцатилетие. Во время Первой мировой войны был призван в немецкую армию, а когда все закончилось, продавал пуговицы и ремни в Берлине и подрабатывал фотожурналистом. В 1935 году он эмигрировал в Соединенные Штаты, где практически сразу получил приглашение в журнал Life, в котором прослужил несколько десятилетий, став автором десятков обложек, бесчисленных репортажей и неформальных портретов знаменитостей. Жаклин Кеннеди, одевающая на прогулку маленькую дочь Кэролайн, Сальвадор Дали с женой на новогодней вечеринке в Нью-Йорке, образы задумчивых американцев, подающих налоговые декларации, старая попрошайка, играющая на аккордеоне перед Карнеги-холлом, — мир Эйзенштадта состоял из последовательности скоротечных моментов, и каждый из них нес в себе нечто значительное, являясь слепком с эпохи.

Автор: Кристина Фадина

Альфред Эйзенштадт, биография | 1xmatch

биография

Альфред Эйзенштадт, родился 6 декабря 1898 года в Диршау в Западной Пруссии (тогда имперская Германия, ныне Польша), фотограф, сделавший знаменитую фотографию «Поцелуй на Таймс-сквер». Его фотография, на которой моряк страстно целует медсестру посреди улицы и толпы, также известна под своим оригинальным названием «День VJ на Таймс-сквер«. Аббревиатура VJ означает «Победа над Японией«, С исторической ссылкой на Вторую мировую войну.

Уже в 13 лет Альфред Айзенштадт он делал снимки на складной Eastman Kodak, который получил в подарок.

Эмигрировал в Соединенные Штаты в 1935 году, после разной работы он попал в только что основанный журнал «Лайф». Здесь он работал постоянным сотрудником с 1936 года, получив более 2.500 заданий и девяносто обложек.

Эйзенштадт был пионером фотосъемка при естественном освещении. Он отказался от вспышки, чтобы использовать естественную среду. Еще одной сильной стороной была простота его композиций. Он почти всегда работал с минимальным оборудованием. Он был мастером «откровенной» фотографии, со случайными изображениями, которые придают зрителю эмоциональный заряд.

Я не использую люксметр. Мой личный совет: потратьте деньги, которые вы бы потратили на такой инструмент для съемок. Купить метры и метры пленки, километры. Купите столько пленки, сколько сможете держать в руках. А потом поэкспериментируйте. Это единственный способ добиться успеха в области фотографии. Тестируйте, пробуйте, экспериментируйте, найдите свой путь по этому пути. В работе фотографа в первую очередь важен опыт, а не техника. Если вы достигнете чувства фотографии, вы сможете сделать пятнадцать снимков, пока один из ваших оппонентов все еще пробует свой экспонометр.

Он также опубликовал много книг: «Свидетели нашего времени» в 1966 году, в которых рассказывается о его портретах персонажей того периода, включая Гитлера и звезд Голливуда. И снова: «Глаз Айзенштадта» 1969 года, «Путеводитель Эйзенштадта по фотографии» 1978 года и «Айзенштадт: Германия» 1981 года. Среди различных премий в 1951 году он был удостоен звания «Фотограф года».

Альфред Эйзенштадт продолжал фотографировать до своей смерти в возрасте 97 лет 24 августа 1995 года в городке Оук-Блафс, штат Массачусетс.

Цитаты Альфреда Эйзенштадта

На фотографии глаза человека говорят о многом. Иногда говорят все.

В работе фотографа важен опыт, а не техника.

Более важно взаимодействовать с людьми, чем нажимать кнопку, которая делает снимки.

Когда у меня в руке фотоаппарат, я не знаю страха.

Я мечтаю, что однажды отпадет необходимость переключаться между мыслями и пальцами. И просто моргнув, я сделаю снимки.

Не люблю работать с помощниками. Меня уже слишком много: одной камеры хватило бы.

Как только наивный подход фотографа-любителя, способного к обучению со скромной волей, исчезает, вместе с ним умирает и творческий дух хорошей фотографии. Каждый профессионал всегда должен оставаться в душе любителем.

Мы только начинаем понимать, что можно сказать на фотографии. Мир, в котором мы живем, — это череда мимолетных мгновений, каждый из которых может сказать что-то важное.

Все фотографы должны найти и запечатлеть момент повествования.

Посетите весь сайт Aforismi.meglio.it предложения Альфреда Эйзенштадта

Фотографии и изображения Альфреда Айзенштадта

Видео Альфред Эйзенштадт

Нет сообщений или комментариев для Альфред Айзенштадт.

Связанные темы и биографии

Вторая мировая война Гитлер Фотография искусство Альфред Эйзенштадт в литературных произведениях Книги на английском языке Фильм и DVD Альфреда Эйзенштадта

Родился в один день с Альфредом Эйзенштадтом.

Альфред Эйзенштадт – еврейский фотограф американской победы

Его прославила фотография «Празднование победы над Японией на Таймс Сквер», сделанная во время празднования Дня Победы над Японией в Нью-Йорке, на которой американский моряк Джордж Мендонса целовал медсестру Грету Зиммер Фридман. Он был «известен своей способностью захватывать незабываемые образы важных людей в новостях» и откровенными фотографиями, сделанными с помощью небольшой 35-миллиметровой камеры Leica.

Фотограф Гитлера и Геббельса

Альфред Эйзенштадт родился в Диршау (Тчев) в Западной Пруссии, имперской Германии в 1898 году в еврейской семье. В 1906 году семья переехала в Берлин. Эйзенштадт был очарован фотографией еще с юности, он начал фотографировать в возрасте 14 лет, когда ему подарили его первый фотоаппарат. Позже он служил в артиллерии немецкой армии во время Первой Мировой Войны, и был ранен в 1918 году. Работая продавцом ремней и пуговиц в 1920-х годах в Веймарской Германии, Эйзенштадт в 1928 году начал фотографировать в качестве фрилансера для берлинского офиса компании Pacific and Atlantic Photos.

Альфред Эйзенштадт. Лондон, 1932 год

В следующем году Эйзенштадт стал штатным фотографом, когда его наняла газетная компания Associated Press в Германии, и уже через год его называли «экстраординарным фотографом». Он также работал на газету Illustrierte Zeitung, издаваемую Ullstein Verlag, в то время крупнейшее в мире издательство. Четыре года спустя он сфотографировал знаменитую первую встречу между Адольфом Гитлером и Бенито Муссолини в Италии.

Другие известные ранние фотографии Эйзенштадта включают его изображение официанта на катке Гранд-Отеля в Санкт-Морице в 1932 году и выступления Геббельса в Лиге Наций в Женеве в 1933 году. Хотя первоначально Геббельс был настроен дружелюбно, его отношение сразу изменилось, когда он узнал, что фотограф был евреем.

«Геббельс в Женеве», 1933 г. «Там на лужайке перед отелем сидел доктор Йозеф Геббельс, гитлеровский Министр пропаганды… Неожиданно он поднял на меня глаза и в этот момент я нажал на кнопку. Его глаза были полны ненависти… Эту фотографию неоднократно публиковали по всему миру. Меня спрашивали, как я себя чувствую, когда фотографирую подобных персонажей. Конечно, не очень хорошо, но когда у меня в руках камера – я ничего не боюсь

».

It’s my «Life»

В 1935 году вторжение фашистской Италии в Эфиопию привело к взрыву международного интереса к Эфиопии. Работая на газету Berliner Illustrierte Zeitung, Альфред сделал более 3500 фотографий в Эфиопии, прежде чем эмигрировать в Соединенные Штаты, где он присоединился к журналу Life, но через год вернулся в Эфиопию, чтобы продолжить свою работу.

Антиеврейские настроения в гитлеровской Германии заставили семью эмигрировать в США. Они прибыли в 1935 году и поселились в Нью-Йорке. В 1936 году основатель газеты Time Генри Люс купил журнал Life, и Эйзенштадту, уже известному своей фотографией в Европе, было предложено присоединиться к новому журналу в качестве одного из штатных сотрудников, среди которых уже был другой знаменитый еврейский фотограф Роберт Капа. Он оставался штатным фотографом с 1936 по 1972 год, добившись известности своей фотодокументацией новостных событий и съемкой знаменитостей.

«День Победы над Японией на Таймс-сквер». Поскольку Эйзенштадт фотографировал быстро меняющиеся события во время празднования Дня Победы, он говорил, что у него не было возможности узнать имена. Это вызвало целый ряд заявлений относительно идентичности субъектов на фото. В конечном итоге выяснилось, что этой парой оказались Джордж Мендонса и Грета Зиммер Фридман

Наряду с артистами он фотографировал политиков, философов, художников, промышленников и авторов книг.

К 1972 году он отфотографировал почти 2500 историй, более 90 его фотографий попали на обложки. С двумя миллионами читателей журнала Life репутация Эйзенштадта значительно улучшилась. По словам одного историка, «его фотографии имеют силу и символический резонанс, который сделал его одним из лучших фотографов этого журнала». В последующие годы он также работал на Harper’s Bazaar, Vogue, Town & Country и другие издания.

Размер имеет значение

С ранних лет Альфред стал фанатом небольших 35 мм пленочных камер, особенно камеры Leica. В отличие от большинства новостных фотографов того времени, которые полагались на гораздо большие и менее портативные камеры со вспышками, Эйзенштадт предпочитал маленькую ручную Leica, что давало ему большую скорость и большую гибкость при съемке новостных событий или людей в действии. Его фотографии стали примечательны и в результате его типичного использования естественного света вместо вспышки. В 1944 году Life описал его как «декана сегодняшних экспертов по миниатюрным камерам».

«Официант на коньках», Санкт-Мориц, 1932 год. Одна из лучших фотографий мастера. «Я сделал одну потрясающую картину, — писал Эйзенштадт, — катающегося метрдотеля. Чтобы убедиться, что картина получится четкой, я поставил на лед стул и попросил официанта прокатиться мимо него. У меня была камера «Мирофлекс», и я сфокусировался на стуле».

В то время такой стиль фотожурналистики, с меньшей камерой и ее способностью использовать доступный свет, был тогда в зачаточном состоянии. Это также помогло Эйзенштадту создавать более расслабленную атмосферу при съемке известных людей, где он мог поймать более естественные позы и выражения: «Они не воспринимают меня слишком серьезно с моей маленькой камерой», — заявил он. «В этих ситуациях я не фотограф. Я просто друг». Это был стиль, которому он научился за свои 35 лет в Европе, где он предпочитал снимать неформальные, естественные портреты, а также расширенные сюжеты картин. В результате Life начал использовать больше таких фотоисторий, в последствии чего стал признанным источником такой фотожурналистики среди мировых светил. Из всего штата фотографов журнала Эйзенштадт был наиболее известен своими фотографиями «интереса к человеку», и менее жесткими новостными изображениями, используемыми большинством новостных изданий.

Софи Лорен. Фото Альфреда Эйзенштадта

Однако его талант в создании непринужденной обстановки для своих клиентов не всегда срабатывал. Энтони Иден, упорно сопротивлявшийся фотографированию, называл Эйзенштадта «нежным палачом». Уинстон Черчилль сам указывал ему, куда поместить камеру, чтобы получить хороший снимок, а во время фотосессии Эрнеста Хемингуэя в его лодке Хемингуэй в ярости разорвал свою собственную рубашку в клочья и угрожал выбросить Эйзенштадта за борт.

На лаврах успеха

Эйзенштадт, известный среди близких друзей как «Эйзи», наслаждался ежегодными августовскими каникулами на острове Мартас-Винъярд в течение 50 лет. В эти летние месяцы он проводил фотографические эксперименты, работая с различными линзами, фильтрами и призмами в естественном свете.

С Мэрилин Монро

За два года до смерти Эйзенштадт сфотографировал президента Билла Клинтона с женой Хиллари и дочерью Челси. Сессия состоялась в Галерее Зернохранилища в Западном Тисбери на острове. Ее результатом стала фотография, опубликованная в журнале People 13 сентября 1993 года.

Альфред Эйзенштадт постоянно проживал в Джексон-Хайтс, Нью-Йорк. До самой своей смерти он ежедневно ходил от дома до своего офиса в журнале Life.

Он умер в своей постели в полночь в своем любимом коттедже «Menemsha Inn», известном как «Лоцманский дом», в 1995 году, в возрасте 96 лет.

Присоединяйтесь в Telegram

Подпишитесь, и мы будем присылать Вам самые интересные статьи каждую неделю!

Претворить в Life – Weekend – Коммерсантъ

В Еврейском музее и центре толерантности открывается выставка «Альфред Эйзенштадт. Отец фотожурналистики». Покажут пятьдесят снимков — от ранних, сделанных еще в Германии, до тех, что определяли стиль журнала Life в его лучшие годы

«Отец фотожурналистики» — это, конечно, лихо сказано: Альфред Эйзенштадт (1898-1995) ей в правнуки годился. Он скорее эталон фотожурналистики, причем американской, если считать вершиной оной во второй трети XX века журнал Life времен Генри Люса — еженедельник, где фотография поменялась местами с текстом, роль которого свелась к подписи под картинкой. Собственный кабинет в офисе Life Эйзенштадт сохранял до конца жизни и являлся на рабочее место ежедневно — даже тогда, когда перевалил за девяносто: «Если не пойду на работу — умру»,— объяснял он друзьям. Приобретя Life в 1936-м, чтобы полностью переделать издание, Генри Люс набрал в штат лучших фоторепортеров страны: Маргарет Бурк-Уайт, Томаса Макэвоя, Питера Стэкпола и Альфреда Эйзенштадта. Последний всего год как перебрался с семьей в Америку из Германии, спасаясь от нацистов, и всего восемь лет как профессионально занялся репортажной фотографией, но уже имел имя, и оно было хорошо известно в США.

Мировую известность молодому немецкому фотографу принесли снимки, запечатлевшие тех, чьи лица в ближайшее десятилетие не сойдут с газетных полос. На московской выставке покажут хрестоматийные фотографии: Йозефа Геббельса на конференции Лиги Наций в 1933-м, первую встречу Гитлера и Муссолини в Венеции в 1934-м — сердечное рукопожатие, ставшее одной из «фотоикон» XX века. Сегодня все восхищаются проницательностью Эйзенштадта, но его университеты располагали к проницательности. Родившийся в прусском Диршау, выросший в Берлине, в Первую мировую отслуживший в германской армии от звонка до звонка и хлебнувший лиха в годы послевоенной разрухи, он хорошо знал, к чему приводят исполненные такой воинственной целеустремленности или наполеоновского добродушия лица сильных мира сего. К тому, например, что его родной Диршау согласно Версальскому договору превратился в Тчев и стал из прусского польским, морской столицей Польши и ключевым стратегическим пунктом на карте Польского коридора,— Вторая мировая окончательно сотрет все следы немецкого присутствия на этой земле. Или к тому, что немецкий еврей Айзенштедт, став на американский манер Эйзенштадтом, вынужденно оказался в рядах той армии эмигрантов — уроженцев Германии и Австрии,— что вскоре обеспечит лидирующее положение американской культуры в послевоенном мире.

Эйзенштадт сделает для Life более двух с половиной тысяч фотоисторий и девяносто обложек. Самая известная — «День победы над Японией на Таймс-сквер». Случайный поцелуй матроса и медсестры — стихийное проявление всеобщего ликования, отлитое в совершенную визуальную формулу: готическая кривая, как в старинных немецких деревянных «пьетах», контраст черного и белого, как у нью-йоркских абстракционистов. Но, несмотря на весь формализм, снимок был самой честной, непостановочной репортерской работой — в отличие, скажем, от «Поцелуя у Отель-де-Виль» Робера Дуано, позднее разоблаченного как тонкий режиссерский опыт. Просто Эйзенштадт, глазом охотника выхватив из праздничной толпы на Таймс-сквер разбитного юнца, от чувства полноты целующего незнакомок, успел четырежды щелкнуть своей любимой «лейкой» и выбрал лучший кадр. Он был одним из пионеров «лейки» — начал снимать ею еще в Германии года через четыре после того, как Leica I поступила в продажу, привез в Америку и сохранял верность немецкой камере до самой смерти — ценил ее за оперативность. У него был свой термин для обозначения того, что происходит, когда у репортера получается шедевр: «storytelling moment». Но в историю фотографии вошел картье-брессоновский «решающий момент». Впрочем, режиссерско-постановочным мастерством, скрывая его естественным по преимуществу светом, поскольку искусственного освещения не любил и почти не снимал с лампой, Эйзенштадт тоже владел неплохо — как иначе были бы сделаны все его столь непосредственные, живые портреты, от Мэрилин Монро до Альберта Эйнштейна. Хотя, может быть, то были дар общения и чувство юмора. С каким сняты и уморительные рожицы парижской детворы, захваченной представлением кукольного театра, и свирепая физиономия Огастеса Джона, картинно застывшего перед холстом с палитрой в артистическом берете, но зажатой в зубах трубкой и общим выражением лица куда больше походящего на пирата из немого кино, чем на королевского академика.

«Альфред Эйзенштадт. Отец фотожурналистики». Еврейский музей и центр толерантности, с 15 апреля по 24 мая

Альфред Эйзенштадт — презентация онлайн

1. Альфред Эйзенштадт

«Я буду на небесах, а мои
фотографии буду жить. Люди
забудут мое имя, но они будут
помнить что был фотограф
запечатлевший моряка
целующегося с медсестрой в
конце Второй мировой войны.»
Альфред Эйзенштадт
Презентацию выполнила
Студентка группы Ж-172
Безбородова С.Е.
Работы Альфреда Эйзенштадта стали определяющими
в истории фотожурналистики. Он делал неформальные
портреты королей, диктаторов, учёных, спортсменов и
кинозвёзд, а также чутко изображал простых людей в
будничных ситуациях. Эйзенштадт говорил, что его
цель: «Найти и уловить момент повествования».
Он родился в 1898 в городе Диршау (ныне Тчев),
прожил 96 лет, из которых фотографии посвятил более
70. Эйзенштадт учился в Берлинском университете, во
время Первой мировой войны был призывником в
немецкой армии. После войны продавал пуговицы и
ремни в Берлине, подрабатывая внештатным
фотожурналистом. В 1929 году он получил своё первое
задание, которое положило начало профессиональной
карьере фотожурналиста, – снимал церемонию
вручения Нобелевской премии в Стокгольме.
С 1929 по 1935 Эйзенштадт был штатным
фотожурналистом агентства Pacific and Atlantic,
позже ставшим частью Associated Press. В 1935 году
он эмигрировал в Соединённые Штаты, где
работал для Harper’s Bazaar, Vogue, Town and
Country и других изданий. В 1936 году Генри Люс
нанял его в качестве одного из четырёх фотографов
для журнала LIFE (ещё трое – Маргарет Бурк-Уайт,
Питер Стэкпол и Томас МакЭвой). Эйзенштадт
задержался в этом легендарном издании на
следующие почти четыре десятилетия. Его
фотографии 90 раз появлялись на обложках
журнала.
Создание расслабленной обстановки не всегда
протекало без трудностей. Во время фотосессии
Эрнеста Хемингуэя в его лодке писатель в ярости
разорвал на себе рубашку и грозился выбросить
Эйзенштадта за борт. Ту съёмку на Кубе в 1952 фотограф
вспоминал ещё не раз. «Хемингуэй чуть не убил меня»,
– рассказывал фотограф.
В отличие от многих фотожурналистов послевоенного
периода, Эйзенштадт не был приверженцем какихлибо конкретных событий или географических
областей. Он был универсалом. И интересовали его
больше люди и их эмоции, чем сами по себе новости.
Редакторы ценили в нём не только острый глаз, но и
способность делать хорошие фотографии любой
ситуации или события. Беспристрастный, но
проницательный взгляд фотографа и искусность в
композиции превратили его снимки в памятные
документы эпохи и в историческом, и в эстетическом
контексте.
Церемония вручения Нобелевской премии в Стокгольме
Обложка журнала «Life» с
фотографией Эйзенштадта.
Мэрилин Монро и Альберт Эйнштейн
Президент Кеннеди и
его жена Жаклин
Кеннеди-Онассис
Жаклин Кеннеди в окружении мужчин
Софи Лорен с мужем Карло Понти в их доме в Риме
Известнейшая фотография
Альфреда Эйзенштадта.
День Победы над Японией на
Таймс-сквер. Американский
моряк Гленн Макдаффи
целует медсестру Эдит Шейн
15 августа 1945 года на Таймссквер, Нью-Йорк.
Билл Клинтон в окружении семьи
Роберт Оппенгеймер,
директор Института
перспективных
исследований, обсуждает
теорию материи с точки
зрения пространства с
Альбертом Эйнштейном в
Принстоне, Нью-Джерси,
1947 год.
Лила Тиффани
попрошайничает перед
Карнеги-Холл в Нью-Йорке,
1960 год.
Писатель Уильям Сомерсет
Моэм, Южная Каролина,
США, 1942 год.
Сальвадор Дали с женой на
новогодней вечеринке в
Нью-Йорке, январь 1956 года.
Студентки-медсёстры в больнице Рузвельта, Нью-Йорк, 1938 год.
Певица Джейн Форман на
студии NBC 4H в НьюЙорке, 1937 год.

25 культовых снимков Альфреда Эйзенштадта – ФотоКто

6 декабря 1898 года родился Альфред Эйзенштадт, знаковая личность в истории фотографии. Эйзенштадт стал фотожурналистом в Германии в конце 1920-х годов. Он быстро приобрел известность, его репортажи печатались во многих европейских журналах. С самого начала своей карьеры он старался сочетать в своей работе репортажность и художественность. «Я начал как пикториалист», — вспоминал он, — «Я и сейчас стараюсь делать красивые фотографии».

В 1935 году молодой фотограф переехал в Америку, а в апреле 1936 поступил работать в новый журнал «Life», который вскоре стал самым популярным иллюстрированным изданием в США. Эйзенштадт проработал в журнале почти шестьдесят лет.

В день рождения Альфреда Эйзенштадта AdMe.ru предлагает взглянуть на фотографии, благодаря которым их автор обрел мировую известность.

 

Поцелуй на Таймс-сквер в День Победы, Нью-Йорк, 1945

 

Мерилин Монро, 1953

 

Софи Лорен на съемочной площадке, 1964

 

 

Будущие балерины

 

Сальвадор Дали и Гала

 

Альберт Эйнштейн дома, 1949

 

Уинстон Черчилль на политическом митинге, 1951

 

Первая встреча Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини, 1934

 

Актриса Джанет Маклеод, 1937

 

Жизнь на льду

 

Карточные игроки, отказавшиеся от курения, 1931

 

Дети смотрят на представление о святом Георге и драконе, 1963

 

Молодые отцы, 1931

 

Клуб любителей игрушечных поездов, 1931

 

Тренировка атлетов на острове Хидденз, 1931

 

Балетная школа в Берлине, 1931

 

Стюардессы авиакомпании Lufthansa, 1979

 

Девочка и рыба

 

Студенты сельскохозяйственного института со стулом для доения, 1934

 

Прощание американского солдата, 1944

 

Марчелло Мастрояни

 

Балерина Синтия Грегори

 

Кэтрин Хепберн, 1938

 

Мерилин Монро и Альфред Эйзенштадт, 1953

http://www. adme.ru/fotograf/25-kultovyh-snimkov-alfreda-ejzenshtadta-597605/

Альфред Эйзенштадт величайший фотожурналист ХХ века.

Альфред Эйзенштадт (Alfred Eisenstaedt) – знаменитый немецкий фотограф и фотожурналист. Своей популярности он обязан журналу «Life», в котором он работал штатным фотографом, и который более 90 раз публиковал фотографии Альфреда на своих обложках. 

Альфред Эйзенштедт (Alfred Eisenstaedt), известный среди друзей под именем Эйзи (Eisie), родился в еврейской семье 6 декабря 1898 года в Западной Пруссии. В 1906 году семья переехала в Берлин, откуда во время Первой Мировой Войны молодой человек был призван в армию. 

Свой первый фотоаппарат – складной Кодак с катушечной пленкой – Альфред получил в 14 лет. В середине 1920-х годов он начал посылать фотографии в популярную в до-гитлеровской Германии газету «Berliner Tageblatt», позднее стал продавать фотографии в «Associated Press». В то время он не думал, что это станет делом всей его жизни: 

«Фотожурнализм только-только зарождался, да и о фотографии я почти ничего не знал», – вспоминал он позднее, – «Для меня это было приключением».

Через объектив Альфреда прошли все знаменитости 20-го века. По фотографическим работам Альфреда можно изучать историю Америки. Величайший кадр, сделанный Альфредом 14 августа 1945 года в сердце Нью-Йорка. В тот день президент Трумэн объявил о капитуляции Японии, и американцы устроили по этому поводу «народные гулянья».

Это всем известный кадр, на котором изображен американский моряк, страстно целующий медсестру. Через неделю, после того как снимок был сделан, он уже украшал двенадцатистраничный раздел журнала «Life», посвященный Победе.

День Победы над Японией на Таймс-сквер

Альфред Эйзенштадт профессионально работал фотографом, с 1929 года, в Германии. Уже через четыре года ему удается снять исторический кадр, встречи Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини, в Италии. 

Первая встреча Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини, 1934

Он фотографировал немецкий политический Олимп на официальных мероприятиях. И в начале, немецкие власти достаточно лояльно относились к тому, что фотограф был евреем.

Однако, преследование евреев, в 30-е годы, в Германии, все-таки, вынудили Альфреда покинуть родину и перебраться в Америку. Здесь, в Америке, начиная с 1936 года и по 1972 год, Альфред служит штатным фотографом в журнале «Life». Перед ним открывается целый мир людей и событий. Его фотографии становятся иллюстрациями к новостным лентам, он делает официальные и не официальные снимки знаменитостей, таких как Софии Лорен, Эрнест Хемингуэй, Мэрилин Монро, Жаклин и Джона Кеннеди, Альберта Эйнштейна. 

 По словам самого фотографа, главной его целью было «Найти и уловить момент повествования». И что и говорить – ему это удавалось.

Альфред Эйзенштадт (Alfred Eisenstaedt) и его фотографии

Тренировка атлетов на острове Хидденз, 1931

Молодые отцы, 1931

Карточные игроки, отказавшиеся от курения, 1931

Юный англичанин смотрит на себя в зеркало Гранд отеля в коммуне Санкт-Мориц. Швейцария, 1932 год.

Сельскохозяйственная школа для прусских кучеров, обучающихся держать поводья. Нойдек, Восточная Пруссия, 1932 год.

Уличные музыканты недалеко от улицы Сен-Дени в Париже, 1932 год.

Балерины с балетмейстером на репетиции в Парижской опере. Париж, Франция, 1932 год.

Стадное чувство или закон 5-ти процентов

Проститутка на улице Сен-Дени в Париже, 1932 год.

Студенты сельскохозяйственного института со стулом для доения, 1934

Миномётный блок немецкой армии в округе Шпандау, Берлин, 1934 год.

Профессиональный охотник Хайле Селасси в Аддис-Абебе. Эфиопия, 1935 год.

Перерыв в школе Китайской миссии в Сан-Франциско. Калифорния, 1936 год.

Певица Джейн Форман на студии NBC 4H в Нью-Йорке, 1937 год.

Прощание американского солдата, 1944

Мама с ребёнком в Хиросиме. Япония, декабрь 1945 года.

Уинстон Черчилль на политическом митинге, 1951

Альфред Эйзенштадт 1952

Мартин Бубер.  Еврейский экзистенциальный философ, теоретик сионизма. Иерусалим, Израиль, 1953 год.

Мерилин Монро и Альфред Эйзенштадт, 1953


Mrs. Kennedy and Caroline, painting on their canvases in Hyannis Port, 1961.

Дети смотрят на представление о святом Георге и драконе, 1963

Марчелло Мастрояни

Здание с оптической иллюзией в районе Песельдорф, Гамбург, Германия, 1979 год.

Реб Исроэль Бризл с учениками.

Девушка на еврейском кладбище Вайссензее в Восточном Берлине, 1979 год.

В 1989 году президент Америки Джорджем Бушем Альфред был награжден Национальной медалью искусств.

Альфред Эйзенштадт о фотографии:

* Мне не нужны ассистенты. Даже я сам уже лишний, хватило бы одной камеры.

* Я всегда появлялся как друг. Если кто-нибудь не хотел фотографироваться, я не фотографировал.

* Мы живем в мире, состоящем из последовательности скоротечных моментов, и каждый из них может нести в себе нечто значительное. Когда такое мгновение приходит, я действую инстинктивно. Между глазом и пальцем проходит как бы электронный импульс. Но даже это слишком долго. Я мечтаю о времени, когда не нужно будет тратить время на шаг между мозгом и пальцем нажимающим на кнопку. И я смогу фотографировать, просто мигнув глазом. Вот тогда я и стану настоящим фотографом.

* Никогда не строй из себя босса. Важнее поладить с людьми, чем получить хорошую фотографию.

* Когда у меня в руках камера — я ничего не боюсь.

* Я должен быть дипломатом не меньше чем фотографом.

* Каждый профессионал должен оставаться любителем в сердце.

Источник: http://buy-books.ru/photographers/alfred_eisenstaedt/ 

 

 

Фотография Альфреда Эйзенштадта

Портрет Альфреда Эйзенштадта в командировке в Кении, 1966 год. (Фото Альфреда Эйзенштадта/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Для Альфреда Эйзенштадта (1898-1995) то, что всегда было внутри него, подсказывало и указывало путь, было его неугасимое любопытство, привязанное к глазу его фотографа: «Я все время вижу картины.Я мог часами сидеть и смотреть на каплю дождя». Эйзенштадт никогда не терял своего детского интереса к вещам и людям, к тому, что делало их такими, какие они есть. Он успокаивал своих героев, затем подходил поближе и делал несколько снимков — ему не нужно было кадр за кадром — затем переходил к следующему человеку, к следующему событию, неустанно вникая в суть увиденного. так легко и очень хотелось, чтобы и мы увидели.

Американский моряк целует медсестру в белой форме на Таймс-сквер в честь победы над Японией в 1945 году.

Фото Альфреда Эйзенштадта/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation

«Тысячи людей слонялись вокруг, в переулках и повсюду. Все целовали друг друга… А еще бежал моряк, кого-нибудь хватал, понимаешь, целовал. Я бежал впереди него, потому что у меня на шее висела камера Leica, сфокусированная от 10 футов до бесконечности. Нужно было только стрелять… Я даже не знал, что происходит, пока он не схватил что-то белое.И я стоял там, и они целовались. И я щелкнул пять раз».

—Адаптировано из The Great LIFE Photographers

.

Обложка журнала LIFE, опубликованная 23 января 1939 года, с кинозвездой Бетт Дэвис. (Фото Альфреда Эйзенштадта/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Студенты-медсестры обрамляют перила лестничной клетки в больнице Рузвельта. (Фото Альфреда Эйзенштадта/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

балерины Американской школы балета Джорджа Баланчина собрались вокруг концертмейстера во время репетиции. (Фото Альфреда Эйзенштадта/The LIFE Picture Collection © Meredith Corporation)

Альфред Эйзенштадт Фотограф | Все о фото


Альфред Эйзенштадт (6 декабря 1898 — 24 августа 1995) — американский фотограф и фотожурналист немецкого происхождения. Он наиболее известен своей фотографией празднования Дня виджея и своими откровенными фотографиями, часто сделанными с помощью 35-мм камеры Leica. Эйзенштадт родился в Диршау (Тчев) в Западной Пруссии, Имперская Германия, в 1898 году.Его семья переехала в Берлин в 1906 году. Эйзенштадт был очарован фотографией с юности и начал фотографировать в 14 лет, когда ему подарили его первую камеру, складную камеру Eastman Kodak с рулонной пленкой. Эйзенштадт служил в артиллерии немецкой армии во время Первой мировой войны и был ранен в 1918 г. в 1928 году.Офис был передан Associated Press в 1931 году. Эйзенштадт успешно стал штатным фотографом в 1929 году. Четыре года спустя он сфотографировал встречу Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини в Италии. Другие примечательные ранние картины Эйзенштадта включают его изображение официанта на катке Гранд-отеля в Санкт-Морице в 1932 году и Йозефа Геббельса в Лиге Наций в Женеве в 1933 году. Хотя поначалу Геббельс был настроен дружелюбно, Геббельс нахмурился из-за фотографии, когда он узнал, что Эйзенштадт был евреем.

Из-за репрессий в гитлеровской нацистской Германии Эйзенштадт эмигрировал в Соединенные Штаты в 1935 году, где он жил в Джексон-Хайтс, Квинс, Нью-Йорк, до конца своей жизни. Он работал штатным фотографом журнала Life с 1936 по 1972 год. Его фотографии новостных событий и знаменитостей, таких как Дагмар, Софи Лорен и Эрнест Хемингуэй, появлялись на обложках 90 журналов Life. Эйзенштадт был награжден Национальной медалью искусств в 1989 году президентом Джорджем Бушем на церемонии на лужайке Белого дома.Эйзенштадт, известный своим близким друзьям как «Эйзи», в течение 50 лет наслаждался своими ежегодными августовскими каникулами на острове Мартас-Винъярд. Этим летом он проводил фотографические эксперименты, работая с различными объективами, фильтрами и призмами при естественном освещении. Эйзенштадту нравились фотогеничные маяки Мартас-Винъярд, и он был в центре внимания сбора средств на маяки, организованного Институтом экологических исследований виноградников (VERI).

За два года до своей смерти Эйзенштадт сфотографировал президента Билла Клинтона с женой Хиллари и дочерью Челси.Фотосессия проходила в галерее Зернохранилище в Западном Тисбери на Винограднике Марты и была задокументирована этой фотографией, опубликованной в журнале People 13 сентября 1993 года. Эйзенштадт умер в своей постели в полночь в своем любимом коттедже Menemsha Inn, известном как «Пилотный House» в возрасте 96 лет в компании своей невестки Люсиль Кэй (ЛуЛу) и друга Уильяма Э. Маркса.

Источник: Википедия


Родившийся в Диршау (ныне Польша), Альфред Эйзенштадт учился в Берлинском университете и служил в немецкой армии во время Первой мировой войны.После войны, работая продавцом пуговиц и ремней в Берлине, он научился фотографировать и работал внештатным фотожурналистом. В 1929 году он получил свое первое назначение, которое положило начало его профессиональной карьере, — вручение Нобелевской премии в Стокгольме. С 1929 по 1935 год он был штатным фотожурналистом Тихоокеанского и Атлантического фотоагентства, позже вошедшего в состав Ассошиэйтед Пресс, а также сотрудничал с Berliner Illustrierte Zeitung и другими фотожурналами в Берлине и Париже.В 1935 году он приехал в США, где работал фрилансером для Harper’s Bazaar, Vogue, Town and Country и других изданий. В 1936 году Генри Люс нанял его вместе с Маргарет Бурк-Уайт, Питером Стэкполом и Томасом МакЭвоем в качестве одного из четырех штатных фотографов для нового журнала LIFE. Эйзенштадт оставался в LIFE следующие 40 лет и работал фотожурналистом до восьмидесятилетнего возраста. В 1988 году он был удостоен награды ICP Infinity Master of Photography Award.

Эйзенштадт был среди тех европейцев, которые первыми использовали 35-миллиметровую камеру в фотожурналистике, когда они делились своими знаниями с американскими изданиями после Первой мировой войны. Он также был одним из первых приверженцев фотографии с доступным светом. В отличие от многих фотожурналистов послевоенного периода, он не был связан с каким-то конкретным событием или географическим регионом: он был универсалом. Таким образом, он был фаворитом среди редакторов не только за его быстрый глаз, но и за его способность делать хорошие фотографии любой ситуации или события. Его непредвзятый, но остро проницательный взгляд и его способность к композиции сделали его фотографии памятными документами его эпохи как в историческом, так и в эстетическом плане.

Источник: ICP

Альфред Эйзенштадт – Iconic Photos

В декабре 1934 года пограничный спор между Абиссинией и итальянским Сомалилендом привел к небольшой войне. Хайле Селассие, император Абиссинии, обратился за помощью к Лиге Наций. Лига, в которой доминировали европейские державы, ответила запретом на продажу оружия как Италии, так и Абиссинии, что сильно навредило последней.

Вместо этого Лига, международный орган, основанный после Первой мировой войны для разрешения международных споров, вернулась к урегулированию споров в Италию.

Ободренная Италия отправила 400-тысячную армию в Абиссинию, несмотря на то, что Лига переизбрала итальянского маркиза Альберто Теодоли председателем Постоянной мандатной комиссии, важного органа Лиги. Однако той зимой мнение изменилось, когда итальянцы бомбардировали деревни, применяли отравляющий газ и нападали на больницы Красного Креста.

Хотя этот конфликт велся в основном на глазах у всего мира, фотография сыграла значительную роль. Неравномерность условий конфликта была ясна на фотографиях Альфреда Эйзенштадта, работавшего в Berliner Illustriete Zeitung, , который видел бедную темную страну до прибытия итальянской армии.Тем временем Италия Муссолини пыталась использовать собственную бедность Абиссинии как оправдание для вторжения. Были перепечатаны открытки и фотографии обнаженных местных жителей, чтобы придать правдоподобность повествованию о том, что Италия «вмешивалась только для того, чтобы установить закон и порядок в отсталой, одержимой военачальниками и работорговцами стране», как отмечает Сьюзан Педерсен в The Guardians: The Guardians. Лига Наций и кризис Империи , ее превосходный отчет о дипломатии в межвоенные годы.

Картины Эйзенштадта оказались сильнее.Его фотография босых ног абиссинского солдата была перепечатана по всему миру, но подверглась цензуре в Италии. Фактически, мировые продажи его фотографии позволили еврею Айзенштадту эмигрировать из Германии. Хотя позже их часто ошибочно принимали за ступни убитых солдат, облепленные грязью ступни, завернутые в грязные портянки времен Первой мировой войны, принадлежали солдату, участвовавшему в стрельбе из винтовки.

Общественное мнение повернулось против Италии, но было слишком поздно: итальянское завоевание было почти завершено.Лига проголосовала за экономические санкции против Италии в мае 1936 года, но к этому времени Италия уже вышла из Совета Лиги. Вслед за Японией и Германией, которые вышли из Лиги в 1933 году, вместо того чтобы подчиниться ее решениям, Италия вышла из Лиги в 1937 году. Фашистская Италия теперь была неумолимо союзницей Германии и Японии, и контуры глобального конфликта постепенно вырисовывались.

(Для выхода Японии из Лиги здесь; чтобы проследить за будущей карьерой Хайле Селассие, здесь).

Нравится:

Нравится Загрузка…

Умер пионер фотографии Альфред Эйзенштадт : Журналистика: «Эйзи» записала одни из самых устойчивых изображений 20-го века, многие для журнала Life. Ему было 96 лет.

Альфред Эйзенштадт, пионер современной фотожурналистики, чья камера сделала множество исторических фотографий Второй мировой войны, в том числе фотографию моряка, целующего медсестру на Таймс-сквер в Нью-Йорке в честь Дня виджея, умер. Ему было 96 лет.

Эйзенштадт, живший в Нью-Йорке, умер поздно вечером в среду от остановки сердца во время отпуска на Мартас-Винъярд, сообщил в четверг его друг Уильям Маркс.

Один из первых четырех фотографов журнала Life, Эйзенштадт работал на журнал, когда сделал яркую фотографию Таймс-сквер. Он стал обложкой Life, символом окончания войны и определяющим моментом в фотожурналистике.

«Когда люди меня больше не узнают, они вспомнят эту фотографию», — сказал фотограф годы спустя.

Эйзенштадт был пионером в использовании естественного света и неформальных поз в конце 1920-х и начале 30-х годов и продолжал работать фотографом почти до самой смерти.

Десятки тысяч фотографий Эйзи были опубликованы по всему миру в течение более чем шестидесятилетней карьеры. Возможно, он был самым широко публикуемым фотографом в истории. Возможно, он также был лучшим.

«Он, вероятно, величайший гений фотожурналистики, которого мы когда-либо видели», — сказал несколько лет назад бывший фотограф и редактор Life Джон Брайсон. «Многие люди думают, что могут надеть пару Nikon и назвать себя фотожурналистами, но Эйзи на голову выше их всех.

Его лучшие работы живут, конечно же, в неизгладимых образах широты человеческого опыта — уродства и красоты 20-го века, запечатленных с элементарной чистотой техники и простотой духа, не оставляющей места для фотографического обман.

Изображения остались, хотя старый еженедельный журнал «Лайф» ушел в прошлое, а эру фотосъемки сменила эпоха телевидения:

Фотография Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини, пожимающих друг другу руки, впервые встретившихся до вспышки Вторая Мировая Война . . . кадр Уинстона Черчилля, высвечивающего знак победы во время немецкой бомбардировки Лондона. . . фотография знойной Марлен Дитрих, позирующей в смокинге. . . множество фотографий клана Кеннеди, наслаждающихся жизнью в порту Хайаннис.

Затем были портреты — Эрнеста Хемингуэя, Альберта Эйнштейна, Джорджа Бернарда Шоу, Софи Лорен и Мэрилин Монро.

Человек, который должен был сделать эти снимки, родился 6 декабря 1898 года в Диршау, Германия, ныне часть Польши, и вырос в Берлине, в семье преуспевающего владельца универмага.На свой 14-й день рождения дядя подарил ему камеру, и, как он сказал в интервью The Times в 1987 году, он рано подавал надежды, но не проявлял особого интереса к своей новой игрушке.

Эйзенштадт окончил среднюю школу и в 1916 году был призван и направлен во Фландрию для службы в немецкой артиллерийской части. Его военная служба закончилась год спустя, когда в его батарею попал британский снаряд. Он был единственным выжившим, и его отправили домой, чтобы оправиться от осколочных ранений.

Эйзенштадт учился в колледже в Берлине, но его семья потеряла состояние из-за разрушительной послевоенной инфляции в Германии, и ему пришлось искать работу — продавать ремни и пуговицы оптом.

Примерно в 1920 году Эйзенштадт занялся фотографией и, по его словам, стал «настоящим фанатиком», когда друг показал ему, как делать увеличения.

«Я был в восторге, когда обнаружил, что можно делать с помощью увеличителя, — сказал Эйзенштадт в 1978 году. — Тогда никто не знал об увеличении. Я мог взять руки, или ноги, или ветки деревьев. Я мог обрезать вещи. Вот тогда меня и настиг жук».

Он устроил грубую фотолабораторию в семейной ванной и, как тысячи других любителей, щелкал всем, что его интересовало.Но в Эйзенштадте было что-то особенное. Он провел несколько лет в музеях Берлина, изучая свет и тень в работах Рембрандта и других художников, и этот опыт начал проявляться в его фотографиях.

Свою первую продажу он сделал в 1927 году — снимок женщины, играющей в теннис, который он сделал во время отпуска в Чехословакии. Редактор немецкого периодического издания дал ему за это три марки (около 12 долларов в то время) и попросил больше фотографий.

*

«Меня укусила фотожучка, и с этого началась вся моя карьера», — сказал он.«Для меня фотосъемка по-прежнему остается волшебной вещью. Он улавливает момент, волнение, и это проявляется в разработчике и создает красивые изображения».

Эйзенштадт быстро стал успешным профессионалом, оставив свою работу по продаже пуговиц и работая полный рабочий день в качестве внештатного сотрудника в берлинском фотоагентстве, которое позже превратилось в дочернюю компанию Associated Press. Он также стал одним из знаменосцев бурно развивающегося искусства фотожурналистики.

Он был в группе немецких редакторов и фотографов, работавших над заменой неподвижных фотографий со вспышкой новостными снимками, передающими ощущение реализма и непосредственности с помощью существующего света.

Эйзенштадт и другие использовали новые фотоаппараты — громоздкий однокадровый Ermanox, а в 1930 году — Leica, первую 35-миллиметровую камеру. Leica была маленькой и могла делать десятки снимков без перезагрузки. Камера и фотографы, такие как Эйзенштадт, произвели революцию в новостной фотографии.

Особой известностью — тогда и в последующие годы — была серия Эйзенштадта об уличной жизни бедняков Ле-Аль, парижском рынке и его фотографии балетной школы Парижской Гранд-Опера.В Гранд-отеле в Санкт-Морице, Швейцария, он сделал поразительный снимок официально одетого официанта на коньках, балансирующего на подносе с бутылками и стаканами. В миланском оперном театре Ла Скала Эйзенштадт поймал момент красоты, когда сделал снимок красивой женщины, стоящей перед сверкающими оперными ложами.

В 1930-х годах Эйзенштадт запечатлел многие моменты, предшествовавшие Второй мировой войне. Он сделал классическую картину ядовитого Йозефа Геббельса, главы гитлеровской пропаганды, на встрече Лиги Наций в 1933 году в Женеве.. . кадр первой встречи Гитлера и Муссолини (еврей Эйзенштадт вспоминал, что был «очень напуган» один из немногих раз в своей жизни). . . фоторепортаж — за много лет до того, как кто-либо услышал этот термин, — показывающий, как босая эфиопская армия марширует, готовясь к итальянскому вторжению.

Фотограф переехал в Соединенные Штаты в 1935 году и был принят на работу в зарождающуюся жизнь Генри Люса в апреле 1936 года, присоединившись к Маргарет Бурк-Уайт, Питеру Стэкполу и Тому МакЭвою в штате фотожурнала.

Его первая обложка появилась во втором выпуске Life, первом из 90 выпусков журнала. На нем был изображен курсант с жесткой спиной за обедом.

Он фотографировал широкий спектр предметов для Life. Были Галапагосские острова, где акулы натыкались на его маленькую лодку. . . тропический лес, где его подняли на высоту 40 футов над землей, чтобы снять зеленую растительность. . . встреча с огромной гориллой, где между фотографом и зверем только его Leica.

Возможно, он был наиболее известен своими откровенными фотографиями знаменитостей. У Эйзенштадта, казалось, был талант раскрывать суть людей, которых он снимал. Попросить Life разрешить Эйзенштадту сфотографировать вас было, особенно в 1940-х и 1950-х годах, высшим подтверждением вашей ценности как знаменитости.

Отчасти потому, что в дотелевизионные времена «Лайф» был фотожурналом. Но также, когда другие фотографы Life специализировались на больших плотинах, больших сталелитейных заводах, больших сельскохозяйственных полях и больших боевых кораблях, «маленький человек [5 футов 5 дюймов] с маленькой камерой» специализировался на больших людях и быстро стал сам большой человек, делая это.

«Знаете, — сказал Эйзенштадт несколько лет назад с немецким акцентом, который никогда не покидал его, — это странно. Я сфотографировал буквально сотни королей, королев, президентов и других личностей с 1920-х годов, но я не боюсь их, кого бы я ни снимал. Когда у меня в руке фотоаппарат, я не знаю страха».

В 1978 году Эйзенштадт, получавший зарплату в новой, но совсем другой Life, вспоминал в The Times о старых добрых временах эгоистичных, веселых фотографов Life — быстро с Nikon и еще быстрее с бланком отчета о расходах, как человек, командированный в море, который выставил счет на 800 долларов за проезд в такси и, когда его спросили, беспечно заметил: «Ну, это был большой корабль.

Эйзенштадт, как и все фотографы Life, имел в своем распоряжении самое лучшее и самое современное оборудование, но большую часть своей работы он делал со своей старой Leica и отвергал хитроумные приспособления вроде моторного привода.

«Некоторые ошибочно полагают, что самая дорогая камера и десятки гаджетов — это верный путь к фотографии», — написал он однажды. «Самое главное — это взгляд за камерой».

Глаз у Эйзенштадта был хороший, даже необыкновенный, но с годами он делал все обычные ошибки.Он признался, что делал снимки с закрытой крышкой объектива, без пленки в камере, с не той пленкой в ​​камере. Он даже раз или два открывал камеру, чтобы посмотреть, есть ли там пленка, и да, была. В первые годы, когда Life перешла с черно-белой пленки на цветную, Эйзенштадт иногда путал пленку и камеры, на которых она была.

*

Хотя многие критики считали его лучшие работы черно-белыми, Эйзенштадт, всю жизнь наблюдавший за светом и тенью, утверждал, что любит цвет.

Большую часть своих лет он жил в простой квартире в Джексон-Хайтс со своей женой, бывшей Альмой Кэти Кэй, на которой он женился в 1949 году. Овдовев в 1972 году, Эйзенштадт, когда он не путешествовал, продолжал жить в Квинсе. , добираясь на метро до офиса Life на Манхэттене, чтобы увидеть его проявленные отпечатки или обсудить свое последнее задание с редакторами.

Его фотографии и его воспоминания о людях, которых он фотографировал, были собраны в 13 хорошо принятых книгах, в том числе «Эйзенштадт: Воспоминания», опубликованной в 1990 году.Его работами также восхищались в художественных галереях.

Один критик, Джейкоб Дешин, возможно, сформулировал это лучше всего, написав:

«Эйзенштадт — мастер мелких деталей, простых мелочей, которые рассказывают большую историю. Его картины никогда не бывают сенсационными, а только прямыми и понятными наблюдениями за обычным человеческим поведением. Он очарован людьми и восхищается всем в них».

Общая картина: Альфред Эйзенштадт наблюдает за людьми в опере | Фотография

Альфред Эйзенштадт, главный вдохновитель откровенной фотожурналистики, сделал этот снимок в оперном театре Ла Скала в 1933 году. Эйзенштадт экспериментировал с новой камерой Leica, которая позволила ему избавиться от большей части неуклюжих принадлежностей его ремесла. В ту ночь, на гала-премьере спектакля Римского-Корсакова «Легенда о невидимом граде Китеже », он искал способ найти какую-то интимность среди грандиозных архитектурных изгибов театра.

Осматривая ложи на верхних ярусах оперного театра, он увидел молодую женщину, чье внимание к ходу русской эпопеи на сцене не казалось абсолютным.Более того, коробка рядом с ней была пуста. Эйзенштадт был ненавязчивым человеком, ростом всего 5 футов, и он пробрался в пустую коробку и сделал свой выстрел. «Без девушки не было бы фотографии», — сказал он.

Пару лет спустя это было одним из снимков, которые убедили новый журнал под названием L ife в Нью-Йорке взять на работу немца Эйзенштадта в качестве одного из первых четырех штатных фотографов. Сфотографировав Гитлера и Геббельса (последний нахмурился в объектив Эйзенштадта, узнав, что он еврей), он уехал из Берлина в США в 1935 году. Среди 2500 фоторепортажей, которые он опубликовал в журнале L ife за следующие четыре десятилетия, был, пожалуй, самый культовый образ конца войны: американский моряк целует молодую медсестру на Таймс-сквер в День VJ.

Эйзенштадт умер в 1995 году в возрасте 96 лет. Его фотография «Ла Скала» включена в новую выставку, посвященную модернизму в фотографии времен Первой мировой войны. Эйзенштадт был наименее строгим из модернистов. «Люди не воспринимают меня слишком серьезно с моей маленькой камерой», — сказал он однажды.«Я пришел не как фотограф. Я пришел как друг».

Breaking Away: Модернизм в фотографии времен Первой мировой войны, представленный Michael Shapiro Photographs и Richard Nagy Ltd, находится по адресу Richard Nagy Gallery , London W1, 6 февраля 27 марта

Бруклинский музей

Альфред Эйзенштадт

Фотография

СРЕДНЯЯ Серебряно-желатиновая фотография

ДАТЫ 1983

РАЗМЕРЫ изображение: 14 1/2 x 9 7/8 дюйма. (36,8 х 25,1 см) лист: 20 x 16 1/8 дюйма (50,8 x 41 см) (показать масштаб)

ПОДПИСЬ Подпись внизу справа на лицевой стороне черными чернилами «Eisenstaedt»

.

МУЗЕЙ РАСПОЛОЖЕНИЕ Этот товар не отображается

АРТИКУЛ 86.49.8

ИЗДАНИЕ Издание: 4/100

КРЕДИТНАЯ ЛИНИЯ Журнал «Подарок жизни»

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРАВАХ © Тайм, Инк.Авторские права на это произведение могут контролироваться художником, наследниками художника или другими правообладателями. Однако более подробный анализ его истории прав может сделать его общественным достоянием. Музей не гарантирует, что использование данного произведения не будет нарушать права третьих лиц. Вы несете ответственность за определение и соблюдение авторских прав или других ограничений на использование перед копированием, передачей или иным использованием защищенных объектов, выходящим за рамки того, что разрешено «добросовестным использованием», как этот термин понимается в соответствии с Законом США об авторском праве.Для получения дополнительной информации об авторском праве мы рекомендуем ресурсы Библиотеки Конгресса США, Корнельского университета, Авторское право и учреждения культуры: рекомендации для библиотек, архивов и музеев США , а также Copyright Watch. Для получения дополнительной информации о проекте прав Музея, в том числе о том, как назначаются типы прав, см. наши сообщения в блоге об авторском праве. Если у вас есть какая-либо информация об этой работе и правах на нее, пожалуйста, напишите по адресу [email protected] Если вы хотите связаться с правообладателем этого произведения, отправьте электронное письмо по адресу [email protected] org, и мы поможем, если сможем.

ЗАГОЛОВОК Альфред Эйзенштадт (американец, родился в Германии, 1898-1995). [Без названия] , 1983. Серебряно-желатиновая фотография, изображение: 14 1/2 x 9 7/8 дюйма (36,8 x 25,1 см). Бруклинский музей, журнал Gift of Life, 86.49.8. © художник или усадьба художника (Фото: Бруклинский музей, 86.49.8.jpg)

ИЗОБРАЖЕНИЕ общий, 86.49.8.jpg. Фотография Бруклинского музея, 2003 г.

«CUR» в начале имени файла изображения означает, что изображение было создано куратором.Эти учебные изображения могут быть цифровыми фотографиями типа «наведи и снимай», когда у нас еще нет высококачественной студийной фотографии, или они могут быть сканами старых негативов, слайдов или фотоотпечатков, обеспечивающих историческую документацию объекта.

ОПИСАНИЕ ПО КАТАЛОГУ Крупный план опорного такелажа и одного основного троса с креплением к одной башне моста

ПОЛНОТА ЗАПИСИ Не каждая запись, которую вы найдете здесь, является полной. Для некоторых работ доступно больше информации, чем для других, а некоторые записи были обновлены совсем недавно. Записи часто пересматриваются и редактируются, и мы приветствуем любую дополнительную информацию, которая у вас может быть.

ROBERT MANN GALLERY — 19

Галерея Роберта Манна представляет коллекцию культовых работ «отца фотожурналистики» Альфреда Эйзенштадта. Американский фотограф немецкого происхождения, наиболее известный своими откровенными черно-белыми фотографиями знаменитостей, политиков и захватывающими уличными сценами, запечатлел жизнь, движение и эмоции в яркой, но естественной манере.

Альфред Эйзенштадт родился в 1898 году в Диршау, Западная Пруссия. В 1906 году его семья переехала в Берлин, где он изучал музыку, получил свою первую камеру, Eastman Kodak Number Three, и использовал ванную комнату своих родителей в качестве импровизированной темной комнаты. Эйзенштадт был призван в немецкую армию после начала Первой мировой войны и служил на передовой во Фландрии до апреля 1918 года, вражеский огонь повредил ему обе ноги, но, к счастью, ему удалось спастись. После войны он работал продавцом, но постоянно добивался успеха в качестве фотографа-фрилансера.Его первой крупной миссией было освещение Томаса Манна, получившего Нобелевскую премию по литературе в 1929 году. Эйзенштадт попал под влияние фотографа Эриха Соломона, и его работы регулярно попадали в Die Dame, Berliner Illustrierte, The Graphic, The London Illustrated News и многие другие журналы.

В 1935 году Эйзенштадт решил эмигрировать в Соединенные Штаты, так как журналы в Германии начали закрываться с приходом к власти Гитлера. Он поселился в Нью-Йорке, где стал одним из первых четырех фотографов, нанятых журналом LIFE.Освещение Эйзенштадтом Голливуда в 1930-х годах — одна из его самых типичных работ, фотографирующих таких звезд, как Бетт Дэвис, Кэтрин Хепберн и Софи Лорен, которая, как известно, является одним из его любимых объектов. Он сфотографировал Мэрилин Монро в небольшом патио за ее домом в Голливуде в 1953 году, запечатлев ее в свете, вдохновленном Рембрандтом, который прекрасно подчеркивал беспрецедентную загадочность Мэрилин — женственность, наивность и сексуальность.

«Глаза человека на фотографии говорят многое, иногда они говорят все.” — Альфред Эйзенштадт

Наряду с портретами великих политиков и кинозвезд, Эйзенштадт был так же заинтересован в том, чтобы обратить свое пристальное внимание на человеческий фактор. Он нашел волшебство в лицах парижских детей, которые взрывались визгом восторга в кукольном театре в Тюильри в Париже в 1963 году. Завороженные сценой, дети даже не заметили Эйзенштадта. Он легко сливался с толпой, чтобы найти эти начальные моменты реакции, а затем делал различные увеличения и обрезки, чтобы построить хорошо сбалансированную композицию и подчеркнуть суть изображения.Иногда достаточно было одного выстрела. Творчество Эйзенштадта создало памятные документы его эпохи как в историческом, так и в эстетическом плане, такие как одно из знаковых изображений 20-го века — пара, целующаяся в День виджея на Таймс-сквер.

Эйзенштадт за свою карьеру выполнил более 2500 заданий, а его фотографии появились на 92 обложках журнала LIFE.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.