Гениальные фотографы: портреты мастеров и их лучшие фотоснимки. Список гениальных фотографов мира

Руи Палья, Маниш Хаттри и другие гениальные уличные фотографы, чьи снимки вдохновляют новое поколение

В последнее время уличная фотография обретает всё большую популярность, как среди тех, кто только взял в руки камеру, так и среди профессионалов, что долгие годы с фотоаппаратом на «ты».

Казалось бы, этот простой на первый взгляд жанр постепенно стал вытеснять все те, что пользовались огромной популярностью ещё несколько лет назад. Секрет в том, что подобные снимки представляют собой огромную ценность в непростом фотографическом мире. Ведь все они сделаны за долю секунды до того, как мелькнувшее перед глазами мгновение успело окончательно исчезнуть. А поймать самые красочные моменты в объективы своих камер удалось лучшим уличным фотографам со всех уголков планеты.

1. Руи Палья (Rui Palha)

Городские кошки. Автор: Rui Palha.

«Прежде всего, мне нужно «сказать», что я не очень хорошо выражаю свои чувства и мысли словами.

Поэтому я предпочитаю делать это с помощью изображений», − говорит фотограф Руи Палья, чья страсть к фотографии началась ещё в возрасте четырнадцати лет. Уже тогда он любил делать снимки людей на городских улицах, испытывая при этом огромное удовольствие от самого процесса и конечного результата, где были запечатлены смазанные движения, мимолётные улыбки, растрёпанные ветром волосы и многое другое. В фотографическом мире Руи все люди уникальны и являются наиболее важной частью каждого снимка, потому что фотография неотъемлемая часть его жизни и пространства, которая открывает то, что чувствует и видит в определённый момент сердце.

Голуби. Автор: Rui Palha.

А ещё, Руи рассказывает о том, что в Португалии быть уличным фотографом не так-то просто. Есть много «запретных мест»: метро, торговые центры, проблемные кварталы и т. д. Но, вероятно, именно опасность его как-то привлекает, дразнит и подбрасывает адреналин.

Поэтому у него иногда возникают проблемы с сотрудниками службы безопасности или с людьми, которые не хотят фотографироваться, но, как утверждает фотограф, всё можно решить с помощью толерантности и разговора по душам. Он не раз сталкивался с агрессивно настроенными людьми, но после задушевного разговора становился своим человеком, делая уникальные снимки, подарившие уйму незабываемых впечатлений и историй, которые он рассказывает зрителю через чёрно-белые кадры, пойманные на улицах не самых благоприятных районов и кварталов. Ведь улица для него – не что иное как школа, способная многому научить.

Детство. Автор: Rui Palha.

2. Маниш Хаттри (Manish Khattry)

Радость нового дня. Автор: Manish Khattry.

Маниш Хаттри – коммерческий художник, а фотография – это его страсть. Он получил степень магистра изящных искусств (золотой медалист) в индуистском университете Банарас, Варанаси в 1999 году, а также награждён многими национальными (включая премию премьер-министра) и международными (включая премию от Кембриджского университета) наградами. По профессии он экзаменатор, приглашённый факультетом визуальных искусств индуистского университета Банарас. Ко всему прочему он является руководителем рекламного агентства, занимающегося различного рода мероприятиями.

Размышления о смысле жизни. Автор: Manish Khattry.

Уличная фотография стала для Маниша самым настоящим ритуалом ещё с юношеских лет. Поначалу он отправлялся на прогулки по выходным, чтобы сделать пару кадров в лучах предрассветного солнца или же в разгар дня. А потом это вошло в привычку, и он ежедневно стал выходить на «охоту», стараясь поймать в объектив своей камеры самые сочные моменты, рассказывающие увлекательные городские истории из жизни случайных прохожих и не только.

Переправа. Автор: Manish Khattry.

3. Томас Лейтхард (Thomas Leuthard)

На вокзале. Автор: Thomas Leuthard.

Томас – весьма популярный уличный фотограф из Швейцарии, который опубликовал несколько электронных книг о своём творчестве, что доступны для ознакомления бесплатно на его сайте. Томас говорит, что хороший уличный фотограф не заботится о снаряжении. Он знает, что держит в руках, а также знает, как обращаться с инструментом, который расширяет его взгляд. Он смотрит и исследует гораздо больше, чем фотографирует. Его глаза видят вещи, которые другие даже не могут себе представить. Его больше интересуют люди и их поведение, чем то место, где он находится. Он может проигнорировать самую горячую женщину в мире, проходящую мимо, когда ему нужно выполнить другое задание. Но он также может сосредоточиться на чём-то, что кажется невозможным, и это произойдёт в ближайшие минуты. У хорошего уличного фотографа много фантазий, и каждый кадр сначала появляется в его голове, прежде чем он пытается донести его до датчика.

В кафе за работой. Автор: Thomas Leuthard.

Зачастую такой человек более замкнут и часто ходит один, так как это лучший способ найти неожиданные моменты обычной жизни. Он работает невидимым и скрытым образом, медленно двигаясь и притворяясь, что он смотрит в глаза людям, которых он фотографирует. Обычно уличный фотограф не разговаривает с людьми, которых он снимает, поскольку это не улучшит изображение, которое он уже сделал:

«Конечно, разговор всегда может расширить ваш кругозор, но это также занимает много времени, что означает меньше фотографий». Но на самом деле настоящий уличный фотограф оценивается не по количеству снимков, а по ощущению полученного счастья: «Вы можете быть удовлетворены только одним хорошим кадром, который вы могли бы сделать в течение первой минуты дневной прогулки, и вот именно этот момент делает вас по-настоящему счастливым».

Подземка. Автор: Thomas Leuthard.

Из всего этого становится ясно, что уличная фотография очень много значит для него.

Это тот самый жанр, который помог сформироваться ему за последние пять лет. А ещё он полностью изменил жизнь фотографа, позволив увидеть те вещи, которые он никогда бы не увидел раньше без своей камеры: «Я был во многих разных местах, которые никогда не забуду и которые заставили меня задуматься, почему мы живём так, как мы живём в нашей стране. Это показало мне, что деньги не могут купить счастье, или что материализм не сделает из тебя лучшего человека». Благодаря своему незаурядному взгляду на окружающий мир, ему посчастливилось найти множество друзей-единомышленников из разных стран и городов, позволяя встречать новых каждый день. Благодаря им он понял, что, разделяя одну страсть, между ними исчезают все преграды, ведь с такими людьми всегда есть о чём поговорить, к тому же, с ними можно отправиться на длительную прогулку в любое время года или суток, чувствуя при этом очень сильную связь, направляющую творить.

На переходе. Автор: Thomas Leuthard.

4. Девин Ялкин (Devin Yalkin)

Идентичность. Автор: Devin Yalkin.

Девин – один из немногих современных фотографов, который отдал своё предпочтение чёрно-белой плёночной фотографии. Когда он начал фотографировать, то действительно не имел понятия о том, что ищет. Но из его слов становится ясно, что взросление в Нью-Йорке повлияло на его подход в выборе стиля и жанра. Уже тогда он чувствовал, что уличная фотография была чем-то очень естественным для него. Девин не просто разобрался, а и научился «плавать в море людей», находя с ними не только общий язык, а и интересные моменты.

Люди-призраки. Автор: Devin Yalkin.

Его первоначальный подход был основан на уличной и классической эстетике решающего момента. Он выслеживал свои предметы и сцены таким образом, чтобы фокусировать внимание на сюжетах: «Вначале это было очень волнующе, бегать и искать действия, но через некоторое время это стало утомительным. Поскольку это было всё из-за сообразительности, идея охоты скоро стала чем-то таким, к чему я потерял интерес. Я хотел, чтобы содержание и предметы моих фотографий показывали и отражали больше смысла, а не просто были связаны с выбором времени, ракурса и местоположения».

Городской портрет. Автор: Devin Yalkin.

5. Винет Вохра (Vineet Vohra)

Зебры. Автор: Vineet Vohra.

«Меня всегда интересовали различные творческие формы, особенно искусство превращения непостоянных моментов в неподвижные изображения. Я называю это магией света», – говорит Винет, который черпает своё вдохновение в замысловатых
способах и уловках художников, тех, у кого божественное чувство композиции и манипулирование светом в визуальном произведении. Он осознал все эти вещи, изучая изобразительное искусство, и после обучения в магистратуре сразу же взял камеру. Последние восемнадцать лет он занимается уличной фотографией и до сих пор любит её.

Женщина. Автор: Vineet Vohra.

Пожалуй, уличная фотография ещё долгие годы будет радовать зрителя уймой необычных кадров, взятых прямёхонько из жизни.

Залман Шкляр. С помощью уличной фотографии можно привести человека к лучшему

АРТМУЗА » Арт-блог » Залман Шкляр. С помощью уличной фотографии можно привести человека к лучшему

Совсем недавно завершилась персональная выставка Залмана Шкляра «Московский стоп-кадр». Поговорили с фотографом о том, как и на что снимать интересные кадры, и для чего вообще фотографировать.

Залман, здравствуйте, как Ваши дела?

Мои — американские горки: туда-сюда…

В общем и целом, да, такое состояние происходит у многих людей в нынешнее время. Просто, помимо того, что я работаю, я еще учусь в магистратуре на Art& Science. И на одном из последних занятий преподавательница сказала: что в настоящий момент очень сложно что-то планировать на будущее, потому что мы все живем в полном хаосе и неопределенности. Поэтому с этим можно только смириться.

В этом есть только доля правды.

А какая, на Ваш взгляд, другая доля?

Полагаю, что в любом хаосе есть то, что можно найти, ценности. Не материальные, а именно духовные. В этом хаосе можно найти настоящие бриллианты. Тут главное — правильно уметь искать и видеть. Поэтому смирение — это принцип остановки в данном контексте, покорности. Я же считаю, что останавливаться никогда нельзя. Да и сам хаос глобально не является беспорядочной формой, как правило, всегда за ним есть конечные цели.

Ну да. Что-то меняется, что-то подсвечивается по-новому, это правда. У меня к вам сегодня шесть вопросов, но они большие. Для начала озвучьте, пожалуйста, концепцию Вашей выставки, которая прошла в музее современного искусства «АРТМУЗА».

Концепцию выставки? Это, скорее мой взгляд на скорость ритмов и остановку в мгновеньях в Москве. Как-то куратору выставки Марине Гуревич один корреспондент задал вопрос: «Фотографии же эти можно соотнести, например, с другими городами. Как понять, что это вообще Москва?» А на самом-то деле человек, который постоянно фотографирует улицу внутри одного мегаполиса то, это ощущение понимается очень отчетливо. Более того, ощущение, как чувство, становится осязаемым, оно начинает самостоятельно видеть. Именно видеть. И этот взгляд от того или иного ощущения может быть различным. Если взять, например, ощущение стоп-кадра в Афинах, в Греции, оно совершенно будет отличаться  от ощущения, которое несет с собой видение таких мгновений в Москве. То же самое и с Санкт-Петербургом. Совершенно различные мегаполисы, отличающиеся друг от друга ощущениями взглядов. И поэтому, если коротко, концепция выставки посвящена именно ощущению видения московского ритма жизни, московской суеты и московской остановки в этой суете.

Я во многих городах снимаю, в разных странах. Это Литва, Венгрия, Чехия, Греция, Нидерланды, Италия, Германия, Черногория и Россия.  И конечно снимаю периодически в Израиле. Лет пять назад был там последний раз. Это Родина моя. И везде проявляются совершенно неповторимые и особенные «стоп-кадры», характерные исключительно для того или иного города.

Да, это я понимаю! Вспоминаю, какие группы снимков представлены на вашей выставке в музее. Вы упоминали про документальные, про метафизические, художественные кадры… Если Вы для себя это разделяете изначально, а не в том формате, который впоследствии будет оцениваться зрителем или прессой — какие фотографии более ориентированы для зрителей? Понятные или непонятные…

Есть известный фотограф Владимир Вяткин. Как-то мы с ним встретились на одной из фотографических выставок в Москве. Это было на выставке моего знакомого, ныне ушедшего, Михаила Дашевского. И мы с Владимиром Вяткиным разговорились и стали обсуждали взгляд другого нашего знакомого фотографа с мировым именем. И он говорит: «У него операторский взгляд в фотографии. Даже не в фотографии, а видение окружающего мира. Операторский». Я говорю: «Как так?» — «Ну, он окончил институт Герасимова кинематографии». Я говорю: «Ведь у него получается паттерная фотография». А он говорит: «И все равно у него операторский взгляд». 

И, когда я разговаривал с этим фотографом, он действительно мне говорил: «А я же репортажник». Т.е. он сам себя соотносит с репортажным взглядом.

Вообще, если мы говорим о жанре уличной фотографии… Само понятие «жанр» подразумевает некие условные рамки. А уличная фотография на самом-то деле очень гибкая и постоянно меняется. В уличную фотографию включены различные, скажем так, направления других жанров. Об этом я неоднократно рассказывал в различных интервью.

Но я вижу четкое разделение тренда по взглядам уличных фотографов. Можно сказать, что есть два противоположных поля у уличных фотографов. Это репортажные фотографы и фотографы, которые видят символизм улицы, имеют образный взгляд на улицу. И репортаж в этих кадрах отходит на далекий второстепенный план. И это разделение во взгляде имеет место быть. Есть, конечно, комбинированные взгляды. С одной стороны, вроде репортажные кадры, но с другой, мы видим, что они периодически «заигрывают» с тенью и светом. И получаются совершенно другие акценты фотографии, художественной фотографии. Вроде сценка, а мы видим игру светотени. Но, опять же, если по процентам говорить между этим лагерем и другим, то репортажников намного больше.

То есть художественный вымысел, образ в фотографии, встречается не у многих. Почему? Потому что это индивидуальный вкус, это внутренний эстетический вкус. Причины этого могут крыться в особенности личности фотографии, его культурологической планки. Этой планкой может становиться насмотренность произведений изобразительного искусства, начитанность искусствоведческих произведений, музыкальное самовоспитание… Это все, наверное, воспитывает образное видение у таких фотографов. Я как раз отношусь к этой плеяде фотографов. Это ни хорошо, ни плохо, но это не все понимают, так картины Мане, к примеру, не многие пристально рассматривают, изучая их. Один из самых популярных, кто преуспел в этом, — это Пинхасов. И хотя он член репортажного агентства, но он сумел создать популяризацию образной фотографии, символизма в улице. Это гениально! Но не все его работы понимают и, тем более, любят. То же самое и с другими, кто этим  живет.

А почему Вы думаете, что не любят, не все понимают?

Потому что людям понятны фотографии, где больше репортажного составляющего, реализма, если угодно. Вот лицо, вот эмоция какая-то, вот руки, ноги… Вот есть понятная сцена: кто-то что-то делает. Все это понятно, прекрасная композиция, все четко и даже имеется эмоциональный накал. Есть прекрасные, гениальные уличные фотографы, которые снимают реалистичные сценки. И их востребованные зрителем работы ничем не отличается по уровню от работ фотографов известных репортажных агентств. Но глобально это все не ново для развития уличной фотографии. А когда речь заходит о других акцентах в уличной фотографии — это уже рассчитано не на массового пользователя и будет иметь ограниченный отклик и понимание. Поэтому не все будут это любить, что ожидаемо.

Как в стадиях развития изобразительного искусства в целом, когда художники и общество за ними переходили от реализма в более абстрактные, экспериментальные жанры, которые в целом воспринимаются… Может быть, в будущем будет восприятие уже иное. Поживем — увидим!

Не знаю. Возможно, что образное видение в уличной фотографии встанет со временем на более привилегированное место, нежели реалистичный взгляд. Я могу предполагать только. В любом случае для меня лично три знаковые фигуры в фотографии, которые открывают мне возможность смотреть на мир уличной фотографии через призму поиска в мире гармонии цвета и метафизики в целом: Сол (Шауль) Лейтер, Борис Савельев и Георгий Пинхасов.

В одном из интервью Вы еще рассуждали о созидательной фотографии. Можете подробнее рассказать об этом принципе, который вы применяете в фотоискусстве?

У любого человека есть действия, которые приводят либо к разрушению, либо к созиданию. И так же в фотографии. Есть фотографии, которые выражают негатив, могут даже разрушать психику зрителя и понижать эстетику.

Это можно отнести к хайповой, желтопрессовой фотографии. Предположим, есть распиаренный фотограф в Питере, чьи снимки я смело отношу уровню «желтой прессы». И это совершенно неэстетическая фотография. Большинство его зрителей поклоняются ему, считают гением, талантом. Но я же понимаю, что он в лучшем случае «середнячок». И порой фотографии, которые он выставляет, не то что негатив вызывают, а отвращение… Какие эмоции вызывает желтая пресса? Вот его фотографии эти эмоции у меня тоже вызывают. Можно их отнести к попсовой фотографии. «Желтопрессовая» фотография разрушает культуру людей. Эта фотография выражает бескультурье. Бескультурье, которое направлено на воплощение единственного принципа «Пипл схавает, пипл поставит лайк, пиплу понравится — все. А я гений». Но попсовая и «желтопрессовая» фотография тоже имеет место. Потому что кому-то нравится группа «Ласковый май», а кому-то живет с произведениями Шопена.

Есть категория фотографов, которая старается приучить зрителя видеть по-другому, более глубоко. И приучать его к эстетике, начиная от эстетики цветовосприятия, заканчивая как раз сюжетностью, если мы говорим о репортажном жанре фотографии и об истории фотографии в целом. Это совершенно другая сторона. И эта фотография несет воспитательную функцию, с одной стороны. А с другой стороны, сам фотограф, автор фотографии, делится тем уровнем восприятия, которого он достиг лично, и пытается зрителя поднять, приблизить к этому уровню. Чтобы зритель был на одной волне с ним, с его работой. Вот эта фотография созидательна. Фотография, которая пытается побудить зрителя даже исправляться и становиться лучше. Это было бы идеально, конечно!

Это, получается, роль самой фотографии. А какова на роль автора в этой фотографии?

Смотря кто автор. Если мы говорим, все зависит от нас, — все от нас как раз не зависит. Но на самом деле у нас есть право выбора. Право выбора есть у любого человека, не только с фотографией это связано. Либо человек, в данной ситуации фотограф, пойдет по этому пути, и будет такой результат… Пойдет по другому — значит, другой результат. Вопрос, что хочет этот фотограф, конечная его задача? Быть популярным, быть лидером фотографии в каком-то жанре, зарабатывать много денег на фотографии или не зарабатывать и т. д.? То есть все зависит от задачи фотографа, которую он перед собой ставит.

Правда, что все те снимки, которые представили у нас, снимаете на свой смартфон Xiaomi?

Не все, но большинство представленных снимков на этой выставке. Действительно там многие были сняты на мой смартфон. Я очень много лет работал на Olympus. Сначала был большой Canon, лет 15 назад. Потом я уменьшил это все до минимума, перешел на Olympus OMD E-M1. Сегодня я понимаю, что мне уже хочется минимализма в технике. Техника — продолжатель руки фотографа. И она не должна мешать ее применять. И, конечно, хотел бы свести это к минимальному весу и размеру и параметрам. И поэтому я продал Olympus OMD E-M1, и купил себе — Fuji X100V, небольшой фотоаппарат. Осваиваю и привыкаю к нему.

А мой старый смартфон Xiaomi очень удобен для меня. Увидел, нажал кнопку, положил смартфон в карман. В итоге я думаю, лет через 15, а может быть, даже меньше, будут совсем маленькие фотоаппараты. И уровень смартфона будет, как уровень качественного, высококлассного фотоаппарата. Нынешние смартфоны такого не могут. По оптике, технически не могут обогнать оптику фотоаппаратов, что бы ни говорили. Имеется в виду, последних фотоаппаратов, того же Fuji или других компаний. Последний iPhone, 12-й модели, говорят, прекрасный. Но есть некоторые мнения, что это не фотоаппарат.

Многие предпочитают даже переходить с iPhone на последние модели Samsung. Потому что считают, что там камера лучше. Но в этом плане как раз я тоже именно Apple технику вспомнила. Потому что они как будто бы были одними из тех, которые начали менять взгляд на фотографию. И они очень в своих маркетинговых кампаниях используют как раз то, что фотографии сделаны на iPhone, что в принципе меняется скорость того, как ты делаешь снимки. И правда работает, как продолжение руки творца. 

Нейротехнологии сейчас становятся очень популярны. Фотоаппараты и смартфоны начинают совмещать свои функции. Это очень круто. И я думаю, что будет некий градус смещения в конечном итоге между фотоаппаратами и смартфонами в некую золотую середину. То есть будет какой-то гибрид, который будет делать и то, и другое идеально. Но я прогнозирую лет через десять — пятнадцать. Посмотрим.

Вас часто спрашивают, как вообще пришли в фотографию. Как правило, Вы рассказываете, что эта дорога тянется с самого детства. А сможете выявить стадии технические, или, как менялось Ваше восприятие мира, который хотели запечатлеть…

С художественной точки зрения я стал воспринимать мир, наверное, когда меня в пять лет отдали в музыкальную школу. Потому что ребенок должен учиться музыке! Классическая музыка, конечно, обогащает внутренний мир. Лет семь я учился в музыкальной школе по классу фортепиано и музыка меня духовно обогащала. Потом от классической музыки я перешел к совершенно диаметрально противоположному направлению: к панку.  Вообще, джаз, панк, классика — три основные мои любимые музыкальные жанры.

Но в то же время, где-то с семи лет я начал заниматься стихосложением. И занимался им лет тридцать. Конечно, слово само по себе, звучание слова я стал чувствовать лет через десять от начала этого пути. То есть до этого были рифмы и т. д., но понимание слов стало приходить позже. Стихосложение — это достаточно тяжелый, духовный труд, который тоже воспитывает образное видение, образное понимание вещей.

Однако фотоаппарат я держал всегда в руках с раннего детства. Ведь моей родной дядя Лейб Перельмутер, Благословенная будет память о нем! , был замечательным фотографом. В принципе, если коротко, мое становление в искусстве, как фотографа, происходило по различным фронтам жизни. И, конечно, книги очень помогают.

Какие именно?

Философия и эстетика фотографии. Моя любимая книжка — по анализу фотографии (я пока более значимых книг не нашел для себя) — это «Поэтика фотографии» В. И. Михалковича и В.  Т. Стигнеева. Небезызвестная потрясающая книга, которая учит анализировать фотографию. Правда, в основном, черно-белую. Но методология анализа прекрасна и применима к любому жанру. Понимание именно поэтики, внутренней философии взгляда на фотографию… И, кроме того, значительно влияние, на мою фотографию, на восприятие окружающего меня мира, оказывает иудаизм и, в частности, хасидизм. То есть на применение образного взгляда на внешнюю оболочку мира, понимание сокрытости в нём и попытка взгляда проникнуть внутрь его, чтобы найти бриллиант среди хаоса. Это безусловно влияет на дальнейшее и развитие этого взгляда.

Развитие, наверное, как фотографа с художественной точки зрения, да и вообще во всем, естественно, глобально, продолжается всю жизнь. Есть ли у Вас что-то, что вы бы еще хотели попробовать в будущем в фотографии, что-нибудь новое для себя, какое-нибудь новое вдохновение почерпнуть? 

Фотография — это образ моей жизни. Куда выведет жизнь, я не знаю. Что там будет в будущем, не знаю: у меня нет ключей от небесной канцелярии!

Резонно! А Вы занимаетесь обучением фотографии?

У меня нет на это времени. У меня был проект на Facebook, группа «Решающий момент». И там мы обсуждали те или иные кадры, которые члены группы представляли, конкурсы устраивали… Периодически я провожу мастер-классы для групп, либо индивидуально. У меня есть направление — как фототерапия. Для детей или для трудных подростков. Потому что фотография, как я говорил, может изменять человека к лучшему. И с помощью уличной фотографии, как фототерапии, можно привести человека к лучшему… Если правильно применять этот инструмент, то человека можно отвлечь от неправильных поступков. И это как раз очень хорошо с точки зрения психотерапии, особенно для людей любого возраста.

А как это работает?

Вы же знаете, в обществе много агрессии. Особенно в мегаполисах, где люди с ума сходят от перенасыщения жестких эмоций. В бизнесе, когда идут те или иные деловые напряженные переговоры с утра до ночи, когда коллектив весь в напряжении. Человек может просто взять, выйти из офиса на час на обед… И не пойти на охоту в лес, стрелять в медведей, а заниматься уличной фотографией. И это приводит в чувство. Некоторые йогой занимаются, некоторые медитацией занимаются под музыку… Можно также заниматься уличной фотографией, которая также приводит человека к духовному балансу. И я это помогаю делать. У меня есть ряд клиентов, серьезные бизнесмены, которым я помогаю избавиться с помощью уличной фотографии от стрессов. Людям надо выплеснуть эмоции. На мой взгляд — чем срываться на окружающих в крике, лучше выйти на улицу с фотоаппаратом.

Понимаю!

Некоторые мне звонят: «Все, не могу уже! Точка кипения уже, всё… Давайте, приезжайте!». Я приезжаю, мы выходим — и вперед, с фотоаппаратом. Вот это и есть адреналин. Потому что уличная фотография может быть как спокойная, так и быстрая. Вплоть до того, что вспышкой можно ослепить лицо объекта съемки, человека, который проходит и выражает агрессию, может что угодно с ним быть… Но в этом есть адреналин. Это круче, чем охота. Это помогает многим расслабляться.

Здорово! У меня есть еще один последний вопрос. Но перед ним хотели бы Вы что-нибудь еще рассказать? Чем-то поделиться?

Происходит тяжелая ситуация в мире из-за ситуации на Украине. И многие знакомые фотографы, которые занимаются творчеством, говорят: «Мы больше не можем. У нас нет вдохновения, и все. Мы прекратили фотографировать. Мы не можем вдохновение поймать, у нас мысли совершенно о других вещах». Что им делать в этой ситуации? Я вам скажу, что фотография — это не просто механическое, взять, нажать кнопку. Для меня это образ жизни, как я говорил. Но всегда надо стараться смотреть на ситуацию со стороны. И фотография это позволяет анализировать со стороны. И не только то, что нас окружает, но и в принципе на мир смотреть через призму веры в Б-га и использовать для этого, к примеру, механизм фотографирования окружающего мира. Это всегда пригождается. И, конечно, духовное развитие человека преобразует не только этого человека, но и весь мир вокруг него. Фотография — это же инструмент. Это же не самоцель. Ведь самоцель — это стать самому лучше и исправлять мир!

Общаюсь с разными фотографами, и все в полураздавленном состоянии пребывают… Те фотографы, которые раньше занимались именно изобразительным искусством, стараются найти себе какие-то проекты, которые бы приносили только деньги. Просто хотелось какие-то мотивирующие, успокаивающие слова.

Фотографы — просто люди… Но политика очень сильно оказывает влияние на них. Люди искусства порой делят друг дружку на вражеские страны. И это мерзко. Потому что искусство — вне политики. Хотелось бы, чтобы ступень искусства всегда оставалась выше ступени политики. Но это многие не понимают, сеют раздор, продолжая постоянно участвовать в обсуждении политики в соцсетях, обвиняя всех направо и налево. Мир фотографии от этого лучше явно не становится.

Наоборот, надо сегодня, в дни политического раздора, приглашать фотографов из других стран выставляться в России. Показывать их чувства, выраженные через фотоискусство.

#АРТМУЗА_художники

Эти фотографы гении? | PetaPixel

Фотография Уты Барт

Является ли фотография выше работой гения? На прошлой неделе Фонд Макартуров объявил о своих грантах «Гений» — пятилетний грант в размере 500 000 долларов США без каких-либо условий — для людей, которые « проявляют исключительное творчество в своей работе и перспективу на еще большее в будущем. » С 1981 года было названо 873 человека, из которых только девять были фотографами. Двое из них были награждены в этом году: Ута Барт и Ан-Ми Ле.

Photograph by An-My Lê

Here are the other photography geniuses from previous years:

  • Robert Adams
  • Richard Benson
  • Lee Friedlander
  • Wendy Ewald
  • Susan Meiselas
  • Fazal Sheikh
  • Camilo José Vergara

Фотография часто считается второстепенной формой искусства. Рынок искусства, безусловно, относится к этому именно так: лучшие картины продаются почти в 25 раз дороже, чем самая дорогая фотография. Так что интересно и захватывающе видеть две награды, присужденные в одном и том же году фотографам среди ученых, экономистов, писателей, приборостроителей и историков. Но что это на самом деле означает в контексте фотографии?

Ну, во-первых, давайте признаем, что выбор не очевиден. В сфере художественной фотографии и фотожурналистики большинство наблюдателей не считают ни Барта, ни Ле титанами. Но, возможно, в этом и есть гениальность Гения. Отборочная комиссия нашла фотографов, которых, возможно, вам следует знать из-за их проницательности, которую они привносят в свою работу.

Возьмем, к примеру, обладательницу гранта Уту Барт. Вот ее заявление художника:

«[Э] работа вызывает путаницу на нескольких уровнях, и этот «смысл» генерируется в процессе «разбора вещей». На самом очевидном уровне мы все ожидаем, что фотографии будут изображения чего-либо. Мы предполагаем, что фотограф наблюдал место, человека, событие в мире и хотел это запечатлеть. . . . Проблема с моей работой в том, что эти образы на самом деле ничего не представляют в этом смысле, они фиксируют только то, что случайно».

Заявление художника часто высмеивают как умственную мастурбацию и самовозвеличивающую пропаганду. Но менее циничная точка зрения состоит в том, что заявление показывает, что у художника есть намерение над своей работой. В случае с Барт, я думаю, она поднимает интересный момент в том, что «мы все ожидаем, что фотографии будут изображением чего-то», но ее работа бросает вызов этому понятию, абстрагируя обыденное. Она фотографировала исключительно в своем доме в течение четырнадцати лет, потому что, по ее словам, «если меня интересуют свет и восприятие, и эта острота зрения к приземленной, мимолетной, эфемерной, будничной информации, мне нет смысла искать это».

Это заявление напоминает мне о молодых фотожурналистах, которые чувствуют, что должны наточить зубы в зарубежных странах, чтобы делать снимки, когда вы постоянно слышите, как ветераны говорят, что на вашем заднем дворе есть много достойных вещей для съемки. Так что интересно смотреть фотографии, которые не похожи на фотографии, и при этом испытывать от них волнение.

Другой обладатель гранта, Ан-Ми Ле, занимается военной и военной фотографией с использованием камеры обзора 4×5. Натурализовавшаяся гражданка США из Вьетнама, ее взгляды на войну были сформированы ее собственным опытом во время войны во Вьетнаме.

«Я всегда находил военную и невероятную предприимчивость. Это подавляющая сила. Это возвышенно, потому что это по своей сути ужасно и прекрасно. Люди склонны смотреть на военных; они склонны смотреть на войну; они склонны смотреть на конфликт как на что-то очень черное и белое. Это совсем не так. Итак, как вам подойти к предмету и исследовать его сложным образом».

Хотя она много работала в фотожурналистике, одним из ее последних проектов является документирование реконструкции войны во Вьетнаме (кто знал?). Ее выбор пленочной камеры большого формата является преднамеренным, и ее взгляд на фотографию неотразим, если принять во внимание достоверность фотографии, особенно фотожурналистики.

«Я думаю, что фотография по своей сути неоднозначна. И это то, чего я с нетерпением жду и чем хочу воспользоваться. Я думаю, что это самые интересные фотографии. Те, что имеют напряжение. Это граничит с информацией и субъективностью».

Значит, они такие же гении, как и ведущий микробиолог мира? Конечно, если вы придерживаетесь единого взгляда на интеллект, вы пришли бы к выводу, что это не так. Но, как и во всех творческих занятиях, гений не так прост. Для меня формулировка и воплощение творческих идей приближает вас к гениальности. Способность преобразовать способ творческого мышления во что-то новое (вспомните Баха, Моцарта, Бетховена, The Beatles, Jay-Z) приближает людей к гениальности. В этом отношении Барт и Ле заслуживают.

И, пожалуй, таким же смелым шагом, как выбор двух фотографов, является решение Фонда присудить престижную награду двум пятидесятилетним женщинам, хотя большинство фотографов этого поколения — мужчины. Гений.


Об авторе : Аллен Мурабаяши является председателем и соучредителем PhotoShelter. Аллен является автором бесплатных бизнес-руководств PhotoShelter для фотографов и специалистов по маркетингу, включая такие темы, как электронный маркетинг, поисковая оптимизация и начало фотобизнеса. Аллен окончил Йельский университет и ежедневно пользуется зубной нитью. Эта статья изначально появилась здесь.

Гений фотографии

Программа 1: Исправление теней  
В ней рассказывается история изобретения фотографии и того, как она стала неотъемлемой частью современного мира. В нем описываются выдающиеся достижения фотографов-пионеров, революция, которая произошла, когда Джордж Истман сделал фотографию доступной для масс с изобретением бренда Kodak, и история Жака-Анри Лартига, детского фотографа и настоящего любителя.

Программа 2: Документы для художников
После Первой мировой войны фотография стала основным средством массовой информации того времени. «Любой, кто не разбирается в фотографии, — сказал фотограф Лазло Мохой-Надь, — будет одним из неграмотных в будущем». Во втором эпизоде ​​подробно рассматриваются работы некоторых из величайших и влиятельных современных фотографов: Александра Родченко, Августа Сандера, Ман Рэя, Уокера Эванса и Билла Брандта. При участии Мартина Парра, Бернда и Хиллы Бехер и Марка Хаворт-Бута.

Программа 3: В нужном месте, в нужное время?
«Оказаться в нужном месте в нужное время», «решающий момент», «подобраться поближе» — в народном воображении это фотография в лучшем виде, средство, которое делает нас свидетелями моментов, когда творится история . На фоне Второй мировой войны и ее последствий исследуется, как фотографы справлялись с драматическими и трагическими событиями, такими как День Д, Холокост и Хиросима. При участии легенд Magnum, Филипа Джонса Гриффитса и Сьюзен Мейселас, солдат-линзистов Тони Ваккаро и Джона Сноу.

Программа 4: Paper Movies
Три десятилетия с конца 1950-х годов были настоящим золотым веком фотографических путешествий. Программа 4 переживает путешествия, которые привели к созданию некоторых из «величайших бумажных фильмов»: в том числе одиссею Роберта Франка по Америке 1950-х годов и нападение Уильяма Кляйна на тротуары Нью-Йорка в одиночку.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *