Эллиотт эрвитт работы: Эллиотт Эрвитт — самый добрый фотограф, чьи работы стали классикой

Содержание

Эллиотт Эрвитт — самый добрый фотограф, чьи работы стали классикой

Эллиотт Эрвитт считается самым ироничным фотографом XXI века. Он покорил индустрию снимком Никсона и Хрущева, который в итоге стал частью рекламной кампанией будущего президента Америки.

Из статьи вы узнаете:

  • Путь фотографа: от любителя до президента международного фотоагентства Magnum;
  • В нужное время, в нужном месте: как делать редкие кадры важных событий;
  • «Собаки не попросят ваши работы…» или чем занимается Эрвитт сегодня и почему;
  • Рекламная кампания Никсона, отношение фотографа к нему;
  • Какие знаменитости побывали в объективе у мастера;
Портрет Элиотта. Фото: Alex Waterhouse-Hayward

Личная жизнь и детство

Эллиотт родился 26 июля 1928 года в семье русских евреев Бориса и Евгении Эрвитт. Отец был архитектором и проходил обучение в Милане, из-за чего первые десять лет жизни мальчика прошли в Италии. Начало Второй Мировой Войны вынудило семью переехать в Америку, как можно дальше от фашистского режима итальянского вождя Бенито Муссолини. Будучи взрослым Эллиот скажет:

«Благодаря Бенито Муссолини я американец»

В 1941 году родители Эрвитта развелись, мальчик переехал с отцом в Лос-Анджелес. Тут он и начал увлекаться фотографией. Спустя три года отец уехал жить в Новый Орлеан, оставив 16-ти летнего подростка одного. Эллиот продолжал снимать дом, в котором они жили, сдавать комнаты квартирантам и начинал брать коммерцию, чтобы покрывать счета за аренду. Благодаря заказам, которые он брал, появилась возможность приобрести фотоаппарат намного серьезнее его первого антикварного Argus, — Rolleiflex. Эту камеру Эрвитт считает своей первой. Уже в это время он различал, какие фото он делает для себя, а какие — ради заработка.

В 50-х годах Эрвитт сам переехал в Нью-Йорк и поступил в Новую школу общественных исследований для изучения кинематографии. Несмотря на полученное образование фотограф по сей день считает его формальным и придерживается такой философии:

«Фотографировать — это очень просто. Нет никакого великого секрета. Фотошколы — пустая трата времени. Нужна практика, практическое применение ваших знаний. Я убежден: если у вас что-то получается, единственная важная вещь — не прекращать работать. И неважно, получаете ли вы за это деньги.»

Первые публикации и знакомства

В 50-х годах началась Корейская война и Эрвитта призвали служить зенитчиком, но так как был перенабор кадров в подразделении, его назначили фотографом во Франции и Германии. Эллиотт снимал будни солдат в казармах, их реалии жизни и настрой. Кадр Bed and Boredom занял второе место в конкурсе журнала life. За снимок Эрвитт получил денежное вознаграждение в размере 1000$.

В Нью-Йорке Эллиот познакомился с такими известными фотографами как Эдвард Стайхен, Роберт Капа и Рой Страйкер.

Ещё перед уходом Эрвитта на фронт Роберт Капа попросил найти его в Париже и пообещал предоставить его работы уважаемым фотокорреспондентам. Обещание было сдержано, сооснователь Magnum Photo помог начинающему фотографу установить полезные связи, которые повлияли на будущую карьеру. По возвращению в Нью-Йорк в 1953 году Эллиотт Эрвитт стал официальным резидентом международного фотоагенства Magnum. Через год он получил первый серьезный контракт для журнала Holiday и отправился в Вайоминг.

«Ничего не случится пока вы сидите дома. Я всегда беру с собой фотоаппарат и фотографирую то, что меня заинтересовало.»

Позже он познакомился со многими знаменитостями того времени и запечатлел их у себя в объективе. Среди них были Джек Керуак, Роальд Даль, Грэйс Келли, Фидель Кастро, Че Гевара. Но больше остальных фотограф выделял Мэрилин Монро.

Москва

В 1959 году Эрвитт отправился в Советский Союз на промышленную выставку снимать холодильники Westinghouse, но обстоятельства совпали так, что в это время с государственным визитом приехал вице-президент Америки. Эрвитт в срочном порядке уехал в Сокольники, чтобы присутствовать на встрече Никсона с Хрущевым. Тут он сделал свой самый знаменитый снимок, который прозвали «кухонный спор». На кадре вице-президент тычет пальцем в лацкан пиджака первого секретаря КПСС. Сам фотограф говорит:

«Они зашли на кухню, где я занял позицию, и фактически позировали прямо передо мной. В фотографии удача важна, это основное из требований»

СССР, Москва, 1959. Никита Хрущев и Ричард Никсон

«Кухонный спор» станет частью предвыборной кампанией Никсона, но сам Эрвитт относился к этому негативно:

«Я много раз фотографировал Никсона в разных ситуациях. Что я думаю о нем? Я особо не думал о нем. Я жил в Калифорнии, где он начинал свою политическую карьеру за счёт людей. И у меня сложилось своё мнение. Он соперничал с женщиной. Это была самая грязная и отвратительная кампания, которую он выиграл. И я подумал, что теперь люди будут считать его человеком, способным на подобные вещи»

Однако Эллиотт бывал в Москве и ранее, в 1957 году от журнала Holiday. Он был одним из немногих западных фотографов, кому разрешили снимать парад в честь Октябрьской революции. На нем впервые были представлены межконтинентальные ракеты. Фотограф осознавал, насколько важные кадры у него в руках, поэтому проявил их сразу в номере отеля. Эти работы стали настоящей сенсацией: они попали на обложку журнала Times, их печатали в Life, Holiday и других популярных изданиях.

В середине 60-х президент Франции Шарль Де Голль нанес дружественный визит в Москву. Целью поездки политика было заключение договора о расширении политических, экономических и культурных связей. Визит президента, на котором присутствовал Эллиотт Эрвитт, быстро наскучил фотографу своим официозом. Он даже покинул его, но чувство, что он что-то упускает, заставило его вернуться. К моменту, когда репортер снова оказался в переговорной, обстановка перешла в неофициальную приятельскую встречу политиков. Именно эту атмосферу Эрвитт передал своими снимками, один из которых стал обложкой журнала Paris Match.

Карьера

В 1968 году Эллиотта Эрвитта назначили президентом Magnum Photo, на посту которого он оставался три срока. Несмотря на престижный пост мастер продолжал различать профессиональные фото и любительские, связывая последние со словом «любить», нисколько не стыдясь. Эллиот активно выступал против цифры и ретуши, никогда не давал названия своим работам, он считает, что это равносильно объяснению шутки: сразу после пояснения она умирает. Фотограф был против позирования и комментировал это так:

«Я не против постановки как таковой, у фотографа безусловно есть определенная власть над моделью, но зачем просить людей делать глупости, если они и без вашей просьбы их совершают»

Помимо фотографии Эллиотт не забывал о кинематографическом образовании и снял три фильма: Beauty knows no pain (1971), Red, White and Bluegrass (1973), Glass makers of heart, Afghanistan (1977). Сейчас фотограф говорит о том, что если бы не алименты, которые он вынужден выплачивать бывшим женам, он снимал бы гораздо больше кинокартин. Помимо этого издано более 15 книг с работами фотографа: Son of bitch (1974), Personal exposures (1988), On the beach (1991), Dogs, dogs (1999), Snaps (2001) и многие другие.

Стиль фотографий

В 24 года Эллиот сделал снимок жены, лежащей рядом с их новорожденным ребенком. Фотография была включена в выставку 56 года Эдварда Стейхена Family of Man. Этот кадр отражает его способность с неподдельной искренностью и добротой запечатлеть мимолетные моменты нежности. Он мастерски подлавливает трогательные мгновения, которые мы можем упустить в повседневной жизни.

Нью-Йорк, 1953 Вирджиния, 1963. Жаклин Кеннеди на похоронах Джона Кеннеди

Еще одно подтверждение этому — снимок Жаклин Кеннеди на похоронах убитого президента. На Арлингтонском кладбище Эрвитту удалось сфотографировать, как жена прощается не с правителем страны, а с мужем и отцом своих детей, которого она любила.

«Я снял трогательную фотографию скорбящей вдовы и брата. Ситуация оказалась эмоциональнее прочих других трогательных и особенных снимков, по одной причине — у неё на вуале застряла слезинка, это выделило снимок из прочих»

Эрвитт путешествовал по Японии, Пакистану, Мексике, Никарагуа и Кубе. С далеких стран он привозил фотографии, на которых он отображал иногда трогательные, иногда комичные и смешные моменты из жизни людей.

Фотограф сегодня

На данный момент Эллиотту Эрвитту 93 года, он продолжает жить и  фотографировать в Нью-Йорке. Уже долгие годы его внимание сконцентрировано на собаках. Мужчина говорит о том, что собаки — это отзывчивые существа, которых можно встретить где угодно, и они совсем как люди, только не спрашивают, когда будут готовы фотографии. Он настолько любит четвероногих, что в 2016 году привёз с собой собаку с Кубы, которая там увязалась за ним и долго преследовала.

По сей день фотограф сохранил в себе любовь и доброту к миру, продолжает быть ироничным жизнелюбом. Его мастер-классы проходят в непринужденной атмосфере, мужчина много шутит. Эрвитт никогда не объясняет свои работы, а скорее дает комментарии или рассказывает их предысторию. Арт-директор «Фотографии» Том Джейкоби сказал однажды: «Узнав Эллиотта поближе, вам захочется его обнять. Не просто так — а в ответ» и эта фраза лучше всего раскрывает его не только как фотографа, но и человека.

Известные работы

Калифорния, 1955 Нью-Йорк, 1953 Нью-Йорк, 1974 Вирджиния, 1963. Жаклин Кеннеди на похоронах Джона Кеннеди СССР, Москва, 1959. Никита Хрущев и Ричард Никсон Нью-Йорк, Мэрлин Монро, 1956 Колорадо, 1955 Нью-Йорк, 1955 Нью-Джерси, 1951 Нью-Йорк, 2000 Париж, 1989 Мадрид, 1995

Малоизвестные фотографии

Ирландия, 1968 Италия, 2000 Париж, 2002 Пуэрто Рико, 1957 Нью-Йорк, 1977 Нью-Йорк, 2002 Нью-Йорк, 1977 Париж, 1989 Ирландия, 1991 Морокко, 1973 Нью-Йорк, 1951 Нью-Йорк, 1998 Франция, 1952 СССР, Ленинград, 1989 Лондон, 1991

Интересное:

  • Хоть фотограф и работает по сей день, объясняет он это финансовым давлением, которые было неизбежно от его четырех бывших жен и шести детей, а не творческим побуждением.
  • Любительские снимки Эрвитт делал на Leica M3, со стандартной 50mm линзой. Из пленки предпочитал Kodak Tri-X или Ilford HP4;
  • У него есть официальный сайт, на котором можно посмотреть все его работы
  • На Ютубе есть множество лекций и интервью с фотографом.
  • У Эллиотта Эрвитта также есть Instagram, в котором довольно часто появляются его работы

У нас есть подборки и для тех, кто увлекается не только фотографией. Если это вы — посмотрите наши материалы с книгами по дизайну и архитектуре и урбанистике, а также изобразительному искусству.

Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Telegram, Instagram. Если вы хотите поблагодарить Losko за проделанную работу, то можете пожертвовать 3$ на Boosty и получить доступ к нашему закрытому каналу в Телеграм.

Эллиотт Эрвитт — серьезный мастер «несерьезных» жанров

Чтобы фотографировать, требуется исключительно практика. Если у вас начало получаться, нужно всего лишь продолжать работать

Э. Эрвитт

Эллиотт Эрвитт (©Elliott Erwitt) — фотохудожник, которого считают чуть ли не главным специалистом по ироничным черно-белым работам. Снимки, выполненные в жизнелюбивой, озорной манере, принесли автору наибольшую славу, но секрет его мастерства кроется не только в наблюдательности и хорошем чувстве юмора. Он — профессионал сверхвысокого класса, который снимал огромное количество политиков, знаменитостей и звезд кино из А-списка, от Марлен Дитрих и Мэрилин Монро до Юрия Гагарина.

Одна из самых известных его работ — фотография бурно дискутирующих Никиты Хрущева и Ричарда Никсона, мастерски передающая характеры лидеров двух сверхдержав.

Снимок полностью передает напряженность и скрытую агрессию, свойственные всему периоду холодной войны. Еще одно драматичное и известное фото Эрвитта — Жаклин Кеннеди, уже вдова, стоящая на Арлингтонском кладбище и погруженная в свое горе

Но таких работ у автора все же меньше, чем жанровых сцен, иллюстраций социальных явлений (как, например, знаменитое фото White/Colored с раздельными умывальниками для людей с разным цветом кожи).

Уличные фотографии Эрвитта отличает безупречная композиция. Он отлично «считывает» сцену и умеет выхватить из нее ключевые детали. Фотограф с удовольствием снимает случайных прохожих и довольно холодно относится к постановочным кадрам. Работу под заказ Эллиотт называет неестественной, считая, что так снимки теряют непринужденность из-за заранее заложенных требований заказчиков. Даже кинозвезд и политиков он старается «застигнуть врасплох», чтобы проявить уникальные эмоции и особый смысл. Фотограф говорит, что объяснять снимок — все равно, что растолковывать шутку. Это бессмысленно и убивает всю остроту момента.

Отточенная техника и умение ловить неуловимое

Эрвитта назвали мастером ироничных фотокартин не зря. Он видит на снимке драматизм, интригу и контраст, который и составляет обычно «соль» шутки. Но эти же качества помогают автору создавать глубокие, очень эмоциональные снимки — причем, без всякой ретуши. Он, как и многие его соратники, не считает постобработку и Photoshop панацеей от всех фотоболезней и говорит, что постобработке сегодня придают слишком большое значение.

Эллиотт не отрицает постановку как таковую и признает творческую «власть» фотографа над моделью. Но он предпочитает довериться человеку и позволить ему выразить себя. Оригинальный взгляд Эрвитта на действительность превращает даже стандартную композицию во что-то свежее и неожиданное, представить ее в новом свете. Он не планирует сюжеты, не встраивает кадр и старается замечать интересное в действительности, которая окружает каждого из нас.

Фотограф работает преимущественно с пленочными камерами и не слишком доверяет цифровым. Он — специалист в черно-белом жанре. Монохром позволяет зрителю не отвлекаться от главного — рассказанной снимком истории. Еще один секрет Эрвитта — невероятная наблюдательность и высокая скорость реакции. Он умеет ловить мгновение, в котором смысл сцены проявляется лучше всего. Динамичные, очень живые, сочные сцены — конек автора.

Эрвитт по доброму относится ко всему, что фотографирует, поэтому на снимках нет трагичности, мрачности, свойственной многим талантливым мастерам. Остросоциальное направление — не его специализация. Он предпочитает смягчать ситуацию, рассматривая ее с ироничной стороны и подчеркивая легкие, даже игривые детали. Фотограф искренне старается привнести в работы свой оптимизм, поэтому снимки оказывают на аудиторию чуть ли не магическое действие — одновременно веселят и заставляют задуматься над рассказанной историей.

Начало карьеры — европейское детство и переезд в США

История Эллиотта непроста и полна драматических коллизий. Уроженец Парижа (туда его родители эмигрировали из России), он первые 10 лет жизни, с 1928 по 1938 годы, провел на итальянской земле. В страну семья переехала, так как отец мальчика, Борис Эрвиц, учился в университете Рима. Детство Элио Романо (так на самом деле звали Эллиотта) пришлось на режим Муссолини, от которого родители решили «бежать, пока не поздно». Впоследствии фотограф говорил, что именно благодаря итальянскому фашизму он стал американским подданным — семья эмигрировала в Штаты в 1939 году чуть ли не с последним кораблем.

Пару лет подыскивая жилье, к 1941 году Эрвитты приехали в Лос-Анджелес, обосновавшись в Калифорнии. Там юноша с 1942 года занялся светописью и фотоделом. Первая зеркальная фотокамера появилась у него в 14 лет. Чуть позже он с отцом перебрался в Нью-Йорк и поступил в Новую общественную школу для изучения кинематографии. Родители Эллиотта к том моменту развелись, и ему пришлось самостоятельно зарабатывать на жизнь, изготавливая отпечатки с факсимильными подписями известных киноактеров.

Нью-Йорк и успех

Формальное образование не изменило мнения юного фотохудожника, считавшего, что в этом искусстве важнее всего практика. Окончив обучение, он с начала 50-х годов начал работать в Standart Oil Company, у знаменитого Роя Страйкера, а первый коммерческий заказ ему помог получить Валентино Сарра. Эллиотт снимал и как свободный фотограф — его фото публиковали Life, Collier’s и другие журналы. В 50-х годах он познакомился со многими известными коллегами, среди которых был даже Роберт Каппа.  

В это же время он стал сотрудничать с американской армией, работая в Германии и Франции, как помощник военного фотографа. Изначально попал в Корею, где служил зенитчиком во время Корейской войны, но ему повезло — подразделение было переполнено и Эллиотта перебросили в Европу. 

С 1953 года Эрвитт перешел в агентство Magnum Photos, не переставая снимать по всему миру. Он фотографировал Эрнесто Че Гевара на Кубе и Мартина Бубера в Тель-Авиве. Документируя события бурной эпохи, он быстро стал продвигаться по карьерной лестнице. Уже в 1956 году Эллиотт участвовал в выставке Family of Man — ее Эдвард Стейхен организовал вместе с нью-йоркским музеем современного искусства. В 1968 году фотографа утвердили в должности президента «Магнума» — на этом посту он пробыл три срока.

Административные заботы не ограничили Эрвитта, он продолжал активно заниматься фотоискусством и, одновременно с ним, снимал документальное кино. В 1970-е годы он стал автором трех картин, вспомнив о том, чему учился в кинематографической школе. Также Эрвитт за годы карьеры издал почти 20 книг с фотографиями и поучаствовал во многих выставках. Снимать посетителей, наблюдая за ними и с юмором комментируя реакцию на свои работы — излюбленное занятие Эллиотта.

В последнее время, к сожалению, Эрвитт почти перестал снимать людей, сосредоточившись на животных (в особенности, на собаках). Как мастер безмолвного диалога, он подбирает ситуации, в которых домашние питомцы выражают скрытые мысли хозяев и становятся «зеркалом» их желаний и даже слабостей. Первый знаменитый снимок собаки автор сделал еще в середине 1940-х годов — это был маленький чихуахуа в свитере на асфальте.

Людей Эрвитт все же иногда снимает, используя в работе велосипедные рожки. Их громким бибиканьем он пугает моделей, добиваясь спонтанной реакции — любым, даже таким, способом. Как говорит сам Эллиотт — «смешно и глуповато, зато работает». Один из его детей, сын Миша — тоже фотограф, а сам Эрвитт все еще живет на Манхеттене, продолжая подсмеиваться над поклонниками.

Например, в начале 2000-х он придумал себе альтер-эго — манерного фотографа, чьи претенциозные работы высмеивали недостатки современной неумеренности и перегруженности в фотоискусстве. Чувство юмора в сочетании с огромным талантом — страшная сила, которой, к радости поклонников, Эрвитт пользуется исключительно в мирных целях.

 

Легендарный и ироничный фотограф Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt)

Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt) появился на свет в 1928 году в семье русских евреев, эмигрировавших в Париж. Первые десять лет семейство прожило в Италии, затем вернулось во Францию, а в 1939 перебралось в США.

В 14 лет Эллиотт обзавёлся первым фотоаппаратом. Он изучал фотографию в Лос-Анджелесе с 1942 по 1944, а через несколько лет постигал кинематографию в Новой школе общественных исследований в Нью-Йорке.

Годы спустя он сказал: «Фотографировать – это очень просто. Нет никакого великого секрета в фотографии… Фотошколы – пустая трата времени. Нужна практика, практическое приложение ваших знаний. Я убежден: если у вас что-то получается, единственная важная вещь – не прекращать работать. И не важно, получаете ли вы за это деньги».

Эрвитт работал помощником военного фотографа армии США, а также снимал для ряда журналов – Collier’s, Look, Life и Holiday. С 1953 года он числится в штате агентства «Магнум Фото».

Эллиотт Эрвитт сфотографировал многих голливудских звёзд и известных политиков. Не меньшего внимания заслуживают его уличные фотографии. Им не нужны описания. Беспрецедентное внимание Эрвитта к деталям помогает ему создавать запоминающиеся изображения с безупречно выверенной композицией.

«Объяснять изображение – всё равно, что объяснять шутку. Как только ты её объяснил, она тут же умирает».


Вайоминг, 1954.


Лейтенант Джон Ф. Кеннеди на борту PT 109, Соломоновы острова, 1 августа 1943 года.


Нью-Йорк, 1953.


Нью-Йорк, 1949.


Нью-Йорк, Метроплитен-музей, 1949.


Нью-Йорк, 1950.


Северная Каролина, 1950.


Пенсильвания. Питтсбург, 1950.


Форт Дикс, Нью-Джерси, 1951.


Нью-Йорк, 1953.


Писатель Джек Керуак, Нью-Йорк, 1953.


Мэрилин Монро на съёмках знаменитой сцены на вентиляционной решетке в фильме «Зуд седьмого года» режиссёра Билли Уайлдера, Нью-Йорк, 1954.


Нью-Йорк, Третья авеню, 1954.


Американский актёр Марлон Брандо во время съёмок фильма «В порту» режиссёра Элиа Казана, Нью-Йорк, 1954.


Нью-Йорк, 1955.


Нью-Йорк, 1955.


Нью-Йорк, 1956.


Грейс Келли и князь Монако Ренье на вечеринке в Waldorf-Astoria Hotel, Нью-Йорк, январь 1956.


Мэрилин Монро, Нью-Йорк, 1956.


Нью-Гэмпшир, 1958.


Актёры Кларк Гейбл, Клифт Монтгомери, Илай Уоллак, Мэрилин Монро позируют на съёмках фильма «Неприкаянные» режиссёра Джона Хьюстона с писателем Артуром Миллером. Рино, Штат Невада, 1960. Фильм стал последним для Гейбла, который скончался от сердечного приступа за несколько дней до окончания работы над фильмом. Кинолента также стала последней в творческой биографии Мэрилин Монро. Хотя официально последнюю роль она сыграла в фильме «Что-то должно случиться», но его так и не досняли.


Мэрилин Монро во время съёмок фильма «Неприкаянные» режиссёра Джона Хьюстона. Рино, Штат Невада, 1960.


В Нью-Йорке. 1964. Похоже на какой-то показ мод


Нью-Йорк, Флэтайрон-билдинг, 1969.


Будущий губернатор Калифорнии, 1977.


Занятие в детской социальной школе танцев, Нью-Йорк, 1977.


Фидель Кастро выступает на заседании Верховной Ассамблеи Организации Объёдиненных Наций, Нью-Йорк, 1979.


Нью-Йорк. Ист-Хэмптон, 1981.


Нью-Йорк. Ист-Хэмптон, 1983.


Нью-Йорк, 1984.


Нью-Йорк. В Метрополитен-музее, 1988.


Нью-Йорк, Центральный Парк, 1988.


Нью-Йорк, 1988. Парад по случаю Дня благодарения.


Нью-Йорк, 1991.


Москва, 1959. Никита Хрущёв и Ричард Никсон.


Венгрия, Будапешт, 1964.


США, Колорадо, 1955.


Франция, Версаль, 1975.


Франция, Париж, 1989.


Это снимок Эрвитт сделал в Курске в 1967 году.

Это одна из его самых известных картин. Снимок сделан в Калифорнии в 1955 году через пару лет после того, как он перешел в агентство Magnum Photos, в котором и остался. 

Комментируя свою работу, Эрвитт сказал: «Это глупый материал, который, я думаю, не имеет отношения ни к чему действительно важному, но так или иначе дает возможность позабавиться». 

 


Фотограф говорит: «реальный трюк для съемки состоит в том, чтобы просто набраться терпения и ждать, когда случится момент».

Телеграм

Эллиотт Эрвитт

Вы любите заглядывать в замочную скважину? А наблюдать за людьми, когда они об этом даже не подозревают? Вам нравится реальная жизнь реальных людей, реальных ситуаций и реальных событий? С их эмоциональным разнообразием, непридуманностью сюжетов, непостановочностью кадров? Тогда Вам просто необходимо ближе познакомиться с жизнью и творчеством Эллиотта Эрвитта, выдающегося фотографа XX века, еще при жизни ставшего легендой мировой фотографии.

Для каждого фотографа любой его снимок – это свой отдельный мир, в котором есть свои координаты и свой язык. Заслуженную славу Эллиотту Эрвитту принесли гениальные черно-белые отпечатки Америки и Европы рубежа 50-60-х годов, на которых с присущей автору ироничностью, запечатлены события, происходящие с его современниками. Большинство фотографий мастера стали не только классическими образцами, но и зеркальными иллюстрациями того времени – как обыденной жизни, так и значимых событий и персон.

Героями фотографий Эрвитта становились обыкновенные прохожие и президенты супердержав, харизматичные лидеры непризнанных государств и известные во всех уголках земного шара звезды кино и эстрады. Его работы отличались особой эмоциональностью, искрометным чувством юмора и глубоким смыслом. Все они разные, и каждая из них особенная. Своим жизнеутверждающим оптимизмом они были понятны и доступны большинству, поэтому и покорили публику многих стран.

Уникальность техники Эллиотта Эрвитта, которую отмечали многие его современники и последователи, заключалась в его удивительной способности увидеть иронию в окружающей нас действительности. Предварительная постановка кадров, запланированность сюжетов и использование ретуши, все это не являлось стилем работы фотографа. Фотография, по его мнению, имеет дело с тем, что есть в реальности; а если есть ретушь или постановка – это уже нельзя назвать фотографией. «Я не против постановки как таковой, у фотографа есть, безусловно, определенная власть над моделью. Но зачем просить людей делать какие-то глупости, если они и так их без вашей просьбы совершают». Обладая очень оригинальным и своеобразным взглядом на жизнь и окружение, фотографу удавалось самую рядовую и обыденную ситуацию, самую заурядную композицию отобразить в новом свете.

«Фотография – это ремесло. Любой, обладающий достаточной долей ума и упорства, может его освоить. Но чтобы фотография стала больше, чем ремеслом, необходимо нечто другое. И здесь начинается «магия». И я не знаю этому никакого объяснения». Но, не зная объяснения и, тем более, не трактуя его окружающим, фотографу удавалось создавать поистине магические фотографии. Все, что когда-либо было снято Эрвиттом – это неподдельная реальность, увиденная глазами оптимиста и зафиксированная его пленочным фотоаппаратом.

Забегая наперед, хочется отметить, что фотограф, как и многие другие именитые мастера фотографии его поколения, активно выступал против «цифры» и photoshop, снимая исключительно на пленку. Глядя на его работы, невозможно отделаться от мысли, что Эрвитт не просто весьма наблюдательный, но и, бесспорно, живо мыслящий и молниеносно реагирующий на ситуацию фотограф. Портреты, созданные им – это не застывший «слепок» личности. Они наполнены динамикой, жизнью и эмоциями. Это мысль, это процесс, и очень часто беззлобная и обескураживающая ирония.


Неповторимый стиль его фотографий, способен вызывать противоречивые чувства – от изумления, восхищения и радости до грусти и даже страха. Но, как бы там ни было, все его фотографии – очень яркие, оригинальные и провоцирующие, порой игривые, но всегда осмысленные и притягивающие внимание работы. Во всех его снимках красной нитью пролегла легкость и благожелательное отношение к снимаемым объектам, да и к жизни в целом.

И, все-таки, за непосредственной легкостью и невесомостью снимков, в то же время можно «услышать», как персонажи его фотографий рассказывают какую-то свою историю. Также поражает в этих работах широта выбранных сюжетов, исполнение, выделение акцентов. Свое, сокровенное можно без труда найти в каждом кадре. Фотографии Эллиота дают возможность зрителю взглянуть на жизнь с улыбкой и задуматься над всей ее серьезностью.

Что же стало основополагающим в творчестве Эллиотта Эрвитта как фотографа? Откуда в нем это непреодолимое желание видеть доброе и вечное в каждой зафиксированной на фотографии жизненной ситуации? Где и как он научился видеть в повседневной жизни что-то, что может вызывать такие эмоции?

Казалось бы, все должно идти из семьи, из детства. Но история его жизни говорит о другом. 26 июля 1928 года, в самом романтичном городе старой Европы – Париже, в семье эмигрантов из России, родился мальчик.

Своему единственному сыну русскоязычные родители – Борис и Евгения – дали совсем не русское имя Элио Романо Эрвиц. На втором имени настоял отец мальчика, который в это время учился в Римском университете.

Хотя Эллиотт и родился в Париже, с этим городом его почти ничего не связывает. Свое раннее детство, первые 10 лет жизни, он провел в Италии, в Милане. Но как раз в это время в Италии, как и во всей Европе того периода начинаются смутные времена. К власти приходит фашистский режим Бенито Муссолини. Не желая испытывать в очередной раз судьбу, Борис Эрвиц вместе с женой и сыном Элио Романо в 1938 году на последнем пароходе покидают солнечную, но ставшую негостеприимной, Италию. Эмигрировав в Америку, семья через некоторое время, а именно к 1941 году оказывается в не менее солнечной Калифорнии. Они переезжают в Лос-Анжелес на постоянное место жительства.

Но к шестнадцати годам, Эллиотт остается один. Его родители покидают город, чтобы расстаться и разъехаться навсегда. Этот, можно сказать, почти трагический момент в жизни подростка, обогащает жизненный опыт будущего мастера.

Ситуация закаляет его, делает молодого человека внимательным наблюдателем, чувствительным ко всем жизненным обстоятельствам, при этом он остается милым и очаровательным юношей. Сам фотограф, вспоминая те времена, говорит: «Благодаря Бенито Муссолини, я американец». Именно здесь в Америке происходит его становление как фотографа. Именно в этой стране он открывает для себя искусство фотографии, в котором впоследствии находит смысл своей жизни. Так удивителен ли тот факт, что его творчество явило собой один из наиболее проницательных, тонких и глубоких взглядов на мир в фотографии XX века? Не знаем, но попробуем разобраться.

В 14 лет Эллиотт Эрвитт увлекается светописью, а позже покупает свою первую камеру – антикварную зеркалку. И в дальнейшем уже не выпускает из рук фотоаппарата, иногда, на очень короткое время, заменяя его на кинематографическую камеру. В 1942 году, будучи четырнадцатилетним подростком, он поступает в лос-анжеленский колледж, где изучает фотографию. В учебном заведении мальчик занимается до 1944 года.

А уже в 1948 году, молодой Эллиотт отправляется в Нью-Йорк. Там он вступает в новую школу общественных исследований для постижения таинств кинематографии. Окончив формальное образование, он остается при своем мнении, которое состоит в убежденности, что фотографированию не надо учиться. Для того, чтобы научиться фотографировать, надо только фотографировать: «Фотографировать — это очень просто. Нет никакого великого секрета в фотографии… Фотошколы — пустая трата времени. Нужна практика, практическое приложение ваших знаний. Я убежден: если у вас что-то получается, единственная важная вещь — не прекращать работать. И не важно, получаете ли вы за это деньги».

После нью-йоркской школы он работает под руководством легендарного Роя Страйкера в Standart Oil Company. В это же время знакомится с Эдвардом Стейхеном и Робертом Каппой. А далее, он поступает на службу и продолжает свою профессиональную карьеру в качестве помощника военного фотографа армии США, в Германии и Франции. В этот период Эллиотт Эрвитт много работает и много фотографирует, документируя эпоху. Как он сам говорит о своей работе: «Ничего не случится, пока вы сидите дома. Я всегда беру с собой фотоаппарат и фотографирую то, что меня вдруг заинтересовало». Его ранние работы, как свободного фотографа, появляются в различных журналах, таких как Colliers, Look, Life и Holiday. Фотографии молодого, но, несомненно, талантливого и подающего надежды фотографа не остаются не замеченными. И уже в 1953 году Эллиотт попадает в штат агентства Magnum Photos.

Работа в агентстве предоставляет фотографу некоторую свободу действий. Он может по собственному желанию заниматься интересными, лично для него, фотопроектами по всему миру. Много и разнопланово снимая как профессионал, он, все же, находил время делать и «любительские» фотографии. Он не считал подобное занятие чем-то постыдным и всегда отождествлял слово «любительский» со словом «любить». Поэтому к «личным», он относил фотографии снятые исключительно для себя. Врожденная тяга к самообразованию и самоусовершенствованию позволяет фотографу быстро выучить четыре языка, что в дальнейшем очень помогает ему в зарубежных поездках. При том, что фотография была основным его профессиональным родом деятельности и способом зарабатывания на кусок «хлеба насущного», все же Эллиотт старался с легкостью относиться к фотографии, как к ненавязчивому и необременительному увлечению. С присущей ему самоиронией, он так комментировал стиль своей работы: «Какое-то время я иду вместе со всеми, потом разворачиваюсь на 180 градусов и иду в противоположном направлении. Это работает всегда — но, может быть, мне просто везет?»

Он искренне считал, что работа под заказ, а именно таковыми были коммерческие снимки, теряет свою естественность и непринужденность. В этих фотографиях изначально закладываются требования заказчика, которые невозможно обойти или сгладить. «Зачастую события устраиваются специально для фотографов. На свадьбах все крутятся возле человека с фотоаппаратом, потому что если нет свадебных фотографий — как будто и свадьбы не было», – таких нелестных слов порой удосуживались его вынужденные заказы.

Но, тем не менее, карьера фотографа неуклонно идет вверх. В 1956 году он принимает участие в известной экспозиции Стайхена – Family of Man, которая проходит в музее современных искусств в Нью-Йорке. Признание гения автора и его таланта проявляется в том, что в 1968 году Эллиотта выбирают президентом престижного агентства Magnum Photos и он остается на этом посту на три срока. Не смотря на «административные» обязанности, все это время мастер продолжал оставаться активным участником и знаковой фигурой в мире фотоискусства.

Но помимо своего увлечения фотографией Эрвитт не забывает и о кинематографии. В семидесятых он снимает три документальных фильма: Beauty Knows No Pain (1971), Red, White and Bluegrass (1973) и Glassmakers of Heart, Afganistan (1977). Из наиболее известных книг, изданных фотографом следует отметить Son of Bitch (1974), Personal Exposures (1988), On the Beach (1991), Dogs, Dogs (1999), Snaps (2001).

Название одной из его ретроспективных книг «Snaps» переводится, как «щелчки». Это простое название, как ничто другое подходит под описание работы фотографа. По мнению Эрвитта, для того, чтобы сделать эмоциональный, интересный снимок, нет необходимости что-то выдумывать – в окружающем мире для этого есть все. Один щелчок – и готов уникальный кадр, идеально выверенная композиция, не постановочная, а созданная простым стечение обстоятельств. Его фотографии невозможно спутать с другими. Это свойство, разглядеть во всем что-то забавное, присуще только Эллиотту Эрвитту. Его работы помогают посмотреть на мир по-другому, увидеть в серьезном несерьезное и наоборот. Элиот Эрвитт принадлежит к той редкой породе фотографов, у которых где глаза, там и сердце. Он снимает не только явления, как сам утверждает, но самую трогательную, подчас, забавную их суть. И делает это настолько гениально, что слова (в смысле названия сюжетов) порой бывают просто излишни.

«Самая суть искусства Эллиотта заключается в том, чтобы быть чувствительным, но без плача, забавным, но без смеха, умным, но без раздумывания» – так сказал о знаменитом фотографе английский новеллист, познакомившись с его творчеством.

Самые известные и легкоузнаваемые снимки Эллиотта, ставшие его визитной карточкой – это, конечно же, «White/Colored» (умывальник для белых и умывальник для черных) (1950), «Поцелуй в зеркале заднего вида» (1955), убитая горем Жаклин Кеннеди на Арлингтонском кладбище (1963), «Подпрыгивающая болонка» (1968). Но особую мировую известность фотографу принесли его, так сказать, политические фотографии. Одной из которых было фото времен холодной войны, на котором засняты Никсон и Хрущев в момент бурной дискуссии, причем Никсон энергично тычет пальцем в лацкан пиджака Хрущева во время их спора. Этот снимок был сделан на выставке в Москве в 1959 году. Через десятилетия вглядываясь в лица довольно таки значимых персон того времени, мы удивляемся, с каким мастерством удалось фотографу заснять не только ситуативный момент, а и передать характеры двух лидеров великих держав. За оболочкой известныз исторических фигур, мы легко можем разглядеть двух обыкновенных людей, с искренней яростью защищающих свои взгляды, не скрывающих бушующие в них эмоции, отстаивающих свою собственную правду, за спиной которой стоит правда целой страны. Сам же фотограф никогда не рассматривал свои фотографии о политике и политиках с этой точки зрения. Он говорил: «Мои изображения в определенном смысле политичны. Их стоит рассматривать в качестве комментариев к человеческой комедии. Разве это не политика? Спросите меня, кого я не люблю больше всего, Никсона или Джонсона? Нужно будет меня сильно заставить, чтобы я дал на это ясный ответ. Джонсон был воплощением вульгарности, но видно ли это из фотографии? Вы мне это и скажите». Подобные кадры не могли остаться незамеченными и неоцененными мировой общественностью, как впрочем, и многие другие работы Эллиотта.

 

В последние годы жизни и творчества, фотограф практически перестал снимать людей. Его истинным увлечением становится фотографирование собак. Он основательно занялся съемкой жизни братьев наших меньших. Оправдывая свой титул «ловца забавных и двусмысленных ситуаций», Эрвитт как бы специально подбирал момент, когда они (животные), казалось, играют роль теней, знаков и намеков на скрытые желания и слабости хозяев. Эти искренние создания, не менее человечные, чем и их хозяева, не могли не затронуть души и сердца мастера и оставить его равнодушным. Как он сам любил говорить – «собаки это тоже люди, только более волосатые».

 

И что бы ни брался фотограф отображать в своих работах: животных, людей, сценки, жесты или целые сюжетные линии – во всем сквозит ирония и юмор. Характерной и неподражаемой особенностью его работ была способность, с абсолютно детской непосредственностью, видеть и увековечивать достаточно абсурдные ситуации, происходящие в жизни на каждом шагу. Его фотографии не могут никого оставить равнодушным. Подтверждая свои же собственные слова: «Я хочу, чтобы изображения были эмоциональными. Мало что другое меня интересует в фотографии», – Эллиотт умел наделять свои снимки способностью вызывать различные чувства. Его работы очень легки, но чем-то своим особенным, цепляет практически каждая – одна вызывает смех, в другой чувствуется ирония, третья берет интересным ненавязчивым моментом, а четвертая подкупает каким-то ракурсом, геометрией. Но главное – его работы смотрятся легко, на одном дыхании, с приятным чувством!

Например, невозможно не умилиться, глядя на фотографию жены и дочери фотографа. Неподдельное счастье матери, смотрящей на спящего младенца, сквозит в ее взгляде, а поза, кажущаяся расслабленной и умиротворенной, в то же время несколько напряженна. Чувствуется, что молодая мама, готова в любую минуту вскочить и, если понадобиться, защитить своего ребенка от всего мира. Сколько безграничной любви, нежности и гордости заложено в таком, казалось бы, бытовом снимке. И все это без купюр передается зрителю даже на расстоянии.

Но, в то же время, с таким же мастерством и непредвзятостью, фотографу удается заснять и всеохватывающую грусть, которую мы чувствуем на снимке заплаканной Жаклин Кеннеди на Арлингтонском кладбище, в момент похорон мужа. В ее руках американский флаг, символ страны, Президентом которой был ее муж, впоследствии ставший, практически, не меньшим символом демократической Америки. Но сейчас она хоронит не Президента, она прощается со своим мужем, отцом ее детей, мужчиной, который любил ее и которого любила она. Что ждет ее впереди и какое будущее уготовано ее детям? Вопросы, на которые никто не может ей дать ответы на тот момент, потому что все озабочены не ее судьбой и судьбой ее дочерей, а судьбой Америки. Америка потеряла не мужа, она потеряла Президента. И в то время, когда Жаклин оплакивает потерю близкого человека, Америка оплакивает гибель выдающегося человека. Они оплакивают одно и то же, но в то же время разное трагическое событие. Все это можно прочесть по горестному взгляду ее, налитых страданием глаз, спрятанных под вуалью.
И, опять же, без радостной улыбки невозможно смотреть на его фотографии, с запечатленными на них собаками. Глядя на эти снимки, постоянно ловишь себя на мысли: кто же больше на кого похож – собаки на своих хозяев или хозяева на своих питомцев.

Еще одной особенностью фотографий Эрвитта является почти ощущаемый на тактильном уровне диалог. Он умудряется снимать пары – влюбленные, повязанные случаем как судьбой; птицу и самолет, старика и автомобиль, живых и мертвецов.

Но право описания и трактования своих работ фотограф всегда оставлял за критиками. Эллиотт никогда не описывал свои фотографии, считая вполне достаточным обозначить только год и место съемки. «Объяснять изображение – все равно, что объяснять шутку. Как только ты ее объяснил, тут же она и умирает» – любил комментировать эту особенность своей работы сам фотограф. И хорошим признаком считал, если фотографию не могли пояснить ни зрители, ни профессионалы: «Хорошо если вы не можете объяснить изображение – значит оно визуально».

Единственное развлечение, которое мог себе позволить мастер, это наблюдение за посетителями выставок с его экспозициями. И точно так же, с присущей ему иронией, он любил комментировать свои наблюдения. Например, вот, что он говорит об одном из таких наблюдений на экспозиции в Смитсониане. «Вы же знаете, как люди носятся по Смитсониану – как скорый поезд. Там столько всего, на что стоит посмотреть. Проносясь через мой зал, на полпути его или на трети… они вдруг внезапно останавливались и возвращались назад – что-то, казалось, было не совсем так, как надо. Их глаз не схватывал изображение полностью, с одного раза. Они возвращались, и вот тогда и начиналось все самое потрясающее. Они начинали смеяться, и проникались моей фотографией с таким интересом, что лучшего вознаграждения для себя нельзя было и придумать. Восхитительная реакция! Я просто обожал смотреть, как люди вбегают в зал, останавливаются и начинают все заново. Несколько раз я возвращался понаблюдать за этим».

С его работами и сегодня можно ознакомиться в различных музеях мира, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке. Его фотографии собраны и выставлены также в Смитсонианском институте в Вашингтоне, округ Колумбия; Художественном институте в Чикаго и во многих других музеях разных стран.

Таким же легким, ироничным и остроумным он оставался всегда, ничуть не меняясь с годами. Мировая слава не испортила этого чуткого человека, с благодарностью принимающего внимание к своему творчеству. Как никакому другому фотографу ему было дано разглядеть суть своего времени, ситуаций, обстоятельств и непревзойденное мастерство сохранить их в великолепных снимках. Он не уставал вновь и вновь напоминать окружающим, что на жизнь надо смотреть с улыбкой, как это делал он сам. Своими фотографиями он обнимал весь мир, даря нам всем тепло от соприкосновения с прекрасным и добрым.

И закончить наше знакомство с Эллиоттом Эрвиттом нам хочется словами арт-директора «Фотографии» Тома Джекоби, который не зря сказал: «Узнав Эллиотта поближе, вам захочется его обнять. Не просто так – а в ответ».

Персональный сайт Эллиотта Эрвитта, где можно долго и много знакомиться с Его Фотографиями.

Биография Эллиотта Эрвитта

В выдвижном ящике шкафа фотограф Эллиотт Эрвитт хранит коллекцию велосипедных рожков, которые очень нужны ему… для работы. «Стыдно сказать, — признается он, — но я беру один из них, когда иду делать заказные портреты. И если человек сидит с кислым лицом или выглядит неестественно, я кладу руку в карман и бикаю рожком. Смешно и глупо, конечно, но это помогает».

Даже если вы не знаете Эллиотта Эрвитта (Elliott Erwitt) по имени, то наверняка видели хоть одну его черно-белую фотографию. В его полувековой карьере были снимки и видных политиков, и самых ярких поп-звезд, и простых солдат, и прекрасных пейзажей, и, пожалуй, любимых его героев — собак. «Мы с ними лаем на одном языке, к тому же они не просят своих фотокарточек на память».

USA. New York. 1974 (Elliott Erwitt)

Его техника безупречна, за плечами — множество выставок, два десятка книг, репутация одного из популярнейших и известнейших фотографов планеты, но время от времени по миру фотографии прокатывается шепоток о том, что работы Эрвитта «поверхностны», «легкомысленны» и даже «неуместны».

Наверно, он и сам подливает масла в огонь, то утверждая, что технике фотосъемки можно научиться, просто прочитав инструкцию на коробке с пленкой, то намекая, что фотография — это ремесло, а не искусство, то называя себя всего лишь любителем. Впрочем, как говаривал его друг, писатель Уилфред Шид: «Если хотите понять работу Эллиотта Эрвитта, то последний человек, к которому надо обращаться, — это Эллиотт Эрвитт».

Биография

Он родился 26 июля 1928 года в Париже, в семье Евгении и Бориса Эрвитцев. Его мама, дочь богатого московского купца, как большинство девушек из таких семей, в 17–18 лет отправилась путешествовать по миру. В дороге она встретила и полюбила студента-архитектора, Бориса Эрвитца, родом из Одессы. Пара поженилась в Триесте, потом вернулась в Россию, но ненадолго. После революции 1917 года Евгения все-таки убедила мужа, убежденного социалиста, уехать из страны навсегда. Некоторое время они жили в Риме, потом переехали в Париж, где родился их первый и единственный ребенок.

Папа, влюбленный в Италию и Рим, дал сыну не русское, а итальянское имя — Элио Романо. Молодая семья вновь переехала, теперь уже в Милан, где осела на долгие десять лет. Впрочем, ни о какой стабильности речи не шло — когда Элио было четыре, его родители расстались врагами. Но, напуганные расцветом фашизма в Италии, Эрвитцы снова на время сошлись вместе и опять переехали — сперва во Францию, а потом и в США. Они едва избежали оккупации — к берегам Нью-Йорка их корабль отправился 1 сентября 1939-го, а 3-го началась война. «Муссолини сделал меня американцем», — шутит Эрвитт.

До приезда в Америку Элио совершенно не знал английского (но свободно говорил на русском, итальянском и французском), так что в школе ему пришлось нелегко. Хотя к выпускному он уже хорошо владел языком, уроки его особо не интересовали, он частенько их прогуливал, чтобы сбегать в музей современного искусства — там выставлялись работы Пикассо и Магритта. Родители опять разошлись, и Элио (к этому моменту уже Эллиотт) большую часть времени проводил с отцом в Верхнем Вест-Сайде, районе Манхэттена, недалеко от того места, где живет сейчас.

Карьера Бориса в качестве коммивояжера не задалась; он решил переехать и попытать счастья в Калифорнии. Сын поехал вместе с ним. Некоторое время они колесили по маленьким городкам, а летом 41-го осели в Голливуде. Отец продолжил торговать часами, бродя от дома к дому, а Эллиотт поступил в местную старшую школу. Именно там он «случайно» увлекся фотографией.

Эксперименты с фотографией

Увлечение быстро переросло в любовь на всю жизнь. Подкопив немного денег, он купил первую настоящую камеру и отправился на улицу в поисках тем. Первыми его персонажами стали простые люди вокруг: соседи, пешеходы на улице, серферы на пляже. Вскоре он начал подрабатывать фотографией — снимал свадьбы, печатал снимки голливудских звезд, но вовсе не для того, чтобы иметь побольше карманных денег.

Эллиотту было 16, когда отец решил переехать в Новый Орлеан, но на сей раз сын решил за ним не следовать. Он жил в том же доме, который снял Борис, сам платил за аренду, сдавал комнаты постояльцам. «Тогда мы ели раз в день, — вспоминал друг Эрвитта, Юджин Острофф. — У нас был знакомый — владелец зоомагазина, он продавал конину. Когда у нас было достаточно денег, мы скидывались и покупали куски филе, пару бутылок вина и устраивали банкет».

В это же время Эрвитт начал экспериментировать с необычными способами проявки. «Как-то он решил опробовать новую технологию промывки, — рассказывал Острофф. — Опустил только что проявленную пленку в унитаз и стал смывать воду каждые 10 минут. Пока пленку не выдернуло и не унесло в канализацию».

В 49-м Эллиотт переехал в Нью-Йорк, убежденный, что его судьба — стать профессиональным фотографом. Там он познакомился с Валентино Сарра, который дал ему первые коммерческие заказы, и Робертом Капой, который помог молодому человеку установить нужные контакты. Благодаря Капе Эрвитт получил задание от Фонда Эндрю Меллона на одно из первых своих больших фотоэссе.

В начале Корейской войны фотографа призвали в армию в качестве зенитчика. «Половина из тех, кто пошел в противовоздушную артиллерию, не вернулась домой», — вспоминает Эрвитт. Но ему повезло — в том полку, куда его распределили, оказался перебор солдат, и Эллиотта отправили в качестве фотографа в подразделение, базировавшееся во Франции.

Там он сделал целую серию снимков солдатской жизни в бараках, которую позже подаст на конкурс молодых фотографов, объявленный журналом Life. Ярким контрастом с обычными военными фотографиями, где льется кровь и умирают люди, кадры Эрвитта изображали скучающих рядовых и офицеров, пытающихся убить время, пока ничего не происходит. Эта работа заняла второе место. Там же, во Франции, он взял ряд заказов от американских газет, несколько раз ездил в Испанию и Амстердам для собственных проектов. Так что карьера молодого Эллиотта пошла в гору.

Семья, друзья и политики

И не только карьера. В Вердене он познакомился с молодой голландкой Люсьен ван Кам, женился и завел первого ребенка, сына по имени Миша. Он тоже потом станет фотографом. Приехав в Нью-Йорк, молодая семья поселилась в дешевых комнатах в Верхнем Ист-Сайде. Здесь Эрвитт снял свои самые интимные фотографии: семейную коллекцию, которая до сих пор остается одной из лучших его работ. Вот жена играет с маленькой дочкой, рядом лежит кот. Вот она только что покормила малыша. Вот она что-то печет в духовке, одновременно приглядывая за стайкой своих детей.

Капа обещал Эрвитту работу, как только тот вернется из армии, и слово сдержал. К 1954 году Эллиотт уже был членом фотоагентства Magnum, печатался в разных журналах и снимал знаменитостей. Благодаря Magnum он даже некоторое время работал фотографом на съемочной площадке — делал кадры для рекламы фильмов, таких как «В порту» и «Неприкаянные». Героями его работ были Мэрилин Монро, Кларк Гейбл, Хамфри Богарт, Грейс Келли, Марлен Дитрих, Вера Майлз. Работа заносила его в Никарагуа и Пакистан, Японию и Мексику.

Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt), Мэрилин Монро

Но окончательно закрепили его репутацию выдающегося фотографа ключевые задания, которые он в 50–60-е годы выполнял на родине своих родителей. В 59-м его отправили в Москву на съемку промышленной ярмарки. Так вышло, что он приехал в тот же день, когда должны были встретиться Ричард Никсон и Никита Хрущев, и сумел запечатлеть знаменитый «кухонный спор». На этом известном кадре Эллиотта американский вице-президент тычет пальцем в грудь первого секретаря КПСС. «Это был бред. В какой-то момент Никсон его просто достал; по-моему, я слышал, как Хрущев на русском послал его по матушке», — рассказывает Эрвитт.

RUSSIA. Moscow. Nikita KHRUSHCHEV and Richard NIXON.

Во второй раз фотограф попал в Москву, когда журнал Holiday отправил его освещать события, посвященные запуску первого спутника. Его фотографии с лекции в московском планетарии попали на обложку журнала New York Times. Время его поездки совпало с празднованием 7 Ноября. До тех пор ни одному западному журналисту не позволяли снимать парады, посвященные годовщине Октябрьской революции, но Эрвитт присоседился к группе телеоператоров, ухитрился вместе с ними пройти пять линий оцепления и снять шествие прямо от мавзолея.

USSR. Moscow. 1957. 40th anniversary of the October Revolution.USSR. Moscow. 1957. Parade in Red Square for the 40th anniversary of the Bolshevik Revolution.USSR. Moscow. 1957. Parade in Red Square for the 40th anniversary of the Bolshevik Revolution.

В третий раз он был в Москве в 66-м, по заданию французского еженедельника Paris Match — освещал визит президента де Голля в Россию. Сделав все разрешенные постановочные кадры, он ушел к себе в номер, уже не надеясь снять что-нибудь интересное. Впрочем, тут же передумал, решил, что сдался слишком рано, и вернулся. Первые лица как раз ушли во внутреннюю комнату переговоров. Эрвитт пошел за ними и обнаружил группу политиков, в том числе де Голля, Брежнева и Косыгина, которые спокойно беседовали в неформальной обстановке. Он тут же принялся снимать, делая вид, что все так и было задумано. Вышло убедительно — никто не спросил, что он тут делает. Кадр этой беседы на высшем уровне попал на обложку Paris Match и облетел весь мир. Как говорит Эллиотт, в фотографии главное — оказаться в нужном месте в нужное время.

Продолжение следует

К тому моменту Эрвитт уже начал склоняться к фотожурналистике — именно он сделал известное фото Жаклин Кеннеди на похоронах мужа-президента, где через черную вуаль видно ее убитое горем лицо.

USA. Arlington, Virginia. November 25th, 1963. Jacqueline KENNEDY at John F. Kennedy’s Funeral.

Эллиотт также наладил длительные и продуктивные отношения с несколькими организациями, включая и Ирландский совет по туризму. Для него он сделал множество снимков, которые сформировали образ Ирландии за рубежом: извилистые дороги Коннемары, обнесенные камнями поля островов Аран, изрезанные линии побережья.

В 62-м Эрвитт снимал Мартина Бубера в Тель-Авиве, в 64-м был в Венгрии, где фотографировал девушек в национальных костюмах и гусей, в том же году — на Кубе, где ему позировал Че Гевара. В 65-м он в Америке и в Италии, в 68-м — в Великобритании, России, Франции, в 70-м — в Японии.

CUBA. Havana. 1964. CHE GUEVARA
(Elliott Erwitt)

Его личная жизнь в этот период была под стать работе — такая же бурная и полная событий. В 60-м он развелся с Люсьен, матерью четверых его детей. Три года спустя познакомился с Дианой Данн, женился на ней в 68-м и снова развелся к середине 70-х. В 77-м женился в третий раз, на юной уроженке Техаса, Сюзан Ринго. К середине 80-х и эти отношения закончились на очень враждебной ноте. «Все мои браки длились по семь лет», — пожимает плечами Эрвитт.

Мюррэй Сэйл, журналист и давний друг Эллиотта, считал, что все дело — в беспокойном стиле жизни Эрвитта и даже в самом его видении мира как фотографа. «Фотографы по определению интересуются поверхностью вещей — потому что только это и можно снять. А как называют людей, которые интересуются только поверхностью? Поверхностными». Впрочем, на четвертый раз ему наконец-то повезло — с нынешней женой, Пией Франкенберг, Эрвитт живет до сих пор.

Несмотря на все личные перипетии, карьера фотографа продолжала идти вверх. В 70–80-х он перешел от неподвижных картинок к движущимся — начал снимать документальные фильмы, включая такие ленты, как «Красота не знает боли» (1971), «Красная, белая и голубая трава» (1973) и «Стеклодувы Герата» (1977). В 90-е он снова вернулся фотографии, которой продолжает заниматься до сих пор: снимает, издает книги, проводит выставки.

В 2000-х в качестве очередной шутки Эрвитт придумал себе «альтер эго» — претенциозного французского фотографа Андрэ С. Солидора (чьи инициалы складываются в английское слово ass). Вычурные и показушные работы Солидора, призванные высмеять «бредовую неумеренность современной фотографии», даже составили книгу и выставлялись в лондонской галерее.

В 2016-м этому американскому фотографу с русскими корнями исполнится 88 лет. В чем секрет его работоспособности и популярности? «Нет тут никакого большого секрета. Я абсолютно убежден: единственное, что нужно, — это продолжать снимать. На заказ, для себя — не важно. А будете сидеть дома — ничего и не будет».

RUSSIA. Moscow. 1957
(Elliott Erwitt)USA. 1977. Arnold SCHWARZENEGGER.

14 уроков фотографу от Эллиотта Эрвитта

Даже если вы не знакомы с именем Эллиотта Эрвитта, его фотографии наверняка встречались вам в интернете. Он не только является членом агентства «Магнум» и его прежним руководителем, но и известен рекордно длительным фотографическим стажем – более 50 лет.

Кроме юмористического подхода к миру Эллиотта Эрвитта отличает простое и нефилософское отношение к фотографическому искусству, поэтому в его советах максимум практической пользы.

Ниже я поделюсь уроками, которые извлек из его опыта.

 

1. Тщательные планы мешают творчеству

Как стрит-фотограф, я часто поддаюсь искушению тщательного планирования. Я пытаюсь сосредоточить свое внимание на текущих фотографических проектах, но в итоге оказывается, что временами это отвлекает меня от истинного фотографического опыта. Думаю, здесь необходим некий баланс – нужно, с одной стороны, не убирать фокус с проекта, но, с другой стороны, не планировать слишком много.

А так описывает свой подход Эллиотт Эрвитт:

Интервьюер: Является ли тема собак вашим способом исследования отношений между людьми и животными?

Эрвитт: У меня нет конкретных целей, я просто реагирую на события. Я не могу предугадать, фотографирую я сегодня собак или нет: у меня ведь есть много фотографий и людей, и даже кошек. Но собаки симпатичнее.

 

Выводы:

У Эрвитта удивительный способ отбора фотографий и создания книг. Он просто выходит на прогулку и снимает все, что ему кажется интересным, а затем, пересматривая архивы работ, создает книги или формирует проекты, основываясь на том, что уже снял.

Есть и другой подход, который использую я – сначала определить идею и цель, а затем их преследовать, но в подходе Эллиотта Эрвитта тоже есть смысл.

Я думаю, что выбор подхода зависит, в первую очередь, от личности фотографа. Если вы любите упорядоченность, структуру, наличие цели – значит, вам подойдет мой способ. Но если вы любите свободу и отсутствие напряжения, значит метод Эрвитта больше вам подойдет.

Я рекомендую попробовать оба подхода (или даже совместить их) и на практике определить, что вам больше подходит.

 

2. Больше гуляйте

Лучший метод стрит-фотографии – стать скитальцем, гулять без определенной цели и пункта назначения.

Вот что говорит Эрвитт о фотопрогулках, от которых он получает удовольствие:

И: Исследуя город, вы строите какие-то планы или просто наслаждаетесь прогулкой и пытаетесь что-то увидеть?

Эрвитт: Я просто гуляю. Я вырос в Милане, Италии, и питаю к этой стране особенно теплые чувства. Я возвращаюсь туда, по меньшей мере, два или три раза в год. В моей фотокниге о Риме просто случайные фотографии города. О Риме издано много книг, но в этой отражен мой личный подход. Конечно, в ней будут и памятники, и Колизей, но прежде всего в ней будут отражены люди и жизнь.

 

Вывод:

Стрит-фотографу нужно прежде всего опасаться того, что он станет туристом. Худшее в участи туриста – слишком предсказуемый маршрут. Конечно, у вас будет возможность увидеть известные памятники и виды, но интересные фотографии вряд ли получатся.

Попробуйте следовать своему любопытству. Гуляйте по незнакомым улицам, и вам наверняка повстречаются отличные сюжеты.

 

3. Фотографируйте не только людей

Фотографы часто забывают, что помимо людей есть и другие интересные сюжеты. На лучших жанровых фотографиях, конечно, изображены люди, но люди не являются обязательным условием.

У Эрвитта есть несколько известных фотографий, на которых изображены не люди, а «человеческая сущность».

И: Люди для вас важнее всего?

Эрвитт: Человеческая сущность, не важно, что это, люди сами по себе или то, что они делают.

Что имеет в виду Эрвитт под «человеческой сущностью»? Скорее всего, он говорит о фотографиях, которые рассказывают о человечестве, будь это фотографии людей или сюжеты, с ними связанные.

Хорошо иллюстрирует эту философию одна из самых известных фотографий Эрвитта, на которой изображено распятие рядом с рекламой Pepsi. На мой взгляд, это вызов современному обществу, для которого исчезла граница между потреблением и духовными ценностями.

 

Вывод:

Гуляя по городу, обращайте внимание не только на людей. Сосредоточьтесь и на сюжетах, которые могут так или иначе характеризовать общество. Это могут быть рекламные щиты, предметы, которые вы найдете под ногами, городские пейзажи и другие визуальные сообщения.

 

4. Будьте проще

С агентством «Магнум» всегда ассоциируется серьезный подход к фотографии. На ум сразу приходит образ Роберта Капы по грудь в болоте, под пулями и гранатами, в попытках снять солдат на фронте.

Однако Эрвитт (хотя он моложе Капы, Картье-Брессона и других своих современников) работает в совершенно ином стиле. Он не снимал войн и конфликтов, но всегда старался подмечать забавные, юмористические и жизнерадостные ситуации.

В интервью Эрвитт утверждает, что его коллеги из «Магнума» отличаются большей серьезностью – фотографируют серьезные события. Однако сам Эрвитт не воспринимает себя всерьез:

И: Часто кажется, что вы фотографируете ради развлечения. Для вас это способ повеселиться?

Эрвитт: Ну, в отличие от моих коллег, я несерьезный фотограф. Более того, я специально стараюсь быть несерьезным.

Вывод:

Чтобы стать хорошим фотографом, необязательно моделировать Брюса Гилдена, Вильяма Кляйна или Гарри Виногранда. Просто слушайте свое сердце и ищите собственный подход.

Если вам нравятся забавные фотографии – почему бы и нет? Если вам нравятся фотографии предметов, а не людей – почему бы и нет? Если вам нравятся городские пейзажи – почему бы и нет?

Не воспринимайте фотографию слишком серьезно. Помните, важнее всего получать от нее удовольствие.

 

5. Для разных сюжетов используйте разные камеры

Один из самых крупных споров – это пленка vs. «цифра». Сторонники обоих методов часто спорят об их преимуществах, не нужно думать, что какой-то из них лучше, а какой-то – хуже.

Например, Эрвитт снимает как на пленочные, так и на цифровые камеры. При этом, рабочие проекты он снимает «цифрой», а личные – на пленку.

И: Один из главных предметов спора между современными фотографами – это рациональность цифровой фотографии. Вы используете цифровые камеры?

Эрвитт: Я использую цифровые камеры, но только для работы, а не личных проектов. Цифровые камеры гораздо практичнее и удобнее пленочных, если нужно снять рабочий проект.

 

Вывод:

Когда я увлекся уличной фотографий, я снимал на цифровые камеры: мне нравилось учиться и получать мгновенную отдачу. С помощью «цифры» я выучил технические аспекты фотографии, ее основы. Я снимал только цифровыми камерами 5 лет, и мне это очень нравилось.

Однако около двух лет назад я решил попробовать пленку и до сих пор от нее не отказался. Мне нравится техника съемки на пленку, эстетический компонент, а также невозможность увидеть результат до тех пор, пока ты не проявишь пленку.

Конечно, пленка не может гарантировать, что вы станете фотографировать лучше, но мне она помогла. Я научился терпению в обработке (я жду 3-4 месяца прежде чем вернуться к отснятому материалу), усовершенствовал технические навыки (я снимаю в полностью ручном режиме на Leica), а также отточил дисциплину (я стал подходить к съемке более вдумчиво).

Однако я не отказался от цифровой фотографии. Я использую цифровые камеры для съемки семьи и друзей, повседневной жизни и собственных завтраков. Однако личные проекты по уличной фотографии я снимаю только на пленку, и мне это нравится.

Поэтому, речь не о выборе между пленкой и «цифрой», речь об использовании обоих методов для разных видов творчества.

 

6. Слава нередко приходит случайно

У Эрвитта есть несколько широко известных фотографий – о дискриминации афроамериканцев (фотография с умывальником для «черных» и «белых»), об известных актерах и актрисах (Мэрилин Монро), а также о собаках.

Однако создать фотографический шедевр и прославиться редко возможно собственными усилиями.

Например, многие фотографии Эрвитта известны потому, что ему довелось быть свидетелем важнейших событий мировой истории (например, фотография Ричарда Никсона и Никиты Хрущева). Кроме того, его фотографии появились в нужное время, благодаря чему они обрели большую известность и уже известны широкой аудитории.

И: Знаковая фотография – это, вероятно, редкий момент конкретного времени. Что нужно фотографу, чтобы снять знаковую фотографию?

Эрвитт: Не думаю, что можно встать утром с кровати с целью снять шедевр. Это не сработает. В получении знаковой фотографии и ее признании большой аудиторией есть огромная доля везения. Я думаю, что фотографию должны увидеть тысячи людей, прежде чем она станет шедевром. Это часть признания.

И: Вы известны как автор большого числа знаковых фотографий. Как это произошло?

Эрвитт: Я фотографирую, и некоторые из моих фотографий становятся знаковыми, используются СМИ, потому что на них изображены важные сюжеты или люди. Есть много причин, по которым фотография может стать популярной. И не все они хороши.

Эрвитт также часто упоминает и большой роли удачи в жизни фотографа:

И: Сопутствует ли вам удача при съемке?

Эрвитт: Да, удача всегда играет большую роль в моем успехе. Безусловно.

И: Но на нее нельзя положиться.

Эрвитт: Да, конечно, нельзя. Но на многое ли можно положиться? Нет. Просто некоторым людям везет больше, чем остальным.

И: Сколько удачи нужно фотографу?

Эрвитт: Удача всегда важна и, конечно, зависит от вашей конкретной работы. Если вы – военный фотограф, то удача очень важна, чтобы выжить. Если вы – студийный фотограф, то это уже другая удача. Этот вопрос весьма субъективен.

 

Вывод:

Безусловно, не только удача помогла Эллиотту Эрвитту стать автором запоминающихся фотографий. Большую роль здесь сыграли и навыки: только в совокупности это помогло ему достичь нынешнего уровня – мастера современной фотографии.

Многие фотографы стремятся показать свои фотографии широкой публике. На заре увлечения уличной фотографией мне было трудно набрать даже 50 просмотров одной фотографии на Flickr. Я спамил во всех сообществах по стрит-фотографии на Flickr в надежде получить комментарии.

Но только с помощью собственного блога мне удалось показать свое творчество действительно большой аудитории. А в том, что мой блог стал популярным, есть огромная доля удачи.

В жизни все так же. Удача – это то, что человек не может контролировать. Не гонитесь за славой в социальных сетях. Лучше ищите вдохновение. Познакомьтесь с другими стрит-фотографами и делитесь с ними своим творчеством. Во времена Гарри Виногранда фотографы были знакомы лишь с нескольким коллегами и были счастливы даже этим.

 

7. Содержание важнее формы

Хорошая фотография – это сочетание хорошего сюжета и правильной формы (композиции). Каждый фотограф рано или поздно задается вопросом что важнее: содержание или форма?

Конечно, оба компонента важны, но, если подумать, содержание все же имеет первостепенное значение.

В интервью Эллиотт Эрвитт советует фотографам концентрироваться на состоянии человека и содержании, а не форме.

И: Какое ваше самое главное пожелание к будущему фотографии?

Эрвитт: Мое пожелание к будущему фотографии состоит в том, что она по-прежнему должна иметь отношение к состоянию человека и порождать эмоции и осознанность у зрителя. В том, чтобы фотография сохранила господство содержания над формой. Надеюсь, что в будущем будет немало хороших работ, чтобы уравновесить весь визуальный мусор, с которым нам приходится иметь дело.

 

Вывод:

В интернете масса фотографий, и многие из них никуда не годятся. Даже среди собственных многочисленных фотографий я могу выделить только 2 работы, которыми я горжусь.

В фотографии главной проблемой всегда был баланс между содержанием и формой в одной конкретной фотографии. На улицах часто встречаются интересные персонажи, и мы их снимаем, но композиция оставляет желать лучшего. С другой стороны, композиция иногда получается идеальной, но сама фотография скучна и бездушна.

И здесь можно согласиться с Эрвиттом в том, что фотографы должны уделять больше внимания содержанию, чем форме, потому что именно эмоциональные фотографии воздействуют на зрителя сильнее всего.

 

8. Выбирая фотографии, разложите их по полу

У Эрвитта сотни и тысячи фотографий. Как же он пересматривает их, расставляет по порядку и составляет книги? Его секрет: нужно разложить фотографии по полу. В интервью о новой книге «Цвет» Эрвитт делится этим методом:

И: Как вы выбрали 420 фотографий для этой книги из целого миллиона?

Эрвитт: Мне помогала команда из двух коллег. Большинство фотографий хранились в архивах. Мы провели там много времени. Мы распечатали небольшие образцы фотографий и разложили их по полу, чтобы выстроить последовательность, а затем сделали собственные выборки.

И: Что касается верстки, как вы определяете, какие фотографии размещать рядом?

Эрвитт: Я снова позвал дизайнера из Лондона, Стюарта Смитта. Чтобы оценить работы, мы разложили их по полу.

 

Вывод:

Когда вам нужно будет выбрать фотографии для книги или выставки, распечатайте их в формате 4х6 и разложите по полу.

Переставьте работы в том порядке, в котором вы хотели бы видеть их в книге, и посмотрите, какие фотографии сочетаются друг с другом, когда расположены рядом.

Я также пользуюсь iPad, когда выбираю фотографии. Мне нравится перелистывать фотографии пальцем. Но отпечатки гораздо лучше.

 

9. Ваша лучшая фотография еще не снята

Один самых распространенных вопросов в интервью с известными фотографами – это вопрос про их любимую фотографию. У большинства фотографов есть такая фотография в собственном архиве.

Однако Эрвитт утверждает, что у него нет любимой фотографии собственного авторства – он больше заинтересован в том, что еще не снято.

М: Какая фотография или сюжет из уже снятых наиболее интересны вам как автору? Есть ли у вас любимые локации для съемки?

Эрвитт: Самая интересная фотография – это та, которую я собираюсь снять. В Шотландии, в июне и августе этого года. Я думаю, что она будет лучшей, хотя я ее еще не снял.

М: У вас есть любимая фотография?

Эрвитт: У меня есть фотографии, которые мне нравятся, но любимых фотографий я пока еще не снял.

М: Есть ли сюжет, который сделал вас счастливым, которым вы гордитесь за все годы работы?

Эрвитт: Я бы сказал, что фотографии – это как дети, а любимых и нелюбимых детей не бывает.

Такой подход не популярен, но у него есть свои преимущества. Например, если вы уже выбрали любимую фотографию, значит, вы довольны своей работой, и у вас нет стремления поработать над еще лучшей фотографией.

Эрвитт, проработав несколько десятилетий, безусловно использовал этот метод в свою пользу. Он считает, что самая интересная фотография впереди и продолжает вести на нее охоту.

 

Вывод:

Не зацикливайтесь на собственных достижениях, это может помешать вам снять еще лучший сюжет.

Сфокусируйтесь на том, что еще не снято, а не на том, что уже снято.

 

10. Тренируйте свою наблюдательность

Одна из выдающихся особенностей творчества Эрвитта – его тонкие наблюдательность и любопытство. Многие из самых известных его фотографий мог снять каждый любитель (например, этот кадр с аистом и краном, которые похожи друг на друга). Фотографу острый глаз нужнее, чем современные камеры и технические навыки.

Эрвитт советует фотографам быть всегда чувствительным к собственной среде и постоянно смотреть по сторонам:

И: Вы путешествуете по миру с камерой уже 70 лет. Вы до сих пор находите интересные сюжеты? Или уже устали от наблюдений?

Эллиотт: Замечать возможные кадры – с камерой или без нее – важное качество любого фотографа. Я никогда не устану от наблюдений, хотя, возможно, я стану равнодушным к общеизвестным сюжетам.

Хотя у Эрвитта нет любимой фотографии, у него есть любимый фотограф – Анри Картье-Брессон. Эрвитт назвал работу Брессона, которая привела его в фотографию, и описал эмоции, которые вызвала у него эта карточка:

Его поразила наблюдательность, благодаря которой случилась эта фотография, и он осознал, что может быть не менее наблюдательным:

И: Кто ваш любимый фотограф?

Эллиотт: Для меня золотым стандартом фотографии всегда был и является Анри Картье-Брессон.

И: Есть ли фотография, которая вам больше всего нравится в его творчестве?

Эрвитт: Да. Это фотография, благодаря которой я стал фотографом. Ее сложно описать. Брессон снял этот кадр в 1932 году на железнодорожной станции.

И: На ней изображен бетонный переход, который пересекается с путями, и на нем стоят люди?

Эллиотт: Да.

И: А что в этой фотографии такого, что побудило вас начать снимать? Вы не могли бы рассказать подробнее, какое влияние на вас оказало творчество Картье-Брессона? Был ли он наставником, как Роберт Капа?

Эллиотт: Эта фотография очень эмоциональна. Кроме того, для того, чтобы она получилась, потребовалась всего лишь наблюдательность. Я подумал, что неплохо было бы получать деньги за такие фотографии. Наставничество Капы состояло в том, что ему понравились мои фотографии, и он решил, что я мог бы принести пользу молодому агентству «Магнум».

 

Вывод:

Одна из самых приятных вещей в жанровой и художественной фотографии состоит в том, что для нее не нужны дорогие камеры и объективы. Скорее, нужны наблюдательность и любопытство для созерцания происходящего.

Поэтому так важно развивать собственное видение мира. Для этого лучше всегда носить с собой камеру – никогда не угадаешь, в какой момент под руку попадется хороший сюжет.

Забавное упражнение: представьте, что вы инопланетянин. Представьте, как странно выглядят для вас люди и улицы. Как чуждый человеческой культуре пришелец, что вы посчитали бы интересным и увлекательным?

 

11. Находите время на фотографию

В общении с другими фотографами я часто слышу жалобы, что у них мало времени на фотографию. Сложно найти время выйти на улицу или куда-то пойти, когда у тебя есть семья, любимый человек или полноценный рабочий день (например, в студии).

Даже Эрвитт признается, что самая важная жизненная стратегия – это управление временем. Он согласен с тем, что жизнь суетна, но все-таки о самом важном – о практике – забывать не стоит.

И: Что для вас важно?

Эрвитт: Для меня важно управлять временем, поскольку вокруг происходит много событий. В мире много всего, что может отвлечь внимание от занятий, которые мне нравятся. А мне нравится фотографировать. Тайм-менеджмент становится сложной задачей по мере усложнения фотографической жизни.

 

Вывод:

Меня всегда привлекали приемы управления временем для большей эффективности. Однако с годами приходит осознание, что принцип состоит не в том, чтобы уместить больше задач в своем расписании. Скорее, секрет в отказе от неприоритетных дел, которые в данный момент не так важны.

Например, когда я работал в офисе целый день, я всегда планировал выйти на улицу в обед. Однако перед выходом всегда появлялись задачи, которые приходилось решать (отправить письмо, закончить презентацию и т.д.). Если я поддавался искушению поработать больше, у меня выходил «рабочий обед» в виде небольшого перекуса, и на съемку я так и не выходил.

Затем я понял, что съемка – мой приоритет, а все остальное подождет (все, что менее важно).

Есть интересная притча о мастере дзен, который дал своему ученику пустой кувшин и попросил его наполнить большими камнями, камнями среднего размера, галькой и песком. В попытках наполнить кувшин ученик понял, что сначала нужно сложить в него большие камни, а закончить все песком.

Большие камни – это метафора на приоритетные стороны жизни: семью, любовь, любимые занятия. Песок – это почтовые сообщения, социальные сети и мелкие рабочие дела.

Поэтому, пусть фотография станет вашим приоритетом. Если она таковым не является, у вас никогда не будет времени на съемку.

 

12. Пусть ваш стиль сам вас найдет

Вопрос, который часто задают друг другу фотографы – как сформировать собственное видение или стиль? Вместо философии на тему собственного стиля Эрвитт использует прямой и простой подход: он просто фотографирует и оставляет своим зрителям возможность подумать над тем, какой у него стиль.

И: Вы помните, когда именно развился ваш собственный фотографический стиль, и вы перестали копировать мастеров, которые вам нравятся?

Эрвитт: Я не думаю о собственном фотографическом стиле. Я просто люблю фотографировать. Среди мастеров мне больше всего нравятся художники, но я не рисую.

И: Несмотря на уникальный собственный стиль, ваши фотографии все же очень напоминают об эпохе Америки середины двадцатого века, даже если это не Америка. Они напоминают Роберта Фрэнка, Брюса Дэвидсона, Ли Фридлэндера и других – чувствуете ли вы стилистическое сходство с вашими современниками?

Эрвитт: Стилистическое сходство меня волнует меньше всего. Почти все работы упомянутых вами фотографов мне нравятся, некоторые не нравятся. Для меня имеет значение не стиль, а форма и содержание.

 

Вывод:

Фотографу важно иметь какой-то определенный эстетический стиль (одно оборудование, похожая обработка, ч/б или цвет), также важны конкретные темы и предметы, которые он фотографирует.

Однако, чем больше охотишься за собственным стилем, тем сильнее он от тебя скрывается. Естественный способ найти свой стиль – просто идти и снимать хорошие фотографии, ценные по форме и содержанию, и тогда стиль сам вас найдет.

Если вы не уверены, в чем состоит ваш стиль или видение – просто продолжайте снимать. Со временем у вас наберется достаточное количество фотографий, и они будут отражать и темы, которые вас интересуют, и ваше персональное видение. Когда это произойдет, вы поймете, зачем фотографируете, и будете стараться раскрыть это видение еще сильнее.

 

13. Печатайте книги

Большинство фотографов (включая меня) – просто «онлайн-фотографы». Мы снимаем, выкладываем фотографии в соц.сети или блоги, и все на этом заканчивается. В итоге, мы не ставим цели снимать проект или серию, а обращаем внимание только на отдельные кадры.

Хотя Эрвитт – автор одиночных кадров, а не серий, он считает создание книг важной частью своего творчества.

И: У вас уже более 40 книг.

Эрвитт: Мы подсчитали количество книг для выставки, и их оказалось 45. Может быть, их и больше. Но самые важные, самые главные мои книги вышли в свет в течение последних 10 лет.

И: Вам нравится составлять книги?

Эрвитт: Ну, я пытаюсь оправдать ими свое существование. Создание книг – особый вид деятельности. Это не просто коллекция лучших фотографий (хотя частично книга выполняет и эту роль), это способ показать свои работы так, чтобы они не повторялись, чтобы они были расположены последовательно, чтобы они имели смысл в формате книги. Работа над книгой отличается от работы над выставкой или статьей в журнале, работой над фотографическим эссе.

 

Вывод:

Направление, в котором я сейчас пытаюсь работать – загружать меньше фотографий в интернет и вместо этого сосредоточиваться на проектах и книгах. Вряд ли кто-нибудь будет посещать мой Facebook или Flickr после моей смерти. Однако, если я опубликую книгу, она проживет гораздо больше времени.

Если вы устали фотографировать для интернета, я рекомендую сделать книгу. Вам не нужен издатель, сейчас существует достаточно платформ для печати книги, таких как Blurb.

Чтобы создать собственную книгу, достаточно изучить много фотокниг хороших авторов. Купите книги любимых вами фотографов и посмотрите, как они собраны. В какой последовательности расставлены фотографии? Какие фотографии напечатаны крупно, какие – мелко? Почему фотограф сделал диптих именно из этих фотографий? Задайте себе эти вопросы и попробуйте создать свою книгу. Этот способ самовыражения для фотографа – лучший из существующих.

 

14. Легкомыслие – враг фотографа

Эллиотта Эрвитта часто спрашивают о различиях между пленкой и цифровой фотографией. Как упоминалось выше, Эрвитт снимает личные проекты на пленку, а коммерческие – цифровой камерой.

Он предпочитает пленку, но не имеет ничего против цифровой фотографии (только потому что она цифровая). Однако он считает, что многие современные фотографы легкомысленно подходят к фотографии. По мнению Эрвитта, цифровая фотография слишком упростила процесс съемки, из-за чего люди перестали думать головой, когда фотографируют:

Эрвитт: Проблема цифровой фотографии в том, что она слишком проста. Когда все просто, люди становятся ленивы. А лень для фотографии опасна, хотя фотография сама по себе является довольно простым процессом. Сегодня даже обезьяна с камерой может получить хороший результат, по крайней мере, видимый. Я думаю, проблема именно в этом. В цифровой фотографии все слишком просто и слишком легкомысленно.

Что действительно огорчает Эрвитта, так это легкомыслие при выборе композиции, кадрирования и сюжета в кадре. В цифровой фотографии хорошо то, что можно снять технически качественный кадр без особых усилий. Однако наличие технически верного кадра не означает, что этот кадр сам по себе хороший. Эрвитт советует фотографам серьезно работать над видением жизни посредством фотографии:

И: Правила игры изменились. Сегодня каждый владелец мобильного телефона – тоже фотограф. Изменит ли это саму фотографию?

Эрвитт: Каждый может быть фотографом, и так теперь будет всегда. Это очень привлекательно. Но, по той же аналогии, каждый, у кого есть карандаш, не обязательно будет хорошим писателем. Это не значит, что для занятий фотографией нужны большие знания. То есть, фотография – это не операция головного мозга. Это гораздо проще. И сейчас это еще проще, чем раньше, хотя и раньше это не было так уж сложно. Раньше тоже было просто. Но дело не в простоте, а в том, что ты делаешь и как ты это делаешь, как ты строишь свою жизнь и свое видение.

 

Вывод:

Совершенно не имеет значения, снимаете вы на пленку или цифровой камерой. Вне зависимости от инструмента результат может быть либо посредственным, либо отличным.

Однако вне зависимости от используемых камер, постарайтесь подойти к этому делу со всей серьезностью, не допускайте легкомыслия. Не стоит фотографировать бездумно. Фотографии должны отражать видение или быть сняты с каким-то намерением. Также стоит обращать более пристальное внимание на композицию.

Чем больше вы работаете над фотографиями, тем лучше со временем они будут отражать ваши жизнь и видение.

 

Заключение

За 70 лет работы Эллиотт Эрвитт снял много замечательных фотографий и продолжает радовать нас новыми работами. Для него жить – значит фотографировать.

Эрвитт не ставил цели стать известным фотографом. Ему просто нравилось фотографировать, и он позволил этому увлечению стать неотъемлемой частью его жизни. Он любопытен от природы, у него хорошее чувство юмора, и он просто использовал камеру, чтобы запечатлеть то, что его окружает.

Я думаю, что у Эрвитта можно поучиться простоте восприятия. Выйти на улицу и, следуя своему любопытству, исследовать мир с камерой в руке. Все остальное – и стиль, и слава – найдет вас чуть позже.

Автор статьи: стрит-фотограф Eric Kim

Эллиотт Эрвитт: «Фотография довольно проста. Вы просто реагируете на то, что видите’ | Эллиотт Эрвитт

Эллиотт Эрвитт немногословен, но чтобы разговорить 92-летнего фотографа, просто спросите его о погоде. «Сегодня утром шел дождь, и было пасмурно», — говорит он недавним днем ​​по телефону из дома в Хэмптоне.

Он позволяет тишине наполнить воздух, что является его торговой маркой (неудивительно, что документальный фильм 2019 года об Эрвитте назывался «Звучит тишина хорошо»).

Хотя его карьера длилась 70 лет и он стал свидетелем некоторых из самых заметных моментов современной истории, он позволяет своим фотографиям говорить за себя. Эрвитт запечатлел Джона Ф. Кеннеди в Белом доме, Фиделя Кастро на Кубе и Ричарда Никсона в Москве. Он снимал таких звезд, как Мэрилин Монро, был за кулисами с Марлен Дитрих и получил большинство этих кадров, потому что у него всегда был фотоаппарат, запечатлевший ушедшую эпоху.

Теперь Эрвитт объединился с некоммерческой организацией Project Hope и благотворительной организацией Phil Ropy для проведения кампании, которая превращает одну из фотографий Эрвитта в цифровую открытку, чтобы повысить осведомленность о предоставлении средств индивидуальной защиты работникам здравоохранения во всем мире.

Это изображение имеет смысл для сегодняшней пандемии — пара пластиковых перчаток висит на бельевой веревке. Это было сделано Эрвиттом на Сицилии в 1965 году. «Вместо нижнего белья они повесили полиэтиленовые перчатки, — говорит он. «Я просто гулял по городу, и вот тогда вы найдете такие вещи».

Фотография: Project Hope / Phil Ropy

Эрвитт был в поездке со своими детьми и оказался там по работе. «Это такое интересное место, — вспоминает он, — вот что я там делал, ты просто ходишь, здороваешься с вулканом, обычные дела».

У него игривый подход к фотографии, привносящий чувство приключения и спонтанности, но он явно склонен и к банальности, снимая все, от классных комнат до открытых дорог и вокзалов, доказывая, что его знаменитая пословица верна: «Лучшие вещи случаются, когда ты просто оказался где-то с камерой».

У них есть какое-то сверхъестественное остроумие, как на его снимке купальщика с американским флагом, закрывающим лицо в 1975 году, или на его фотографии йорка с развевающимися на ветру волосами вместе с его владельцем, сделанным в 19 году. 68.

Но спросите о его замечательных фотографиях, которые задокументировали политическую историю — например, о его душераздирающей фотографии Джеки Кеннеди, плачущей на похоронах Джона Кеннеди, — и он просто замолкает или меняет тему. Он предпочитает говорить о собаках или путешествиях, двух его страстях, когда дело доходит до фотографии.

Он помнит, как был в Париже в 1950-х. «У меня долгая карьера фотографа в большинстве мест, и, конечно же, Париж был одним из них», — говорит Эрвитт. «Я посещал его регулярно. Что мне нравится в Париже, так это язык и еда, вот и все.

«Я родился в Париже, но рано уехал», — вспоминает он (он родился у русских родителей, но переехал в Америку в 1939 году, когда был еще ребенком). «У меня есть книги о Париже, одна о Риме, одна о Советском Союзе, подождите».

Тишина.

«Что я собирался сказать? О верно. Я занимаюсь этим довольно давно. Я был в большинстве мест, представляющих интерес, как для туристов, так и для журналистов».

Арлингтон, Вирджиния, 25 ноября 1963 года. Жаклин Кеннеди на похоронах Джона Ф. Кеннеди. Фотография: Эллиотт Эрвитт/MAGNUM PHOTOS/Эллиотт Эрвитт/Magnum Photos

Эрвитту нравилось быть фотожурналистом, особенно ему нравилось путешествовать, всегда в пути. Он начал стрелять в 1940-х годах, а в 1950 году его призвали в армию США, где он фотографировал свою жизнь в казармах во Франции, что привело к тому, что он присоединился к Magnum.

«Я много фотографировал в путешествиях, — говорит он. «Раньше я работал в журнале под названием Holiday, неплохом журнале с точки зрения писательства, но, к сожалению, многие журналы ушли в прошлое или вот-вот останутся».

Он меняет тему. «Как сейчас обстоят дела с ограничениями для Великобритании?» — спрашивает Эрвитт. «Это провал для меня, потому что у меня должна была быть книга, готовая к печати, а ограничения не позволяют этого сделать».

Готовящаяся к выходу книга, о которой говорит Эрвитт, называется «Найдены и не потеряны». Ее выпуск намечен на эту зиму. Фотографии личные, сделаны в перерывах между работой.

«Это книга об историях, которые вы пропустили», — говорит он. — Странное название.

В свои 92 года Эрвитт не собирается сбавлять темп. При каждом удобном случае он добавляет: «Посмотрите на мою предстоящую выставку в Лондоне» и «У меня выходит книга». Он добавляет: «У меня есть недавняя книга о Риме и еще одна о Шотландии. Шотландия хороша».

Он говорит о книге «Шотландия Эллиота Эрвитта», в которой представлены снимки высокогорья, Эдинбургского замка, владельцев местных магазинов чипсов и многого другого, путешествующих туда в свои 80, а также недавно выпущенная книга о Кубе, где он фотографировал местных жителей в солнечный свет.

«Я поехал на Кубу по коммерческому заданию, познакомился с людьми, и у меня остались вещи, которые я никогда не редактировал и не публиковал, что и является темой книги — вещи, которые никогда не публиковались и которые были упущены в лет, которые были найдены позже».

Италия. Триест. 1949 г. Фотография: Эллиотт Эрвитт/Magnum Photos

Кажется, эта тема повторяется во многих его книгах. «У вас всегда остаются лишние вещи», — говорит Эрвитт. В 2008 году он рассказал газете о своем простом подходе к съемке: «Фотография — довольно простая вещь. Вы просто реагируете на то, что видите, и делаете много-много снимков.

Даже сейчас он такой же практичный. Он говорит: «Я не в восторге, я просто фотографирую».

Он известен тем, что стал звездой Голливуда с 1940-х годов, сделав интимные снимки Монро в 1956 году и посетив знаменитые черно-белые балы Трумэна Капоте в 1960-х. В своем недавнем документальном фильме он сказал: «Фотография знаменитости — хорошая идея, потому что она с большей вероятностью будет опубликована». Но речь может идти не только о продаже изображений, но и о том, чтобы показать их сторону, которую никто раньше не видел.

Но с тех пор он отказался от этого. «Я не молод и не быстр, ты должен быть быстрым», — говорит Эрвитт. «Я стал медленнее, чем раньше».

Когда Эрвитта спросили, что он больше всего любит в жизни прямо сейчас, он ответил одним словом. «Люди», — говорит он, после чего следует тишина. «Люди.»

Больше тишины.

«И собак», — добавляет он.

«У меня есть несколько книг о собаках, у меня было много собак, и все они мне нравятся, моя любимая собака — та, что была у меня 15 лет, пока она не умерла, когда ему было 17 лет», — говорит Эрвитт. «Посмотрим, трудно представить, кем он был. Не шотландский терьер, а как скотти, керн-терьер.

Он сфотографировал свою собаку, которая была своего рода музой, стоящей в дверном проеме в Шотландии, на фото, датированном 2011 годом. «Они очень самоуверенные, — говорит он.

Фотография собаки Эрвитта Фотография: Эллиотт Эрвитт/Magnum Photos

Он сфотографировал сотни собак в рамках своей серии о собаках, каждая из которых обладает человеческими качествами; на одном чихуахуа одет в вязаный свитер 1950-х годов, в то время как другие варьируются от шпицев до бульдогов и дворняг.

Многие фотографы обращаются к Эрвитту за советом. Лучшая вещь, которую он когда-либо получал, проста: «Будь занят», — говорит он.

Он говорит, что оставаться фотографом-любителем — это ключ к сохранению любопытства. Это тоже простая и простая работа.

«Тот факт, что фотография работает на международном уровне, и люди должны работать», — говорит Эрвитт. «Большинство людей имеют повторяющуюся работу; это не длится очень долго, пока тебе не станет скучно».

Но фотография – это другое, говорит он. «Это факультативно, в конце концов вам не нужно тратить много времени на то, что вам не нравится», — говорит Эрвитт. «Вы можете вставать рано утром и даже иметь реальный выбор.

«Все, выбор», — говорит он. — Я никогда не думал об этом до сих пор.

Эллиотт Эрвитт — Галерея Роберта Коха — Художник галереи

О

Американец, 1928 г.р.

С оттенком юмора и иронии, а также гуманным взглядом фотографии Эллиота Эрвитта раскрывают самые элементарные и универсальные искренние человеческие эмоции. Эрвитт развил свой фотографический взгляд во время послевоенного подъема документальной фотожурналистики и с помощью своего уникального юмора и просторечия запечатлел многие жизненные парадоксы.

Эрвитт сделал блестящую карьеру фотографа в журналистике, моде и печатной рекламе, и его работы были опубликованы в бесчисленных монографиях. Его ранняя карьера включала назначение в качестве аккредитованного фотографа Белого дома, где он сделал некоторые из своих известных снимков Никсона, а затем Жаклин Кеннеди на похоронах Джона Ф. Кеннеди в 1963 году, а также ключевые знаковые фигуры века, такие как Мухаммед Али, Мэрилин Монро и Фидель Кастро среди других. Но больше всего он известен доброжелательными и сатирическими наблюдениями в своих личных работах, которые он продолжал производить вместе со своей коммерческой практикой. Эллиотт любит подчеркивать, что дети и собаки (с их владельцами) — его любимые фотографии, и некоторые из его знаковых работ подтверждают это.

Эллиотт Эрвитт родился в Париже в 1928 году в семье русских эмигрантов, бежавших от революции. Переехав со своей семьей из Парижа в Италию, из Голливуда в Нью-Йорк, Эрвитт рано начал заниматься фотографией. Его личные работы были опубликованы в многочисленных монографиях, среди которых Personal Exposures (1988), Между полами (1994), To the Dogs (1992), Snaps (2001), You & Me (2004), Unseen (2007), Собаки Эллиота Эрвитта (2008), Эллиотт Эрвитт Нью-Йорк (2008), Эллиотт Эрвитт Рим (2009), Эллиотт Эрвитт Колор (2013) и Дом Вокруг света 1 (201091), среди многих других. Он был членом престижного агентства Magnum с 1953 года и три срока занимал пост президента организации. Его фотографии были собраны и выставлены в музеях по всему миру, в том числе в Музее современного искусства в Нью-Йорке; Смитсоновский институт, Вашингтон, округ Колумбия; Художественный институт Чикаго; Международный центр фотографии, Нью-Йорк; Музей современного искусства, Париж; и Кунстхаус Цюрих, среди прочих.

Поделиться

Избранная работа

Эллиотт Эрвитт

Калифорния (Калифорнийский поцелуй), 1956 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1989 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1974 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 2000 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1946 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Париж, 1989 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк (Портрет собаки), 1999

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Бирмингем, 1991 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Балликоттон, 1968 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Прованс, 1955 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1969 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1955 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Кони-Айленд, Нью-Йорк, 1956 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Вайоминг, 1954

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1949 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Третья авеню Л. Нью-Йорк, 1955 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1955 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Майами-Бич, Флорида, 1962 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Хельсинки, 2001 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Мадрид, Музей Прадо, 1995 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Версаль, Шато де Версаль, 1975

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1953 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, Галерея 57-й улицы, 1963 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк (Мэрилин Монро), 1954 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк (Джек Керуак), 1953 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк (Роберт и Мэри Франк), 1950 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1977 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Валенсия (Роберт и Мэри Франк), 1952

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Индианаполис, Индиана, 1953 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Уолден, Колорадо, 1955 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1954 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1973 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Центральный парк, Нью-Йорк, 1977 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1950 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Орлеан, Франция, 1952

Ранняя желатиновая серебряная печать
9 x 12 1/4 дюйма

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, Нью-Йорк (Третья авеню), 1954 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Сан-Франциско, Калифорния (Эрнст Хаас), 1955

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Уилмингтон, Северная Каролина, 1950 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Мэрилин Монро, Нью-Йорк, 1956 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Уильям Карлос Уильямс, Патерсон, Нью-Джерси, 1955 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Шривпорт, Луизиана, 1962 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Мухаммед Али и Джо Фрейзер, Нью-Йорк, 1971 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Нью-Йорк, 1953 г.

Серебряно-желатиновый отпечаток

Эллиотт Эрвитт

Майами-Бич, Флорида, 1962 г.

Пигментная печать

Предыдущее изображениеСледующее изображениеПросмотреть в полноэкранном режимеВыйти из полноэкранного режима

Эллиотт Эрвитт


Избранная работа

  • Калифорния (Калифорнийский поцелуй)

  • Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Париж

  • Нью-Йорк (Портрет собаки)

  • Бирмингем

  • Балликоттон

  • Прованс

  • Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Кони-Айленд, Нью-Йорк

  • Вайоминг

  • Нью-Йорк

  • Третья авеню Л. Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Майами-Бич, Флорида

  • Хельсинки

  • Мадрид, Музей Прадо

  • Версаль, Шато де Версаль

  • Нью-Йорк

  • Нью-Йорк, Галерея на 57-й улице

  • Нью-Йорк (Мэрилин Монро)

  • Нью-Йорк (Джек Керуак)

  • Нью-Йорк (Роберт и Мэри Франк)

  • Нью-Йорк

  • Валенсия (Роберт и Мэри Франк)

  • Индианаполис, Индиана

  • Уолден, Колорадо

  • Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Центральный парк, Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Орлеан, Франция

  • Нью-Йорк, Нью-Йорк (Третья авеню)

  • Сан-Франциско, Калифорния (Эрнст Хаас)

  • Уилмингтон, Северная Каролина

  • Мэрилин Монро, Нью-Йорк

  • Уильям Карлос Уильямс, Патерсон, Нью-Джерси

  • Шривпорт, Луизиана

  • Мухаммед Али и Джо Фрейзер, Нью-Йорк

  • Нью-Йорк

  • Майами-Бич, Флорида

Поиск по сайту

Работа всей жизни | Профессиональные фотографы Америки

Эллиотт Эрвитт замерзает.

Сразу после шести утра 20 января 2009 года, утро инаугурации Барака Обамы, и Эрвитт, 80-летний фотограф, запечатлевший всех президентов со времен Гарри Трумэна, по заданию Newsweek освещает празднование этого дня. Он пришел рано — инаугурация начнется только в 10 утра — чтобы занять хорошее место в галерее фотокорреспондентов. Это очень холодное утро, и, как и многие другие фотографы, освещающие это событие, он закутан в столько слоев одежды, что едва может пошевелить руками.

В конце концов он получает свой инаугурационный образ, затем идет в свой отель, где снимает свой комбинезон и куртку, наливает себе немного виски, чтобы согреться, и ложится в постель, чтобы вздремнуть.

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Несколько часов спустя он просыпается и собирает вещи для своего следующего задания: фото Барака и Мишель Обамы на одном из 10 инаугурационных балов, которые они посетят этим вечером. В Вашингтоне, округ Колумбия, пробки, поэтому Эрвитт и его помощник идут через город на бал родных штатов в конференц-центре Уолтера Э. Вашингтона. Он работает вместе с сотнями других фотографов у бассейна.

В ту секунду, когда Обамы появляются на сцене, щелканье затворов камер звучит как шквал пулеметной очереди. Эрвитт медленно поднимает камеру Canon EOS Mark II и щелкает один снимок. Затем еще один. Затем еще один. Он закончил.

Когда он опускает камеру, чтобы убрать ее, его помощник спрашивает: «Что ты делаешь? Вы закончили?

— Ага, — спокойно говорит Эрвитт. «Я выстрелил».

На картинке, опубликованной в выпуске Newsweek , Обамы машут рукой толпе тусовщиков, каждый из которых держит свой мобильный телефон, чтобы сфотографировать один и тот же момент. Это мгновенно стало иконой и осталось одним из самых известных и наиболее переиздаваемых изображений Эрвитта.

«Это фото с инаугурации — прекрасная иллюстрация гениальности Эллиотта, — говорит Марк Любелл, исполнительный директор Международного центра фотографии, бывший директор Magnum Photos и давний друг Эрвитта.

«Как и во многих его картинах, он идеально синтезировал момент и передал вам самую суть. Изображение включает в себя не только исторический момент инаугурации первого чернокожего президента в американской истории, но и ярко иллюстрирует новую цифровую эпоху страны. Это снимок, сделанный фотографом, который овладел своим мастерством, а также научился распознавать и ловить момент. Он получил идеальную картину, знал, что получил ее, а затем ушел!»

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Знаменитая карьера

Просматривая огромный каталог фотографий Эрвитта, сделанных за более чем 70 лет, можно подумать, что он был везде и фотографировал всех и вся. Действительно. Его культовые фотографии Мэрилин Монро, в том числе ее знаменитая поза у решетки метро; кухонные дебаты Никсона и Хрущева в Москве; раздельные фонтаны; скорбящая Жаклин Кеннеди; сотни юмористических изображений собак. Его работы известны во всем мире.

Он получил почти все награды в области фотографии, в том числе Премию Люси за заслуги перед жанром, Премию Бесконечности Международного центра фотографии и Медаль столетия Королевского фотографического общества. Персональные выставки его работ проходили в Музее современного искусства в Нью-Йорке, Художественном институте Чикаго, Смитсоновском институте в Вашингтоне, округ Колумбия, Парижском музее современного искусства, Музее королевы Софии в Мадриде, Барбакане в Лондон и многие другие. Он опубликовал более 50 («Я сбился со счета», — шутит он) книг своих работ. Самый последний, «Найденный не потерянный», планируется выпустить этой зимой.

Эрвитт родился в Париже у русских родителей и после проживания в Италии иммигрировал в Нью-Йорк, когда ему было 10 лет. После изучения фотографии в городском колледже Лос-Анджелеса он пошел в армию и в конце концов начал карьеру фрилансера, выполняя задания для таких журналов, как Collier’s , Look , Life и Holiday . Встреча в 1954 году с Робертом Капой привела к приглашению присоединиться к Magnum, где Капа работал — и в течение трех лет возглавлял агентство — на протяжении всей своей карьеры. Именно в эти насыщенные заданиями ранние годы, когда Журнал New Yorker отметил, что Эрвитт «успешно совмещал работу в рекламе и моде, создавая одни из самых незабываемых редакционных фотографий всех времен».

Фотографии повседневной жизни Эрвитта, известные неизменно превосходными работами, стали такими же легендарными, как и его коммерческие работы. Как объяснил один писатель: «Что бы ни фотографировал Эрвитт, его изображения мгновенно узнаваемы благодаря сочетанию обаяния, остроумия и меланхолии». Другой похвалил Эрвитта за его «острое чувство композиционного ритма и поразительную техническую беглость». Товарищ-фотограф Гарри Бенсон, которому не исполнилось 10 лет, говорит об Эрвитте: «Он был и всегда был таким профессиональным и последовательным. Если бы меня упоминали в одном ряду с ним, я был бы очень счастлив».

© Elliott Erwitt / Magnum Photos


На протяжении всей своей карьеры Эрвитт, которому сейчас 92 года, смог создать привлекательные, долговечные изображения в своей коммерческой работе, а также в своей личной фотографии. Действительно, Анри Картье-Брессон, один из первых влиятельных лиц Эрвитта и основатель Magnum, однажды сказал: «Эллиотт, на мой взгляд, совершил чудо, работая над цепью коммерческих кампаний и до сих пор предлагая букет украденных фотографий с аромат, улыбка его более глубокого «я».

Когда его спросили, как ему удалось создать такое количество хорошо принятых личных работ, когда он выполнял задания для клиентов, он объяснил: «Я всегда брал с собой две камеры; один для клиента и один для меня…». По словам Марка Любелла, «это правда, но это еще не все. Эллиот всегда был невероятно уважителен и благодарен за свою работу по заданию, потому что он понял, что это дает ему доступ к объектам и местам. Он всегда много работал для своих клиентов».

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Резюме

Сегодня Эрвитт часто объясняет, что фотография — это его хобби, а также профессия. Он отмечает, что хобби — это то, чем вы занимаетесь, потому что преданы этому делу. С озорной ухмылкой он добавляет: «Хорошо, что они используют одни и те же материалы. Это делает его довольно удобным». Спросите его, откуда у него было время для личной работы с таким количеством требовательных заданий на протяжении многих лет, и он шутит: «Я использую короткую выдержку». И почему он любит фотографировать собак? «Они не просят отпечатки».

Улыбки Эрвитта, одновременно лукавые, ироничные и манящие, отражают юмор, который присутствует во многих его работах. Его остроумные образы по-разному описывались как «абсурдистские», «игривые», «озорные» и «ироничные». Газета New York Times назвала его «Хенни Янгменом среди фотографических острот». Говорит Марк Лабелл: «Эллиот отлично умеет остроты, и многие из его самых юмористических картин разделяют это чувство. И, как и все его работы, юмористические изображения также отображают то, как он всегда исследует и наблюдает за миром вокруг себя».

Неудивительно, учитывая его любовь к комедиям, что одним из героев Эрвитта является Чарли Чаплин. Однако он слишком скромен, чтобы согласиться с тем, что сам он особенно забавен. «Мои бывшие жены не считают меня забавным, — говорит он. Но если копнуть немного глубже, он признает: «Заставлять людей смеяться — одно из самых высоких достижений, которых вы можете достичь. А когда ты можешь заставить их смеяться и плакать, как Чаплин, это высшее из всех возможных достижений».

Роберт Кинер — писатель из Вермонта.

 

Связанные

14 уроков Эллиотта Эрвитта об уличной фотографии

США. Нью-Йорк. 2000. © Elliott Erwitt / Magnum Photos

Если вы не знакомы с работами Эллиотта Эрвитта, вы наверняка видели многие знаковые работы Эллиотта Эрвитта по всему миру. Как один из первых членов Magnum и бывший президент, у него одна из самых продолжительных карьер в фотографии — более 50 лет.

Что мне больше всего нравится в Эллиотте Эрвитте, так это его кривое чувство юмора при взгляде на мир, а также его прямолинейная и бессмысленная философия фотографии. Когда я делюсь своими мыслями и советами, я думаю, что он один из самых практичных и полезных людей, особенно с учетом его многолетнего опыта.

В приведенной ниже статье я расскажу о некоторых вещах, которые узнал от него лично.

1. Не планируйте слишком много

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Лично я, как уличный фотограф, иногда попадаю в ловушку, слишком много планируя. Обычно я стараюсь сосредоточить свое внимание на проектах (имея в виду заранее задуманный проект, когда снимаю на улице), но я часто обнаруживаю, что это иногда отнимает у съемок опыт. Думаю, все дело в балансе: нужно работать над проектами и быть сосредоточенным, но в то же время не планировать слишком много.

Эрвитт делится своими мыслями о том, как он не планирует слишком много перед тем, как отправиться на охоту:

Интервьюер: Ваше исследование собак является текущим проектом, чтобы документировать отношения между животными и людьми?

Erwitt: Я не начинаю с каких-то конкретных интересов, я просто реагирую на то, что вижу . Не знаю, собирался ли я фотографировать собак; У меня много фотографий людей и довольно много кошек. Но собаки кажутся более симпатичными.

Вывод:

У Эрвитта есть удивительный способ редактировать свои работы и создавать книги. Его методология заключается в том, что он просто выходит и снимает все, что находит интересным, и, просмотрев свои архивы изображений, создает книги/проекты на основе уже сделанных снимков.

Лично я предпочитаю более методологический подход (начинать с идеи, но затем более усердно развивать ее), но я думаю, что в том, как работает Эрвитт, есть и достоинства.

Думаю, в конце концов, все зависит от твоего характера. Если вы предпочитаете иметь больше цели, структуры и шаблона, то работа с проектным мышлением может оказаться для вас выгодной. Однако, если вы считаете себя более свободным духом и не любите работать, чувствуя себя скованно, способ Эрвитта просто реагировать на то, что вы видите, может быть лучше для вас.

Я рекомендую вам поэкспериментировать с обоими подходами (и даже комбинировать их) и посмотреть, что лучше всего подходит для вас.

2. Прогуляйтесь по

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Одна из лучших вещей в уличной фотографии — это быть флаером — тем, кто бродит без определенного места назначения.

Основываясь на своих путешествиях, я нашла таким образом самые красивые и живописные места. Эрвитт также рассказывает, как ему нравится просто бродить, когда он собирается фотографировать на улицах:

Интервьюер: Как вы относитесь к такому городу – планируете что-то конкретное или просто бродите и смотрите?

Erwitt: Я просто блуждаю по . Поскольку я сам вырос в Италии, в Милане, у меня есть особая привязанность к этой стране. Я приезжаю по крайней мере два или три раза в год – итальянский мой родной язык. В этой книге просто случайные картинки Рима – в книгах о Риме недостатка нет, но это будет более личное, будут памятники, будут Колизеи, конечно, но будут люди, жизнь!

Пункт выноса:

Я думаю, что все уличные фотографы должны избегать быть туристами. Одна из худших вещей в том, чтобы быть туристом, это то, что это слишком предсказуемо и не весело. Конечно, вы сможете увидеть все известные памятники и достопримечательности, но из них редко получаются интересные фотографии.

В следующий раз, когда вы отправитесь в путешествие или выйдете на улицу, пусть вас ведет любопытство. Пройдитесь по дорогам, которые могут показаться немного чуждыми, и вам может посчастливиться наткнуться на великолепные кадры уличной фотографии (которых еще никто не делал).

3. Не фотографируйте только людей

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Я думаю, что мы, уличные фотографы, часто забываем фотографировать не людей. Я думаю, что на лучших уличных фотографиях обычно есть люди, но это не обязательно.

На некоторых из лучших фотографий Эллиотта Эрвитта вообще нет людей, но они показывают, как он упоминает, «…проявление людей»:

Интервьюер: Вас больше всего интересуют люди?

Erwitt: Проявление людей, будь то настоящие люди или то, что люди делают, это одно и то же .

Что именно Эрвитт имеет в виду под «проявлением людей»? Он говорит о том, чтобы делать фотографии, которые показывают вам человечность — будь то фотографии реальных людей или нет.

Например, одна из самых сильных фотографий, которые я видел у Эрвитта, — это фотография Иисуса на кресте рядом с рекламой PEPSI. Для меня это критика западного общества. Кто в здравом уме поставит рядом с Иисусом рекламу сладкой воды?

Пункт выдачи:

Когда вы находитесь на улице, не направляйте все свое внимание и энергию только на людей. Скорее ищите элементы, которые могли бы сопоставить друг друга и сделать заявление об обществе. Это может проявляться через рекламные щиты, вещи, которые вы найдете на земле, городские пейзажи и другие сообщения, которые вы можете найти.

4. Не относитесь ко всему слишком серьезно

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Когда кто-то думает о Magnum, на ум приходят следующие прилагательные: хардкорный, суровый и сырой. Можно представить, как Роберт Капа ползает на груди по грязи, избегая выстрелов и гранат, чтобы получить кадры солдат в бою.

Однако стиль Эрвитта (хотя он был младшим современником Капы, Картье-Брессона и других) был совершенно иным. Он не выходил и не фотографировал конфликты или войну, но его фотографии, как правило, были более игривыми, юмористическими и забавными.

Эрвитт упоминает в интервью, что его коллеги из Magnum обычно считаются более «серьезными» фотографами, которые фотографируют более «серьезные» события. Однако Эрвитт старается не относиться к себе слишком серьезно:

Интервьюер: Кажется, вы часто развлекаетесь своими фотографиями, вы находите их игривым средством или вы превратили его в игру для себя?

Эрвитт: Ну, Я не серьезный фотограф, как большинство моих коллег . То есть Я серьезно насчет несерьезности .

Пункт выноса:

Чтобы стать великим уличным фотографом, не думайте, что вам нужно быть хардкорным, как Брюс Гилден, Уильям Кляйн или Гарри Виногранд, и снимать прямо и прямо в лицо. Скорее следуйте своему сердцу и подходу.

Если вы хотите создать более забавные и юмористические уличные фотографии, которые не так уж и серьезны – вперед. Если вам не нравится фотографировать людей и в основном объекты , вперед. Если вам нравится фотографировать городской пейзаж – вперед.

Не относитесь к себе и своей уличной фотографии слишком серьезно — и помните, что в конце дня вы хотите получать удовольствие.

5. Используйте разные камеры для разных целей

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Один из важных вопросов, который часто возникает, — это споры между цифровой и пленочной съемкой. Люди из обоих лагерей обычно спорят о плюсах и минусах и, в конечном итоге, о том, что «лучше».

Я чувствую, что, в конце концов, какой фотоаппарат, объектив, пленка или цифра — это личное дело каждого. И вам не нужно зацикливаться на мысли, что это должно быть так или иначе.

Например, Эрвитт снимает как на цифру, так и на пленку. Он уравновешивает и то, и другое: при съемке своих коммерческих работ он использует цифровые технологии, а для личных работ использует пленку:

Интервьюер: Сегодня одним из основных вопросов, обсуждаемых среди фотографов, является использование цифровой фотографии; вы пользуетесь цифровыми камерами?

Erwitt: Я пользуюсь цифровыми камерами, но только по назначению; для моей работы я не . Цифровой фотоаппарат — это много более практичный и более удобный, чем пленка , когда вам нужно реализовать проект».

Вывод:

Когда я начал снимать уличную фотографию, я впервые использовал цифровые камеры, и мне понравился процесс обучения и мгновенная обратная связь. Это научило меня многому о технических аспектах фотографии и основах. Я снимал на цифру первые 5 лет таким образом, и мне нравился каждый момент.

Однако где-то 2 года назад я наткнулся на уличную фотографию на пленку — и не повернул назад. Я предпочитаю сложность съемки на пленку, эстетику, а также волнение от того, что вы не видите, какие фотографии у вас получились (пока вы их не обработаете).

В конечном счете, я не думаю, что съемка уличной фотографии на пленку сделает каждого лучшим уличным фотографом, но я могу лично поручиться, что это очень помогло мне. Это научило меня терпению, когда дело доходит до редактирования (обычно я жду 3-4 месяца, прежде чем обрабатывать свою пленку), техническим навыкам (я снимаю полностью вручную на свою пленку Leica), а также дисциплине (фотографировать вещи более осознанно).

Однако, в конце концов, я по-прежнему снимаю на цифру и на пленку. Я использую цифру, когда делаю забавные снимки друзей и семьи, кусочки своей повседневной жизни, а также то, что я ем на завтрак. Однако я снимаю все свои личные стрит-фотографии на пленку и предпочитаю сам процесс.

Итак, в конце концов, я бы сказал, что речь не идет о съемке ни на пленку, ни на цифру. Речь идет об охвате обоих средств и использовании их для разных целей.

Так что, если вы снимаете только на пленку, возможно, стоит выключить iPhone, когда вы фотографируете свой капучино. И если вы снимаете на цифру только улицы, может быть забавно применить противоположный подход и снимать на пленку только снимки друзей и семьи. Экспериментируйте и получайте удовольствие.

6. Слава часто выше ваших сил

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Эрвитт сделал одни из самых знаковых фотографий в истории — времен сегрегации (вспомните его «фото цветного фонтана»), знаменитых актеров/актрис (вспомните Мэрилин Монро), а также лучшие фотографии собак.

Однако, когда дело доходит до создания культового изображения или прославления как фотографа, большая часть этого находится вне вашего контроля.

Например, многие снимки Эрвитта так известны, потому что он оказался жив во время некоторых из самых ярких событий в истории (например, его фотография Ричарда Никсона и Никиты Хрущева, главы Советского Союза). Не только это, но и то, что некоторые из его фотографий оказались использованы в нужное время — теперь они получили широкое распространение и стали частью общественного сознания:

Интервьюер: Знаменитая фотография, вероятно, сделана в определенное время, в редкий момент. Что необходимо для съемки культовой картины?

Эрвитт: Я не думаю, что вы встаете утром с целью сделать культовый снимок. Это просто не работает таким образом. Возможно, вам посчастливится получить хорошее изображение, которое найдет хорошее применение и затем его увидит множество людей . Я полагаю, что картинку должны увидеть многие люди, прежде чем она станет культовой. Это часть определения.

Интервьюер: Вы фотограф, известный многими знаковыми снимками. Как это произошло?

Эрвитт: Я фотографирую, некоторые из них узнаются, некоторые используются, а некоторые используются очень часто, потому что на снимке изображен важный предмет или важный человек. Существует множество причин, по которым изображение может стать культовым. И не все они обязательно хорошие .

Эрвитт также по-разному разделяет важность удачи:

Интервьюер: Вам посчастливилось сделать много снимков?

Эрвитт: Что ж, удача определенно всегда была частью моего бюджета. Абсолютно да.

Опрашивающий: Но на него никогда нельзя положиться.

Эрвитт: Это правда. Вы не можете полагаться на это. Но можно ли вообще на многое положиться? Нет. Некоторым людям просто повезло больше, чем другим.

Интервьюер: Сколько удачи нужно фотографу?

Erwitt: Удача всегда важна и, конечно, зависит от того, что вы делаете . Если вы военный фотограф, удача действительно очень важна, потому что вас могут убить. Когда ты студийный фотограф, это, конечно, другая удача. Эти вопросы достаточно субъективны.

Вывод:

Я не говорю, что просто удача помогла Эрвитту стать фотографом с множеством памятных снимков. Безусловно, мастерство плюс удача помогли ему стать одним из лучших современных фотографов.

Многие из нас изо всех сил стараются показать свои изображения широкой публике. Когда я впервые начал заниматься уличной фотографией, я помню, как мне было трудно набрать хотя бы 50 просмотров одной моей фотографии на Flickr. Я рассылал спам во все группы стрит-фотографов, которые мог найти на flickr, и надеялся, что люди будут комментировать и «добавлять в избранное» мое изображение.

Однако теперь, к счастью, благодаря моему блогу у меня появилось много поклонников в социальных сетях и на Flickr. Теперь большинство фотографий, которые я публикую, набирают тысячи просмотров, и еще больше комментариев и лайков, о которых я мог даже мечтать еще несколько лет назад.

Однако, в конце концов, именно популярность моего блога принесла мне подписчиков в социальных сетях, а не самих фотографий. Не только это, но даже то, что мой блог стал популярным, стал огромной удачей (когда я начинал этот блог, было очень мало активных блогов об уличной фотографии).

Так что поймите, что в жизни (и особенно в фотографии) так много удачи, что вы не можете ее контролировать. Мой совет? Не беспокойтесь так сильно о том, чтобы получить известность в социальных сетях. Скорее, стремитесь произвести впечатление на себя. Также познакомьтесь с несколькими другими фотографами-единомышленниками и поделитесь с ними своими работами. Даже во времена Гарри Виногранда и Джоэла Мейеровица они делились своими отпечатками с очень немногими людьми — и были этим довольны.

7. Сосредоточьтесь на содержании формы

США. Питтсбург, Пенсильвания. 1950. © Elliott Erwitt / Magnum Photos

Отличные фотографии — это сочетание содержания (то, что происходит в кадре), а также формы (композиции).

Я часто задаюсь вопросом: «Что важнее? Содержание или форма?»

Конечно, важны и те, и другие, но, в конце концов, я думаю, что содержание важнее формы.

В интервью Эрвитт рассказывает, что фотографы должны фокусироваться на человеческом состоянии и содержании, а не на форме:

Интервьюер: Каково ваше самое большое желание относительно будущего фотографии?

Эрвитт: Мое желание в отношении будущего фотографии состоит в том, чтобы она продолжала иметь какое-то отношение к человеческому состоянию и могла представлять работу, пробуждающую знания и эмоции . Эта фотография имеет содержание, а не просто форму . И я надеюсь, что продуктов будет достаточно, чтобы сбалансировать визуальный мусор, который мы видим в нашей текущей жизни .

Пункт выдачи:

В Интернете огромное количество уличных фотографий, большинство из которых не очень хороши. Даже из всех уличных фотографий, которые я когда-либо делал, я думаю, что, вероятно, у меня получилось только два хороших снимка, которыми я горжусь. (мой снимок парня, спящего на пляже в Марселе, мой снимок красного ковбоя в Лос-Анджелесе). Что мне нравится в кадрах, так это то, что я чувствую, что они передают смысл и настроение — и оба имеют сильную форму (композицию и кадрирование).

Однако в уличной фотографии одной из самых сложных вещей является захват содержания и формы в одном изображении. Мы часто находим на улице очаровательных персонажей и фотографируем их, но композиции могут быть не такими хорошими. С другой стороны, мы можем сделать хорошо скомпонованные фотографии уличной сцены, но на фото ничего не происходит – скучно и без души.

В конце концов, я согласен с Эрвиттом, что мы, как уличные фотографы, должны уделять больше внимания содержанию, а не форме. Я чувствую, что фотографии, которые вызывают эмоции и состояние человека, гораздо сильнее и значимее, чем просто фотографии с хорошей композицией.

8. Положите свои фотографии на землю

Фотография из новой книги Эрвитта «Колор». © Elliott Erwitt / Magnum Photos

За свою карьеру Эрвитт сделал сотни и тысячи фотографий. Как ему удается просматривать их все сразу, упорядочивать и редактировать для книг? Его совет: положите их на землю. В интервью, посвященном его новой книге «Колор», он делится своей методикой:

Интервьюер: Как вы просмотрели более полумиллиона изображений, чтобы выбрать 420 из них?

Мне помогала команда из двух человек. Большая часть этих изображений находилась в хранилище. Мы долго к этому шли. Мы сделали небольшие отпечатки и начали класть их на пол, чтобы начать секвенирование. Мы искали поток. Мы начали сокращать наш выбор оттуда.

Интервьюер: Что касается макета, как вы решили разместить фотографии вместе?

Эрвитт: Я снова работал с дизайнером Стюартом Смитом, приехавшим из Лондона. Мы начали раскладывать все на полу, чтобы посмотреть, что у нас есть .

Пункт выноса:

В следующий раз, когда вы захотите отредактировать свои фотографии или выбрать их для книги или выставки, распечатайте их в виде небольших отпечатков 4×6 и положите на землю.

Переместите свои отпечатки в том порядке, в котором вы представляете, чтобы увидеть их в книге, и посмотрите, какие изображения хорошо сочетаются друг с другом, а какие другие фотографии смотрятся рядом.

Другой вариант: я часто редактирую и упорядочиваю свои снимки на своем iPad, так как мне нравится перемещать изображения пальцем. Но, в конце концов, использование отпечатков — гораздо лучший метод.

9. Сфокусируйтесь на следующем снимке

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Один из вопросов, который часто задают в интервью фотографам: «Какая ваша любимая фотография?» или что-то в этом роде. У большинства фотографов, которых я знаю, обычно есть личная любимая фотография (или определенное изображение, имеющее для них значение).

Однако Эрвитт занимает противоположную позицию и сообщает, что у него нет личной любимой фотографии – его больше интересует следующая фотография, которую он собирается сделать:

Миша: Дэвид спрашивает: Что было самым интересным снимать или предмет, который вам когда-либо приходилось фотографировать? А какое ваше любимое место для работы?

Эллиотт: Самый интересный тот, что следующий, надеюсь . Который будет проходить в Шотландии в июне и августе. Я знаю, что он будет лучшим, хотя я еще этого не сделал.

Миша: У тебя есть любимая фотография?

Эллиот: У меня есть несколько фотографий, которые мне нравятся, но Надеюсь, я еще не сделал свои любимые фотографии .

Миша: Есть ли что-то, что действительно делает тебя счастливым или гордым, зная, что ты это сделал, что у тебя это есть спустя столько лет?

Эллиотт: Можно сказать, что мои фотографии как мои дети и у меня нет любимых .

Всякий раз, когда я слышу, как фотографы говорят, что у них нет личной любимой фотографии, это всегда кажется мне отговоркой. Тем не менее, я все еще могу понять, насколько продуктивно иметь менталитет отсутствия любимой фотографии.

Например, я чувствую, что если у вас есть любимая фотография , вы довольны своей работой и не спешите, чтобы получить еще лучший снимок.

Эрвитт, чья карьера насчитывает несколько десятилетий, безусловно, использовал этот фрейм в своих интересах. Поскольку он находит самую интересную фотографию следующей фотографией, которую он собирается сделать, он продолжает стремиться выйти и охотиться за этой следующей фотографией.

Пункт выдачи

Не привязывайтесь к своим текущим фотографиям или портфолио, так как это может помешать вам пойти куда-нибудь и сделать еще более качественные фотографии.

Ждите фотографий, которые вы собираетесь сделать , а не фотографий, которые вы уже сделали.

10. Отточите свои навыки наблюдения

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Что мне больше всего нравится в работах Эрвитта, так это то, что они демонстрируют его безмерное любопытство и наблюдение за миром. Некоторые из его самых известных снимков — любой мог сделать снимок (я имею в виду его снимок птицы рядом с водной гранью, которые похожи друг на друга). Вместо того, чтобы иметь причудливые камеры и технические ноу-хау, все сводится к острому глазу.

Эрвитт говорит, что фотограф всегда должен внимательно следить за своим окружением и никогда не переставать замечать, что вокруг вас:

Миша: Дженнифер спрашивает: Вы путешествовали по миру с камерой почти семь десятилетий. Вы все еще видите картинки вокруг себя? Или вы когда-нибудь устаёте замечать?

Elliott: Замечать возможные снимки — с камерой или без нее — очень важно для любого работающего фотографа . Я никогда не устану замечать, хотя меня, вероятно, не тронуло бы делать повторяющиеся и повторяющиеся снимки.

Хотя у Эрвитта нет любимой фотографии, у него есть любимый фотограф, великий Анри Картье-Брессон. Эрвитт описывает снимок, с которого он начал заниматься фотографией [«Набережная Сен-Бернар, недалеко от вокзала Гар д’Аустерлиц»] и то, как ему нравились эмоции, которые вызывала фотография.

Набережная Сен-Бернар, недалеко от вокзала Аустерлиц. © Henri Cartier-Bresson / Magnum Photos

 

Но более того, это был акт наблюдения, который сделал фотографию великолепной и как он понял, что может сделать что-то подобное:

Миша: Кто твой любимый фотограф, живой или мертвый?

Эллиот: Золотым стандартом фотографии, как и всегда, остается Анри Картье-Брессон.

Миша: У тебя есть его любимая фотография?

Эллиотт: Да, знаю. С этой фотографии я начал заниматься фотографией. Это картина, которую трудно описать словами. Это фото он сделал в 1932 на вокзале.

Миша: Тот, где линии от бетонной эстакады сходятся с рельсами внизу и два человека в кадре? [«Набережная Сен-Бернар, недалеко от вокзала Аустерлиц».]

Эллиот: Да

Миша: Что такого было в этом фото, что вы захотели пойти и сфотографироваться? Не могли бы вы немного рассказать о фотографиях Картье-Брессона и о том, как они повлияли на ваш интерес к фотографии? Был ли он наставником, как [Роберт] Капа?

Эллиотт: Картинка казалась вызывающей воспоминания и эмоциональной. Кроме того, для его создания требовалось простое наблюдение. Я подумал, что если бы можно было зарабатывать на жизнь такими картинками, то хотелось бы . Капа был [наставником] в том смысле, что ему нравились фотографии, которые я ему показывал, и он думал, что я мог бы быть полезным дополнением к зарождающемуся агентству Magnum.

Вывод:

Самое прекрасное в уличной фотографии то, что она не зависит от наличия дорогой камеры или экзотических объективов. Скорее, все сводится к наблюдательному и любопытному взгляду на людей и окружающий мир.

Поэтому развивайте свое видение и взгляд на мир. Я рекомендую вам всегда носить с собой камеру, потому что вы никогда не знаете, когда вам представятся лучшие возможности для уличной фотографии.

Веселое упражнение : притворись пришельцем с другой планеты – и ты впервые попал на планету Земля . Представьте, как странно вы бы увидели людей и городскую среду, которую они построили вокруг себя. Будучи инопланетянином, что бы вы нашли увлекательным и интересным?

Сохраняйте настрой на то, чтобы всегда удивляться тому, что вы видите вокруг себя.

11. Найдите время для фотосъемки

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Всякий раз, когда я разговариваю с фотографами (профессионалами или любителями), они всегда говорят, что хотели бы иметь больше времени для фотосъемки.

Однако в промежутках между семьей, второй половинкой, работой на полный рабочий день (в офисе или даже в качестве фотографа) становится трудно найти время, чтобы выйти и пофотографировать.

Даже Эрвитт признается, что самое важное в его жизни — это умение распоряжаться своим временем, поэтому он проводит больше времени на съемках. Признается, жизнь кипит, но нельзя забывать о самом главном – фотографировать:

Миша: Что для тебя сейчас важно?

Эллиотт: Важным моментом является управление временем , потому что вокруг так много всего происходит. Происходит так много всего, что отвлекает вас от того, чем вы хотите заниматься. Чем я хочу заниматься, так это фотографировать . Управление временем усложняется по мере того, как усложняется ваша фотографическая жизнь.

Вывод

Меня всегда интересовали методы тайм-менеджмента и способы повышения эффективности. Однако с годами дело не в том, чтобы втиснуть в свой график больше дел. Скорее, речь идет об удалении из вашего расписания вещей, которые не так уж важны.

Например, когда я работал полный рабочий день в своем офисе, я всегда находил время для обеда, чтобы снимать на улицах 3-й набережной в Санта-Монике (я там работал). Однако, прежде чем я уйду, всегда будет что-то, что остановит меня (о, мне нужно отправить это последнее электронное письмо или мне нужно добавить этот последний пункт в мою презентацию). Если бы я уступил работе, то в итоге у меня был бы «рабочий ланч» и только немного орехов и Redbull на моем столе — и я никогда не выходил на улицу и не стрелял.

Затем я понял, что важно сделать стрельбу приоритетом, а потом я смогу уместить все (что было менее важно).

Есть забавная история о мастере дзен, у которого был пустой кувшин, и он попросил своего ученика наполнить его как можно большим количеством больших камней, камней среднего размера, маленьких камней и песка. В конце концов, студент понял, что лучше всего начать с больших камней, а в конце засыпать песком.

Большие камни — это метафора самых важных вещей в нашей жизни: нашей семьи, любви и увлечений (фотография). Песок в конце — это электронная почта, сообщения в Facebook и занятая работа.

Так что всегда находите время для стрельбы, делая это приоритетом. Если вы не сделаете это приоритетом, у вас никогда не будет времени на съемку.

12. Позвольте своему стилю найти вас

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Один из вопросов, который мы часто ищем, как фотограф, — как найти собственное видение или стиль. Вместо того, чтобы иметь грандиозные философские представления о своей работе, он придерживается серьезного и приземленного подхода: он просто выходит и фотографирует, позволяя другим людям диктовать, какой у него стиль:

Интервьюер: Вы помните момент, когда ваш личный стиль достаточно развился, чтобы вы перестали пытаться подражать своим фотографическим героям?

Erwitt: Я не знаю своего личного стиля. Я просто люблю фотографировать . Мои «визуальные» герои в основном художники. Но я не рисую.

Интервьюер: Несмотря на то, что у вас очень характерный стиль, в ваших фотографиях, тем не менее, чувствуется «Америка» середины двадцатого века, даже если объект находится в другом месте. Они сочетаются с Робертом Франком, Брюсом Дэвидсоном, Ли Фридлендером и другими, даже с Гарри Каллаханом — вы когда-нибудь чувствовали, что вы стилистически соответствуете своим современникам?

Эрвитт: Меня меньше всего беспокоит «стилистическое соответствие». Из людей, которых вы упомянули, мне многое нравится в их работе, а некоторые нет. Для меня важны форма и содержание .

Вывод:

Я думаю, что в фотографии очень важно иметь определенный эстетический стиль (с использованием аналогичного оборудования, постобработки, черно-белого или цветного), а также предмет, который вы в конечном итоге снимаете.

Однако я думаю, что когда дело доходит до поиска своего стиля, чем больше вы его ищете, тем больше он от вас убегает. Органичный способ найти свой стиль — это просто пойти и сделать сильные фотографии (с хорошей формой и содержанием), а затем позволить своему стилю найти себя.

Так что, если вы не уверены, какой у вас личный стиль или видение, просто идите и стреляйте. Со временем вы накопите достаточно убедительных изображений, отражающих то, что вас интересует, и ваше личное видение. Затем вы сможете начать лучше понимать свою фотографию и еще сильнее следовать своему видению.

13. Сосредоточьтесь на создании книг

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Большинство из нас (включая меня) в основном «онлайн-фотографы», в которых мы делаем свои фотографии, и большинство изображений, которыми мы делимся, просто попадают в Интернет и социальные сети. сети. Обычно это заставляет нас сосредоточиться на одном изображении, а не на проектах и ​​наборах изображений.

Несмотря на то, что Эрвитт очень много снимает в стиле «одной фотографии», его конечной целью в фотографии является выпуск фотокниг:

Интервьюер: Итак, вы уже написали более 40 книг .

Эрвитт: Для выставки мы посчитали, сколько книг может быть в витрине, и получилось 45. Может быть, больше, я не знаю. Но я бы сказал, что мои важные книги или основные книги, с моей точки зрения, это те, что написаны за последние 10 лет.

Опрашивающий: Вам нравится собирать книги?

Erwitt: Что ж, я пытаюсь оправдать свое существование тем, что делаю [их]. Изготовление книг — очень специфический вид деятельности. На самом деле это не коллекция ваших лучших фотографий — хотя это так, — но это также способ представить вашу работу так, чтобы она не повторялась, чтобы она была плавной и имела смысл в книге . Работа над книгой отличается от работы над выставкой, над статьей в журнале или над эссе.

Выводы

Одно из направлений, в котором я пытаюсь развивать свою фотографию, — это загружать меньше изображений в сеть по отдельности и сосредоточиться на проектах и ​​книгах. Когда я умру, я сомневаюсь, что кто-нибудь заглянет на мой Flickr, Facebook или веб-сайт. Однако, если я опубликую книгу, она сможет жить гораздо дольше (кто знает, будут ли социальные сети через несколько десятилетий).

Так что, если вы обнаружите, что застряли в простом создании фотографий для Интернета, я также рекомендую вам попробовать сосредоточиться на создании книги. И вам не нужно искать модного издателя. Я люблю платформы для самостоятельной публикации, такие как Blurb, потому что вы все еще можете сделать качественную книгу, не вкладывая десятки тысяч долларов. Blurb и подобные сервисы сделали букмекерство намного более демократичным.

Я рекомендую собирать книгу, просмотрев множество фотокниг. Найдите фотокниги, которые вам нравятся, и посмотрите, как они составлены. Как фотограф упорядочил свои изображения? Какие фотографии большие, а какие маленькие? Почему фотограф соединил две фотографии вместе? Похожи или непохожи парные изображения? Как проходит фотокнига?

Не упускайте из виду все эти вопросы и приступайте к написанию собственной книги. Создание книги — это высшее проявление творчества фотографа.

14. Не будьте неряшливыми

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Один из вопросов, который Эрвитту часто задавали в интервью, касается его мыслей о пленочной съемке по сравнению с цифровой. У него довольно сильное мнение на этот счет. Прежде всего, все свои личные работы он снимает на пленку. Однако для коммерческой работы он снимает все на цифру.

Лично он предпочитает пленку и не ненавидит цифру (просто потому, что это не пленка). Однако он замечает, что многие фотографы в наши дни слишком небрежны и недостаточно думают при съемке. Он считает, что цифровые технологии сделали фотосъемку слишком простой, и люди перестали так много думать:

Эрвитт: Проблема цифровой фотографии в том, что она слишком проста. Когда все становится слишком просто, люди становятся неряшливыми. А неряшливость в фотографии — плохая черта, хотя фотография — довольно простая вещь . Когда это было нецифровым, все равно требовалось немного усилий и размышлений. Но теперь я думаю, что шимпанзе с цифровой камерой тоже может получить неплохие результаты, но, по крайней мере, видимые результаты. И я думаю, что это проблема. Слишком легко, слишком много и, может быть, не слишком много размышлений за этим.

Что Эрвитт в конечном счете ненавидит, так это «небрежность», многих фотографов, делающих фотографии, не задумываясь о композиции, кадрировании и содержании в кадре.

Я чувствую, что одна из прелестей фотографии сейчас в том, что каждый может сделать технически хорошую фотографию (даже с помощью смартфона). Однако то, что у вас есть инструменты для создания хороших фотографий, не означает, что вы будете делать хорошие фотографии. Эрвитт призывает нас усердно работать над созданием видения нашей жизни с помощью фотографии:

Миша: Кажется, игровое поле изменилось. Все, у кого есть мобильный телефон, теперь фотографы. Вы думаете, это что-то изменит?

Эллиотт: Нет, все фотографы, и это останется . Это очень соблазнительно. Но по той же причине не всякий, у кого есть карандаш, обязательно хороший писатель . Это не значит, что вам действительно нужно знать так много, чтобы получить изображение. Я имею в виду, что фотография — это не операция на головном мозге. Это не так сложно. Сейчас это легче, чем было раньше, но раньше это было не так сложно. Это было достаточно легко. Это не легкость; это то, что вы делаете и как вы это делаете, и как вы строите свою жизнь и свое видение .

Пункт самовывоза

В конечном итоге не имеет значения, снимаете ли вы уличную фотографию в цифровом виде или на пленку. Вы можете делать ужасные фотографии на любом носителе и делать отличные фотографии на любом носителе.

Однако независимо от того, какое оборудование вы используете – старайтесь быть обдуманным и не быть неряшливым. Не фотографируйте бездумно. Имейте определенное видение и намерение, когда делаете фотографии. Будьте осторожны с кадрированием и с тем, как вы позиционируете объект в кадре.

Чем больше вы фокусируетесь на своих фотографиях, тем больше со временем ваша жизнь и видение будут строиться вокруг этого.

Заключение

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Эрвитт занимается фотографией более 70 лет и за это время создал невероятное количество работ. Однако фотографировать не перестал. Его жизнь состоит в том, чтобы фотографировать, и он делает это своим приоритетом в жизни.

Эрвитт не собирался становиться великим или знаменитым фотографом. Скорее, он рассматривал это как приятное занятие и позволял своей фотографии быть продолжением самого себя. Он от природы любопытен, причудлив и с чувством юмора — и использовал свою камеру, чтобы запечатлеть это в окружающем мире.

Я думаю, что мы все можем научиться у Эрвитта, так это не относиться слишком серьезно к себе как к фотографам. Давайте просто выйдем на улицу, будем любопытны и исследуем мир (с камерой в руке). Все остальное, как найти свой стиль, найти аудиторию – придет потом.

Библиография/дополнительная литература

© Elliott Erwitt / Magnum Photos
  • Видения и образы: Эллиотт Эрвитт, 1981 [Видео]
  • teNeues: Эллиотт Эрвитт отвечает на ваши вопросы [видео]
  • Лучший фильм Эллиота Эрвитта? Следующий [NyTimes]
  • Мое интервью с Эллиоттом Эрвиттом для предстоящего шоу-каталога [Beetles+Huxley]
  • Интервью: Эллиотт Эрвитт. Книга культового фотографа «Колор» охватывает более 50 лет исторических цветных изображений [Cool Hunting]
  • Эллиотт Эрвитт: Мой фотографический дом [блог Leica]
  • Интервью с Эллиоттом Эрвиттом [профессиональный фотограф]

Книги

Ниже приведены некоторые из моих любимых книг Эллиота Эрвитта, которые я рекомендую:

1. Эллиот Эрвитт: Личный рекорд ~40 долларов

Превосходная подборка его лучших изображений. Отличная книга для начинающих по творчеству Эрвитта. Вы также можете загрузить его на iPad или iPhone в магазине iTunes за 6 долларов здесь.

2. Elliott Erwitt: Snaps ~$40

Еще одна замечательная книга лучших уличных фотографий Эрвитта. Он больше фокусируется на уличной фотографии, чем на «Личных рекордах».

3. Эллиотт Эрвитт: последовательно ваши ~60 долларов

Одна из моих любимых книг Эрвитта, в которой все книги представляют собой последовательности изображений, которые он сделал последовательно. Фотографии выглядят почти как движущееся изображение или видео.

4. Собаки Эллиотта Эрвитта ~$20

Любая библиотека с фотокнигами Эллиотта Эрвитта не будет полной без его книги о собаках – одни из лучших фотографий собак, когда-либо сделанных на улицах. Незаменимая вещь для любого любителя собак.

5. Elliott Erwitt: Color ~$80

Новейшая фотокнига Эрвитта, в которой собраны его самые известные цветные изображения. Хотя Эрвитт в основном известен своими черно-белыми изображениями, он много занимался коммерческой работой со слайд-фильмами. Если вы любите цвет и хотите увидеть уникальную сторону Эрвитта, я рекомендую вам взять эту книгу.

Вы также можете увидеть больше работ Эллиотта Эрвитта в его портфолио Magnum Photos.

Чему Эллиот Эрвитт научил вас в уличной фотографии? Поделитесь своими мыслями и опытом в комментариях ниже!

25 практических советов Эллиота Эрвитта для уличных фотографов

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Недавно я посетил выставку Эллиота Эрвитта «100+1» в Fotografiska, которая будет проходить в Стокгольме с 6 декабря 2013 г. по 2 марта 2014 г. Нам дали брошюру с отличными практическими советами для стрит-фотографов, которыми я поделился здесь. Этот текст для статьи взят из предисловия, написанного Эллиоттом Эрвиттом для книги «Личные воздействия».

Что ты посоветуешь, что теперь все фотографы?

Фотография на самом деле довольно проста, это не ракетостроение. Он просто реагирует на то, что вы видите, и помещает это в рамку. И это все». – (из его выступления на Fotografiska)

О высшей цели фотографии

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Заставлять людей смеяться – одно из высших достижений, которое только может быть. И когда ты можешь заставить кого-то смеяться и плакать , попеременно, как это делает Чаплин, вот это уже высшее из всех возможных достижений. Не знаю, что я за, но Я признаю это высшей целью .

Об очень хорошей фотографии

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Когда фотография хороша, это довольно интересно, а когда она очень хороша, она иррациональна и даже волшебна… не имеет ничего общего с сознательной волей или желанием фотографа. Когда фотография происходит , она приходит легко, как подарок, который не следует подвергать сомнению или анализировать.

На юмористических изображениях

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Иногда юмор заключается в фотографии, а не в сцене, которую вы фотографируете. Я имею в виду, вы можете сфотографировать самую замечательную ситуацию, и она без льда, ничего не проходит. Тогда вы можете сфотографировать ничего, кого-то, кто чешет нос, и получится отличный снимок. То, что происходит в сцене, в ситуации и то, что вы получаете на фотографии, может быть совершенно разным.

Люди говорят мне, что я хорош в визуальных каламбурах. Думаю, это правда. Я также люблю словесные каламбуры. Некоторые люди ненавидят их; Я их люблю. Когда я встречаюсь с моим другом Мюрреем Сэйлом, замечательным писателем, мы всех сводим с ума; мы невозможны. Я не знаю, почему каламбуры смешны. Я не знаю, что такое юмор. Это было бы что-то, не так ли? Понять, что такое юмор, и уметь воспроизводить его по своему желанию.

На грустных фотографиях

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Некоторые люди говорят, что мои фотографии грустные, некоторые считают их забавными. Смешно и грустно, разве это не одно и то же? Они составляют норму».

Об опыте с камерой

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Камера возводит барьер между мной и опытом. Однажды мне поручили сфотографировать операцию по удалению рака. За день до съемки я пошел на процедуру, чтобы знать, чего ожидать. Когда начали вынимать окровавленное легкое, хирург увидел, что я вот-вот потеряю сознание, и попросил меня уйти. А вот чистый день, с фотоаппаратом в руках меня ничего не беспокоило . Все, что было ужасным или пугающим, снималось камерой. Я был на другой стороне.

О размышлениях о фотографиях

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

В общем, я не слишком много думаю . Когда я говорю о своих картинах, мне нужно немного подумать, и я честен, но я не знаю, что на самом деле от меня, или что я слышал от кого-то другого, или просто откуда берутся слова».

Об искусствоведах

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Я, конечно, не использую те забавные слова, которые нравятся музейщикам и искусствоведам. Вещи должны быть открыты для интерпретации. Если вы можете разобрать его, возможно, это ничего не значит».

О композиции

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Может быть, это должно быть секретом: фотография — профессия ленивого человека. Вам не нужно тренироваться, как музыканту, врачу или артисту балета. Нужно лишь скромное умение добиться порядка и композиции или найти правильный баланс настроения .

И, иногда, вы можете показать сообщение в том, что вы делаете. Этого достаточно. Быть в нужном месте в нужный момент тоже может помочь .

Есть две композиции. Есть композиция, обрамленная видоискателем, и есть композиция на картинке, ее динамика. Второй может быть там, даже если первый плохо организован.

Так что я не против обрезки, когда это действительно необходимо. У некоторых людей есть фетиш по этому поводу, но не аморально обрезать . Конечно, лучше, если вам не придется, если вы найдете на снимках динамическую композицию и соедините ее с композицией в видоискателе».

Об инсценировке фотографий

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Я редко инсценирую фотографии. Я жду их… пусть не торопятся . Иногда ты думаешь, что что-то должно произойти, поэтому ты ждешь. Это может сработать; может и нет. Это замечательная вещь о фотографиях — всякое может случиться. Не то чтобы я против инсценировки или чего-то еще, если вы не жульничаете и не работаете с ложными целями. Даже когда вы ждете, вы в некотором роде организуете и манипулируете . Вы готовитесь оформить событие, когда оно произойдет, так, как вы хотите. Может я сам себе противоречу. Ну ладно.»

О технических способностях в фотографии

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Я не думаю, что люди должны тратить свою жизнь на тестирование объективов или в фотолаборатории или обязательно должны делать все свои собственные отпечатки (я больше не думаю) , но я думаю, что вы обязаны изучить и понять технические аспекты даже сейчас, с появлением микрочипа, перед ремеслом. Я могу сделать очень хороший отпечаток или дать кому-то указания, которые дадут именно тот результат, который я хочу. Я не из тех фотографов, которые говорят: «Я не знаю, чего хочу, но узнаю это…»

О том, как оставаться любопытным

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Преданный своему делу фотограф работает со своей собственной чувствительностью, инстинктами и опытом. Ему любопытно все видимое . Он смотрит, смотрит еще и снова смотрит, потому что это фундаментальная основа фотографии. И это все… просто ищите и устанавливайте свои собственные уникальные связи. (Ну, тогда, конечно, надо надеяться, что Провидение взмахнет своей волшебной палочкой и сделает это реальным и хорошим».

Лай на собак

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Я лаю на собак. Именно поэтому маленькая собачка на одной из моих фотографий подпрыгнула прямо в воздух. Об этом спрашивали многие. Ну, я рявкнул. Он прыгнул. Я лаял. Он прыгнул… Однажды я шел по узкой улочке в Киото за дамой, которая выгуливала интересную собаку. Просто чтобы увидеть, я лаял. Тут же женщина повернулась и пнула сбитую с толку собаку. Думаю, у нас была такая же кора».

О фотографировании собак

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Снимки собак работают на двух уровнях. Собаки просто забавны, когда их ловишь в определенных ситуациях, поэтому некоторым людям нравятся мои фотографии только потому, что им нравятся собаки. Но собаки обладают человеческими качествами, и я думаю, что мои картины имеют антропоморфную привлекательность . По сути, они не имеют ничего общего с собаками… Я имею в виду . Я надеюсь, что они о человеческом состоянии . Но люди могут принимать их по своему усмотрению».

Об эмоциональных фотографиях

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Я наблюдаю, я пытаюсь развлечь, но прежде всего я хочу, чтобы фотографии были эмоциональными . Меня мало что интересует в фотографии. Сегодня так много делается бесстрастными людьми, или, по крайней мере, так кажется… Я имею в виду работу, которая увлекательна, весела, умна и технически блестяща. Но если это не личное, то упускается из виду, что такое интересная фотография.

Найти нежность в моих фотографиях — это самый высокий комплимент, который мне когда-либо делали. Конечно, иногда не обойтись без дешевых снимков, но выбрасывать их следует».

О съемке в формате 35 мм

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Я использую прямоугольный формат, потому что пропорция 1 к 1 1/2, близкая к «золотому сечению», кажется особенно правильной. Почти во всем, в том числе и в архитектуре, она приятнее глазу. Конечно, это также формат 35 мм».

О съемке с помощью зеркальной фотокамеры и дальномера

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Между простой беззеркальной камерой прямого обзора (например, дальномерной Leica) и зеркальной камерой с одним объективом существует огромная разница. Рефлекторно вы склонны делать снимок в камеру; с другим вы должны увидеть изображение, а затем поместить его в рамку. Дальномерная камера тоже быстрее, быстрее фокусируется, меньше шумит и меньше, но эти преимущества гораздо менее важны, чем принципиальное отличие».

На объективах и пленке

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Простота. У меня большой арсенал техники для профессиональной работы, но для неофициальных снимков я в основном использую 50-мм объектив , иногда 90-мм. Работаю в узком диапазоне. Мне нравится работать только с одним видом пленки, потому что я легко запутаюсь. Когда я микширую фильмы, я часто ошибаюсь и снимаю не тем. Tri-X самый полезный для меня . Я не люблю делать тесты. Мне нравится, когда другие фотографы проводят тесты и сообщают мне результаты. Я им верю».

О бесполезных эффектах

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Что касается сверхширокоугольных объективов, телеобъективов или розоватых градуированных цветных фильтров и т. д., они должны добавлять интерес там, где его нет . Вы можете получить умный результат, который не имеет ничего общего с наблюдением. Я сделал много хитрых, бесполезных вещей по заказу, но это работа, и это может быть весело, но это совершенно другое мышление, немногим больше, чем творческое послушание».

Черно-белое и цветное

«Я не храню цветные фотографии для «личной экспозиции». Цвет нужен для работы. Моя жизнь и так слишком сложна, поэтому я придерживаюсь черно-белого изображения. Достаточно. Черно-белое изображение — это то, что нужно, чтобы получить самое необходимое ; получить права намного сложнее. Цвет лучше всего подходит для информации ».

Полезный совет для фотографов

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Я не следую ничьей системе философии, но на ум приходят известные фразы, иногда о том, как надо работать. Я никогда не забуду совет французского фельдмаршала Фердинанда Фоша; Время, потраченное на разведку, редко тратится впустую .

Вот еще: « Самый важный совет фотографам — f:8 и будь там . » Не знаю, кто это сказал. Назовем его «неопознанный покойный фотограф». Хороший совет.

И, наконец, (Красный) классический ответ барона Манфреда фон Рихтгофена на успех (в своем бизнесе): « Сначала вы должны преодолеть внутреннего Schweinehund (внутреннего свинохаунда, врага внутри себя, который делает вас пассивным)». Предположительно, как только вы преодолеете внутреннюю Швайнехунду, все остальные Швайнехунды превратятся в утиный суп».

О зрительном восприятии

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

» Хорошему зрительному чувству, вероятно, нельзя обучить, по крайней мере, на глубоком уровне. Это глаз, но это также и сердце . Я считаю, что у меня хорошее зрительное восприятие изображений других людей, но иногда я не сразу вижу свои собственные изображения. Годы спустя, после того как я прошел мимо вещей и ничего о них не подумал, я снова смотрю и вижу, что некоторые из них довольно хороши (или что некоторые из того, что я считал хорошим, довольно паршиво). Я просто не распознал это. пока что. Боже, хотел бы я знать, почему это было. Я изменился? Картинки изменились?»

Об обмене изображениями с другими

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

«Нельзя быть высокомерным с даром зрительного восприятия. Вы не ищете какую-то редкую птицу; вы делаете фотографии для других людей. Вы воюете с ними, чтобы увидеть то, что видите вы. Таким образом, хотя вы признаете, что у вас может быть необычный талант, вы не можете совершить ошибку, покровительствуя или предполагая, что мало кто действительно оценит то, что вы делаете. В любом случае, общественность должна быть в состоянии понять, что вы сделали, даже если они не понимают, как вы это сделали ».

Об оценке фотографий

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

К сожалению, большинство людей не уверены в оценке фотографий или реакции на них. Они тяготеют к тому, что знакомо, устоялось, безопасно . Это верно даже в отношении некоторых «экспертов», редакторов, которым платят за то, чтобы они читали контактные листы и выбирали случайные хорошие снимки из целой массы паршивых. Они не знают, как смотреть. Или они не уверены в том, что видят. Но так же верно и то, что есть обычные, неискушенные люди, которые часто необычайно проницательны в визуальных вещах».

О политических изображениях

© Elliott Erwitt / Magnum Photos

Мои фотографии в некотором роде политические. Они призваны комментировать человеческую комедию, а это ли не политика ? Если бы меня спросили, кого я больше не люблю, Никсона или Джонсона, мне было бы трудно дать четкий ответ. Джонсон был воплощением вульгарности, но видно ли это на фотографиях? Кому ты рассказываешь.»

Если вы хотите узнать больше об Эллиотте Эрвитте, вы можете прочитать мою статью: 14 уроков Эллиота Эрвитта об уличной фотографии.

Книги

Ниже приведены некоторые из моих любимых книг Эллиота Эрвитта, которые я рекомендую:

1. Эллиот Эрвитт: Личный рекорд ~$40

Превосходная подборка его лучших изображений. Отличная книга для начинающих по творчеству Эрвитта. Вы также можете загрузить его на iPad или iPhone в магазине iTunes за 6 долларов США здесь.

2. Elliott Erwitt: Snaps ~$40

Еще одна замечательная книга лучших уличных фотографий Эрвитта. Он больше фокусируется на уличной фотографии, чем на «Личных рекордах».

3. Эллиот Эрвитт: последовательно ваши ~60 долларов

Одна из моих любимых книг Эрвитта, в которой все книги представляют собой последовательности изображений, которые он сделал последовательно. Фотографии выглядят почти как движущееся изображение или видео.

4. Собаки Эллиотта Эрвитта ~$20

Любая библиотека с фотокнигами Эллиотта Эрвитта не будет полной без его книги о собаках – одни из лучших фотографий собак, когда-либо сделанных на улицах. Незаменимая вещь для любого любителя собак.

5. Elliott Erwitt: Color ~$80

Новейшая фотокнига Эрвитта, в которой собраны его самые известные цветные изображения. Хотя Эрвитт в основном известен своими черно-белыми изображениями, он много занимался коммерческой работой со слайд-фильмами. Если вы любите цвет и хотите увидеть уникальную сторону Эрвитта, я рекомендую вам взять эту книгу.

Вы также можете увидеть больше работ Эллиотта Эрвитта в его портфолио Magnum Photos.

Эллиотт Эрвитт: разговор с мастером-фотографом в 9 лет3

США. Нью-Йорк. 1950 г. Фото Эллиота Эрвитта.

Известный американский фотограф Эллиотт Эрвитт запечатлел больше президентов после Гарри Трумэна, чем любой другой фотограф. За последние 70 лет Эрвитт снял знаковые фотографии Мэрилин Монро, в том числе ее знаменитую позу на решетке метро, ​​кухонные дебаты Никсона и Хрущева в Москве, раздельные фонтаны с водой, скорбящую Жаклин Кеннеди и сотни юмористических изображений собак.

Эрвитт родился Элио Романо Эрвитт в Париже 26 июля 19 года.28, еврейско-русским родителям. Детство он провел в Милане, Италия, затем эмигрировал в Соединенные Штаты со своей семьей в 1939 году, когда ему было десять лет. В 1953 году он присоединился к Magnum Photos в качестве фотографа-фрилансера и в течение трех лет в конце 1960-х был президентом Magnum.

Его секрет создания такой хорошо принятой коллекции личных работ заключается в том, что он всегда берет с собой на задание две камеры — одну для клиента «и одну для меня».

Если вы спросите его, как ему удалось выполнить столько заданий за эти годы, он быстро ответит: «Я использую короткую выдержку». И почему он любит фотографировать собак? «Потому что они не просят фотографии».

Хотя он немного замедлился и немногословен, он по-прежнему полон энергии, так как в июле ему исполнится 94 года.

Фотограф Рик Смолан, соучредитель серии фотокниг Day in the Life, помог PetaPixel провести телефонное интервью с 93-летним фотографом.

Примечание : Это интервью было отредактировано для ясности и длины.

США. Уилмингтон, Северная Каролина. 1950.

Фил Мистри: Итак, скажи мне, Эллиот, как ты попал в фотографию?

Эллиотт Эрвитт: Я начал с просмотра работ других людей. Самым важным для меня фотографом был французский фотограф Анри Картье-Брессон. Я видел каталог с его выставки в Музее современного искусства. Позже я прошел несколько курсов в Сити-колледже в Лос-Анджелесе, но не могу сказать, что многому от них научился. Это не ракетостроение, фотография.

PM: У вас была любимая собака, которая прожила с вами 17 лет. Вдохновил ли он вас фотографировать собак, или что особенного в собаках, которые вам нравятся?

EE: Я думаю, что у собак больше шерсти. Они сочувствующие. Они готовы угодить. И вообще они сотрудничают. У них нет топора для измельчения.

США. Нью-Йорк. 1999. Американский фотограф Эллиотт Эрвитт.

PM: Однажды вы сказали, что фотографируете собак, потому что они не просили у вас копии фотографий?

EE: Верно.

PM: Если бы у вас была только одна фотография размером 6 на 4 фута, висящая в вашей гостиной, какое изображение вы бы выбрали?

EE: Прямо сейчас? Думаю, я бы выбрал одного из своих детей.

США. Нью-Йорк. 1977. Арнольд Шварценеггер.

PM: Если мы исключим вашу семью, поскольку они являются для вас очень личными и эмоциональными темами, какое фото вы бы выбрали?

EE: Это не обязательно будет хорошая картинка. Это была бы просто картинка, которая поздоровалась бы со мной.

PM: Это будет фотография собаки или человека?

EE: (Большая пауза.) Не знаю.

США. Калифорния. 1956.

PM: Если бы вам завтра исполнилось 25 лет, что бы вы хотели пойти и сфотографировать?

EE: Вы ​​имеете в виду сейчас?

Вечер: Да. Если бы у вас был выбор снимать что угодно и кого угодно в мире и в любом месте, что бы вы сфотографировали?

EE: Я бы пошел в интересное место без какой-либо конкретной [цели].

Франция. Париж. 1989.

PM: Хотите сфотографировать знаменитость? Мужчина на улице? Архитектура?

EE: Я думаю, просто что-то привлекательное. Ага. Я ношу камеру.

PM: Какой?

EE: Ну, у меня есть личная камера и камера для бизнеса. Бизнес-камера — это все, что требуется для работы или клиента.

Франция. Париж. 1989.

PM: Это цифровая камера или пленочная?

ЕЕ: Это пленочная камера для личного пользования. Leica, которую я использую для некоторых из моих лучших фотографий. Leica M3, пожалуй, самая замечательная камера.

Испания. Мадрид. 1995. Музей Прадо.

PM: Какой объектив?

EE: Посмотрим. Три объектива идут в комплекте с моей любимой камерой. Объектив 35 мм, объектив 50 мм и объектив 135 [мм].

PM: Какую пленку вы сегодня вставили бы в эту камеру? Если бы какой-нибудь фильм был доступен?

EE: [Kodak] Tri-X.

СССР. Москва. 1959. Никита Хрущев и Ричард Никсон.

PM: Вы ​​помните, когда Никсон украл вашу фотографию Хрущева и использовал ее в политических целях?

EE: Ага.

PM: Как вы к этому относитесь? И вы протестовали против Никсона?

EE: Нет. Думаю, мне повезло, и, как назло, это значимая фотография.

Япония. Киото. 1977. Американский фотограф Эллиотт Эрвитт.

PM: Вы ​​фотографировали таких знаменитостей, как Марлен Дитрих, Жаклин Кеннеди Онассис, Мэрилин Монро, Фидель Кастро, Че Гевара, и я забыл, сколько еще. Но кого из знаменитостей вы больше всего любили фотографировать?

EE: Не знаю. Я подумаю об этом.

США. Нью-Йорк. 1954. Американская актриса Мэрилин Монро.

PM: Что привлекло вас в фотографировании Мэрилин Монро?

EE: Это просто возможность, которая у меня была. Я встретил ее на съемочной площадке, на нескольких съемочных площадках. Было бы трудно сделать плохой снимок Мэрилин Монро. Она настоящая звезда. Она чувствительна, несмотря на свою популярность. Она была невротичной. Я сказал чувствительный?

Франция. Прованс. 1955.

PM: Да, вы это сделали.

PM: Что вы думаете о Photoshop?

EE: Это полезный инструмент.

PM: Пользовались?

EE: Я использовал его для деловых заданий, но я не очень хорошо с ним знаком.

Аргентина. Полуостров Вальдес. 2001.

PM: В прежние времена в фотолабораториях мы регулировали контрастность, используя разные сорта бумаги. Мы увернулись и сожгли отпечаток. Мы проделали много манипуляций в темной комнате. Вы делали манипуляции в темной комнате в Photoshop с осветлением и затемнением, подчеркивая детали в тенях? Как вы находите такую ​​работу в стиле темной комнаты в Photoshop?

EE: Сделать хороший отпечаток с негатива — это не обязательно Photoshop. Photoshop изменяет изображение, которое вы не сделали.

PM: Я не говорю об изменении лица или фотографии. Я говорю об использовании Photoshop только для таких вещей, как осветление и затемнение.

EE: Вполне приемлемо.

PM: Расскажите мне о своей последней книге, Found Not Lost . Как вы придумали это название?

EE: На самом деле это название придумал дизайнер книги.

PM: Как появился книжный проект?

EE: Мне пришло в голову, что часто нужное изображение не печаталось, или могло [существовать] немного лучшее изображение.

PM: Были ли эти изображения пропущены в первый раз при просмотре контактных листов? Или как это произошло?

EE: Очень часто вы фотографируете, или я бы фотографировал просто из удовольствия фотографировать, без какой-либо конкретной причины и без клиента, а просто для моего интереса. И когда вы просматриваете свои [фотографии, вы находите] то, что вы могли пропустить при первом редактировании.

PM: Вы ​​сказали, что иногда ваше видение опережает ваше понимание. Это было так, как будто вы знали, что можете видеть достаточно хорошо в свои двадцать лет, чтобы сделать снимок, но тогда вы не понимали, что это был хороший снимок. Семьдесят лет спустя вы вернулись и посмотрели на него. Он говорит с вами сейчас, но не говорил с вами тогда.

EE: Да, хорошую картинку можно пропустить. Вы можете даже не знать, что у вас есть хорошая фотография, если вы не посмотрите. Фотографирование — это ответ на то, что вы видите и что вы думаете, что видите. И очень легко не реагировать на качество снятого вами изображения, пока вы не увидите его в других обстоятельствах.

США. Уолден, Колорадо. 1955.

PM: Интересное наблюдение. Вы, наверное, не помните, но как вы думаете, сколько рулонов пленки вы отсняли за свою жизнь?

EE: Больше двух!

PM: Делали ли вы какие-нибудь снимки на свой iPhone?

EE: Думаю, я могу сказать, что делаю несколько снимков своих детей. Но это не обязательно значимые для меня фотографии.

Вечер: Чем вас поразил вид цвета на экране iPhone вместо черно-белого, к которому вы привыкли 70 лет?

EE: [Ч/б] по-прежнему лучший способ делать простые снимки, которые мне нравятся. Ага.

PM: Итак, вы экспериментировали с Kodachrome 64 и цветом? Вы когда-нибудь думали, что мир ушел в цвет и цветную печать журналов, следовательно, я должен начать снимать на Kodachrome 64?

EE: Больше не доступен.

США. Нью-Йорк. 2000.

PM: Но когда он был, ты им пользовался?

EE: В основном я использовал его для бизнеса. Для коммерческих работ я использовал цветные пленки.

PM: Приведите пример работы, которую вы выполняли, годовые отчеты?

EE: В своей карьере я занимался цветной фотографией, что обычно требуется, и мне повезло, что у меня были задания, требующие цвета. Но у меня не так много цветов.

PM: Но, Эллиот, ты написал целую книгу под названием «Цвет Эллиотта Эрвитта» [450 страниц, выбранных из почти полумиллиона 35-миллиметровых цветных слайдов], в которой были все твои цветные фотографии. Вам понравилось это?

EE: Да, это, это; Я не хочу отказываться от своих цветных картинок. Я думаю, что они разумны […] и иногда они не нуждаются в оправдании. […]

Мне не нравятся правила. Я просто люблю фотографировать. Распечатайте их, выставьте.

США. Лас-Вегас, Невада. 1954.

PM: Как вы пришли в Magnum Photos в 1953 году?

EE: Я только начинал как фотограф и занимался фотографией, которой занимаются члены Magnum. Меня пригласил присоединиться к Magnum один из основателей агентства, Роберт Капа. [Я впервые встретил Роберта], когда обходил людей, которые используют фотографию.

Англия. Бирмингем. 1991.

PM: Расскажите мне об Эдварде Стейхене и Рое Страйкере. Как эти двое сыграли роль в вашей карьере?

EE: Они были наставниками. Я показал свое портфолио, чтобы заинтересовать их, чтобы помочь мне стать частью такого рода фотографии.

PM: Рой Стайкер давал вам какие-то коммерческие задания?

EE: Да. Например, один был Питтсбург вместе с группой фотографов. [Это было для] исторической цели. [Город] трансформировался, снося старый Питтсбург и превращая его в новый. И мы были фотографами, чтобы запечатлеть это событие.

США. Арлингтон, Вирджиния. 25 ноября 1963 года. Жаклин Кеннеди на похоронах Джона Ф. Кеннеди.

PM: Я помню, у вас была фотография плачущей Джеки Кеннеди на похоронах Джона Кеннеди. Вы помните этот образ?

EE: Очень хорошо. Она была очень печальной женщиной. Президент Кеннеди был застрелен.

PM: Что у тебя сегодня в голове, Эллиот? Когда ты смотришь на это фото?

EE: Вот что я называю очень удачным выстрелом.

ВЕЧЕРА: Почему?

EE: Это напомнило о Джеки Кеннеди, жене президента, и об очень важном изменении в истории. Потому что [получить такие фото] непросто. По крайней мере, в те дни [это было] не так ужасно, как сегодня с безопасностью и доступом. Я помню дни, когда ты мог; если у вас была причина быть в Белом доме для фотографирования или репортажа, это было возможно без безопасности, которая в конечном итоге затруднила доступ к вещам.

США. Вашингтон, округ Колумбия, 1955 год. Вице-президент Ричард Никсон.

PM: Что вы думаете о цифровых камерах?

EE: Хотел бы я их понять. У кого-то это просто хорошо получается, а у кого-то нет.

PM: В цифровом формате вы можете получить мгновенную обратную связь о том, работает ли что-то, а не ждать, пока ситуация разрешится, а затем узнать. Вы могли бы отрубить кому-нибудь голову. Как вы думаете, дает ли это цифровое преимущество или оно отвлекает вас во время съемки?

EE: Что ж, бесспорно, это полезный инструмент, чтобы узнать, отрезали ли вы кому-то голову, которую вы должны были сфотографировать, но здесь важна удача и опыт. Иногда, когда вы думаете, что не всем отрубили головы, вы обнаруживаете, что сделали несколько плохих снимков, плохо составлены, не настолько хороши, насколько это необходимо, чтобы угодить клиенту. А иногда вы можете подумать, что у вас все получилось, а [все равно] ваши фотографии выглядят плохо, непродуманно, неактуально.

PM: Какими цифровыми камерами вы пользовались?

EE: Я использовал цифровые камеры для определенных задач, которые требовали (пауза). Посмотрим. Сони одна.

PM: Вы ​​помните модель?

EE: Нет, каждое третье воскресенье они выпускают новые камеры. За этим трудно угнаться.

ВЕЧЕРА: Конечно. Всем тяжело удержаться!

EE: Не надо отставать.

PM: Вы ​​снимали документальные фильмы, а в восьмидесятых годах снимали комедии для HBO. Что заставило вас перейти от неподвижных изображений к движущимся изображениям? Какова была ваша мотивация?

EE: Проценты. Фильмы были чем-то захватывающим. Ну, я продолжал фотографировать. Я [также] снял 18 фильмов для HBO, это была совершенно другая работа, но очень приятная.

PM: Как после этого вы снова стали фотографом?

ЕЕ: Я не думаю, что это было слишком значительным [изменением].

PM: Но вы перестали получать удовольствие от съемок фильмов и решили, что у вас больше контроля как у фотографа? Как вы решили отложить пленочную камеру или прекратить работу в качестве режиссера?

EE: У меня была возможность снимать документальные фильмы. Мне повезло, что у меня была возможность это сделать.

PM: Как прошла ваша съемка Фиделя Кастро?

EE: Очень гладко. Я пошел вниз с канадской киногруппой, и у меня был доступ к революционерам.

PM: Сколько времени вы провели с Фиделем Кастро? А с Че Геварой?

EE: Это было около недели. В то время они были удивительно доступны.

США. Нью-Йорк. 1986. Энди Уорхол с дочерью Эллиота Эрвитта Эми.

PM: Вы ​​помните свою фотографию Джона Ф. Кеннеди в Белом доме и что вы можете о ней рассказать?

EE: Да, я выполнил задание из пяти частей, документируя военный опыт Кеннеди. ПТ 109: Американский эпос о войне, выживании и судьбе Джона Ф. Кеннеди было названием. PT 109 была лодкой, протараненной японцами [в 1943 году].

PM: Вам нравилось снимать на 35-мм Leica, но в 1949 году, когда вы путешествовали по Франции и Италии, вы взяли в руки Rolleiflex. Почему большой и тяжелый Rolleiflex вместо вашей надежной Leica?

EE: Не знаю. Возможно, я использовал конкретную камеру для определенной цели.

PM: Вы ​​также использовали Speed ​​Graphic?

EE: Да. Я использовал много камер: Speed ​​Graphic, Graflex.

PM: Итак, какая ваша любимая камера?

EE: Leica M3. Это просто лучшее. Тот, который я использую больше всего.

США. Нью-Йорк. 1974.

PM: Что бы вы сказали на выражение Уиджи «ƒ/8 и будь там».

EE: Мне нужно знать, как это применялось. Звучит нормально. [Там] нет никакого вреда для него.

PM: Вы ​​использовали экспонометры, или вы просто вычислили экспозицию, руководствуясь своим чутьем?

EE: В основном, знать, что такое условия. Привыкайте к этому. И пленка имеет широту, так что вы можете ошибиться и все равно получить хорошее изображение.

США. Нью-Йорк. 1963. Сальвадор Дали.

PM: Я слышал историю о том, что вы прошли несколько курсов в новой школе в Нью-Йорке, где вы обменяли услуги уборщика на уроки фотографии. Стоило ли это?

EE: Не особенно.

PM: В каком издании вам больше всего нравилось работать?

EE: Публикация? Мое любимое издание было тем, что наняло вас.

Япония. Йокогама. 2003.

PM: Были ли вы довольны фотографиями Standard Oil, которые вы создали?

EE: Я был рад любой работе, которую мог получить.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.