Ричард аведон фотографии: Страница не найдена

Содержание

Фотограф Ричард Аведон (рубрика "Вдохновение") – ФотоКто

Дорогие друзья!..))

В продолжении рубрики "Вдохновение", я предлагаю вам окунуться в творческий мир замечательного американского фотографа Ричарда Аведона...))

По немногочисленным просьбам я буду к работам автора приобщать небольшой экскурс по его творческому пути...))

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться».

Выбрать всего одну цитату, которая раскрывала бы характер Ричарда Аведона, практически невозможно. Хотя бы потому, что говоря о себе и фотографии, он слишком часто любил играть словами. Стоит только вспомнить его парадоксальное высказывание «Фотография не может быть неточной. Каждая фотография предельно точна. И при этом ни в одной из них нет правды». Но в цитате про забывшего проснуться фотографа пойманы два очень важных момента: он всю жизнь работал как сумасшедший и всю жизнь пытался найти «что-то очень важное». 

«Создатель знаменитостей», с которым связана целая эпоха в истории фешн-фотографии, фотограф, который умел превращать людей в «символы самих себя» (портреты политиков от Дуайта Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон, художников от Пабло Пикассо до Энди Уорхола, людей искусства от Чарли Чаплина до Бьорк), человек, исколесивший полстраны, чтобы сфотографировать рыбаков и шахтеров, официанток и дальнобойщиков. Он по-новому показал миру черно-белые снимки, при помощи всего двух цветов точно передавая чувства и эмоции, характер и внутреннюю красоту человека. Так, кем именно он был?

Ричард Аведон (Richard Avedon) родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года в семье еврейских эмигрантов из России. Его отец был владельцем магазина женской одежды на Пятой авеню, а в доме всегда можно было найти свежий номер «Harper’s Bazaar», «Vogue», или «Vanity Fair». «Я был фотографом с 13 лет, — будет потом вспоминать Аведон. — Я видел фотографии моделей, сделанные Стейхеном, Мункачи и Ман Реем в каждом выпуске, и я начал подражать им, фотографируя мою младшую сестру. Луиза была прекрасна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели — Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — были брюнетками с длинными шеями и овальными лицами. Все они были моими воспоминаниями о Луизе».

В старших классах к увлечению фотографией добавляется любовь к литературе. Вместе со своим одноклассником и лучшим другом, впоследствии ставшим великим писателем, Джеймсом Болдуином Аведон становится редактором школьного литературного журнала «The Magpie». А в 1941 году — лауреатом поэтического конкурса городских школ Нью-Йорка. Позднее Аведон скажет: «…Огромное влияние на меня оказала литература, чтение — великая вещь. Поведение персонажей настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения, полностью забывая о себе…» Однако из Колумбийского университета, где он изучает философию и поэзию, Аведон сбегает уже через год, чтобы поступить на службу в торговый флот. Здесь он фотографирует новобранцев для удостоверений личности. После окончания службы он делает окончательный выбор в пользу фотографии, возвращаясь к литературе только в своих портретах таких знаменитостей как Иосиф Бродский или Исак Динесен.

«Вы не можете отделить моду от мира. Мода — это образ жизни».

В 1946 году фотографии Ричарда Аведона появляются на страницах журнала «Harper's Bazaar» и производят революцию в мире моды. Из безликих и «продуманных» студий фотограф вытаскивает моделей на пляж, он снимает их босыми, играющими в чехарду, проваливающимися в песок по самые щиколотки их красивых длинных ног. Когда фотографии были готовы, фешн-редакторы наотрез отказались их публиковать. Но новизну и потенциал идеи смог оценить выпускающий редактор «Harper's Bazaar», знаменитый дизайнер Алексей Бродович. Фотографии были опубликованы, а карьера Аведона быстро пошла в гору. Бродович принимал участие в судьбе фотографа вплоть до конца своей жизни. 

В 1959 году Аведон выпустит свою первую книгу фотографий — «Наблюдения». Над ней он работал вместе с американским писателем Труменом Капоте, который написал комментарии, и Алексеем Бродовичем, который занимался графическим оформлением и даже заставил Капоте изменить текст таким образом, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. Однако отношения дизайнера и фотографа всегда были отношениями требовательного учителя и непослушного ученика. «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», — скажет потом Аведон. Но это будет потом, а пока под предводительством редакторов Дианы Вриланд и Кармел Шоу вместе с Ирвином Пенном, Хиро, Беном Девидсоном и другими фотографами Ричард Аведон формирует новый взгляд на моду, на ее отражение в журнальных и рекламных фотографиях. Это годы формирования фешн-фотографии, становления новых форм и стилей.

Вместе с Пенном Аведон открывает выразительный минимализм студийных съемок и одновременно смешивает фешн-съемки c реальной жизнью. Он создает образы посетителей бистро, игроков в казино, велосипедистов, выводя моделей из студии на улицу, в кафе, в бар, в казино, в музейный зал. Съемочными площадками становятся зоопарки и цирковые арены, египетские пирамиды и космические площадки НАСА. Контекст реальной жизни лишь подчеркивает гламурный блеск. При этом его модели — это не куклы, наряженные в прекрасную одежду, это прежде всего женщины. Красивые, очаровательные, пленительные, эротичные и неповторимые. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели — это не просто вешалки для одежды». А сам фотограф скажет, что ему нравятся воображение и веселье девушек. «Я интересовался не собственно модой, но хотел отобразить на снимках этот взрыв энергии и радости». Как результат — модные журналы, издававшиеся исключительно для женщин, наперебой расхватывали мужчины.

Самым узнаваемым снимком 50-х годов становится фотография Аведона, на которой изображена модель Довима в платье, созданном молодым Ивом Сен-Лораном, в окружении африканских слонов. Фотограф называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени». Довима говорила, что Аведон просил ее делать необычные вещи, но она всегда знала, что станет частью великой картины.

В тех же 50-х Аведон работает редактором и фотографом в журнале «Театральное Искусство», а также фото-консультантом на съемках фильма «Забавная мордашка» с Одри Хепберн и Фредом Астером в главных ролях. В 1958 году журнал «Популярная фотография» включает 35-тилетнего Ричарда Аведона в список «10 великих фотографов мира». Всего две цифры поменяются местами, и в 1985-ом он получит награду и звание «Мастер фотографии» от Международного центра фотографии в Нью-Йорке.

Сумасшедшие 60-е дарят миру рок-музыку и «Битлз», войну во Вьетнаме и антивоенные парады, мини-юбки и новое поколение модных дизайнеров. В 1966 году Аведон заканчивает свое долгое и яркое сотрудничество с журналом «Harper’s Bazaar», и с этого периода по 1990 год работает штатным фотографом «Vogue». На страницах этого журнала он открывает миру Твигги, подростковая внешность которой становится новым эталоном красоты. 

Аведону позируют музыканты, художники, певицы, модели, балерины и скульпторы: "Битлз" в полном составе, Боб Дилан, Дженис Джоплин, Элис Купер,Фрэнк Заппа, Джоан Баэз, Энди Уорхол, Майя Плисецкая, Михаил Барышников, Эдгар и Джонни Винтер, Луис Невельсон и многие другие… Все они предстанут в своеобразной фото-летописи поколения 60-х, книге «Аведон: Шестидесятые». Но в этом же альбоме будут и неизвестный американский солдат, снятый на военной базе во Вьетнаме, Дэвид Макрейнолдс — активист антивоенной лиги, Глория Эмерсон — корреспондент газеты «The New York Times» во Вьетнаме, доктор Бенджамин Спок — педиатр, активист антивоенного движения, Чикагская семерка. 

Помимо девушек-моделей Аведон фотографирует пациентов психиатрических больниц, участников движения за гражданские права, демонстрантов, протестующих против войны во Вьетнаме, людей, празднующих падение Берлинской стены. Его перестанут воспринимать исключительно как фешн-фотограф, и его слава шагнет далеко за пределы модных журналов. Выставочные залы Америки начнут бороться за каждую экспозицию Ричарда Аведона. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) — ретроспектива портретов, сделанных им в 1945-1970 годах. В 1974 году — экспозиция, посвященная отцу фотографа, в нью-йоркском Музее современного искусства. В следующем году в Нью-Йорке — выставка «Портреты». В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитен (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) — ретроспективы фешн-фотографий. Активно издаются и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г.), «Аведон: Фотографии» (1947-1977 гг). В 1976 году в журнале «Rolling Stone» публикуются фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам.

Однако следующему проекту Аведона объявляется бойкот. Многие критики просто отказываются считать новые работы фотографа предметом искусства. Речь идет об альбоме «Американский запад».

«Когда я был молодым, мои требования как художника в точности совпадали с требованиями журнала, в котором я работал. Они печатали то, что я хотел выразить. Но сейчас то, что интересует журналы моды, перестало быть интересным мне».

С 1979 по 1984 год Аведон объезжает 17 штатов и 189 городов, чтобы сфотографировать 752 человека. Результатом пятилетних съемок стал вышедший в 1985 году альбом «Американский запад». Фермеры, водители грузовиков, продавцы, официантки, рабочие на заводах, нефтяных и угольных месторождениях, их лица навсегда остались в истории не только Америки, но и всего мира. Аведон вырабатывает новую стилистику «реальной» фотографии, на смену сияющему гламуру приходят отчетливо прорисованные до последней морщинки, шрама, родинки портреты.

Большинство американцев не захотело признать себя в этих лицах. Аведон фотографировал то, что неловко и страшно: старение, смерть и отчаяние жизни. Экспозицию не принял ни один музей Нью-Йорка. 

Первое представление грандиозного фото-проекта состоялось лишь в Музее Картера в форте Уорт штата Техас, и уже далее экспозиция прошла по ряду музеев и галерей Америки.

Строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. 

«Я ненавижу камеры, они всегда помеха, всегда стоят у меня на пути. Если бы я только мог «фотографировать» глазами…» 

Аведон не научился «фотографировать» глазами, но когда он создавал «Американский запад», камера больше не стояла у него на пути. 

«Вот как были сделаны эти снимки: я фотографировал человека на фоне белого полотна, крепившегося к стене или зданию, а иногда просто к боковой стенке трейлера. Я работал в полумраке, потому что солнечный свет создает тени, блики, ставит акценты, словно указывая вам, куда именно надо смотреть. Я стоял рядом с камерой, не позади нее, на несколько дюймов левее объектива. Когда я работал, я должен был сам вообразить кадр, так как, не смотрел в объектив и не знал в точности, что именно получится. И благодаря этому достигался эффект естественности. Казалось, человек на фотографии всегда был здесь, ему никто не говорил принять такую позу, спрятать свои руки или улыбнуться, и, в конце концов, присутствие камеры и фотографа исчезало». 

Словно Аведон изо всех сил пытался добиться объективности, прекрасно понимая, что портрет — это еще не сходство. «Как только эмоция или факт преобразуются в фотографию, они перестают быть фактом, чтобы стать мнением».

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс

».

В 1992 году Аведон становится первым штатным фотографом за всю историю знаменитого еженедельника «The New Yorker». Он говорит, что сфотографировал почти всех знаменитостей в мире и теперь надеется фотографировать людей, обладающих многими достоинствами и талантами, но неизвестных. Его фотопортреты иллюстрируют критические статьи и эссе. Также он дает мастер-классы в Международном центре фотографии в Нью-Йорке. 

Великий фотограф умирает в больнице штата Техас 1 ноября 2004 года на 82-м году жизни от кровоизлияния в мозг. Его новая серия фотопортретов под названием «За демократию» остается незаконченной.

«Это как проклятие. У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это девиз моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию».

«Я все время смотрю и очень редко слушаю. Я могу беседовать с кем-то и в какой-то момент перестать слушать, только притворяясь, что я это делаю. Мои хорошие друзья всегда замечают, когда это происходит

».

«Я верю в маньяков, в асов своего дела, я верю, что ты должен любить свою работу так сильно, что она превращается в единственное, что ты хочешь делать. Я верю, что единственная вещь во всем мире, которая никогда не предаст тебя — это твоя работа. Я не верю в выходные». 

«Я составил свой список «не надо»: не надо искать наилучший свет, не надо выстраивать композицию, не надо поддаваться искушению красноречивых поз. И все эти «не надо» приводят меня к тому, что «надо». К белому фону, к личности, которая мне интересна, и к тому, что происходит между нами».

Вы можете не знать имени Ричарда Аведона, но где-нибудь так или иначе вы видели его снимки. Его фотографии моментально узнаваемы. Часто на них изображены известные люди — звезды как Мэрилин Монро, или политики как Дуайт Эйзенхауэр, но даже если человек на фото — никому неизвестный рыбак, вы все равно поймете, что снимал Аведон. Черно-белые картины, никакого заднего плана, никаких вспомогательных предметов, только люди, вглядывающиеся в вас. 

«Мои портреты больше обо мне, чем о тех, кого я фотографирую».

Источник: http://buy-books.ru/photographers/richard_avedon/

Фотограф Ричард Аведон. Биография и фото Ричарда Аведона

Ричард Аведон – фотограф, который способствовал становлению фотографии как современного вида искусства во время работы со знаменитостями, иконами моды и простыми американцами на протяжении своей длительной плодотворной карьеры. Его стиль является знаковым и образцовым. В то время как портреты его современников сосредотачивались на отдельных моментах и показывали формальную сторону натуры человека, его резкое освещение и минималистический белый фон обращали внимание зрителя не только на красоту, но и на личность и сокровенные, неподдельные эмоции моделей. Один из самых известных фотографов 20 века – вот кем был Ричард Аведон.

Биография мастера: детство

Мальчик родился 15 мая 1923 года в еврейской семье, в Нью-Йорке. Его мать была из семьи, занимающейся производством платьев, а отец владел магазином одежды. Поэтому жизнь Ричарда с самого детства была связана с миром моды и красоты. Мальчик обожал фотографировать одежду в магазине отца и даже присоединился к клубу любителей фотографии в возрасте 12 лет. Долгое время его вдохновляла красота младшей сестры Луизы. К сожалению, она страдала психическими заболеваниями и прожила недолго, поэтому у Ричарда сложилось трепетное отношение к красоте, которая говорит сама за себя, но обречена на увядание.

Юность и начало карьеры

После школы Аведон поступил в Колумбийский университет, где он изучал философию и поэзию. Однако юноша бросил обучение ради службы во флоте на протяжении 1942-1944 годов. После этого он год изучал фотографию под руководством арт-директора Harper's Bazaar Алексея Бродовича. Между учителем и учеником возникла крепкая дружба, и вскоре Аведон был принят в коллектив журнала. На протяжении 10 лет он делал снимки для глянца и зарекомендовал себя как один из самых талантливых молодых фотографов. Но настоящая известность была впереди.

В 1944 году Аведон женился на модели Доркас Новелл, после 6 лет в браке они расстались. В 1951 году он снова связал себя узами брака с Эвелин Франклин. У них родился сын Джон, но их союз также завершился разводом.

Легендарный прорыв

Фотографии Довимы ван Клифф со слонами стали первыми широко известными работами мастера. Снимки самой известной модели того времени в шикарном наряде от Dior, с настоящими слонами на арене цирка выглядят неожиданно и в то же время эстетически безупречно.

Вот еще несколько интересных работ, которые сделал в тот период Ричард Аведон:

  • Фото актрисы Мэрилин Монро является уникальным в своем роде. Ричард вспоминал, как весенним вечером 1957 года дива приехала к нему в студию и на протяжении нескольких часов позировала, танцевала, флиртовала. Но когда работа была окончена, на мгновение актриса «вышла» из образа. Фотографу удалось запечатлеть этот редкий миг, когда она была сама собой, беззащитная и открытая.

  • Еще одно интересное фото, сделанное тогда же, – это портрет Мэрилин Монро и ее мужа, красавца-сценариста Артура Миллера. Здесь актриса светится счастьем рядом с любимым человеком, с которым вместе уже 2 года. Спустя несколько лет они расстанутся, но наполненный радостью и оптимизмом миг навсегда остался с нами благодаря мастерству фотографа.

  • Этот портрет Элизабет Тейлор с причудливой прической из перьев был сделан 1 июля 1964 года. Идеальный баланс, резкая контрастность — минималистический стиль, которым был знаменит Ричард Аведон, как нельзя лучше отобразил эстетику 60-х. Элизабет была на тот момент самой высокооплачиваемой актрисой Голливуда, и фотограф не побоялся придать ее портрету нотку вызова и величественности.

Переход к конкурентам

В 1966 году Аведон после 2-х летнего творческого кризиса стал работать на главного соперника Harper's Bazaar – журнал Vogue. Здесь ему тоже была предоставлена полная свобода творчества. Их сотрудничество продлилось до 1990 года и ознаменовалось не менее интересными работами. Провокационные, сюрреалистические снимки подтверждали, что Ричард Аведон – настоящий новатор, который произвел революцию в искусстве модной фотографии.

Работа вне индустрии красоты

Но уже признанный мастер не ограничивался снимками знаменитостей и икон стиля. В его портфолио есть и портреты политиков (президента США Д.Д.Эйзенхауэра, доктора Мартина Лютера Кинга и других), солдат, воевавших во Вьетнамской войне, и ее жертв.

Позже, в 1979 году, Ричард Аведон приступил к работе над масштабным проектом под названием In the American West, который длился 6 лет. В его рамках он делал фотографии простых американцев: шахтеров, водителей, ковбоев, безработных, подростков — всех, кто привлек его внимание. Проект был встречен критикой, его обвиняли в том, что он выставляет граждан США не в лучшем свете. Но со временем фотокнига стала бестселлером и одной из важных вех в искусстве портретной фотографии ХХ века.

Последние годы

В 1992 году Аведон стал сотрудником The New Yorker. Он изъявил желание фотографировать не только знаменитостей, но и людей, достигших чего-то важного. Его последний проект, которому суждено было остаться неоконченным, назывался Democracy и состоял из портретов не только политиков, но и рядовых граждан, принимавших активное участие в политической и социальной деятельности.

Умер Ричард Авадон 1 октября 2004 года во время служебного задания в Сан-Антонио (Техас). До последнего он оставался верен искусству фотографии.

Ричард Аведон

Ричард Аведон (1923) в отличие от большинства выдающихся и гениальных стал признанным фотографом очень рано: в тридцать пять  его уже причислили к числу  десяти великих фотографов мира. Не обошли Ричарда Аведона ни награды, ни слава, ни деньги. Сбой произошел только  однажды; сбой, сделавший его действительно великим на все времена и без всяких скидок.

А случилось вот что: в пятьдесят шесть лет, изрядно уставший от фешн-фотографий и мира моды, где слишком много, по его словам, было нарциссизма, и находясь не в лучшем здравии, он, уроженец восточной Америки и до мозга костей житель Нью-Йорка,  получил предложение: принять участие в масштабном проекте «Американский запад».

Шесть лет непосредственных съемок,  еще четыре года  подготовки к печати, семнадцать штатов, сто девяносто городов и более семисот пятидесяти фотографий самых разных людей: фермеров, рабочих-нефтяников, рабочих заводов, шахтеров, водителей, бродяг, продавцов, домохозяек, подростков, преступников разных возрастов и пола – гигантская по напряжению и длительности работа.

Альбом "Американский запад"

Когда смотришь подряд эту галерею черно-белых портретов простых людей, сфотографированных без всяких прикрас, эффектов и соблазнительных поз, на простом белом фоне, в строго фронтальном ракурсе, людей,  смотрящих на вас в упор, это производит неизгладимое, потрясающее, незабываемое впечатление, а от взглядов становится как-то неуютно и  не по себе.

Оторваться от этих лиц и глаз просто  невозможно. Они завораживают, затягивают, гипнотизируют, застревают в памяти и не отпускают. Обрамленные черной рамкой, без единой улыбки фигуры просвечиваются, словно рентгеном, ярким светом, проявляя на поверхности лиц  разные реальности: ту, что стоит за белым холстом, и ту, что внутри.

Их столкновение  проявляется морщинами, старостью, болезнями, шрамами, страхом, смертью, отчаянием и беспросветным одиночеством, тем, что к тому времени уже пугало самого мастера, одной ногой переступившего черту между жизнью и смертью. Это глаза человеческой судьбы, говорящие гораздо глубже о жизни, чем слова. И  это была совершенно иная стилистика, чем та, с которой Ричард Аведон начинал в далекой юности. Как были сделаны эти снимки?

Альбом "Американский запад"

«Я работал в полумраке, потому что солнечный свет создает тени, блики, ставит акценты, словно указывая вам, куда именно надо смотреть. Я стоял рядом с камерой, не позади нее, а на несколько дюймов левее объектива. Когда я работал, я должен был сам вообразить кадр, так как не смотрел в объектив и не знал в точности, что именно получится. И благодаря этому достигался эффект естественности. Казалось, человек на фотографии всегда был здесь, ему никто не говорил принять такую позу, спрятать свои руки или улыбнуться, и, в конце концов, присутствие камеры и фотографа исчезало».

В Нью-Йорке фотографии произвели эффект разорвавшейся бомбы и грома среди ясного неба. Даже те люди, которых он фотографировал, начали возмущаться, увидев себя, а музеи города один за другим  отказывались  от экспозиции. Но именно этот альбом стал бестселлером и сегодня стоит тысячи долларов, даже если он находится не в лучшем состоянии.

Альбом "Американский запад"

Такую реакцию в какой-то степени объяснил одноклассник Ричарда Аведона Джеймс Болдуин,  с которым знаменитый фотограф  когда-то, учась в школе, вместе делал литературный журнал, а через много лет стал знаменитым писателем.

«…существует миф об Америке, что она полна улыбающихся людей, но истина заключается в том, что страна заселена ордой отчаявшихся и хищных людей, полных решимости забыть свое прошлое и решивших начать делать  деньги. И мы, конечно, не изменились, и это подтверждают наши лица, наши дети, наше абсолютно невыразимое одиночество и  враждебность наших городов.

…мы невероятно невежественны относительно того, что происходит в нашей стране, не говоря уже о том, что происходит в остальном мире. …наше богатство так велико, что люди боятся потерять его и потому  думают, что должны убедить себя в правдивости лжи и помочь в ее распространении.

…Это не место для любви. Я подозреваю, что когда мы ссылаемся на счастливых и столь изумительно невидимых людей, мы просто ностальгируем о счастливой, простой, богобоязненной жизни, которую мы сами себе придумали, но никогда так не жили…. мы несчастный народ».

Альбом "Американский запад"

И эти слова, и этот альбом были неожиданными еще и потому, что начинал Ричард Аведон совсем с другого. С дорогих модных журналов, фотографий  гламура, с известных и знаменитых, которые смеялись и танцевали, радовались и прыгали. Они создавали прямо противоположный образ Америки: успешной, богатой, энергичной, счастливой  и веселой.

В историю фотографии Ричард Аведон вошел, безусловно, и этими фотографиями тоже, сразу заявившими о нем как о новаторе, который произвел революцию в области моды. Это действительно так. Когда в десять лет он начал заниматься фотографией (в семье царили строгие отцовские порядки, приучившие мальчика  сидеть дома), то его первым увлечением стала фотография, а музой и фотомоделью -  любимая сестра.

Очень хрупкая, с длинной шеей и огромными карими глазами, она надолго сформировала пристрастие именно к такому типу женщин-подростков. Потом Ричард Аведон говорил, что первые годы его моделями становились все, похожие на его сестру Луизу: с длинной шеей и огромными карими глазами.

Арнелли

«Я видел фотографии моделей, сделанные Стейхеном, Мункачи и Ман Реем в каждом выпуске, и я начал подражать им, фотографируя мою младшую сестру. Луиза была прекрасна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели — Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — были брюнетками с длинными шеями и овальными лицами. Все они были моими воспоминаниями о Луизе».

К сожалению, девочка страдала шизофренией и закончила жизнь в психиатрической больнице. Это  одна из самых трагических страниц жизни фотографа, наложившая отпечаток на всю его жизнь и многие фотографии. Серия репортажей из психиатрической больницы, которую он предпринял много лет спустя, видимо, не были случайностью, а фотографии этой серии не менее поразительны, чем фотографии альбома «Американский запад».

Одри Хепберн

Увлечение в школе литературой и поэзией привело Ричарда Аведона на философский факультет Колумбийского университета, но через год он его бросил и ушел на войну, в торговый флот, устроившись простым фотографом, в обязанности которого входило делать фотографии моряков для документов.

Казалось бы, нехитрое дело, однако, именно эти два года работы армейским фотографом дали ему незаменимый опыт наблюдения за мимикой, эмоциями, строением лица, что сформировало у него интерес к человеческому лицу вообще, и к личности – в частности.

После армии у Ричарда Аведона  уже не было сомнений, куда он пойдет и чем будет заниматься. Поскольку его отец владел богатым магазином модной одежды на Пятой Авеню, а мать была дочерью владельца швейной мануфактуры в России, откуда семья эмигрировала в конце XIX века, то мальчик с детства знал, что такое мода и любил фотографировать одежду в магазине отца.

Репортаж из психиатрической больницы

И он  решил использовать этот опыт:  договорившись с магазином модной одежды, что они одолжат ему на время образцы моделей и,  пригласив на все свои сбережения фотомоделей, создал  портфолио и отправился с ним в журнал мод, да не в какой-нибудь, а в один из лучших - Harper's Bazaar, где дизайнером и арт-директором работал гениальный Алексей Бродович.

Выходец из России, бывший русский офицер, получивший художественное образование в Тенишевском училище Петербурга, воевавший на стороне Белой гвардии и эмигрировавший с женой в 1918 году, он обосновался сначала в Константинополе, потом - в Париже, где очень быстро стал заметной фигурой в дизайне и рекламе. Работает с Сергеем Дягилевым, потом - в рекламе в стиле конструктивизма и русского авангарда, и в фотографии. В начале тридцатых годов он перебирается в Штаты.

Директор журнала Harper's Bazaar, посмотрев фотографии юноши, не пришел в восторг, но арт-директор журнала Алексей Бродович, увидев босоногих, веселых и прыгающих на пляже молодых моделей, оригинальность и потенциал молодого человека оценил. Между Бродовичем и Аведоном установились отношения учитель-ученик, за рамки которых Ричард никогда не выходил.

Алексей Бродович

Гений и тиран, вспыльчивый и строгий, Бродович был вождем и вдохновителем, создавая атмосферу творческого напряжения, был скорее духовным наставником, чем учителем фотографии, плохо владея техническими тонкостями фотографирования. Главным в его курсе обучения было помочь ученику проявить свою индивидуальность, привить вкус и развить чувство современных тенденций.

Ученики легендарного дизайнера всегда были лишь его сотрудниками, автором – всегда был он. Его стиль - изображение изолированных частей тела: глаз, губ, рук, ног, частей одежды. Для Ричарда Аведона Алексей Бродович был непререкаемым авторитетом, у которого он учился шесть лет. Фактически именно он сделал из Ричарда настоящего фотографа с особым вкусом и особым видением.

«Он был гением, и с ним было сложно. Это сейчас с ним все просто. Нужно оказывать ему почести, которые он так ненавидел при жизни и от которых он теперь не может отказаться. Он был моим единственным учителем. Я многому научился благодаря его нетерпеливости, высокомерию, недовольству. К сожалению, он так и умер, ни разу не похвалив меня» (Ричард Аведон)

Обложка журнала Harper's Bazaar

Двадцать лет Ричард Аведон работал сначала просто фотографом, потом - главным фотографом журнала Harper's Bazaar, затем перешел к конкурентам – в журнал Vogue, но сотрудничества с первым журналом не прерывал. Были и другие модные  журналы  (Life, Egoiste), и работа с кинематографом и театром. Он всегда работал много и ничего кроме работы не знал и не признавал:

«Это как проклятие, — говорит он. — У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это слоган моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию»».

Настасья Кински со змеей

При жизни фотографа вышло девять фотоальбомов, после смерти – еще четыре. Его самые знаменитые фотографии стоят на аукционах более миллиона долларов, в частности, столько стоит фотография Довимы со слонами, ставшая прорывом в фешн-фотографии,  где Ричард Аведон впервые смешал съемки с реальностью.

А есть еще фотография Настасьи Кински со змеей (для чего она два часа пролежала на бетоне), серия фотографий с Мэрилин Монро, Энди Уорхолом (со шрамами), Битлзов, Хичкока, Чаплина, Буша, Рейгана, Киссинджера, Барышникова, Плисецкой, Нуриева и многих-многих других. Он всегда считал себя, прежде всего, автором портретов, умея изобразить внутренний мир своих героев.

Френсис Бэкон

Умер Ричард Аведон в 2004, на 82-м году жизни, оставив богатое наследие и неуловимую тайну своих фотографий: тайну, кроющуюся в деталях:  жесте, закрытых глазах, летящей копне волос или  заломленных руках.

Тина Гай

Фотографии взяты отсюда

Related posts

coded by nessus

Убийца с камерой // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Первым в объектив его камеры попал Сергей Рахманинов. Затем – Мэрилин Монро и Майя Плисецкая. Ричард Аведон был легендой глянца, но запомнили его как автора жестоких портретов умирающего от рака отца.

Ричард Аведон родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Его отец Иаков Исраэль Аведон еще подростком приехал в США из Российской империи и почти сразу попал в сиротский приют. Это изменило характер Иакова не в лучшую сторону: жесткий и бескомпромиссный, он всегда стремился лишь к финансовому благополучию, приговаривая, что «в жизни важны лишь три вещи: физическая сила, образование и деньги». Методы воспитания у отца тоже были довольно экзотическими: так, когда Ричарду было 12 лет, Иаков позволил ему выпить бутылку вина, после чего мальчик в полной мере ощутил, что от алкоголя больше вреда, чем веселья.

К 30 годам Иаков открыл ателье, со временем переросшее в большой просторный магазин одежды на Пятой авеню. «Жизнь его была типичной для еврейского иммигранта: трудности, горе и непонимание в чужой стране. Дед стал успешным дельцом, но потерял все, когда началась депрессия, –рассказывал внук Иакова, Джон Аведон. – Он разорился моментально, едва ли не в “чёрную пятницу”, и страдал от этого всю оставшуюся жизнь. Его интересы составляли только ценные вещи и банкноты».

Жена Иакова Анна Полонски была совсем другой: ее отец владел бизнесом по пошиву платьев, так что она никогда не волновалась об удовлетворении базовых потребностей. Анна поощряла интерес Ричарда к моде и искусству, водила мальчика на концерты классической музыки и обсуждала с ним последние коллекции парижских модельеров. Ребенок обклеивал стены комнаты фотографиями из модных журналов и мечтал когда-нибудь оказаться на месте мастера, сделавшего снимки. «Трехлеткой я листал не детские книжки, а The New Yorker и Vogue. Я знал о моде многое, не умея даже толком читать», – вспоминал Аведон.

Единственное, что всегда смущало ребенка, так это «безжизненность» фотографий, от которых веяло надуманностью и порой даже безвкусицей. Впоследствии Ричард вспоминал, что и в его семье к фотографиям относились чересчур серьезно: «Мы придумывали сюжет, позировали перед чужими роскошными домами и одалживали комнатных собачек. Все снимки в нашем альбоме были построены на лжи, демонстрации того, кем мы не являемся, но так отчаянно хотим быть».

Один из своих первых снимков мальчик сделал, когда ему было девять: он сфотографировал Сергея Рахманинова, который был их соседом. «Меня изумляло, что этот музыкант может играть на рояле часами, практически не прерываясь, – вспоминал фотограф. – Наверное, именно тогда я понял ценность дисциплины и строгости: без них мастерство не отточишь». Тогда же, изучая возможности отцовского «Кодака», Ричард стал фотографировать младшую сестру Луизу, которая отличалась особой, «трагичной красотой».

В полной мере трагизм проявился позже, когда девушка стала страдать ментальным расстройством. Около десяти лет она провела в психиатрической лечебнице и умерла в возрасте 42 лет, когда Ричард был на пике своей карьеры. «Луиза была очень красива и очень несчастна. Когда ей было чуть за 20, она помогала мне в студии, но вскоре перестала говорить и впала в кататонический ступор, – рассказывал фотограф. – В начале своей карьеры я хотел снимать исключительно брюнеток с длинными шеями и большими карими глазами. Они были проводниками в мир воспоминаний о сестре».

Подростком Аведон ходил в среднюю школу Девитта Клинтона в Бронксе, писал стихи и занимался школьной газетой «Сорока». В 17 лет Ричард даже победил в поэтическом конкурсе, но в итоге решил посвятить свою жизнь фотографии. Отучившись, впрочем, всего год в Колумбийском университете, он пошел служить в торговый флот США и сделал тысячи снимков на удостоверения военнослужащих. Фотографии моряков были как под копирку – портрет анфас на белом фоне. Но именно тогда Ричард понял, что отсутствие антуража позволяет «вытащить» на снимок всю суть человека.

Два года спустя фотограф-самоучка уговорил продавца универмага Bonwit Teller одолжить ему несколько нарядов для модной съемки и потратил все свои сбережения, чтобы нанять модель. И буквально сразу получил предложение о работе от Алексея Бродовича – арт-директора Harper’s Bazaar. В 1946 году Аведон сделал серию революционных снимков, на которых модели не выглядели безжизненными: они дурачились, смеялись и бегали босиком по пляжу. Коллеги-фотографы возмущенно фыркали – 23-летний выскочка нарочно делает все по-другому, чтобы свергнуть их с пьедестала. Ричард же просто хотел показывать не моду, а «образы, отражающие прилив энергии и счастья».

Тогда же Ричард встретил и свою первую любовь – 19-летнюю сотрудницу банка Доркас Ноуэлл. Они прожили в браке пять лет, а когда развелись, Аведон только и мог думать, что о «своей милой Доу, ради которой готов проползти на коленях весь Бронкс». Впрочем, уже спустя два года фотограф женился снова, но союз с Эвелин Франклин был для него «тихим убежищем без всякого огня». Вторая жена, родившая Аведону единственного сына, смиренно играла роль второго плана. «Я должен быть немного влюблен в своих моделей. Но это не та влюбленность, что ведет к сексуальным отношениям, а увлечение образом, который хочется запечатлеть», – говорил Ричард.

Декорациями для его фотографий служили египетские пирамиды, ярмарочные палатки и арена Cirque d'Hiver Bouglione в Париже, где в 1955 году Аведон сделал знаменитый снимок «Довима и слоны». Впоследствии кадр называли «лучшей рекламой Dior за все времена», но сам автор эту работу удачной не считал. «Глядя на фотографию, я каждый раз думаю, что пояс платья должен развеваться влево. Из-за небольшого досадного упущения я никогда не буду доволен этим снимком», – говорил Аведон.

В конце 50-х, устав от съемок под открытым небом и сложных композиций, Ричард стал все чаще делать студийные фото на белом фоне. К тому моменту он был уже очень известен. В 1957 году Paramount Pictures даже выпустили мюзикл «Забавная мордашка» о фотографе, прототипом которого стал Аведон. Обаятельного парня с камерой, неожиданно увидевшего в продавщице книжного магазина будущее «лицо с обложки», сыграл Фред Астер. В роли хозяйки прилавка снялась Одри Хепберн, давняя муза Ричарда. «Одри в объективе – это подарок. Ее невозможно сделать еще совершеннее, она и так само совершенство», – говорил фотограф.

Получить такой комплимент от Аведона дорогого стоило, ведь в те годы он был одержим идеей показать всем истинное лицо героев съемки. Иногда в стремлении сорвать «маску» Ричард даже прибегал к небольшим хитростям. Так, фотографируя герцога и герцогиню Виндзорских в 1957 году, Аведон рассказал им, что его собаку сбила машина. «Когда я пришел, у них наготове была фирменная роль: “монаршая семья на обложку”, – вспоминал фотограф. – Но Бесси и Эдуард повсюду таскали своих обожаемых мопсов, и новость о несчастье, якобы постигшем моего пса, на миг преобразила их лица. Собак эти люди любили куда больше, чем евреев».

В возрасте 35 лет Аведон попал в «десятку величайших фотографов мира» по версии журнала Popular Photography. Но он стремился не к славе, а к максимальной самореализации, объясняя, что «ненавидит камеры и мечтает фотографировать, просто моргая глазами». Предмет его гордости, фотоальбом «Ничего личного», продемонстрировал американцам известных личностей и простых людей, какими их видел Аведон. Отечное лицо Дороти Паркер, обнаженный торс Аллена Гинзберга, уставший взгляд Мэрилин Монро, а рядом – снимки пациентов психиатрической клиники и чернокожих студентов.

Сам фотограф характеризовал издание как «сборник лучших работ», но критики провозгласили альбом «аморальной книжонкой, возглавляющей тройку самых бестолковых книг года». Аведона обвинили в лицемерии: он то приукрашивал знаменитостей, то выставлял лжецами, дураками и психами. В этом была доля правды: Ричард, который к тому моменту уже покинул Harper's Bazaar и работал в Vogue, проводил одну «глянцевую» съемку за другой. Он фотографировал Майю Плисецкую и Марлен Дитрих, проводил коммерческие съемки для Du Pont и Helena Rubinstein. При этом Аведон не прекращал создавать свои выразительные, порой пугающие портреты, из-за которых на него и взъелись критики. Сам Ричард объяснял, что, «будучи признанным мастером модной фотографии, он всегда ощущал, как сильна его социальная ответственность».

Все свои гонорары Аведон тратил на личные проекты: путешествовал с камерой по Америке, фотографировал участников протеста против расовой дискриминации, делал снимки врачей и солдат во Вьетнаме. Но самыми известными стали снимки его смертельно больного отца – Ричард впервые выставил их в Нью-Йоркском музее современного искусства в 1974 году. После этого его стали называть «убийцей с камерой». По мнению критиков, фотографии демонстрировали агрессию и обиду Ричарда, который таким образом мстил отцу за недостаток внимания и жестокосердие. «Сначала я думал, что это проявление нежности и любви к папе, а потом стал допускать мысли, что во время съемки я словно убивал его через объектив, – вспоминал Аведон. – Я спросил своего психоаналитика, есть ли в моих подозрениях рациональное зерно, и он ответил: “Скорее всего. Но разве это наказуемо, если ты никому не причинил вреда?”».

Потеряв отца, Ричард и сам попал в больницу: у него начались серьезные проблемы с сердцем. Осознание неизбежности смерти вдохновило фотографа на серию работ «На Американском Западе» – проект, над которым Аведон трудился пять лет. За это время в объектив фотографа попали почти 800 человек. Он снимал фермеров и домохозяек, ездил на месторождения нефти, скотобойни и в тюрьмы, чтобы продемонстрировать всем «истинный Запад». Как всегда, трактовка работ Аведона была неоднозначной: в то время как одни восхищались его умением в точности передавать эмоции людей, другие углядели на снимках «грязное использование простых американцев и искажение образа Запада». Сам фотограф утверждал: все намного проще. Он считал этот цикл лучшим из завершенных, поскольку, оказавшись на пороге смерти, «почувствовал незримую, но прочную связь с этими абсолютно незнакомыми людьми».

Однако смерть, которую Аведон был готов встретить еще в 70-х, пришла к нему лишь спустя четверть века. За эти годы Ричард успел поработать первым штатным фотографом в The New Yorker, сделать два календаря Pirelli, провести не один десяток лекций и начать работу над серией снимков «Демократия» о президентских выборах. Увы, завершить ее фотограф-легенда так и не успел – он скончался в больнице Сан-Антонио от кровоизлияния в мозг 1 октября 2004 года. «Изображения почти заменили нам книги и речь. По-моему, это накладывает на фотографов огромную ответственность», – говорил Аведон.

Фотограф Ричард Аведон портреты кожи

В мире фотографии одним из самых престижных и желанных считается приз, учрежденный шведским фондом имени Эрны и Виктора Хассельблад. В разные годы его удостаивались такие выдающиеся деятели фотографии, как Ирвинг Пенн (США), Анри-Картье Брессон (Франция), Мануэль Альварес Браво (Аргентине), Уильям Клейн (США), Себастио Сальгадо (Бразилия). И этот почетный приз был присужден выдающемуся американ­скому мастеру фотографии Ричарду Аведону.

Ричард Аведон делает портреты на белом фоне. На белом фоне каждый представляет только самого себя. Ему не помогут ни атрибуты искусства, ни атрибуты ремесла, ни статисты, ни интерьер. Фотограф, единственное, не осмелился лишить их имен, они слишком существенны: это Трумэн Капоте (который писал об Аведоне), это Алексей Бродович (с которым он начинал работать в «Harper’s Bassar»), это Игорь Стравинский, многие другие великие.

Но — только имя, ничего более. Свой кадр Аведон конструирует, как размечают планшет в балетном классе: по серии контрольных отметок. Изначально существуют рамка и несколько точек в ней; главная — глаз камеры, через который проведен горизонт. Если это портрет, то горизонт — на уровне плеч, если фигура — на уровне пояса. Эта точка единственная избегает искажений, в известном смысле она становится отпечат­ком модели: все, что вокруг, изменяется. И психологические пучины характеров — уже не игра фотографа, но игра оптики.

Фотограф Ричард Аведон. Актриса Мэрилин Монро с мужем драматургом Артуром Миллером

Портрет начинается там, где начинаются оптические деформации. Самое главное — пустой кадр, а не персонаж, который в него войдет. Напряженность пустоты Ричард Аведон демонстрирует, показывая модель покидающей кадр или входящей в кадр. Он как будто не затрудняется просьбой отойти подальше или подвинуться влево. Он всегда предлагает модели заполнить заданную матрицу, идентифицироваться с контрольными точками. Выполнить тест на совместимость, тест на стандарт — аведоновский. Если не получается — это проблемы модели. Кадр Аведона идеален. Каноничен.

В групповых портретах эффект группы создают общая средняя линия (линия горизонта) и неизбежные отклонения от нее. Люди выстроены фронтально к рамке кадра, которая перемещается вдоль шеренги слева направо или справа налево. Оказавшийся на границе кадра оставит руку или полголовы в предыдущей рамке. При откровенной постановочности эта случайность выглядит наигранной.

Фотограф Ричард Аведон. Дао Дуа, «кокосовый монах», 1971

Попытка обрести свободу внутри жесткой системы кажется достаточно скованной. Почти всегда присутствует тональный переход, движение от темного к светлому, сходное не столько с кинематографичес­ким проездом, сколько с графической растяжкой: учебным заданием на штри­ховку от черного к белому.

Черная рамка и белое поле напоминают о китайском театре теней. Эта аналогия возможна, но лежит она очень близко. Гораздо существеннее принципиальность, непримиримость черного и белого. Белое, конечно, важнее. Белизна константна, любое другое белое на ее фоне становится тенью. Белизна фона сравнима с направ­ленным на нас светом. Белое становится абсолютным, «белым по белому»... Слова Баланчина о балете Стравинского «Апол­лон Мусагет» здесь не случайны. Портреты Аведона хореографичны — в том полузабы­том значении хореографии, как формали­зованной (канонизированной) записи движения. Иногда это принимает форму декларации, как в триптихе «Igor Stravinsky, composer, New York City, 11.2.1969», где зафиксирована последовательность мучительной работы невидящих глаз. Но чаще движение присутствует в скрытом виде — свернутое до одного единственного кадра.

Фотограф Ричард Аведон

Ричард Аведон делает портреты на белом фоне.

Белый фон нейтрален. Он исключает контекст. Если объект съемки лишен контекста, с ним неизбежно происходят некие изменения. Они напоминают эффект телеэкрана, когда плохо поставленный свет вылавливает малейшие дефекты.

Отказываясь понимать метафору «проник­новение во внутренний мир», заметим, что Аведона занимает скорее богатство внешнего мира. В лучшем случае т. н. внешнего мира. В лучшем случае т. н. внутренний мир зафиксирован в состоянии кожных покровов, в их пигментации или дряблости, а не в движении глаз: да и кто мы, собственно, такие, чтобы заглядывать Стравинскому в глаза? Итак, фотограф принципиально не интересуется внутрен­ним миром модели.

Что его интересует? — Оболочка. Перед нами не фотография лица, но фотография кожи. Лицо превращается в непрозрачную пленку, натянутую на каркас. Это похоже на театр восковых манекенов или 3D логотип, ведь не в сходстве главный его эффект, а в том, что фигуры из воска или трехмерные объекты, не обладают никакой внутренностью, они — воплощен­ная внешность.

Фотограф Ричард Аведон. Из серии «Париж 1954— 1958».

Съемки моды отличаются немногим, вместо кожи фотограф Ричард Аведон предлагает ткань и силуэт: те же поверхности и геометричес­кие следы поверхностей. Его мало интересует модель, ее грудь, ее бедра, ее ноги. Модель должна правильно стоять. Аведона занимают линия и поверхность. В этом он антипод интригану и провокатору Ньютону, к моде едва ли не равнодушному. Аведон более классичен, но и более старомоден.

Снимки моделей в городе — любительские фото на память. Персонажи отмечают своим присутствием туристические банальности перед Вандомской колонной, на Конкорд, в Пале-Рояль. Движения вполне свободны, но эта случайность чуть утомительно выстроена. Она случайна ровно настолько, чтобы не сломать форму, силуэты послевоенного Haute Couture, все эти «Н», «V» и «А». Мода 50-х годов, представленная Аведоном, это мода формы, мода фасона, в отличие от моды 60— 70-х — моды характера, моды ситуа­ции, моды положения. Здесь заканчивается Аведон и начинается Ньютон.

Фотограф Ричард Аведон. Из серии «Американский запад», 1979.

Сказать, что Аведон льстит своим клиен­там, — невозможно. Одна из его книг — собрание уродов, коллекция монстров, в которую включен и его отец, Яков Израэль Аведон. Здесь нет довольных и счастливых лиц. Как нет и юных. Мы видим людей старых, несчастных, уродливых и удручен­ных. Они напряженно (или раздраженно) стоят перед нами в ожидании чего-то не очень приятного. В их коллективном молчании есть общая тайна. Они явились сюда для некой важной церемонии. И первоначальная аналогия с судом присяж­ных уступает место другой. Эти люди пришли на похороны (внезапные или же давно ожидаемые), и тот предмет, с которым они явились прощаться, — мы. А фотограф — не экзальтированный декламатор надгробного слова, но оплаченный посредник, похоронный агент, зачитывающий типовые эпитафии.

Впрочем, возможен и обратный ход: кто кого похоронит не определено до конца, и эта неопределенность рассчитанна. Большинство персонажей блистательного альбома давно уже отправилось в свое последнее путешествие. Сделать портрет кожи, не то же ли это самое, что снять посмертную маску? Их лица так и остались посмертными масками, такими же нежи­выми и пугающими, но притягательными и точными, как произведения анонимных ремесленников из похоронного бюро.

Фотограф Ричард Аведон. Якоб Аведон, 1971.

Люди, пережившие клиническую смерть, рассказывали, что будущее представля­лось им в виде коридора, заканчивающе­гося ослепительным светом. И это снова должно возвратить нас к загадке белого фона.

Павел Гершензон, Алексей Тарханов

Фото Ричард Аведон

Мир глянцевых журналов подарил нам немало выдающихся фотографов, но и среди них немного найдется столь же известных, как Ричард Аведон. В 1992 году Ричард Аведон начал работать в издании The New Yorker, он стал первым штатным фотографом за всю историю американского еженедельника. Ричард Аведон – вы могли не слышать имя этого человека, но хоть одну его фотографию вы точно однажды где-то заприметили. Это были 40-е годы – время рождения и становления fashion-фотографии, новых форм и нового стиля современного фотоискусства, одним из основоположников которых и стал Ричард Аведон. В 1976 году в журнале Rolling Stone Ричард Аведон опубликовал фотографии из альбома «Семья», посвященного известным политикам и бизнесменам таким, как Дональд Рамсфельд, Джордж Буш, Рональд Рейган и др.

Но Ричард Аведон испытывал страсть не только к фотографии – это была многогранная личность. Мы отобрали для вас фотографии Ричарда Аведона, снятые в разных жанрах: портреты художников и интеллектуалов, политиков и актёров, рекламные снимки и обнажённую натуру, а также кадры из серии «Американский Запад» (простые американские шахтёры, нефтяники, безработные). В 1958 году Ричард Аведон был включен в десятку самых великих фотографов мира (согласно версии журнала «Популярная фотография»).

Ричард Аведон взялся за камеру уже в 12 лет и продолжал совершенствоваться, будучи фотографом во время службы в торговом флоте США. Возможно, помимо всех революционных идей и великих снимков, что он дал миру, Ричард Аведон открыл единственный способ сфотографировать самого фотографа. Ричард Аведон также вел мастер-классы в Международном центре фотографии в Нью-Йорке.

Классик фотоискусства Ричард Аведон

На сам печатный процесс было потрачено 68 тысяч квадратных метров фотобумаги. К сожалению, снимок великого композитора ныне утерян, но это был первая работа в частном пантеоне великих портретов Аведона. При этом его модели – это не куклы, наряженные в прекрасную одежду, это прежде всего женщины. Свой первый снимок он сделал в 10 лет на семейную фотокамеру Kodak, на нем запечатлен сосед его деда композитор Сергей Рахманинов.

Особенно Аведона восхищали работы знаменитого фотографа Мартина Мункачи. Работы признанного мастера отображают не только гламур и красивую жизнь. Время останавливается. Неизменно только одно — внимание художника к лицу человека.

Ричард Аведон (Richard Avedon) родился и вырос в Нью-Йорке. После окончания службы Ричард Аведон снимал рекламу для универмага Bonwit Teller. «Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться», —признался как-то Ричард Аведон, оставивший после себя внушительное фотонаследие. Белизна константна, любое другое белое на ее фоне становится тенью. Свои работы Ричард Аведон представлял на выставках в Музее Современного искусства (Нью-Йорк), в Музее Амона Картера (Техас), в Музее Метрополитен (Нью-Йорк), в Музее Искусств имени Карнеги (Питсбург) и др.

На фотографиях были изображены модели, бегающие по пляжу играющие в чехарду. Стиль его работ органично соединяет документальную и постановочную, «выверенную», фотографию. И все же через два года неугомонный молодой Ричард Аведон бросил университет. В 1976 году в журнале «Rolling Stone» публикуются фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам. Именно Аведон предоставил Лилиан Бассман для съемок свою студию. Я должен завладеть их вниманием. И даже нейтральный фон, незыблемая, казалось бы, составляющая его фотографий, мог быть уничтожен ради нужного фотографу эффекта.

Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, так как первым понял: модели – это не просто вешалки для одежды». А в 1956 году, в качестве художественного консультанта и автора фотографий, он принял участие в съемках фильма «Fanny Face» режиссера Стенли Донена с Одри Хепберн в главной роли. А сам тем временем готовился к большему.

Как первый итог творчества, в 1959 году выходит «Observations» – эпохальный альбом фотографий уже признанного мастера Ричарда Аведона, в оформлении Алексея Бродовича и с литературными комментариями писателя Трумена Копоте. Дружба. Однако, в то время, как Пенн пускался в смелые и странные эксперименты (например, снимая для журнала моды островитян-аборигенов в боевых доспехах), Аведон воздерживался от всего, что могло стать помехой для передачи идеи чистоты и простоты, характерной для его работ. Эта аналогия возможна, но лежит она очень близко.

Мастера -фотографии 20 века: Ричард Аведон

На лице красавицы нет ни тени встревоженности. Поведение персонажей настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения, полностью забывая о себе» Однако из Колумбийского университета, где он изучает философию и поэзию, Аведон сбегает уже через год, чтобы поступить на службу в торговый флот. Первое представление «In The American West» прошло в Amon Carter Museum в Техасе, а потом фотографии увидели и в других странах мира. В течение нескольких лет Ричард Аведон был редактором школьного литературного журнала «The Magpie» (где, естественно, публиковались и его собственные сочинения), а в 1941 году молодой человек стал лауреатом поэтического конкурса городских школ Нью-Йорка.

В этот период он увлекался литературой, писал стихи, являлся помощником редактора школьного журнала «The Magpie». В 1958 году Ричард Аведон, в возрасте 35 лет, был включен журналом «Popular Photography» в список «10 великих фотографов мира». Но чаще движение присутствует в скрытом виде — свернутое до одного единственного кадра.

Теперь мы будем разбирать его фотографии и высказывания по косточкам. Чистый белый фон, на котором проявляется сам человек – словно олицетворение равных условий, некой формы «справедливости» жизни.

Напряженность пустоты Ричард Аведон демонстрирует, показывая модель покидающей кадр или входящей в кадр. Сам фотограф писал об этом так: «Я всегда, с самого начала, пользовался белым фоном. Вот таким образом жизнь Ричарда с самого детства была связана с миром моды и красоты. Но в изображения так и хочется всматриваться, подробно разглядывать каждую деталь. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, так как первым понял: модели — это не просто вешалки для одежды».

Именно Бродович смог оценить революционную для того времени идею Ричарда: вытащить моделей из безликих и «продуманных» студий. Снимаяизвестных моделей (а именно он открыл миру красоту и самобытность стройняшки Твигги), популярных актёров, музыкантов (потрясающий и экспрессивный Боб Дилан, нежная и необычная Бьёрк) и политиков (семейная чета Кеннеди), он был отражателем исторических событий. В первом случае – техническая, строго документальная, фотография, выполнявшая узкую, «коммерческую», задачу. Самое главное — пустой кадр, а не персонаж, который в него войдет.

«Menschen des 20. Не заставляйте меня улыбаться. Бродовича же эти снимки привели в восторг настолько, что он опубликовал их в «Harpers Bazaar». Признание профессионалов. Этим он хотел передать идею, что мода неразрывно связана с реальной жизнью.

Ричард Аведон – признанный мэтр портретной фотосъемки

В следующем году в Нью-Йорке состоялась выставка «Портреты» (1969-1975 гг. ), в которую вошли в том числе и работы антивоенной тематики. А сам фотограф скажет, что ему нравятся воображение и веселье девушек. Так мы видим только очень близких людей и акт этот бывает чрезвычайно драматичен.

Над ней он работал вместе с американским писателем Труменом Капоте, который написал комментарии и Алексеем Бродовичем, который занимался графическим оформлением и даже заставил Капоте изменить текст таким образом, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. Выполнить тест на совместимость, тест на стандарт — аведоновский. Ричард Аведон – знаменитый американский фотограф. Впрочем, как в фотографии, так и в живописи портрет является самым манящим и при этом самым сложным жанром. С его портретов на нас смотрят Чарли Чаплин и Мэрилин Монро. В школьные годы Аведон относился к интилегентным ученикам – писал стихи, увлекался литературой и помогал в редакции школьного журнала «The Magpie».

На первый план в портретах Аведона всегда выходит модель. Что бы ни происходило. В 1959 году вышел фотоальбом Ричарда Аведона, получивший название «Наблюдения», а три года спустя состоялась выставка фотографа в Смитсоновском институте Вашингтона. Каждая фотография предельно точна.

Активно издавались и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г. ), «Аведон: Фотографии», 1947-1977 гг. Иначе снимать будет нечего.

На многие его портреты трудно смотреть: в них почти нет защищающей модель от мира улыбки. В пятидесятых, продолжая работу с модными изданиями, Аведон недолго, в 1952-53 гг.

Легендарный портретист и фешн-фотограф: великолепные снимки знаменитостей и моделей

Черная рамка и белое поле напоминают о китайском театре теней. Цель проекта, которую ставил перед собой Зандер – показать «срез» общества, окружавшего его. Но красоту можно запечатлеть, это делает трагедию оптимистической. Там же произошла судьбоносная встреча, решившая всю его дальнейшую карьеру.

Обязанностью Аведона было снимать новобранцев для документов. Снимки Аведона произвели настоящую революцию. Режиссер ролика – Ричард Аведон.

Аведон был приглашен для съемок этого прославленного календаря в 1997 году. Два года спустя он нанял профессиональную фотомодель и сделал портфолио из фотографий в жанре фэшн-съемки, после чего поступил на учебу в «Лабораторию дизайна», возглавляемую знаменитым дизайнером Алексеем Бродовичем. В 1959 году Аведон выпустит свою первую книгу фотографий – «Наблюдения». Ричард Аведон понимает – делом всей его жизни должна стать фотография. Аведон был принят в штат «Harpers Bazaar» и продолжал оттачивать свой стиль, а уже через год организовал собственную фотостудию. Ибо кем он был, Ричард Аведон.

У нее нет прошлого нет будущего. После был дважды женат на других женщинах. «Шпион» с фотоаппаратом караулил мэтра в вестибюле дома, всячески старался обратить на себя внимание.

Энергичный и гибкий Аведон как будто танцевал с камерой, электризуя атмосферу в студии. Луиза была прекрасна. С уличных съемок моды тех лет на нас вот-вот выпорхнут его воздушные модели, летящие по парижским улицам в развевающихся нарядах от известных кутюрье. В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитен (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) – ретроспективы фешн-фотографий. Еще одна крупная творческая работа Аведона – цикл снимков На западе Америки. Портреты, выполненные Ричардом Аведоном, обманчиво просты.

Сайт о фотографах и фотографиях

Каждый снимок настолько глубок, что смотря на него понимаешь что хотел сказать автор. Если до этого модные журналы покупали в основном женщины, то теперь свежие номера расхватывали, как горячие пирожки и толпы мужчин. Ричард сочетал то, что в то время считалось несочитаемым – фешн в образе велосипедистов, посетителей бистро, маленьких кафешек, казино. Много лет спустя вышло полное собрание фотографий семьи Кеннеди работы Аведона на 128 страницах – «The Kennedys: Portrait of a Family». И сам Ричард Аведон после смерти Бродовича горько изрек: «Он так и умер, ни разу не похвалив меня».

«Я интересовался не собственно модой, но хотел отобразить на снимках этот взрыв энергии и радости». Иногда это принимает форму декларации, как в триптихе «Igor Stravinsky, composer, New York City, 11. 2. 1969», где зафиксирована последовательность мучительной работы невидящих глаз. Но фотография оказалась более привлекательной для начинающего поэта, она предлагала более быстрое воплощение его бурлящим эмоциям, нежели просеивание рифм и слов.

«Я был фотографом с 13 лет, – будет потом вспоминать Аведон. Это вечная загадка человека, человека в искусстве и искусства в целом. С 1966 по 1990 годы Аведон работал штатным фотографом журнала «Vogue». Печать каждой фотографии требовала в среднем от 30 до 40 производимых операций. Эти люди пришли на похороны (внезапные или же давно ожидаемые) и тот предмет, с которым они явились прощаться, — мы.

Эту суть строят детали – легкие жесты, закрытые глаза в упоительном пении, летящая копна волос, заломленные руки, скептическая полуулыбка и устремленный в далекое будущее взгляд (как у истинного поэта) измазанное лицо или всего лишь один предмет, точно передающий настроение или род занятий героя, одежда или ее отсутствие Так и в жизни самого мастера важны те детали-события, которые привели бы нас к разгадке его тайны. Портрет начинается там, где начинаются оптические деформации. Он мог вполне сойти за высококлассного репортера. Я едва ли слышал, что они говорили.

Мастера фотографии: Ричард Аведон ( ) /1923-2004/

«Как будто камера сама рождала картинку», – объяснил Аведон в одном из недавних интервью. В следующем году в Нью-Йорке – выставка «Портреты». И в начале этого пути, под предводительством редакторов моды Дианы Вриланд, Кармел Шоу, Алексея Бродовича и в связке с известными фотографами и дизайнерами Ирвином Пенном, Хиро, Бен Девидсон и другими, Ричард Аведон начал формировать новый взгляд на моду, на ее отражение в журнальных и рекламных фотографиях, зарождать саму суть fashion-фотографии. «Я хотел, чтобы он дал мне что-то от себя, что-то, что бы я мог хранить, что-то тайное и постоянное, которое бы соединило меня с ним».

Мы знали две грани Аведона. Встретив их спустя неделю в какой-нибудь комнате, я не думаю, что они меня узнают. В 1942 году юноша поступил на службу в фотоотдел Управления американским торговым флотом. Именно Бродович смог оценить революционную для того времени идею Ричарда: вытащить моделей из безликих и «продуманных» студий.

Личный интерес Аведона всегда был направлен на самих людей, а не на моду. А после службы, в 1945-м, молодой человек поступает учиться в «Лабораторию дизайна» (The Design Laboratory) – легендарную школу дизайнера Алексея Бродовича, которая в те годы была, пожалуй, самым передовым учебным заведением, кузницей кадров американских фотографов и иллюстраторов. Он работает фотографом в рекламе и собирает собственное портфолио. У работы Аведона появился неожиданный побочный эффект: модные журналы издававшиеся исключительно для женщин, наперебой расхватывали мужчины.

Прекрасная Давима (Davima), любимая модель Кристиана Диора и Жака Фата, блистала в те годы. Вскоре в мастерской Бродовича Аведон познакомился с Ирвингом Пенном.

«Он так и умер, ни разу не похвалив меня», – с горечью сказал Ричард Аведон после смерти Алексея Бродовича в 1971 году. Он появился на свет 15 мая 1923 год в семье эмигрантов. С 1952 по 1954 год, не прекращая сотрудничество с модными изданиями, Аведон был редактором и фотографом в журнале «Театральное искусство». На фото – «почти касание», это завораживает.

Великие фотографы 03 — Ричард Аведон /

Иногда это достигает такой интенсивности, что звуки в студии не слышны. Помимо фотографии, будущий мастер увлекался литературой. В конце концов, маэстро позволил Настасье расслабиться: всем спасибо, снято. Фотографией Ричард Аведон тоже увлекся очень рано. На очередных съемках с названием «О демократии» для этого американского журнала, у 81-летнего мастера произошло кровоизлияние в мозг.

Между тем не только «простых смертных»приходилось снимать фотографу. «Семья» была выставлена в Музее Метрополитэн в Нью-Йорке. Для современного фотографа эти фотографии были и остаются отличным учебным материалом для понимания фотографической композиции. Многие критики просто отказывались считать эти работы предметом искусства.

Он снимал для «Harpers Bazaar», «Vogue» и «The New Yorker», снимал звёзд и людей на улицах, пациентов психиатрических больниц и демонстрантов, здоровых и больных. В 1959 году вышел первый альбом — «Наблюдения» («Observations»), который подытожил целое десятилетие работы. Ричард не думал об опасности, модель «держала лицо», никак не реагируя на елозившую по телу шершавую тварь, а осветители и ассистенты не смели шуметь и передвигаться. Конечно, одной лишь техникой такого потрясающего эффекта добиться невозможно.

Ричард Аведон учился в средней школе ДеВитт Клинтон. Как нет и юных. Лишь годы спустя фотографии альбома «In The American West» заняли подобающее им место в мировом культурном наследии – как уникальные художественные документы, непредвзято запечатлевшие целую эпоху.

Его снимки – это одновременно простые и сложные работы. И, как любой творец, он вкладывал в каждую фотографию немного себя. Молодому мастеру удалось покорить заказчика своими работами и получить первый контракт. В сюжете фильма, одним из героев которого был фотограф Дик Авери (в исполнении Фреда Астера), прослеживались явные параллели как с судьбой самого Ричарда Аведона, так и с жизнью Мартина Мункачи, который когда-то был кумиром Аведона, а затем – коллегой по работе в «Harpers Bazaar». 1956 год, Аведону – 33, его ранняя карьера в мире моды находит свое отражение на студии Paramount в фильме «Funny Face» режиссера Стенли Донена.

Он как будто не затрудняется просьбой отойти подальше или подвинуться влево. Она оказала сильное влияние на его жизнь и творчество. Но наибольшее удовольствие человек-легенда получает от создания портретов. Я никогда по-настоящему не вовлечен.

Основная фраза ролика: "Хотите знать, что между мной и моими "калвинами". «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», – скажет потом Аведон. Помимо альбома «Observations», в 1962 году в Вашингтоне в Smithsonian Institute они совместно оформили экспозицию для выставки «Richard Avedon».

Мальчик родился 15 мая 1923 года в еврейской семье, в Нью-Йорке. Но смерть внезапно настигла великого художника в ноябре 2004 года: он скончался от кровоизлияния в мозг в Техасе, где снимал по заданию редакции серию фотографий под названием «За демократию». Вообще-то, Ричард Аведон мог снимать как угодно. Я стоял рядом с камерой, а не позади нее, благодаря чему достигался эффект естественности.

Знаменитые фотографии Ричарда Аведона (26 шт)

Он интересен тем, что над ним работали три знаменитости: Ричард Аведон (автор фотографий), Алексей Бродович (автор полиграфического оформления) и Трумен Капоте (автор текстов). Возможно, в самом начале своей карьеры Аведон сознательно или бессознательно отметил, насколько интересным может быть человек. Среди его фоторабот можно найти портреты художников Пабло Пикассо и Энди Уорхола. «Я всегда предпочитаю работать в студии. «Я хотел, чтобы он дал мне что-то от себя, что-то, что бы я мог хранить, что-то тайное и постоянное, которое бы соединило меня с ним».

Его интересовала и русская литература, поэзия. Фотографируя сослуживцев, он изучал строение лица, мимику и приемы портретирования. В престижном календаре присутствует и француженка. В жизни они прослыли отвратительной и бесчувственной парой. Между нами возникает краткая, напряженная близость. Но она не заработанная.

and Mrs. Все они были моими воспоминаниями о Луизе». Фотографией он увлекался еще с десятилетнего возраста. Он скончался в больнице города Сан-Антонио, штат Техас. Просто человек.

Они явились сюда для некой важной церемонии. Чтобы собрать портфолио, Ричард привлек к съемкам свою младшую сестру Луизу. В художественном и техническом плане его фотографии «отполированы» до научного «блеска». Любого человека.

Из их портретов составлена книга «Аведон: Шестидесятые» (Avedon: The Sixties) — своеобразная летопись того времени. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) прошла выставка Ричарда Аведона – ретроспектива портретов, сделанных в 1945-1970 годах. Вернувшись со службы, Ричард начал снимать рекламу для магазина своего отца. Здесь нет довольных и счастливых лиц.

Ричард Аведон, фотографии разных лет

Несмотря на уникальность проекта, экспозицию в то время не принял ни один музей Нью-Йорка. И человек, находящийся перед камерой, откликался – глазами, выражением лица, позой. Comfort", где модель Надя Ауэрманн позирует со скелетом. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) – ретроспектива портретов, сделанных им в 1945-1970 годах. Портреты 1979-1984 годов, объединенные в проект «Американский запад», казались странными, выставку принимали не все музеи, а критика восприняла альбом негативно.

Календарь Пьярелли. Сам же Аведон о своем новом альбоме сказал: «Я фотографировал то, чего боялся: старение, смерть и отчаяние жизни».

Новаторство оценили по достоинству. Эту серию фотографий Аведон представил в 1985 году (в нее вошел и упомянутый выше портрет рабочего Рэда Оуэнса). В этом проекте Аведон выработал новую стилистику «реальной» фотографии: на смену сияющему гламуру пришли отчетливо прорисованные — до последней морщинки, шрама, родинки — портреты. Кадр Аведона идеален.

Надя Ауэрманн в фотосессии Ричарда Аведона, 1995 год

Сказать, что Аведон льстит своим клиентам, — невозможно. На первый взгляд, его фотопортреты кажутся абсолютно простыми. Между тем фотограф, при жизни признанный классиком, отнюдь не почивал на лаврах.

Даже фотографии обычных людей в старой одежде не теряют своего очарования и многие последователи легендарного американца учились уникальному умению читать человеческие лица по его шедеврам. Спустя некоторое время он решил заняться фотографией профессионально. Среди них строители, мясники, официанты, водители, продавцы, фермеры, шахтеры и другие.

Эти фотографии вошли в альбом «Avedon: The Sixties» наряду с фотопортретами Битлз, Дженис Джоплин, Фрэнка Заппа, Энди Уорхола, модели Твигги. Результатом пятилетних съемок стал вышедший в 1985 году одноименный альбом. «Я хотел, чтобы он увидел меня, признал меня, так или иначе», – говорил Аведон одному французскому журналисту несколькими годами позже.

В это время были сделаны его самые лучшие фотографии. По крайней мере той моей части, которая была есть сейчас в фотографии. Собрав портфолио, он направился к дизайнеру, преподавателю и художнику русского происхождения Алексею Бродовичу, который в то время занимал пост арт-директора Harpers Bazaar. Здесь заканчивается Аведон и начинается Ньютон. Ричард Аведон (Richard Avedon) родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года в семье еврейских эмигрантов из России. Например, в 1985 году Калвин Кляйн выпускает свои первые джинсы.

Один из самых известных фотографов 20 века – вот кем был Ричард Аведон. В объектив фотокамеры Ричарда Аведона попадали и представители политического бомонда. И первоначальная аналогия с судом присяжных уступает место другой. 128 работ, как всегда исключительно черно-белых, размером от метра и больше.

Проблема искажения цвета в фотографии

Сразу после его выхода мнения о проекте разделились на диаметрально противоположные. Экранизация. По словам Ричарда Аведона именно благодаря ее фотографиям он «навсегда попал во власть женского очарования».

Некоторым подведением итогов за этот период стал альбом фотографий Ричарда Аведона под названием «Наблюдения» («Observations»), который вышел в 1959 году. Мы видим людей старых, несчастных, уродливых и удрученных. Популярность к Ричарду Аведону пришла в 1950-м. После публикации этих фотографий в 1946 году карьера Аведона пошла в гору. Наверное, единственный и наиболее масштабный его проект из семи частей называется «Люди XX-ого столетия» (на нем. Чего только стоил проект«Американский запад», в рамках которого на протяжении пяти лет —с 1979 по 1984 год —он объехал 189 городов, запечатлев во время своего путешествия 752 человека.

Одной из многочисленных граней Аведона-художника является намеренное стирание границ игнорирование их. «Паря над камерой и всматриваясь в нее, я никогда не видел людей, что были по ту сторону, это они смотрели на меня и портрет рождался от этой подлинного взаимного единения». Аведон был приглашен для съемок этого прославленного календаря в 1997 году. Так как мне кажется, что на самом деле меня там не было.

Теория цвета в пейзажной фотографии

P. S. После смерти своего учителя Аведон с горечью заметил: «Он умер, так ни разу не похвалив меня». Так кто же и в какой мере сокрыт в его фотографиях. Три виртуоза сошлись в работе над альбомом и вот интересный факт, приклоняясь перед авторитетом Бродовича-дизайнера, знаменитый Капоте покорно переписывал свои тексты так, чтобы все абзацы начинались с нужных дизайнеру букв. Интересно, что с детства Аведон мечтал стать поэтом, склонность к литературе проявилась в его работе в качестве со-редактора литературного журнала «The Magpie» средней школы Клинтона, в которой он учился. По окончании школы он поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать там философию и поэзию.

Может быть, такова природа фотографа. И нет улыбок. На его снимках модели больше не выглядят холодными статичными манекенами – они искренне радуются жизни, куда-то бегут, танцуют, смеются и не скрывают своих эмоций. Она случайна ровно настолько, чтобы не сломать форму, силуэты послевоенного Haute Couture, все эти «Н», «V» и «А». Рекламный эпатаж.

Я стоял рядом с камерой, не позади нее, на несколько дюймов левее объектива. Строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. В старших классах к увлечению фотографией добавляется любовь к литературе. Мне никогда не надо знать по-настоящему.

Мастера фотографии: портретный фотораф Ричард Аведон

Красота увядает так скоро – трагедия только усиливается. В это время в жизни Аведона снова возникает его учитель Алексей Бродович.

Портреты Аведона хореографичны — в том полузабытом значении хореографии, как формализованной (канонизированной) записи движения. Оставив службу Ричард решил заняться фотографией профессионально. Работы Ричарда Аведона получили неоднозначные отзывы.

Ему, королю черно-белой фотографии, не чужд был цвет. Но фотографии Ричарда Аведона даже с таким условием не теряют своих «гипнотических» качеств. Сначала Аведон утверждал, что портрет – это обоюдная игра модели и фотографа, позже – «теперь я понимаю, что вся власть у меня в руках».

  • Фотограф Ричард Аведон и его творчество
  • Ричард Аведон: американская легенда
  • Архивная съёмка: Ричард Аведон для
  • Фотограф Ричард Аведон: биография и лучшие работы
  • Ричард Аведон: контрастное творчество

Идея, функция, фотокарточек моряков и портретов ситтеров «Западного проекта» существенно различается. работает редактором и фотографом в журнале «Театральное Искусство». Ведь людям, чаще всего, нравится смотреть именно на людей. Контекст реальной жизни лишь подчеркивает гламурный блеск.

Они напряженно (или раздраженно) стоят перед нами в ожидании чего-то не очень приятного. Долгое время его вдохновляла красота младшей сестры Луизы. Здесь он фотографирует новобранцев для удостоверений личности.

  • Ричард АведонФотоработы и биография
  • Ричард Аведон: гламур, улыбки, зоопарк
  • Ричард Аведон – великий мастер портретов
  • 150 женщин в объективе Ричарда Аведона
  • Фотограф Ричард Аведон: портреты кожи
  • Ричард Аведон, стиль прежде всего
  • Стиль и отличительные особенности

Ричард поступил в среднюю школу ДеВитт Клинтон в 1929 году и закончил ее в 1941. Герцог Виндзорский отрекся от престола в 1936 и наследником стал Георг Шестой, который был заикой (Колин Фёрт «Король говорит»). И благодаря этому достигался эффект естественности. Гораздо существеннее принципиальность, непримиримость черного и белого. В то время, как все fashion-редакторы забраковали «пляжную» серию Аведона (в которой он изобразил своих одетых в haute couture моделей босыми, растрепанными, проваливающимися в песок по самые щиколотки их красивых длинных ног) именно Бродович опубликовал эти снимки в «Harpers Bazaar».

В 1976 году вышел альбом «Семья» (The Family) с портретами представителей правительственной и деловой элиты. Слова Баланчина о балете Стравинского «Аполлон Мусагет» здесь не случайны. В старших классах к увлечению фотографией добавилось увлечение литературой. Любого начинающего в современных интернет-сообществах за такие портреты ждет шквал критики и насмешек от профессионалов.

Он выбрал тему "Женщины мира". Серия подверглась яростной критике за представление Америки в «неприглядном виде», большинство американцев не захотело признать себя в этих лицах, а экспозицию не принял ни один музей Нью-Йорка. Аведон снимал не только в студии и с использованием профессионального света и оборудования, но и на улицах. Ричард Аведон родился в Нью-Йорке, фотографией увлекался с детства и до того, как прийти в мир моды, снимал моряков на торговых судах и делал рекламные снимки для магазинов. «Должно быть, я снял сотню тысяч озадаченных лиц, прежде чем понял, что становлюсь фотографом».

Он выбрал тему «Женщины мира». Она изолирует людей от их окружения. Параллельно с сотрудничеством с модными периодическими изданиями, он в 1952-1954 годах работал фотографом и редактором в журнале «Театральное искусство». «Я хотел, чтобы он увидел меня, признал меня, так или иначе», – говорил Аведон одному французскому журналисту несколькими годами позже. «Это будет интересовать меня всегда» – писал Аведон в то время о фэшн-фотографии, признанным грандом которой был Мункачи.

  • Смелые работы, сделавшие Аведона знаменитым
  • Альбомы, выпущенные Ричардом Аведоном
  • Альбомы, выпущенные после смерти Ричарда Аведона
  • Рекламные кампании, созданные Ричардом Аведоном
  • Альбом Ричарда Аведона За демократию, 2004 год
  • Портреты известных людей, созданные Ричардом Аведоном
  • Альбом Ричарда Аведона На западе Америки
  • Фоторепортаж Ричарда Аведона, 1949 год

В конце 50-х годов за Ричардом Аведоном окончательно закрепилась репутация признанного мастера: в 1958 году журнал «Популярная фотография» включил его в список «10 великих фотографов мира». Сосредоточенность должна исходить от меня и захватывать их. Каноничен. Разумеется, юноша продолжал жадно следить за творчеством ведущих современных фотографов. «Шпион» с фотоаппаратом караулил мэтра в вестибюле дома, всячески старался обратить на себя внимание. Ричард Аведон: «Они любили собак больше, чем они любили евреев». Его студиями стали цирки и зоопарки, египетские пирамиды и космические площадки NASA. Американцы не захотели признавать себя в этих странных, порой чего-то страшащихся лицах.

Успех к Аведону пришел вместе с его фотосессией для журнала Harpers Bazaar, когда из «продуманных» и безликих студий фотограф вытаскивает моделей на пляж, он снимает их босыми играющими в чехарду, проваливающимися в песок по самые щиколотки их красивых длинных ног. Они уходят и я их не знаю. И для меня фотографии обладают реальностью, которой лишены люди. Ричард Аведон. Тридцатилетний период работы в фотографии был подведен теперь уже раритетными альбомами: «Portreits» (1976), «Avedon: фотографии 1947-1977» (1978) и интересный альбом под названием «The Family», альбом, в котором запечатлены известные политики, бизнесмены и лидеры властных структур, такие, как Джордж Буш, Дональд Рамсфельд и другие.

  1. Фоторепортаж Ричарда Аведона, 1946-1948 годы
  2. Жемчужины Ричарда Аведона (продолжение)
  3. 11 правил, которые вы должны нарушить
  4. Баланс белого: руководство для начинающих
  5. Самое интересное в виде мозаики

Он любил своих моделей их эмоции, задорность и красоту. Это и упомянутая выше ретроспектива портретов «Richard Avedon», снятых в 1945-1970 годах (1970, Институт Искусств, Миниаполис), это экспозиция «Jacob Israel Avedon», посвященная отцу фотографа (1974, Музей современного искусства, Нью-Йорк), выставка «Portreits» 1969-1975 гг, в которую в том числе вошли работы антивоенной тематики.

В 1976 году в журнале «Rolling Stone» были опубликованы фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам. Ричард Аведон любил снимать портреты актеров, музыкантов, политиков и звезд киноиндустрии. Но самым любимым занятием мальчика было изучение искусства фотографии.

  • 50-е: первый успех Ричарда Аведона ( )
  • Сумасшествие 60-х: творческие открытия
  • «Американский запад» – вызов миру моды

«The Family of Man») и вобравшую в себя 503 фотографии со всего мира. «Я фотографировал то, чего боялся: старение, смерть и отчаяние жизни». Снимки моделей в городе — любительские фото на память. Ричард Аведон родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года.

В их коллективном молчании есть общая тайна. Только фотограф и модель. Это была хорошая стартовая площадка для изучения физиономистики (метод определения типа личности человека, его душевных качеств и состояния здоровья исходя из анализа внешних черт лица и его выражения). Например, в журнале «Искусство в Америке» («Art In America») появилась статья Макса Козлова, в которой говорилось: «Он (Аведон) изображает американский запад, как быдло, состоящее исключительно из уродов».

Именно Ричард Аведон и Ирвин Пенн открыли выразительный минимализм студийных съемок моды. Движения вполне свободны, но эта случайность чуть утомительно выстроена. Ещё одним «козырем» Аведона была способность смешивать, казалось бы, несочетаемое играть на контрастах – как в той фотографии, где известная модель Довима в роскошном вечернем платье позирует среди нескольких слонов. Его имя прочно и, кажется, навсегда увековечено в списках лучших мастеров мировой фотографии.

Ричард Аведон и Одри ХепбернРичард Аведон и Софи Лорен Ричард Аведон и Фред АстерSelected WorksMarilyn MonroeMarella Agnelli, 1953Babe PaleyДовима и слоны (вечернее платье от Диора). Белое становится абсолютным, «белым по белому». Таким образом был выполнен альбом «Американский запад» («In The American West», 1985 г. ) – строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. Постер вышел на славу – два миллиона копий разошлись мгновенно, а фото появилось на обложках American photographer magazine (март, 1982) и French photo magazine ( 200) и стало легендарным. (Надо сказать, что влияние Мункачи он открыто признавал и даже снял своеобразный «трибьют», дань уважения венгерскому мастеру – свою версию известной фотографии Мункачи с девушкой, прыгающей через лужи).

Весьма примечательны первые модели юного фотографа – Сергей Рахманинов, который был соседом его деда и младшая сестра, фотографируя которую, по словам самого Аведона, он и был «навсегда очарован женщинами». Характер Бродовича и его отношение с учениками не были простыми. Повседневный контекст лишь подчеркивал роскошь и гламурный блеск фотографии. А задолго до этого настоящую революцию Аведон совершил в fashion-фотографии.

Классические, минималистичные, но страстные, на неизменном белом фоне. К сожалению, сразу после школы реализовать свой потенциал Ричарду Аведону не удалось. Активно издаются и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г. ), «Аведон: Фотографии» (1947-1977 гг).

В конце 70-х – начале 80-х годов Аведон приступил к работе над фотопроектом «In The American West», ставшим своеобразным портретом американцев Запада Америки. Достичь такого эффекта невозможно только при помощи виртуозной техники – для его достижения от фотографа требуется искренняя заинтересованность в модели. Кроме того, в 1976 году вышел альбом «The Family» с портретами представителей властной элиты – политиков и бизнесменов, среди которых Джордж Буш, Дональд Рамсфельд и другие известные люди.

«Antlitz der Zeit»). Две работы этого проекта вошли в значимую для становления фотографии как искусства выставку, организованную Эдвардом Стайхеном (Edward Steichen) в 1955 году в Нью-Йоркском музее современного искусства (Museum of Modern Art) под названием «Род человеческий» (на англ. В свободное от учебы время Ричард Аведон изучал семейный фотоаппарат Kodak. Вместе со своим одноклассником и лучшим другом Джеймсом Болдуином, впоследствие ставшим знаменитым писателем, Аведон стал редактором школьного литературного журнала The Magpie («Сорока»).

Во-первых, с технической стороны проделанная Аведоном работа внешне повторяет «исследовательскую» фотографию Августа Зандера (August Sander 3), методично запечатлевшего в нескольких десятках тысяч негативов «людей XX-ого столетия». В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитан (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) прошли ретроспективы фэшн-фотографий Ричарда Аведона. Белизна фона сравнима с направленным на нас светом. Более того, к концу семидесятых годов он выработал новую стилистику «реальной» фотографии.

Родился Ричард Аведон в городе Нью-Йорке, в 1923 году. Следует отметить, что Бродович преподавал в нью-йоркской «Лаборатории дизайна» при Школе общественных исследований, которую впоследствии закончил Ричард Аведон. С Ричардом Аведоном, гением портрета на белом фоне. Умер Ричард Аведон в 2004 году от инсульта.

В 60-е карьера Аведона находилась на пике. Интересно, что с детства Аведон мечтал стать поэтом, склонность к литературе проявилась в его работе в качестве со-редактора литературного журнала «The Magpie» средней школы Клинтона, в которой он учился. На протяжении пяти лет они путешествовали вместе по всему миру, не расставаясь не на миг.

Однако работа, которую удалось получить Ричарду Аведону после окончания школы, от фэшн-фотографии была весьма далека. Итоговый результат был опубликован в 1985 году. Через 25 лет, там же была организована выставка портретов «Richard Avedon: Portraits», в честь 80-тилетия художника.

Выставочные залы Америки начнут бороться за каждую экспозицию Ричарда Аведона. А может быть, он действительно стал поэтом. Получив главный приз городского поэтического конкурса среди школьников, юный Аведон решил продолжить движение по литературной стезе.

Это знакомство стало точкой отсчета в блистательной карьере Аведона. Эти портреты никогда не были формальными – если рассматривать их рядом с портретами простых людей американского Запада (творческий проект Аведона) – можно обнаружить странное, но вполне естественное сходство. Красивые, очаровательные, пленительные, эротичные и неповторимые.

Однако, не в последнюю очередь благодаря непростому характеру Бродовича их отношения нельзя назвать безоговорочно дружескими – дизайнер и фотограф навсегда остались строгим учителем и «нерадивым» учеником. Если не получается — это проблемы модели. Мода 50-х годов, представленная Аведоном, это мода формы, мода фасона, в отличие от моды 60— 70-х — моды характера, моды ситуации, моды положения. С 1979 по 1984 год Аведон объехал 17 штатов и 189 городов. Наверное, в душе именитого фотографа всегда жил революционер. Его стиль является знаковым и образцовым. В 1929-1941 гг.

Он создает образы посетителей бистро игроков в казино, велосипедистов, выводя моделей из студии на улицу, в кафе, в бар, в казино, в музейный зал. Ричард Аведон фотографировал политиков от Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон. Он далеко не всегда отказывался от вычурных постановочных поз. Это годы формирования фешн-фотографии, становления новых форм и стилей. Ричард Аведон родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года. А в реальности – «прикосновение», приведшее творческую группу в шок. Никто так и не понял почему.

Совершенно ничего". И при этом ни в одной из них нет правды». В престижном календаре присутствует и француженка. Они становятся в каком-то смысле символами самих себя. Несмотря на преклонный возраст, он был полон жизненных сил и творческих планов. Все ограничивается узнаванием». По ним любой фотограф может учиться не композиции и свету, а умению читать человеческие лица и души. Он открыл собственную фотостудию и стал штатным фотографом Harpers Bazaar.

Тщательное просеивание рифм и слов наскучило ему — фотография непреодолимо влекла начинающего поэта, обещая его бурлящим эмоциям самое стремительное воплощение. Белое, конечно, важнее. Вместе со своим одноклассником и лучшим другом, впоследствии ставшим великим писателем, Джеймсом Болдуином Аведон становится редактором школьного литературного журнала «The Magpie». «Фотография не может быть неточной. А в 1941 году – лауреатом поэтического конкурса городских школ Нью-Йорка.

В 1946 году фото Ричарда Аведона были опубликованы в модном журнале «Harpers Bazaar». Крупнейшая ретроспектива Аведона – мастера модной фотографии «Avedon: Photographs 1947 – 77» проходила в 1978 году в музее «Метрополитан» в Нью-Йорке. Их рекламирует Брук Шилдс. Фотограф называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени». Вот таким образом они от меня зависят. Все кончилось хорошо.

Я узнаю людей через фотографии. Его фотографии, на которых модели играли в чехарду или ловко передвигались на ходулях, представляли разительный контраст с «замороженными» формальными изображениями, которые прежде публиковали модные журналы. Его отец был владельцем магазина женской одежды на Пятой авеню, а в доме всегда можно было найти свежий номер «Harpers Bazaar», «Vogue» или «Vanity Fair».

Пришедшие 50-е не принесли существенных перемен — мастер продолжал активно трудиться на поприще модной фотографии, а также в течение короткого срока проработал редактором и фотографом в журнале «Театральное Искусство». В 1942 Ричард был принят на работу в фотоотдел, прикрепленный к Управлению торговым флотом США, где работал вначале помощником фотографа, а потом – фотографом. Кроме того, свою любовь к литературе Аведон воплотил в портретах знаменитых писателей и поэтов того времени (ему принадлежат портреты Трумена Капотэ, Иосифа Бродского, Исак Динесен, Эзры Паунда, Марианны Мур и многих других).



портретный фотораф Ричард Аведон — Любить фотографию

Ричард Аведон (1923-2004) – американский мастер фэшн-фотографии. По крайней мере, так считают многие современные фотографы, глядя на его работы. На самом деле, помимо стиля фэшн, который Аведон действительно любил, фотограф тяготел к художественному портрету, и очень ценил художественную фотографию в целом, считая ее настоящим своим призванием.

В его портфолио, с которым мы сегодня познакомимся, есть работы самых разных жанров, от постановочного портрета для индустрии моды до уличного репортажа.

Fashion

Первый опыт Ричарда Аведона в фэшн-индустрии очень показателен. Будучи молодым фотографом, который совсем недавно снимал солдат на документы, Ричард смог уговорить управляющего магазином модной одежды дать ему на прокат наряды, а сам потратил все свои сбережения, чтобы нанять профессиональную фотомодель. Его работы так впечатлили администрацию магазина, что Аведон получил контракт и смог заниматься тем, что ему нравилось.

Посмотрите на работы большинства современных фэшн-фотографов – лишь немногие из них выделяются уникальным стилем. Остальные повторяют все те же жесты, ту же композицию, те же характерные тенденции, из-за которых даже не запоминаются имена их авторов. Работы Аведона, при всей кажущейся их простоте, отличает пластика движения, которое он сумел передать на фотографии благодаря тонкому чувству композиции в языке человеческого тела. Более поздние работы также прекрасны грамотным сочетанием цветов и тонов.

Сегодня себе в пример Ричарда Аведона ставят тысячи фотографов, но сам он всегда «разграничивал «фэшн» и портретную фотографию». Последнюю он называл более «глубоким» трудом. Он не отрицал своей любви к фэшну, утверждая, что ему приятно таким образом зарабатывать на жизнь. Но еще большее удовольствие он получал от создания портретов. Он считал себя портретным фотографом.

 

Портреты знаменитостей

Ричард Аведон любил снимать портреты актеров, музыкантов, политиков и звезд киноиндустрии. Эти портреты никогда не были формальными – если рассматривать их рядом с портретами простых людей американского Запада (творческий проект Аведона) – можно обнаружить странное, но вполне естественное сходство. Все люди, от простых шахтеров до директоров и политиков, на фотографиях Аведона настолько раскрывают свою душу, что разницу в их социальном статусе можно угадать только по одежде. И в этом смысле портреты знаменитостей даже более удивительны, чем портреты американского Запада – раскрыть душу человека, за которым наблюдает все общество, дано далеко не каждому.

Дети Пабло Пикассо

 

Портреты американского Запада

В этой серии лучше всего наблюдается излюбленный прием фотографа – съемка вне контекста, не подкрепленная ни позой, ни композицией. Портреты американского Запада – это фотографии простых людей, снятых в старой одежде, на обычном белом фоне, с руками по швам. Любого начинающего в современных интернет-сообществах за такие портреты ждет шквал критики и насмешек от профессионалов. Но фотографии Ричарда Аведона даже с таким условием не теряют своих «гипнотических» качеств. По ним любой фотограф может учиться не композиции и свету, а умению читать человеческие лица и души.

 

Репортаж

Аведон снимал не только в студии и с использованием профессионального света и оборудования, но и на улицах. В портфолио его репортажных работ входят уличные портреты нью-йоркцев, портреты итальянцев и различные сцены из повседневной человеческой жизни. Репортажные кадры фотографа, как и его работы из остальных жанров, отличаются тонким чувством решающего момента и грамотным построением формы. Для современного фотографа эти фотографии были и остаются отличным учебным материалом для понимания фотографической композиции.

 

Произведения Ричарда Аведона и известные фотографии

1973

Джейкоб Исраэль Аведон, Сарасота, Флорида, 25 августа

1973

За последние шесть лет жизни своего отца Аведон записал ухудшение своего здоровья и, возможно, его дух на многих фотографиях. Он начал делать портреты своего отца, Джейкоба Исраэля Аведона, когда он навещал его в доме, куда он переехал в Сарасоте, Флорида. Через несколько лет после того, как Аведон начал сериал, у Джейкоба диагностировали рак, от которого он, наконец, скончался в 1973 году.

На этом глубоко тревожном изображении отец Аведона выражает глубокое горе или тревогу. Суровый и неуклюжий в мрачном черном костюме, старший Аведон стоит на совершенно белом фоне, в котором, кажется, растворяется его голова. Фотография не идеализирует, а скорее отражает неуверенность и страх, которые, должно быть, испытывали и отец, и сын. Аведон процитировал венского художника-экспрессиониста Эгона Шиле, оказавшего на него большое влияние в области портретной живописи. Он объяснил, что портреты Шиле содержат уровень «откровенности и сложности», который, как сказал Аведон, далек от «традиции лести и лести в портретной живописи».

В письме своему отцу Аведону, написанному примерно в то время, когда он создавал эту серию портретов пожилого Джейкоба Аведона, он писал: «Что мне нравится в тебе, так это то, что тебе за восемьдесят, ты голоден и жаден. на всю жизнь ... и все сложные вещи о тебе, и это то, кого я хочу сфотографировать ». Фотографии, безусловно, контрастируют с его портретами людей великой власти и знаменитостей.

В 1970-х годах Аведон заинтересовался попыткой сформулировать течение времени с помощью фотографии.Не было сохранившихся фотографий его и его отца из детства Аведона, поэтому отчасти серия символизирует попытку установить связь с Джейкобом и задокументировать это взаимодействие. «Фотографии моего отца, - признался Аведон, - создание этих фотографий не имело никакого отношения к искусству фотографии. Это имело отношение к тому, как я пытался связаться с ним».

Однако всего несколько лет спустя он пересмотрел то, что могло также лежать в основе этого глубоко личного проекта. Аведон размышлял: «Позже, годы спустя, мне пришло в голову, что фотографирование его было актом враждебности.Снимать, убивать его моей камерой, смотреть, как он умирает, с моей камерой ... Неужели я говорил себе, что это было о любви и связи, и это действительно было своего рода убийство? »Портрет его отца подталкивает

В конечном итоге в 1974 году Аведон выбрал восемь фотографий из этой серии для персональной выставки под названием «Джейкоб Исраэль Аведон» в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Йорк.Что касается проницательной интимности работы, Джон Сарковски, директор Департамента фотографии во время выставки, заметил: «Фотографическая портретная живопись, преследуемая с высокими амбициями, которые предполагают традиции, является чрезвычайно сложным искусством. , только признание и доверие могут привести к успеху. Портреты отца Ричарда Аведона - это глубоко трогательный отчет о таком успехе ».

Платиновый палладий Печать - Фонд Ричарда Аведона

Фотография Ричарда Аведона, биография, идеи

Резюме Ричарда Аведона

Жестом высшей юношеской уверенности Ричард Аведон покончил со стандартным образом статуи, застывшей -временные модели традиционной фэшн-фотографии.Вместо этого энергичный молодой фотограф, который, по легенде, никогда не стоял на месте, оживил своих моделей и, самое главное, показал их человеческую сторону, недостатки и все такое. Однако он, вероятно, наиболее известен своими захватывающими черно-белыми и часто широкоформатными портретами людей, будь то знаменитостей или неизвестных, которые являются психологическими исследованиями в той же степени, что и физическими. В диапазоне от коммерческой работы, которую он делал в качестве модного фотографа до новаторских портретов в изобразительном искусстве, широта и креативность работ Аведона сделали его одним из самых влиятельных фотографов 20 -го -го века.Его фотографии, как утверждала New York Times, «помогли определить образ стиля, красоты и культуры Америки» с 1950-х годов. Хотя он не создавал одежду, которую носили Верушка, Твигги или Брук Шилдс, он создавал инновационные контексты как для модели, так и для ее владельца, создавая визуально захватывающие, запоминающиеся образы, которые изменили ход многих аспектов американской культуры.

Достижения

  • Стиль модной фотографии Аведона привнес в этот жанр свежесть и гуманизм.Аведон брал модели, которые казались застывшими во времени, и придавал им силы, индивидуальности и даже недостатки. Часто за этим скрывается повествование, поскольку он понял, что модная фотография - это не просто продажа продукта, а скорее общий дух изображения, которого желал зритель / потребитель.
  • Мастерство Аведона в портретной живописи было во многом связано с его взаимопониманием со своими объектами, как с его техническими способностями или чувством эстетики. Его обычная практика заключалась в установлении близости между собой и его натурщиком, завоевание доверия субъекта стало для Аведона формой искусства.Его откровенные, эмоциональные портреты, часто фотографируемые и печатаемые в большом формате, помогли преобразовать фотографию в выразительную форму искусства.
  • Портреты Аведона чаще всего тревожат, а во многих случаях и очень тревожат. Его сюжеты занимают большую часть композиции, иногда даже превышая ее границы и, таким образом, кажутся необъяснимо обрезанными. Эффект крупного плана заключается не только в том, чтобы показать детали, включая физические недостатки, но и в том, чтобы заставить зрителя почувствовать, как будто они вторгаются в личное, личное пространство натурщика.Вдобавок фирменный белый фон Аведона не дает никакого контекста; нет истории, кроме лица и тела испытуемого. Обычно портреты черно-белые, что также кажется менее лестным или снисходительным. С точки зрения Аведона, цвет создает нежелательное отвлечение от откровенного визуального контроля натурщика.

Биография Ричарда Аведона

Ричард Аведон, родившийся в Нью-Йорке, всегда известный в семье и друзьях как «Дик», был сыном русско-еврейских родителей, Джейкоба и Анны Аведон.Его знакомство с модой и фотографией началось в раннем возрасте. Поскольку его отец владел магазином женской специализированной одежды на Пятой авеню, он часто присутствовал, когда представители престижных модных журналов, таких как Harper's Bazaar, Vanity Fair и Vogue, посещали его каждый месяц, чтобы обсудить модную одежду.

Ричард Аведон, увиденный через объектив своего давнего помощника по фотографии

Автор Жаки Паламбо, CNNNew York

Часто говорят, что американский фотограф моды Ричард Аведон запечатлел на своих фотографиях самые души людей, которых он снимал.

Он обладал определенным колдовством с помощью своей камеры, раскрывая внутреннюю жизнь человека с помощью всего лишь совершенно белого фона и проницательного глаза.

В его знаковой книге портретов «На американском Западе» были представлены обычные американцы, но он также сфокусировал свой объектив на элите, фотографирующей иконы моды и кино, включая Мэрилин Монро, Твигги, Джин Шримптон и Одри Хепберн.

Новая книга «Аведон: За кулисами 1964–1980» предлагает редкий расширенный портрет самого мастера портретной живописи, который помог начать взрывной период творчества моды в середине 20-го века с знаковыми передовыми статьями для Harper's Базар и Vogue.

«Многие фотографы пытались имитировать его работы, но изображениям тех же женщин, когда их фотографировали другие, не хватало этой неподражаемой магии», - пишет автор книги, фотограф Гидеон Левин, проработавший в студии Аведона 16 лет, и рассказывает о своем опыте. как фотографии, так и текст.

Работа над книгой велась более десяти лет, так как Левин столкнулся с несколькими годами судебных тяжб в битве за авторские права с Фондом Аведона по поводу изображений, которые он сделал во время работы в студии, и фотографий, которые, по словам Левина, подарил ему Аведон в качестве подарка.Фонд Avedon Foundation отказался комментировать публикацию книги Левина по этому поводу.

Руссо на съемках для Vogue в сентябре 1974 года. Предоставлено: Гидеон Левин.

В объектив Левина мы видим Аведона, задумчиво склонившегося над своим Rolleiflex в студии; руководить супермоделью Верушкой в ​​заснеженных вулканических долинах Хоккайдо, Япония; проведение мастер-классов по фотографии с арт-директором Марвином Израэлем и Дайан Арбус; и подготовка к проведению знаковых выставок, в том числе выставок в галерее Мальборо и Метрополитен-музее, в которых фотография прославляется как вид искусства.

Художник был известен своей строгостью и редко соглашался на то, чтобы официально сфотографироваться. «Он не любил фотографироваться, потому что ему нужно было все контролировать», - говорит мне Левин, когда я посещаю студию, которую он делит со своей партнершей, модельером Джоанной Мастроянни, в районе Манхэттена. «Он знал, как он хочет выглядеть, а это не обязательно то, что я хотел в качестве портрета», - добавляет он.

«В редких случаях мне удавалось прорваться к (его) личности.«

Так было с первым портретом Аведона Левином. В 1964 году, после того, как Левин, Аведон и менеджер студии Эрл Стейнбикер закончили развешивать отпечатки Аведона в Макканн Эриксон для выставки его ранних работ, Аведон сел на табурет в доме. в центре галереи, чтобы осмотреть комнату. Изображение Левина показывает художника, обезоруженного гравитацией момента: ослабив галстук, он смотрит на свои вмонтированные гравюры с чувством удивления.

Десять лет спустя Левин снова запечатлел эмоциональный момент при подготовке к спектаклю.После того, как отец Аведона умер в 1973 году из-за продолжительной болезни, он «казался потерянным в космосе, задумчивым, не знающим, что с собой делать», - пишет Левин в книге.

Хотя отношения Аведона с отцом были натянутыми, он сделал серию его портретов в последний год своей жизни; В следующем году MoMA установил восемь из них. Когда Левин и Аведон готовили отпечатки, Аведон согласился, что сделал его портрет, инсценировав сцену, разместив отпечатки по всей студии.

Образы Левина обладают необработанной силой, поскольку Аведон стоит перед монументальными изображениями своего больного отца, чувство масштаба искажено, когда они оба смотрят наружу. Съемка «была эмоциональной и напряженной», - вспоминает Левин.

Ричард Аведон запечатлен рядом с портретом своего отца, Якова Исраэля Аведона. Предоставлено: Гидеон Левин

Как помощник Аведона и, в конечном итоге, менеджер студии, Левин отвечал за некоторую магию, которая сделала изображение Аведона культовым - Левин сказал, что это его идея отказаться от стационарного освещения в пользу переносного зонтика, который мог перемещаться с Подданные Аведона, и именно его рука искусно напечатала многие из самых известных изображений Аведона.

Среди них была любимая работа 1955 года «Довима со слонами», представлявшая собой наиболее неприятный образ для Левина, поскольку исходный негатив был испачкан. Отпечатки-близнецы с оригинального негатива висели в Смитсоновском институте и в его студии, но для будущих выпусков, Левин сказал, что он тщательно помогал создавать новый, почти безупречный негатив.

Левин говорит о своей врожденной динамике с Аведоном и об интенсивном уровне концентрации, когда его наставник совершенствовал каждый выстрел. Во время съемок «было очень тихо, но всегда была музыка», - вспоминает он.«Иногда одна и та же группа снова и снова, но без разговоров. Для него было очень навязчиво, если люди говорили на заднем плане».

Интенсивность Аведона уравновешивалась его магнетизмом. Когда Левин пришел в свою студию на собеседование, только что окончивший школу в Art Center College of Design, Аведон просмотрел свое портфолио и сказал, что входит в команду. «Зовите меня Дик», - сказал он, по словам Левина, показывая, насколько привлекательным он может быть. Он был «общительным, непрерывно движущимся сгустком энергии», - пишет Левин в «Аведоне».

Аведон и Чайна Мачадо танцуют на афтепати в Париже в 1965 году. Кредит: Гидеон Левин.

Он был полностью посвящен своей практике, иногда до такой степени, что она могла его поглотить. После критических обзоров его книги 1966 года «Ничего» «Персональный» - теперь считающийся классическим произведением - Аведон пережил «художественный кризис», пишет Левин. После периода душевных поисков он изменил свой подход к портретной живописи, обменяв свой Rolleiflex на изображение 8 x 10 камеру, чтобы он мог снимать объекты без барьера объектива.

Левин показал двойственность публичной и частной личности Аведона на поразительном портрете, сделанном в 1978 году. На нем лицо Аведона выглядывает из-за напечатанной маски его подобия.

Левин напечатал серию факсимиле Аведона восемь лет назад для гостей, чтобы надеть их на вечеринке после выставки Аведона 1970 года в Институте искусств Миннеаполиса.

Как фотограф он всегда наблюдал, и у него были эти проницательные глаза - как у Пикассо

Гидеон Левин

Аведон, не любивший сюрпризов, не принимал это хорошо.Тем не менее, он сохранил по крайней мере одну из масок и в конце концов согласился использовать ее для портрета. Театральный образ показывает интенсивность его взгляда. «Как фотограф он всегда смотрел, и у него были проницательные глаза, как у Пикассо», - говорит Левин. «Вы (могли) видеть, что он (смотрел) на вас, наблюдал за вами, изучал вас».

Примерно тогда Левин начал искать собственное студийное пространство и в конце концов расстался с Аведоном в 1980 году, чтобы полностью посвятить себя практике.Левин сказал, что был тронут, когда художник удивил его в своей новой студии с шампанским и его командой. Еще более невероятным был подарок, который он принес: сестринский принт к Смитсоновской версии «Довимы со слонами» с подписью «Из моей студии в вашу».

Это был необычный жест, поскольку оригинальный окрашенный негатив был уничтожен. В обмен на кропотливую работу Левина по созданию магии, Аведон подарил ему собственное чары.

Ричард Аведон: Человек на миллион

Ричард Аведон считается одним из величайших фотографов всех времен.За свою 50-летнюю карьеру Аведон произвел революцию в модной фотографии и получил признание критиков благодаря своим черно-белым портретам, раскрывающим персонажей.

Он был известен нарушением фотографических границ в мир моды и политики. Начиная с работ, найденных в Vogue и Harper’s Базар для жителя Нью-Йорка, Аведон сумел уловить редкие эмоции и уникальная суть его сюжетов.

Если вы ищете информацию об Avedon’s фотографический стиль, освещение, философия или даже снаряжение, тогда вы попадаете в правильное место.

Ниже вы найдете наиболее полную и подробную статья в Интернете о Ричарде Аведоне и его невероятной карьере.

Как и все статьи нашего профиля, это довольно длинный прочтите (около 25 минут). Если у вас нет времени, чтобы прочитать все статью за один раз, затем добавьте страницу в закладки и прочитайте ее по частям вместо. Вы также можете перейти к интересующему вас разделу. тебе.

Если вам понравилась статья или вы нашли информацию полезно, тогда, пожалуйста, поделитесь им в Интернете через Twitter, Facebook и свой собственный блоги, чтобы другие фотографы также могли извлечь уроки из легендарной карьеры одного величайших фотографов всех времен.

Связано: 70 лучших цитат Ричарда Аведона

Примечание редактора: На исследование и написание этой статьи ушло 10 дней. Совместное использование веб-сайта или обратная ссылка на нас занимает меньше минуты и абсолютно ничего не стоит. Чтобы выразить вашу признательность, мы были бы чрезвычайно благодарны, если бы вы могли поделиться сайтом через социальные сети или форумы по фотографии или даже дать ссылку на Photogpedia в своем блоге или на веб-сайте портфолио (каждая ссылка имеет значение). Спасибо за вашу поддержку.

Ричард Аведон Биография

Имя: Ричард Аведон
Национальность: американец
Жанр: мода, реклама, портрет, документальный
Родился: 15 мая 1923 года
Умер: 1 октября 2004 года (81 год)

Кто такой Ричард Аведон?

Ричард Аведон был наиболее известен своей работой в мир моды и его минималистичные портреты.

За свою карьеру Аведон работал в сфере моды. журналы, Vogue и Harper’s Bazaar , и обслуживали под номером , первым штатным фотографом The New Yorker's .

Он слыл самым высокооплачиваемым фотографом в мире. с его контрактом Vogue , зарабатывающим ему годовую зарплату в размере 1 миллионов долларов в 1966 году (что эквивалентно 8 миллионам долларов в 2020 году).

Аведон был такой доминирующей культурной силой, что он вдохновил на создание классического фильма 1957 года Funny Face , в котором Фред Персонаж Астера основан на жизни Аведона.

Ранняя модная фотография Аведона не соответствовала традиционным фотографиям того времени, когда модели были просто вешалками для пальто и позировали как статуи, почти застывшие во времени.Вместо этого он оживил своих моделей, привнося в свои фотографии ощущение движения, эмоций и спонтанности.

В портретах его визитной карточкой было натурщики в полный фронтальный вид на белом фоне. Здесь нет отвлечение или контекст в его изображениях, кроме черт лица и выражения самого лица.

Его знаменитые портреты знаменитостей включают Мэрилин Монро, Битлз, Энди Уорхол и Элизабет Тейлор.

Влияние Аведона

Его фотографическому стилю широко подражали многие фотографы.Поколения моделей фотографировались на фоне бесшовные белые фоны или задумчиво сидели в кафе, при этом делая вид, что находитесь в любовь или одиночество - все из-за Аведона.

На протяжении всей своей жизни Аведон поддерживал уникальное стиль портретной живописи, сочетающий студийную строгость со спонтанностью. локации работы.

Невероятный объем работ Аведона не ограничивался моды и портретной живописи, причем некоторые из его лучших изображений были созданы его документальная работа по таким темам, как психическое здоровье, гражданские права и Вьетнам Война.

Широта и креативность работ Аведона сделали он один из самых влиятельных фотографов 20 века.

Ричард Аведон - настоящий гений фотографии и один из величайших художников нашего времени.

Донателла Версаче

Поскольку историю музыки можно разделить на периодов, до Стравинского и после Стравинского, поэтому фотография тоже может быть разделены на до и после Аведона.

Ричард Аведон, Адриан Панаро
Ранняя жизнь

Родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Йорк Сити, Ричард Аведон, которого семья и друзья также знали как «Дик» был сыном русско-еврейских родителей, Якова и Анны. Аведон.

Его знакомство с модой и фотографией началось в раннем возрасте. Отец Аведона владел магазином одежды Avedon’s Пятая авеню и его мать происходили из семьи производителей платьев.

The Young Photographer

Вдохновленный одеждой своих родителей бизнеса, в детстве Аведон увлекался модой и любил фотографирует одежду в магазине своего отца.

Его семья подписывалась на различные женские модные журналы, которые познакомили юного Ричарда с захватывающим прорывом фотография сделана Мартином Мункачи для Harper’s Bazaar , а также работы Луизы Даль-Вульф и Тони Фриссел.

Аведон вырезал картинки, а затем попробуйте подражать им. Согласно одной истории, он также покрыл стены своего спальня с журнальными модными фотографиями.

Оборудован своим Kodak Box Brownie фотоаппаратом он начал фотографировать свою младшую сестру, мать и двоюродную сестру. Луиза, его младшая сестра, была его первой моделью. К сожалению, во время ее В подростковом возрасте Луиза боролась с проблемами психического здоровья; в конце концов она начала на психиатрическом лечении и был поставлен диагноз шизофрения.

Аведон позже описал одно детство момент, который пробудил его интерес к модной фотографии:

Однажды вечером мы с отцом шли по Пятой авеню, глядя на витрины магазинов. Перед отелем «Плаза» я увидел лысого мужчину с фотоаппаратом, позирующего очень красивую женщину на фоне дерева. Он поднял голову, немного поправил ее платье и сделал несколько снимков. Позже я увидел фотографию в Harper’s Bazaar.

Закладка фундамента

Живя недалеко от Пятой авеню, положи его всего в двух шагах от Метрополитен-музея.Здесь он провел часы непрерывно изучая женские фигуры, особенно у древних этрусков и другие от Модильяни. Позже это оказало глубокое влияние на его моду. фотография.

Раннее увлечение театром было вдохновленный его матерью, которая поощряла его интерес к искусству.

Когда Аведону было десять, он стал одержим с идеей сфотографировать Сергея Рахманинова, жившего в квартире над его бабушкой и дедушкой на Риверсайд-драйв Манхэттена. После разбивки фойе со своим Kodak Box Brownie, ему удалось запечатлеть композитора стоит рядом с пожарным гидрантом на Вест-Энд-авеню.

«Я хотела, чтобы он меня увидел, узнал каким-то образом », - сказал Аведон французскому журналисту много лет спустя. «Я хотел, чтобы он дал мне что-то от него, что я мог бы сохранить, что-то личное и постоянное, что свяжет меня с ним ».

В возрасте двенадцати лет он присоединился к YMHA. (Еврейская ассоциация молодых мужчин) Camera Club.

В эти годы Ричард посещал Нью-Йорк Престижная средняя школа ДеВитта Клинтона Йорка, где он и однокурсник Джеймс Болдуин выпустил школьный литературно-художественный журнал The Magpie .

Молодой Аведон хотел стать поэтом; его образцом и вдохновителем был Т. С. Элиот. В 1941 г. по окончании его в старшем классе и через несколько дней после своего восемнадцатилетия он был избран поэтом Лауреат Средних школ Нью-Йорка за стихотворение «Весна в г. Ковентри .

После окончания средней школы, Аведон кратко изучал поэзию и философию в Колумбийском университете, но вскоре принял во внимание его подарки и переключились с ручки на камеру.

Торговый флот

Когда разразилась Вторая мировая война, Аведон попытался записаться в военным, но из-за своего небольшого роста и плохого зрения он был только смог попасть в Торговый флот - часть U.С. Флот в то время. Его Отец купил ему свою первую настоящую камеру, Rolleiflex, на прощание.

На торговом флоте работал фотографом. Помощник помощника капитана второго класса, проводивший большую часть военных лет, фотографируя моряков на документы. в Sheepshead Bay в Бруклине, и редакционные фотографии для службы журнал, Шлем . Это было этот опыт, который в последующие годы сильно повлиял на его портретный стиль.

Моя работа заключалась в идентификации фотографий. Я, должно быть, сфотографировал сто тысяч лиц, прежде чем мне пришло в голову, что я становлюсь фотографом.

Карьера в фотографии

После выполнения своих военных обязанностей Аведон вернулся домой с планами стать профессиональным фотографом.

Используя некоторые из его фотографий, опубликованных в The Helm , Аведон убедил влиятельного арт-директора Harper’s Базар , Алексей Бродович, чтобы он изучал фотографию в своем знаменитом Дизайне. Лаборатория Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке (где Ева Арнольд и Дайан Арбус, среди прочих, также отточили свое мастерство).

За это время Бродович научил его, что коммерческая и редакционная работа никогда не должна быть скучной или подходить к повседневной или утомительным образом. Скорее всего, фотограф должен был креативность и привнесение свежих идей в фотосессии независимо от предмета съемки иметь значение.

Позже Аведон обнаружил, что во время учебы при Бродовиче он ни разу не похвалил его за работу.

Бродович был отцом. Он был очень похож на моего отца. Очень замкнутый, дисциплинированный и очень сильные ценности.Он не делал комплиментов, что убило многих молодых фотографов - они не могли этого принять. Я не верила комплиментам. Я никогда не верил комплиментам даже по сей день.

Enter Fashion Photography

Аведон начал свою профессиональную карьеру фотографа. работает в универмагах Bonwit Teller. В 1945 году вместе с Бродовичем помогите, он присоединился к Harper’s Bazaar как самый молодой сотрудник фотограф в истории журнала (ему тогда был 21 год). В том же году он замужем за моделью и актрисой Доу Ноуэлл.

Первые фотографии Аведона для Harper’s были отклонили, потому что Бродович считал их неоригинальными и предсказуемыми. Так, Аведон поехал на пляж со своими моделями и сфотографировал их гуляющими. песок на ходулях и игра в чехарду.

В том же году были представлены две фотографии Аведона. в журнале Harper’s Junior Bazaar .

Ричард Аведон, Джуниор Базар, июнь 1946 г. © Фонд Ричарда Аведона

После нескольких лет фотографирования повседневной жизни в Нью-Йорк, Аведон был назначен журналом освещать весну и Осенние модные коллекции в Париже.

Аведон и фотографии Парижа

Пока редактор Кармел Сноу освещала показы на подиуме, Аведону было поручено сделать фотографии моделей, одетых по последней моде. на улицах Парижа.

Под влиянием великих уличных фотографов того времени, таких как Анри Картье-Брессон, Лизетт Модель и Брассай, Аведон придал своим модным фотографиям ощущение спонтанности, чего раньше никогда не было. Его элегантные черно-белые фотографии демонстрируют последние тенденции моды в реальных условиях.

Женщины оживали на его фотографиях, а он часто захватили их: общение с уличными артистами, общение с людьми или даже сидят в кафе и пишут в дневниках.

Его беззаботный подход произвел революцию в моде фотография, и тогда ему была предоставлена ​​беспрецедентная степень творческой свободы.

Аведон продолжит работать в Harper’s Bazaar в течение двадцати лет, прежде чем перейти на Vogue в 1965 г., где он провел еще 25 лет.

Рене, Новый образ Dior, Площадь Согласия, Париж, август 1947 года © Фонд Ричарда Аведона
Проект Life

В 1949 году, Журнал Life поручил Аведону произвести серию фотографий, документирующих повседневную жизнь в Нью-Йорке; целый номер журнала был бы посвящен серию, за которую он получил аванс в размере 25000 долларов.

Аведон вышел на улицы Нью-Йорка по поводу задание как возможность поэкспериментировать с другим жанром.

Сделав сотни фотографий для проекта, Аведон решил, что не может продолжать, так как чувствовал, что входит в традиция, которая уже была заложена такими людьми, как Хелен Левитт, Уокер Эванс и Пол Стрэнд; он вернул аванс и спрятал негативы подальше более 40 лет.

Беда в том, что когда я выходил на улицу, я просто не мог этого сделать. Мне не нравилось вторгаться в частную жизнь совершенно незнакомых людей. Это казалось таким агрессивным поступком.Кроме того, мне нужно контролировать то, что я снимаю, и я обнаружил, что не могу контролировать Таймс-сквер.

Зрелый период

Утвердился как один из самых талантливых модных фотографов в бизнесе, в 1955 году Аведон занялся фотографией и история моды, когда он устроил фотосессию в цирке.

Самая знаковая фотография с той съемки, Довима с Elephants , одна из самых известных моделей того времени в элегантное платье Dior. Она стоит между двумя слонами, ее спина выгнута, как она держится за хобот одного слона, протягивая руку к Другие.

Довима со слонами, Cirque d’Hiver, Париж, август 1955 г. © Фонд Ричарда Аведона
Веселая мордашка

К 50-м годам Аведон был одним из самых известных фотографов около . Его ранняя карьера была беллетризована в 1957 Голливудский мюзикл Funny Face с Фредом Астером в главных ролях и Одри Хепберн.

Фильм в значительной степени основан на первых произведениях Аведона. брак с Доу (который закончился в 1949 году). В фильме Фред Астер играет модный фотограф (Аведон) и звезды Одри Хепберн в роли модели (Доу), он создает и влюбляется в.Paramount наняла Аведона в качестве визуального консультанта для фильма и многие его фотографии можно увидеть в фильме.

Кроме того, в 1957 году Аведон воздал свою знаменитую дань уважения модный фотограф Мартин Мункаски, создавший незабываемый снимок хорошо одетая модель, схватившаяся за зонтик и перепрыгивающая лужу в высоком каблуки. На отдыхе Аведона изображена модель Кармен Делл’Орефис, перепрыгивающая через небольшая лужа на фоне парижских зданий.

Кармен (Посвящение Мункачи) Париж, август 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона
Первая книга Аведона

В 1959 году Аведон опубликовал свою первую книгу, Наблюдения .Известный писатель Трумэн Капоте написал эссе и лица знаменитостей. и политические деятели того времени были упомянуты на страницах.

Вскоре после выхода книги Дайан Арбус прокомментировала: «Каждый, кто приходил в студию Аведона, был своего рода звездой». Короче говоря, любой, кто вошел в студию, который уже не был знаменит, к тому времени, как они ушли.

К началу 1960-х Аведон зашел так далеко, как мог не повторяться. Поэтому неудивительно, что его увлечения переключился с модной и коммерческой работы на портреты и репортаж.

Он прочно привязался к другому искусству. режиссер Марвин Исраэль и их совместная работа оказали влияние на более поздняя карьера.

В 1964 году Аведон работал с Марвином Исраэлем над его Вторая книга, Ничего личного . Книга представляет собой изменение направление для Аведона и было его самым авантюрным проектом на сегодняшний день.

Его подданные варьировались от американских солдат до Черные пантеры и даже стационарные пациенты, проживающие в государственной больнице Луизианы. В Книга также содержала текст от его старшего одноклассника Джеймса Болдуина.

К середине 1960-х годов репутация Аведона распространилась на Мэдисон-авеню, где бронировали билеты самые разные рекламодатели - от Revlon до Douglas Aircraft. его для походов. Он был человеком востребованным, его студия ежегодно выставляла счета. достигнув более 250 000 долларов.

Переход в Vogue

После редактирования гостем Harper’s Bazaar’s апрель В выпуске 1965 года Аведон ушел из журнала после того, как столкнулся с критикой его сотрудничество с моделями цвета.

Вскоре после этого он присоединился к Vogue , подписав контракт на беспрецедентный 1 миллион долларов.В Vogue он работал снова под руководством Дианы Вриланд, после того, как она покинула Harper’s Bazaar в 1962.

Вриланд дал Аведону полную свободу действий и многое другое. что немаловажно, она защищала его от вмешательства журнала Vogue. Режиссер Александр Либерман.

На Vogue он стал ведущим фотографа и продолжал фотографировать большинство обложек журналов из С 1973 до конца 1988 года, когда Анна Винтур заняла должность Вриланда. Главный редактор.

На протяжении 60-х и 70-х годов Аведон продолжал продвигать границы модной фотографии часто сюрреалистичны и провокационны. изображений.В отличие от других фотографов того времени, фотографии Аведона никогда не отодвинули на задний план моду. Вместо этого ему удалось найти правильный баланс.

«С Диком Аведоном вы всегда знали, что ищете на модной фотографии », - сказала Грейс Мирабелла, редактор Vogue. "Он никогда не пытался отказаться от стиля в пользу сильного имиджа ».

Veruschka, Нью-Йорк 1968 © Фонд Ричарда Аведона
Создание запоминающихся портретов

Помимо фотографии моды, Аведон был также хорошо известен своими портретами.

Всегда было разделение между модой и тем, что я называю своей «более глубокой» работой. Мода - это то место, где я зарабатываю на жизнь. Я не стучу. Так приятно зарабатывать на жизнь. Еще большее удовольствие я получаю от портретов. Неважно, кем я себя считаю, но я считаю себя фотографом-портретистом.

Его черно-белые портреты запечатлели сущность человечности и уязвимости, скрывающиеся в таких грандиозных фигурах такие как Мэрилин Монро, Чарли Чаплин и Боб Дилан.

В 1967 году Аведон создал свой знаменитый набор портретов Битлз. Первый набор стал одним из первых крупных серий рок-плакатов и состояла из пяти психоделических портретов группы - четырех соляризованных индивидуальные цветные портреты и черно-белый групповой портрет.

Аведон также снимал портреты ведущих политических деятелей. от президента Эйзенхауэра до лидеров движения за гражданские права, таких как Малкольм Икс и Мартин Лютер Кинг. Помимо работы для Vogue , Аведон был также движущая сила превращения фотографии в законную форму искусства.

Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, президент США, Палм-Спрингс, Калифорния, январь 1964 г. © Фонд Ричарда Аведона
Политическая и документальная работа

В 1969 г. политика, особенно антивоенные усилия, вдохновили его на создание сериала портретов Чикагской семерки, антивоенной группы активистов, которым были предъявлены обвинения с заговором и другими преступлениями, связанными с протестами против войны во Вьетнаме со стороны Федеральное правительство.

В 1971 году Аведон отправился во Вьетнам под именем У.С. война корреспондент. В том же году он был арестован за участие в антивоенная демонстрация у здания Капитолия США.

Отец Аведона умер в 1973 году, незадолго до того, как ему исполнилось 84 года. день рождения. Аведон часто фотографировал его за шесть лет до его смерть. Аведон использовал фотографии в новой книге и для своей выставки в Музей современного искусства в Нью-Йорке.

В 1974 году, в том же году он выставил портреты его отец, Аведон, серьезно заболел. У него диагностировали перикардит, воспаление оболочки сердца и был госпитализирован.Следуя его Выпустив из больницы, он продолжал работать.

Поздний период

В 1976 году для журнала Rolling Stone он произвел Семья , коллективный портрет американской власти элита во время двухсотлетних выборов в стране.

На Западе Америки

С 1979 по 1985 год он много работал над по заказу Музея американского искусства Амона Картера, который в конечном итоге произвел выставка и книга На американском Западе .

На Западе Америки стал поворотным моментом в его карьере. Вместо того, чтобы сфокусировать его объектив на общественных деятелей и знаменитостей, вместо этого он каждый день фотографировал предметы рабочего класса, такие как фермеры, домохозяйки, ковбои и бродяги на отпечатки большего размера.

За пять лет Аведон путешествовал во всех западных штатах. Он посетил угольные шахты, нефтяные месторождения, тюрьмы, государственные карнавалы, ярмарки родео и бойни для поиска предметов.

Для проекта Аведон использовал широкоформатный 8 × 10 камера обзора, которая позволила ему сосредоточиться на каждой детали его предмета.Аведон и его команда сфотографировали в общей сложности 762 человека и выставили примерно 17 000 листов пленки Kodak Tri-X Pan.

В то время как В Америке Запад среди его самых известных работ его часто критиковали за использование его подданные и фальсификация запада. Аведона также хвалили за то, что он лечил предметы с вниманием и достоинством, обычно предназначенные для знаменитостей и политические деятели. В документальном фильме Аведон: Тьма и свет , Аведон назвал этот проект своей лучшей работой.

Рональд Фишер, пчеловод, Калифорния, май 1981 г. © Фонд Ричарда Аведона
Настасья и Питон

В 1981 г. неоднозначный портрет. Актриса Настасья Кински, беременная в то время, пролежал на холодном бетонном полу своей мастерской почти два часа, пока огромный бирманский питон полз по ее телу. Питон со временем соскользнул достаточно близко, чтобы высунуть язык возле ее уха, давая Аведону идеальный Фото. Изображение было напечатано как в черно-белом (ограниченный тираж), так и в полноцветном. плакат, разошедшийся тиражом более двух миллионов экземпляров.

Настасья Кински, Лос-Анджелес, июнь 1981 г. © Фонд Ричарда Аведона
Берлинская стена

Вскоре после падения Берлинской стены в 1989 г. Аведон отправился в Германию с намерением сфотографировать первый Немецкая новогодняя вечеринка у Бранденбургских ворот после воссоединения.

Вместо празднования он столкнулся с насилием и беспокойство. Серия фотографий, документирующих этот опыт, отличалась от его обычные фотографии: его фотографии безумны, хаотичны и содержат много крупных планов лиц, подчеркивая, что, несмотря на журналистский подтекст, портретная все еще оставался в центре работы Аведона.

Бранденбургские ворота № 8, Берлин, Германия, канун Нового года, 1989 г. © Фонд Ричарда Аведона

Интерес Аведона к модной фотографии угас на протяжении многих лет. В 1990 году он принял решение покинуть Vogue . Теперь работая фотографом-фрилансером, его работы в основном публиковались на французском языке. литературно-художественный журнал Egoiste .

The New Yorker

В 1992 году Аведон присоединился к The New Yorker как штатный фотограф - первый за 67-летнюю историю журнала.Его знаменитый портреты для The New Yorker включают Кристофера Рива, Шарлиз Терон и Хиллари Клинтон. Одна из его самых ярких фотоисторий была его постапокалиптическая модная басня В память о покойном мистере и миссис Комфорт с изображением Нади Ауэрманн и скелетом, опубликованный в 1995.

Надя Ауэрманн, The Comforts Portfolio, # 02, Басня в 24 сериях, Монток, Нью-Йорк, август 1995 г. © Фонд Ричарда Аведона

Осенью 92-го он начал преподавать серию мастер-классы при поддержке Международного центра фотографии в г. Нью-Йорк.Кроме того, он иногда создавал новаторские рекламные работы. для печати и телевидения для таких брендов, как Calvin Klein, Versace и Revlon.

Аведон скончался 1 октября 2004 года от кровоизлияния в мозг. В то время он работал в The New Yorker . Ему был 81 год.

На момент смерти Аведон работал над Новый проект под названием Democracy . Он потратил на проект месяцы, стрельба по политикам, делегатам и гражданам со всей страны в лидерах до президентских выборов 2004 года.

Наследие

Аведон опубликовал одиннадцать книг, в том числе наблюдений (1959), ничего Персональный (1964), Портреты (1976), Аведон (1978), В Американский Запад (1985), Автобиография (1993) и Свидетельства, 1944–1994 гг. (1994).

Помимо своей невероятной работы, Аведон оставил после себя наследие в Фонд Ричарда Аведона. Фонд, созданный Аведоном и поддерживаемый его семья начала свою работу вскоре после его смерти в 2004 году.Базируется в Нью-Йорке, фонд предоставляет хранилище фотографий, публикаций Аведона, бумаги, негативы и архивные материалы.

Аведон был также первым модным фотографом, заявившим о себе серьезный художник, на одном уровне с живописцами. И сделал он это громко и очень публично. Это заявление не было хорошо принято многими людьми в мире искусства. Но его вера в свою работу и саморекламу привела к тому, что его фотографии стали выставляется в музеях мирового уровня. Это также открыло двери для других фотографы должны быть признаны настоящими художниками.

Аведон женился на Доркас Новелл (также известной как Доу Аведон) в 1944 году, и они пробыли в браке шесть лет, прежде чем расстаться в 1950 году. В 1951 году он женился на Эвелин Франклин; у них был один сын, Джон, прежде чем они расстались.

Признание и награды

За свою жизнь Аведон получил бесчисленные награды и почетные степени. Их слишком много, чтобы перечислить, поэтому вот лишь некоторые из них:

  • 1985: American Society of Magazine Фотограф года в номинации «Фотограф года»
  • 1989: награда за заслуги перед обществом. Совет модных дизайнеров Америки
  • 1989: Почетный выпускник Королевский художественный колледж
  • 1993: Премия магистра фотографии от Международный центр фотографии
  • 2000: Награда за заслуги перед Высшая школа журналистики Колумбийского университета
  • 2001: член Американской академии Искусство и наука
  • 2003: Национальная премия в области искусств на всю жизнь Достижение
  • 2003: Королевское фотографическое общество. Специальная медаль к 150-летию и почетная стипендия (HonFRPS)

С 1970-х годов работы Аведона (оба его стиля фотографии и портреты) выставлялась в США и других странах. мир.Его самые заметные выставки были его первой ретроспективой в Институт искусств Миннеаполиса в 1970 году, и его последняя крупная ретроспектива прошла в Музей Метрополитен в Нью-Йорке в конце 2002 года.

Стиль фотографии

За свою долгую карьеру Ричард Аведон создал все жанры фотографии, из его рекламных работ для клиентов, таких как Revlon и Hertz в моде, распространяется для Harper’s Bazaar и Vogue до документальные проекты, такие как Nothing Personal и In Западная Америка .Тогда, конечно, у вас есть его замечательные портреты некоторые из самых больших икон 20-го века.

Аведон никогда не верил, что камера предложил неоспоримую правду. Это болезненное осознание для многих фотографов. и тот, которому все еще сопротивляются даже сегодня. Пришло ли это к Аведону инстинктивно или через опыт мы никогда не узнаем.

Но он понимал, что понятие правда была неуместна довольно рано в его карьере, что дало ему настоящую свободу с его фотографиями.Он мог подходить к фотографии как к созданию изображений. а не фотографирование.

Для Аведона каждая фотография, будь то Модная фантазия или портрет старухи превратились в своеобразный театр. Его путь рассказывать историю через визуальный образ.

Тем не менее, когда дело доходит до попыток определить стиль фотографии Ричарда Аведона, невозможно сделать его фотографический гений справедливости в нескольких абзацах. Вместо этого посмотрите на его тело работать, а потом решать для себя.

Одно можно сказать наверняка: Аведон взял такие картинки, которые заставили людей заговорить.

Чтобы быть художником, чтобы быть фотографом, вы должны взращивать то, от чего большинство людей отказывается.

Fashion Photography

В то время как его студийные съемки избегали всего, кроме простого белого фона, его ранняя модная фотография использовала самые разные места, от цирков и зоопарков до улиц Парижа и стартовых площадок на мысе Канаверал.

Фотографии ранней моды Аведона были характеризуется движением и действием. Он не соответствовал стандартным методам студийной фотографии, где модели стояли без эмоций и, казалось бы, равнодушны к камере.Вместо этого он показал модели улыбающимися, смеющимися и даже прыгающими. о котором было революционным для того времени.

Одна из самых сильных сторон движения - это постоянная неожиданность. Вы не знаете, что будет делать ткань, что будут делать волосы, вы можете контролировать это до определенной степени - и это сюрприз. И вы понимаете, когда я фотографирую движение, я должен предвидеть, что к тому времени, когда оно уже произошло, иначе было бы слишком поздно его фотографировать. Итак, между мной и движущейся фигурой происходит потрясающий обмен, похожий на танец.

Аведон всегда старался показать каждая деталь одежды, сохраняя при этом размытость и другие творческие эффекты на его фотографиях.

Я начал пытаться создать расфокусированный мир - повышенную реальность, лучше, чем реальную, которая предполагает, а не говорит вам.

Аведон - Рассказчик

Аведон также занимается модными фотографиями представил некоторую форму повествования, которая была отходом от статики, поставленной и формальная модная фотография более распространена в то время.

Его модные фото - прекрасный тому пример. о том, как рассказать историю в одном кадре. Его модели ожили на его фотографиях и многие из историй часто вращались вокруг светской жизни или элегантности быть женщиной.

Сьюзи Паркер и Робин Таттерсол, Мулен Руж, Париж, август 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона

Используя простое повествование, он считал чтобы зрители и потребители вложили столько же в рассказ о платье (и модель), чем само платье. Аведон довольно рано знал, что вы не продавая моду, вы продаете опыт владения модой.

Его главная леди всегда должна быть вовлечена в какую-то драму, и если судьба не может предоставить настоящую, Аведон придумывает такую. Он часто создает в уме целый сценарий, подсказанный внешностью модели. Она может быть бродягой, заблудившейся в большом и грешном городе, или титулованной дамой, преследуемой в Испано-Суизас джентльменами, цветущими изумрудами, или безутешно скучающей женщиной мира, чье сердце больше нельзя трогать - и так далее. Модели Avedon проигрывают сцену за сценой из этих сценариев и иногда помогают, фактически проживая дополнительную сцену или две.Результат необычайно реалистичен - не реализма, присущего большинству фотографий, а реализма театра.

Winthrop Sargeant, The New Yorker , 1958
The Art of the Story

За его новаторские фотографии моды, вы увидите примеры его подхода в просмотре Funny Face фотограф Дик Эйвери (Фред Астер) снимает фотографии Джо Стоктон (Одри Хепберн) в разных местах Парижа. Как и Эйвери, он также отдал бы свое моделирует простую сюжетную линию.

К концу 1950-х годов Аведон был недоволен дневной фотографией и съемками на местности и обратился к студийная фотография для большей части его модных работ с использованием стробоскопического освещения, которое в то время был еще совсем новым.

Дик расскажет им историю. Когда Кристен [МакМенами] и Надя [Ауэрманн] вышли в двух маленьких черных костюмах, он сказал: «О, я думаю, вы вороны, и вы на ветке. На полу червяк, и вы сражаетесь за этого червя ». Очень упрощенные, детские сценарии, которые происходили очень быстро.

Тим Уокер, фотограф и бывший помощник Аведона

Вы можете увидеть, как прошла эта фотосессия Out: на одном изображении МакМенами угрожает Ауэрманну туфлей на шпильках; в другой, Ауэрманн наносит удар, в то время как МакМенами смеется над ней.

Обувной бой! - Кристен МакМенами и Надя Ауэрманн для Versace, 1995 г. © Фонд Ричарда Аведона
Preparation

Снимки могут показаться импровизированными, но его фотосессии далеки от спонтанности. Аведон потратил много времени на подготовку: исследовал места, делал наброски предлагаемых снимков и делал пробные снимки.В тот день Аведон поговорил с моделями перед тем, как начать; обсуждая, каких персонажей он хотел, чтобы они изобразили и позы, которые он имел в виду, а также рассказывал им истории, которые он хотел, чтобы они разыграли.

Дик был самой яркой из всех вспышек, которые осветили мой профессиональный путь. Его нетерпение само по себе было вдохновением. Подготовка к каждому сидению, перфекционизм - острый, как скальпель. А потом путь, которым он руководил. Его личность, которая помогала ему ловить каждый удар.Его время. Этот мужчина создал современную женщину - женщину Аведон.

Хиро, фотограф и бывший помощник Аведона
Работа с моделями

Собственные интересы Аведона всегда были в люди, никогда не в моде. Фактически, мода имела тенденцию добавлять слой усложнением того, что, по его основному мнению, было отношениями между фотограф и модель.

Все его ранние модели были типично брюнетки с высокими скулами в память о погибшей младшей сестре Луизе в возрасте 42 лет в психиатрическом институте.

Все мои первые модели, Дориан Ли, Элиза Дэниэлс, Кармен, Марелла Аньелли, Одри Хепберн, были брюнетками, у них были красивые носы, длинные глотки и овальные лица. Все они были воспоминаниями о моей сестре. Мое чувство прекрасного сформировалось очень рано, когда я испытал ее. Я фотографировал ее с 14 до 18 лет. Она была прообразом того, что я считал красивой в ранние годы моей карьеры фотографа.

Музыка всегда играла важную роль в Студия Аведона.Чтобы вдохновить своих моделей, он часто играл музыку, а иногда танцевать вместе с ними. Когда Аведон стоял за своим Rolleiflex, установленным на штатив, Фрэнк Синатра или даже перегибы будут кричать из проигрывателя рядом, поблизости.

С тех пор, как он начал фотографировать моделей в в середине 1940-х Аведон всегда пытался спросить их, какую музыку и еда, которую они предпочитали. Это способствовало созданию непринужденной атмосферы студии. Как однажды заметила Полли Меллен, редактор Vogue: «Все хотели доставить ему удовольствие.

Аведон и обложка
Джин Шримптон, обложка Harper’s Bazaar, апрель 1965 г. © Фонд Ричарда Аведона

Аведон был одним из самых плодовитых модные фотографы всех времен. Между 1952 и 1956 годами он произвел замечательные 26 обложек (обложка через месяц) для Harper’s Bazaar . Единственным другим фотографом, который соперничал с его рекордом, была Луиза-Даль Вульф, которая работал на Harper’s с 1936 по 1958 год.

Он был столь же продуктивен внутри журнал, несколько страниц которого посвящены модной и портретной фотографии. практически в каждом номере.

В отличие от других фотографов, Аведон не поддавался требованиям своих клиентов. Хотя он возьмет сотни экспозиций на работе, он позволял видеть только редакторам и арт-директорам те немногие, что он выбрал для них. Единственное исключение было при работе с Дианой. Вриланд.

Коммерческая работа

Хотя Аведон уже был известен своей модой фотографии, именно его коммерческая рекламная работа оплачивала счета и сделал его документальную работу возможной.

Некоторые фотографы обращаются в фонды и просят провести выставку или выйти замуж за богатых женщин.Или, что еще хуже, они становятся мучениками со своими последователями. Это потому, что они не знают, как зарабатывать деньги. Я не прошу деньги у фондов или у правительства. Я зарабатываю на жизнь журналами и рекламными кампаниями.

Аведон на протяжении всей своей карьеры занимался коммерческой работой и снимал рекламные кампании для таких компаний, как Revlon, Versace, Hertz и Calvin Klein (включая скандальную рекламу с участием Брук Шилдс). Аведон был умным бизнесменом, который занимался рекламной работой, уделяя ей максимум внимания. это так, как он делал для более творческих работ.

Но даже такой творческий мастер, как Ричард Аведон, по-прежнему будут представлены утвержденная концепция и раскадровки от клиентов. Аведон снимал в соответствии с требованиями клиента, а затем снимал собственную интерпретацию концепции, в надежде, что они найдут его собственные идеи лучше.

Брук Шилдс для кампании Calvin Klein, 1980 © Фонд Ричарда Аведона
Коммерческие работы и изобразительное искусство

Многие из самых известных фотографий Аведона были сняты в коммерческих целях.Как ни странно, эти фотографии, как правило, коллекционеры оценили, чем фотографии, которые Аведон сделал с намерением создать изображения как изобразительное искусство. Многие из его коммерческих фотографий с тех пор считались изобразительное искусство и выставляется в музеях, и продается в фотогалереях.

Это ничем не отличается от великих художников в история. До того, как в середине 1800-х был изобретен «арт-рынок», то, что мы сейчас искусство вызова производилось мастерами для коммерческих целей, обычно на комиссия правительства, церкви или богатых покровителей.Это было искусство для практическая цель, а не ради искусства. Это определение слова «коммерческий».

Итак, знаменательно, что так много из принятого фотографическое искусство, в том числе Ричарда Аведона, так часто создавалось с помощью намерение продавать товары, копии журналов, продвигать путешествия, реклама и другие коммерческие цели.

Портреты

Аведон был в первую очередь портретным фотографом и старше За свою карьеру он сфотографировал бесчисленное количество икон, таких как Мартин Лютер Кинг-младший., Мэрилин Монро, Одри Хепберн, Битлз и президент Эйзенхауэр.

Его портреты легко узнать по их минималистский стиль, когда человек фотографируется прямо смотрящим в камера, расположенная на простом белом фоне, как правило, в черном и белый.

Фотографический портрет - это фотография человека, который знает, что [его] фотографируют, и то, что он делает с этим знанием, является такой же частью фотографии, как то, что он носит или как он выглядит.

Истина авторов рассказов

Аведона интересовало только то, как его портреты могут передать личность и душу объекта. Иногда он вызывал у них реакцию, направляя их в неудобные области обсуждения или задавая им психологически исследующие вопросы.

Например, если он пытался заставить сидящего чувствовать неудобно, он ничего им не сказал. Он намеренно усиливал их уровень дискомфорта, чтобы получить диапазон эмоций, который он искал.

Виндзорский

Возьмем, к примеру, герцога и герцогиню Виндзорских.

Пара была экспертом в изображении брачного блаженства. и безмятежная старость для камеры. Аведон хотел что-то произвести другой. Он прибыл на заседание очень поздно, послав вперед своего помощника настроить оборудование. Когда он приехал, он оказался в нехарактерном для него месте. потеря, чтобы сбить с толку их готовые к съемкам лица. Зная, как сильно они любили свои собак, он извинился за опоздание и сказал им, что его такси переехало маленькая собачка на Парк-авеню.

Слушая печальную историю, собачьи любящие Виндзор сочувственно посмотрел на взволнованного Аведона. Продолжая свой рассказа, он делал вид, что настраивает камеру, ненавязчиво снимая кадры и запечатлеть неосторожный момент. Через некоторое время он сказал им, что готов к и Виндзоры собрались в своей обычной безмятежной формальной обстановке. манера. У Аведона уже была фотография, которую он хотел.

Герцогиня и герцог Виндзорские, Нью-Йорк, 1957 © Фонд Ричарда Аведона

Когда появились фотографии, все отмечали, как чудесно Аведон запечатлел горе и страдания герцога из-за того, что его заставили отречься от престола ради любимой женщины.

Этими средствами он производил изображения, раскрывающие аспекты характера и личности его испытуемых, которые были не захвачен другими. Он ждал того, что называется «правдой писателей», момент, в котором люди естественны сами по себе.

Портрет - это не подобие. В тот момент, когда эмоция или факт трансформируются в фотографию, это уже не факт, а мнение. В фотографии не бывает неточностей. Все фотографии точные. Ни одно из них не является правдой.

Мэрилин Монро, Нью-Йорк, май 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона
Связь с субъектом

Энни Лейбовиц написала в своей книге Энни Лейбовиц за работой , что Аведон «соблазнил своих подданных разговором. Он у него был Rolleiflex, на который он смотрел вниз, а затем вверх. Это никогда не было в перед его лицом, но рядом с ним, пока он говорил ».

Avedon использовал квадратный формат Rolleiflex. почти для всех его модных и портретных работ вплоть до конца шестидесятых.в во второй половине десятилетия его способ работы стал слишком легким и слишком легким. сбивая с толку, и он решил изменить свой подход.

Камера почти сама делала снимки. Паря над камерой и всматриваясь в нее, я никогда не видел людей, которые были там, и не видел, чтобы они видели меня.

Для Аведона его портретная работа была примерно эта подлинная связь с натурщиком.

В 1969 году он начал использовать камера обзора Дирдорфа размером восемь на десять дюймов на штативе - громоздкая установка, которая принес с собой новый метод работы и новый набор ограничений.

Используя Дирдорф, Аведон изобразил предметы на белом бесшовном фоне, освещенные бестеневыми, рассеянными солнечный свет или плоское студийное освещение. С лишним несущественным, что остались отношения между фотографом и объектом.

Для Аведона, который всегда работал не позади, но сбоку от камеры, камера стала безмолвным свидетелем столкновение между двумя людьми, делающими фото.

Я выработал серию отрицательных ответов.Нет изысканному свету, нет явным композициям, нет соблазнительности поз или повествования. И все это «нет» заставляет меня говорить «да». У меня белый фон. У меня есть человек, который мне интересен, и то, что происходит между нами.

Автопортрет

Сам Аведон описал, что качество как «неразгаданная тайна между репортажем и повествованием». Аведон никогда не скрывал того факта, что его собственная реакция важнее для готовое изображение, чем чувства человека, которого он фотографирует, что его портреты - это не столько их портрет, сколько ... портрет того, о чем я думаю их.

Своими портретами Аведон в некотором роде, действительно смотрел на себя, пытаясь найти свою собственную тьму и свет существование. Он всегда будет контролировать сидение - они его картинки, а не предметы.

Для проекта In the America West , Аведон стоял рядом со своей камерой 8 × 10 и смотрел на своего объекта. Очень мало Между фотографом и его объектом обменялись словами. Аведон бы перенести свой вес, изменить позу или язык тела.Субъект, не зная что еще делать, то же самое. Он не стал бы прятаться за камерой; в фотосессия превратилась в совместный танец. В этом великолепие Аведона портреты. И это было не просто отзеркаливание.

Присутствие Аведона и тишина общение было одновременно и заявлением, и вопросом, и приглашением - Я с тобой, поверь мне и следуй моему примеру. И испытуемые почти всегда это делали.

Фотографирование поверхности

В отличие от других звездных фотографов, Avedon’s портреты не всегда были лестными, а иногда и откровенно жестокими.

Аведон считал это своей обязанностью художника, изобразить предмет, какими он видел их в данный момент, и ему было все равно меньше того, как они видят себя или как их видят другие люди. Аведон брал все, что ему давали его подданные, и делал это своим.

Сказать это самым жестким и неприятным образом, какое право имеют яблоки Сезанна указывать Сезанну, как их раскрашивать?

Ричард Аведон, Открытая лекция, Бостон в 1987 году

Коко Шанель так и не простила ему за то, что он показал свое старение. шеи в 1958 году.Но помимо шеи, он также раскрыл и прославил ее. грозная решимость и ее воля оставаться гламурной. Никто другой не мог сделал портрет, как это сделал Аведон, и любой, кто его увидит, вряд ли когда-нибудь забудь это.

Габриэль (Коко) Шанель, Кутюрье, Париж, март 1958 г. © Фонд Ричарда Аведона
Оставаясь правдивым

Аведон всегда оставался верным фотографии. Приносить в жертву лесть создавать портреты, доверяющие только поверхности. И если поверхность старая и морщинистая, или молодая и пустая, или сбитая с толку и потерянная в лицо смерти, значит так тому и быть.

Мои фотографии не уходят на поверхность. Я очень верю в поверхности. Хороший полон подсказок.

Итак, если вы фотограф в студии или даже фотограф-любитель, снимающий вашу семью или друзей, метод Аведона может не сделать вас очень популярным. Опять же, это зависит от того, хотите ли вы быть кем-то кто просто делает сложные фотографии на паспорт или кто-то занимается искусством. В Говорят, что «художнику платят за свое видение, а не за запись».

Аведон считал, что портреты бессмысленны, если они не было что рассказать или, по крайней мере, рассказать правду.«Лица», он однажды сказал: «Это бухгалтерские книги нашего опыта».

Влияния

Раннее влияние фотографии Аведона было Мартин Мункачи, чьи модные фото для Vogue в 1930-е гг. Показанные места на открытом воздухе, такие как пляж, где модели погружались в прибой и зашагал по берегу, одетый по моде того времени.

Другое влияние оказал Жак-Анри Лартиг, чьи образы на рубеже ХХ века изображали женщин вместе в парке или кафе, всегда погруженные в свой мир.

Тогда есть Эдвард Стейхен. Steichen’s позже работа для Vogue и Vanity Fair и в частности, его портреты знаменитостей не уступают по качеству портретам Аведона. В обоих случаях фотографы, казалось, были полны решимости запечатлеть свои объекты, потерянные в момент времени.

Вдали от фотографии, любовь Аведона для реализма и погружения в души своих натурщиков он приобрел от его любимых писателей, таких как Эллиот, Пруст, Беккет и Чехов.

Тогда у вас есть мир искусства, в В частности, Гойя, чья непоколебимая честность Аведон считал несравненным и глубоко неотразимый.Когда не работал, ходил и в театр, и в балет. как музеи и картинные галереи.

Какую камеру использовал Ричард Аведон?

У гения фотографии Аведона было мало что делать с его выбором фотоаппаратов; вместо этого он сосредоточился на его способности манипулировать субъектами, чтобы они раскрыли их истинные личности в случае портретной живописи, и его чувство повествования и фантазии в случае его модные фотографии.

Если бы это было возможно, он бы предпочитал скачивать изображения прямо из глаз и пропускать все фотографический процесс.Фактически, в различных интервью он всегда утверждал, что камеры просто мешали.

Ненавижу камеры. Они мешают, они всегда мешают. Желаю: если бы я могла работать одними глазами.

Большая часть его работ была сделана с двумя пленками. форматы: средний формат (2 ¼ квадрат) и 8 x 10.

Мобильность среднего формата (Rolleiflex) поддастся модной фотографии Аведона. Работаю с Роллей дал ему мобильность, необходимую, чтобы идти в ногу с активно движущимися модели, а также негатив размером более 35 мм для более высокого качества и возможность легко создавать более крупные отпечатки.

Когда он хотел точнее выстрелить (в голову или голову и плечи, то он подсовывал крупный план диоптрии на Роллее или переключитесь на Hasselblad 500cm с более длинным объективом 150mm F / 4.

Портреты были более или менее предметом его фотоаппаратов 8 × 10, хотя он свободно менял форматы, в зависимости от того, насколько быстро ему нужно было работать. Как вы понимаете, формат 8 × 10 замедлит его. В студии он использовал свою 8 × 10 Sinar Norma, а в полевых условиях складную деревянную полевую камеру 8 × 10 Deardoff заменял Sinar.

Список камер и объективов

Вот полный список камер, которые Аведон использовал в своей работе:

2.8 Rolleiflex

Аведон никогда не использовал встроенную экспозицию. метров. Некоторые из его камер Rolleiflex имели линзы Zeiss Planar, другие - Schneider Xenotars. Фактический объектив не имел значения, если он был f / 2.8. и 80 мм для правильной перспективы. Он часто использовал линзы для крупного плана, в в этом случае у верхнего была некоторая поправка на параллакс.

8 дюймов x 10 дюймов Deardorff

Эта деревянная камера полевого обзора была относительно легкий и компактный в сложенном виде.Сначала был оборудован с 12-дюймовым объективом, вероятно, Гёрц-Дагор в шторке Илекс, но это было позже заменена оптика на более качественную.

8 ”x10” Sinar Norma

В 1963 году компания Avedon приобрела более усовершенствованная модульная монорельсовая камера Sinar Norma для ускорения фотосъемки и в первую очередь для студийного использования. Он был оснащен 300mm f / 5.6 Schneider Symmar. объектив и автоматический затвор Sinar и был установлен на прочном Gitzo штатив.

Он также использовал Schneider Wymmar-S 360 мм. f / 6.8 и Fujinon 360mm f / 6.3 с объективами Deardorff и Sinar Норма.

Hasselblad 500см

Avedon начал использовать Hasselblad с объектив 150 мм f / 4 начала шестидесятых для более плотных снимков на месте. Примерно в 2002 году он начал экспериментировать с цифровыми задниками первой фазы для своих рекламная и коммерческая работа.

Mamiyaflex

Хотя он не такой прочный, как Rolleiflex, Двойная линза Mamiya имела определенные преимущества для снимков крупным планом, поскольку она фокусировалась намного ближе.У него был неуклюжий, но очень эффективный метод контроля параллакса и разрешено использование более длинных линз.

Он, наверное, не особо заботился об этом, но использовал его для косметических фотографий и фотографий причесок, где Rollei с 80-миллиметровым объективом внесло бы слишком много искажений. В более поздние годы он использовал Hasselblad вместо этих фотографий.

Asahi Pentax 35mm SLR

Avedon очень редко работал с 35 мм кроме личных снимков, но он действительно использовал Pentax для «папарацци» снимки из коллекций Парижа 1962 года, а также для фотографий открытия и закрытия из его книги 1964 года, Ничего личного .

Указанные выше камеры - единственные, которые упоминались в статьях, документальных фильмах и книгах. У него была Leica М3 но никогда не использовал.

Фокусные расстояния, используемые Avedon

Для справки: объектив Rolleiflex '80 мм а объективы 360 мм для камер 8 × 10 дюймов примерно 50 мм эквиваленты на 35 мм. формат. Hasselblad 150 мм эквивалентен примерно 85 мм.

Итак, вот и все, Аведон создал одни из лучших фотографий всех времен с эффектом всего двух фокусных длина: 50 мм и 85 мм.

Если у вас когда-нибудь будет возможность, то я рекомендую приобрести выпуск American Photo за март / апрель 1994 г., так как он дает отличное понимание камер и студии Аведона.

Какую пленку использовал Аведон?

Фильм, который выбрал Аведон, был таким же базовый, как его фотоаппарат. Для работы в среднем формате он использовал Kodak Plus X (рейтинг Эль 80), хотя он также использовал Kodak Tri-X, любительский (ISO 400) версия, потому что ее лучше запихнули. Professional Tri-X (рейтинг Эль 200) был Используется для его широкоформатной фотографии при любом освещении.

Пленка будет проявляться с использованием Kodak D76 или HC-110 или Harvey’s Panthermic 777 (больше не выпускаются).

Что касается цветной работы, все, что я смог узнать, это что он использовал пленку Ektachrome E-3 для проекта In the America West . Если кто-то знает что-нибудь еще, пришлите мне электронное письмо, чтобы я мог обновить страницу.

Негативы Аведона были плотными, часть его игнорирования рекомендованного времени разработки. Даже с нормальным Воздействие Tri-X может получить 15 минут в резервуаре с D-76 - снова больше половины, обычная сумма.

Аведон использовал измеритель Norwood Director чтобы проверить его выдержки. Измеритель измерял падающий, а не отраженный свет. и долгие годы был стандартом для голливудских кинематографистов.

Техника печати Аведона

Плотный график Аведона не позволял ему роскошь печатать свои собственные работы. В то время как другие могли намочить руки от его имени он действительно контролировал каждый этап процесса.

Своими принтерами он всегда их отдавал словесные подсказки о том, чего он хотел, в частности об эмоциональном качестве Распечатать.Он говорил о том, как сделать принт счастливым, злым, пылким, романтичным или Добрый.

После того, как принтер получил бриф и понимает, что он ищет, тогда он оставит это на усмотрение пойми это. Если бы он был недоволен первыми пробными отпечатками, отпечаток был бы сделал снова.

После получения пробных отпечатков он затем начал бы смешивать и сопоставлять разные части отпечатков.

Например, с портретом он бы выберите ту, у которой лучше всего глаза, и если общий принт недостаточно хорош для него он вырезал у другого нос или рот и наклеил их.

Для натурной съемки он мог вырезать голову с одного отпечатка и наклеил на тело другого, затем вырезал часть здания, которая имела правильную легкость, и поместила ее на другую, которая была темнее.

Окончательный отпечаток

Окончательный отпечаток Аведона обычно составление всех тестовых отпечатков, созданных для создания идеального отпечатка. Никогда первые отпечатки сделаны.

Если Аведон все еще не удовлетворен, даже после всех изменений он брал жирный карандаш и начинал размечать все сначала.Создание идеального отпечатка всегда было для него делом.

Есть известное изображение инструкций, который был опубликован в книге Аведона, Evidence , в которой показаны все осветление и выжигание, которые вошли в окончательное печатное изображение. Эти инструкции были сделаны не Аведоном, а его главным печатником в то время.

Цель изображения - обеспечить что гравюры, сделанные для коллекционеров, идентичны другим, выставленным в основных произведениях искусства музеи по всему миру.

Деталь инструкций по печати Аведона, Доказательства 1944–1994 гг. , 1994, стр.86: (Random House) © Фонд Ричарда Аведона

Цифры на них обозначают конкретные Время «уклонения» и «приработки» в секундах для каждого раздел изображения. Любой, кто имеет опыт печати в фотолаборатории, поймет как трудно за ними следить.

Печать для «На западе Америки»
© Фонд Ричарда Аведона

Эта черно-белая версия инструкций по печати взята из книги Лоры Уилсон « Аведон за работой: на американском Западе, ». У Лауры есть специальный раздел, посвященный процессу печати, который использовался для выставки In the American West .Если вы хотите узнать больше о том, как Аведон снимал этот проект и как он фотографировал, то это книга, которую вам стоит приобрести.

Сложный и трудоемкий процесс создания этих отпечатков начался в подвальной фотолаборатории студии Avedon в Нью-Йорке. Руеди и Дэвид [Лиитцвагер] начали с набора отпечатков размером 16 на 20 дюймов. Дик отверг их все. Он почувствовал, что тон был тяжелым; они были слишком черными и слишком контрастными. При переиздании указания Дика редко были техническими.Он говорил просто: «Сделайте человека более мягким» или «Сделайте лицо более напряженным». Этот нетрадиционный совет заставил Руэди и Дэвида попытаться понять эмоциональное содержание, которое Дик искал в каждом портрете. На пробных отпечатках Руэди записал необходимые манипуляции красным жирным карандашом. Время экспозиции, плюс или минус, было в секундах, чтобы указать, где затемнить или осветлить веко, нос или морщину на лбу.

Отрывок из «Аведона за работой: На Западе Америки» (стр.114-117)

Лаура Уилсон - бывшая помощница Аведона в течение шести лет
Получение идеального отпечатка

Ричард Аведон не был пуристом в традиционный смысл. Он без колебаний обрезал или изменил изображение в некоторых способ получить идеальный отпечаток в фотолаборатории.

Пожалуй, самые важные факторы, когда на изготовление отпечатков ушло время и деньги. Никаких расходов не пощадили, и это на печать одного изображения часто уходит целая неделя. Отпечатки были сделаны неоднократно, пока, наконец, не появился идеальный.

Освещение Аведона

Секрет студийного освещения Аведона не должно стать сюрпризом для тех, кто знаком с его энергичным стилем модная фотография.

Ниже я попытаюсь объяснить его освещение, или то, что он любил называть своим «светом красоты» более подробно.

Вместо установки своего основного источника свет на подставке - обычная практика, и такой, который ограничивает движение - он бы попросите помощника держать штангу стрелы с установленным на конце светильником.

Однажды у Аведона была установка света на его После снятия показаний стробоскопа помощник следил за модель со светом, так же, как звукооператор на съемочной площадке отслеживать актеров с помощью стреловидного микрофона.

Как бы Аведон стрелял, помощник будет двигаться вместе с моделью. Для стабильной экспозиции ассистенту потребуется чтобы свет находился на правильном расстоянии от объекта. Свет был всегда держите очень близко к объекту, вне поля зрения камеры.

Используя этот подход, рассчитанная погрешность. Аведону понравились тонкие и неожиданные изменения. это могло произойти, работая таким образом.

Движущийся свет Аведона был нормально отскочил в зонтик или небольшой купол, чтобы смягчить его, в то время как двое других помощников будет наклонять 12-дюймовые квадраты металлизированного шкафа, чтобы свет отражался в глаза.Регулируемые балетки были размещены по обе стороны от предмета, чтобы остановить нежелательные свет от заполнения теней или возникновения бликов.

При описании процесса Аведон часто сравнивал его с японским балетом, где каждый знал свои роли и сделал это бесшумно, с большой ловкостью и ловкостью.

При работе в цвете или съемке 8 × 10 формат, где фильм может быть менее прощающим, Аведон будет иметь свой ключевой свет в фиксированная позиция.

Схема установки освещения Аведона
Белый фон

Ричард Аведон, пожалуй, самый влиятельный фотограф «белого фона» всех времен.Стрельба по белый фон, Аведон убрал все отвлекающие факторы, сосредоточив внимание на тема.

Его белый фон будет освещен две головки стробоскопа на регулируемых стойках. Если Аведон хотел серый фон, он выключил бы огни, чтобы они были на две ступени ярче, чем основной источник света (если типичное значение измерителя для объекта - F8, то для серого вам нужно будет установить свет на F4.) Если Аведон хотел белый фон, вместо этого свет включается в пределах половины остановки от основного света, чтобы застраховать намек на тон.

В Америке Западное освещение

Когда Аведон сделал В Америке В проекте West он снимал своих объектов снаружи на белом фоне. бесшовная бумага, которая была приклеена к теневой стороне любых структур он мог найти (сараи, дома на колесах и т. д.) «Я хотел, чтобы человек выйти вперед из белого », - сказал Аведон.

Аведон сфотографировал своих подопечных в тени, используя доступный свет и избегая резких теней и бликов солнечный свет, который доминирует над лицом.Он не использовал стробоскопы, потому что чувствовал они придали фотографиям искусственный вид. Он хотел особой красоты затененный свет, который имел более нейтральный оттенок.

За кулисами Фото из На западе Америки , 1983 © Фонд Ричарда Аведона

Как у вас получился образ Аведона?

Я думаю, что есть одна вещь, которая есть у Картье-Брессона, Ирвинга Пенна и Дайан Арбус, и кое-что, что я разделяю, - это полная одержимость работой и работой каждый день.Надеюсь, что если вы будете делать работу каждый божий день, работа станет лучше.

Интервью с Чарли Роузом, 1993 год

Многие подражатели изо всех сил пытались повторить его фирменный стиль. Получение того, что известно как «Аведон Look »- это не случай съемки на белом фоне с широкоформатная камера (или Rolleiflex), загруженная Kodak Tri-X.

Аведон часто говорил, что есть элемент самого себя на каждой фотографии, которую он когда-либо делал. Теперь, если ты не родился Ричард Аведон, получить фотографию Аведона будет невозможно.Что мы надеюсь, это даст вам несколько советов, которые помогут подобраться к его фирменный стиль.

Ричард Аведон научил меня, что если вы идете на фотосессию и выходите с тем, на что надеялись, это провал. Вам нужно удивляться, если вы хотите, чтобы это было волшебно.

Эми Арбус, фотограф и бывшая участница мастер-класса Avedon
Capturing the Moment

Avedon всегда знал, чего хотел собираюсь на фотосессию. Однако вместо того, чтобы застревать на фото, которое он планировал, он оставался гибким и фотографировал то, что было перед вместо него.Если вы посмотрите на его самые знаменитые фотографии, то заметите, что это фотографии, которые невозможно воссоздать. Его Настасья Кински, Чарли Чаплин и Портреты Мэрилин Монро - прекрасные тому примеры.

Ничего из того, что я когда-либо делал, не было подсчитано. Это происходит из инстинкта.

Аведон тоже любил уметь стрелять модели активны и находятся в движении, когда это возможно. При фотографировании испытуемых, он говорил им прыгать и «прыгать выше!» в то же время он будет прыгать с ними.

Снимки, сделанные мной во время работы, показывают то, о чем я вообще не подозревал, что я снова и снова держу свое тело или свои руки в точности как человек, которого фотографирую. Я никогда не знал, что делал это, и очевидно, что я пытаюсь почувствовать, на самом деле физически почувствовать то, что он или она чувствует в тот момент, когда я их фотографирую, чтобы углубить чувство связи.

То, что часто упускают из виду в Аведоне стиль - это доверие и связь, которую он строит с субъектом.Аведон часто встаньте в том же положении, что и его объекты на фотосессии, зеркально отразив язык тела субъекта, он смог быстрее установить взаимопонимание.

Это то, что я делаю неосознанно, я хочу знать, каково это. Думаю, я хочу поддержать то, что мне нравится в его позе. Хочу ободрить без слов.

Американское фото: Аведон, март-апрель 1994 года
Визуальный автор

Аведон был невероятно разносторонним, и его метод съемки будет меняться в зависимости от того, в каком задании или проекте он был стрельба в то время.Он не подошел бы к рекламной работе так же, как его портреты, ни его документальные работы так же, как его модные фотографии.

Он тоже был бесстрашным, и ничто не могло помешать ему делать фотографии и делать все возможное, чтобы выполнить его видение.

Итак, получение «Образа Аведона» - это не случай простого следования формуле. Во-первых, вам нужно решить, в каком жанре его фотографии, которые вы пытаетесь воспроизвести, а затем изучаете его работы более деталь. Если вы дошли до этого в статье, то, вероятно, выбрали довольно много подсказок и советов, которые помогут вам.

Я просто прирожденный фотограф и мне становится скучно. Когда мне становится скучно, я перехожу к следующему месту, единственное, что обрушилось на меня, - это то, что я могу остановиться, когда слишком много занимаюсь модой. Когда у меня слишком много более глубокой, более напряженной и болезненной части себя, я могу вернуться в другое место. Это как писатель, который пишет на разные темы.

Ричард Аведон Шоу Чарли Роуза (1997)

Другие ресурсы Ричарда Аведона

Рекомендуемые книги Ричарда Аведона

Отказ от ответственности: Photogpedia является партнером Amazon и зарабатывает на соответствующих покупках.Все ссылки на Amazon являются партнерскими ссылками, что означает, что мы получаем небольшую комиссию за любые ваши покупки. Это не требует дополнительных затрат, но эта комиссия поддерживает работу Photogpedia и является причиной того, что мы можем предложить так много бесплатного контента.

Чтобы узнать больше, прочитайте нашу страницу раскрытия информации для аффилированных лиц. Спасибо за поддержку.

Видео с Ричардом Аведоном

Ричард Аведон: Тьма и свет (1996)

Этот документальный фильм, который необходимо посмотреть, дает захватывающий портрет Ричард Аведон и его невероятный объем работ.

Вы не только узнаете, как Аведон делал свои самые знаковые фотографии, но и понаблюдаете за тем, как мастер-фотограф работает над своей модой и съемками портретов.

Среди документальных фильмов много ярких моментов воспоминания Аведона о Мэрилин Монро часами танцует в своей студии, чтобы он мог запечатлеть невиданная ранее сторона ее личности. В другом сегменте Аведон описывает, как Чарли Чаплин неожиданно позвонил ему и навестил его для портрета за несколько дней до отъезда из U.С.

Тьма и свет документальный фильм, снятый PBS в рамках сериала American Masters Series в 1996 году. Если у вас есть 90 минут, поэтому я не могу рекомендовать этот документальный фильм в достаточной степени.

Чарли Роуз: Ричард Аведон (1993)

В этом 60-минутном интервью от мая 1993, Ричард Аведон разговаривает с ведущим ток-шоу Чарли Роузом о жизни. за объективом фотографирует общественных деятелей и свою книгу, An Автобиография Ричард Аведон .Вы можете многому научиться, слушая Аведона обсуждая его философию фотографии, самые знаковые фотографии и любовь к Средняя.

Еще фотографии Ричарда Аведона

  • Кармен Дель'Орефис, октябрь 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Элиза Дэниэлс Пре-Кателан, Париж, август 1948 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Кармен Дель'Орефис, Фоли Бержерес, Harper's Bazaar , 1957 © Фонд Ричарда Аведона
  • Сьюзи Паркер и Робин Таттерсолл, Мулен Руж, Париж, август 1957 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Элиза Дэниэлс с уличными артистами, Марэ, Париж, август 1948 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Сюзи Паркер и Робин Таттерсолл, площадь Согласия, Париж, август 1956 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Довима с Сашей, Клош Баленсиага, Париж, август 1955 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Сьюзи Паркер с Робин Таттерсолл и Гарднер Маккей, кафе des Beaux-Arts, Париж, август 1956 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Бастер Китон, Нью-Йорк, сентябрь 1952 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Одри Хепберн перед «Крылатой Победой на Самофракии» в Лувре, Смешное лицо, 1957 © Paramount / Фонд Ричарда Аведона
  • Фред Астер, Париж 1956 © Фонд Ричарда Аведона
  • Малькольм Икс, Нью-Йорк, март 1963 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Элизабет Тейлор, петушиные перья Анелло из Эмме, Нью-Йорк, июль 1964 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Боб Дилан, Нью-Йорк, февраль 1965 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • The Beatles, 1967 © Фонд Ричарда Аведона
  • Джон Форд, Бель-Эйр, Калифорния, апрель 1972 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Фрэнсис Бэкон, Париж, апрель 1979 г. © Фонд Ричарда Аведона
  • Лорен Хаттон, Грейт-Экзума, Багамы, октябрь 1968 г. © Ричард Аведон Фонд
  • Надя Ауэрманн, Портфолио Комфорт, # 06, Басня в 24 эпизодах, Монток, Нью-Йорк, август 1995 г. © Фонд Ричарда Аведона

Вы можете просмотреть больше Ric жесткие фотографии Avedon здесь и здесь

Проверка фактов

С каждой нашей профильной статьей, мы стремимся быть точными и справедливыми.Если вы видите что-то, что не выглядит правильно, тогда свяжитесь с нами, и мы обновим сообщение.

Если вы хотите еще что-нибудь добавить об Avedon’s работа, его жизнь, его методы фотографии или то, как он повлиял на вас затем отправьте нам электронное письмо: hello (at) photogpedia.com

Ссылка на Photogpedia

Если вам понравилась статья или вы нашли это полезно, тогда мы были бы благодарны, если бы вы могли дать нам ссылку или поделиться онлайн через твиттер или любой другой канал в социальных сетях.

Сайт создан фотографы для фотографов, поэтому мы все можем учиться у таких мастеров, как Ричард Аведон. Чем больше у нас ссылок, тем легче будет другим найти сайт.

Наконец, не забудьте подписаться на наш ежемесячный информационный бюллетень и подписывайтесь на нас в Instagram и Twitter.

Рекомендуемые ссылки Ричарда Аведона

Чтобы увидеть больше работ Ричарда Аведона, посетите Фонд Аведона. Также ознакомьтесь с бесплатным приложением Ричарда Аведона для iPad

Лучшее интервью и ссылки на ресурсы

Помощь Аведону - веб-сайт бывшего помощника Эрла Стейнбикера
Секреты Аведона и его легендарной студии
Стенограмма мастерской Ричарда Аведона и Ирвинга Пенна - Мастерская Алексея Бродовича , Заметки к сеансу: Лаборатория дизайна, 1964

Источники

Фонд Аведона
Помощь Аведону, Эрл Стейнбикер
Женщина садится в такси под дождем, житель Нью-Йорка, Уинтроп Сарджент, ноябрь 1958 года

Ричард Аведон Стенограмма мастерской Пенна, 1964 г.
Тайны Аведона и его легендарной студии, Билл Шапиро, Серос, 2019 г.
Тим Уокер: «Мой интерес к красоте на грани крайности», «Гардиан», сентябрь 2019 г.

Американское фото март-апрель 1994 г.
Конкурс смысла: критические истории фотографии (MIT Press)

American Photo Se сентябрь-октябрь 2002 г.
Визуальная поэзия: творческое руководство по созданию привлекательных цифровых фотографий, Крис Орвиг

Американское фото Январь-февраль 2005 г.
Энни Лейбовиц за работой
, Энни Лейбовиц, 2008 г. (Random House)
Что касается героев, Юсуф Карш, Дэвид Трэвис, 2009 (Годин)

Автобиография, Ричард Аведон (Рэндом Хаус)
Аведон: Свидетельства (Рэндом Хаус)
Аведон: Мода 1944-2000 (Гарри Н.Абрамс)
На Западе Америки: Ричард Аведон (Гарри Н. Абрамс)
Ричард Аведон: Женщина в зеркале (Ширмер Мозель)
Аведон: кое-что личное, Норма Стивенс и Стивен М.Л. Аронсон (Spiegel & Grau)
Аведон за работой: на американском Западе, Лаура Уилсон (Техасский университет)

Серия американских мастеров: Ричард Аведон: Тьма и свет. Хелен Уитни. 199 6

Интервью с Чарли Роузом, PBS, 3 эпизода (5 октября 1993 г., 1 ноября 1995 г. и 26 ноября 1999 г.)

Портретов власти - Фотографии Ричарда Аведона

Ричард Аведон был удивительно плодовитым во время его 50 с лишним лет в качестве фотографа, перепрыгнувшего от съемок высокой моды к его собственному бренду фотожурналистики за гражданские права и поддержки йиппи и членов контркультуры.Он фотографировал лица политиков на протяжении всей своей карьеры, и в этой книге впервые собраны его политические портреты. Сопоставляя изображения элитного правительства, СМИ и профсоюзов с фотографиями активистов контркультуры, писателей и художников, а также обычных граждан, вовлеченных в национальные дебаты, он исследует пятидесятилетнюю политику и власть одного из самых известных фотографов-портретистов Америки.

В книге представлены расширенные проекты Аведона по дебатам о гражданских правах в начале 1960-х годов; американское антивоенное движение и война во Вьетнаме 1969-1971 гг .; ретроспективная дань уважения семье Кеннеди, опубликованная в журнале The New Yorker в 1993 году; и его последний фотоэссе «Демократия», в котором исследуется настроение американцев в политически нестабильное время накануне президентских выборов 2004 г. (опубликовано посмертно в журнале The New Yorker в 2004 г.).

Один обширный раздел воспроизводит всю компоновку и последовательность «Семьи», специальной серии из 69 портретов, созданных Аведоном «элиты власти» Америки для выпуска Rolling Stone 1976 года (двухсотлетие Америки). Все влиятельные люди были сфотографированы одинаково, прямо и без улыбки, почти как полицейские фотографии. Эффект - объективный пугающий взгляд на людей, которые управляли страной. Еще более пугающе: некоторые все еще остаются, 30 лет спустя.

За исключением нескольких цветных снимков (портрет Барака Обамы 2004 года) и нескольких, которые придают портретам небольшой экологический контекст, в большинстве из этих 180 фотографий используется фирменный простой белый фон Аведона и прямой взгляд спереди с ровным взглядом. осветительные приборы.

В книгу включены три длинных содержательных эссе. Их приятно читать, и они помогают сплести повествование через фотографическую карьеру Аведона и вокруг нее. Цитируется, что Аведон говорит о длительных периодах неуверенности в себе и всплесках уверенности.Мы приходим к пониманию того, насколько требователен к себе был Аведон и каким перфекционистом он был. Например, из непрерывной двухнедельной фотосессии солдат и жертв во Вьетнаме в 1970-х годах он разрешил выставить только одну фотографию. Эссе также включают воспоминания об Аведоне некоторых влиятельных людей, которых он фотографировал.

Portraits of Power - отличный компаньон к любой из более ранних книг, посвященных модным фотографиям Аведона и коммерческой работе.

- Джим Каспер



Портреты власти

Ричард Аведон
Твердая обложка: 300 страниц, 180 изображений

22 см x 30 см

Издатель: Steidl & Partners

Совместно с Художественной галереей Коркорана, Вашингтон,

Округ Колумбия и Фонд Ричарда Аведона

ISBN: 978-3-86521-675-5
Купить на Amazon

Ричард Аведон Фотограф | Все о фото


Ричард Аведон (1923–2004) родился и жил в Нью-Йорке.Его интерес к фотографии возник в раннем возрасте, и он вступил в операторский клуб Еврейской ассоциации молодых мужчин (YMHA), когда ему было двенадцать лет. Он учился в Средней школе ДеВитта Клинтона в Бронксе, где вместе с Джеймсом Болдуином он редактировал школьный литературный журнал «Сорока». В 1941 году его назвали поэтом-лауреатом средней школы Нью-Йорка.

Аведон присоединился к вооруженным силам в 1942 году во время Второй мировой войны, работая помощником фотографа второго класса в торговом флоте США. Как он это описал: «Моя работа заключалась в том, чтобы делать фотографии на документы.Я, должно быть, сфотографировал сто тысяч лиц, прежде чем мне пришло в голову, что я становлюсь фотографом ».

После двух лет службы он покинул торговый флот, чтобы работать профессиональным фотографом, сначала создавая модные образы и изучая искусство. Режиссер Алексей Бродович из Лаборатории дизайна Новой школы социальных исследований.

В возрасте двадцати двух лет Аведон начал работать фотографом-фрилансером, в основном для Harper's Bazaar. фотографировал моделей и одежду на улицах, в ночных клубах, в цирке, на пляже и в других необычных местах, используя бесконечную находчивость и изобретательность, которые стали отличительной чертой его искусства.Под опекой Бродовича он быстро стал ведущим фотографом Harper's Bazaar.

С самого начала своей карьеры Аведон делал официальные портреты для публикаций в журналах Theater Arts, Life, Look, Harper's Bazaar и многих других. Он был очарован способностью фотографии раскрывать личность и пробуждать жизнь своих объектов. Он регистрировал позы, отношения, прически, одежду и аксессуары как жизненно важные элементы образа. Он был полностью уверен в двумерной природе фотографии, правила которой он подчинял своим стилистическим и повествовательным целям.Как он иронично сказал: «Мои фотографии не уходят под поверхность. Я очень верю в поверхность. Хорошая фотография полна подсказок».

После редактирования номера «Harper's Bazaar» за апрель 1965 года, Аведон ушел из журнала, столкнувшись со шквалом критики за свое сотрудничество с цветными моделями. Он присоединился к Vogue, где проработал более двадцати лет. В 1992 году Аведон стал первым штатным фотографом The New Yorker, где его портреты помогли переопределить эстетику журнала.В этот период его модная фотография появлялась почти исключительно во французском журнале Égoïste.

На протяжении всего времени Аведон руководил успешной коммерческой студией, и многие считают, что он стер грань между «художественной» и «коммерческой» фотографией. Его работа по созданию бренда и давние связи с Calvin Klein, Revlon, Versace и десятками других компаний привели к одним из самых известных рекламных кампаний в истории Америки. Эти кампании дали Аведону свободу заниматься крупными проектами, в которых он исследовал свои культурные, политические и личные увлечения.Он известен своими обширными портретами американского движения за гражданские права, войны во Вьетнаме и знаменитым циклом фотографий своего отца, Джейкоба Исраэля Аведона. В 1976 году для журнала Rolling Stone он выпустил «Семья» - коллективный портрет американской правящей элиты во время двухсотлетних выборов в стране. С 1979 по 1985 год он много работал по заказу Музея американского искусства Амона Картера, в конечном итоге продюсируя шоу и книгу «На американском Западе».

Первая музейная ретроспектива Аведона прошла в Смитсоновском институте в 1962 году.Затем последовали многие крупные музейные выставки, в том числе две в Метрополитен-музее (1978 и 2002), в Институте искусств Миннеаполиса (1970), в Музее американского искусства Амона Картера (1985) и в Музее американского искусства Уитни (1994). . Его первая книга фотографий «Наблюдения» с эссе Трумэна Капоте была опубликована в 1959 году. Он продолжал публиковать книги своих работ на протяжении всей своей жизни, в том числе «Ничего личного» в 1964 году (с эссе Джеймса Болдуина), Портреты 1947-1977 гг. (1978, с эссе Гарольда Розенберга), Автобиография (1993), Доказательства 1944–1994 (1994, с эссе Джейн Ливингстон и Адам Гопник) и Шестидесятые (1999, с интервью Дун Арбус).

Ричард Аведон умер в Сан-Антонио, штат Техас, 1 октября 2004 года, после кровоизлияния в мозг во время работы в газете The New Yorker. Еще при жизни он основал Фонд Ричарда Аведона.

Источник: Фонд Ричарда Аведона

Ричард Аведон Великий мастер портрета

Ричард Аведон

Так получилось, что портреты Ричарда Аведона всегда привлекали к себе много внимания. Его фотографии - это одновременно простые и сложные работы.Чаще всего зритель может увидеть, что на фото преобладает неприглядный светлый фон, присутствует ненавязчивая композиция, часто вся картинка в черно-белых тонах. Но на изображениях желательно рассмотреть каждую деталь. В портретах Аведона модель всегда выходит на первый план. Уникальность работ Ричарда Аведона в том, что он раскрывает внутренний мир своих героев, делает их особенными.

Биография и ключевые периоды жизни Аведона

Помимо фотографии будущий мастер увлекался литературой.Это оказало сильное влияние на его жизнь и работу. К сожалению, сразу после школы Ричард Аведон не смог реализовать свой потенциал. Свою карьеру ему пришлось начать с фотографирования документов для моряков американского флота. Это была хорошая отправная точка для изучения физиогномики (метод определения типа личности человека, его психических качеств и состояния здоровья, основанный на анализе внешних черт лица и его выражения).

Аведону понадобилось два года, чтобы сделать второй шаг - начать снимать моделей для модного магазина.Молодому мастеру удалось покорить заказчика своими работами и получить первый контракт. Только набравшись опыта и пополнив портфолио, фотограф начал получать специальное образование в Design Lab. Там же произошла судьбоносная встреча, решившая всю его карьеру. Фотограф познакомился с тогдашним модным редактором А.Бродовичем , который помог ему сделать дальнейшие шаги к популярности.

Аведон первым сумел передать в своих работах беззаботность и игривость фотомодели, а не просто сфотографировать платье, как это было принято в то время.В его кадрах девушки веселились: играли, стояли на ходулях, двигались. Такой подход произвел фурор в мире моды.

В течение долгих 20 лет фотограф сотрудничал с различными журналами, совершенствуя и развивая жанр модной фотографии, смешивая подиум и повседневную жизнь.

Фотопортреты

Avedon не ограничивался индустрией моды. После публичного признания мастер работал с журналом «Театральное искусство» , принимал участие в съемках фильма, в качестве прототипа одного из героев.Результатом его работы стал фотоальбом, изданный 1959 .

Для портретной фотографии Аведон предпочитал простой, преимущественно белый фон. Таким образом, все внимание зрителя было сосредоточено на модели и не отвлекалось на другие объекты сцены.

Помимо знаменитостей, фотограф снимал и обычных людей. В частности, во время войны во Вьетнаме появились его работы, изображающие американских солдат и вьетнамских женщин в Сайгоне.Так мастер приобрел опыт военной документальной фотографии . Все это позволило Ричарду Аведону обрести мировую известность, которая постоянно росла за счет огромного количества выставок и экспозиций фотографа.

1940-е годы были временем расцвета Vogue и Harper’s Bazaar, когда развивался жанр модной фотографии и появлялись новые формы и стили. Отзывы о портфолио Аведона были неоднозначными. На его снимках модели бегали по пляжу.Harper’s Bazaar отказалась печатать такие фото - модное издание сочло изображения босоногих девушек для них неуместными. Однако арт-директор журнала охарактеризовал работу Ричарда как «свежую и правдивую».

Фотоискусство Ричарда Аведона

Аведон издал несколько десятков фотоальбомов, некоторые из которых были напечатаны после его смерти. В 1955 году Ричард сфотографировал популярную тогда модель, известную как Dovima . На девушке было вечернее платье Dior, и она позировала с африканскими слонами.

В 1960-х Ричард Аведон фотографировал членов антивоенного движения и Движения за гражданские права. Одновременно он сфотографировал The Beatles, Энди Уорхола, Фрэнка Заппу, Дженис Джоплин, Твигги, Михаила Барышникова и Майю Плисецкую.

Ричард Аведон Фото Энди Уорхола, 1969 Фрэнк Заппа, Ричард Аведон

В 1976 году Аведон выпустил свой семейный альбом , в котором были представлены портреты правительственных чиновников и представителей бизнес-элиты.Среди них были Джордж Буш, Рональд Рейган, Генри Киссинджер, Дональд Рамсфелд, члены семей Рокфеллеров и Кеннеди.

В 1979–1984 годах Аведон работал над серией фотографий под названием На американском Западе . Он побывал почти в 200 городах в 17 штатах и ​​снял портреты сотен простых американцев - шахтеров, рабочих нефтяных вышек и безработных.

«Американский звездопад»

Слава Аведона не была однозначной.Некоторые работы мастера категорически не принимали. В частности, альбом «American Starfall» был раскритикован многими артистами сразу после его выпуска. В нем все фото сделаны очень реалистично, не скрывая, а подчеркивая морщины, складки, возраст и недостатки лиц моделей. Все снимки были сделаны на белом фоне, и только один объект в кадре был обращен в камеру. Такой подход не понравился публике.

Ричард Аведон
Генералы дочерей американской революции, DAR Convention, Mayflower Hotel, Washington D.C.
15 октября 1963 г.

Признание альбома «American Starfall» произошло только спустя много лет. Но тогда все работы фотографа в этом стиле назывались блестящими и новаторскими. Теперь они - наследие американской истории, где отпечаталась целая эпоха.

09 октября 1993 г. РИЧАРД АВЕДОН ПОДПИСЫВАЕТ СВОЮ АВТОБИОГРАФИЮ Изображение © Les Stone / Sygma / Corbis

Последние годы

Ричард Аведон около двух десятилетий работал в Harper’s Bazaar , примерно столько же в Vogue (он ушел в 1989 году).В 1992 году Ричард присоединился к американскому еженедельнику The New Yorker и стал первым штатным фотографом в истории этого издания. Его работы использовались в качестве иллюстраций для критических статей и эссе.

Вне всякого сомнения, именно Аведон стал законодателем нового жанра, в котором модная фотография тесно переплетается с реальной жизнью, в результате такой связи модели из безликих кукол стали настоящими и «живыми».

В 1959 году вышел фотоальбом Ричарда Аведона под названием «Наблюдения» , который стал своеобразным подведением итогов творческого периода, а годом ранее Ричард Аведон был включен в список «Десять великих фотографов мира» журнала «Популярная фотография».

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *