Льюис хайн фотографии: Фотограф Льюис У. Хайн (Lewis Wickes Hine)

Содержание

Фотограф Льюис У. Хайн (Lewis Wickes Hine)

Фотографии, родом из детства. Жизнеописание и фотографии Льюиса Хайна.

Фотография, как и любой другой вид искусства, проходила свои, порой сложные и непредсказуемые, порой возвышенные и непостижимые этапы развития. Первые фотографы были портретистами, и обыкновенный жанр портрета сумели поднять до уровня искусства. Нас, современное поколение, пресыщенное и избалованное возможностями новейших технологий в области фотографии, до сих пор поражает их мастерство. Ведь все лучшие портреты того времени, ставшие классикой для последующих поколений фотографов, характеризуются ясно выраженными психологическими особенностями образа, неповторимостью и непринужденностью позы, изящностью композиции, настроением и, главное, остротой взгляда во внутренний мир персонажа. Студийные съемки заставляли мастеров постоянно экспериментировать со светом, драпировками и сложными аллегорическими композициями. Но, с развитием техники, появляется возможность и хроникальной фотографии. В 80х годах ХIХ столетия Джордж Истмен изобрел роликовую пленку и портативный пленочный аппарат «Кодак». И вот тогда, на смену студийным мастерам, приходят фотографы, которых интересует все, что происходит за стенами ателье. Они с упоением начинают рассказывать «подсмотренную» правду уличной жизни, показывать душу и характеры любимых ими городов и людей, живущих в них. По-своему все это было прекрасно, ново и достойно восхищения. Но мало кто из фотографов-хроникеров брался за настоящую документалистику, и еще меньше было мастеров социальной фотографии.

Как известно, документальной фотографией называют один из жанров фотографии, обращенный к реальным событиям. К задачам документальной фотографии можно отнести создание фотографического образа, являющегося свидетельством фактических событий, документом эпохи, а также обращением или визуальным предупреждением. Эти фотодокументы в большинстве не являются объективным «беспристрастными», а, скорее бывают субъективным, часто идеологическим или социально-критическим свидетельством описываемых явлений.

Понятие «документальная фотография» возникло в США в 30-е годы во время Великой депрессии. Примерно в это же время центр мирового фотоискусства переместился в Америку. И американские фотографы по праву считаются первопроходцами на пути развития социальной фотографии. Именно им удается первым показать примеры влияния фотографии на решение социальных проблем общества. Одним из таких фотохудожников является Льюис Хайн (Lewis Hine), который вошел в историю мирового фотоискусства, как первооткрыватель и основоположник социальной фотографии. Ему, как никому другому, удалось в своих работах передать весь ужас и безнравственность эксплуатации детского труда. Его камера на протяжении всей его жизни выступала как «инструмент правды», с помощью которого извлекается на свет божий все то темное и неприглядное, что кто-то хотел бы скрыть, или завуалировать красивыми словами и бесперспективными надеждами. Его фотоаппарат можно смело назвать поистине «бесстыжим вторженцем» на запретные и не достижимые для общественного мнения территории. Одной из таких «терра инкогнито» для общества того времени была тема детского труда. Не то, чтобы никто не знал о существовании на производстве или в сельском хозяйстве эксплуатации дешевой детской рабочей силы. Это было очевидной реальностью, которую, впрочем, никто не замечал, но лишь до тех пор, пока не началась кампания за его отмену. Уже первые призывы о необходимости положить конец использованию труда несовершеннолетних возмутило общественное мнение США. Высшее общество, в лице уважаемой профессуры, священнослужителей, финансистов и популярных литераторов – все они наотрез отказывалось верить в массовую эксплуатацию американских детей. То есть эти деятели не отвергали ее полностью, но готовы были убедить себя, что приведенные фотографами примеры – это лишь частные случаи незаконного использования детского труда. Некоторые же в своем цинизме доходили до утверждения того, что эти эпизодические случаи не только не являются негативным явлением для их благополучного общества, но даже напротив, способствуют умственному и физическому становлению малолетних работников. Они понимали, что законодательный запрет трудовой деятельности вплоть до 16-летнего возраста ощутимо ударил бы по доходам крупнейших американских монополий. И для того, чтобы предотвратить или хотя бы смягчить последствия от принятия такого закона, владельцы крупнейших промышленных предприятий в свою очередь развернули встречную кампанию, с целью узаконить использование фабричного труда детей в возрасте до 14 лет, признав его «естественность» и «общественную пользу».

И именно Льюис Хайн, не побоявшись трудностей, преград, да и прямых угроз для жизни, взял на себя ответственную миссию, которую видел в том, чтобы покончить с таким позорным и подлым общественным враньем на высшем уровне. Свой долг, как гражданина и человека, фотограф усматривал в необходимости развенчать миф об ограниченном распространении и особенно о благотворных последствиях рабской эксплуатации детей. И сделать он это мог единственно доступным для него способом – фотодокументалистикой. Он понимал, что должен был показать тех, кто своим трудом создавал богатство и могущество капиталистической империи. Показать их такими, какими сделала их трудовая каторга буржуазии.

Родившись 26 сентября 1874 года в городе Ошкош, что в штате Висконсин Льюис Уикес Хайн на себе испытал все тяготы тяжелого физического труда в детском возрасте. Будучи маленьким мальчиком ему доводилось долгие часы работать на местной фабрике, зарабатывая гроши за свою поистине каторжную работу, наравне со взрослыми. Кому же как ни ему, были хорошо известны вся та боль, унижение и беспросветность существования, которые ни свет, ни зоря поднимали маленьких работников из постелей и гнали к фабричным станкам, в угольные шахты и на фермерские поля, чтобы без отдыха работать по 14-16 часов, забывая обо всем, с единственной надеждой заработать себе на кусок хлеба. И самым ужасным во всем этом был не сам изнуряющий и отупляющий до животного состояния труд, лишающий детей детства, а то, что они даже не догадывались, чего они лишаются. И, наверное, нет ничего удивительного в том, что ребенок, с раннего детства познавший зло и несправедливость, повзрослев, начинает с ними бороться. Пытаясь своим примером, своей работой и своей жизнью, изменить то, через что он прошел когда-то сам. Вот почему его фотографии, сделавшие Льюиса знаменитыми на весь мир, были так реалистичны и животрепещущи. Потому что фотограф сам «изнутри» знал, видел и прочувствовал проблему, о которой он повествовал. Не из чужих рассказов, а на собственном горьком опыте Хайн ощутил истинное положение дел. От его пристального и беспристрастного взгляда не могла укрыться даже малейшая несправедливость, потому что он изначально знал, куда надо смотреть и что запечатлеть своей камерой. И именно поэтому его работы вошли в анналы истории мирового фотоискусства неподражаемыми образцами социальной фотографии. Они стали образами, которые двигали это искусство вперед в техническом, эстетическом и социальном плане. Это побуждает нас снова и снова критически вглядываясь, изучать фотографии Льюиса Хайна, смотреть на них более внимательно и со все большим пониманием.

Но борьба за права детей ждала его в далеком будущем, а пока, еще не предвидя его, и даже не догадываясь о своей великой миссии, Льюис Уикес Хайн заканчивает учебу в школе своего родного города, и, мечтая о продолжении образования, отправляется сначала в Чикагский университет, а затем и в Нью-Йоркский. Здесь в университете Нью-Йорка он получает ученую степень магистра по специальности социология.

Полученное образование позволяет найти свою первую работу. Ему предлагают место преподавателя ботаники в Нью-Йоркской школе этической культуры, в которой Льюис и начал работать с 1901 года. Наверное, так и трудился бы Льюис Уикес Хайн учителем до конца своих дней, если бы вдруг на его жизненном пути не произошла встреча с фотографией, как средством отображения реальности. Где и когда произошло это знаменательное событие, что послужило толчком и первопричиной того, что гуманитария по образованию вдруг, начинают привлекать технические новинки, которыми в то время были фотоаппараты и все, что было связанно с фотографией, об этом нам не известно. Но по утверждению самого Хайна, в 1903 году он приобретает свое первое оборудование для фотосъемки, которое состояло из фотоаппарата и пистолета для магниевой вспышки. Тяга к самообразованию и самосовершенствованию всегда были присущи Льюису. Поэтому и постижение всех премудростей фотосъемки он осуществляет самостоятельно. Методом проб и ошибок, он учился владеть своим снаряжением. Оттачивая мастерство, он фотографирует окружающую его действительность.

А каждодневной действительностью на тот момент была для него школа в еврейско-славянском гетто, с ее кипящей жизнью и неугомонными учениками. Несколько лет, начинающий фотограф делает снимки, иллюстрирующие школьную жизнь, при этом, не прекращая совершенствоваться как фотохудожник. Его первые фотографии и работы предопределили всю его дальнейшую жизнь как фотодокументалиста и мастера репортажной съемки. Каждый день, соприкасаясь с жизнью иммигрантов, которые составляли большинство населения еврейско-славянского квартала, Льюис Хайн не мог не заинтересоваться их бытом, их чувствами и стремлениями и все свое внимание он переключает на эту категорию людей. Уже в 1905 году широкая общественность Америки имеет возможность ознакомиться с его первыми роботами, повествующими о непростых взаимоотношениях новоявленных американцев со своей второй Родиной. Политические силы, заинтересованные в продвижении ряда социальных законопроектов, предоставляют молодому, но уже перспективному фотографу, возможность размещать свои фотографии на страницах подконтрольных им журналов. Работы Льюиса Хайна начинают активно печататься, принося самому фотографу достаточную известность, а его фотографиям не только художественно-эстетическую, но и политическую силу.

Новый статус требует от фотографа внесения изменений и в личную жизнь. Успешный старт и признание наводят на мысль о смене карьеры. И вскоре Хайн без раздумий и сожалений оставляет преподавательскую деятельность и становится профессиональным фотографом. Полностью посвящая и всего себя и свою жизнь фотографии, он становится как бы «внештатной совестью с камерой». Будет ли сожалеть когда-нибудь Льюис о сделанном им шаге, мы также никогда не узнаем. А пока, в 1908 году Льюис Хайн ни о чем не жалеет. Да и осмыслить изменения в жизни, в общем-то, ему особо некогда. Новая работа поглотила его целиком и все преодолевающим на своем пути вихрем понесла вперед, навстречу славе, трудностям и победам. Именно в 1908 году Хайн получает должность штатного фотографа в американском Национальном Комитете Детского труда (National Child Labor Committee). Став первой в истории США подобной структурой, эта организация развернула широкую и непримиримую кампанию за отмену эксплуатации несовершеннолетних на производстве. В этом же году Льюис Хайн начинает систематизацию своих работ. Он планирует создать из них галерею. И даже не подозревает о том, что эта работа затянется на долгих десять лет. Позже, когда галерея была подготовлена, основная часть ее экспозиций была представлена шокирующими снимками, на которых автор увековечил своих героев, юных работников. И назвал он ее «галереей потерянного поколения». Среди этих работ, всемирно известные фотографии, на которых запечатлены малолетние углекопы, которые трудились в опасных шахтах. Уборщики мусора с огромными мешками. Ткачи и ткачихи, обслуживающие огромные машины, но, при этом не достающие из-за маленького роста до станков. Уличные продавцы газет, которые, не имея возможности спрятаться от холода, все же, продают вечернюю прессу. Сельскохозяйственные батраки. Грузчики, сгибающиеся под немыслимой для их неокрепших тел тяжестью, Кочегары, с потемневшими от копоти и гари лицами. Спектр профессий, на которых использовался детский труд, довольно широк. И не было такого производства, которое добровольно отказалось бы от настолько дешевой рабочей силы. Поэтому Хайн снимает их и непосредственно за работой и у рабочих мест. Он без прикрас показывает этих вечно голодных и жестоко эксплуатируемых детей, которые были лишены возможности получить образование или хотя бы надежду на лучшее будущее.

Наряду с созданием работ о жестокой эксплуатации детского труда, Льюис Хайн не оставляет без внимания и продолжает развивать иммигрантскую тему. Насыщенный событиями 1908 год, приносит ему еще одну победу. Небольшая серия работ, посвященных иммиграции находит свое почетное место на страницах журнала «Чэритиз энд Коммонз». В этих фото, которые являются по своей сущности фоторепортажами, автор пытается рассказать о первых шагах переселенцев по «земле обетованной». Он стремится донести до зрителя через выражение их лиц, их глаз все их чувства и чаяния, их волнения и боязнь неизвестного. Как встретит их новая Родина? Найдут ли они здесь то счастье для себя, своих родных и детей, к которому так безудержно неслись, или потеряют даже то немногое, что было у них до сих пор? Хватит ли у них сил выстоять перед трудностям, не опустить рук и не сдаться на милость судьбы, если не для самих себя, то хотя бы ради детей?

Вглядываясь в эти застывшие образы и печальные глаза «мадонн», в окружении своих детей и скудных пожитков, мы даже через десятилетия можем ощутить их горестные колебания – что ждет нас здесь и не вернуться ли назад, пока пароход все еще за спиной? Он как последнее связующее звено между привычным прошлым и неизвестным будущим, дающее возможность исправить то, что уже через несколько шагов может стать безвозвратно упущенным и неисправимым.

Чувствовал ли Хайн, снимая своих героев то же самое, что чувствуем сейчас и мы, глядя спустя столько лет на его фотографии. Скорее всего, что чувствовал, поэтому и сумел все это нам передать. Но он не только чувствовал, он точно знал, что тем, кого он снимал, будет нелегко. Что впереди их ждет тяжелая жизнь, изнуряющая работа, потеря мечты, а со временем, возможно, и самой жизни. Что мог он для них сделать? Только снимать. Снимать и показывать другим. Тем, от кого зависела судьба этих людей, их жизнь и дальнейшее существование. Поэтому каждый раз, отправляясь на остров Эллис, в нью-йоркском порту, он фотографировал не только неиссякающий, многомиллионный живой поток вновь прибывших, мгновение назад спустившихся с кораблей, он также снимал быт иммигрантов. Он вместе с ними совершал путь за портовые ворота. Вместе с ними появлялся на грязных улицах переполненных трущоб. Льюис снимал иммигрантов и в убогих жилищах и за тяжелой рабской работой. Он снимал их нищету, растерянность и несбыточную мечту на лучшее будущее, снимал четко и резко, без смягчающих линий и оттенков. Запечатлевая их равнодушные ко всему лица, безропотность и покорность судьбе, он пытался преодолеть бездушие, растопить сердца и заставить действовать американское общество, пробудить в своих согражданах сочувствие и сострадание. По воле самого Хайна или без, но фотографии мастера становились социальным обвинением против условий, в которые попадали новые граждане самого большого и богатого города страны. Своими фотографиями Льюис пытался сказать то, о чем другие умышленно молчали, делая вид, что такой проблемы в Америке не существует. Его непридуманные иллюстрации о реальных людях и событиях были насквозь проникнуты гуманизмом и сопереживанием к своим героям, которого так не доставало снимкам других фотографов. Его работы привлекают новизной подхода как к самой фотографии, ее сущности и предназначению, так и к раскрытию социальных тем, что не могло остаться незамеченным редакторами прогрессивных журналов. Ему предлагают сотрудничество все новые и новые издания социальной направленности.

После публикации серии работ о иммигрантах Льюис Хайн получает еще одно задание от все того же журнала «Чэритиз энд Коммонз». Ему поручают подготовить не просто новую серию фотографий, а целое фотографическое исследование, в котором бы всесторонне раскрывалась жизнь шахтеров. Журналу нужны были правдивые и наиболее полные снимки, наглядно показывающие жилищные условия шахтеров, их медицинское обслуживание. Без глянца и ретуши, рассказывающие об их работе, детях, об условиях получения образования, обо всех тяготах и радостях шахтерской жизни. В очередной раз Льюис великолепно справляется с поставленной задачей. И целый цикл фотографий о жизни и, даже, смерти шахтера под общим названием «Питтсбургское обозрение» публикуется на страницах журнала.

Так новое, казалось бы, увлечение, ставшее призванием, требует от фотографа постоянных разъездов. Поэтому с 1908 по 1912 год Льюис Хайн не единожды пересекает всю территорию США, от атлантического до тихоокеанского побережья. И везде он видит и снимает одно и то же – малолетних рабочих, которые со словом «ребенок» не имеют ничего общего. Их понурые фигуры, облаченные в убогие одеяния. Их маленькие ручки, выполняющие тяжелую работу, их глаза, с недетским взглядом на жизнь – все это не просто впечатляет Америку, а прямо таки повергает ее в шок. Этой серией фотографий, вышедшей в свет в 1912 году, Льюис Хайн пытается донести до американцев все еще нерастраченную энергетику этих детей, их надежду на лучшее будущее и боль за утраченным детством. В каждой, сделанной им иллюстрации заложена история конкретного ребенка, и мастер заставляет зрителя увидеть, услышать и проникнуться ею.

Скорее всего, это ему удается. Потому, что его фотографий, опубликованных в газетах и журналах, и рассказывающих всю правду о детском труде Америки боятся все. Вездесущность Льюиса и его открытое неприятие всего того, с чем он сталкивается, раздражает хозяев производств. Они открыто угрожают фотографу побоями и расправой. Владельцы фабрик и заводов наотрез отказываются допускать штатного корреспондента журнала на территории подвластных им предприятий. Кроме этого, закрытыми и без права допуска для Льюиса становились и поселки рабочих. Его гнали отовсюду, но он возвращался. Чтобы снова и снова снимать. Потому что понимал, если этого не сделает он, больше не сделает никто. Для этого ему приходилось совершать чудеса перевоплощения. Находчивость фотографа позволяла придумывать различные способы проникновения за неприступные ворота фабрик, заводов, шахт. То он появлялся под видом промышленного фотографа или страхового агента, то проповедником или торговцем, но цели своей, как правило, добивался. Свидетельством тому есть огромное наследие, оставленное фотографом.

Делать удачные, полноценные и концептуально завершенные снимки Льюису помогал его опыт, полученный на предыдущей работе. Общению с детьми его научила школа. Да и степень магистра по социологии позволяла фотографу лучше понять детей, достучаться до их сознания, приоткрыть завесу их души и сердца. Узкая тропинка минутного взаимопонимания, при более длительном общении, превращалась в широкий путь доверия и признания. Дети рассказывали фотографу о своей жизни, здоровье, привычках. Они поверяли ему свои тайны, делились мечтами и желаниями. А он скрупулезно записывал и отмечал все то, с чем ему доводилось соприкасаться. Запуганные и забитые, не видевшие добра и понимания, даже от своих близких, дети тянулись к Льюису, он был им интересен. Потому что они чувствовали искренность его заботы, неподдельность его переживаний и немимолетность его благотворительности. Герои его будущих фотографий настолько доверяли Хайну, что даже позволяли ему измерять их рост, что он и делал, отмечая высоту маленьких тел на пуговицах своей куртки.

Благодаря этим записям, до нас дошли более полные данные о персонажах его фотографий. За застывшими образами, мы можем разглядеть живых людей. Найти в своих сердцах место для их переживаний от несбывшихся надежд, услышать в этих скупых словах горечь за бесперспективность будущего, увидеть, не вселяющий радости, их завтрашний день, оставшийся за кадром. Вы только послушайте, ведь это не просто строки и комментарии. Это живые слова о живых людях, живших на нашей планете задолго до нас, но так и не познавших всей радости прихода в этот мир.

«Грузчик Оуэнс. 12 лет. Не умеет читать. Не знает алфавит. Говорит: «Да, я хочу учиться, но не могу, все время занят работой». Работает на фабрике 4 года».

«Некоторые мальчики и девочки так малы, что им приходится забираться на ткацкие станки».

«Одна из работниц текстильной фабрики. Иногда работает ночью. Выполняет всякую работу – за 48 центов в день. Отвечая о своем возрасте, она колеблется, говорит: «Я не помню». Потом говорит: «Я недостаточно взрослая для работы, но делаю ее не хуже взрослых». Из пятидесяти работниц здесь десять детей ее возраста».

Добавить к этому нечего. И комментировать не представляется возможным. Давайте просто помолчим…

Эти живые фотографии, с авторскими подписями и эпиграфами, непреклонные и неумолимые свидетели бед и отчаяния работающих детей Америки, опубликованные как человеческие документы, были исключительно доходчивы. Колоссальная работа, проведенная Льюисом Хайном в период с 1908 по 1912 годы, не осталась не замеченной и принесла свои, плодотворные результаты, как и для самого фотографа, так и для изменения социальной политики страны. Фотодокументов, собранных Хайном во всех уголках Америки, оказалось вполне достаточно, для того, чтобы развенчать миф об ограниченном использовании детского труда в промышленности и сельском хозяйстве и, уж тем более, о его благотворных последствиях для юных работников. Хайн, а вместе с ним и все прогрессивное общество Америки, борющееся за права детей, достигли своей цели. Реакция страны была решительной. Вскоре, в парламенте, был принят ряд законов, направленных на ограничение детского труда. Хайну, одному из первых удалось сделать камеру могучим оружием в борьбе за социальный прогресс и справедливость.

«Есть два дела, которым я хочу себя посвятить. Я хочу показывать вещи, которые должны быть исправлены и которые должны быть оценены по достоинству», – так говорил о себе и своем творчестве сам Льюис Хайн.

Наряду с общегосударственными достижениями, за все это время Льюис сделал очень многое и для своего становления как мастера-профессионала фотографии. В 1909, фотограф выпускает книги «Child Labor in the Carolinas» («Детский труд в Северной и Южной Каролине») и «Day Laborers Before Their Time» («Рабочие перед сменой»). В них содержаться первые публикации, рассказывающие о проблемах детского труда. Фотографии «Подростки-дробильщики внутри угледробильной машины» и «Девочка-прядильщица на ткацкой фабрике в Каролине» стали классикой жанра, легкоузнаваемой визитной карточкой Льюиса Хайна. На этих снимках изображены дети, которым едва исполнилось по восемь лет. Они запечатлены во время работы на своих рабочих местах, на вредных для здоровья производствах при многочасовой рабочей смене.

Благодаря повсеместной публикации фотографий, к Льюису приходит и огромная популярность. Его снимки нарасхват. Кроме газет и журналов, они выходят отдельными брошюрами и книгами, по ним изготовляют огромные плакаты и слайды для лекций. Некоторые из его работ становятся символами той эпохи.

Например, фотография «Видение». На ней мы видим маленькую ткачиху, заснятую на фабрике в момент, когда она отвернулась от своего станка и пристально вглядывается в окно, позабыв обо всем на свете. Что увидела она там, за окном и что привлекло ее внимание? Свое уходящее детство или соседских детей, с азартом играющих в «классики». Маленькую птичку или просто солнечный луч. Своей кажущейся незавершенностью работы, автор дает нам самим возможность разгадывать тайну мыслей девочки. Насколько далеко она унеслась в своих мечтах от ненавистного станка? И как долго еще сможет оставаться там, пренебрегая реальностью? А может, целью этой непостановочной фотографии, было разбудить в нас желание защитить ребенка, взять за руку и вывести за ворота фабрики, подарить ей новую жизнь и открыть перед ней новые возможности. Чтобы она полноценно жила в солнечном и беззаботном мире своего детства, а не только наблюдала за ним из окна. А, возможно, он хотел, чтобы каждый зритель, глядя на эту фотографию, задал сам себе очень сокровенный вопрос: «А что сделал лично я в этой жизни, чтобы таких судеб, как у этой девочки было меньше? Скольким детям я помог? И чем смогу помочь, если не этому, то хотя бы какому-нибудь другому ребенку?». И, наверное, не зря именно этот снимок стал олицетворением борьбы против эксплуатации детей.

Первая Мировая Война становится новым этапом в жизни и творчестве Льюиса Хайна. Он становиться штатным фотографом благотворительного общества Красного Креста. В его составе, он посещает Европу. Он много фотографирует во Франции и Бельгии. Здесь он прежде всего запечатлевает разрушительные последствия войны и бедственное положение граждан, переживших ее, условия их жизни, а скорее всего, выживания. Его так захватывает эта работа, что, после окончания войны, он остается фотографировать на Балканах. Результатом этой работы становиться фотокнига, увидевшая свет в 1919 году. Название книги говорит само за себя: «Страдания детей в балканских странах».

Его сострадательная, не терпящая несправедливости и жестокости натура, побуждает с 1920 года включиться в кампанию, целью которой было учреждение ряда законов об усовершенствовании правил техники безопасности трудящихся. К этому времени он опять возвращается в Америку и все свое время и силы отдает фотографированию рабочего класса страны. Этот этап его творчества продлился с 1920 по 1930 год. Не обращая внимания на опасность, грозившую самому фотографу, он делает целый цикл волнующих социально-реалистических фотографий, на которых запечатлено строительство 102-этажного небоскреба Эмпайр Стейт Билдинг в Нью-Йорке. Захватывающие кадры рабочих, сохраняющих равновесие на головокружительной высоте, от которой просто забивает дух даже у зрителей, увлекают неподдельностью и непостановочностью точно так же, как и его ранние фотографии.

Но эти его снимки несут уже совсем другое настроение. Своими новыми работами Льюис Хайн уже не побуждает американцев к действию или же противодействию чему-либо. В них он уже не призывает к изменению того, что происходит вокруг. Не показывает тяжелого положения рабочего класса. Все в том же в жанре фоторепортажа, автор просто констатирует перемены к лучшему, которые, по его мнению, повсеместно происходят в жизни рабочих. Он изменяет резкий и непримиримый стиль своих ранних работ, на более продуманный, в плане построения кадра и композиции. Что привело его к этому? Опыт, полученный с годами? Усталость? Или он действительно искренне верил в те изменения к лучшему, которые фиксировал на своих иллюстрациях, испытывая гордость за достижения американских строителей? И хотя история свидетельствует о другом, социальные проблемы, вовсе не утратившие своей актуальности в 30-е годы, остаются за кадром этого, в высшей степени одаренного, фотографа.

С годами Льюису Хайну становится все труднее зарабатывать на жизнь фотографией. Денежный источник иссякает настолько, что в январе 1940 года мастеру приходится покинуть свой дом. Растратив жизнь и здоровье на заботу о будущем своей страны, всемирно известный фотограф не получает даже малой толики заботы в свой адрес. Приходит день, и он всеми забытый и покинутый, умирает в нищете в одной из больниц Нью-Йорка.

Мастер умер, но его непревзойденный гений социальной фотографии продолжает жить в его бессмертных творениях. И не просто жить. Его фотографии до сих пор являются активными катализаторами для проявлений общественного мнения. Они являются актуальными и в наши дни. Фотографии зовут за собой, побуждая к действию и пробуждая в наших современниках непреодолимое желание – изменить жизнь к лучшему. Ведь мир, в котором до сих пор используется подневольный детский труд, не может считаться совершенным. И мы не имеем права закрывать глаза на это позорное явление нашего общества. Да нам просто не позволят этого сделать герои, наблюдающие за нами сквозь годы, с фотографий Великого Мастера социальной фотожурналистики Льюиса Уикеса Хайна.

Источник: phototour.pro

Уникальные фотографии, которые спасли жизнь многим детям в Америке

На аукционе в Нью-Йорке проданы 24 фотографии из архива мастера документальной фотографии Льюиса Хайна. Они были частью коллекции известного фотографа Иззадора Сая Сидмана из Нью-Йорка.

Американский фотограф и социолог Льюис Хайн был одним из наиболее значительных фотографов-документалистов в ХХ веке. Поскольку термина фотожурналистика тогда не существовало, Хайн называл свои фотоработы "историями". С помощью фотографий и сопровождавших их текстов он выражал и отстаивал свои идеи, особенно в сфере анализа социальных отношений в тогдашней Америке.

Эти снимки относятся ко всему периоду творчества Хайна; многие из них были частью его хорошо известных фотосерий, посвященных положению бедных и угнетенных людей в Нью-Йорке, Питтсбурге и Каролине.

Автор фото, COURTESY OF SWANN AUCTIONS GALLERIES

Подпись к фото,

Механик на теплоэлектростанции, 1921 год. Эта редкая фотография была продана за 80 тысяч долларов

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Жара в Ист-Сайде, Нью-Йорк, 1908 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Мать с ребенком, остров Эллис, 1907 год

В 1904 году он начал серию фотографий, которые стали документальной летописью прибытия иммигрантов на острове Эллис в бухте Нью-Йорка. В последующие годы Хайн продолжал работать в жанре фотопублицистики. Его фотографии всегда отличались подчеркнутым вниманием к судьбам бедных людей.

Автор фото, COURTESY OF SWANN AUCTIONS GALLERIESs

Подпись к фото,

На строительстве небоскреба Эмпайр-Стейт, 1930-31 годы

Он стремился познакомить жителей Нью-Йорка с человеческим измерением массовой иммиграции, так как многие жители города относились к новоприбывшим с подозрением и страхом.

Хайн всегда просил людей дать ему согласие на фотографирование, после чего устанавливал штатив с фотокамерой и поджигал магниевый порошок, который обычно вспыхивал с громким хлопком и давал яркий огонь с клубами черного дыма.

Автор фото, COURTESY OF SWANN AUCTIONS GALLERIESs

Подпись к фото,

Семья итальянских иммигрантов ожидает багажа на острове Эллис, 1905 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Перерыв на обед на фабрике в Ист-Сайде, Нью-Йорк, 1912 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Русская женщина-иммигрантка на острове Эллис, 1907 год

Хайн часто получал задания от городских органов социальной помощи, прогрессивных организаций и корпораций по созданию своих фотоочерков. Среди его наиболее известных работ - серии фотографий, изображающих рабочих, строящих небоскреб Эмпайр-Стейт.

В 1908 году Хайн стал штатным фотографом Национального комитета детского труда. Он приступил к съемкам на фабриках, заводах и мастерских, где использовался детский труд,

Его фотографии стали мощным доводом в борьбе за отмену эксплуатации детей. Фабриканты и руководители заводов, которые принимали детей на работу, так ненавидели Хайна, что ему часто приходилось прибывать на место съемки переодетым и в гриме, чтобы не быть узнанным. Очень часто ему угрожали убийством.

Благодаря его фотоочеркам законы о применении детского труда в Соединенных Штатах были пересмотрены радикальным образом. Фотографии Хайна стали также поразительной летописью условий жизни простых рабочих и иммигрантов в начале ХХ века.

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Рабочий на строительстве небоскреба Эмпайр-Стейт, 1930-31 годы

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

На текстильных фабриках в Каролине широко использовался труд детей, 1908 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

Дети в мастерской искусственных цветов, Нью-Йорк, 1912 год

Автор фото, Courtesy of Swann Auction Galleries

Подпись к фото,

На угольной фабрике в Пенсильвании дети занимались перемолкой угля, 1912 год

Все фотографии предоставлены Swann Auction Galleries.

Cамые впечатляющие кадры жизни американских рабочих начала XX века

26 сентября 1874 года родился знаменитый американский фотограф Льюис Хайн (Lewis Hine). В начале XX века он работал учителем ботаники в еврейско-славянском гетто Нью-Йорка. Фотографировать он начал в 1905 году, рассказывая в фотографиях о судьбе иммигрантов в США, показывая их нищету, растерянность и несбыточную надежду на лучшее будущее — если не для себя, то хотя бы для своих детей. 

Фотографии Льюиса Хайна были необычайно популярны. Из них изготовляли слайды для лекций и огромные плакаты, их печатали в журналах, брошюрах, книгах.

Мы собрали лучшие кадры Льюиса Хайна, сделавшие его всемирно известным.

«12-летняя рабочая на текстильной фабрике».

В 1908 году Льюис Хайн становится штатным фотографом американского Национального комитета детского труда, который начал первую в истории США кампанию против эксплуатации детей на производстве. Без малого 10 лет фотограф разъезжал по всей территории США от атлантического до тихоокеанского побережья, делая снимки шахтеров, ткачей, портовых грузчиков, кочегаров, батраков, уборщиков мусора.

Знаменитый снимок «Видение», изображающий маленькую девочку, отвернувшуюся от ткацкого станка к фабричному окну, стал символом борьбы против детского труда.

«Девочка на хлопковой фабрике в штате Южная Каролина».

Под разными предлогами — притворяясь страховым агентом, торговцем, проповедником или на крайний случай промышленным фотографом — он проникал на заводы и фабрики, где использовался детский труд.

«Полночь на стекольном заводе».

Работы Льюиса Хайна были наполнены гуманистическим пафосом, и издания, ведущие борьбу за скорейшее улучшение социальных условий, охотно их печатали.

1908 год.

1909 год.

«Механик энергостанции», 1920 год.

«Икар», 1920 год.

В 1920‑х и 1930‑х годах Хайн продолжал освещать жизнь рабочего класса Америки.

Наиболее известные его работы того периода — серия впечатляющих высотных фотографий, посвященная строительству 102-этажного небоскреба Эмпайр-стейт-билдинг в Нью-Йорке.

Строитель Эмпайр-стейт-билдинг «дотрагивается» до вершины небоскреба «Крайслер», 1930 год.

Эти работы уже не отражают трагичное положение рабочего класса, они, скорее, наполнены гордостью за достижения американских строителей.

1930 год. Строитель Эмпайр-стейт-билдинг.

1932 год.

Строители едят ланч, сидя на стальной конструкции на верхнем этаже здания.

Этот снимок до сих пор остается одним из самых известных и знаковых за всю историю американской фотографии. Однако его точное авторство до сих пор не установлено — некоторые историки и знатоки фотоискусства полагают, что этот кадр был создан Чарльзом Эббетсом.

Смотрите также:
Старый цементный завод превратили в настоящую виллу,
История жизни Фрэнка Ширана по прозвищу «Ирландец» — человека, убивавшего ради дружбы,
Потрясающая азиатская архитектура: от средневековых японских замков до небоскребов,
«Я пытался их успокоить»: портреты узников Освенцима от польского фотографа Вильгельма Брассе

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Отец социальной фотографии – Льюис Хайн (Lewis Hine) ~ PhotoPoint

Льюис Хайн – американский фотограф, который своими фотографиями перевернул отношение власти США к детскому труду. Он был первооткрывателем и крестным отцом социальной фотографии. В юности какое-то время сам Льюис работал на мебельной фабрике, учился в университетах Чикаго, Нью-Йорка и Колумбии. В 1903 году, проходя курс ботаники и природных исследований, в Нью-Йорке, Льюису была выдана фотокамера для использования в фиксировании учебного процесса и ученических мероприятий. В 1905 году Хайн приходит к внутренней необходимости создать ряд документальных работ, темой которых стали иммигранты на остров Эллис. В 1908 году он принимает предложение Национального комитета по вопросам детского труда, и становиться их штатным фотографом. В течение восьми лет Льюис Хайн путешествует по Америке и фиксирует нарушения трудового законодательства по отношению к детям. Он посещает заводы и фабрики, делает заметки об условиях труда, записывает имена детей и их возраст, и если у него получалось – фиксировал все эти нарушения фотоаппаратом.

Фотографии Хайна полученные в результате этой экспедиции использовались для иллюстраций лекций, журнальных статей и на выставках. Сделанные им фотографии и, так называемые, полевые заметки, помогли Национальному комитету по вопросам детского труда доказать существующее бедственное положение детей и невозможные условия их труда.

Во время и после 1-й мировой войны, Льюис Хайн сделал акцент на фотоработах, посвященных Американскому Красному Кресту и их работе по оказанию помощи в Европе.

В 1920-х и начале 1930-х годов, Хайн делает ряд «рабочих портреты», которые подчеркивали человеческий вклад в развитие современной промышленности. В 1930 году Хайн фотографировал строительство Эмпайр Стейт Билдинга. Работал на опасных участках недостроенного небоскреба, принимая на себя все тяготы и риски строителей здания. Для того чтобы получить лучшие композиционные фотографии, Хайн фотографировал в специально разработанной корзине, которая подвешивалась на высоте более 1000 футов над Пятой авеню. В своих работах Хайн всегда стремился показать достоинства труда и достоинство работающего, трудового человека. Он говорил, что эти люди подобны героям своего времени и страна должна знать их в лицо.

Льюис Хайн вошел в историю фотографии, как человек, сформировавший новый вид изобразительного фотографического искусства, это – документальная и социальная фотография. Хайн был признан еще при жизни, он работал по всей Америке, не теряя ни минуты для того, что бы оставить в истории типажи людей, которые работали, трудились и строили свою страну. Его называют вневременным гуманистом искусства. Его фотографии честные, человечные и правильные. Уникально проработанная композиция, с именно «тем самым» расположением людей, световым и форменным решением дают нам возможность видеть и чувствовать всю эмоциональную палитру, которую переживал американский рабочий народ в период до Великой депрессии.

Отец социальной фотографии – Льюис Хайн (Lewis Hine)

       

Льюис Хайн (Lewis Hine)

Льюис Хайн (Lewis Hine)

Льюис Хайн (Lewis Hine) — стал основоположником социальной фотографии, он изменил историю целой страны посредством своих работ. С помощью своих снимков он хотел изменить к лучшему жизнь рабочих и иммигрантов, остановить использование детской рабочей силы в Америке. И ему это удалось. Во многом благодаря его снимкам был издан закон, защищающий детский труд.

Льюис Хайн родился в 1874 году в США, штат Висконсин. Окончив школу, учился в чикагском университете, стал магистром социологии  в университете в Нью-Йорке. В 1901 году начинает преподавать в школе этической культуры в Нью-Йорке. 

Фотографическому искусству он учился самостоятельно. Купив в 1903 году свое первое оборудование для съемки, он начинает снимать школьную жизнь. 
Во время работы учителем в еврейско-славянском гетто, он начинает интересоваться жизнью иммигрантов в Америке. С 1905 года начинают появляться фотографии о непростых взаимоотношениях иммигрантов со своей новой родиной. Тематические журналы начинают печатать его работы. Благодаря этому, его снимки приобретают определенную политическую силу. 

Оставив преподавательскую деятельность, Льюис Хайн становится штатным фотографом в Национальном Комитете Детского труда. В истории Соединенных Штатов это была первая организация, выступающая против эксплуатации детского труда на производстве. Хайн с детства трудился на фабрике, поэтому его работы – это внутреннее отражение проблемы, истинное видение дел. Скорее всего, данный опыт мастера и позволил ему передать все грани данной проблемы столь глубоко. 

С 1908 года и на протяжении 10 следующих лет проходит работа над первой галереей Хайна под лаконичным названием «Галеря потерянного поколения». На фото изображены малолетние рабочие.

В том же году публикуются снимки Хайна в журнале «Чэретиз энд Коммонз». Серия посвящена иммигрантам. На снимках Хайн очень глубоко передает выражения лиц, людей, только что спустившихся с корабля на новую для себя землю. Главной целью его работ было показать истинное положение дел и попытаться хоть как-то изменить всё к лучшему. 

«Чэритиз энд Коммонз» делает новый заказ Хайну. Ему необходимо было подготовить серию фотографий о жизни шахтеров. Выйдя в свет в рубрике «Питтсбургское обозрение», снимки отобразили все тяготы жизни и работы шахтеров, их семей и даже их смерти. 

В 1912 году Америку шокирует серия снимков о детском труде. Взрослые взгляды маленьких рабочих заставляют зрителей глубоко вникнуть в существующую проблему. Скудная одежда и тяжелый труд детей заставляет проникнуться историей каждого из них.

Хайна пытались не пускать на заводы и фабрики, даже угрожали, но мастер умел находить выходы для того, чтобы его труды увидели свет. Он маскировался под страховых агентов, праведников, чтобы попасть в необходимое ему место. Он не только делал фотографии детей, но и старался общаться с ними, чтобы узнать о их жизни и привычках «из первых» уст. Все свои беседы с детьми он записывал, поэтому к некоторым снимкам в последствии были прикреплены небольшие сопроводительные записки. 

Его работы принесли свои плоды. Вскоре был принят закон о защите детского труда. 

В 1909 году Хайн выпускает фото-книги об эксплуатации несовершеннолетних на производстве: «Детский труд в Северной и Южной Каролине», «Рабочие перед сменой». На этих снимках запечатлены малолетние дети, работающие многочасовые смены на вредном для здоровья производстве. 

го снимки можно смело назвать олицетворением той эпохи. Знаменитое фото «Видение», на котором маленькая работница ткацкого станка смотрит в окно на далекий солнечный свет, стало символом борьбы с эксплуатацией труда несовершеннолетних. 

В Первую Мировую Войну Хайн становится штатным фотографом Красного Креста. Он отправляется в Егвропу, где фотографирует жизнь людей, пострадавших от войны. После войны он остается на Балканах. 

Пребывание на Балканах приносит результат – в 1919 году он выпускает книгу «Страдания детей в балканских странах». 

Работы периода 20-30-х годов прошлого столетия Хайн посвятил рабочему классу Америки. Он снимает, например, строительство Эмпайр-Стейт-Билдинг. Его работы уже не носят характер мотивации к действию, они скорее показывают какие-то изменения к лучшему.  

В последние годы жизни Льюсу Хайну было очень тяжело зарабатывать фотографией. Он даже лишился своего дома. Он всю жизнь заботился о том, чтобы изменить жизнь своей страны к лучшему, но сам этой заботы к сожалению не получил. Он умер в больнице Нью-Йорка в полной нищете.
 



 


 

Труд американских детей в начале прошлого века – шокирующие фотографии Льюиса Хайна

Фотограф Льюис Хайн (Lewis Hine) создал эту серию изображений по поручению Национального комитета детского труда. Снимки иллюстрируют риски и тяготы, которым подвергались дети, занятые в различных производственных областях до 1938 года, пока не запретили эксплуатацию несовершеннолетних.

Ребята в возрасте от четырёх лет трудились на заводах, плантациях, в шахтах и текстильных фабриках.

В угольных шахтах они ежедневно вдыхали вредоносную пыль и тяжело заболевали, а в консервных и текстильных заводах теряли пальцы. Многие пропускали занятия в школе или не выполняли домашние задания, чтобы работать.

В большинстве развитых стран детский труд ушёл в прошлое, за исключением сельского хозяйства и шоу-бизнеса.

Подобные фотографии шокируют и создают неизгладимое впечатление. После просмотра вряд ли кто-нибудь сможет пожаловаться на то, что его заставляют дома мусор выносить.

Источник: Библиотека Конгресса США  

Мальчишки на фабрике, 1909

Местоположение: Макон, Джорджия.

Пятилетний комплектовщик креветок Мануэль

За спиной Мануэля гора устричных раковин. Он работает с прошлого года и ни слова не понимает по-английски. Местоположение: город Билокси, штат Миссисипи.

11-летняя работница на чулочно-носочной фабрике

Заработок 11-летней Нанни Колезон составляет около трёх долларов в неделю. На этой фабрике она работает уже несколько месяцев вместе другими сверстницами. Местоположение: Северная Каролина.

Юные работники сигарной фабрики Englahardt & Co

Местоположение: город Тампа, штат Флорида.

Кража угля из железнодорожного склада

Местоположение: Бостон, штат Массачусетс

Вэнс, 15 лет, дверовой

Дверовой в угольной шахте работает по 10 часов за 0,75 долларов в день. Местоположение: Западная Вирджиния.

Вилли Брайден, 13 лет, удерживает дверь в угольную шахту

Местоположение: Питтстон, Пенсильвания.

Шестилетний Амос и четырёхлетний Гораций в табачном поле

Их отец, Джон Нил, арендатор, выращивающий табак, сказал (и владелец земли подтвердил), что оба мальчика работают в поле изо дня в день «от восхода солнца до заката» и они также выносливы как и взрослые. Местоположение: округ Уоррен, Кентукки

Работники угольной шахты

Местоположение: Питтстон, Пенсильвания

Мальчики, работающие съёмщиками катушек на прядильной технике

Местоположение: Ланкастер, штат Южная Каролина

Продавцы газет на оживлённом перекрёстке

Местоположение: Джерси-Сити, Нью-Джерси.

Угледобывающая промышленность в Пенсильвании

Пыль, постоянно попадающая в детские лёгкие, временами становилась настолько плотной, что всё скрывалось из вида. Местонахождение: Питтстон, Пенсильвания.

11-летние мальчики пилят брёвна, чтобы заработать 40 центов в день

Местоположение: Диллон, Южная Каролина.

11-летняя Келли Кэмпбелл собирает хлопок

Калли Кэмпбелл собирает от 34 до 57 кг хлопка день. Полный мешок у неё на плечах весит 23 кг. Местоположение: штат Оклахома.

15-летняя Эстель Пуарье с травмированным пальцем

Эстель Пуарье, съёмщица на гранитном заводе, получила рваную рану указательного и среднего пальца правой руки. Местоположение: Фолл-Ривер, штат Массачусетс

Мальчишки работают на движущихся платформах, которые перевозят уголь

Местоположение: шахта Бесси, Алабама

12-летний мальчик без руки

Двенадцатилетний Клинтон Стюарт лишился руки, работая с сенокосилкой.

Изготовители картонных коробок на консервном заводе

Местоположение: Истпорт, штат Мэн

Пятилетний Джо Беневидос обедает

Местоположение: Фолл-Ривер, штат Массачусетс.

Отец социальной фотографии - Льюис Уикс Хайн : Daily Culture

«Хорошая фотография – это не просто воспроизводство объекта или группы объектов, это интерпретация Природы, передача ощущений, полученных фотографом, которыми он желает поделиться с другими.» - Льюис Хайн.

Льюис Уикс Хайн родился в городе Ошкош, штат Висконсин, 26 сентября 1874 г. Ему было всего восемнадцать, когда его отец погиб в результате несчастного случая, вынуждая его отложить планы на дальнейшее обучение и начать работать. Его трудовая деятельность началась на мебельной фабрике, куда он устроился впервые. Таким образом, юный Хайн помогал семье справляться с нехваткой денежных средств. Возможно, пережиток тяжелых трудовых лет оставили в сердце Льюиса неизгладимый отпечаток, который он позже выразит в своих работах.

У Льюиса был большой опыт работы. Он проработал в банке какое-то время, и даже был дворником. Прекрасно понимая, что семья теперь нуждается в его помощи, Хайн все же не переставал лелеять свою мечту -  получить образование, и посвятить свою жизнь фотографии. Скопив достаточную сумму денег, он поступил в Чикагский Университет на факультет социологии.

В 1901 году Льюис  стал преподавать в школе этической культуры в Нью-Йорке. Он продолжал учиться, и вскоре получил степень магистра в Нью-Йоркском университете, а позже и в Колумбийском.

Два года спустя, по настоянию школы, он стал сопровождать учащихся на экскурсии. Вместе с ними он часто посещал Эллис Айленд, куда приплывали на пароходах сотни тысяч мигрантов. В этот период он как раз приобрел свою первую фотокамеру и магнитную вспышку, самостоятельно обучаясь работать с ними.  Самые ранние его  снимки изображают только что прибывших мексиканцев в Новый Свет. Нищие, растерянные и изголодавшиеся они хранили надежду на светлое будущее своих детей. Они были новыми американцами и новыми инструментами труда.

В 1908 году, Льюис бросил преподавательское дело, и устроился на работу штатным фотографом Национального Комитета Детского Труда. Это первая частная организация в США, вступившая в борьбу против использования рабочей силы несовершеннолетних детей.

В начале минувшего века в США очень активно использовались рабочие руки несовершеннолетних детей. Семьи постоянно нуждались в дополнительной копейке на еду и проживание. Поэтому при первой же возможности дети начинали работать. Владельцев предприятий конечно же устраивало нанимать на работу несовершеннолетних ,ведь за неквалифицированную работу они платили им меньше денег, чем взрослым.

С 1908 по 1912 год Льюс Хайн  путешествовал по всей Америке. Его целью было запечатлеть рабочие будни “маленьких людей”, и попытаться раскрыть глаза на жестокую реальность, окутавшее Америку. Льюиса боялись и ненавидели. Его нередко пытались запугать расправой и  линчеванием. Двери на рабочую территорию были для него закрыты, но это не мешало ему хитростью добиваться своего. Под видом страховых агентов, торговцем и даже проповедником, он успешно попадал на фабрики и плантации, фотографируя детей во время работы.

Так, на свет появился знаменитый снимок «Видение», изображающий маленькую девочку, отвернувшуюся от ткацкого станка к фабричному окну. Будучи еще совсем юной, она работает на ровне со взрослыми, пока за окном проходит жизнь, которой в действительности должен жить каждый ребенок - счастливая, и беззаботная.

Фотография быстро разлетелась по всей стране и стала символом протеста. Хайну удалось сделать более 5000 изображений детей, подписывая каждую именами его маленьких героев. Эту серию снимков он назвал “Галереей потерянного поколение”.

Борьба за эксплуатацию детей длилось около десяти лет и не зря. Вскоре в США был принят закон о защите детского труда. В 1918 году, Хайн вступил в организацию Красного Креста в качестве штатного фотографа. Он ездил в Европу и снимал жизнь простых людей после Первой Мировой. Затем снова вернулся в Штаты, посвятив свои работы рабочему классу Америки. Он сделал серию снимков строительству Эмпайр-Стейт-Билдинг.

В них хорошо заметны изменения состояния души Льюиса. Теперь они вдохновляют Американцев на стремление идти “вверх” и показывают заметное улучшение ситуации в стране.

В последние годы Льюису было нелегко жить зарабатывая фотографией. Посвятив свою жизнь помощи в борьбе за лучшую жизнь своей страны, он не получил должной взаимности.

3 ноября в 1940 году. Льюис Хайн умер в одиночестве и полной в нищете.

Нана Цаава



Льюис Викес Хайн | Международный центр фотографии

Биография

Льюис В. Хайн родился в Ошкоше, штат Висконсин, и изучал социологию, а затем переехал в Нью-Йорк в 1901 году, чтобы работать в Школе этической культуры, где он занялся фотографией, чтобы улучшить свою педагогическую практику. К 1904 году он начал серию фотографий, документирующих прибытие иммигрантов на остров Эллис; этот проект, наряду с его фотографиями суровых условий труда, опубликованными в Pittsburgh Survey, привлек к его работе внимание Национального комитета по детскому труду.Он служил официальным фотографом с 1911 по 1916 год, а затем путешествовал с Красным Крестом в Европу, где задокументировал последствия Первой мировой войны во Франции и на Балканах для журнала Red Cross Magazine. Вернувшись в Соединенные Штаты в 1922 году, он принял коммерческие заказы, снял еще одну серию об иммигрантах с острова Эллис и сфотографировал строительство Эмпайр-стейт-билдинг. Некоторые из этих строительных изображений были опубликованы в книге «Мужчины за работой» (1932), посвященной взаимодействию отдельных рабочих с машинами в современном мире.Несмотря на успех этой книги, финансовое положение Хайна стало отчаянным, и его фотография была практически забыта. Беренис Эбботт и Элизабет Маккосленд узнали о его работах через Фотолигу Нью-Йорка и организовали передвижную ретроспективную выставку его работ, чтобы возродить к ней интерес в 1939 году.
Хайн наиболее известен документальными изображениями практики детского труда, которые он создал в под эгидой Национального комитета по детскому труду с 1911 по 1916 год. Эти фотографии не только были признаны важными при принятии законов о детском труде, но также получили высокую оценку за их сочувственное изображение людей в ужасных условиях труда.Хайн называл свои картины «фото-интерпретациями», подчеркивая свое субъективное отношение к своим объектам; этот подход стал образцом для многих более поздних фотографов-документалистов, таких как Сид Гроссман и Бен Шан.
Лиза Хостетлер
Хэнди и др. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, стр. 218.

Льюис Хайн - Художники - Галерея Говарда Гринберга

Льюис Хайн (1874-1940) получил педагогическое образование в Чикаго и Нью-Йорке.Проект фотографирования на острове Эллис со студентами Школы этической культуры в Нью-Йорке стимулировал его признание ценности документальной фотографии. Он так серьезно относился к жестокому обращению с детьми как с рабочими, что бросил преподавательскую работу и стал фотографом-расследователем Национального комитета по детскому труду. Хайн путешествовал по стране, фотографируя условия труда детей во всех отраслях промышленности. Он фотографировал детей на угольных шахтах, в мясокомбинатах, на текстильных фабриках и консервных заводах.Он фотографировал детей, работающих на улице чистильщиками обуви, газетчиками и разносчиками. Во многих случаях он хитростью проникал на фабрики, чтобы делать снимки, которые не хотели видеть публика.


Почти десять лет Хайн был фотографом Национального комитета по детскому труду, участвовал в выставках и в публикации организации The Survey. Заявив, что он «хочет показать то, что нужно исправить», он был одним из первых фотографов, использовавших фотографию как документальный инструмент.Однако примерно в 1920 году Хайн изменил свою студийную рекламу с «Социальной фотографии Льюиса У. Хайна» на «Льюис Викес Хайн, интерпретирующая фотография», чтобы подчеркнуть более художественный подход к созданию своих изображений. В 1918 году он ненадолго присоединился к Американскому Красному Кресту, но в 1930-е годы он продолжал работать на него как фрилансер. В 1936 году Хайн был назначен главным фотографом Национального исследовательского проекта Управления производственных проектов, но его работа для них так и не была завершена. Его последние годы были отмечены профессиональной борьбой из-за ослабления государственного и корпоративного покровительства.

23 Льюис Хайн Фотографии детского труда, потрясшие Америку

Фотограф Льюис Хайн запечатлел ужасающие условия детского труда в Америке начала 20 века в мрачных, исторически важных деталях.

1 из 24

Во время переписи населения США 1900 года каждый шестой ребенок в возрасте от пяти до десяти лет работал.Фактически, в то время детский труд составлял 20 процентов всей рабочей силы. Большинство из них не ходили в школу и были неграмотными, потому что у их родителей не было другого выбора, кроме как отправить их на работу, чтобы они могли поддерживать свои семьи. Льюис Хайн / NYPL

2 из 24

Промышленная революция привела к тому, что все больше и больше людей переезжали в города, где им приходилось конкурировать за низкооплачиваемую тяжелую работу.

Доходы многих семей зависят от детей, и в отсутствие профсоюзов или правил техники безопасности для защиты работающих детей работодатели могли свободно использовать эту новую форму труда.

Льюис Хайн / NYPL

3 из 24

В 1900 году около 1 миллиона человек получили травмы во время работы на фабрике, многие из них - дети. Фактически, 50 процентов условий детского труда включают опасные работы. Руки были изувечены, а пальцы потеряны в быстро движущихся машинах; измученные дети, которые задремали, иногда падали в машину; а те, кто находился в ограниченном пространстве, погибли в результате взрывов, обрушений и пожаров. Льюис Хайн / NYPL

4 из 24

В Нью-Йорке законы штата запрещают детям младше 14 лет работать на фабриках.Но в мастерских, созданных в частных домах, таких правил не существовало. Таким образом, после того, как их «рабочий день» закончился, дети часто забирали домой большие пачки незаконченной одежды с фабрик, чтобы закончить их дома. Льюис Хайн / NYPL

5 из 24

Если работающим детям из Нью-Йорка повезло, они работали в многоквартирных домах по «новому закону», которые работали в полном соответствии с законами об освещении и вентиляции. Однако чаще эти дети и их семьи - обычно иммигранты - жили в ветхих, переполненных и труднодоступных многоквартирных домах.Льюис Хайн / NYPL

6 из 24

В некоторых многоквартирных домах Нижнего Манхэттена дети изготавливали искусственные цветы на импровизированных фабриках. Некоторые семьи зарабатывали до 20 долларов в неделю, но это означало, что дети работали до 20:00, собирая до 1700 цветов в день, а на следующий день ходили в школу. Льюис Хайн / NYPL

7 из 24

Помимо изготовления искусственных цветов и пошива одежды, женщины и дети чистили орехи на своих домашних рабочих местах, компенсируя слабость, когда кормильец в семье был без работы.Льюис Хайн / NYPL

8 из 24

Часто родители держали своих детей дома и заставляли их работать с одеждой, например, пришивать пуговицы к брюкам (за что иногда платили всего шесть центов за штуку).

Принуждение очень маленьких детей оставаться дома и ходить в школу является нарушением закона, но по достижении ребенком 14-летнего возраста прогульщики не могут обеспечить соблюдение законов об обязательном образовании.

Льюис Хайн / NYPL

9 из 24

В конце 1800-х годов на улицах Нью-Йорка жили около 10 000 бездомных мальчиков, спящих под лестницами газетных офисов.Как только они получили в руки дневные газеты, они стали беспокоить пешеходов, вымогая деньги, которые, как правило, зарабатывали всего 30 центов в день. Льюис Хайн / NYPL

10 из 24

Однако в 1899 году ребята из газетчиков объявили забастовку. Они отказались вести газеты Джозефа Пулитцера и Уильяма Рэндольфа Херста до тех пор, пока компании не предоставят лучшую компенсацию за детский труд, ответственный за широкое распространение их публикаций. Льюис Хайн / NYPL

11 из 24

«Мальчики-разбойники», подобные этим детям, работали на угольных шахтах Пенсильвании, где вручную отделяли уголь от сланца.Обычно они работали по десять часов в день, шесть дней в неделю.

Астма и черные легкие были обычным явлением среди мальчиков-разбойников, и многие теряли конечности после того, как попали в машины, или были раздавлены насмерть насыпями угля или под конвейерными лентами, рядом с которыми они работали.

Льюис Хайн / NYPL

12 из 24

Дети играют в карточную игру возле здания фабрики. Льюис Хайн / NYPL

13 из 24

Общественный протест против детей, работающих в таких условиях, помог создать закон Пенсильвании, запрещающий любому лицу в возрасте до 12 лет работать в штате в качестве угольщика.Но закон не соблюдался: семьи иногда подделывали свидетельства о рождении, чтобы их дети могли продолжать поддерживать семью, а поскольку детский труд был дешевым и прибыльным, работодатели часто сами подделывали эти документы. Льюис Хайн / NYPL

14 из 24

В конце концов, новые технологии, такие как механические сепараторы и водоотделители, сделали упоры-разбойники устаревшими. Обязательные законы об образовании и более строгое соблюдение законов о детском труде, в основном вызванные фотографиями Льюиса Хайна, помогли положить конец этой практике к 1920 году.Льюис Хайн / NYPL

15 из 24

В других местах дети, работающие на хлопковых фабриках, таких как эта в Северной Каролине, часто оставались сиротами. Мельницы использовали этих детей в обмен на кров, еду и воду. Льюис Хайн / NYPL

16 из 24

На фабриках дети в возрасте пяти и шести лет работали по десять часов в день шесть дней в неделю без перерывов. Более того, клочки хлопка наполняли воздух, вызывая частые заболевания легких.Льюис Хайн / NYPL

17 из 24

Дети на фабриках также работали съемщиками, заменяя катушки в прядильной машине (и рискуя упасть в машину) или прядильщиками. За свои хлопоты работающие на фабриках дети зарабатывали 40 центов в день. Льюис Хайн / NYPL

18 из 24

Молодая девушка отдыхает после долгого рабочего дня. Льюис Хайн / NYPL

19 из 24

В этот период фабрики не отапливались и не кондиционировались, не было достаточной вентиляции и освещения.Заработок был не лучше: например, девушки, работавшие на швейных фабриках 1850-х годов, зарабатывали чуть больше 100 долларов в год. Льюис Хайн / NYPL

20 из 24

На консервных заводах штата Мэн маленьким детям, называемым «закройщики», давали ножи, чтобы отрезать им головы и хвосты. Поскольку работодатели поощряли опасно быструю работу и потому что рыба могла быть довольно скользкой, последовали обильные травмы. Льюис Хайн / NYPL

21 из 24

На Юге дети работали посменно сборщиками устриц на консервных заводах до и после посещения школы.Сотрудники консервных заводов обычно работали по 14 часов в день и жили в специальных лагерях, созданных для размещения всей рабочей силы завода. Льюис Хайн / NYPL

22 из 24

Матери часто приводили своих детей на фабрики, потому что у них не было возможности по уходу за детьми. Несмотря на то, что дети не получали разрешения на работу на консервных заводах до 14 лет, младшие по-прежнему помогали убирать шелуху, но иногда им приходилось прятаться, если следователь приходил проверить заводские условия. Льюис Хайн / NYPL

23 из 24

Хотя Национальный комитет по детскому труду был создан в 1904 году, работающим детям пришлось бы ждать более 30 лет, пока не будут введены всеобъемлющие ограничения и законы - частично с помощью фотографий Хайна.

Закон о справедливых трудовых стандартах, принятый в 1938 году, окончательно установил минимальный возраст для приема на работу на уровне 16 лет (18 лет для более опасной работы) и ограничил количество часов, в течение которых детям разрешалось работать, что фактически создало то, что многие сегодня считают само собой разумеющимся: детство.

Льюис Хайн / NYPL

24 из 24

Нравится эта галерея?
Поделиться:

23 фотографии детского труда, изменившие облик американской промышленности

В 1908 году Льюис Хайн стал официальным фотографом Национального комитета по детскому труду.В течение следующих десяти лет Хайн фотографировал работающих детей по всей стране, от Нью-Йорка до Каролины и Питтсбурга, документируя ужасающие условия, в которых работали эти дети. В отличие от фотографов-документалистов, которые стремятся просто осветить события и условия, Хайн сделал это с политической целью: положить конец практике детского труда.

В то время владельцы бизнеса по всей стране получали значительные прибыли от детского труда и боролись против любых предложенных реформ, которые могли бы усилить защиту работников и, следовательно, сделать их более дорогостоящими.Фактически, владельцы часто категорически отказывались соблюдать уже существующее трудовое законодательство, а это означало, что руководители не совсем приветствовали присутствие таких фотографов, как Хайн.

Соответственно, Хайн столкнулся с сопротивлением как со стороны полиции, так и со стороны заводских мастеров, которые запретили ему посещать свои фабрики, опасаясь, что его фотографии поставят под угрозу всю их промышленность, будь то консервные заводы или хлопчатобумажные фабрики.

Чтобы проникнуть в эти помещения, Хайн часто маскировался - и сталкивался с угрозами, даже угрозами своей жизни, если его обнаруживали.

Не испугавшись, Хайн продолжал снимать и распространять свои фотографии везде, где только мог: в брошюрах, журналах, фотовыставках и лекциях. В конечном итоге представленные им образы измученных работой, травмированных и обнищавших детей помогли убедить федеральное правительство принять и обеспечить соблюдение более строгих законов, которые будут защищать детей на рабочем месте, а не эксплуатировать их.


Затем посмотрите фотографии жизни иммигрантов в Америке Льюиса Хайна. Затем узнайте, каковы были условия в многоквартирных домах Нью-Йорка.

Фотограф Льюис Хайн и изобретение фотоистории


Дайле Каплан размышляет о наследии Льюиса Хайна

Суонн Вице-президент и директор отдела фотографий и фотокниг Дайле Каплан - выдающийся ученый Льюиса Хайна. Ее книги о его творчестве помогли укрепить его творчество и закрепить его место в пантеоне журналистских фотографов.



Льюис Уикс Хайн был одним из самых важных фотографов-документалистов двадцатого века.Он провел годы, посвящая свои многочисленные проекты, создавая фотографии, которые изображали его предметы с достоинством и состраданием. Хайн придумал динамичный термин «фотоистория», чтобы охарактеризовать новаторские сборки изображений и текста, и в своих письмах сформулировал новую роль фотографии как вида изобразительного искусства.



Портреты рабочего класса

Хайн был заказан агентствами социального обеспечения, прогрессивными изданиями и корпорациями для создания визуальных историй и подготовил некоторые из первых фоторепортажей, повлиявших на социальные изменения.Его динамические изображения, такие как « Powerhouse Mechanic » и «Эмпайр-стейт-билдинг», в которых есть отчетливый гуманистический элемент, отражают дух и азарт, связанные с эпохой машин. Точно так же его «рабочие портреты» детей, работающих на американских фабриках, выполненные по заказу Национального комитета по детскому труду, подчеркнули тяжелое положение работающих бедняков и непосредственно привели к институционализации более строгих законов о детском труде. Его культовые исследования иммигрантов, работающих детей и промышленных рабочих остаются очень актуальными.



Мужчины за работой

Пожалуй, самый известный проект Хайна - это его работа по документированию строительства Эмпайр-стейт-билдинг. В 1930 году, через год после краха фондового рынка и начала Великой депрессии, Хайн был нанят, чтобы сфотографировать строительство того, что на время станет самым высоким зданием в мире. Хайн балансировал на балках от 60 до 90 этажей над городскими улицами, запечатлевая изобилие и волнение, когда материализовался великолепный небоскреб.Его знаменитые фотографии отражают героизм строителей, которые завершили проект за один год. Впоследствии он опубликовал фотокнигу на эту тему: Men at Work .


Льюис В. Хайн, силуэт крюка крана (нижний Манхэттен виден из Эмпайр-стейт-билдинг), серебряный контактный отпечаток, 1930–31 гг. Продано за 8 125 долларов в феврале 2018 года.

Isador Sy Seidman & Seidman Photo Agency

Отпечатки, представленные на видео выше, были собраны Исадором Си Сейдманом, который владел фотоагентством Seidman и также был фотографом.Сейдман всю жизнь питал страсть к коллекционированию фотографий Нью-Йорка и был другом и покровителем Хайна. Эти гравюры появятся на аукционе впервые. На оборотной стороне каждого стоит штамп из студии Хайнс Гастингс-он-Гудзон; у некоторых есть записи, написанные от руки, а у одного - подпись. Подборка изображений, охватывающих всю его карьеру, необычна; кроме того, некоторые из них являются отпечатками контактов, что делает их еще более редкими.



Документирование испытаний острова Эллис

Один из проектов Хайна, который продолжает вызывать отклик в США.С. - его работа, в которой документируются судебные процессы над иммигрантами, перемещавшимися по острову Эллис, и их прибытие в Америку. Процесс очистки был долгим и трудным и проводился в темных, переполненных залах людьми, только что перенесшими тяжелый трансатлантический перелет. Хайн подошел к ним, чтобы попросить сфотографировать их, дико жестикулируя, потому что многие не говорили по-английски. Его коллега, Фрэнк Мэнни, зажег пороховую вспышку, чтобы сделать снимок, создав громкий взрыв, за которым последовали плотные клубы дыма.


«Теперь предположим, что мы протискиваемся локтями сквозь толпу на острове Эллис, пытающуюся остановить волну сбитых с толку существ.. . . Вот небольшая группа, у которой, кажется, есть возможности, поэтому мы останавливаем их и объясняем пантоминой, что было бы прекрасно, если бы они задержались хоть на мгновение. . . . Мы фокусируемся, конечно, на матовом стекле, надеясь, что они останутся на месте, приготовьте лампу-вспышку ».



исторических фотографий детского труда от Льюиса Викеса Хайна

Исторические фотографы, такие как Льюис Викес Хайн, могут стать огромным источником вдохновения для фотографов, желающих изменить мир к лучшему.Несмотря на то, что они делали фотографии задолго до того, как цифровые камеры поступили на рынок, их изображения, методы и целостность могут помочь фотографам даже сегодня.

Хотя Хайн никогда не был знаменит в свое время, его работа имела решающее значение в борьбе с детским трудом в Соединенных Штатах. Его фотографии помогли раскрыть условия труда детей в начале 20 века, что в конечном итоге привело к законам о детском труде, которые действуют до сих пор.

Вертушка. Моментальный взгляд на внешний мир.Сказал, что ей было 10 лет. Работаю больше года. Расположение: Линкольнтон, Северная Каролина

Сапоги в Ратушном парке и его окрестностях, Нью-Йорк - 25 июля 1924 г.

Маленькая Фанни, 7 лет, рост 48 дюймов, помогает сестре в Элк Миллс. Ее сестра (на фото) сказала: «Да, она мне очень умна. Не весь день, но все, что она может. Да, она начала со мной сегодня в шесть утра. Эти двое принадлежат семье из 19 детей. Местоположение: Фейетвилл, Теннесси

Хайн родился в Висконсине в 1874 году, после того как его отец умер в 1892 году, сначала работал на рабочем месте.Его первая работа была на фабрике, работая по 13 часов в день, 6 дней в неделю, и его последующие работы были такими же трудными. Благодаря этому опыту он воочию увидел, как молодые рабочие пользуются преимуществами.

Желая избежать своего положения, он начал копить на образование в колледже. В 1901 году, после изучения социологии, его наняли преподавать в Школе этической культуры в Нью-Йорке. Помимо преподавания, его попросили быть школьным фотографом. Хотя он в основном фотографировал жизнь в школе, вскоре он понял, насколько сильна фотография.Он видел его потенциал для раскрытия правды.

Группа мальчиков-разбойников в Брейкере №9, округ Хьюстаун, угольная компания Пенсильвании. Самый маленький мальчик - Анджело Росс. Местоположение: Питтстон, Пенсильвания

Вэнс, мальчик-охотник, 15 лет. Несколько лет находился в ловушке в угольной шахте. 0,75 доллара в день за 10 часов работы. Все, что он делает, - это открывает и закрывает эту дверь: большую часть времени он сидит здесь без дела, ожидая, когда подъедут машины. Из-за сильной темноты в шахте иероглифы на двери не были видны, пока не проявили пластину.Местоположение: Западная Вирджиния.

Tipple Boy. Местоположение: Макдональд, Западная Вирджиния.

Сначала он предполагал использовать эту силу в основном в сфере образования. Он начал поощрять своих студентов изучать фотографию и документировать события. Он привез их на остров Эллис, куда ежедневно прибывали тысячи иммигрантов, и начал фотографировать этих иммигрантов во время их прибытия.

В конце концов он понял, что фотография может не только улучшить образование, но и привести к большим социальным изменениям.В 1908 году, сфотографировав условия жизни сталелитейщиков в Питтсбурге, он был нанят Национальным комитетом по детскому труду, чтобы задокументировать и помочь искоренить детский труд в США. Посвятив себя этому делу, он оставил преподавательскую работу и стал работать фотографом на полную ставку.

Джози, шестилетняя, Берта, шестилетняя, Софи, 10 лет, все регулярно вылизывают. Maggioni Canning Co. Местоположение: Порт-Ройал, Южная Каролина

Маленькая Нетти, обычная ловля устриц в Alabama Canning Co.Она не говорит по-английски. Обратите внимание на состояние ее обуви из-за того, что она так долго стояла на грубых снарядах, что было обычным явлением. Расположение: Байу-ла-Батре, Алабама

Около 9 утра. Девочка (около 8 лет) несла домой мешок со шлангом, и ей пришлось бежать домой к школе. Подъем и утомительная работа, частый отдых. Местоположение: Вустер, Массачусетс

В течение десяти лет Хайн путешествовал по восточной части Соединенных Штатов, от северо-востока до глубокого юга, посещая мельницы, шахты, консервные заводы, фабрики и фермерские поля.Часто ему приходилось переодеваться, чтобы побывать в этих местах. Например, он представлялся продавцом открыток, пожарным инспектором или промышленным фотографом.

Эта маскировка была необходима, потому что большинство владельцев бизнеса были категорически против законов о детском труде. Они хотели скрыть реальность детского труда от общественности, потому что нанимать детей было дешевле, чем взрослых. Они помогали поддерживать высокие прибыли и низкие цены.

Если его настоящая личность будет раскрыта, Хайн столкнется с гневом и угрозами насилия, включая угрозы смертью.Постоянно осознавая этот риск, он быстро фотографировал и собирал информацию. Он отмечал такие детали, как возраст и место работы ребенка, но редко мог долго разговаривать с детьми.

Стекольный завод. Полночь. Расположение: Индиана,
,

,

, время обеда, стекольный завод по производству стекла, Моргантаун, Западная Вирджиния. Еще много всего такого внутри.

The Ball Team. Состоит в основном из стекольщиков. Индиана. Август 1908 г.

Иногда, когда ему не разрешали доступ на рабочее место, он оставался на улице и искал другие возможности для фотографий.Например, он мог фотографировать людей, когда они уходили, или во время их обеденных перерывов. А для некоторых работ, таких как выпуск новостей или закусочные, ему было бы легче фотографировать детей на работе.

Во время этих фотосессий под прикрытием главной целью Хайна было запечатлеть правду. Если дети гордились своей работой и довольны своими условиями, он это запечатлел. Он не хотел, чтобы его зрители испытали ужас как таковой; прежде всего он ценил правду. Он хотел честности, а не пропаганды.

Он также сказал своим испытуемым смотреть прямо в камеру. Этот зрительный контакт показал их эмоции и человечность, связав их со зрителями. Таким образом, он создавал фотографии, которые были не только правдивыми, но и сочувственными.

Мальчики-булавки в переулке Отверженных. Фрэнк Джароз, которому исполнилось 11 лет, на прошлой неделе заработал 3,72 доллара. Джозеф Филип сказал, что ему 11 лет, и он работает до полуночи каждую неделю; сказал, что заработал 2,25 доллара на прошлой неделе и 1,75 доллара неделей ранее. Уилли Пэйтон, которому 11 лет, заработал на прошлой неделе более двух долларов, работает там каждую ночь до полуночи.Расположение: Лоуэлл, Массачусетс,

Мальчики собирают мусор на «Свалках». Местонахождение: Бостон, Массачусетс

Экспонатная панель

Подлинность его фотографий была убедительной. Его изображения в брошюрах, журналах, книгах и передвижных выставках помогли убедить правительство принять законы о детском труде, а также строго соблюдать эти законы.

После десяти лет документирования детского труда Хайн во время Первой мировой войны работал в Американском Красном Кресте, фотографируя миссии по оказанию помощи во Франции и на Балканах.После этого он работал в различных организациях, агентствах и некоммерческих организациях. Например, он сфотографировал строительство Эмпайр-стейт-билдинг, опасную комиссию, которая заключалась в подвешивании в корзине на высоте 305 метров (1000 футов) над землей.

Однако, несмотря на все эти проекты и достижения, Хайн никогда не был известным фотографом. Во время депрессии он действительно изо всех сил пытался найти работу и выжить в финансовом отношении. В конце концов, он потерял свой дом, и ему нужно было подать заявление о социальном обеспечении.Он умер в возрасте 66 лет, практически неизвестно.

Мальчик-посыльный, работающий в Mackay Telegraph Company. Сказал, пятнадцать лет. Подвержен опасности красного света. Расположение: Уэйко, Техас

A.D.T. Посыльный, Индианаполис, 10 вечера. Расположение: Индианаполис, Индиана

Полдень отдыха. Сигаретная фабрика Данвилл. Местоположение: Данвилл, Вирджиния

Хотя его имя малоизвестно, изображения Хайна были невероятно важны. Они помогли преобразовать американское общество, так что дети учатся в школах, а не на фабриках.Теперь единственная американская отрасль, которая продолжает использовать детский труд на законных основаниях, - это сельское хозяйство, которое было исключено из Закона о справедливых трудовых стандартах 1938 года.

Хотя это освобождение позволяет семьям работать вместе на семейных фермах, оно также позволяет сельскохозяйственным компаниям эксплуатировать молодых рабочих-мигрантов. По данным Министерства труда, около 500 000 детей работают на фермах в США, работая сверхурочно в тяжелых условиях.

«Многие из этих детей начинают работать в возрасте 8 лет, и 72-часовая рабочая неделя (более 10 часов в день) - не редкость.«Условия их работы тоже опасны. «В отчете Счетной палаты правительства говорится, что ежегодно 100 000 детей-сельскохозяйственных рабочих получают травмы на работе и что на детей приходится 20 процентов смертельных случаев на фермах».

«Дети регулярно подвергаются воздействию пестицидов, что значительно увеличивает их риск рака. Агентство по охране окружающей среды пришло к выводу, что дети в три раза более подвержены канцерогенному воздействию пестицидов, чем взрослые. Условия окружающей среды (особенно сильная жара) и опасные сельскохозяйственные орудия представляют собой еще более непосредственную угрозу.

Другими словами, работа Хайна остается очень актуальной и сегодня. Хотя его фотографии не положили конец детскому труду в Соединенных Штатах, сделанные им впечатляющие изображения все же были большим шагом к этой цели.

Если его работа вдохновляет вас, посмотрите другие его фотографии в Библиотеке Конгресса.

Тенджета Калоне, Филадельфия, 10 лет. Собирал клюкву 4 года. White’s Bog, Браунс-Миллс, штат Нью-Джерси.Это четвертая неделя в школе, и люди здесь рассчитывают остаться еще на две недели.28 сентября 1910 г.

Восьмилетняя Дженни Камилло живет в Вест-Маниюнк, штат Пенсильвания (недалеко от Филадельфии). Этим летом она собрала клюкву. Этим летом в Болоте Теодора Бадда в Турциятауне, недалеко от Пембертона, штат Нью-Джерси. Это четвертая неделя в школе в Филадельфии, и эти люди останутся здесь еще на две недели. Ее обеспокоенный вид был вызван нетерпением отца из-за того, что она остановилась по просьбе нашего фотографа.

Джуэл и Гарольд Уокер, 6 и 5 лет, собирают от 20 до 25 фунтов хлопка в день.Отец сказал: «Я пообещал им небольшую тележку, если они выберут устойчивый, и теперь у них есть полмешка через некоторое время». Расположение: графство Команч - [Джеронимо], Оклахома

Мельница Игл и Феникс. «Обедающие» ждут открытия ворот. Это происходит в Колумбусе чаще, чем в любом другом городе, который я знаю, и детьми поменьше. Многим из них за это платят еженедельно, а иногда они носят по десять и более часов в день. Они ходят по мельнице, часто помогают ухаживать за машинами, которые часто работают в полдень, и так учатся работе.Учитель сказал мне, что матери ожидают, что дети будут учиться так, задолго до того, как они достигнут надлежащего возраста. Местоположение: Колумбус, Джорджия.

Джон Хауэлл, газетчик из Индианаполиса, иногда зарабатывает 0,75 доллара. Начало в 6 утра по воскресеньям.

Фредди Кафер, очень незрелый маленький газетчик, торгующий субботними вечерними постами и газетами у входа в Капитолий штата. Он не знал ни своего возраста, ни многого другого. Говорили, что ему было 5 или 6 лет. Поблизости я нашел Джека, который сказал, что ему 8 лет, и у которого была полная сумка «Субботние вечерние посты», которая весила почти половину его собственного веса.Сумка весила 24 фунта, а он весил всего 55 фунтов. Эту сумку он носил несколько кварталов до машины. Сказал, что везет их домой. Сакраменто, Калифорния

2 часа ночи. 12 февраля 1908 г. Газеты только что вышли. Мальчики начинают утренний тур. Возраст от 13 лет и старше. У боковой двери здания журнала возле Бруклинского моста. Нью-Йорк, Нью-Йорк

Хайман Лэпкофф, 1526 Четырнадцатая улица, Северо-Запад, Вашингтон, округ Колумбия Десятилетний новичок из хорошей семьи, несущий на большом расстоянии тяжелую партию газет.Это обычное дело и плохо для человечков.

11:00 А. М. Понедельник, 9 мая 1910 года. Вестники в Скитерс-Бранч, Джефферсон, недалеко от Франклина. Все курили. Местонахождение: Сент-Луис, штат Миссури,

Ассоциация защиты газетчиков «Мужественное искусство самообороны». Местоположение: Цинциннати, Огайо

Проект Льюиса Хайна - Утро на Мэйпл-Стрит

О проекте Льюиса Хайна

Добро пожаловать в проект Льюиса Хайна ™, удивительное путешествие по 100-летней истории Америки.С 1908 по 1924 год Льюис Хайн сделал более 5000 фотографий американских рабочих-детей. Его убедительные фотографии помогли убедить законодателей и широкую общественность поддержать законы, запрещающие детский труд. Все фотографии с подписями г-на Хайна размещены на веб-сайте Библиотеки Конгресса. С 2005 года я выявляю детей, выслеживаю и опрашиваю живых потомков и пишу рассказы о том, как сложилась жизнь этих детей. Вы можете увидеть все эти истории на этом сайте.Если это ваш первый визит, пожалуйста, сначала ознакомьтесь с разделом «О проекте Льюиса Хайна» (просто нажмите на фото слева).

Каждая фотография ниже представляет собой ссылку. Щелкните «Истории о детском труде», чтобы просмотреть список всех опубликованных мною историй; Addie Card: The Search for annemic Little Spinner за историю, которая вдохновила этот проект; Рассчитывая на Грейс в получении информации о книге, вдохновленной Адди; Библиотеке Конгресса, чтобы увидеть все фотографии Хайна, посвященные детскому труду; и Mystery Photos, чтобы увидеть некоторых из неназванных детей, которых я пытаюсь идентифицировать.

Щелкните «Лонни Коул», рассказ и песню, вдохновленные мальчиком, который хотел увидеть и услышать о маленьком мальчике по имени «Наш малыш»; Кэтрин Янг и семья, Тифтон, Джорджия, чтобы увидеть их замечательную историю; Дети, которые имели значение: эссе о проекте Льюиса Хайна; Выставки и презентации, чтобы узнать об экспонатах моих работ и предстоящих презентациях; и Льюис Хайн, чтобы увидеть краткую биографию великого фотографа.

Истории о детском труде

Addie Card: В поисках анемичного маленького прядильщика

В надежде на благодать

Библиотека Конгресса

Загадочные фото

Лонни Коул: история и песня, вдохновленная мальчиком

Catherine Young & Family, Тифтон, Джорджия

Дети, которые имеют значение: эссе о проекте Льюиса Хайна

Экспонаты и презентации

Льюис Хайн

* В 2015 году Библиотека Конгресса в Вашингтоне, округ Колумбия, добавила все мои рассказы из проекта Льюиса Хайна в свою коллекцию фотографий Хайна, посвященных детскому труду, и связанных с ними материалов.Все истории были напечатаны с моего сайта. Библиотека будет продолжать добавлять новые истории по мере их появления. Я хочу поблагодарить Отдел эстампов и фотографий LOC за чествование этих прекрасных детей и их семей.

Дополнительные ссылки:

Проект Джо Мэннинга и Льюиса Хайна в подкасте «Фото-детектив Морин Тейлор» (2019)

Отмеченный наградами документальный фильм о детском труде, посвященный Национальному дню истории, созданный Эндрю Маглио, учеником государственных школ Западного Хартфорда (Коннектикут) (2018)

Проект Льюиса Хайна представлен на Lightbox, веб-сайте фоторепортажа Time Magazine (2013)

Рассказ о проекте Льюиса Хайна на CBS Evening News (25 сентября 2012 г.)

Интервью о проекте Льюиса Хайна в радиопередаче «Здесь и сейчас» (май 2011 г.)

Рассказ о проекте Льюиса Хайна в журнале Yankee Magazine (выпуск за март / апрель 2011 г.)

Рассказ о проекте Льюиса Хайна на Национальном общественном радио «Все учтено» (февраль 2007 г.)

Ссылки и ресурсы о Льюисе Хайне и детском труде

Комментарии читателей и потомков работающих детей

«Спасибо, что нашли для меня мою бабушку.У меня нет слов, чтобы объяснить, как много для меня значит то, что ты ее нашел. Меня переполняют эмоции, которые я испытываю - печаль, что у моей дорогой бабушки никогда не было детства, - и радость от того, что симпатичная маленькая девочка, запечатленная на этой пронзительной и знаковой фотографии, навсегда останется символом и напоминанием об ужасном прошлом этой страны. Из-за детей на фотографиях Льюиса Хайна законы о труде были приняты и соблюдались, чтобы у последующих поколений детей было детство, которого явно не было у моей бабушки.”

«Я обожал свою бабушку. Я жила с ней маленькой девочкой, и она относилась ко мне, как к драгоценному сокровищу, как к кукле-младенцу, которой у нее никогда не было. Она была нежной и доброй, баловала меня своим вниманием и любовью и оказала огромное влияние на мать, которой я стал сам. Она не могла вынести жестокого обращения с детьми, и хотя она была бы сбита с толку вниманием, проявленным к этой фотографии, я верю, что в глубине души она была бы очень горда, как и я. Она была настоящей американской девушкой и героиней в моих глазах.Чего бы я не дал, чтобы она знала, насколько особенной она была в ". - Майра Кук, внучка рабочего хлопчатобумажной фабрики Северной Каролины Лалара Блантона

«Большое спасибо за то, что поделились историей моей прабабушки. Я очень благодарен, что вы так заботитесь об этих фотографиях и людях на них, и что вы приложили столько усилий, чтобы рассказать их истории. Спасибо за то, что подарили этой маленькой девочке - моей прабабушке - достоинство, которого она заслужила. Я храню ее память в своей ДНК.Она и такие люди, как она, никогда не уходят из моего разума и сердца, когда я приступаю к делу своей жизни - даю голос тем, у кого нет голоса ». - Дженнифер Джениш, правнучка рабочего хлопчатобумажной фабрики Северной Каролины Лалара Блантона и продюсер CBS News

«Я учитель, и сегодня я использовал фотографии Лалара на уроках истории США. Было так здорово увидеть их реакцию, когда я сказал им, что маленькая девочка у окна была моей прабабушкой. Они были потрясены, и я думаю, все они поняли, что да, история может быть действительно крутой.» - Эмили, правнучка рабочего хлопчатобумажной фабрики Северной Каролины Лалара Блэнтона

«Джо, я только что закончил читать всю историю семьи Янг. Я был глубоко тронут этим. Благодаря всем вашим неустанным исследованиям и настойчивости вы сделали невероятное дело - воссоединили всю семью. К тому времени, когда я увидел твою фотографию с одеялом, сделанную Эдди Лу, я был в слезах ». - Джилл Гомес

«Вы знаете те веб-сайты, где вы заходите на них, думая, я просто посмотрю, что это, а потом, когда вы оторветесь от чтения, прошло больше часа? Это один из таких веб-сайтов, но история фантастическая и стоит потраченного времени.”

«Сначала немного предыстории. Льюис Хайн был учителем и фотографом. Он критиковал отсутствие трудового законодательства, защищающего детей, и в 1908 году Национальный комитет по детскому труду нанял Хайна для расследования и фотографирования детей, работающих на фабриках ».

«Спустя почти 100 лет после того, как Льюис Хайн посетил хлопковую фабрику в Тифтоне, штат Джорджия, фотография двух молодых девушек, которые работали на фабрике, привлекла и удержала внимание Джо Мэннинга. Во время посещения мельницы Тифтон Хайн сделал пять снимков, и на каждой из них была маленькая темноволосая девочка с первого снимка.”

«Затем он отправился в долгое путешествие по опознанию темноволосой девушки, а также остальных членов ее семьи. Эта история - душераздирающий рассказ о решениях и образе жизни, к которым многие в ту эпоху были вынуждены прибегнуть, а также удивительный пример того, какие исследования можно провести при достаточном энтузиазме и небольшой удаче. В конечном счете, Мэннинг может перейти от единственного изображения двух безымянных детей к поиску потомков одной семьи и изучению истории этой семьи, разговаривая с этими потомками.”

«Взгляните на то, как двое мужчин, работающих с разницей в 100 лет, смогли осветить жизнь анонимной семьи и показать, какой была жизнь фабричных и фабричных рабочих в начале 20 века». - Лиза Куинн, библиотекарь-преподаватель, Библиотека Ла-Верна и Дороти Браун, Университет Св. Франциска, Джолиет, Иллинойс

«Я только что потратил кучу часов, читая каждое слово вашего необычного исследования семьи Кэтрин Янг на фотографии Льюиса Хайна.Это был захватывающий опыт, гораздо больше, чем сумма его частей - более глубокий и трогательный, чем многие литературные романы, столь же мощный, как документальный фильм Кена Бернса. Как человек, который провел свою долю генеалогических исследований, как писатель и редактор, я приветствую вашу скрупулезную технику, неослабевающую энергию и сдержанное изложение; Как старший помощник по уходу за тётей, которая преодолела южную бедность, похожую на бедность молодых, я приветствую вас за то, что вы восприняли, а затем преумножили и восстановили человеческое достоинство этой семьи.Коллекция историй, фотографий и интервью формирует незабываемый портрет жизни (и жизней) на протяжении американского века и является свидетельством человеческой стойкости и нежности, а также бессердечия ». -Бренда Л. Беккер

«Просто хотел сказать вам пару слов после того, как вы провели последний час за чтением вашей невероятной серии о семье Кэтрин Янг и их фотографиях 1909 года. Это было потрясающее путешествие. Мне нравится, как вы так подробно погрузились в жизнь каждого из детей.Прочитав эту историю, я чувствую, что знаю этих людей, о которых всего несколько часов назад я никогда не слышал. Потрясающая работа, исследования и письмо. Спасибо, что поделились их историей с Интернетом и миром! –Кристина Киркланд

«Вы не можете себе представить, что значит для нас после всех этих лет узнать об этой ранее неизвестной и очень важной части истории нашего отца, когда он был маленьким мальчиком. Он выдвинул на передний план не только его память, но и память о нашей тете Джулии и воссоединил нас как семью.Мы не можем достаточно отблагодарить вас за это ». - Мадлен Штрассер, дочь рабочего хлопчатобумажной фабрики Массачусетса Элиаса Джозефа

«Я только что закончил читать ваш рассказ о моей бабушке, и у меня на глазах текут слезы…. Не уверен, что они для нее, моего дедушки и моего отца, так же, как они для всех детей того времени. . Спасибо за ваш интерес к этим детям и за то, что заставили всех нас узнать об их жизни ». -Линн Хатт, внучка работницы консервного завода по производству сардин из штата Мэн Минни Томас

«Спасибо за фантастический рассказ про дядю Рэя.Вы узнали о нем то, чего не знала даже наша семья. И теперь я знаю о детстве моей матери такие вещи, которыми она никогда не делилась со мной. Это вызвало у меня слезы на глазах. Я не могу вас достаточно отблагодарить. - Мэри Бет Роузбро, внучатая племянница газетчика из Сент-Луиса Раймонда Клозе

«Мой дядя Лон не имел большого влияния. Он был обычным человеком. Мне действительно интересно, что в некотором смысле благодаря твоей истории о нем он произвел впечатление ». - Дороти Читэм, племянница рабочего хлопчатобумажной фабрики Алабамы Лонни Коула

«Я внучка Роберта Эллиса Кидда, мальчика, изображенного на фотографии на стекольной фабрике.Я наткнулся на вашу историю о нем, когда произвел случайный поиск в моей семье. Это замечательно, и я лично не могу поблагодарить вас за ваше исследование и за обнаружение этого семейного сокровища ». - Аманда Кидд Ванзант

«Меня глубоко трогают лица этих детей и их истории. Вы дали им голос и оказали им честь. Вы сообщили нам, что они имеют значение ». - Дебора Ирвин, директор по исследованиям и турам, AncestralAttic.com

«Просто хотел сказать спасибо. Семья моего отца из Коул-Тауншип, штат Пенсильвания. Моя бабушка бросила школу в 1929 году, когда ей было 12 лет, чтобы работать на фабриках и фабриках, чтобы помочь положить еду на стол. В 1950-х, когда мне было 14 лет, мой отец переехал на ферму. Он ходил в школу, работал на ферме полный рабочий день и во время школьных каникул, и помнит, что работал до 18 часов в день. Его деньги были отправлены домой моей бабушке, чтобы помочь накормить стол.Фотографии говорят тысячу слов, а фотографии Льюиса Хайна помогли изменить мир к лучшему в начале 1900-х годов. Его фотографии преследуют, очень эмоциональны и мучительны, но вы возвращаетесь назад и находите истории, скрытые за лицами этих маленьких детей и их семей, - это ответы на вопросы, которые задают все, когда видят фотографии Хайн. Вы захватываете сердце и душу этих детей и то, как они были людьми, росли и делали то, что должны были делать. Хайн и Доротея Ланж - два моих любимых фотографа, и все их снимки, запечатлевшие душу нашей страны в ту эпоху, всегда напоминают мне о том, что у меня есть и насколько я счастлив.Они также оставляют меня в недоумении, как дела у этих людей и где они оказались. Вы нашли время, вернулись и нашли ответы на некоторые из них, и за это я вам благодарен ». -Трейси Доннелли

«Я провел несколько часов каждый из последних нескольких дней, потерянный в истории, которую вы воплотили в жизнь. Боюсь, я не могу выразить свое восхищение временем и самоотдачей, которые вы посвятили этому проекту. Я надеюсь, что вы продолжите спасать заблудших и придавать им значение, которого они никогда не имели в жизни.» - Лаура О’Хара

«Я провел большую часть сегодняшнего дня, читая ваши работы, и должен сказать, что то, что вы сделали, просто великолепно. Я видел работы мистера Хайна в прошлом и часто задавался вопросом о детях на фотографиях. Дать им жизнь за пределами дня, когда были сделаны фотографии, - это прекрасная дань уважения как мистеру Хайну, так и каждому из детей, которых вы смогли проследить ». - Кэти Элсбернд

**************************

Я сделал десятки презентаций о моем проекте Льюиса Хайна в школах, колледжах, библиотеках, музеях и других аудиториях.Я показываю множество фотографий Хайна, рассказываю на них истории детей, показываю некоторые семейные фотографии, которые мне предоставили потомки, и рассказываю о процессе поиска. Если вам интересно услышать и увидеть мои работы лично, я доступен. Я живу во Флоренции, штат Массачусетс, это деревня в Нортгемптоне. Пожалуйста, напишите мне по адресу, указанному ниже.

Льюис Хайн | Международный зал славы фотографии

Затем последовала другая работа, например, уборщиком в банке.Хайн сказал: «Через несколько лет я перешел на работу подметальщиком». Хайн на собственном опыте испытал эксплуатацию молодых рабочих и был полон решимости избежать такого образа жизни. Он посещал курсы повышения квалификации в университете, где познакомился с Фрэнком Мэнни, директором Государственной педагогической школы в Ошкоше. При поддержке Мэнни Хайн в конце концов стал учителем и учился у двух самых известных либеральных педагогов того времени: Джона Дьюи и Эллы Флэгг Янг.

В 1901 году Мэнни стал руководителем Школы этической культуры в Нью-Йорке.Он немедленно назначил Хайна преподавателем естествознания и географии. Мэнни также попросил Хайна стать школьным фотографом. Основная работа Хайн как фотографа заключалась в том, чтобы задокументировать социальные и академические аспекты школы. Вскоре Хайн осознал силу фотографии раскрывать правду и реальность, что оказало на него неизгладимое влияние. Он видел потенциал фотографии как образовательного инструмента.

Мэнни и Хайн решили разработать один проект для студентов, который должен был показать им важность уважения большого притока иммигрантов в Соединенные Штаты, который произошел в этот период.Школа этической культуры была специально разработана для студентов из Восточной Европы. Они думали, что этот конкретный проект поможет студентам относиться к современным иммигрантам так же, как и к пилигримам, высадившимся на Плимут-Рок. К концу 1904 года Хайн впервые из многих посетил остров Эллис, чтобы задокументировать это движение. В том же году у него появилась любовь и уважение к фотографии, и он предложил новый курс фотографии в школе. 1904 год был захватывающим годом для Хайна, поскольку он начал карьеру, добившись того, что история фотографии теперь считает одним из самых мастерских портфолио, но ему также удалось вернуться в Ошкош, чтобы жениться на Саре Рич.К 1905 году он получил степень магистра педагогики в Нью-Йоркском университете.

За два года после знакомства с фотографией Хайн опубликовал несколько статей для The Elementary School Teacher, The Outlook и The Photographic Times, чтобы продвигать фотографию как образовательный инструмент. В течение этих первых лет Хайн также посещал Колумбийскую школу социальной работы, где он познакомился с Артуром Келлогом, который работал в журнале Charities and the Commons. Это введение открыло двери для новых отношений, и в конечном итоге Льюис Хайн стал фотографом-фрилансером Национального комитета по детскому труду (NCLC), агентства, которое продвигало и способствовало принятию законов о детском труде.Это было непростое мероприятие, поскольку многие выступали против введения таких законов, зачастую с применением насилия. Детский труд был чрезвычайно прибыльным, и многие владельцы бизнеса не желали принимать или соблюдать законы.

До 1917 года Хайн путешествовал с северо-востока на юг, фотографируя детей, работающих в экстремальных условиях на заводах, фабриках, шахтах, полях и консервных заводах. Чаще всего Хайну приходилось маскироваться, чтобы попасть в эти места. Его жизнь была бы под угрозой, если бы владелец фабрики узнал его истинную личность, поскольку многие из них были категорически против социальных реформ.Он принимал обличье Продавца Библии, продавца открыток или промышленного фотографа, снимающего оборудование. Попадая на работу, под постоянным давлением того, что его разоблачают, он быстро записывал возраст ребенка, описание работы и всю необходимую информацию об их уникальном положении. Если Хайн не мог войти на рабочее место, он терпеливо ждал снаружи и фотографировал людей, когда они уходили. Затем Хайн использовал эти фотографии для публикации в журналах, брошюрах, книгах, слайд-лекциях и передвижных выставках.В конце концов эти изображения помогли убедить правительственных чиновников создать и строго соблюдать законы против детского труда. Влияние этих фотографий на социальную реформу было немедленным и глубоким. Они также вдохновили концепцию художественной фотографии не из-за предмета, а потому, что изображения показали суровую правду, которая резко отличалась от появляющегося художественного персонажа.

Фотография как вид искусства началась под влиянием Альфреда Штиглица, который организовал группу Photo-Secession, продвигавшую «живописный» стиль фотографии.Характерной чертой этого типа фотографии были романтизированные изображения, созданные в «мягком фокусе». Уловка собственно создания изображения и его производства были сердцем создания этого типа фотографии. Однажды Хайн задал вопрос артистическим методам групп, начиная с их башни из слоновой кости, как они могут увидеть путь до основы всего этого? Хайн с самого начала считал свою фотографию не только видом искусства, но и учебным пособием. Для Хайна искусство фотографии заключалось в ее способности интерпретировать повседневный мир, мир работы, бедности, фабрики, улицы, дома.Он не имел в виду «скромных» субъектов; он не имел в виду «красоту» или «личное выражение». Он имел в виду, как живут люди. По словам Хайна, искусство и красота принадлежат людям и фиксируют правду людей. Расширяя границы представлений того времени, Хайн заставлял своих испытуемых смотреть прямо в камеру. У того, кто смотрел изображение, не было выбора, чтобы смотреть объекту прямо в глаза. Это противостояние было дерзким, но эффективным. Хайн установил новые стандарты мышления, и многие фотографы увидели силу этих изображений и стали следовать его влиянию.Хайн получил признание и вскоре был нанят для другой работы.

Во время Первой мировой войны Американский Красный Крест нанял Хайна для съемки миссии по оказанию помощи во Франции и на Балканах. После войны он действительно работал на американских рабочих по пошиву одежды, Национальную комиссию по туберкулезу, Комиссию по многоквартирным домам, мальчиков и девочек-скаутов, Фонд Милбанка, Фонд Харкнесса и Межцерковное всемирное движение. Хайн опубликовал серию фотоэссе и сыграл важную роль в The Pittsburgh Survey, исследовании неравенства социальных и жилищных условий в этом промышленно развитом городе.Из этих различных заданий появилось портфолио, которое Хайн назвал «Рабочие портреты». В апреле 1924 года Хайн получил медаль Клуба арт-директоров Нью-Йорка за фотографию. Затем последовали другие опубликованные статьи: в том числе «Тот, кто истолковывает большой труд в наставнике». В 1930-х годах Хайн работал в таких агентствах, как The New Deal Agency, Управление долины Теннесси, Управление электрификации сельских районов, Управление прогресса работ, Национальный исследовательский проект и многие другие.

Одним из его самых важных и известных заказов было фотографирование всех этапов строительства Эмпайр-стейт-билдинг.Эта задача добавила еще один опасный аспект в карьере Хайна; он висел на сборщиках вишен, балансируя на высоте 100 этажей, чтобы получить определенный вид с воздуха. Он выходил за пределы здания, чтобы сфотографировать и собрать информацию о рабочих внутри сооружения. Отобранные изображения, ставшие кульминацией этих проектов, в конечном итоге стали прекрасной новаторской книжкой с картинками «Мужчины за работой».

Хайн также сфокусировал свою камеру на условиях труда женщин в 1920-х и 1930-х годах. Он сфотографировал женщин на рабочем месте для обложки Western Electric News, известного сериала под названием Shelton Loom Series.Кроме того, Хайн фотографировал домохозяек; он считал, что домохозяйка заслуживает признания как один из наших работников.

Начало 1930-х годов ознаменовалось величайшей депрессией в нашей стране, и Хайн так отчаянно хотел поучаствовать с Роем Страйкером, который руководил проектом FSA по документированию людей, переживших депрессию, но ему неоднократно отказывали. Одна из причин может заключаться в том, что Хайн никогда не отказывался от собственности или прав на свои негативы.

Из-за депрессии, владения негативом и растущей нехватки работы последние годы Хайна прошли практически как «неизвестный».Беренис Эбботт и Элизабет МакКосленд, подающий надежды искусствовед, посетили Хайна незадолго до его смерти и организовали ретроспективную выставку работ Хайна, которая вновь представила его как фотографа, видение и образы которого оказали большое влияние на эволюцию. нашей культуры.

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *