Ник найт: добро пожаловать в мир футуристичной и причудливой фэшн-съемки

Содержание

добро пожаловать в мир футуристичной и причудливой фэшн-съемки

"Я чувствую, что существую в будущем. И, доложу я вам, это необычное место!"

Ник Найт (Nick Knight) ассоциируется с fashion-фото, более того, он неразрывно связан с модным миром. Но фотографа нельзя назвать "одним из". В отличие от снимков многих деятелей этого направления, его работы выделяются инновационностью и нестандартностью. Фотографии Найта поражают воображение. Он не отражает тренды, он их задает.

Будущий культовый фотограф начинал свою карьеру, как и многие, с простого увлечения фотографией. Оно помогало ему производить впечатление на прекрасный пол.

Ник родился в Лондоне 24 ноября 1958 года. Его семья придерживалась очень демократичных взглядов на воспитание детей, поэтому мальчик всегда ощущал поддержку со стороны родителей во всех своих начинаниях.

Мать Найта была физиотерапевтом, а отец - психологом, что повлияло на уровень свободомыслия в семье. Уже в подростковом возрасте в парне проснулся бунтарский дух. Его протест против "тоталитарной" школьной системы выражался в мыслях, поведении, внешнем виде. Ник презирал форму, носил вызывающе длинные волосы и использовал мейкап. Позже его прическа изменится, и он вступит в ряды популярных в 70-х скинхедов. В Англии тех годов субкультура "бритоголовых" не имела никакого отношения к расовой неприязни, а выражала лишь презрение к буржуазии и лицемерию общества.

К окончанию школы Найт отчетливо понимал, что его увлечение фотографией и отсутствие способностей в естественных науках, перечеркивают всякие первоначальные надежды на медицинскую карьеру. Молодой человек выбрал Bournemouth and Poole - колледж дизайна и искусств. В 1980 году выпускной работой Ника стала подборка монохромных портретов его приятелей-скинхедов, а спустя 2 года она вышла отдельной фотокнигой.

Это отправная точка в успешной карьере Найта. Робин Деррик - влиятельный человек в индустрии модного издательства, на тот момент креативный директор журнала i-D, обратил внимание на работу "Скинхеды". Она понравилась Деррику настолько, что он заказал юному таланту сотню черно-белых фотопортретов для размещения в юбилейном выпуске журнала. Ник виртуозно справился с заданием, чем сильно впечатлил Марка Асколи, арт-директора издания. В 1986 году он лично приглашает Найта для сотрудничества с Едзи Ямамото. Нику предстояло снять каталог дизайнера с участием Наоми Кэмпбелл. В процессе работы фотограф задействовал также художника Питера Сэвилла. Успех проекта был настолько велик, что Ямамото продлевал контракт с Ником вплоть до 1997 года.       

В 1982 году в фотостудию, которую организовал Найт, пришла девушка для стажировки. Ей оказалась Шарлотта Уилер, впоследствии - ставшая женой маэстро. Крепкий брак Ника является скорее исключением, чем правилом в fashion-тусовке. Фотограф по сей день счастливо живет со своей Шарлоттой и тремя детьми в Лондоне.

Кроме модных проектов, фотограф участвует в создании экспозиций для музеев. В 1993 году в соавторстве с Дэвидом Чипперфильдом, известным архитектором, Ник подготовил постоянную выставку Plant Power, которая размещается в Музее естественной истории в Лондоне.

В этом же году Найт снял знаковую для индустрии обложку ноябрьского Vogue с Линдой Евангелистой и подписью "гламур возвращается". Кадр стал олицетворять закат эпохи гранжа.

Ник зарабатывает мировую известность, огромное количество селебрити работают с ним. Фотограф делает снимки для обложек альбомов Дэвида Боуи, Элвиса Костелло, Бьорк, Кайли Миноуг и Massive Attack. Ник продуктивно сотрудничает с популярным дизайнером Александром МакКуином, снимает рекламные проекты для лучших брендов и модных домов Европы.

В 1994 году маэстро выпускает очередную фотокнигу, под названием Nicknight, в которой собраны лучшие творения за предыдущие 12 лет. Спустя 3 года выпущен следующий фотоальбом Flora, в котором представлены только снимки цветов.  

С 1997 года Найт начал работу с Dior. Эта коллаборация продлилась больше 10 лет и колоссально повлияла на развитие как фотографа, так и бренда.

Ник был настолько тонким и актуальным художником, что иногда даже значительно опережал свое время. На рубеже веков он запустил в работу свой интернет-ресурс, посвященный индустрии моды. Сайт SHOWstudio.com с ноября 2000 года становится уникальным пространством для деятелей fashion-среды. Художники, дизайнеры, модельеры и модели, - все творческие личности получили доступ к информации и возможность осуществления различных проектов. Найт сделал площадку для интерактива, которая позволяет единомышленникам создавать что-то совершенно новое. Интернет-площадка пользуется большой популярностью, ее ежедневные посещения достигают отметки в полмиллиона. Ник нередко проводит интервью в прямом эфире с творческими личностями, интересными, в первую очередь, самому автору. Среди них Джон Гальяно, Кейт Мосс, Филипп Лим, Бьорк, Сьюзи Мэнкс и многие другие.

Легендарный календарь Pirelli в 2004 году был оформлен Ником Найтом. Съемки проходили в Лондоне при участии таких моделей, как Наталья Водянова, Каролина Куркова, Аманда Мур и другие. Результат превзошел все ожидания - страницы календаря напоминали психоделические образы, в которых угадывались прекрасные женские силуэты.

Найт - жуткий перфекционист, о чем знают все, кому приходилось с ним работать. Он обращает внимание на самые незначительные мелочи и желает контролировать каждую секунду процесса. Его футуристический стиль невозможно не узнать, ведь Ник любит экспериментировать во всем. Его критикуют за излишнюю постановочность и компьютерную постобработку, однако Найт видит в этом необходимость. Многие его работы выглядят, как картины импрессионистов. Сочетание цветов, света и тени, сама идея кадра - все настолько удивительно, что не может не завораживать.

Ник ломает стереотипы и рвет устоявшиеся шаблоны общества. В его фотосессиях участвуют модели, у которых отсутствуют ноги или руки - для мастера это не преграда для того, чтобы видеть эстетику в людях.

Популярную певицу Леди Гагу не узнать в мужском образе, в котором запечатлел ее фотограф. Для нее Найт в 2011 даже снял музыкальное видео на песню Born this way. За 10 лет до этого маэстро уже выступал в роли клипмейкера для Бьорк, а в 2013 он снял видео для Канье Уэста.

Сейчас Ник Найт продолжает свое творчество в фотоискусстве. Его работы выставляются в музеях по всему миру, лучшие глянцевые издания размещают его снимки. Сотрудничество с ним считают за честь мировые знаменитости.

В 2010 году фотограф награжден орденом Офицера Британской Империи. По случаю 90-летия Елизаветы II Найту предоставилась возможность сделать снимки королевы и принца Чарльза.  

 

 

Ник Найт

Сам себя фотографом Ник Найт не считает, впрочем, с его авангардным подходом к съемке это и не удивительно. Тем не менее, фенш-бомонд признает его главным изобретателем трендов в мире фотографии. Кем бы себя не считал Ник Найт, он фотографирует для самых передовых журналов планеты. Среди клиентов Ника Найта самые именитые модные дома Европы и Америки. В галереях Саачи и Тейт Модерн, в музее Альбетра и Виктории, на страницах Vogue, i-D, Dazed & Confused – можно долго перечислять площадки, где помещены фотоработы Найта. Одним словом, его личность в мире модной фотографии – знаковая.



Ник Найт родился в Лондоне в 1958 году. Его родители были практикующими врачами, которые также видели будущее Ника Найта и его брата на врачебном поприще. Возможно, так бы оно и было, если бы не чересчур любознательный характер Ника. Изучение химии и анатомии он с удовольствием променял на веселые прогулки с фотокамерой по главным улицам Лондона, где молодому человеку с камерой было очень легко познакомиться с привлекательными девушками. Фотография настолько увлекает Ника Найта, что он решает круто изменить вектор своей судьбы, и стать дизайнером. Для изучения этой профессии и получения диплома Ник Найт поступает в колледж дизайна и искусств. Будучи студентом, Ник Найт состоит в неформальной организации бритоголовых, идеология которых не имеет ничего общего с национальной непримиримостью, а только лишь выражает социальный протест, свойственный лондонской молодежи тех лет. Приятели-скинхеды становятся для него первыми портретируемыми моделями. Их черно-белыми портретами Ник Найт в 80-ом году проиллюстрирует свою дипломную работу, а спустя еще два года, серия этих снимков выйдет в виде фотокниги.


Работы Ника Найта окажутся настолько выразительными, что привлекут внимание Робина Диррека – креативого директора издательства i-D, который сегодня работает на британский Vogue. От него Ник Найт получил в 82-ом заказ на сотню портретов для юбилейного выпуска журнала. Ник постарался и произвел новой серией грандиозное впечатление теперь уже на арт-директора журнала Марка Асколи. Это помогло Нику получить заказ на каталог для самого Yohji Yamamoto. В дальнейшем это сотрудничество продлится целых десять лет. Произвести впечатление на японцев поможет Питер Сивилл, которого Ник Найт привлечет в качестве соавтора. Для того времени это казалось, чем-то новым, однако с тех пор Nick Knight постоянно привносит новаторские идеи в мир модной фотографии, и надо сказать вполне удачно.


Фотография помогает Нику Найту встретить свою вторую половину. Свою жену Шарлоту Уиллер он встречает в собственной фотостудии. Сейчас у них трое детей и на редкость теплые и стабильные отношения в паре. Супруги всегда демонстрируют семейную идиллию, находясь вдвоем в публичных местах. Несмотря на свою взбалмошную профессию Найт был и остается довольно консервативным по характеру.

 


В 1993 Ник Найт в соавторстве с Чипперфильдом продумывает для лондонского исторического музея постоянную экспозицию под названием Plant Power. В следующем году Ник Найт начинает работать для Dior, и его контракт с этим домом будет продлеваться почти десять лет. К тому времени перед объективом Ника Найта уже побывает Линда Евангелиста, Бьорк, Кали Миноуг, Девид Боуи и другие мегазвезды.


На рубеже тысячелетий Ник Найт вовсю экспериментирует с компьютерной постобработкой, прибавляя своим, и без того перфекционистским фотоработам, колорита и абстрактности. Его всегда обвиняли в избыточной постановочности, но Найт не только безоговорочно признает это, но и ставит постановку в основу своего стиля.


В 2000 Ник Найт запускает собственный Интернет-проект, который становится источником для вдохновения целого поколения художников, работающих с мультимедиа. Кроме того, его портал SHOWStudio становится местом тусовки всей модной индустрии, а также огромной аудитории поклонников современного искусства. Ежедневно сайт посещают более полумиллиона пользователей. Похоже, к чему бы не прикоснулся Ник, то сразу обращается в золото. По словам самого Найта, он существует в будущем и находит его местом весьма необычным…

 




Источник: creativestudio.ru

Ник Найт | Фотографы | кто есть кто

Тихая жизнь одного из величайших глянцевых фотографов современности

Его называют одним из самых влиятельных фотографов современности. Он снимает для первых журналов мира - от Vogue до Dazed & Confused. Помимо ведущих Модных Домов его клиенты - Дэвид Боуи, Mercedes-Benz и Королевский театр Ковент-Гарден. Его работы выставлялись в Музее Виктории и Альберта, галереях Тейт Модерн и Саатчи. Его интернет-проект SHOWStudio меняет представление о взаимоотношениях масс-медиа и искусства. Маниакальный перфекционист, технократ и экспериментатор, Ник Найт не считает себя фотографом в классическом смысле слова, не ведет счет персональным экспозициям и альбомам. Для него работа с изображением - не взгляд, обращенный в прошлое. «Я чувствую, что существую в будущем. И, доложу я вам, это необычное место!».

1958 Ник Найт родился в Лондоне в семье психолога и физиотерапевта. Поначалу, как и брат, он собирается идти по стопами родителей. Однако, приступив к изучению биологии, Найт быстро выясняет, что естественные науки ему неинтересны. Куда веселее фотографировать. По собственному признанию, Найт взял камеру в руки только для того, чтобы знакомиться с девушками на улицах. Когда он понял, что снимать у него получается лучше, чем делать что-нибудь еще, он поступает в Колледж искусств и дизайна Борнмут-и-Пул. Еще во время учебы он начинает серию черно-белых портретов своих друзей-скинхедов, к которым Найт и себя относил (аутентичная британская субкультура «бритоголовых» абсолютно чужда расизма). В1980-м альбом становится его дипломной работой, а через два года выходит отдельной книгой.

1982 Работы молодого фотографа попадают в руки креативного директора журнала i-D Робина Деррика, который ныне занимает аналогичную позицию в британском Vogue. Вскоре Найт, перебивавшийся съемками малоизвестных групп, получает от i-D заказ на сто монохромных портретов для юбилейного номера. Новая серия оказывает такое сильное впечатление на арт-директора журнала Марка Асколи, что в 1986 году он приглашает Найта снять каталог Yohji Yamamoto. Найт развернулся не на шутку, и тут же привлек к проекту художника Питера Сэвилла, что для таких проектов было шагом совершенно новаторским. Команда справилась столь удачно, что сотрудничество с японским брендом растягивается еще на 10 лет, а Найт зарабатывает реноме перфекциониста с безудержной фантазией, который контролирует каждый этап работы.

В том же году случается еще одна судьбоносная встреча: Найт бесповоротно влюбляется в студентку, пришедшую к нему в студию на стажировку. Шарлотта Уилер становится не только его женой, но и музой и помощницей. В семье Найт, отец трех детей, ведет жизнь размеренную, совсем не похожую на его взвинченную профессиональную активность. Пара редко появляется на людях, но всякий раз производит впечатление идиллического союза. На вечеринке в честь 90-го юбилея английского Vogue, например, супруги весь вечер трогательно держатся за руки. Ник вообще куда консервативнее, чем полагается думать о модных фотографах. С 1989 года он живет в зеленом пригороде Лондона в доме, который архитектор Дэвид Чипперфильд построил на том же самом месте, где родился заказчик проекта.

1993 Найт пробует себя в новом жанре: вместе с Чипперфильдом по заказу лондонского Музея естественной истории он сочиняет постоянную экспозицию Plant Power. В том же году в ноябре Ник снимает знаковую обложку Vogue с Линдой Евангелистой, забив гвоздь в гроб гранжа и провозгласив триумфальное возвращение гламура в духе работ Хельмута Ньютона и Криса фон Вангенхейма. Вскоре Найт начинает плотно разрабатывать эту эстетику вместе с Александром МакКуином, а попутно снимает обложку для Massive Attack, позднее для Бьорк, Дэвида Боуи, Кайли Миноуг.

1997 Едва ли не самым известным совместным проектом фотографа становится сотрудничество с Dior, продлившееся без малого десять лет. Вместе с арт-директором Джоном Галльяно он разрабатывает новый - совершенно фантастический - визуальный язык дома. В том же году Найт издает альбом Flora - невероятной красоты гербарий с композициями из шести миллионов цветов.

На излете 90-х тяга Найта к экспериментам начинает проверять на прочность границы привычной «глянцевой» красоты. Он снимает безногую модель Эйми Муллинз, женщин, прошедших мастэктомию, постаревших героинь подиумов 70-х, толстушку Софи Даль, причем добивается изящества и сексуальности. Найта упрекают в избыточной постановочности, в том, что он обращается с людьми, как с объектами. В этом, действительно, весь его творческий метод, в котором, в то же время, присутствует и чуткость и уважение к моделям. Не случайно Кейт Мосс и Джемма Уорд позируют ему много и охотно. В те же годы Найт начинает активно применять новейшие компьютерные технологии пост-обработки, усложняя свои и без того насыщенные деталями произведения. Любовь к цифровым манипуляциям становится очередным поводом для критики; мастер всегда парирует, что «фотография и есть сплошная манипуляция», а идея, что она, якобы, отражает реальность - большое заблуждение.

2000 Естественной средой для Найтовских экспериментов со средствами коммуникации становится интернет. Самый новаторский из своих проектов фотограф запустил на рубеже веков. SHOWStudio - это модный канал, специализирующийся на прямых трансляциях, видео-инсталляциях, интерактивных фильмах и не только. Для Найта это опытная площадка и одновременно инструмент, с помощью которого можно воспитать новое поколение мультимедийных художников. Аудитория сайта достигает полмиллиона посетителей в день. На SHOWStudio появляются не только первые лица модной индустрии, но и такие культурные герои, как Бьорк, Брэд Питт и Antony and the Johnsons. Получив в 2006 году престижную награду Moet Chandon Fashion Tribute, Найт закатил в замке Горация Вальполя бал-маскарад, где кухарничал сам Хестон Блюменталь, а Кейт Мосс и Сьюзи Менкес пели караоке. Все происходящее транслировалось восьмью камерами в прямой эфир на сайт SHOWStudio. Шансы, что Найт остановится на достигнутом, стремятся к нулю: «Стоит мне что-нибудь создать, как я начинаю искать то, чего раньше не видел. Нахожу, создаю и тут же отправляюсь на новые поиски».

Режиссер Ник Найт снял фильм для Maison Margiela: Джон Гальяно вдохновился мистикой и аргентинским танго

Весна-лето — 2021

Джон Гальяно с восторгом принял переход Недели моды в виртуальный формат, так как увидел в этом возможность продемонстрировать свои идеи наилучшим образом — не только выразить чувственность и вдохновение фигуративным языком кино, но и показать поклонникам, как создаются вещи Maison Margiela, включая ручную работу и этапы производства. Вместе с режиссером и другом Ником Найтом Гальяно снял волнующий и экспрессивный фильм о весенней коллекции. В нём модели танцуют в вымышленном Буэнос-Айресе, играют мистическую свадьбу под водой, проживают безумие, одержимость и пограничные аффекты. Голос за кадром будто звучит из загробного мира и рассказывает о любви, жизни, страсти и танце. Одним из самых завораживающих моментов стал танец нескольких моделей под песню Jorando знаменитой певицы Ребекки Дель Рио, которая звучала в "Малхолланд-Драйв" Дэвида Линча.

Модельер считает правильным и честным вовлечение зрителей в таинство создания шоу. Фильм пронизан кадрами подготовки танцевальных номеров, работы парикмахеров, визажистов и всей команды дома Maison Margiela.

Между сюрреалистичными художественными кадрами можно наблюдать и процесс создания туфель Мэри-Джейн и знаковых таби. Гардероб Margiela на будущую весну состоит из шелковых юбок косого кроя, костюмов в духе 40-х годов, курток со "срезанными" плечами и вещей из множества переработанных деталей. Слоистые блузы чередуются с деконструированными тренчами, юбками и брюками в "гангстерскую" полоску с красными подтяжками, полупрозрачными вечерними платьями и шифоновыми масками на всё лицо.

Читайте также: "Нарисованные" топы, прозрачные кейпы и неоновые надписи в весенней коллекции Chanel

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

Спасибо!

Ваша подписка на наш дайджест оформлена. Добро пожаловать в сообщество L’Officiel!

СПАСИБО, ЖДУ ОБНОВЛЕНИЙ

взгляд изнутри на новую выставку фотографа моды Ника Найта, снятую на iPhone. Рианнон Уильямс / Inews

Ник Найт использовал iPhone и компьютерные технологии, чтобы создать романтические фотографии, вдохновлённые живописью 17 века.

Фэшн-фотограф Ник Найт, возможно, наиболее известен своими портретами известных лиц, но на его последней выставке розы занимают центральное место (Фото: Getty)


Несмотря на то, что Ник Найт (Nick Knight), имидж мэйкер, как он сам себя называет, фотографировал едва ли не всех знаменитостей, от Кейт Мосс и Наоми Кэмбелл до позднего, великого Александра МакКуина и Канье Уэста, а также Малалы для последнего номера британского Vogue, теперь он нашел вдохновение ближе к дому, а точнее, в собственном саду.

62-летний модный фотограф, известный всему миру, начал фотографировать розы, срезанные в собственном саду у маленького домика своих родителей в 2013 году, просто ставя композицию и фотографируя её на iPhone для публикации в Инстаграм.

«Похоже, они оказались весьма популярны, да и я получал удовольствие от съёмки», — говорит автор. «Обычно я работаю с дизайнером или арт-директором, но эта съёмка была „одинокой“. Никто не просил меня ни о чём, и роза не могла соскучиться или вспомнить о деловой встрече».

Проходили годы, улучшались камеры iPhone, и Найт совершенствовал съёмочный процесс. После отбора одной из, возможно, тысяч картинок, сделанных за четырёхчасовой съёмочный сеанс у стола на кухне, он накладывает фильтр из Инстаграмма (Sierra или Hudson для продвинутых, хотя иногда Ludwig), затем играет с цветом и контрастом. Затем фото пропускается через программное обеспечение Topaz Labs, AI, которое привносит резкость в нерезкие области, и часами обрабатывает составное изображение вместе с ретушером Марком.

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

«Когда мы сделали первую картинку, я был на самом деле удивлён полученным результатом», — говорит Найт. «Если вы отступите на несколько шагов и посмотрите на эти фотографии, они очень напоминают голландский натюрморт 17 века с цветами. В них есть романтика, они мягкие и нежные.

«Но если вы стоите близко, вы можете видеть фактуру, созданную искусственным интеллектом программно, и заметить, что на самом деле картинка довольно механистичная, грубая и жесткая. И мне это нравится».

«Вы можете определить самые старые картинки на выставке просто по качеству камеры. При близком взгляде видно, что разрешение на лепестках более слабое и фактура мягче. Меня немного напрягает то, что iPhone становится слишком контрастным и ярким, что не радует — такая тонкость, которую вы могли достичь пару iPhone назад, вероятно, была лучше, но я не уверен».

«Интересно, что я редко снимаю красные розы, потому что их трудно фотографировать. Красный не передаёт такой глубины чувств, как другие цвета. Мои любимые цвета, как правило, довольно светлые, потому что их можно притемнить и получить большое разнообразие оттенков».

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

Получившаяся в результате мечтательная, очень красивая серия «Розы из моего сада» в настоящее время экспонируется в галерее Coach House на территории Уоддесдон в Бакингемшире, неоренессансного поместья, построенного покровителем искусств бароном Фердинандом де Ротшильдом в 1800-х годах.

Явное удовольствие Найта от использования новых технологий для создания картин, которые не выглядели бы неуместными в Национальной галерее, заставило бы дрожать от злости более консервативных историков искусства и коллекционеров, но его это не волнует. Хотя фотография всегда была средством массовой информации, а появление смартфонов еще больше демократизировало её как медиа, она не обесценилась так, как хотели бы агрессивные скептики нас убедить, настаивает Найт.

«Все умеют писать, но не все сочиняют „Войну и Мир“ каждый день, — замечает он. – Когда я только начал пользоваться iPhone, меня часто ругали в социальных сетях… Была сильная негативная реакция против этого, и я не мог понять, почему — ведь мы просто делаем картинки. На самом деле, я не поклонник каких-либо камер, любая из них — просто раздражающая хреновина из стекла и пластмассы, находящаяся между вами и тем, что вы хотите запечатлеть».

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

«Фотография на самом деле демократизировалась под влиянием цифровых технологий и мобильных телефонов, но мне кажется, попутно есть такая, характерная для нас, демонизация вещей. И один из примеров такой демонизации — впечатление, что нас окружает такое половодье фотографов, и вся фотография стала бессмысленной и бесполезной. Но на самом деле множество людей получили сейчас возможность выразить себя через визуальные образы, и я считаю, что это очень важно. Люди на самом деле плохо понимают, что означает визуальное самовыражение. Мы привыкли писать, говорит — но ещё до возникновения письменности мы выцарапывали картинки быков на стенах пещер. Я думаю, важность этого недооценивается».

«Похожим образом существует предубеждение против редактирования фотографий, использования Фотошопа, как инструмента для манипуляций и обмана тоже неуместна, — утверждает он. – Утверждая, что те или иные изображения якобы должны улучшить общество, мы ограничиваем художников, мешая им полностью выразить себя и создавая ложные представления о том, что является искусством, а что нет».

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

«Я считаю, что фотографию часто обвиняют несправедливо и некорректно, — говорит Найт. – Люди не доверяют Фотошопу, как будто это какой-то способ заставить их почувствовать себя плохо, как будто им лгут. Даже слово „манипуляция“ является отрицательным – это одно из слов, которые Канье вычеркнул бы из словаря, когда вычеркивал плохие слова».

«Фотография — это фантазия, а не реальность. Так что идея о том, что фотография, или создание образов, это такая абстрактная правда – ложная идея. Фотографы, которые на самом деле хороши в своём деле, конечно, манипулируют реальностью. Все великие художники манипулируют с тем, что видят, потому что вы не хотите видеть от меня реальность – вы хотите видеть то, что вижу я, а вы не видите. Именно это делает результат впечатляющим».

Фрагмент выставки. Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

О выставке: https://waddesdon.org.uk/whats-on/nick-knight-roses/



Советы от Ника Найта: Как снимать лучше

Доверяйте своим чувствам

«Фотография — не о том, что ты видишь: она о чувствах. У меня не идеальное зрение, с медицинской точки зрения мои глаза дерьмовые: один близорукий, второй дальнозоркий. Дело в страсти, благодаря которой я фотографирую каждый день вот уже 40 чёртовых лет. Это не „увидел и потом зафиксировал“, это о чувстве, страсти и надежде. Именно так на самом деле создаётся картинка».

Не заморачивайтесь тем, чем не можете управлять

«Розы — это естественный материал, они опадают. Бывает, что вы делаете картинку, она не работает, и вдруг опадает единственный лепесток — и все цвета включаются и звучат совсем иначе, меняется вся динамика.

Существует огромная теория. Созданная Кандинским, о том, как действует на наши чувства сопоставление цветов, так что это очень странная штука, и вам не удастся держать под контролем всё и всегда».

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

Концентрируйтесь!

«Это на самом деле о ясности мысли, и о готовности заставить себя просидеть перед этой розой четыре часа подряд. Сделайте первую картинку: прекрасно, это роза. Но как снять её лучше? Подвигайте камеру и посмотрите, становится лучше или хуже. И, в конце концов, вы придёте к ракурсу, с которого это уже не выглядит больше как просто роза».

Приготовьтесь к жертвам, если хотите снимать профессионально

«Я проживаю жизнь через объектив. Это красивый афоризм, но это то, что я делаю и то, что я говорю молодым фотографам. Это о преданности делу, о том, чтобы никогда не сдаваться. Всегда стараться повышать планку, стараясь стать лучше. Вы не можете оказаться вечерком в пабе, смотрящим телешоу или проводящим время с партнёром. Фотография должна значить для вас больше, чем всё остальное».

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

Применяйте AI и другие технологии в своей работе

«Ходят мысли о том, что ИИ станет доминирующей жизненной силой на планете, что немного похоже на Войну миров, но это то, о чем мы все должны подумать. Я думаю, что одним из недостатков мира искусства является то, что он избегает будущего.

Я думаю, что очень, очень важно, чтобы художники участвовали в создании того, как выглядит жизнь, и охватывали видение нашего человечества. Они, как правило, уклоняются от этого и рисуют картины Арнольда Шварценеггера и роботов, берущих власть, но если художники не вмешиваются, это остается на усмотрение военных и крупного бизнеса».

Ник Найт. Из серии «Розы из моего сада»(фото любезно предоставлено Ником Найтом / Albion Barn)

Оригинал на сайте Inews
Перевод с английского Александра Курловича

молоко и мёд в отражении небесной глади

Новая медитативная рекламная кампания Дома, снятая британским фотографом Ником Найтом (Nick Knight) в его лондонской студии, отражает главные акценты женской и мужской коллекций FENDI сезона весна-лето 2021, созданных Сильвией Вентурини-Фенди.

Показанная изнутри или наблюдаемая со стороны, интимная и лаконичная атмосфера, в которой нет ни одной лишней детали, служит традиционным и знаковым вдохновением для коллекций FENDI. Изящные декорации, состоящие из парящих белых занавесок, отражений и теней, дополнены предметами домашнего обихода — деревянной кроватью и стулом. Виртуальное «окно», проецируемое на стену, позволяет бросить мимолетный взгляд на внешний мир, где голубое облачное небо сияет над штаб-квартирой Дома в Риме — Palazzo della Civiltà Italiana (Дворцом итальянской цивилизации).

Больше новостей в нашем telegram-канале Icon Life, подпишитесь, чтобы узнавать первыми!   

Декорации отражают цветовую палитру коллекций, в которой натуральные пшеничные, молочные и медовые тона чередуются с небесно-голубыми и ярко-красными оттенками ключевых образов, представленными моделями, среди которых — Мариякарла Босконо, Джилл Кортлеве, Эстель Чен, Генри Китчер и Чун Сут. Тени и свет, заполняя пространство, подчеркивают мастерство исполнения  каждого предмета одежды и раскрывают уникальную историю образов.

Эффектный завершающий штрих вносят культовые сумки Дома PeekabooISeeU, украшенные аксессуарами для гаджетов FENDI X CHAOS, женские Baguette и мужские Peekaboo Essential, а также сэтчел Moonlight новой современной формы. 

Рекламная кампания женской и мужской коллекций FENDI сезона весна-лето 2021, состоящая из 10 кадров, среди которых есть отдельные имиджи и для новых очков, появится на страницах февральских номеров глянцевых журналов уже в январе 2021 года. 

Команда съёмки фотографа Ника Найта в Лондоне:

Модели женской кампании: Mariacarla Boscono, Jill Kortleve, Estelle Chen

Модели мужской кампании: Henry Kitcher, hun Soot
Стилист женской кампании: Chaos Fashion
Стилист мужской кампании: Julian Ganio
Стилист по волосам: Sam McKnight
Визажист: Val Garland

Модный футуризм Ника Найта - UAM

Сложные, странные, неземные образы — то, в чем преуспел британский фотограф, клипмейкер, создатель авангардной визуальной культуры Ник Найт. Когда королева эпатажа Леди Гага хочет произвести фурор на сцене, она набирает номер Ника и мурлычет в трубку: «Я поняла, что мне может помочь только бог, и решила позвонить тебе».

Леди и пистолет

Ник Найт является автором некоторых эксцентричных фотосессий, интерлюдий, клипов Леди Гага. В одном из интервью, объясняя психологические нюансы студийной фотосессии, он рассказал: «Все те социальные табу, которых вы придерживаетесь в реальной жизни, не действуют во время съемок. Как-то раз я провел в студии с Леди Гага 48 часов, в течение которых она разыгрывала отдельный спектакль для каждой фотографии. Сначала она прикидывалась, будто ей плохо, потом сама себе рисовала татуировки, потом была привязана к кресту и не могла пошевелиться, потом к ее лицу был приставлен пистолет и так далее. Она сыграла каждую из этих ролей, чтобы увидеть себя в том или ином образе. Я заметил, что она хочет узнать, кто она такая, путем нарушения собственных границ».

Человек будущего

Изучение потенциала фотографии — один из основных мотивов Ника Найта. Придя на смену живописи в начале прошлого века, фотография принялась детально изображать действительность. Не только на улице, но даже в студии фотографы предпочитали работать при естественном свете, показывая вещи такими, какими их видит человеческий глаз, но с большей четкостью и интенсивностью. Однако далеко не всем фотографам казалось оригинальным просто документировать реальность. Одни, чтобы добиться экспрессии, использовали техники, близкие к живописи, другие — выразительные средства кинематографии. Ник Найт предпочитает графические редакторы для создания потрясающих воображение образов. «Я чувствую, что существую в будущем. И, доложу я вам, это необычное место!» — говорит фотограф.

Модный скинхед

Он родился в Лондоне в семье врачей. Увлекался фотографией с детских лет, а когда пришло время юношеского бунта, побрился наголо и примкнул к пролетарской молодежной субкультуре скинхедов, выступавших против буржуазных ценностей. По окончании колледжа дизайна и искусств создал серию монохромных портретов приятелей-скинхедов, которая спустя два года вышла отдельной фотокнигой. Издание попало в руки креативному директору i-D, пригласившему фотографа к сотрудничеству. Так Ник Найт начал работать с журналами, в частности с Vogue. В 1986 году он получил первый fashion-заказ — съемку каталога для Yohji Yamamoto, затем подписал контракт с Dior, а также сотрудничал с дизайнером Александром Мак-Куином. Ник получил мировую известность благодаря тому, что делал снимки для обложек альбомов Дэвида Боуи, Бьорк, Кайли Миноуг, Massive Attack и создал эротико-психоделический выпуск календаря Pirelli.

Изменить восприятие

Ник Найт сломал стереотипы fashion-съемки: в его фотосессиях участвовали модели размера плюс-сайз, с ограниченной мобильностью, далекие от стандартов индустрии и общераспространенных представлений о совершенстве. В 2000 году он учредил сайт для интерактивных проектов представителей искусства, шоу-бизнеса и модной индустрии, лично проводит интервью с интересными творческими фигурами. Радикальная манера фотографа рифмуется со стилем таких модных домов, как Comme des Garçons, Maison Margiela, Gareth Pugh, занятых конструированием фантастически необычных силуэтов, которые Ник Найт модифицирует в процессе ретуши изображений, заявляя: «Фотография — одна сплошная манипуляция, а идея, что она якобы должна отражать реальность, — не что иное, как заблуждение…»

Автор: Кристина Фадина

Ник Найт | BoF 500

Ник Найт - новаторский имиджмейкер и директор SHOWstudio , , новаторского модного веб-сайта, созданного «на основе убеждения, что демонстрация всего творческого процесса, от концепции до завершения, полезна для художника, аудитории и искусства. сам." Найт был одним из первых и наиболее известных имиджмейкеров, принявших цифровую пленку в качестве средства демонстрации моды.

SHOWstudio сотрудничает с некоторыми из самых влиятельных и известных фигур современной моды, в том числе с Джон Гальяно , Кейт Мосс , Рик Оуэнс , Comme des Garçons и Александр МакКуин.Наряду с этими известными именами, SHOWstudio также поддерживает и взращивает новые таланты, в том числе Джайлза Дикона, Гарет Пью , Родарт и Мэри Катранцу , предлагая новым интересным дизайнерам важную глобальную витрину для творческого самовыражения.

Его первая книга фотографий «Скинхеды» была опубликована в 1982 году, когда он учился в колледже искусств и дизайна Борнмута и Пула. Затем редактор i-D Терри Джонс поручил ему создать серию из 100 портретов для пятого юбилейного выпуска журнала.

В результате этих черно-белых портретов его работа привлекла внимание арт-директора Марка Асколи, который поручил Найту снять каталог авангардных японских дизайнеров 1986 года. Йоджи Ямамото в сотрудничестве с известным графическим дизайнером Питер Сэвилл .

С момента своего первого набега на модную фотографию он снимал как редакционные, так и рекламные проекты для клиентов, включая Александра Маккуина, Audi, Кельвин Кляйн , Кристиан Диор, Джил Сандер , Lancôme, Levi Strauss, Martine Sitbon, Mercedes-Benz, Royal Ballet, Royal Opera House, Swarovski и Yves Saint Laurent .

Editorly Knight был награжден за свою редакционную работу для Vogue , Dazed & Confused , iD , The Face , W , Another Magazine , Arena Homme + и Visionaire Издание календаря Pirelli 2004 года.

Он снял обложки альбомов для Бьорк, Элвиса Костелло и Аттракционы, Бой Джорджа, Дэвида Боуи, Кайли Миноуг, Совета по стилю, Леди Гага, Пола Веллера, Гвен Стефани, Шерил Коул, Сил, ABC и Massive Attack.

Ник Найт еще в 2001 году снял свой первый музыкальный клип - скандальный видеоклип «Pagan Poetry» Björk. В 2011 году он снял клип на сингл Леди Гаги «Born This Way».

Работы Найта выставлялись в таких международных художественных институтах, как Музей Виктории и Альберта, Галерея Саатчи, Галерея фотографов и Галерея Хейворда. В 1993 году он также создал постоянную инсталляцию «Сила растений» для Музея естественной истории в Лондоне. Фотограф создал двенадцатилетнюю ретроспективу «Nicknight» (1994) и серию цветочных снимков «Флора» (1997), опубликованные Ширмером Мозелем.

Найт был назначен кавалером Ордена Британской Империи (OBE) в 2010 году. В настоящее время он живет со своей женой Шарлоттой и тремя детьми, Эмили, Эллой и Калумом в Лондоне.

Ник Найт - 56 произведений, биографий и шоу на Artsy

Ник Найт работал над целым рядом часто спорных вопросов в течение своей карьеры - от расизма, инвалидности, эйджизма и совсем недавно фатизма. Он постоянно бросает вызов общепринятым идеалам красоты.

Найт родился в Лондоне в 1958 году. Изучал фотографию в колледже искусств и дизайна Борнмута и Пул.Он окончил университет с отличием в 1982 году. В 1985 году его первая книга «Скинхеды» принесла ему премию дизайнеров и арт-директоров за лучшую обложку.
Арт-директор Йоджи Ямамото Марк Асколи заказал Knight 12 последовательных каталогов в конце восьмидесятых - в то время, когда кампании Ямамото открывали новые горизонты. Найт вошел в историю моды в ноябре 1993 года, адаптировав фотографию с кольцевой вспышкой, чтобы запечатлеть Линду Евангелисту для знаковой пост-гранжевой обложки британского Vogue. С тех пор его работы украсили не менее 36 обложек.
Он снимал рекламные кампании для Jil Sander, Louis Vuitton, Calvin Klein, Yves Saint Laurent, Vivienne Westwood, Alexander McQueen и Christian Dior и многих других. Он также снял каверы на записи Дэвида Боуи, Пола Веллера, Джорджа Майкла и Massive Attack.

Работы

Найта выставлялись в таких учреждениях, как Музей Виктории и Альберта, Галерея Саатчи, Галерея фотографов, Галерея Хейворда и недавно галерея Тейт Модерн. Он создал постоянную инсталляцию «Сила растений» для Музея естественной истории в Лондоне.
Он был награжден престижной наградой Moet Chandon Fashion Tribute за 2006 год. В 2010 году он получил медаль как кавалер Наиболее выдающегося ордена Британской империи в знак признания вклада, который он внес в искусство на протяжении своей выдающейся карьеры.
Найт также направил свои силы на создание музыкальных видеоклипов: «Pagean Poetry» Бьорка в 2001 году стала его первой песней, а совсем недавно - «Bound 2» Канье Уэста. В 2011 году он снял клип на хит-сингл Леди Гаги Born This Way. видео было направлено на расширение прав и возможностей и демонстрацию солидарности внутри групп меньшинств, что является общей темой в работах Найта.

Ник Найт | Фотография и биография

Ник Найт - британский фотограф-документалист, веб-издатель и известный фэшн-фотограф, фотограф, который любит инновации и идет в ногу с последними тенденциями. Его интересует то, что раскрывает вся фотография, а не только один аспект изображения. Он всегда открыт для вдохновения, чтобы подбодрить свои фотографии.

Модная фотография стремительно развивалась и трансформировалась с момента своего основания.В 1930-х годах Эдвард Стайхен внес в эту область ароматы, а позже Ричард Аведон добавил свои творческие способности в 1970-х. Теперь, с развитием технологий и появлением высокотехнологичных камер, соответствующих инструментов, программного обеспечения для цифровой фотографии и редактирования изображений, такого как Photoshop, платформа открыта для таких людей, как Найт, чтобы продолжать экспериментировать и создавать замечательные произведения искусства.

Ник Найт родился в 1958 году, учился в Борнмутском колледже искусств и дизайна .Он один из самых популярных модных фотографов в мире. В 1982 году во время учебы в Борнмуте он опубликовал свою первую книгу по фотографии « скинхедов ». В то время он получил заказ от Терри Джонса, редактора журнала I-D , для создания 100 портретов для пятого юбилейного номера журнала. В результате арт-директор Марк Асколи поручил Нику Найту сотрудничать с Питером Сэвиллом (графическим дизайнером) в создании каталога 1986 года для Йоджи Ямамото (японского дизайнера).

Knight работал как над коммерческими, так и над редакционными проектами для таких клиентов, как Audi, Christian Dior, Calvin Klein, Yves Saint Lauren, Levi Strauss, Mercedes Benz, Royal Opera House, Swarovski и многих других.

В 2000 году Найт основал компанию онлайн-вещания SHOWstudio.com , чтобы стать пионером в сфере прямой трансляции моды. Веб-сайт участвовал в интерактивных заданиях, живых выступлениях и фильмах. Доминирующие и популярные фигуры, такие как Леди Гага, Кейт Мосс, Бой Джордж, Бьорк, Энтони и Джонсонс, Хестон Блюменталь, Ли Бауэри и Джон Гальяно, все сотрудничали с Найтом, чтобы транслироваться в прямом эфире.

В 2001 году Ник Найт снял Pagan Poetry , свой первый видеоклип на Björk. Десять лет спустя он снял видео « Born this Way » для Леди Гаги.

Knight получил награды за работу для I-D , The Face , Another Magazine , Dazed & Confused и Vogue , а также за коммерческую и модную фотографию. Он фотографировал обложки для альбомов для The Style Council, Пола Веллера, Дэвида Боуи, Кайли Миноуг, Гвен Стефани, Сил, Massive Attack, ABC, Гвен Стефани и других.С 1985 по 2006 год он получил еще несколько наград.

Галерея Саатчи, Галерея Хейворда, Галерея фотографа и Музей Виктории и Альберта, международные учреждения искусства, выставили работы Ника Найта. Он создал постоянную инсталляцию для Музея естественной истории в Лондоне в 1993 году под названием Plant Power .

В его книге Nick Knight есть и другие модные фотографии, сделанные им. Эта книга представляет собой всеобъемлющий сборник Найта, самого изобретательного и вдохновляющего фотографа в мире.Ник Найт - это книга с множеством фотографий, в которых исследуются новомодные фотографические устройства и техники; свои видеопроекты и изображения он разработал для своего веб-сайта.

Он раздвигает технические и творческие границы, и это отличает его от других фотографов своего времени. Благодаря этому необычайному таланту им восхищаются и желают многие известные люди; и получает заказ делать их портреты или работать с ними над проектами. Найт также исследовал другие проблемы, такие как инвалидность, эйджизм, фатизм и расизм.

Модные фотографии Ника Найтса изысканные, концептуальные, высококачественные и бросают вызов общепринятым представлениям о красоте.

Фотографии Ника Найта

photography-Ник Найт - The New York Times

Сейчас мода бушует футуристическим гламуром, которым известен Найт, его собственные поиски нового увлекли его глубоко в цифровую сферу, в поисках мультимедийных эквивалентов неподвижные изображения, которые определили моду прошлого века.В 2000 году Найт основал веб-сайт SHOWstudio как лабораторию, где он мог экспериментировать с интерактивными технологиями. С тех пор SHOWstudio произвела более 250 проектов Найта и других, поставив его в авангарде разработок в области трехмерного сканирования, цифровой скульптуры, интерактивной пленки и множества других инноваций. «Когда я создаю произведение, - говорит Найт, - я ищу то, чего раньше не видел, и как только я это сделаю, я захочу увидеть что-нибудь еще».

Идеальное изображение: Ника Найта в роли Девона Аоки в фильме «Александр МакКуин» для Visionaire (1997).Кредит ... Ник Найт

Неугомонность Найта идеально подходит для постоянно меняющейся среды, такой как мода, но она ограничивается только его работой. В отличие от фотографа-плейбоя, он ведет счастливую семейную жизнь со своим 21-летним партнером и агентом Шарлоттой Уилер и их тремя детьми. «Существует разделение между тем, как я работаю, и тем, как я живу, комфортно и уверенно, - признает Найт, который мило открыто говорит о своей любви к своей семье, особенно Уиллеру:« Она для меня все.Мое вдохновение, мой наставник, моя муза ». Пара редко общается, и в редких случаях, когда они это делали, на вечеринке по случаю 90-летия британского Vogue в ноябре, они всю ночь держались за руки.

Вместо того, чтобы попасть на вечеринку, Найт предпочитает оставаться дома, в доме или домах, которые британский архитектор Дэвид Чипперфилд спроектировал для семьи в Петершеме, зеленом пригороде к юго-западу от Лондона. Найт построил свой первый дом - на том же месте, где он родился - в 1989 году, а второй - девять лет спустя, после того как он купил и снес дом по соседству.Новый дом представляет собой серию бетонных и стеклянных кубов, обращенных к зарослям серебристых берез.

Его отец был психологом, а мать - физиотерапевтом, и Найт планировал последовать за ними и его братом-химиком в науку, изучая медицину. Подросток, одержимый стилем, который перешел от глэм-рока к скинхедам, он начал изучать биологию только для того, чтобы обнаружить, что «меня это совершенно не интересовало». Занявшись фотографией в подростковом возрасте, потому что «в доме всегда была камера, и это был способ поболтать с девушками», он решил изучить ее.«Когда мне сказали, что можно целый день смотреть фотокниги, было просто фантастикой», - вспоминает он.

К тому времени, когда он окончил художественную школу, Найт выпустил фотокнигу под названием «Скинхед» и убедил молодой журнал стиля i-D опубликовать его работы. Робин Деррик, ныне креативный директор британского Vogue, работал там, когда прибыла коробка студенческих фотографий Найта. «Они были совершенно необычными», - вспоминает он. «Это было то, что стало торговой маркой Ника, черно-белые портреты, все очень воспитанные.Люди никогда не сидели там просто так, они были обрезаны или искривлены. Позже я узнал, в чем дело, когда Ник пришел делать мой портрет. Он положил большой деревянный квадрат сзади моей куртки и поставил меня на табурет ».

Ник Найт | Артнет

Ник Найт

$ , 2003

Дата продажи: 16 января 2019 г.

Аукцион закрыт

Ник Найт

Лилия , 2008

Дата продажи: 18 мая 2018 г.

Аукцион закрыт

Ник Найт

$ , 2003

Дата продажи: 25 апреля 2018 г.

Аукцион закрыт

Ник Найт

Кейт , 2008 г.

Дата продажи: 3 ноября 2016 г.

Аукцион закрыт

Ник Найт

Кейт , 2006 г.

Дата продажи: 6 ноября 2015 г.

Аукцион закрыт

Ник Найт

Кейт , 2006 г.

Дата продажи: 1 апреля 2014 г.

Аукцион закрыт

Ник Найт

Девон , 1997

Дата продажи: 16 мая 2009 г.

Аукцион закрыт

ТЕОРЕМА [A]: Ник Найт

В рамках модного издания Polimoda ТЕОРЕМА [A]: Тело, эмоции + политика в моде, автор и куратор Филеп Мотвари побеседовал с культовым имиджмейкером Ником Найтом, одним из самых влиятельных людей в мире. дальновидные фотографы и основатель отмеченного наградами модного сайта SHOWstudio.

Публикуемое исключительно в Интернете захватывающее интервью Мотвари с Найтом исследует сущность и восприятие тела, поэтические эмоции и политику, особенно затрагивая вопросы и споры, связанные с текущим состоянием моды.

Кузов
Мистер Найт, будучи фотографом и кинорежиссером, каковы были бы ваши наблюдения, ваш вердикт по телу? Как бы вы сказали, что документирование моды помогает понять тело?

Я только что закончил урок, на котором я занимаюсь пилатесом, поэтому в последние годы - наверное, восемь лет - у меня есть личный тренер, который обучает меня пилатесу, что я делал отчасти потому, что раньше работал с пластинчатой ​​камерой размером 10 x 8 дюймов, то есть . Я не знаю, знаете ли вы , большую камеру, которая снимает по одному листу пленки за раз.Он размером с телевизор, и с ним действительно сложно передвигаться.

Так что работая с этим, я начал разрывать все мышцы нижней части спины, и у меня очень сильно болела спина. Вообще говоря, фотография - это тяжелая физическая работа, поэтому я подумал про себя, что это просто смешно! Мне только что исполнилось 50, и мне больно, это нехорошо, и я не смогу продолжать заниматься любимым делом. Я не смогу вставать из положения на коленях в положение стоя 300 раз в день, и мне нужно вернуться в форму, если я хочу продолжать фотографировать.Пилатес мне помог! В школе я не особо увлекался спортом, это было то, чем я не увлекался, но я всегда был высоким и стройным, поэтому мое телосложение принадлежит тому, кто должен был этим заниматься, если хотите.

Итак, теперь, начиная с моего 50-летнего возраста, я обнаруживаю, как работает мое тело, мышцы в моем теле и как все связано и связано, и что дело не только в частях. Я нахожу все эти функции очень захватывающими, это физическое представление о том, как работает тело. Не знаю, знаете ли вы, что изначально я планировал стать врачом?

Нет, вообще-то не знал.

Да, я начал этот курс, но так и не закончил, меня просто не интересовали часы, которые требовались для изучения, и я был абсолютно увлечен фотографией. Но это по-прежнему означает, что я использую какой-то научный подход к своей работе, и меня очень увлекает что-нибудь научное. На самом деле, я не думаю, что преподавание науки и искусства должно быть разделено, их нужно соединить вместе. Возвращаясь к вашему вопросу, поскольку вы спрашивали меня конкретно о теле, да, я думаю, что это довольно важная часть понимания фотографии.У меня есть очень хороший помощник, Бритт Ллойд, и я обучаю ее всем физическим упражнениям, которые она должна делать, и, хотя ей уже за 20, она начала их делать сейчас, чтобы сохранять творческий потенциал на протяжении всей жизни. Фотография - это невероятно физическое времяпрепровождение, это спектакль, а не просто стоять с камерой и нажимать кнопку; конечно, не так, как я работаю. Вы много двигаетесь, даже создаете позиции для моделей и говорите им, как они должны позировать. Так что вы тоже занимаетесь моделированием, пока делаете снимок.Тело невероятно важно!

Как бы вы сказали, что документирование моды помогает понять тело? А что насчет нашего общества?

То, как модельер создает одежду, во многом связано с пониманием того, как она будет функционировать и как будет выглядеть на теле. Итак, то, что вы фотографируете, было разработано для того, чтобы либо помочь телу двигаться, показать его, временами за счет увеличения пропорций и придания им большего или меньшего вида, чем они есть на самом деле. Так что в любом случае тело - это отправная точка моды.Принимая во внимание, что мы подходим к этому с каким-то изменяющимся дизайном, таким как корсеты или высокие каблуки - , которые также служат для придания формы телу - или в то время как люди используют разные оттенки цвета - , что делает тело еще более разным. shape - тело - это начало всей моды, как и в фотографии, где вещи в значительной степени создаются вокруг тела и для его презентации.

Вас интересует «я» модели? Как развивается ваше творческое общение?

Конечно, потому что вы создаете изображение или снимаете человека, и этот человек взаимодействует с вами, что формирует своего рода отношения - , которые различаются для каждого случая - потому что у вас всегда разные отношения со всеми вокруг вас .Некоторые из них более личные, другие - менее - , что не означает лучше или глубже , - но все же это разные виды отношений. Понимание того, кто такие модели и как они работают, важно, поскольку вы фотографируете не объект, а кого-то очень живого. Этот человек даст вам вещи, если вы знаете, как их брать или как их просить. Итак, вам нужно понять, что это человек, и это другой человек, чем все остальные. У этого человека разные навыки, эмоции и разные способы работы.Отчасти удовольствие заключается в том, что вы открываете для себя людей через призму. Хороший фотограф, хороший имиджмейкер должен всю жизнь прожить через объектив. Каждое ваше желание не должно выражаться в какой-либо иной форме, кроме как через вашу линзу. Вы часто видите людей, совершенно незнакомых людей, к которым просто подходите на улице, или в других случаях это люди, о которых вы много знаете. Это может быть королева Англии, например, известная кинозвезда.

Итак, вы знаете, на что смотрите, и знаете об этом.Тем не менее, когда вы помещаете их перед камерой, вы все равно их обнаруживаете. Для меня это всегда пугающий процесс, никогда не бывает сеанса, который я бы провел, который был бы легким, хотя он может показаться расслабленным, на всех моих сеансах я пытаюсь создавать вещи, которых никогда раньше не видел. Так что я всегда ищу возможности открыть для себя что-то на этой модели и, знаете ли, что-то, что меня действительно очаровало бы.
Понимание человека, с которым вы работаете, во многом связано с уважением, к чему я очень верен.Меня не волнует, кто это, огромная голливудская звезда или молодая модель, которая только начинала. Они все одинаковы для меня, и я уважаю всех, кто находится передо мной.

Возвращаясь к моде и как она нам помогает. Как вы думаете, связана ли наша одежда с одеждой, которую мы выбираем? Ищем ли мы более глубокий смысл в одежде?

Я склонен полагать, что мода - это самая сильная форма самовыражения и, вероятно, одна из величайших форм искусства, которые у нас есть, наряду с оперой, балетом, живописью, кино и всем этим.Мода, безусловно, в Великобритании и, вероятно, также в Северной Америке, была слегка принижена в своем значении для нашего общества как форма искусства. Никто из нас не стал бы одеваться случайным образом; мы делаем ряд выборов, которые в некоторой степени будут выражены и покажут, кто мы есть. Образ, который вы создаете, выражается в моде, которую вы носите. Мода формирует общество.

Если вы посмотрите на противоположность наших обществ на Западе, если вы посмотрите на общества при диктаторах, первое, что отнимается у людей, - это способность выражать себя через моду.Диктаторы заставят всех выглядеть одинаково и попытаются устранить личность, устраняя личный выбор свободы. Вы видите ужасные примеры этого в концлагерях или тюрьмах. Это дегуманизация общества путем переодевания в униформу как первый шаг к их контролю. Это противоположность моды, хотя некоторым из нас нравится играть с ней [модой], лишь немногие это признают.

Мой отец, например, был психологом, который работал на правительство в Великобритании, и он говорил: « Я вообще не в моде » и « джентльмена не должен замечать его ученик » и все такое. что.За все 84 года его жизни я ни разу не видел его в джинсах, футболке или кроссовках. Я никогда не видел его ни в чем модном.

Но у него было очень четкое представление о том, во что он одет, и о том, как, по его мнению, он должен выглядеть, или, лучше сказать, как должен выглядеть джентльмен. Он одевался, чтобы соответствовать обществу британского правительства. Если заходить в здание, где он работал, оно было окрашено во всевозможные приглушенные цвета; не было даже намека на украшение. Моя мать была полной противоположностью, но это другая история.Думаю, поэтому они были парой. Но я думаю, да, это невероятно важно, люди почти вопреки себе выражают свои чувства и то, кем они являются, с помощью моды.

Если вы посмотрите на вооруженные силы, вооруженные силы и то, как они одеты, у них очень функциональный подход к моде. Но когда дело доходит до украшения, которое, конечно же, является продолжением моды или искусства, очень интересно взглянуть на армию, потому что это так странно неправильно. Однажды я пошел в офицерскую столовую, куда они все ходят обедать, и выкрасили комнату в розовый цвет! Я подумал: « правда? »Это была комната с очень низким потолком, даже трех метров высотой, и там поставили люстры! У них вообще нет художественного понимания.

Не знаю, отвечает ли это на ваш вопрос, но люди выражаются очень четко, в то время как одни люди хорошо умеют это делать и знают, как это делать, другие - нет. Но я думаю, что все это делают, и каждый в какой-то степени выбирает, что он или она будет носить, как выражение нашей личной свободы.

Когда я вырос в Британии в 1970-х, я был очень сосредоточен на одежде, которую вы носили. В моем случае я был членом банды, и мне приходилось носить одинаковую одежду с остальными членами.То, что вы можете увидеть в любой культуре, основанной на бандах. Крошечные признаки вашей идентичности выражаются в вашей одежде, а также, как скинхедом, которым я был, эта мода была связана с переменами. Первый человек, у которого была определенная форма «прессинга», выглядел лучше, чем все остальные. То же самое и с первым человеком, который получит пару пенни лоферов или что-то еще. Вы знаете, мы были детьми, у нас не было денег и доступа к настоящей моде, поэтому мы одевались по определенным правилам, которые были важны для нашей банды, и по одежде, несущей сигналы.Мы всегда должны видеть моду не только в том, что мы видим на подиуме, но, самое главное, в том, что мы видим на улице!

эмоции
Где мода встречается с эмоциями?

Эмоция - символ жизни! Одежда, которую я фотографирую, была сделана с эмоциями и была создана людьми, невероятно отзывчивыми к самой жизни, эмоционально связанными с жизнью. Проблема с художниками или проблема художников заключается в том, что они невероятно чувствительны к вещам, на которые другие не будут расстраиваться или на которые не обращают внимания.Они могут находить радость в вещах, которые не имеют значения для большинства людей. Кто-то вроде Александра МакКуина мог бы получить невероятную радость, просто идя на работу и видя кого-то на улице, и мог бы быть увлечен этим так же, как кто-то другой мог бы сделать что-то, что он ненавидел и довел бы его до глубокого отчаяния. .

Так что да, художники очень чувствительны. Они просто существа, которые в некотором роде способны контролировать силу своих эмоций, и это то, чего мы от них хотим.Они видят то, что мы не можем видеть, реагируют на различные раздражители вокруг них и показывают нам мир, по которому мы скучаем. Если вы шли по улице и упускали из виду листья на дереве и то, как они разлагаются до определенного тона, вы упускаете симфонию цветов. Возможно, здесь я чрезмерно выражаюсь, но да, эмоции жизненно важны для творчества и, следовательно, моды!

А как насчет фотографии. Можете ли вы поместить этот тип эмоции в контекст и объяснить его?

Честно говоря, это очень непросто.Когда вы работаете, это поток энергии, и иногда вы чувствуете, что все невероятно сложно, что ничего не работает. Это похоже на попытку плыть по меду. Но затем что-то происходит, и все начинает становиться на свои места, и внезапно вы чувствуете противоположное тому, что чувствовали пять минут назад, и что все возможно. Это почти как трансцендентное состояние, когда все становится намного проще, может быть, просто - не то слово; В процессе создания определенных образов в конце не так уж и сложно.Большинство фотосессий сложны, и вы должны пройти через них свой путь.

Затем я достигаю точки, где я вижу формы, происходящие передо мной, визуальную поэзию. Это похоже на наблюдение за музыкальной формой, за движением модели или за движением одежды, за интенсивностью цветов и за тем, как они меняются. Это буквально похоже на просмотр стихотворения передо мной. Когда вы дойдете до этой стадии, легко сделать фотографии, но до того, как это будет похоже на ненастроенный оркестр, в буквальном смысле беспорядок (смеется). негатив или что-то еще, что вы использовали для создания этой фотографии, вы начинаете смотреть на все параметры этого файла.Затем вы смотрите, что вы можете сделать - традиционно в темной комнате, а теперь реально на экране вашего компьютера - вы начинаете смотреть на его параметры и как комбинировать их с другими изображениями, думая: «если я поставлю это рядом с этим " и так далее. А иногда определенные комбинации могут вызвать передо мной еще более захватывающую мелодию, еще более удивительное стихотворение, и оно продолжается и продолжается. Я могу потратить месяц или больше на работу над изображениями после того, как я их сделал, так что это небольшое непонимание того, как происходит фотография или как все происходит, пока вы не сможете на самом деле сказать, что это момент, когда что-то произошло, и это когда я получил то, чем я очень доволен.

Это правда, что вы можете посмотреть сеанс и сказать, что все, это моя история. Иногда вы этого не видите; иногда вы слишком заняты работой с энергией съемки, что не видите, что вы создаете энергию, и при этом вы не ищете этого конкретного божественного момента. В других случаях вы думаете, что у вас ничего нет, пока вы не посмотрите на изображение вне контекста и не получите иное и немедленное его понимание. Кроме того, это совершенно другое понимание того, что вы видите глазами и что записывает фильм.То же и с постпродакшном; что ты тогда можешь сделать! Теперь есть так много захватывающих возможностей того, как вы можете изменить изображение, которое вы сняли на камеру, и сделать из него больше, новое изображение, что, я думаю, есть небольшое нежелание поверить, что что-либо, кроме фотографа, - это тот, кто занимается в студию или по сценарию и делает потрясающий снимок - вот что такое фотограф.
Фотограф - думающий художник!

Можем ли мы управлять эмоциями с помощью моды? По какой-то причине я думаю о Кейт Буш и ее песне Cloudbusting, которая гонит облака, чтобы небо было чище…

Конечно! Так поступают дизайнеры.Они создают визуальные симфонии, чтобы их представить публике - если вы посмотрите на их планирование и время. Я имею в виду, что я работал в тесном сотрудничестве с несколькими дизайнерами, такими как Гарет Пью, Том Форд, Александр Маккуин, Джон Гальяно. Я видел, как они готовятся к шоу, и это серия эмоциональных сопоставлений. Таким образом, они манипулируют своей аудиторией: музыкой, одеждой, презентацией, освещением и идеей. Если вы оглянетесь на некоторые из шоу Александра МакКуина, они невероятно сильны в части манипуляции аудиторией, театр моды, основанный на людях и их эмоциях.

Недавно я снял этот фильм для Гарета Пью, потому что он не представил в этом сезоне коллекцию с точки зрения размещения одежды на подиуме. Итак, мы вместе сделали фильм, который был очень эмоциональным, и мы представили его на BFI IMAX в Лондоне на огромном экране размером 50 на 70! Массивный, он был похож на здание. Мне пришлось сидеть и смотреть его вместе со зрителями, и вы знаете, что он длится около 16-17 минут, и в конце фильма я посмотрел на аудиторию, и они все сидели с открытыми ртами; очевидно, что фильм оказал на них сильное эмоциональное воздействие.Так что да, безусловно, мы создаем эмоции для одежды и ее презентации!

На совершенно другом уровне, когда я рос, я был скинхедом, поэтому я был частью банды. Люди, увидев меня, испугались бы, если бы они ничего обо мне не знали. Просто глядя на меня, они могли бы предположить обо мне много всего из-за того, как я выглядела и одевалась. Это пример того, как мода может управлять эмоциями людей! Мы можем получить это на уровне улицы или через высшие культурные формы мира.Да! Мода абсолютно необходима, чтобы ею можно было манипулировать!

Политика
То, как модели представляют моду на подиуме, меняется каждое десятилетие. Кажется, что в прошлом у нас были церемониальные моменты, временами очень живые, танец был даже включен на подиум и т. Д. Мы становимся свидетелями того, как изменилась поза модели, использование рук и хореография, которая теперь представляет собой довольно прямую линию ходьбы. . Как бы вы объяснили это явление?

Это сложный набор различных влияний, но я думаю, что в основе этого лежит мода.На мой взгляд, модный бизнес - это неправильно.

Мода представлена ​​серией модников, художников, ярких людей, и в этом очень много роли эксцентричного денди-художника Джона Гальяно, или Рей Кавакубо… все эти люди в какой-то мере служат образцом для подражания. Я думаю, что в 80-х годах мы наблюдали настоящую коммерциализацию индустрии моды, которая в 90-х годах пошла более глубоко; Я думаю, что это был настоящий корпоративный захват моды и самовыражения моделей, они придавали им индивидуальность на подиуме.Отчасти потому, что они должны были выставить на широкий подиум 70 предметов одежды в очереди и сделать это быстро, чтобы он был продан, чтобы покупатели увидели их и бла-бла-бла. В эту формулу вошло много модных вещей, но я думаю, что отчасти это был способ сказать: « Хорошо, это касается одежды, а не моделей », отчасти некоторые дизайнеры не хотели, чтобы эта легкая подиумная презентация модели, ставшие популярными в 70-х и 80-х годах, и они больше не хотели такого излишне полного представления характера.Круче и моднее было представить одежду так, как это делали Маржела или Хельмут Ланг, показы, где модели не поощрялись к эмоциональности. И эти способы внезапно вошли в моду, и остаются ими до сих пор.

Когда-то было очень модно, когда Пэт Кливленд танцует по подиуму, но мода меняется, поскольку люди хотят того, чего они раньше не видели, поэтому происходят разные движения, и это одно. Я думаю, что нынешнее состояние модного бизнеса связано с чрезмерной коммерциализацией корпоративизации моды.Сейчас наблюдается явный откат в сторону большего внимания к моделям. Это был просто набор различных влияний, коммерции и разных вещей, которые сформировали то, как сейчас представлена ​​мода, без какого-либо места или возможности для самовыражения моделей. Просто прогулка по прямой, без улыбки и все. Если вы посмотрели на некоторые из шоу Москино, они были очень много о нем, о любви к моделям и их отправке на выступления, потому что они были большими личностями. Сейчас у вас так много моделей, и если вы устраиваете шоу с участием 70 человек, 70 разных образов, как, например, Armani или Prada, у вас должен быть хороший план шоу, так как действительно очень сложно иметь 70 люди по характеру или выражающие свои эмоции.Много чего происходит!

И, не говоря ничего гадкого об этих людях, эти дизайнеры пытаются что-то сказать своей одеждой и разговаривают с группой журналистов, которые очень хорошо понимают их послание. В некотором смысле, наличие модели, которая танцует и эмоционально демонстрирует одежду, им не подходит. Итак, есть разные причины, одни из которых связаны с коммерцией, а другие - с модой.

А как насчет поп-звезд?

Звезды эстрады в некотором смысле сами являются модельерами.Конечно, те люди, с которыми я работал, такие как Леди Гага или Бьорк. В тот момент, когда Гага надевала молодого дизайнера, он мгновенно становился знаменитым. Ее подиум проходил от фасада отеля до лимузина, расстояние до которого четыре метра, и одно это уже могло бы создавать нового дизайнера каждый день! Есть такая жажда ее изображений. То же самое и с другими звездами. Вы получаете A $ AP Rocky, чтобы носить свой пояс, ваш ремень будет продаваться.

Такие люди, как Кейт Мосс или Канье Уэст, каждый раз, когда они ступают в мир, 50, 100 человек хотят их сфотографировать, и они делятся этими фотографиями по всему миру.Будь то Ким Кардашьян или Леди Гага, это люди, обладающие невероятной силой в моде. Я работал с Ли МакКуином и Джоном Гальяно, затем я работал с Леди Гагой и Канье Уэстом, и, поверьте мне, они одинаково дизайнеры. Все они ярко выражают моду и помогли изменить то, как выглядит мода сегодня.

Я помню, как Канье сказал мне: « это моя девушка, ее зовут Ким, я собираюсь поместить ее на обложку американского Vogue, и она станет самой известной женщиной в мире ».Я подумал, хорошо, удачи… и он это сделал. Итак, это люди, у которых есть власть и понимание СМИ, и все, что они делают, является новостью для всех нас.

Если вы посмотрите на такой журнал, как Vogue, я не знаю, что продает итальянский Vogue, но британский Vogue, вероятно, стоит от 150 до 200 тысяч, американский Vogue - около полутора миллионов в месяц, в то время как у Ким Кардашьян более 100 миллионов подписчиков, которые следят за ним. ее каждую секунду. Если хотите, она представляет собой гораздо большую платформу, чем любой из обычных журналов, и я думаю, что действительно произошел сдвиг, по крайней мере, для меня за последние 20 лет, так это то, что сила журнала иссякла.Журнал был единственным местом, на которое мы полагались с 40-х по 10 лет назад как на единственный способ понять моду с сильным голосом и мнением.

Теперь этот голос пропал. Теперь у других людей есть право голоса. Вы не можете ожидать, что у кого-то, у кого 100 миллионов подписчиков, не будет голоса громче, чем у журнала, который продается только 10 тысячами экземпляров. Вы неактуальны!

И я думаю, что последние 20 лет люди держались за веру в то, что то, что происходит в журналах, как мы все знаем, важно, в то время как это не так.

Людям вроде Гоши Рубчинского не нужна такая пресса, они не думают о такой прессе. Мода определенным образом выражалась определенным образом на протяжении более 100 лет, и теперь это изменилось на совершенно новый способ. Все изменения, на мой взгляд, скорее всего к лучшему. Люди по определению всегда находятся в поисках чего-то нового, поэтому в настоящий момент мы ищем лучшие способы функционирования в моде, возможно, меньший контроль. Отчасти проблема с журналами, причина их собственного спада в том, что они говорят: «, знаете, так-то и так-то занимает пять страниц рекламы каждый месяц, поэтому у них есть одежда.Мало того, мне нужно взять у них интервью, показать их в общей сложности… », и это стало очень древним.

Как читателю, вам не показали все самое лучшее, вам показали то, что купили рекламодатели, и журналы больше не были местом творчества, в котором вы хотели бы быть. Конечно, рекламодатели хотели видеть свои деньги на страницах, но затем они перестали быть в моде выразительной и эмоциональной или такой красивой, какой она должна быть.

Не более 20 лет назад такие дизайнеры, как Маккуин и Джон Гальяно, создавали целые коллекции, вдохновленные племенами, глобальными историческими отсылками и фольклором.Сегодня такой подход считается неуместным. Что произошло между ними?

Я думаю, когда у нас произошли эти ужасные изменения, Маккуин покончил с собой, Изабелла Блоу покончила с собой, а затем Джон Гальяно рухнул под давлением работы в большой компании, это было очень низким моментом в моде. Только потому, что Джон был такой огромной силой, Ли (МакКуин) был такой огромной силой, и их потеря была похожа на потерю Да Винчи или Моцарта, если вы следите за мной! Вы не можете просто игнорировать эти потери и их последствия, поскольку это была настоящая ударная волна для моды, и сразу после этого осталась огромная пустота, которую было очень трудно заполнить или заменить.

Теперь нам остается взглянуть на новых начинающих дизайнеров с самого начала, а не столько на дизайнеров, которые пережили это.

Йоджи и Рей, например, они создают уже более 40 лет, поэтому они видели изменения, а также чувствовали и переживали потерю таких людей, как Гальяно, в течение определенного времени, как и все остальные. .

Театральность шоу МакКуина и, в той же степени, зрелищные презентации Джона, впоследствии не казались уместными, потому что другие спешили и заполняли этот вакуум, заполняли пустоту.Поэтому я думаю, что люди, уважая то, что эти великие люди так искренне предлагали моде, изменили способы представления и взгляда на вещи. Думаю, сейчас у вас есть зрелище, но оно не вызывает у вас чувства радости, так как оно очень корпоративное. У вас есть зрелище с такими людьми, как Карл Лагерфельд и Шанель…

Да, но это другое зрелище.

Это совсем другое зрелище, да. На мой взгляд, я полностью уважаю Карла Лагерфельда, но мне не кажется, что это трогает сердце.В этом есть проблема, и она связана с бизнесом, и когда он слишком сильно вовлекается, вы теряете смысл искусства. Вы видите те же проблемы в картинах или в любой другой форме творческого самовыражения. За последние десять лет или около того бизнес в моде стал намного активнее, и это немного убило креативность и оттолкнуло людей, они чувствуют, что их только что продали крупным компаниям и новым рынкам, которые открываются на Востоке, в России и в других странах, и это стремление зарабатывать все больше и больше денег.В настоящий момент это не кажется правильным поведением, поэтому я считаю, что его чрезмерная коммерция ужасна. Однако происходит много интересного, и не все одинаковы. Есть люди, которые занимаются интересными делами, появляются новые бренды, такие как OFF-White или Alyx. Все эти новые бренды делают что-то совсем по-другому, и они смотрят на спорт, они ищут способы, например, сочетать спорт и от кутюр. И все они происходят из системы, из которой они были изолированы!
Они создали свою систему.Это невероятно!

Гоша Рубчинский, когда он продает свою одежду (в SHOWstudio), мы продаем ее в течение дня; вы знаете, что у него огромная фан-база.
И вот еще одно явление: одежда меняет руки, как только ее продают. Торговые посредники заходят в такие магазины, как MachineA или Supreme, например, покупают футболку за 80 фунтов и перепродают ее какому-нибудь ребенку прямо у бутика за 200 фунтов или продают на eBay за 400 фунтов. Сейчас у нас совсем другая экономика в сфере моды.Произошли такие изменения в том, как мода выражает себя, в том, как она действует, система моды произошла за последние 20 лет, с тех пор, как я основал SHOWstudio, не из-за этого, а с тех пор, как я начал. Мы смотрим на действительно, действительно другой пейзаж.

Но вы также внесли свой вклад в формирование этого ландшафта, по крайней мере, художественно с SHOWstudio. До того, как вы создали свою платформу, это было немного хаотично с тем, как кто-то мог выражаться многоуровневым способом и формами вместо одного.Вы пришли и как бы открыли окно для всего мира. С тех пор он превратился в творческое цунами, это действительно замечательно!

Спасибо, я так думаю. Была определенная необходимость в изменении системы, это чувствовал не только я, но и люди. Но я думаю, что есть совершенно новый способ работы и новый способ выглядеть и выражать себя через моду. На мой взгляд, сейчас мы стали более артистичными и лучше, чем, наверное, 5-10 лет назад. Конечно, всегда есть хорошие люди, делающие хорошее…

Я хочу спросить вас о феномене «дизайнерского племени»: Balmain, Rick Owens, Yohji Yamamoto, Comme Des Garcons, Ann Demeulemeester, Dries Van Noten…? Почему, по вашему мнению, нам нужно это принадлежать?

Разные вещи.Вероятно, все мы ищем подтверждения, что мы достойны быть здесь, или чтобы кто-то сказал нам: « Да, вы хорошо поработали, да, вы восхитительны, ». Мы все ищем похвалы и способов подчеркнуть то, что мы делаем в жизни, и, возможно, мы смотрим на успехи других людей или они предлагают что-то, что кажется нам привлекательным и привлекательным. В некоторой степени это демонстрируется путем подражания этому: мы одеваемся определенным образом, потому что это говорит о том, что нам нравится и о нас самих.Подобно тому, как это делали люди в 1950-х, вы знаете, например, Бобби Соксерс, которому нравился Фрэнк Синатра или фанаты The Beatles позже, или кто бы то ни было тогда. Эти люди любили этих поп-звезд, и единственный способ показать свою любовь или преданность - это подражать тому, как эти звезды будут одеваться.

Безусловно, такие люди, как Рик Оуэнс или Рей Кавакубо, получили такое же обожание, как и звезды эстрады в прошлом. Не все получат ваш дресс-код, но некоторые люди и люди, которые вам небезразличны, будут; и вы хотите, чтобы они были совершенно правы.

Сегодня вы носите брюки, которые касаются вашей обуви, на следующий день вы хотите надеть пару брюк на три дюйма выше вашей обуви. В некоторой степени речь идет о глобальности эмоций, поскольку все мы, по крайней мере, в некоторой степени, испытываем одинаковые влияния. Мы смотрим одни и те же фильмы, читаем одни и те же книги, едим одну и ту же пищу, понимаем одни и те же вещи. Теперь мы можем говорить в значительной степени о глобальном разговоре, так что я могу взять свой телефон и опубликовать фотографию, и ее можно будет увидеть в Мексике и Москве одновременно.Теперь у нас есть глобальная аудитория, глобальная коммуникация, и все люди в Мексике или Мельбурне могут писать мне и говорить со мной, и я тоже могу видеть, что они сделали. Сегодняшний день посвящен глобальному сознанию, и я думаю, что нам предстоит многое другое. Со временем тенденции проявятся во всем мире; однако все еще существуют разные общества и культуры, которые по-разному понимают эти изменения. Люди из Саудовской Аравии или других стран Ближнего Востока имеют совершенно другой способ самовыражения, потому что, скажем, культурно вам не разрешают делать татуировки, вам не разрешается быть геем и так далее.

Итак, эти вещи влияют на то, как люди выражают себя, и на то, как люди используют моду. Впервые в человеческом существовании мы можем общаться на таком уровне, у нас все еще очень разные культуры, совсем другие морали и желания. Вы знаете, что Северная Америка - это тому пример, это совершенно другая культура, нежели Италия или Франция. Отчасти проблема глобальной коммуникации заключается в том, что люди, контролирующие некоторые из этих огромных платформ, навязывают мораль своей страны на основе финансовой модели, основанной только на нескольких людях.Это некоторые из проблем, с которыми нам придется столкнуться в будущем, но я думаю, что мы найдем решения.

По вашему мнению, на каком уровне мы осознаем то, что видим, покупаем или носим? Имеет ли это значение и зависит ли долговечность этих племен от творческой временной шкалы актуальности дизайнера или она будет бесконечной?

Нет, так как вся мода основана на изменениях. Мы можем испытывать огромное уважение к вещам, но это не значит, что они должны быть модными. Я думаю, что есть огромное уважение к таким людям, как Рей Кавакубо.Однако молодые люди не знают, кто эти легендарные люди, и, честно говоря, я не уверен, действительно ли это имеет значение в конечном итоге. Они узнают, и будут уважать их с точки зрения их дальнейшей жизни, но я не думаю, что это обязательно плохо. В частности, когда вы работаете с модой, а мода - это странная среда, основанная на будущем, и форма искусства - вы всегда смотрите в будущее, вы всегда предсказываете, и дело не в том, что вы видите сейчас, а в том, что будет дальше.

Я думаю, что это совершенно другой способ понимания формы искусства; картина - это не то, фильм - не то.

Мода - это предсказание наших будущих желаний. В некоторой степени хорошо, что молодые люди освобождаются от прошлого, потому что не обязательно понимать прошлое, когда вы чего-то желаете. Вы не знаете, почему вы этого желаете, но вы это делаете!

Я вижу так много студентов, выходящих из Центрального Сент-Мартинс; другие публикуют что-то в Instagram. Кто понимает мир с точки зрения своих ценностей? Я думаю, что то, что они предлагают, очень чисто, на него не так ссылаются и не так систематизировано.Только когда вы проработаете 30 или 40 лет, вы поймете ценность для некоторых из этих имиджмейкеров или дизайнеров. Но я не думаю, что нужно создавать что-то в моде, это какое-то общее желание, которое вы предлагаете людям, это то, какими они все хотят быть и как они все хотят выглядеть. Возможно, они смогут поддержать те же ценности с дизайнером, который предлагает.

Вот, наверное, тот момент, когда нужно знать прошлое и относиться к нему с уважением. Наше человеческое желание невероятно велико, и это сила, которая продвигает моду вперед, но я думаю, что желание возникает из целого ряда различных эффектов.Я часто вижу это на молодых людях, которых проверяю в Instagram. Ссылки, которые они объединяют, невероятны, и это не потому, что они слишком много знают. Их молодость дает им свободу комбинировать все, что им нравится, свободу творить, а не бремя прошлого. Слишком много знаний не освобождает нас, напротив, оно держит нас в рамках.

В моде легко заявить о себе, но через полгода вам придется сделать это снова. Десять лет спустя, после многих заявлений, вы начинаете спрашивать себя, что я делаю, почему я здесь.Это тот момент, когда вы начинаете сомневаться в причинах, по которым вы вообще участвовали.

Изначальные предложения молодых дизайнеров заключаются в отказе от того, что уже существует. Они хотят начать с нуля. Посмотрите, что сделали Йоджи и Рей, когда начали; они отвергли западную моду, они отвергли даже японскую моду, они создали свой собственный словарный запас, который актуален и сегодня!

Кредиты

Портретное фото Рут Хогбен.

Спасибо, Эмили Найт, Шарлотта Найт, Бритт Ллойд, Роб Расслинг и Кэрри Скотт из SHOWstudio.

Это интервью доступно исключительно в журнале Polimoda Journal как часть ТЕОРЕМА [A]: Тело, эмоции + политика в моде, публикации Polimoda, состоящей из интервью Филепа Мотвари с влиятельными фигурами современной моды. ТЕОРЕМА [A] была опубликована Skira и доступна для покупки в Интернете.

Ник Найт призывает креативщиков принять и использовать новые технологии - WWD

Ник Найт, фотограф, режиссер и основатель новаторского модного веб-сайта ShowStudio, называет себя «имиджмейкером».У него есть веская причина, даже если он сразу признает, что описание звучит «немного претенциозно». Хотя Найт, возможно, начинал как фотограф, он быстро начал раздвигать границы своего ремесла, переходя в цифровой и искусственный интеллект и создавая новые способы общения - и развлечения - с помощью движущихся изображений.

«Вы не можете себе представить, что Ман Рэй сделал бы с Photoshop - вы можете только мечтать, - но он бы повеселился с этим. Тем не менее, это не выходило бы за рамки того, что он назвал бы «фотографией», - сказал Найт на техническом форуме Fairchild Media Group в беседе с международным редактором WWD Майлзом Соха.Найт добавил, что в последнее время фотография изменилась под воздействием многих сил - цифровых технологий, 3D-сканирования, дополненной реальности, искусственного интеллекта и робототехники, и многих других. Все эти силы позволили сделать визуальные эффекты «вне рамок фотографии». Вот почему я говорю, что я имиджмейкер. Я стараюсь открываться новым возможностям ».

Благодаря всем инструментам, доступным сейчас создателям имиджа, а также благодаря Интернету, который позволил людям общаться и обмениваться изображениями «по всему миру более менее свободно», появился фильм о моде.Но это особый жанр, отдельная дисциплина, и далеко не всем это удается.

«Когда я начинал, никто не мог связать слова« мода »и« фильм »вместе. Модный фильм был новой концепцией ». По его словам, это не была реклама духов или традиционная кинематографическая постановка, на создание которой уходит слишком много времени - дольше, чем длится модный сезон. «И это не повествование», - возразил Найт. Напротив, это «динамичный момент, не повествовательная среда».

Не все это понимают, сказал Найт, добавив, что даже великие модные фотографы, такие как Инез Ван Ламсверде или Крейг МакДин, или действительно великие режиссеры, такие как Дэвид Линч, не могут снять модный фильм.

«Модная фотография - очень редкий навык, и есть люди, которые оказали невероятное влияние» в этой области. «Но кто такой режиссер моды? «Нельзя просто нанять хорошего кинорежиссера и засунуть его перед платьем, если он не понимает, что это платье означает», - сказал Найт.

«Повествование - если есть какое-то повествование - заключено в предмете одежды, это то, что дизайнер привносит в этот предмет одежды. Даже у великого кинорежиссера не обязательно было бы такое понимание.Он указал на изображение скатерти Хусейна Чалаяна. «Повествование внутри этого предмета одежды повествует о людях, спасающихся от войны. Если вы возьмете этот стол [юбку] и не поймете повествования, вы не сможете его выразить. Это другая среда ".

Knight также рассказал о том, насколько кинопроизводство о моде отличается от традиционного.

«С модным фильмом вы идете в студию и снимаете вдали, пытаясь получить лучший ракурс, лучшее движение.Но затем редактор модного фильма должен вмешаться и понять, какая часть этого фильма [наиболее важна]. Это тот момент, когда у девушки щиколотка на два сантиметра левее, а плечо на три сантиметра вправо, что делает платье невероятным? Редактор фильмов о моде это видит. Затем у нас есть люди, которые [накладывают] музыку - так что это все новое. Это не то, с чем модным журналам приходилось сталкиваться ".

Найт, который естественным образом интегрирует новые технологии в свое кинопроизводство, сказал, что появление ИИ, в частности, было «захватывающим», и призвал художников и креативщиков повсюду взаимодействовать с ним и другими техническими разработками - независимо от того, насколько они сложны или устрашающи. может показаться на первый взгляд.

«Художнику гораздо лучше участвовать в формировании будущего, чем крупному бизнесу и военным. Я бы предпочел, чтобы мое будущее формировали любовь и понимание, чем деньги и убийство. Художники, как правило, немного не связаны с технологиями, и это было проблемой. Ясно, что это не правда со всеми артистами, но нам действительно нужно вовлекаться в то, что на самом деле происходит в мире ".

Призывая художников осваивать технологии, Найт сказал, что в творческом процессе еще есть место для человеческой руки, глаза, сердца - и желания.

«На данный момент мы являемся доминирующим видом на планете, поэтому, конечно, есть место для [мастерства]. Я не хочу сказать что-либо хоть отдаленно хорошее о [пандемии], но она заставила людей взглянуть на разные способы [работы и творчества] ».

Он сказал, что создал кампании и изображения в Интернете, и считает, что открылись новые творческие возможности. Он также поставил под сомнение показ подиума. «Во многих смыслах [подиум] прекрасен, но это уже не единственный способ, которым мода может выразить себя.Эти возможности открылись, и мы были вынуждены рассмотреть некоторые из них ».

Knight сказал, что конструкторы сочли изоляцию освобождающей. Он сказал, что, когда люди сидели на корточках в своих домах, такие дизайнеры, как Пьерпаоло Пиччоли из Valentino, Джон Гальяно из Margiela, Ирис ван Херпен и Риккардо Тиши, обращались к нему с идеями об альтернативах подиумному шоу.

«Пьерпаоло сочетал виртуальное и перформансное. Джон снимался в модных фильмах, рассказывая вам, почему он создал одежду.По сути, Джон очень застенчивый человек, и то, что Джон Гальяно полностью впереди и в центре, действительно объясняет, почему он делает то, что делает - я думаю, что это намного лучше, чем просто смотреть на моделей, идущих по подиуму. Вместе с Риккардо Тиши из Burberry мы создали цифровую Кендалл Дженнер ».

Найт сказал, что эта изоляция и все связанные с ней ограничения «сначала казались ударом, но затем внезапно возникло ощущение, что иго было снято, и люди думали:« Это великолепно. Мы можем делать так много разных вещей.Почему мы вынуждены показывать нашу коллекцию так, как ее показывали в течение 20 лет? »Внезапно люди осознали, что они свободны от старых способов работы».

Найт сказал, что с нетерпением ждет возможности увидеть, что произойдет, когда пандемия исчезнет - и жизнь вернется в нормальное русло. Он считает, что индустрия входит в «совершенно иной модный ландшафт».

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *