Йозеф судек: Взгляд на мир через окна Йозефа Судека — Bird In Flight

17 марта родился Йозеф Судек

17 марта 1896 года родился Йозеф Судек — чешский фотограф. Представитель направления субъективной фотографии.

Йозеф Судек родился в городе Колин. В 14 лет он приехал в Прагу, выучился на переплетчика, некоторое время работал в городе Нимбурк. Уже в то время он начал заниматься фотографией, которая, однако, уступала его главному увлечению — музыке. В 1914 году началась Первая мировая война, и Йозефа призвали в армию. На итальянском фронте он получил ранение в правую руку, но вскоре развилась гангрена, и рука была ампутирована.

Три года Йозеф Судек провел в госпитале для ветеранов. Поскольку о работе переплетчика и карьере музыканта с одной рукой можно было забыть, Йозеф Судек возобновил свои занятия фотографией. — Затвор можно нажимать и одной рукой, – говорил он.

В 1920-е годы в Праге проводилась реконструкция главного храма Пражского Града — собора святого Вита. Йозеф Судек проводил много времени в этом храме.

Таинственная аура средневековой архитектуры, преломленная через игру света и тени, навсегда останется запечатленной на фотографиях мастера.

В 1922 году он поступает в полиграфическое училище на фотографическое отделение, лекции которого ведет профессор К. Новак. Там он изучает технику светописи и получает диплом фотографа ателье. На этот момент Йозеф Судек уже является членом Чешского любительского фотоклуба, где происходят встречи и ведутся творческие дискуссии. В то время концепцией чешской фотографии была, так называемая, пикторальность или живописная фотография. Но вскоре Судек больше заинтересовывается авангардными видами фотоискусства и со временем вырабатывает свой собственный стиль.

В 1927 году лет Судек приобретает небольшое деревянное помещение, где оборудует собственное фотоателье, которому в будущем суждено стать одной из достопримечательностей Праги. В 1928 году в Праге был издан фотоальбом Йозефа Судека «Святой Вит», который и принес мастеру популярность.

В 30-е годы Йозеф Судек много занимается рекламой, что приносит ему неплохие доходы и известность.

Не успели затянуться старые раны, как война вновь обрушилась на Европу. В 39-ом фашисты оккупировали Прагу, и Судек уже не мог ходить по вечерам снимать свой любимый город. Он практически не покидает своего ателье. Здесь и родится одна из самых значительных в творчестве Судека фотосерия «Окно моей студии».

Одной из главных тем творчества для Йозефа Судека на всю жизнь осталась — Прага. Прага таинственная, укутанная сумерками, туманом, освещенная нереальным светом. Художник был уверен, что именно при таких условиях оживает архитектура, наполняются смыслом предметы и детали.

Йозеф Судек

Йозеф Судек

Судек – удивительный фотограф. Его работы удивляют сочетанием чисто технического совершенства и эмоциональности. Он замечательно видел свет и умел передавать его на фотографиях: это заметно даже на снимках в интернете. Тому, кто видел несколько работ Судека, будет несложно узнать и другие среди совершенно незнакомых фотографий: он имеет очень узнаваемую, уникальную «манеру», которая, наверное, объясняется его специфическим образом жизни и мировосприятием.

Йозеф Судек родился в Богемии (сегодня часть Чехии) в 1986 году. Это, наверное, тоже наложило свой отпечаток: чешская провинция очень живописна. Проблема заключалась лишь в том, что жила провинция чрезвычайно небогато: именно поэтому в возрасте 14 лет Судек переехал в Прагу, где и стал учиться переплетному делу. Став переплетчиком, он уехал в Нимбурк ( небольшой город недалеко от Праги) и работал там по профессии.

В то время Судек больше всего увлекался музыкой и хотел стать музыкантом. Кстати это увлечение осталось с ним на всю жизнь. Тогда же он начал фотографировать.

В 1914 году Йозефа Судека призвали в армию и отправили на Итальянский фронт. О том, как он воевал известно, совсем мало. По некоторым сведениям, в армию он пошел с набором фотопринадлежностей и не оставлял это занятие даже во время войны.

В скором времени Йозеф Судек поучил неопасное ранение в руку, однако в госпитале рана воспалилась и у него началась гангрена. Руку ампутировали.

Люди по-разному переживают такие увечья: Судек переживал очень тяжело. Наверное, это было связано с тем, что такое, казалось бы, легкое ранение закрыло ему путь в музыку и лишила его профессии. Кроме того, он был очень молод и не женат.

После ампутации Судек провел в военном госпитале для ветеранов три года. Это были очень непростые для него годы, но он как-то справился. Во многом ему помогло занятие фотографией: как говорил он сам, «…затвор можно нажимать и одной рукой…» Впрочем, и одной рукой он снимать гораздо лучше, чем многие тысячи – двумя.

В 1920 году молодой фотограф покинул госпиталь и стал искать себе место в жизни. Нельзя сказать, что ему совсем не везло: Судека приглашали на службу в конторы, он имел возможность открыть небольшое торговое дело, но он отказывался от того, что совершенно его не привлекало. В конечном итоге Судек решил стать профессиональным фотографом.

В 1921 году Судек вступил в «Чешский клуб фотолюбителей», в котором состояли Яромир Функе и Франтишек Дртикол. Туда же заходил американский фотограф чешского происхождения Драгомир Ружичка. Сегодня о нем почти никто не помнит, а тогда он был значимой фигурой в мировой фотографии.

Все эти люди очень быстро перезнакомились и передружились на почве своего увлечения и, разумеется, сильно влияли друг на друга. Все они были поклонниками живописной фотографии относились к ней в первую очередь как к искусству.

В 1922 году он поступил на фотографическое отделение политехнического училища. В то время отделением руководил Карел Новак – довольно известный фотограф и теоретик фотодела. Увы, задачей Новака было подготовить фотографов для ателье – поэтому на отделении преподавали в первую очередь технические аспекты. Это не совсем то, что хотел узнать Судек, однако и преподаваемый материал он усвоил очень хорошо.

Ну и, конечно же, в это время Судек много снимал.


Судек Йозеф (Джозеф) (Josef Sudek, 1896-1976)

Фотограф Йозеф (Джозеф) Судек (Josef Sudek, 1896-1976) родился 17 марта 1896 года в  промышленном городе Колине на реке Лабе в Чехии (тогда королевство Богемия в Австро-Венгрии.   Отец Джозефа был маляром. В 1910 году Йозеф Судек приехал в Прагу, выучился на переплетчика, после чего некоторое время работал в городе Нимбурк. С 1913 года он увлекся любительской фотографией. В 1915 году 

Йозеф Судек был призван на итальянский фронт, где после серьезного ранения потерял правую руку. В течение трех лет, он был пациентом в больнице ветеранов, Именно там он впервые начал фотографировать всерьез. Не имея возможности вернуться к профессии переплетчика, Йозеф Судек ступил на неопределенную стезю художественного фотографа: «затвор можно нажимать и одной рукой», — говорил он.

Судек присоединился к клубу любителей фотографии и завязалась дружба с Яромиром Функе, который обучил Йозефу фотоискуству. В 1922 году Судек поступил в Школу графических искусств в Праге и получил формальное образование в области фотографии. Основными субъекты занимающими его внимание были: его бывшие товарищи-пациенты, инвалиды из больницы ветеранов, и реконструкция собора Святого Вита в Праге.  В 1924 году вместе со своим другом Функе, Судек был исключен из клуба любительской фотографии, и в том же году они создали Чешский фотографическое общество. После 1926 г. 

Йозеф Судек начал искать свой собственный личный стиль фотохудожника. Ушли в прошлое дымка мягкий фокус, с его снимков исчезли  люди, а большинство его городских пейзажей стали показывать пустынные улицы.

Йозеф Судек не был «коммерческим фотографом»: он работал на заказ только чтобы обеспечить себе необходимый прожиточный минимум. Финансовую свободу ему принесла вышедшая в 1956 году иллюстрированная (232 фотографии) монография о его творчестве. С этого времени начался, пожалуй, самый продуктивный период творческих свершений мастера.

Диапазон его сюжетов необычайно широк — это социальная фотография, портрет, обнаженная натура, реклама, пейзаж, натюрморт… И все же основу его творчества составляют два последних жанра: художественный пейзаж и натюрморт.

Его фотографии — натюрморты в особенности — необычайно поэтичны, он как будто слагает стихи, имея в своем распоряжении всего две рифмы: свет и тень, но владея ими безукоризненно. Он обращается с самыми обыкновенными вещами и сюжетами совершенно необычно, он передает нам свое восхищение поэтической жизнью простых никому не интересных предметов. «Все вокруг нас — живое или мертвое — в глазах сумасшедшего фотографа приобретает множество форм. Мертвые объекты возвращаются к жизни благодаря свету или окружающему их миру. Поймать такой момент — я думаю, это очень поэтично», — вспоминал он.

 

Фотографии Фотографа Йозефа (Джозефа) Судека (Josef Sudek)

Йозеф Судек (Josef Sudek) — ФОТОточка. Точка зрения о фотографии — LiveJournal

Судек в большинстве случаев интерпретирован слишком банально, буднично и популярно. Часто публикуется несколько Карловых мостов и натюрмортов с розочкой, что носит несколько сентиментальный характер. Но Судек является значительно более крупной личностью, которая имеет глубокие духовные корни. Этот факт также является причиной того, почему его творчество так сильно воздействует на молодое поколение. Не только дома, но и в мире. Анна Фарова, теоретик фотографии, автор биографии Йозефа Судека

Все вокруг нас – живое или мертвое – в глазах сумасшедшего фотографа приобретает множество форм. Мертвые объекты возвращаются к жизни благодаря свету или окружающему их миру. Поймать такой момент – я думаю, это очень поэтично.

Йозеф Судек (Josef Sudek) родился 17 марта 1896 года в городе Колин в Богемии на территории нынешней Чехии. В 14 лет он приехал в Прагу, выучился на переплетчика, некоторое время работал в небольшом городке Нимбурк в 45 километрах от Праги. К этому времени относятся его первые опыты с фотоаппаратом. Нельзя сказать, что фотография сразу захватила молодого человека, в то время он больше всего на свете увлекался музыкой. В 1914 году началась Первая мировая война и через год Йозефа призвали в армию. Потом были военные будни на итальянском фронте, вроде бы не очень опасное ранение в правую руку и страшная гангрена, приведшая в конечном итоге к ее ампутации.


Три года молодой человек провел в госпитале для ветеранов. В это время он возобновил свои занятия фотографией: «Затвор можно нажимать и одной рукой», – объяснял он свой выбор позднее. Поначалу он не думал об этом как о способе заработать на жизнь, просто ему была необходимо какое-нибудь занятие, которое помогло отвлечься от неутешительной реальности. А что может помочь лучше, чем приобщение к искусству? Позже он рисовал и даже пробовал свои силы в живописи, но в то время фотография казалась ему единственным доступным видом творческой деятельности. Думается, именно творчество помогало ему противостоять той физической, а еще более моральной боли, которая сопровождала его всю жизнь. Чтобы у читателя сложилось четкое представление насколько остро Йозеф Судек чувствовал свою «ущербность», приведу его воспоминания о поездке в Италию в 1926 году, через без малого 10 лет после ранения:

«Когда музыканты Чешской филармонии пригласили меня: «Йозеф, поедем с нами, мы отправляемся в Италию дать несколько концертов», я сказал себе: «Идиот, ты был здесь в Императорской армии, но не увидел красот этой прекрасной страны». И я поехал с ними на эту необычную экскурсию. В Милане нас очень тепло принимали, а затем мы поехали дальше, пока не приехали к тому месту (здесь и далее выделено мной – А.В.). Я сбежал с концерта; было темно, я заблудился, но я был должен его найти. В конечном итоге я нашел это место в полях покрытых утренним туманом, довольно далеко от города. Но моей руки там не было – только бедный фермерский домик стоял как прежде. Это в него меня занесли после ранения в правую руку. Они так и не смогли меня починить, долгие годы я скакал из госпиталя в госпиталь, был вынужден бросить профессию переплетчика.

Ребята из филармонии искали меня, даже полицию подключили, но – сам не знаю почему – я не мог заставить себя уехать. Только через два месяца я вернулся в Прагу. Они не укоряли меня, но с того времени я никуда не ездил и никогда не поеду. Что мне там искать, если того, что мне нужно все равно найти не возможно?»

В 1920 году Йозеф Судек вышел из госпиталя и сразу стал подыскивать себе новую работу. Ему предложили должность в конторе, но он отказался. Немного больше он склонялся к мысли об открытии торговой лавки, но быстро понял, что это не для него. В конце концов, молодой человек решил подзаработать, используя свое хобби – и вся его дальнейшая жизнь показала, что это было правильное решение.

В 1922 по 1924 год Судек учился в Государственном полиграфическом училище, фотографическим отделением которого руководил известный фотограф профессор Карел Новак. Большинство однокурсников Судека после окончания собирались работать в фотоателье, поэтому основное внимание уделялась фотопортрету, постановке света, выбору фона, подбору аксессуаров и многим другим, необходимым для коммерческого фотографа премудростям.

В 1920-е годы у Судека было два любимых сюжета: сначала его друзья-инвалиды из госпиталя для ветеранов, позднее реконструкция Собора Святого Вита в Праге. Время от времени он уезжал в свой родной город Колин и фотографировал парки. В 1921 году Судек вступил в «Чешский клуб фотолюбителей», где познакомился и подружился с Яромиром Функе, в то время только начинавшим свой путь к славе. Они оба – как и многие другие чешские фотографы того времени, включая легендарного Франтишека Дртикола – были сторонниками живописной или «пикториальной» фотографии. Большое влияние на молодых людей оказал американский фотограф чешского происхождения Драгомир Ружичка, приехавший в 1921 году в Прагу. Сейчас это имя практически забыто, но в 1920-х годах Ружичка был знаменитым фотографом, одним из основоположников Американского общества фотографов-пикториалистов.

Однако вскоре их взгляды на фотографию изменились – из сторонников пикториальной фотографии Судек и Функе превратились в ее ярых противников, приверженцев так называемой «чистой» или реалистической фотографии. Друзей исключают из «Клуба фотолюбителей» и в 1924 году они основывают «Чешское фотографическое общество», основной целью которого стала борьба за освобождения фотоискусства от подражания живописи.

С 1927 по 1936 год он работал на Издательский дом «Druzstevni Prace» специализируясь на репортажах, портретах и рекламе. Постепенно, пропуская через себя все авангардные течения времени, молодой фотограф начал вырабатывать свой собственный стиль. В 1928 году вышел в свет набор оригинальных (напечатанных автором) фотографий Судека тиражом около ста экземпляров – попробуйте представить себе сколько может стоить такой набор сегодня! В 1933 году состоялась его первая персональная выставка, в этом же году он принял участие в Международной выставке социальной фотографии.

В 1927 году Судек приобрел маленькое деревянное фотоателье с небольшим садиком, в котором жил и работал более 30 лет. История ателье так же необычна, как и жизнь его владельца. Оно было построено в конце XIX – начале XX века во дворе одного из домов в районе Мала Страна. Местоположение ателье было крайне невыгодным, что совсем не нравилось прежнему хозяину, но вполне подходило новому. И он доказал, что «не место красит человека, а человек место» – через пару десятилетий ателье Судека станет одной из основных достопримечательностей города. После смерти фотографа почитатели его таланта пытались отреставрировать здание и устроить в нем дом-музей, но не смогли найти денег. В середине 1980-х годов ателье сгорело, но уже в 2000 году было восстановлено.

Однако вернемся в довоенную Прагу. К середине 1930-х годов за Судеком утвердилась репутация не только ведущего фотографа Чехии, но и самого талантливого фотохудожника запечатлевшего красоту ее столицы. Любимым временем его фотоэкспедиций по родному городу были предвечерние сумерки, когда людей на улицах не много, а статуи и здания как будто оживают – или, по крайней мере, так ему казалось. «Я люблю наблюдать за жизнью объектов», – сказал он однажды в интервью, – «Они оживают, когда дети ложатся спать. Мне нравится рассказывать истории о жизни неодушевленных объектов».

Вскоре на пути между фотографом и любимым городом стала Вторая мировая война. В марте 1939 года Прагу оккупировали гитлеровские войска и о том, чтоб выйти на улицу с камерой не могло быть и речи – как будто вслед за рукой он потерял ноги! Но у него осталось ателье, да и удивительный дар художника никуда не делся. И мастерская на долгое время становится для Йозефа Судека не только собственно мастерской и домом, но и объектом съемки. Вскоре появились новые серии фотографий не уступающие предыдущим работам мастера, а где-то и превосходящие их. Может быть, самый знаменитый из созданных Судеком проектов – серия фотографий «Окно моей студии». Волшебный мир, даже два мира разделенных (а может быть соединенных) старой рамой с не очень прозрачным стеклом. Один из них – добрый и красивый, грустный и романтичный – принадлежал художнику, второй – всему остальному миру: доброму или злому, дружескому или враждебному. Работа над серией заняла 14 лет: он не оставил ее даже после войны, хотя и опять стал выходить на улицу, фотографировать Прагу или ландшафтные виды.

Сразу после войны Судек в поисках лаборанта дал объявление в газету. На него откликнулась только что освобожденная из концлагеря молодая женщина, которую звали Соня Буллати. Чуть более года она носила за фотографом камеру, ассистировала ему при печати и жадно слушала его «болтовню». Вскоре она эмигрировала в Америку, но переписка между учителем и ученицей (моя «уч-муч», как он ласково ее называл) не прекращалась до смерти фотографа. Соня оставила очень интересные воспоминания о Судеке.

«Помню, это было в какой-то романского стиля зале, глубоко под шпилем кафедрального собора», – вспоминала Соня Буллати, – «Темно было как в катакомбах, свет поступал только из маленького окошка, расположенного ниже уровня улицы в массивных средневековых стенах. Мы установили штатив и камеру, затем сели на пол и разговаривали. Неожиданно Судек вскочил на ноги – луч света пронзил темноту. Мы оба стали размахивать одеждой и поднимать горы пыли, чтобы по выражению Судека «увидеть свет». Мы, конечно, не случайно пришли на это место, он знал, что солнечные лучи попадают сюда два или три раза в году и ждал этого момента».

Судек не скрывал методов своей работы от друзей, учеников и журналистов, поэтому у нас имеется немало свидетельств того, как появлялись на свет фотографии мастера. Вот, например, рассказ фотографа Лудвика Барана об одной фото-прогулке. «(Судек) нацелил аппарат на выбранный мотив между шестью и семью часами вечера летом. Янда (Рудольф Янда, известный чешский фотограф – А.В.) знал продолжительность экспозиций Судека, которые длились около десяти минут, поэтому вместо ожидания отправился собирать чернику. Он вернулся через полчаса. Судек с Петером Гельбихом дебатировали о современном изобразительном искусстве – о Фиале и Шиме. Янда какое-то время слушал, затем припомнил, что пора возвращаться. Но Судек, лежа на мохе, ответил: Мы экспонируем. Эта фотография силезийского девственного леса (позже Судек показал ее Янде) имела мягкий свет марева, который нежно обмывал корни, пни и травы как волшебный полумрак; такой свет было бы тяжело запечатлеть другим способом. Создать снимок сделала возможным более чем получасовая экспозиция с максимально заслоненным объективом старого типа. Судек раскладывал экспозицию на несколько фаз и превращал, таким образом, атмосферу мотива в удивительную сенсацию света».

Снимая натюрморты в студии Судек не измерял экспозицию, точнее сказать измерял ее нетрадиционным способом. Мог во время экспозиции заварить и выпить стакан чая – кстати, хороший чай особенно жасминовый был его слабостью. Другой его слабостью была музыка – ее он использовал, когда чаю уже не хотелось: «Экспозиция – две стороны Вивальди». Наверно Судек – единственный фотограф, измерявший экспозицию временем необходимым на стакан чая или на прослушивание оперной арии!

В послевоенное время в Чешской республике, как и во всем мире (не только в социалистическом лагере – достаточно вспомнить печально знаменитую «охоту на ведьм» в США), начались гонения на деятелей культуры. В это непростое время студия Судека превратилась в своего рода «культурный оазис», в ней собирались фотографы, художники, писатели, музыканты – каждый четверг в студии проводились музыкальные вечера. Конечно, власти не могли не реагировать, хотя и напрямую нападать на знаменитого фотографа никто не осмеливался. По-прежнему издавались альбомы, проходили выставки, но зачастую они сопровождались жесткой критикой его «не отражающих современных реалий» фотографий. Тем не менее, работать ему не мешали – и этого для мастера было более чем достаточно.

Судек всю жизнь пользовался допотопными, тяжелыми и неуклюжими камерами. В 1940 году он увидел фотографию 30 * 40 сантиметров, напечатанную контактным способом, без увеличения. Высочайшее качество отпечатка, богатство полутонов потрясли фотографа, с тех пор камера формата 30 * 40 стала его основным инструментом, хотя пользовался он и другими – тоже не маленькими, например, панорамной камерой Кодак с негативами 10 * 30 сантиметров.

Про Судека говорили: «Если он не на концерте и не снимает где-нибудь в городе, значит, вы обнаружите его дома за печатью фотографий». Фотограф необычайно ответственно относился к печати, часами работая над каждым негативом. Многие исследователи пишут о том, что его отпечатки разительно отличались от негативов – при этом речь не идет о манипуляциях с изображением в современном смысле слова. Судек мог подправить несколько едва различимых нюансов, и средний негатив вдруг оказывался прекрасным отпечатком. Поневоле вспоминается Карл Брюллов: «Искусство начинается там, где начинается чуть-чуть» или Анри Картье-Брессон: «Я думаю, что между фотографами нет большой разницы, зато очень важны разницы маленькие». Тем не менее, утверждение, что фотографии Судека можно смотреть только в авторской печати мне кажется большим преувеличением – большинство почитателей его таланта знакомятся с ними на страницах альбомов и журналов, а то и в монографиях с весьма сомнительным качеством печати или – страшно сказать – рассматривая их на экране монитора.

И это преувеличение не так уж безобидно, оно позволяет делать весьма неожиданные выводы. Например, Александр Лапин в книге «Фотография как» писал о Судеке как о фотографе, уделяющем особое внимание фотографической выразительности, под которой он понимал точность в передаче мельчайших деталей и фактур, объемность изображения, некоторые другие характеристики достигаемые в основном при печати. По аналогии с живописностью в изобразительном искусстве он предложил называть эти качества «фотографичностью». «Яркий пример подобной фотографии – творчество таких великих мастеров какАнсел Адамс …, а также Йозеф Судек. Их фотографии поражают, это настоящие образцы фотографического искусства, если в двух последних словах выделить «фотографическое». Если же ключевое слово в этом сочетании «искусство» в традиционном его понимании, то, конечно, искусство немыслимо без формотворчества». Несмотря на обилие высокопарных слов («великие мастера», «их фотографии поражают» «настоящие образцы фотографического искусства») основная идея этого заявления сводится к тому, что Йозеф Судек (как и Ансел Адамс) более ремесленник, чем художник, может быть и мастер печати, но к формотворчеству не способный.

Я не собираюсь оспаривать утверждения Лапина по существу – конечно, композиционное решение снимка намного важнее лабораторных ухищрений печатника, хотя и они могут сыграть решающую роль (здесь стоит опять вспомнить про «чуть-чуть» и про «маленькие разницы»). Я просто еще раз напомню читателю свое утверждение, что в фотографиях Судека печать играет хоть и важную, но вспомогательную роль, уж никак не более значительную, чем композиционное решение, достигаемое тем самым «формотворчеством».

В 1956 году вышла в свет иллюстрированная книга о творчестве Судека, которая принесла ему финансовую независимость. Но он не ушел «почивать на лаврах», напротив, с еще большим усердием ударился в творчество: «Теперь денег хватит, можно начинать работать», – сказал он сестре. Или, может быть, это легенда? Во всяком случае, внешне в его жизни мало что изменилось, он по-прежнему жил более чем скромно и очень много работал. Он прожил еще около 20 лет, в течение которых вышли в свет несколько фотоальбомов мастера, состоялось множество выставок – как на родине, так и далеко за ее пределами. В 1961 году в Праге прошла выставка «Йозеф Судек в изобразительном искусстве», на которой экспонировалось более ста изображений мастера – от карандашных рисунков до скульптурных портретов. Судек – может быть единственный в мире фотограф, удостоенный подобной чести.

***

Напоследок хотелось бы остановиться на одном высказывании Судека, которое часто и с удовольствием цитируют на фотографических форумах: «Я фотографирую потому, что еще не умею этого делать. Если бы умел, то перестал бы». И цитируют в строго определенном ключе – дескать, не нужно учиться фотографии, уж если Судек не умел фотографировать, то нам это и вовсе не к чему.

За две с лишним тысячи лет до Судека греческий философ Сократ сказал: «Я знаю только то, что ничего не знаю». Эти два высказывания аналогичны как по смыслу, так и по несколько нарочитой парадоксальности. Их очень легко неправильно истолковать и тогда они не принесут никакой пользы, скорее наоборот.

На самом деле ни философ, ни фотограф вовсе не хотели заявить о вредности процесса обучения, скорее это своеобразные попытки сформулировать принцип познавательной скромности. Оба афоризма говорят о бесконечности процесса познания; применительно к фотографическому искусству ту же идею в другом (не парадоксальном) ключе выразил Юджин Смит: «Я не смог увидеть пределы возможностей фотографии. Едва я покорял одну вершину, тут же другая начинала манить меня издалека. И я опять в преддверье нового пути». Это как нельзя лучше подходит к Йозефу Судеку – он всю жизнь был в «преддверье нового пути».


















«Затвор можно нажимать и одной рукой»

Йозеф Судек – наиболее известный чешский фотограф со своим собственным видением мира. Потеряв на войне руку, он смог преодолеть свои ограниченные возможности и создать множество удивительных по красоте и атмосфере фотографий. Йозеф Судек отличался застенчивым, скромным характером, он пренебрегал роскошью и современными благами цивилизации. Фотография для великого чешского мастера стала своеобразным инструментом коммуникации с людьми и окружающим его миром.

Значительную часть своей жизни Судек провел, не выходя за пределы своей маленькой студии, однако это ничуть не помешало ему раскрыть свой потрясающий талант и даже стать одним из основателей чешской фотографической школы. Во многом именно благодаря его творчеству сформировалась так называемая «новая чешская фотография». Фотографии Йозефа Судека всегда отличались собственной притягательностью и магнетизмом, он умел передавать красоту простых предметов и вещей, окружающих нас в быту, с помощью мастерски выстроенной композиции и тонкой игры со светом.

Родился знаменитый чешский фотограф в 1896 году в городе Колин на территории современной Чехии. В подростковом возрасте он переехал в Прагу, где сумел обучиться мастерству переплетчика. К этому времени относится его первое знакомство с фотографией, однако поначалу простые опыты с фотоаппаратом не воспринимались Судеком серьезно. Он больше увлекался музыкой. Будничную жизнь молодого человека кардинальным образом изменила Первая мировая война.

Йозеф Судек был призван в армию в 1915 году и его сразу отправили на итальянский фронт, где вскоре он получил серьезное ранение в правую руку. Вследствие страшной гангрены руку, в конечном счете, пришлось ампутировать. В течение нескольких лет Судек лежал в военном госпитале, молодой человек долго не мог свыкнуться с неутешительной реальностью. Ему требовалось какое-то занятие, чтобы отвлечься от печальных мыслей. Таким занятием и стала фотография.

Впоследствии свой выбор Йозеф Судек объяснял очень просто: «Затвор можно нажимать и одной рукой». Хотя он также пробовал заниматься живописью, но фотография на тот момент казалось ему наиболее доступным видом творческой деятельности из всех возможных, способной приобщить его к искусству. Естественно, что в самом начале он и не думал зарабатывать фотографией, просто съемки и эксперименты с фотоаппаратом психологически помогали ему вновь вернуться к нормальной жизни. В течение всей его последующей жизни фотография позволяла Йозефу Судеку на мгновение забывать о жуткой физической и моральной боли.

После выписки из военного госпиталя Судек задумался над тем, как же зарабатывать себе на жизнь, будучи фактически калекой. Он отказался и от должности в конторе, и от мысли открыть собственную торговую лавку. В конечном счете, молодой человек решил зарабатывать своим хобби, то есть фотографией. Для этого Судек некоторое время проучился на фотографическом отделении в Государственном полиграфическом училище, где, кроме художественных аспектов, приобрел первые навыки коммерческой фотографии. В 1927 году, как и некоторые другие его сокурсники, он открыл собственное маленькое фотоателье, в котором ему было суждено жить и работать более сорока последующих лет.

История этого деревянного сарая с небольшим садиком в Праге тесно переплетена с биографией самого чешского мастера. Кстати, местоположение фотомастерской было не очень выгодным, однако это совершенно не испугало нового владельца. Он с воодушевлением принялся за дело и уже через пару десятилетий о фотоателье Йозефа Судека говорили как об одной из городских достопримечательностей.

Большую известность фотографу принесли сделанные им снимки довоенной Праги, причем снимать здания и статуи он предпочитал в сумерках, что позволяло создавать по-настоящему «атмосферные» фотографии. Во второй половине 20-х годов и в 30-е годы чешский фотограф сотрудничал с издательством «Druzstevni Prace». К этому моменту его можно было назвать уже одним из ведущих чешских фотографов. В его портфолио было множество снимков разнообразных жанров – от портретов и натюрмортов до городских зарисовок.

Нужно отметить, что на протяжении нескольких последующих десятилетий взгляды Йозефа Судека на фотографию и перечень его наиболее популярных фотографических сюжетов менялись. В 20-е годы он фотографировал преимущественно своих друзей-инвалидов из военного госпиталя, затем снимал работы по реконструкции Собора Святого Вита в Праге. Также он любил снимать парки в своем родном городке Колин. Судек практически сразу зарекомендовал себя приверженцем, так называемой, пикториальной фотографии, то есть имеющей непосредственную связь с живописью. Огромное влияние на него оказали работы американского фотографа чешского происхождения Драгомир Ружичка, являвшегося одним из основоположников общества фотографов-пикториалистов в США.

Однако с течением времени Судек из сторонников живописной фотографии превратился в одного из ее ярых противников. Свое предпочтение он начал отдавать реалистической, «чистой» фотографии, вследствие чего Судека вместе с его другом Яромиром Функедаже исключили из «Клуба фотолюбителей», в котором в тот момент признавалась только фотография, приближенная к живописи. Не задумываясь, молодые люди основали собственное «Чешское фотографическое общество», которое поставило перед собой цель — освободить фотографию от влияния живописи. В конце 20-х годов Йозеф Судек уже начал вырабатывать свой собственный стиль, который резко отличал его от других фотографов. В 1933 году прошла его первая персональная выставка, работы Судека также были выставлены на Международной выставке социальной фотографии.

И снова многое в жизни чешского мастера перевернула война. На этот раз Вторая мировая. В то время сам фотограф и его скромное фотоателье уже стали широко известны. Поскольку фотографировать на улицах Праги после гитлеровской оккупации было практически невозможно, Судек стал снимать изнутри своей студии. В своем деревянном домике он провел много лет, фактически отгородившись от внешнего мира. Но даже в своей небольшой фотомастерской ему удавалось создавать невероятные и удивительные снимки простых вещей. Он фотографировал натюрморты, ставшие впоследствии классикой жанра. Серия фотографий под названием «Окно моей студии», пожалуй, стала самым знаменитым фотографическим проектом чешского мастера.

После войны Судек снимал чешскую столицу, которая восстанавливалась буквально из пепла. На его ярких послевоенных фотографиях прослеживается горечь, боль от потери близких людей и разрушений, но одновременно и надежда на будущее. К сожалению, после Второй мировой войны в Чехии, как и во всех странах социалистического лагеря, начались гонения на представителей искусства и культуры. На это время маленькая фотостудия Йозефа Судека превратилась в то место, где подпольно собирались музыканты, писатели, художники и фотографы, чтобы пообщаться и поделиться друг с другом новыми идеями.

Естественно, это не осталось без внимания официальных властей и вскоре фотоработы Судека начали подвергаться жесткой критике, хотя напрямую нападать на именитого фотографа все же никто не осмеливался. Тем не менее, это обстоятельство никак не мешало его работе, фотографии Судека по-прежнему выставлялись и издавались в альбомах многотысячными тиражами.

Что касается стиля Йозефа Судека в фотографии, то можно отметить, что он очень любил использовать рассеянный свет и, в частности, снимать какие-либо городские зарисовки и сюжеты в сумерках. Это иллюзорное, магическое освещение, которое тесно переплеталось с состоянием души самого фотографа. Порой рассеянное освещение помогало ему совершенно преобразить, казалось бы, обычные вещи и предметы, которые на снимках приобретали вид настоящих фантомов.

Судек, фотографируя на заре или в сумерках при рассеянном освещении, часто использовал длительные выдержки в несколько десятков минут, вследствие чего его фотоработы приобретали более живописный и сюрреалистичный характер. Судек мог искусно раскладывать экспозицию снимка на несколько отдельных фаз. При этом все его фотографии рождались, безусловно, исключительно на эмоциональной основе и внутреннем настроении самого автора. Снимал чешский мастер тяжелыми и неуклюжими камерами, в результате чего из-за своих ограниченных возможностей ему нередко приходилось обращаться за помощью.

Огромное внимание Судек уделял печати своих фотоснимков, иногда просиживая часами в своей фотолаборатории, чтобы подправить едва различимые нюансы и получить от негатива именно то, что он хотел. Он работал над тем, чтобы передать на своих фотографиях мельчайшие детали и фактуру, объемность изображения, добиться большей фотографической выразительности, что во многом удавалось достичь именно печатью. Однако печать в творчестве фотографа играла скорее вспомогательную роль.

Выдающийся чешский мастер фотографии умер в сентябре 1976 года. К тому моменту его имя уже упоминалось авторитетными журналами и специалистами в числе самых выдающихся фотографов XX столетия, работы Судека стали частью крупнейших мировых коллекций. Мастерская Йозефа Судека быстро обветшала, деревянный домик, в котором фотограф провел значительную часть своей жизни, вскоре был разрушен. Однако в 2000 году знаменитое фотоателье Судека в Праге восстановили и открыли в нем музей, посвященный творчеству и жизни самого знаменитого чешского фотографа.

 Источник: Фотокомок.ру

Йозеф Судек: В преддверье нового пути

Судек в большинстве случаев интерпретирован слишком банально, буднично и популярно. Часто публикуется несколько Карловых мостов и натюрмортов с розочкой, что носит несколько сентиментальный характер. Но Судек является значительно более крупной личностью, которая имеет глубокие духовные корни. Этот факт также является причиной того, почему его творчество так сильно воздействует на молодое поколение. Не только дома, но и в мире.

Анна Фарова, теоретик фотографии, автор биографии Йозефа Судека

Все вокруг нас – живое или мертвое – в глазах сумасшедшего фотографа приобретает множество форм. Мертвые объекты возвращаются к жизни благодаря свету или окружающему их миру. Поймать такой момент – я думаю, это очень поэтично.

Йозеф Судек

Йозеф Судек (Josef Sudek) родился 17 марта 1896 года в городе Колин в Богемии на территории нынешней Чехии. В 14 лет он приехал в Прагу, выучился на переплетчика, некоторое время работал в небольшом городке Нимбурк в 45 километрах от Праги. К этому времени относятся его первые опыты с фотоаппаратом. Нельзя сказать, что фотография сразу захватила молодого человека, в то время он больше всего на свете увлекался музыкой. В 1914 году началась Первая мировая война и через год Йозефа призвали в армию. Потом были военные будни на итальянском фронте, вроде бы не очень опасное ранение в правую руку и страшная гангрена, приведшая в конечном итоге к ее ампутации.

Три года молодой человек провел в госпитале для ветеранов. В это время он возобновил свои занятия фотографией: «Затвор можно нажимать и одной рукой», – объяснял он свой выбор позднее. Поначалу он не думал об этом как о способе заработать на жизнь, просто ему была необходимо какое-нибудь занятие, которое помогло отвлечься от неутешительной реальности. А что может помочь лучше, чем приобщение к искусству? Позже он рисовал и даже пробовал свои силы в живописи, но в то время фотография казалась ему единственным доступным видом творческой деятельности. Думается, именно творчество помогало ему противостоять той физической, а еще более моральной боли, которая сопровождала его всю жизнь. Чтобы у читателя сложилось четкое представление насколько остро Йозеф Судек чувствовал свою «ущербность», приведу его воспоминания о поездке в Италию в 1926 году, через без малого 10 лет после ранения:

«Когда музыканты Чешской филармонии пригласили меня: «Йозеф, поедем с нами, мы отправляемся в Италию дать несколько концертов», я сказал себе: «Идиот, ты был здесь в Императорской армии, но не увидел красот этой прекрасной страны». И я поехал с ними на эту необычную экскурсию. В Милане нас очень тепло принимали, а затем мы поехали дальше, пока не приехали к тому месту (здесь и далее выделено мной – А.В.). Я сбежал с концерта; было темно, я заблудился, но я был должен его найти. В конечном итоге я нашел это место в полях покрытых утренним туманом, довольно далеко от города. Но моей руки там не было – только бедный фермерский домик стоял как прежде. Это в него меня занесли после ранения в правую руку. Они так и не смогли меня починить, долгие годы я скакал из госпиталя в госпиталь, был вынужден бросить профессию переплетчика.

Ребята из филармонии искали меня, даже полицию подключили, но – сам не знаю почему – я не мог заставить себя уехать. Только через два месяца я вернулся в Прагу. Они не укоряли меня, но с того времени я никуда не ездил и никогда не поеду. Что мне там искать, если того, что мне нужно все равно найти не возможно?»

В 1920 году Йозеф Судек вышел из госпиталя и сразу стал подыскивать себе новую работу. Ему предложили должность в конторе, но он отказался. Немного больше он склонялся к мысли об открытии торговой лавки, но быстро понял, что это не для него. В конце концов, молодой человек решил подзаработать, используя свое хобби – и вся его дальнейшая жизнь показала, что это было правильное решение.

В 1922 по 1924 год Судек учился в Государственном полиграфическом училище, фотографическим отделением которого руководил известный фотограф профессор Карел Новак. Большинство однокурсников Судека после окончания собирались работать в фотоателье, поэтому основное внимание уделялась фотопортрету, постановке света, выбору фона, подбору аксессуаров и многим другим, необходимым для коммерческого фотографа премудростям.

В 1920-е годы у Судека было два любимых сюжета: сначала его друзья-инвалиды из госпиталя для ветеранов, позднее реконструкция Собора Святого Вита в Праге. Время от времени он уезжал в свой родной город Колин и фотографировал парки. В 1921 году Судек вступил в «Чешский клуб фотолюбителей», где познакомился и подружился с Яромиром Функе, в то время только начинавшим свой путь к славе. Они оба – как и многие другие чешские фотографы того времени, включая легендарного Франтишека Дртикола – были сторонниками живописной или «пикториальной» фотографии. Большое влияние на молодых людей оказал американский фотограф чешского происхождения Драгомир Ружичка, приехавший в 1921 году в Прагу. Сейчас это имя практически забыто, но в 1920-х годах Ружичка был знаменитым фотографом, одним из основоположников Американского общества фотографов-пикториалистов.

Однако вскоре их взгляды на фотографию изменились – из сторонников пикториальной фотографии Судек и Функе превратились в ее ярых противников, приверженцев так называемой «чистой» или реалистической фотографии. Друзей исключают из «Клуба фотолюбителей» и в 1924 году они основывают «Чешское фотографическое общество», основной целью которого стала борьба за освобождения фотоискусства от подражания живописи.

С 1927 по 1936 год он работал на Издательский дом «Druzstevni Prace» специализируясь на репортажах, портретах и рекламе. Постепенно, пропуская через себя все авангардные течения времени, молодой фотограф начал вырабатывать свой собственный стиль. В 1928 году вышел в свет набор оригинальных (напечатанных автором) фотографий Судека тиражом около ста экземпляров – попробуйте представить себе сколько может стоить такой набор сегодня! В 1933 году состоялась его первая персональная выставка, в этом же году он принял участие в Международной выставке социальной фотографии.

В 1927 году Судек приобрел маленькое деревянное фотоателье с небольшим садиком, в котором жил и работал более 30 лет. История ателье так же необычна, как и жизнь его владельца. Оно было построено в конце XIX – начале XX века во дворе одного из домов в районе Мала Страна. Местоположение ателье было крайне невыгодным, что совсем не нравилось прежнему хозяину, но вполне подходило новому. И он доказал, что «не место красит человека, а человек место» – через пару десятилетий ателье Судека станет одной из основных достопримечательностей города. После смерти фотографа почитатели его таланта пытались отреставрировать здание и устроить в нем дом-музей, но не смогли найти денег. В середине 1980-х годов ателье сгорело, но уже в 2000 году было восстановлено.

Однако вернемся в довоенную Прагу. К середине 1930-х годов за Судеком утвердилась репутация не только ведущего фотографа Чехии, но и самого талантливого фотохудожника запечатлевшего красоту ее столицы. Любимым временем его фотоэкспедиций по родному городу были предвечерние сумерки, когда людей на улицах не много, а статуи и здания как будто оживают – или, по крайней мере, так ему казалось. «Я люблю наблюдать за жизнью объектов», – сказал он однажды в интервью, – «Они оживают, когда дети ложатся спать. Мне нравится рассказывать истории о жизни неодушевленных объектов».

Вскоре на пути между фотографом и любимым городом стала Вторая мировая война. В марте 1939 года Прагу оккупировали гитлеровские войска и о том, чтоб выйти на улицу с камерой не могло быть и речи – как будто вслед за рукой он потерял ноги! Но у него осталось ателье, да и удивительный дар художника никуда не делся. И мастерская на долгое время становится для Йозефа Судека не только собственно мастерской и домом, но и объектом съемки. Вскоре появились новые серии фотографий не уступающие предыдущим работам мастера, а где-то и превосходящие их. Может быть, самый знаменитый из созданных Судеком проектов – серия фотографий «Окно моей студии». Волшебный мир, даже два мира разделенных (а может быть соединенных) старой рамой с не очень прозрачным стеклом. Один из них – добрый и красивый, грустный и романтичный – принадлежал художнику, второй – всему остальному миру: доброму или злому, дружескому или враждебному. Работа над серией заняла 14 лет: он не оставил ее даже после войны, хотя и опять стал выходить на улицу, фотографировать Прагу или ландшафтные виды.

Сразу после войны Судек в поисках лаборанта дал объявление в газету. На него откликнулась только что освобожденная из концлагеря молодая женщина, которую звали Соня Буллати. Чуть более года она носила за фотографом камеру, ассистировала ему при печати и жадно слушала его «болтовню». Вскоре она эмигрировала в Америку, но переписка между учителем и ученицей (моя «уч-муч», как он ласково ее называл) не прекращалась до смерти фотографа. Соня оставила очень интересные воспоминания о Судеке.

«Помню, это было в какой-то романского стиля зале, глубоко под шпилем кафедрального собора», – вспоминала Соня Буллати, – «Темно было как в катакомбах, свет поступал только из маленького окошка, расположенного ниже уровня улицы в массивных средневековых стенах. Мы установили штатив и камеру, затем сели на пол и разговаривали. Неожиданно Судек вскочил на ноги – луч света пронзил темноту. Мы оба стали размахивать одеждой и поднимать горы пыли, чтобы по выражению Судека «увидеть свет». Мы, конечно, не случайно пришли на это место, он знал, что солнечные лучи попадают сюда два или три раза в году и ждал этого момента».

Судек не скрывал методов своей работы от друзей, учеников и журналистов, поэтому у нас имеется немало свидетельств того, как появлялись на свет фотографии мастера. Вот, например, рассказ фотографа Лудвика Барана об одной фото-прогулке. «(Судек) нацелил аппарат на выбранный мотив между шестью и семью часами вечера летом. Янда (Рудольф Янда, известный чешский фотограф – А.В.) знал продолжительность экспозиций Судека, которые длились около десяти минут, поэтому вместо ожидания отправился собирать чернику. Он вернулся через полчаса. Судек с Петером Гельбихом дебатировали о современном изобразительном искусстве – о Фиале и Шиме. Янда какое-то время слушал, затем припомнил, что пора возвращаться. Но Судек, лежа на мохе, ответил: Мы экспонируем. Эта фотография силезийского девственного леса (позже Судек показал ее Янде) имела мягкий свет марева, который нежно обмывал корни, пни и травы как волшебный полумрак; такой свет было бы тяжело запечатлеть другим способом. Создать снимок сделала возможным более чем получасовая экспозиция с максимально заслоненным объективом старого типа. Судек раскладывал экспозицию на несколько фаз и превращал, таким образом, атмосферу мотива в удивительную сенсацию света».

Снимая натюрморты в студии Судек не измерял экспозицию, точнее сказать измерял ее нетрадиционным способом. Мог во время экспозиции заварить и выпить стакан чая – кстати, хороший чай особенно жасминовый был его слабостью. Другой его слабостью была музыка – ее он использовал, когда чаю уже не хотелось: «Экспозиция – две стороны Вивальди». Наверно Судек – единственный фотограф, измерявший экспозицию временем необходимым на стакан чая или на прослушивание оперной арии!

В послевоенное время в Чешской республике, как и во всем мире (не только в социалистическом лагере – достаточно вспомнить печально знаменитую «охоту на ведьм» в США), начались гонения на деятелей культуры. В это непростое время студия Судека превратилась в своего рода «культурный оазис», в ней собирались фотографы, художники, писатели, музыканты – каждый четверг в студии проводились музыкальные вечера. Конечно, власти не могли не реагировать, хотя и напрямую нападать на знаменитого фотографа никто не осмеливался. По-прежнему издавались альбомы, проходили выставки, но зачастую они сопровождались жесткой критикой его «не отражающих современных реалий» фотографий. Тем не менее, работать ему не мешали – и этого для мастера было более чем достаточно.

Судек всю жизнь пользовался допотопными, тяжелыми и неуклюжими камерами. В 1940 году он увидел фотографию 30 * 40 сантиметров, напечатанную контактным способом, без увеличения. Высочайшее качество отпечатка, богатство полутонов потрясли фотографа, с тех пор камера формата 30 * 40 стала его основным инструментом, хотя пользовался он и другими – тоже не маленькими, например, панорамной камерой Кодак с негативами 10 * 30 сантиметров.

Про Судека говорили: «Если он не на концерте и не снимает где-нибудь в городе, значит, вы обнаружите его дома за печатью фотографий». Фотограф необычайно ответственно относился к печати, часами работая над каждым негативом. Многие исследователи пишут о том, что его отпечатки разительно отличались от негативов – при этом речь не идет о манипуляциях с изображением в современном смысле слова. Судек мог подправить несколько едва различимых нюансов, и средний негатив вдруг оказывался прекрасным отпечатком. Поневоле вспоминается Карл Брюллов: «Искусство начинается там, где начинается чуть-чуть» или Анри Картье-Брессон: «Я думаю, что между фотографами нет большой разницы, зато очень важны разницы маленькие». Тем не менее, утверждение, что фотографии Судека можно смотреть только в авторской печати мне кажется большим преувеличением – большинство почитателей его таланта знакомятся с ними на страницах альбомов и журналов, а то и в монографиях с весьма сомнительным качеством печати или – страшно сказать – рассматривая их на экране монитора.

И это преувеличение не так уж безобидно, оно позволяет делать весьма неожиданные выводы. Например, Александр Лапин в книге «Фотография как» писал о Судеке как о фотографе, уделяющем особое внимание фотографической выразительности, под которой он понимал точность в передаче мельчайших деталей и фактур, объемность изображения, некоторые другие характеристики достигаемые в основном при печати. По аналогии с живописностью в изобразительном искусстве он предложил называть эти качества «фотографичностью». «Яркий пример подобной фотографии – творчество таких великих мастеров как Ансел Адамс …, а также Йозеф Судек. Их фотографии поражают, это настоящие образцы фотографического искусства, если в двух последних словах выделить «фотографическое». Если же ключевое слово в этом сочетании «искусство» в традиционном его понимании, то, конечно, искусство немыслимо без формотворчества». Несмотря на обилие высокопарных слов («великие мастера», «их фотографии поражают» «настоящие образцы фотографического искусства») основная идея этого заявления сводится к тому, что Йозеф Судек (как и Ансел Адамс) более ремесленник, чем художник, может быть и мастер печати, но к формотворчеству не способный.

Я не собираюсь оспаривать утверждения Лапина по существу – конечно, композиционное решение снимка намного важнее лабораторных ухищрений печатника, хотя и они могут сыграть решающую роль (здесь стоит опять вспомнить про «чуть-чуть» и про «маленькие разницы»). Я просто еще раз напомню читателю свое утверждение, что в фотографиях Судека печать играет хоть и важную, но вспомогательную роль, уж никак не более значительную, чем композиционное решение, достигаемое тем самым «формотворчеством».

В 1956 году вышла в свет иллюстрированная книга о творчестве Судека, которая принесла ему финансовую независимость. Но он не ушел «почивать на лаврах», напротив, с еще большим усердием ударился в творчество: «Теперь денег хватит, можно начинать работать», – сказал он сестре. Или, может быть, это легенда? Во всяком случае, внешне в его жизни мало что изменилось, он по-прежнему жил более чем скромно и очень много работал. Он прожил еще около 20 лет, в течение которых вышли в свет несколько фотоальбомов мастера, состоялось множество выставок – как на родине, так и далеко за ее пределами. В 1961 году в Праге прошла выставка «Йозеф Судек в изобразительном искусстве», на которой экспонировалось более ста изображений мастера – от карандашных рисунков до скульптурных портретов. Судек – может быть единственный в мире фотограф, удостоенный подобной чести.

Напоследок хотелось бы остановиться на одном высказывании Судека, которое часто и с удовольствием цитируют на фотографических форумах: «Я фотографирую потому, что еще не умею этого делать. Если бы умел, то перестал бы». И цитируют в строго определенном ключе – дескать, не нужно учиться фотографии, уж если Судек не умел фотографировать, то нам это и вовсе не к чему.

За две с лишним тысячи лет до Судека греческий философ Сократ сказал: «Я знаю только то, что ничего не знаю». Эти два высказывания аналогичны как по смыслу, так и по несколько нарочитой парадоксальности. Их очень легко неправильно истолковать и тогда они не принесут никакой пользы, скорее наоборот.

На самом деле ни философ, ни фотограф вовсе не хотели заявить о вредности процесса обучения, скорее это своеобразные попытки сформулировать принцип познавательной скромности. Оба афоризма говорят о бесконечности процесса познания; применительно к фотографическому искусству ту же идею в другом (не парадоксальном) ключе выразил Юджин Смит: «Я не смог увидеть пределы возможностей фотографии. Едва я покорял одну вершину, тут же другая начинала манить меня издалека. И я опять в преддверье нового пути». Это как нельзя лучше подходит к Йозефу Судеку – он всю жизнь был в «преддверье нового пути».

Автор Андрей Высоков

Источник: http://buy-books.ru/photographers/josef_sudek/

Йозеф Судек

Йозеф Судек – философ и мыслитель, сумевший выразить свою философию не словами, а фотографией.  Его фотографии завораживают Тайной, музыкой, поэзией, присутствующими во всех его работах.

В них  Йозеф Судек волшебным  образом  соединяются сон и явь, и КАК они соединяются – тоже загадка. Магическая сила искусства Мастера реальна и ощутима сразу, как только видишь его работы.

Фотография – это особый мир, в котором много технических нюансов, но результат и воздействие на зрителя кроется все-таки не в них, а во внутреннем мире фотографа,  его особом взгляде на мир, в уровне его культуры и кругозоре.

Здесь результат больше зависит от философии и личности, чем от фотоаппарата. Гуманитарная составляющая  гораздо более значима, чем техническая, как, впрочем, и в любом другом искусстве: техническая сторона не более чем способ выразить свой взгляд на мир.

Подтверждением тому является искусство   чехословацкого фотографа Йозефа Судека, родившегося в конце XIX века, творившего почти весь XX век, чей взгляд на мир поражает,  удивляет и привлекает  и всегда будет удивлять, как всегда удивляет  искусство большого и настоящего Мастера.

Его стиль  больше похож на живопись сюрреалистов, импрессионистов, символистов и магических реалистов, чем  на стиль популярных фотографов его времени. Йозеф Судек был одиночкой, посвятившим свою жизнь самоанализу и исследованию собственной  души.

Он считал, что внутренние эмоции лучше всего может выразить  символическая форма и его работы – это символическое выражение чуда: чуда природы, зданий, площадей, трамваев, обычных предметов. В своих городских фотографиях первого периода творчества он сосредоточен на исторических зданиях, площадях и церквях Праги.

Фотограф фокусирует свое внимание  на архитектурных деталях, которые высвечиваются в особые моменты, которые он мог  ждать часами. Йозеф Судек всегда ждал нужное время и нужного момента, когда объект, лицо или листва оказывались в особой атмосфере. На его фотографиях — скрюченные ветки деревьев, похожие на кружева, густо растущие кусты,   купающиеся в лучах света или наоборот — создающие мрачный силуэт, но они всегда необычны и таинственны.

Йозеф Судек никогда не отвлекался на мелочи и суету,  никогда  не заботился об общественных приличиях в одежде, еде, обстановке квартиры, его не привлекали успех и карьера. Он был полностью сосредоточен на  мире своей собственной души.

Оккупация Чехословакии фашистами стала для Мастера большим эмоциональным потрясением. Он затворился в своей мастерской, и в работе наступила длинная пауза. В результате затворничества  Йозеф Судек ограничивался видами из окна в своей студии.

Окно становилось отражающим фоном, обрамляющим искусно расположенные предметы, такие как яйцо, тарелка, галька или цветы. Особенно Судек любил фотографировать стеклянные предметы и преломление в них.

Окно моего ателье. 1944-1953

Он часто фотографировал  внешний мир через сумеречную завесу дождя, росы, льда или запотевшего окна, создающую атмосферу  неопределенности в  отношении  между внутренним и внешние мирами. Это было похоже на  тайну, разделяющую наблюдателя и наблюдаемого.  Но в его новых циклах «Окно моей студии», «Натюрморт», «Память», «Лабиринты» уже нет того тепла, что было в работах раннего периода.

Найдя свой взгляд на мир и свою философию, Йозеф Судек  всю свою долгую жизнь был им верен. Его эмоциональный стиль с  использованием смазанных изображений, рассеянным светом, игрой света и тени, похожей на Рембрандтовскую,  узнаваем  безошибочно.

Йозеф Судек оставался верен собственному внутреннему видению,  желанию изобразить мир таким, каким он был создан внутри себя. Стремление к уединению, потребность быть ближе к природе,  внимание к деталям видны на всех его  фотографиях. Особенно поразительно его терпение: создание некоторых его циклов  часто занимало не менее десяти лет.

Его интересовала не сама по себе природа, а ее Тайна, Магия и музыка, в поисках которых он мог находиться годами. Йозеф Судек   любил музыку, она всегда звучала в его мастерской и слышна во всех его работах.  Не зря любимой фразой фотографа была: «И музыка играет».

Судек родился в 1896 году и умер в 1976 году, прожив долгую жизнь, большей частью в уединении и почти затворничестве. В Первую мировую войну он потерял правую руку, что делает его работу подвигом даже с технической точки зрения, не говоря уже о его умении терпеливо ждать и точно уловить тот  момент, когда предмет словно растворяется, теряя материальную оболочку и обнажая свою душу.

Не зря лучшим временем для Йозефа Судека было утро и наступающие вечерние сумерки, когда свет начинал рассеиваться или чуть брезжить. В этом свете предметы становились невесомыми, нереальными, почти фантомными.

Размытые фигуры растворялись в  дымке, застывая во времени, а лучи  света создавали сказочное настроение, как будто наблюдатель забрел в таинственный и нереальный мир фантазий и теней.

Тина Гай

Related posts

coded by nessus

Йозеф Судек | Художественный институт Чикаго

Йозеф Судек был чешским фотографом, наиболее известным своими поэтическими черно-белыми снимками Праги и интимными натюрмортами, сделанными в его студии и рядом с ней. Судек родился в 1896 году в Колине, Чехия, учился на переплетчика, но после призыва в австро-венгерскую армию во время Первой мировой войны он был тяжело ранен и потерял правую руку. Демобилизовавшись из армии с пенсией по инвалидности, он решил заняться фотографией.

Судек изучал фотографию в Государственной школе графических искусств в Праге с 1922 по 1924 год, а в 1924 году вместе с Яромиром Функе и Адольфом Шнеебергером основал прогрессивное Чешское фотографическое общество. В 1928 году он получил признание за портфолио фотографий, изображающих реконструкцию пражского собора Святого Вита. Этой серией Судек продемонстрировал свою большую привязанность к чешской столице и особенно к ее старым и историческим строениям. Однако в то же время его обучение в Государственной школе графических искусств привело его к контакту с модернистскими дизайнерами, такими как Ладислав Сутнар.Сутнар и Судек сотрудничали почти десять лет, создавая инновационные брошюры и журналы, рекламирующие модернистский дизайн товаров для дома и книг.

С началом Второй мировой войны Судек искал сюжет в своей мастерской. Между 1940 и 1954 годами он разработал серию под названием My Studio Window , изучая игру влаги на стекле и тонкие эффекты, которые она создавала на яблоне на улице. Несмотря на то, что он выполнил обширную работу по Праге с помощью панорамной (360-градусной) камеры, Судек в последние годы своей жизни стал наиболее известен изображениями, сделанными недалеко от дома: студийными натюрмортами, несколькими портретами и обнаженными телами, а также сказочными изображениями. садовые сцены.

Первая персональная выставка Судека в США состоялась в Доме Джорджа Истмана в 1974 году, в том же году, когда состоялись его большие ретроспективные выставки в Праге и Брно. Художественный институт представил его работы в 1988 году на выставке Волшебный сад Йозефа Судека .

Фотограф Йозеф Судек: Поэт Праги

Йозефа Судека часто называют «Пражским поэтом» благодаря тысячам лирических фотографий чешского города, доказывающих, что он является одной из самых очаровательных европейских столиц.Хотя он не родился там, Судек провел большую часть своей взрослой жизни в Праге, сделав ее главным объектом своих фотографий. Невзирая на жизненные невзгоды, Йозеф Судек стал мастером фотографии 20-го века.

В мастерской Йозефа Судека на Уезде 432 в Праге было два окна. Один смотрел на невпечатляющую линию зданий через улицу, а другой предлагал более восхитительный вид на небольшой дворик с искривленной яблоней в центре. Между 1940 и 1954 годами Йозеф Судек фотографировал эти виды изнутри студии, включая стекло окна в видоискателе, в разное время суток, в разное время года и в разных погодных условиях.Получившаяся в результате серия, названная просто «Окно в моей студии», содержит достаточно вариаций, чтобы работа не казалась лишней. Это напоминает зрителю о квинтэссенции правды фотографии; что речь идет о постоянно меняющемся, вечно мимолетном свете.

© Svajcr/WikiCommons

Йозефу Судеку особенно нравилось то, как стекло отражает свет. Вот почему окна его мастерской, где он проводил большую часть своего времени, вдохновляли его — особенно когда стекло было запотевшим или мокрым от капель дождя или росы.Об этом свидетельствуют его многочисленные натюрморты. В них часто используются стаканы или вазы, наполненные водой, которые часто ставятся на отражающие поверхности столов, через которые красиво сияет свет. На одной фотографии многогранный стакан, почти полностью наполненный водой, находится в центре кадра, перед ним помещено одно яйцо, а сзади — еще несколько. Яйцо на переднем плане почти полностью затемнено, а те, что на заднем плане, видны через стекло, разбиты на куски.Однако на самом деле это наше восприятие, которое действительно нарушено.

© Diligent/WikiCommons

Лишь немногие другие фотографы — на ум приходит американец Эдвард Уэстон — были так же искусны, как Джозеф Судек, в столь великолепном захвате света. В частности, как свет отражается стеклом; как он отскакивает от поверхности; и как он играет с тенями. Отличные навыки Судека как печатника, приобретенные после многих лет проб и ошибок и непоколебимого перфекционизма, только повысили исключительное качество его изображений.Тональная гамма его гравюр такова, что элемент света становится настоящим, абсолютным героем его натюрмортов.

Йозеф Судек входит в число мастеров фотографии ХХ века и является одним из самых почитаемых деятелей чешской фотографии. Он родился в 1896 году в Колине, Богемия, которая в то время входила в состав Австро-Венгерской империи. Получив образование переплетчика, в 1915 году он был призван в имперскую армию для службы на итальянском фронте. Во время боя Судек был ранен в правую руку, травма привела к ампутации конечности по плечу.Потеря руки оказала огромное влияние как на его личную жизнь, так и на его творческое развитие.

Вернувшись в Чехословакию, он провел начало 1920-х годов, посещая госпитали и дома ветеранов в Праге и ее окрестностях. Хотя он начал фотографировать еще до войны, именно во время учебы на переплетчика он сделал свою первую существенную работу. Он состоял из набора смутных, смутных изображений ветеранов, госпитализированных в реабилитационный госпиталь в районе Карлин в Праге, на которых ветераны предстают в основном как призрачные силуэты.Мрачная атмосфера этих ранних изображений отражала внутреннюю нестабильность Судека — из-за потери руки и трудностей в попытках найти экономическую стабильность и стабильный путь для своей взрослой жизни. Даже его фотографии 1924–1928 годов реконструкции потрясающего собора Святого Вита в Праге можно интерпретировать как метафору борьбы, которую он переживал в своей личной жизни.

В 1926 году Судек предпринял поездку с группой друзей Чешской филармонии, которые должны были дать несколько концертов в Италии.Однажды ночью, посреди концерта, он сорвался с места и отправился на поиски места, где его застрелили много лет назад. Он нашел это. Как будто еще раз травмированный шоком от этого несчастного случая, он отправился бродить по Италии, а затем по Югославии около двух месяцев. В конце концов, он вернулся в свою страну, но что-то изменилось. Подобно катарсису, эта поездка на место, где он потерял руку, привела его к примирению со своим прискорбным состоянием.

Этот жизненный кризис изменил и его художественную практику.Прага стала его любимой музой. Мрачные, суровые образы ранних лет сменились лирическими, наводящими на размышления картинами эклектичной архитектуры города; мощеные улицы; угловатые крыши; очаровательные парки и сады; и речные пейзажи Влтавы, протекающей через нее. Помимо натюрмортов, которые он делал в своей мастерской, Прага была другим важным предметом, которому Судек посвятил всю оставшуюся жизнь. Эжен Атже служит еще одним примером фотографа, который связал свою художественную практику с городом – в его случае с Парижем.Но в то время как Атже намеревался задокументировать старые улицы и здания Парижа в начале 1900-х годов, которые вскоре должны были быть стерты масштабной реконструкцией, в фотографиях Праги Судека нет документального намерения. Чешский фотограф запечатлел субъективное впечатление от города, отфильтрованное через его острую чувствительность. Образы настолько тонкие и нежные, что Йозефа Судека стали называть «Пражским поэтом». В начале 1950-х он купил камеру Kodak Panorama 1894 года выпуска, которая создавала панорамные изображения в абсолютном масштабе 1 к 3, и использовал ее для создания почти 300 потрясающих панорам Праги.Изображения были опубликованы в книге Praha Panoramaticka и остаются одними из самых знаковых фотографий Судека и города.

Работы Йозефа Судека отличаются ярко выраженной живописностью. Его тематика, как натюрморты, так и городские пейзажи, близка к искусству живописи. Судек занялся фотографией в те годы, когда медиум изо всех сил пытался найти свой собственный голос. Многие фотографы — известные как пикториалисты — воспринимали негатив как просто другой тип холста и использовали всевозможные уловки — от специальных линз до сложной эмульсии, наносимой непосредственно на негатив — для получения живописных эффектов.Вскоре Судек отказался от пикториалистского подхода. Он был не первым. Революция уже началась в начале 20-го века в Нью-Йорке во главе с такими людьми, как Пол Стрэнд и Альфред Штиглиц. Подобно этим первооткрывателям, Судек экспериментировал с чистой и простой техникой — черта, которая особенно характерна для его рекламных работ 1930-х годов. Напротив, он никогда не оттачивал журналистский тип фотографии, который развивался в первые годы 1900-х годов, несмотря на то, что жил во время нацистской оккупации Чехословакии.

Йозеф Судек Ателье | © Svajcr/ WikiCommons

В его работе редко присутствует человек. Судек часто устраивал вечера для своего круга хороших друзей и развлекал их своей выдающейся коллекцией классической музыки; его вторая по силе страсть после фотографии. Однако, помимо этого, Судек был одиноким человеком, который проводил большую часть своего времени в одиночестве, никогда не был женат и не имел детей. Красота Праги вдохновляла его, но она была и его убежищем, как и его мастерская.

Студия Йозефа Судека на Уезде 432 в Праге сгорела во время пожара в 1986 году. Точная копия была восстановлена ​​в 2000 году, и сейчас в ней находится Ателье Йозефа Судека, одна из трех пражских галерей, носящих имя фотографа. Не все города могут похвастаться художником, который так страстно посвятил свою практику воспеванию своего очарования, но Прага может. В Праге был свой поэт, и свою любовь к городу он показывал не словами, а фотографиями.

О ателье | Ateliér Josefa Sudka

Йозеф Судек Профиль

Всемирно известный чешский фотограф Йозеф Судек родился в Колине в 1896 году и умер в Праге в 1976 году.

Йозеф Судек, чешский фотограф, получивший признание как в стране, так и за рубежом, стал одним из самых известных деятелей чешской культурной жизни. Сын маляра, он родился в городке Колине в центральной Чехии и получил единственное общее образование в деревенской школе в Нове Дворах близ Кутной Горы. Получив образование переплетчика, он в основном был фотографом-самоучкой, хотя и получил некоторое образование в Государственной школе графических искусств в Праге. Он был членом Клуба фотолюбителей в Жижкове (район Праги) и Общества визуальных художников Манес.

Он служил солдатом в Первую мировую войну и вернулся с итальянского фронта без правой руки. Некоторое время он жил в Инвалидовне, госпитале для ветеранов в пражском районе Карлин. Именно там он снял свою первую важную серию « Инвалидовна » в 1922–1927 годах. Он отказался от офисной работы и посвятил себя призванию своей жизни.

В его работах начала ХХ века отражены все современные тенденции современной фотографии.Начиная с 1920-х годов его вдохновляла Прага. Его известные серии включают Осень в парке Стромовка , Набережные Влтавы и Интерьеры (выполнены в соборе Святого Вита во время отделочных работ над собором). Он также находил вдохновение в природе, что отражено, например, в сериях Словацкие пейзажи , Пейзажи возле Жебрака , Пейзажи Южной Чехии , Пейзажи вдоль Эльбы и др.До Второй мировой войны Йозеф Судек также зарабатывал на жизнь работой для рекламы, фотосъемкой картин и портретной живописью.

Начиная с 1940 года, он разработал свой уникальный стиль контактной печати, с помощью которого он изображал свои личные темы, организованные в большие серии, созданные на протяжении многих лет. Его другие основные серии включают Glass Labyrinths , Labyrinths и Memories .

Йозеф Судек принимал участие в большом количестве выставок в стране и за ее пределами.Он опубликовал несколько книг фотографий Праги и Пражского Града. Его первая монография появилась в Праге в 1956 году. После его смерти во всем мире было издано большое количество книг о его жизни и творчестве.

Йозеф Судек: Как однорукий рекламный фотограф стал легендарным пражским поэтом

«Нет подхода, нет рецепта. Каждую вещь нужно делать по-своему». – Йозеф Судек

Фотографа Йозефа Судека называют «Пражским поэтом», потому что в десятках тысяч ярких снимков он запечатлел вечную душу этого города, известного как «Жемчужина Европы».Судек непрерывно фотографировал улицы города, его леса и его атмосферу. Но в отличие от фотографий Парижа Эжена Атже, изображения Судека выходят за пределы места и времени и представляют собой медитативные видения самого света.

Судек был тихим человеком, но по-настоящему неукротимым, преодолевая как физические трудности, так и войну, чтобы создать свои образы. Родившийся в 1896 году в Колине в Богемии, отец в молодом возрасте отдал его в ученики к переплетчику. Но прежде чем он смог им стать, в 1915 году его призвали в венгерскую армию и отправили воевать в Италию.

Там в буколическом поле он был ранен в руку. Его рана, которую доставили в небольшой ветхий фермерский дом, осталась незалеченной и заразилась. Чтобы спасти его жизнь, военные хирурги отрезали ему правую руку на плече и, таким образом, лишили его возможности карьеры переплетчика. Позже, когда он выздоравливал в больнице, врач, обеспокоенный состоянием молодого человека, дал ему камеру и призвал его оставаться занятым, фотографируя своих коллег-пациентов.

После выздоровления и выписки вернулся в Прагу и изучал фотографию в школе графических искусств.Живя на пенсию по инвалидности, он пополнял свой доход рекламной фотографией, выполненной в популярном тогда живописном стиле.

Но вскоре он восстал против мягкого фокуса пикториализма и тонированных изображений и в 1924 году основал Чешское фотографическое общество. Под его знаменем он собирал индивидуалистов «современных» фотографов и других художников на вечера фотографии, философии и музыки.

Однако жизнь Судека снова изменилась, когда он отправился с Чешской филармонией в концертное турне по Италии в 1926 году и однажды вечером исчез.

«Я должен был исчезнуть посреди концерта; в темноте я заблудился, но мне пришлось искать», — вспоминал он. «Далеко за городом, на рассвете, в полях, омытых утренней росой, я наконец нашел это место. Но моей руки там не было — только бедный крестьянский дом все еще стоял на своем месте».

Два месяца спустя Судек объявился в Праге, но изменился.

«…с тех пор я больше никуда не ходил и никогда не пойду. Что бы я искал, если бы не нашел то, что хотел найти?»

Крадущаяся Прага

Всю оставшуюся жизнь Судек прожил в маленьком домике в тени готического Пражского Града в нескольких кварталах от реки Влтавы.Он служил и его домом, и его студией, и он заполнил ее фотографиями, книгами и монументальной коллекцией пластинок современной музыки.

Вернувшись в Прагу, Судек начал концентрироваться на своих городских пейзажах, а в 1933 году провел свою первую персональную выставку, которая утвердила его на арт-сцене города. В 1940 году он увидел контактный отпечаток изображения статуи в Шартре размером 30 x 40 см (12 x 16 дюймов) и был настолько очарован его длинной тональной шкалой и детализацией, что купил собственную широкоформатную камеру.

Вскоре однорукий фотограф будет замечен бродящим по улицам города с большой тяжелой камерой и деревянным штативом, упирающимся в здоровое плечо. Затем, когда он добирался до места, он устанавливал штатив и садился рядом с ним. Положив камеру на колени, он поправлял ее здоровой рукой, а при необходимости и зубами.

Фотографировать город тоже было не лучшим временем. Весной 1939 года, когда нацисты захватили Чехословакию, пейзажная фотография — любая фотография — могла легко привести фотографа к поездке в концлагерь.

Несмотря на риски, Судек продолжал работать, но теперь его образы были не сверкающей «Жемчужиной Европы», а мрачными образами меланхоличного города под оккупацией. Коммунизм последовал за фашизмом и, как рассказывает его друг Милослав Санько:

«В 1950-е годы здесь, в Чешской Республике, ситуация с культурой была проблематичной. А здесь в его мастерской был своего рода культурный оазис. Например, каждую неделю, кажется, особенно каждый четверг, устраивались какие-то музыкальные вечера… У него были друзья на Западе, и они присылали ему пластинки современной музыки. Я слышал некоторые воспоминания чешского композитора Яна Клюшака, который несколько раз приходил на эти вечера, потому что они давали ему возможность услышать очень современную музыку».

Камеры обзора и панорамные камеры

Камеры

View предназначены для медленной фотографии. Они требуют, чтобы фотограф долго и упорно размышлял над изображением, прежде чем сделать снимок. Чарльз Сойер, друг Судека, написал о подходе фотографа к созданию снимков:

«Помню однажды, в одном из романских залов, глубоко под шпилями собора (Св.Витус) мы поставили штатив и камеру, а потом сели на пол и поговорили. Внезапно Судек вскочил, как молния. Луч солнца проник во тьму, и мы оба размахивали тряпками, чтобы поднять горы пыли, «чтобы увидеть свет», как сказал Судек. Очевидно, он знал, что солнце будет заходить сюда два или три раза в год, и ждал этого».

В 1950-х компания Sudek приобрела камеру Kodak Panorama и начала фотографировать городские улицы в этом новом широком формате 1:3. Панорама была сделана в 1894 году и имела две скорости затвора — короткую и медленную. Объектив камеры приводился в движение пружиной и вращался во время экспозиции, создавая щель света, которая проходила через пленку для создания изображения. Пленка удерживалась на изогнутой пленочной рамке и в сочетании с поворотным объективом давала изображение с несколькими перспективными линиями.

Вооружившись Панорамой, рано утром отправлялись в Прагу, чтобы запечатлеть городские пейзажи, в которых до ужаса не было людей. В 1959 году Судек опубликовал книгу из 52 контактных печатных панорамных изображений города размером 10 см x 30 см (около 4 x 12 дюймов); это был мгновенный бестселлер.

Судек также выпустил несколько книг интимных и личных фотографий, сделанных в переполненном интерьере его мастерской («Лабиринты») и из окон, выходящих в сад («Окно моего ателье»). У него не было выставки в Америке до 1974 года, когда его работы были показаны в Доме Джорджа Истмана.

На протяжении всей своей жизни Судек избегал публичных собраний, даже открытия собственных фотовыставок. Но он определенно не был отшельником; он наставлял молодых фотографов и на протяжении всей своей жизни продолжал устраивать встречи друзей.

Йозеф Судек тихо скончался в Праге в сентябре 1976 года в Праге, и сегодня его дом был отремонтирован и является мастерской Йозефа Судека. Это спокойная обстановка, фотогалерея, освещенная стеной окон, выходящих в сад, и ее комнаты наверху посвящены коллекции тысяч негативов, гравюр и бумаг Судека.

«…фотографиями Судека я запечатлел в памяти место, где никогда не был.— Бернар Плоссу, фотограф

.

(Все фотографии предоставлены Josef Sudek Ateliér, Прага, особая благодарность Яну Ржехаку)

Йозеф Судек — 5 Continents Editions

Le monde à ma fenêtre

Тексты Энн Томас, Яна Джеффри, Владимира Биргуса, Войтеха Лагоды, Яна Млкоха и Кристофа Виши

Доступная по цене монография творчества Йозефа Судека, также известного как «Пражский поэт».
Йозеф Судек (1896—1976) — чешский фотограф, наиболее известный своими фотографиями Праги. Он работал переплетчиком, прежде чем заняться фотографией после военного опыта и последующей потери правой руки.
Йозеф Судек. Le monde àma fenêtre исследует, как фотографии Судека отражают его отношение к окружающему миру, от интимных исследований его любимых предметов и видов через его окно до его более обширных ночных прогулок по улицам Праги и ее окрестностей, а также экскурсий в окружающая местность. В этой 300-страничной книге, содержащей пять эссе, теплые воспоминания двух бывших ассистентов, а также около 150 рисунков и десятков иллюстраций, представлены фотографии Судека, а также работы его друзей и коллег-художников.
Очарованность Джозефа Судека светом и его отсутствием привела к созданию некоторых из самых запоминающихся изображений природы, памятников, городских улиц и объектов двадцатого века — все они были преобразованы благодаря его тонкому пониманию силы света, открывающей свет, и силы тьмы, чтобы передать все непроходимое. Он овладел техническими аспектами работы с материалом, создавая копии, пуржидлос и ветте — все техники, которые позволили ему преобразовать качество объекта фотографии. С непревзойденным пониманием того, как тщательная печать изображений определяет выразительный потенциал изображения, Судек использовал вызывающую воспоминания капризность углеродного процесса с максимальной выгодой, как и способность серебряно-желатиновой печати отражать и очерчивать.
Безграничный творческий дух фотографа поддерживался глубокой дружбой с близким кругом друзей-художников, включая поэтов, художников, скульпторов, дизайнеров, писателей и музыкантов, которые внесли свой вклад в богатую художественную среду Праги в первой половине двадцатого века. век.

Энн Томас , куратор коллекции фотографий Национальной галереи Канады
Ян Джеффри — английский писатель и искусствовед. Автор серии иллюстрированных книг по истории фотографии
Владимир Биргус , руководитель Института творческой фотографии.Силезский университет, Опава
Войтох Лагода , директор Института истории искусств Академии наук Чешской Республики, Прага
Ян Мяох , куратор коллекции фотографий. Музей декоративного искусства, Прага
Кристоф Виски , реставратор, специализирующийся на фотографии. Магистр сохранения наследия в 2000 г., Национальный институт наследия, Париж, Франция,

.

Журнал Aesthetica — Интимный мир Йозефа Судека, Jeu de Paume, Paris

Йозеф Судек был создателем глубоко прочувствованных фотографий, которые использовали улицы, которые он часто посещал, и повседневные достопримечательности, с которыми он сталкивался, чтобы раскрыть как моменты великой красоты, так и потенциал большой разрушительности.Чешский фотограф был особенно озабочен темнотой во время нацистской оккупации Праги. Родившийся в 1896 году, он был адептом пикториалистской и модернистской школ фотографии, но к 1940-м годам выработал свой собственный особый стиль, отказавшись при этом от многих условностей этих движений.

Семь тематических групп его работ, представленных на выставке Jeu de Paume в Париже, отражают и уважают его собственную практику серийной работы под такими названиями, как Окно моей студии и Лабиринты . Это будет первая выставка, на которой будут представлены его цветные изображения, а также его пигментные отпечатки на углеродной ткани. Хотя он признает его технические способности как фотографа, использующего ряд методологий, именно эмоциональное общение и страстная убежденность в его работе наиболее ярко проявляются на выставке. В цепочке Beginnings молодой Судек создает изображения сельской местности и города, используя такие процессы, как желатиновое серебро и бромное масло, углерод и бихромат камеди, и соблюдая эфирные и романтические условности пикториалистского стиля.

Мир из моего окна В серии он развивает свой собственный стиль, расширяя визуальные исследования явлений и сцен, которые он видел, в частности, бесконечно разнообразные состояния капель воды, стекающих по его оконному стеклу, часто напоминающих человеческие слезы. Иногда меланхолическое настроение нагнетает роза в вазе на подоконнике или усики листьев, возвещающие приход весны.  Ночные прогулки передает настроение военных лет, и, несмотря на название, маловероятно, что он действительно рисковал жизнью, выходя на улицу после комендантского часа, вместо этого фотографируя минимальные пятна света на фоне абсолютной черноты.

Друзья и художник и Дух места прядей учитывают людей и места, значимые для фотографа. Он создавал портреты танцовщицы и актрисы Милены Вилдовой и художника-кубиста Эмиля Филлы, как правило, из соображений личной дружбы, а не торговли. Места, сформировавшие его художественное мировоззрение, включали пейзаж вдоль реки Эльбы, а также улицы, замок и собор самой Праги.

Интимный мир Йозефа Судека, до 25 сентября, Jeu de Paume, 1 Place de la Concorde, 75008 Paris.

Для получения дополнительной информации посетите сайт www. jeudepaume.org.

Чтобы быть в курсе последних новостей современного искусства и культуры, следите за нами на  Facebook , Twitter и   Instagram .

Кредиты
1. Йозеф Судек. Подвеска «Прага» la nuit , c.1950–1959. Музей изящных искусств Канады, Оттава. Анонимный Дон, 2010 г. © Правопреемство Йозефа Судека.

Йозеф Судек в музее Jeu de Paume

Презентация работ Йозефа Судека (Колин, 1896 – Прага, 1976) и его дружбы с Ротмайером , пар Ян Млчоч

Дружба между художниками, как правило, основана на взаимопонимании и умении расшифровывать тайны творческих начинаний другого человека. Судек и Ротмайер, подружившиеся во время войны, разделяют уважение к традициям и прикладному искусству. И те и другие просто обожают Прагу! Судек особенно любит замок и фотографирует его каждый сезон на протяжении многих лет. Его жанровые сцены и атмосферные кадры намекают на монументальность целого или на отдельные детали, тщательно отобранные как достопримечательности. С другой стороны, Ротмайер работает в сотрудничестве со словенским архитектором Йоже Плечником (1872–1957), назначенным первым президентом Чехословакии Томашем Гарригом Масариком (1850–1937) для реконструкции замка в межвоенный период.Два архитектора значительно модернизировали замок и, помимо других проектов, участвовали в работе над Президентской летней резиденцией в Лани. Ротмайер продолжил ряд проектов, начатых Плечником, когда последний вернулся в свой родной город Любляну. Он встретил Судека во время Второй мировой войны.

В течение пятидесятых и первой половины шестидесятых Судек и Ротмайер чаще встречались в доме архитектора, чем в замке. Его дом, окруженный потрясающим пейзажем, окружен ландшафтными садами, некоторые части которых были спроектированы Ротмайером.Хотя это всего лишь небольшой участок земли, на нем было посажено множество экзотических видов, в том числе падуб (редкий для региона) и дерево гинкго, чрезвычайно редкий вид в то время. Архитектор представил в этом зеленом пространстве изящную садовую мебель XIX века, а также прототипы стульев и кресел, которые он спроектировал для Пражского Града. Все эти аспекты объединяются, чтобы создать уникальную атмосферу, усиленную свечами и системой освещения, состоящей из стальных и бетонных стержней.Это пространство является убежищем; оазис. Судек сфотографировал дом изнутри, офис, винтовую лестницу и сад. Его ночные фотографии иногда требовали относительно большой выдержки. Работа фотографа впоследствии стала источником развлечения. На некоторых фотографиях запечатлена мимолетная тень архитектора, который развлекался, проходя перед объективом камеры, в то время как другие намекают на присутствие людей, животных или вещей из-за странной фильтрации света. Вы можете заметить отражение старой лампы сквозь деревья или стеклянные глаза, вдыхающие жизнь в скульптуру в стиле барокко или в ствол мертвого дерева.Маски и бюсты становятся любовниками.

Резиденция и сад становятся игровой площадкой для искусного фокусника. Открытые пространства и дорожки в пышном саду вдохновили Судека на серию «Прогулка в волшебном саду» (1948–1964), а также на многочисленные фотографии, которые впоследствии станут частью серии «Воспоминания». Ротмайер, увлеченный эпохой классицизма и эпохи Возрождения, хранит несколько слепков статуй тех времен, а также репродукции бюстов в стиле барокко и фрагменты гигантских чаш с Тройской площади в Праге.У него также есть коллекция ржавых железных прутьев, камней и стеклянных пластин, которые он использует при проектировании декоративных элементов систем освещения. Мастерская Судека на улице Уезд, 28, а затем и его квартира на улице Увоз, 30 забиты до отказа скульптурами, картинами и сувенирами от художников и друзей — как из прошлого, так и из настоящего — и обилием артефактов, которые кажутся неинтересными на первый взгляд. во-первых, но которые найдут свое место в его натюрмортах. Коллекционирование — еще одно общее увлечение этих двух друзей.

 

Ян Млчох — художник из Чехословакии.

 

Йозеф Судек в Musée du Jeu de Paume
Выставка «Интимный мир Йозефа Судека» с 07 июня по 25 сентября 2016 года, Конкорд, Париж

Йозеф Судек, Dentelle dans le jardin enchanté, 1954–1959 гг. épreuve gelatino-argentique 16,9 × 22,9 см Музей изящных искусств Канады, Оттава Дон Аноним, 2010 г. © Преемственность Йозефа Судека
Йозеф Судек, Le jardin royal, верс 1940–1946. процесс пигментации с использованием угольной бумаги 16,1 × 11,7 см Музей изящных искусств Канады, Оттава Дон Аноним, 2010 г. © Преемственность Йозефа Судека

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.