Роберт дуано фотограф: Страница не найдена — JuicyWorld

Содержание

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Робер Дуано

В рамках IX Московской международной биеннале «Мода и стиль в фотографии — 2015» МАММ представляет выставку «Красота повседневности» одного из величайших фотографов XX века, кавалера Ордена Почетного легиона — Робера Дуано. Его называли волшебником объектива, шансонье от фотографии, воспевшим Париж и парижан, мастером жанровых сцен, сумевшим создать невероятно лиричный образ французской столицы. Снимки Дуано вошли в историю, стали классикой мировой фотографии, знаменитый «Поцелуй на площади Отель-де-Виль» («Le Baiser de L’Hotel de Ville») разошелся миллионными тиражами в открытках и постерах.

На выставке будут представлены более ста авторских отпечатков, из Atelier Robert Doisneau, а также крупных частных собраний, многие из которых зрители увидят впервые. Кроме того, в выставку вошли личные документы и свидетельства, предоставленные дочерью фотографа.

Робер Дуано родился в пригороде Парижа в 1912 году. Освоив азы фотографии в Школе графического искусства и печатного дела Этьенн, где он учился на гравера-литографа, свои первые снимки — виды родного Жантийи для информационного бюллетеня местного муниципалитета — Дуано сделал в 1929 году камерой, взятой в долг у своего сводного брата. Снимая Париж и его окрестности, Дуано стал в какой-то мере последователем Эжена Атже, пытавшегося запечатлеть Париж «маленьких людей» — кочегаров, булочников, шарманщиков, точильщиков«, забытый в эпоху крупномасштабного обустройства французской столицы, предпринятого бароном Оссманном во времена Второй Империи.

Поворотным моментом в судьбе Робера Дуано стала встреча с легендарным Андре Виньо —фотографом моды, художником, режиссером-мультипликатором, скульптором, виолончелистом. Начав работать оператором у Виньо в 1931 году, Дуано смог познакомиться с самыми яркими представителями французского авангарда, часто посещавшими его студию. Там же, в разгар всемирного экономического кризиса, его заметил и пригласил на работу шеф фотослужбы «Рено» Люсьен Шоффар, искавший молодые дарования.

Почти каждую свободную от работы минуту Дуано, посвящал прогулкам по городу, собирая фотографические материалы, которые стали затем основой для книги «La Banlieu de Paris», посвященной жизни парижских пригородов, созданной совместно с французским писателем Блезом Сандраром и принесшей ему огромную известность.

К моменту начала Второй мировой войны Дуано уволили с завода «Рено». Он был призван в армию, воевал, а затем участвовал в Движении Сопротивления. Летом 44-го года Робер Дуано создал знаменитый фоторепортаж о борьбе героев Сопротивления против фашистов.

В первые послевоенные годы послевоенные годы Дуано с головой погрузился в работу — сотрудничал с журналами Life, Vogue и другими крупными международными изданиями, а затем был приглашен в агентство Rapho, где и проработал в качестве независимого фотографа вплоть до смерти в 1994 году.

В 1945 году Робер Дуано познакомился с Анри Картье-Брессоном — еще одной звездой мировой фотографии и основателем конкурирующего с Rapho фотоагентства Magnum, встреча с которым оказала на Дуано большое влияние.

50-е годы — стали временем расцвета таланта художника, его неповторимого стиля, искрометного чувства юмора, уникального дара рассказчика. «Фантазии повседневной жизни восхитительны. Ни один кинорежиссер не способен воссоздать те неожиданности, что встречаются на улице», — считал он.

Робер Дуано — один из самых уважаемых и почитаемых художественным, музейным и издательским сообществом фотографов во Франции. За последние десятилетия вышло более 40 книг, посвященных его творчеству. Будучи невероятно скромным, сам Дуано всегда испытывал удивление от проявляемого к нему интереса.

«В конце концов, нет ничего более субъективного, чем объектив, мы никогда не показываем вещи такими, какими они являются. Мир, который я стремился показать, это мир, в котором мне было бы хорошо, в котором люди были бы дружелюбными, где я мог бы найти нежность, которой я так жажду. Мои фотографии просто были доказательством того, что такой мир мог бы существовать», — замечал Робер Дуано.

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Робер Дуано

p>Дуано все еще работает у Виньо, когда в «Эксельсиоре» выходит его первый репортаж — серия о «блошином рынке». Спустя некоторое время Дуано призван на военную службу и вынужден ненадолго оставить свою профессиональную деятельность.
По окончании службы Дуано не смог вернуться к работе у Виньо, который в то время переживал серьезные финансовые трудности. Благодаря своему давнишнему другу Люсьену Шоффару Дуано устраивается на работу в рекламное бюро заводов «Рено». Здесь фотограф проработает 5 лет с 1934 по 1939 годы. За это время его материальное положение упрочится и несмотря на юный возраст (всего лишь 22 года) он женится на некоей Пьеретте, мечтая создать крепкую и гармоничную семью, которой ему всегда так недоставало. Он, которому так близки по духу праздность, бродяжничество, необязательность, вынужден теперь приноравливаться к принудительному распорядку заводской жизни однообразие механических операций, продуктивность, отсчет времени. .. Из этой жизни художник выносит чувство солидарности и уважения по отношению к тем, кто зарабатывает себе на хлеб физическим трудом, чувство сопричастности к рабочему классу. Общественный характер его теперешней жизни смывает застенчивость, заводской порядок развивает воображение фотографа . Дуано овладевает навыками в постановке студийного освещения. Но условия работы остаются трудными «...у нас были такие же камеры, как у Атже, а это значит 20 кг на спине... совершенно устаревшая техника. Придя на место съемки, ты пытаешься сфотографировать автомобили в движении, стараясь занять устойчивое положение, словно моряк, кидающий якорь, и в тот момент, когда фокус наконец наведен, ты слышишь сигнал клаксона, предупреждающий о том, что нужно уступить дорогу и уйти в сторону».

Становится понятно, почему каждую свободную от работы минуту Дуано, тонкий знаток «укромных парижских уголков», посвящает прогулкам по городу, собирая фотографический улов, который станет затем основой для Блеза Сандрара в их совместной работе, посвященной жизни парижских пригородов. И хотя некоторые снимки, выполненные в эти годы, все еще несут в себе отпечаток элементов, свойственных фотографии начала века и близких к творчеству Атже, в остальном все более чувствуется то визуальное дерзновение, которое теперь постоянно присутствует в работах Дуано, утверждающее бескомпромиссность социальных идей. Работы фотографа — это гимн детству, где его участники — дети асфальта и бетона, хрупкие силуэты, раздавленные городом или заводом, готовым поглотить их жизненную энергию, дети, проживающие последние дни своего детства в погоне за ускользающей чистотой. Застенчивость Дуано не позволяет ему подойти к ним, встав лицом к лицу, — он наблюдает за ними украдкой, издалека. Но через какое-то время в стремлении придать изображению наибольшую правдивость, Дуано осмеливается наконец приблизиться к своим моделям. Так, например, он уговаривает заводских работниц позировать ему рядом с автомобилями «Рено». Диалог между фотографом и его моделями, кем бы они ни были, становится с этого момента более глубоким и доверительным, придавая творчеству фотографа чувство сопричастности и грусти, которое назовут затем «чувством человечности».

То что Дуано удалось, как и некоторым его собратьям по фотографии, сочинить эту кантату во славу человека, во многом стало возможным благодаря тому, что этот временной промежуток между двумя мировыми войнами стал периодом расцвета выдающихся талантов в области журналистики и издательской деятельности (Шарля Териада, Люсьена Вогеля, Максимилиана Вокса, Шарля Пеньо и других), позволившим взрасти таланту целого поколения фотографов, одновременно изменяя их социальный статус. Некоторые из них — Брассай, Ман Рэй или Дора Маар, — разделяя творческие искания сюрреалистов, подпадали под их эстетическую зависимость. Взаимное влияние поэтов, писателей, художников, фотографов становилось все более полным и глубоким. Привычным стало появление их совместных работ на страницах «Минотавра», «Бифура» или «Художественных дневников», среди которых находили свое отражение экспериментальные искания фотографов (рэйограммы Ман Рэя, эффекты соляризации Табара, коллажи Доры Маар), в которых каждый задавался вопросом о банальности сюжета, мистерии теней, необузданности мечты, и где особенно яростно находило отрицание отражение реальности как единственной задачи фотографии.

В этом они отчетливо дистанцировались от таких фотографов, как Кертез, Крулл, Зубер или Дуано, которые, «выйдя» из Бохауса или испытавши на себе влияние русского конструктивизма, ждали от объективов своих фотоаппаратов прежде всего точности восприятия, где тщательность становилась неоспоримым достоинством.

В 20-е годы прогресс в области гелиогравюры, вера в нового человека, способного сделать этот мир лучше, и стремление людей к тому, что находится выше их собственного окружения, становятся толчком к появлению новых высокохудожественных журналов, как «Vu», «Voila», «Art et Medecine» во Франции, «Life» и «Harper’s Bazaar» в США. После войны вновь появляются в печати такие издания, как «Paris-Match», «Vogue» и другие. Все они публикуют репортажи целой плеяды выдающихся фотографов, работающих либо по заказу, либо как свободные художники, перепродающих затем свои работы журналам и издательствам, в чем им активно помогают представляющие их агентства (Alliance Photo, Magnum, Rado, в дальнейшем Rapho, и другие). В этом контексте нового времени Дуано чувствует себя стесненным студийными рамками, мечтая о независимости и работе над самыми разными темами.

К моменту начала Второй мировой войны Дуано увольняют с завода «Рено». Фотограф переживает фашистскую оккупацию в Париже он практически ничего не снимает фотопленка чрезвычайно дорога и ее практически невозможно достать, периодические издания большей частью запрещены, а повседневная жизнь полна тягот и лишений. Темами его творчества в этот период становятся человеческая беда, угнетение и одиночество. Дуано изготавливает фальшивые документы для участников Сопротивления, а летом 44-го делает впечатляющий фоторепортаж о борьбе героев Сопротивления против фашистов.

После освобождения французская и зарубежная пресса, в частности американская, заново обретают свойственную им прежде динамику, вызывая оживление в среде фотоагентств и фотографов. Последние часто выполняют государственные заказы предприятий, работающих на осуществление плана Маршалла. Огромная потребность в фотографических изображениях требует их постоянного пополнения, и Дуано наряду с прочими оказывается вовлеченным в эту стремительную гонку, выполняя многочисленные репортажи, понемногу оставляя территорию личного восприятия в попытке охватить весь мир. То новое, что появляется в фотографическом стиле в послевоенный период, это — первые попытки постановочной фотографии, где постановка выполняется на основе предварительных наблюдений. Дуано стремится воссоздать в этих фотографиях то отношение и ту атмосферу, что несет в себе тайна, превращая обыденность повседневности в «социальную фантастику», и это в какой-то мере сближает его с сюрреалистами.

Благодаря свойственному Дуано ощущению момента, умению распознать неподражаемость жеста и способность воспроизвести сцену жизни как целостный фильм, Дуано получает заказ от арт-директора «Vogue» Мишеля де Брюнофф, который видит в фотографе способность придать журналу живость и динамизм. Дуано практически не работает в студийных условиях, а выполняет фотосъемку моделей на улицах, в нейтральном окружении, чтобы затем перенестись в кипение ночной светской жизни. Дуано чувствует себя чужим в этом мире и признается в одном из интервью «Весь этот искусственный мир мне скучен. Я ничего не смыслю в модных коллекциях и во время показов всегда смотрю на часы. Я знаю, что завтра ко мне в студию придет манекенщица. Ну и что мне делать с этим красивым платьем и хорошеньким личиком» Дуано не стал возобновлять свой контракт с «Vogue». Этика Дуано в его собственном личностном понимании не приняла того подхода, какой требовался журналу, заинтересованному прежде всего в постановочных работах, выполняемых в нужном ему окружении. Дуано отказался от дальнейшего сотрудничества с «Vogue», и журнал передал свой заказ Ирвину Пенну.

50-е годы — время, наиболее полно отразившее мастерство художника, чья широчайшая творческая палитра искрится юмором, передает талант рассказчика, отводит место двусмысленности, останавливает и фиксирует движение, выстраивает целые эпизоды. Это работы Дуано-поэта, Дуано-кинематографиста, Дуано-юмориста, Дуано-режиссера. Однако уже 60-е годы, время триумфального шествия телевидения и того общества, которое в 1968 году будет искать свои идеалы на мостовых Латинского квартала, станут паузой в творчестве фотографа. Самолет уничтожил существовавшие ранее расстояния и в какой-то мере размыл культурные различия о другом уже не мечтают, но к нему реально прикасаются и делают вид, что понимают. Развитие телевидения оставляет журналы невостребованными. Время чтения и наблюдения уходит, уступая место всеобщему потреблению. Какое же место будет отведено «трем секундам вечности», этим мгновениям человеческой памяти.

Как бы желая предотвратить свой злой рок, фотография во Франции стремится укрепиться 1969 году в Арле проходят первые Международные фотографические встречи, которые являются напоминанием о том, что фотография является частью культуры, и одновременно задаются вопросом о причинах наступающего забвения. Участники этого движения, будь то частные галереи (Agathe Gaillard в Париже) или общественные (Chateau d’Eau в Тулузе), выступают в защиту фотографического искусства, названного философом Пьером Берью не искусством, но «средством». Испытывая огромное давление со стороны художественных кругов США и в частности под влиянием Сюзан Зонтаг, историки, писатели (Мишель Турнье) и философы (Ролан Барт) формулируют свое отношение к истории, природе и предназначении фотографии и ее взаимосвязи с другими видами искусства.

Позднее, в 1975 году, Франция, убежденная в ценности огромного фотографического наследия и существовании выдающихся талантов в области фотографического искусства, начинает проводить целенаправленную политику в области развития фотографии, выстроенную по трем основным направлениям сохранение фотографического наследия, распространение и развитие фотографического искусства. Создаются фотографические институты (национальный центр фотографии, национальная школа фотографии), в музеях открываются специализированные фотографические отделы. В числе первых таких музеев, формирующих крупнейшие фотографические коллекции и организующих фотографические выставки — Национальный музей современного искусства и Музей д’Орсей. Одновременно быстрыми темпами широкое распространение получают программы размещения у фотографов государственных заказов, как, например, заказ Управления по территориальному благоустройству и региональному ландшафту Франции, когда благоустройство территорий становится приоритетной задачей. Дуано принимает предложение о фотосъемке пригородов, и на протяжении двух последующих лет (1984–1985) получает возможность сравнить свою прошлую мечту с настоящей действительностью видение художника полно пессимизма — его разбитый идеал лежит в основе фотографической серии, отражающей наполненную горечью действительность.

Пригород изменился, изменился и сам художник его фотографии, обезличенные отсутствием персонажей, часто выполнены в цвете, автор более не нашептывает грустных историй, а полный разочарований и обманутых надежд скорее признает «надменный архитектор увидит в этих выполненных под определенным углом фотографиях, что созданное им — глупо. Не надо, чтобы это выглядело злобно, язвительно или зловеще, но пусть это смотрится странным, как те потоки, что преображают до неузнаваемости лица на фасадах здний... В этом и заключается моя роль — показать абсурдность этих огромных конструкций, куда человек возвращается лишь затем, чтобы недолго передохнуть, прежде чем снова отправиться на работу». Чтобы смягчить чувство горечи, Дуано вновь отправляется на свою прогулку по Парижу, где спутником и гидом по близким его сердцу местам становится Сабин Азема, его модель, которую он фотографировал на съемках фильма Тавернье «Воскресенье в деревне».

Широко чествуемый музеями и галереями, прессой и издательским сообществом, уделявшим фотографу огромное внимание и посвятившим ему и его творчеству более 40 книг за последние двадцать лет, Дуано испытывал удивление от огромного интереса, проявляемого по отношению к его творчеству. Поскольку Дуано ставил уважение к человеку выше, чем уважение к техническим достижениям, его называли «человечным фотографом». Это высказывание правдиво, но оно не характеризует его в полной мере. Дуано говорил, что пересекся с авангардом случайно и был вписан в современные эстетические направления по ошибке он признавал влияние конструктивизма формальная строгость форм, визуальная смелость и интерес к промышленным объектам он знал, что обязан советскому кинематографу своим вкусом к противопоставлению планов («Ночной автобус»), их столкновению и взаимопроникновению («Камин мадам Люсьен»), он позаимствовал у сюрреалистов коллаж («Жильцы»), фотомонтаж и промежуточные пространства между жизнью и умиранием, между реальностью и вымыслом, между разумом и безумием. Современные художники, оспаривающие объективность фотографии, выводят на сцену свою собственную реальность, тогда как Дуано, будучи их предшественником, своим творчеством создал истории вечные («Поцелуй на площади Отель де Вилль»).

Аньес де Гувьон Сен-Сир

«Взгляд искоса» - Париж и парижане Робера Дуано

Наверно, ни одну другую фотографию не анализировали так тщательно. Ее обсуждают в рамках социологии, психологии, психоанализа и гендерных исследований едва ли не с того самого дня, как Робер Дуано (Robert Doisneau) снял ее в 1948 году.

Что хотел сказать французский фотограф? Действительно ли это насмешка над женщиной, эксплуатация нагого тела, воплощение вуайеризма и так далее? Или он хотел показать истинное лицо семейной жизни? А может, просто пошутить?

Это был послевоенный Париж, в котором для Дуано было много работы: вновь начали выходить французские газеты и журналы, появились и зарубежные издания. Но, стараясь запечатлеть истинный облик города и его жителей, фотограф как мог избегал постановочных снимков. Как позже вспоминал он сам, он мог сутками сидеть в одном месте, ожидая, когда произойдет что-то интересное.

Вот и серию фотографий Un Regard Oblique, «Взгляд искоса», он снимал два дня — без малейшей постановки, в стиле «скрытой камеры». В широкой витрине одной из художественных галерей в V округе Парижа были выставлены несколько картин, в том числе и та самая, довольно откровенного содержания. Дуано установил свой фотоаппарат напротив окна, спрятав его за антикварным креслом — так, чтобы людям снаружи камеры видно не было. И принялся ждать реакции ни о чем не подозревающих прохожих.

Кто только не подходил к витрине: и пожилые женщины, и смешливые юноши, и строгие жандармы. Знаменитый кадр, который дал название всей серии, был сделан самым последним. Кстати, среди снимков есть и диаметрально противоположный «Взгляду искоса»: на нем девушка смотрит на картину в стиле «ню», а молодой человек, напротив, на ту, что стоит по центру.

Еще раз вспомним, что это Париж, город любви, где поклонение красоте, особенно женской, возведено в ранг культа. И мужчина, который за спиной жены косится на картину, ведет себя как истинный парижанин — восхищается тем, что вызывает восхищение.

Парижанином был и Дуано. А еще он был очень скромным человеком, который в начале своей карьеры фотографа не решался фотографировать людей, лишь бы не потревожить их. Даже самый знаменитый его кадр, «Поцелуй у мэрии», он вынужден был сделать постановочным, вопреки всем своим убеждениям, потому что не мог просто так заснять целующуюся молодую пару. Вдруг они будут против, вдруг они встречаются втайне… Мог ли такой человек сделать серию тайных фотографий, на которых бы выставлял всех женщин глупыми, а мужчин — похотливыми? Очень и очень вряд ли.

Кстати, именно «Поцелуй у мэрии» (об этом фото мы подробнее расскажем в отдельной статье), несмотря на все предосторожности автора, доставил ему большие неприятности: из-за этой фотографии на Дуано дважды подавали в суд. Напротив, никто из тех, кого запечатлел его объектив во время «Взгляда искоса», никаких претензий к фотографу не имел. Хотя весьма возможно, что месье на последнем снимке, если его жена однажды все-таки увидела тот самый кадр, досталось по первое число.

В постановке доверия – Weekend – Коммерсантъ

IX фестиваль «Мода и стиль в фотографии» начался незаметно, первое яркое событие — ретроспектива Робера Дуано (1912-1994). Привезут более ста фотографий из собрания Atelier Robert Doisneau — его фотоархива — и частных коллекций. Это далеко не первая выставка Дуано в России, но их могло бы быть куда больше, учитывая русскую любовь к парижской жизни и французской песне

По национальности Робер Дуано был парижанин, по ментальности — парижанин, по призванию — см. выше. Он был со своим народом и своим городом. Сражался за него. В годы войны работал на Сопротивление. Подделывал паспорта и прочие документы, благо по образованию и трудовому опыту был гравер, чертежник-шрифтовик и технический фотограф. И, конечно, снимал: опустевшие улицы, баррикады, поцелуи на фоне колючей проволоки и торжественный проход генерала де Голля по Елисейским Полям в августе 1944-го. После войны сражался с теми, кто, продолжая дело немецко-фашистских захватчиков, разрушал, то есть модернизировал, его Париж. Чтобы на месте парижских трущоб с парижскими тайнами и парижским очарованием выросли, во славу идей Фурье, кварталы из стекла и стали — этот процесс замечательно описан в эпопее Жака Тати про господина Юло. Фотохроника жизни и смерти "чрева Парижа" — рынка Les Halles — выглядит как обвинение, которое горожанин и гражданин Робер Дуано предъявляет президенту Жоржу Помпиду и мэру Жаку Шираку, принимавшим решение о сносе и перестройке.

"Школьные часы", 1956 год

Фото: © Atelier Robert Doisneau

Миф парижской жизни в самых разных регистрах, от Вальтера Беньямина до Амели Пулен, это и есть Робер Дуано, фланер на пороге мегаполиса с шаловливо-наивным взглядом. Поэзия, лирика, крыши Монмартра, шарманка, поцелуи, вечная la vie en rose — его фотографию часто сравнивают с шансоном, он легко находил язык с поэтами, выпустил несколько книг с текстами Блеза Сандрара и сдружился с Жаком Превером, которого много снимал. Анри Картье-Брессон звал его в Magnum — он остался верен скромному Rapho, где подвизались лучшие мастера парижской поэзии, Андре Кертес и Брассай. Про Робера Дуано говорили, что он продолжил дело Эжена Атже: Атже подготовил декорации безлюдных улиц, парков и интерьеров — Дуано населил их протагонистами и массовкой, чтобы театр la vie parisienne принял свой законченный, кинематографический облик.

Миф парижской жизни в самых разных регистрах, от Вальтера Беньямина до Амели Пулен,— это и есть Робер Дуано, фланер с шаловливо-наивным взглядом

Собственно, с театром, вернее, с большим театральным скандалом связан и самый знаменитый его снимок — "Поцелуй на площади Отель-де-Виль". Напечатанный в журнале Life в 1950-м и сделавшийся символом молодой послевоенной Франции, он вошел во все хрестоматии как одна из вершин уличной фотографии. Решающий момент как он есть. В 1992-м кавалер ордена Почетного легиона Робер Дуано предстал перед судом: некая пара, немного знакомая с фотографом и уверенная в том, что на карточке запечатлены именно они (Дуано не стал их разочаровывать), попыталась отсудить у национального достояния кругленькую сумму за фотографирование и репродуцирование образа без разрешения снятых им частных лиц. Национальному достоянию пришлось признаться, что на фотографии — совсем другие люди, два начинающих актера, чьи имена ему хорошо известны, потому что поцелуй репетировали долго и в разных местах — и на улице Риволи, и на площади Согласия. Нет, решающий момент тоже имел место — когда он увидел двух целующихся в кафе. Подошел, представился и попросил разрешения их снять — они были актеры и легко согласились сыграть эту необременительную роль. "Фотография была постановочной, но поцелуй-то был настоящим",— говорила модель-актриса, которая тоже пыталась судиться с Дуано за процент с продажи постеров с фотографией (Дуано сумел доказать, что заплатил статистам за работу, так что в суде она проиграла, но не осталась внакладе, продав оригинальный отпечаток с подписью и штампом Дуано, присланный ей после съемки). И все же Робер Дуано никого не обманывал — он всегда утверждал, что снимает мир, каким он должен был бы быть, мир, полный любви и нежности. Потому он, например, наотрез отказался фотографировать публичное поругание обритых наголо коллаборационисток.

Гуманизм и нежность к маленькому человеку, человеку труда — за это Робера Дуано любили в СССР, как любили и прогрессивную французскую эстраду. Он, конечно, работал не только в Париже, много ездил по стране и миру, и иногда трудно отделаться от мысли, что дачники в Бретани — это советские отдыхающие в какой-то всесоюзной здравнице, а шахтеров Ланса могли бы напечатать в "Огоньке". Впрочем, не могли — в шахтерской серии Дуано нет и тени стахановского героизма, но есть оптимизм людей, верящих не в победу коммунизма, а в то, что труд — это цель бытия и форма. То есть счастье. Эта тема есть в каждой из его работ, даже когда репортаж как будто бы далек и от маленьких людей, и от трудовых тягот. В снимке с Сержем Лифарем на репетиции: его ноги, состоящие из одних лишь мускулов, словно бы одолжены у экорше, и кудрявой девчушке в пачке, которую он наставляет, очевидно предстоят такие же хождения по мукам. В портрете Жана Тенгели, монтирующего какую-то саморазрушающуюся скульптуру у Пале де Токио: видна лишь щеголеватая фигура в костюме, голова же скрыта клубами пара, как Творец в барочных облаках. Труд, созидающий мир согласно чертежу,— Дуано прекрасно удавались архитекторы, будь то Ле Корбюзье, ушедший в свои светоносные кальки, или Иона Фридман с петроглифическими таблицами городских структур. Такими же архитекторами выглядят у него кутюрье, склоняющиеся над выкройками: Юбер де Живанши или Жан Поль Готье. Робера Дуано не прославили модели и наряды, снятые для Vogue, зато ему замечательно удавались сцены примерки и портновские мастерские — закулисье моды и стиля, полнокровное и жизнерадостное, не хуже "чрева Парижа".

"Робер Дуано. Красота повседневности". Мультимедиа Арт Музей, до 10 мая

«Волшебник объектива» Робер Дуано

Робер Дуано (Robert Doisneau) – один из наиболее талантливых французских фотографов, который прославился, прежде всего, благодаря своим фотографиям весеннего, романтического Парижа. Его награждали такими яркими прозвищами, как «поэт рабочего класса Парижа», «Мастер гуманистической фотографии» или «волшебник объектива», ведь только ему удавалось запечатлеть на снимках настроение полное любви и пробуждающейся радости.

Родился будущий мастер гуманистической фотографии в одном из пригородов Парижа в 1912 году. Когда мальчику было восемь лет, от туберкулеза умерла его мать, а позднее отец Робера женился во второй раз. Это не могло не найти отражение в душе подрастающего мальчишки и, по мнению многих критиков, оказало большое влияние на всю его дальнейшую судьбу, включая творчество. Окончив среднюю школу с далеко не самыми лучшими оценками, Робер Дуано поступил в художественно-ремесленное училище. Здесь он впервые познакомился с изобразительным искусством. Впрочем, целью тринадцатилетнего мальчика была учеба на гравера-литографа – уже отмиравшую в ту пору профессию. Впоследствии Дуано сожалел о потраченном на образование времени, однако именно в этом училище у него проявился интерес к художественному творчеству, он начал развивать в себе чувство композиции и формы. Уроки в школе часто дополнялись вечерними занятиями живописью.

Получив долгожданный диплом гравера-литографа в 1929 году, Робер Дуано сразу же устроился на работу в студию графического искусства Ульмана, где занялся оформлением рекламной продукции, в том числе изготовлением разнообразных этикеток и наклеек для фармацевтических компаний. С открытием фотографической мастерской он перешел туда и быстро взял фотокамеру в свои руки. Робер начинал постигать азы фотографии с того, что просто шатался по городу с фотоаппаратом и снимал различные неподвижные объекты, вроде рекламных афиш или изгородей. Позднее он писал: «Мне было тогда лет восемнадцать, и оборудование, которым я располагал, не позволяло мне снимать движущиеся объекты». Первой его фотографией стал снимок простой груды кирпичей, он так и называется – «Кирпичная куча».

В 1931 году состоялось важное знакомство, предопределившее всю последующую судьбу молодого французского фотографа. Робер Дуано познакомился с известным скульптором Андре Виньо и практически сразу устроился в его студию ассистентом. Именно в студии Виньо, который, к слову сказать, сам был весьма незаурядной личностью и разносторонним человеком, он вошел в круг представителей авангардного искусства того времени. Помимо занятий в студии, где можно было многому научиться, Дуано берется за штудирование философских книг, произведений классической и современной литературы. Одновременно он изучает авангардные течения в искусстве и знакомится с фотоработами таких мастеров, как Эжен Атже и Брассай. Эти яркие и оригинальные фотографии позволяют молодому человеку по-другому посмотреть на кажущийся совершенно незатейливым мир парижских предместий.

В 1932 году Дуано решает стать независимым фотографом, его первой работой становится серия фотографий о «блошином рынке», которая благодаря стараниям все того же Андре Виньо публикуется в газете «Эксельсиор». На первых порах он не решается подойти на улице Парижа к незнакомому человеку, остановить прохожего, заговорить с ним и попросить о том, чтобы сделать кадр. На улицах Робер старается снимать незаметно от окружающих, фотографируя исключительно издали. Впоследствии он признавался в своей нерешительности и страхе заговорить с незнакомыми людьми: «Годы прошли, прежде чем я преодолел это. Я понял, что люди, которых фотографирую, такие же, как я сам. Я один из них, и они прекрасно это понимают». Его карьера фотографа прервалась призывом во французскую армию, откуда после года службы он демобилизовался.

Молодому человеку вновь пришлось искать работу, поскольку в этот период Андре Виньо, испытывавший серьезные финансовые трудности и сменивший область деятельности на кинематограф, уже ничем не мог помочь своему приятелю. В итоге, Дуано устроился промышленным фотографом на завод Рено в западной части Парижа. Однако такая работа с однотипными сюжетами и строгой дисциплиной, присущей крупным предприятиям, ему явно пришлась не по душе. В то же время промышленная фотография помогла Роберу хорошо заработать – он вскоре смог обзавестись семьей и приобрести жилье в южном пригороде Парижа, где, кстати, ему будет суждено прожить всю оставшуюся жизнь.

Сам Дуано говорил: «непослушание мне представляется жизненно важной функцией и должен сказать, что эта черта не принесла мне слишком много неприятностей». Именно за это «непослушание», а точнее за нарушения трудовой дисциплины, его уволили с завода Рено. С этого момента Дуано вновь становится свободным, независимым фотографом, начав сотрудничество с Шарлем Радо, основателем агентства «Рафо». Последний помогает талантливому французу в поиске заказных съемок и продаже фотографий.

Но разразилась Вторая мировая война, и Робер Дуано был призван в армию. Правда, уже в феврале 1940 года его освободили от военной службы по болезни. Он отправился в Париж, где в течение четырех лет перебивался случайными заработками, то снимая ювелирные украшения для рекламы, то самостоятельно изготавливая и продавая почтовые открытки. В этот период он редко выходил с фотокамерой на улицы Парижа, но, все же, до наших пор сохранились несколько его работ, повествующих о жизни в оккупированной французской столице. Например, снимок «Упавшая лошадь» 1942 года, получивший широкую известность. Во время Второй мировой войны Дуано помогал Движению сопротивления. Здесь весьма кстати пришлось его образование литографа – Робер делал фальшивые паспорта и удостоверения личности для участников сопротивления, беглых узников концентрационных лагерей и коммунистов.

После освобождения Парижа спрос на услуги Робера Дуано существенно возрос, ведь фотографов во французской столице в 1944 году от силы насчитывалось всего человек пятнадцать – двадцать. В это же время вновь стали издаваться французские журналы и газеты, которым, разумеется, требовались интересные кадры и фотографии. «Было ужасно много работы, и я испытывал неутолимую жажду работы!» — так вспоминал об этом периоде выдающийся французский фотограф.

После войны ему удалось поработать в агентстве «ADEP» с такими мастерами, как Анри Картье-Брессон и Роберт Капа. Ему даже предлагали вступить в знаменитое агентство «Magnum Photos», но Дуано отказался, поскольку не хотел провести всю свою жизнь в нескончаемых разъездах. В конце 40-х годов он стал сотрудничать с журналом Vogue, а с 1952 года Робер начал работать над самостоятельными фотографическими проектами, посвятив себя полностью так называемой гуманистической фотографии.

Стиль Робера Дуано в фотографии – это снимки повседневной жизни обычных людей. Он снимал во время своих прогулок по окрестностям Парижа, руководствуясь, в первую очередь, интуицией. Робер отмечал следующее: «Чтобы фотографировать, ты должен стать мягким как губка, готовая впитать в себя любой нюанс. Моя работа — как работа актера. Я должен залезть в шкуру человека, которого снимаю. И людям нравятся мои фотографии, потому что в них они видят то, что сами бы увидели раньше, если бы хоть немного замедлили свой бег».

Дуано получил широкую известность благодаря созданному им фотографическому образу Парижа 40 — 50-х годов. С помощью какого-то невероятного чутья он умело выхватывал из ежедневной суеты французской столицы ироничные или романтические сюжеты, интересные совпадения и контрастные неожиданности. Сам автор, впрочем, надеялся не на свой талант, а скорее на вмешательство высших сил: «Это очень по-детски, но в то же время это почти как акт веры. Мы находим место подходящие на роль заднего плана и ожидаем чудо».

Много раз он устраивал засады напротив церкви Святого Павла и в большинстве случаев уходил оттуда ни с чем. Впрочем, на парижских улицах удача улыбалась Роберу Дуано гораздо чаще, чем многим другим фотографам. Он твердо был убежден в том, что «чудеса повседневной жизни невероятно увлекательны, и ни одному режиссеру не под силу выстроить такую сцену, свидетелем которой можно совершенно неожиданно стать на улице».

Фотографии французского мастера также пронизаны юмором и шутками. Его ранние работы даже критиковали за излишнюю фривольность и анекдотичность. Как бы то ни было, он никогда не переходил грань между шуткой и сортирным юмором. В работах Дуано часто проскальзывает тема уличной культуры детства – на его фотографиях можно увидеть детей, играющих на улицах, вдали от взрослых. Примечательно, что впоследствии несколько начальных школа в Париже были названы именем фотографа.

Пожалуй, самая знаменитая фотография Робера Дуано – это «Поцелуй у Отель-де-Виль». На этом снимке изображена пара, целующаяся на фоне здания парижского муниципалитета. Легендарный снимок был сделан в 1950 году по заказу журнала «Life». От него так и веет романтическим настроением, весной и молодостью. Кажется, что кадр получился абсолютно случайным – влюбленные поглощены друг другом и, как будто, совершенно не замечают присутствие фотографа. О том, что снимок не постановочный, говорит общая спонтанность сцены, эмоциональность и некоторая неряшливость композиции. Но правда состоит в том, что кадр «Поцелуй у Отель-де-Виль» на самом деле постановочный. Для создания этого снимка Дуано попросил попозировать своих друзей — молодую модель Франсуазу Борне и актера Жака Карто. Благодаря своему мастерству и таланту он сумел создать по-настоящему «живую», эмоциональную фотографию.

Этот снимок стал одним из символов Парижа 50-х годов. Тут нужно отметить, что о постановочном характере снимка стало известно только в начале 90-х годов, незадолго до смерти самого автора. После того, как кадр опубликовали в журнале «Life», нашлось немало людей, кто якобы узнал себя целующимся на этой фотографии. Несколько раз дело даже доходило до суда – некоторые, особо активные люди требовали от фотографа компенсацию. В ходе одного из таких судебных заседаний в начале 90-х годов РоберДуано вынужден был признаться в том, что это был постановочный кадр, и одновременно разгласить имена тех, кто в действительно запечатлен в кадре.

Эта история несколько подпортила репутацию Робера Дуано как честного и искреннего фотографа-документалиста. Впрочем, фотография «Поцелуй у Отель-де-Виль» принесла мастеру не только огромную известность, но и серьезный материальный достаток. Достаточно сказать, что на ней Дуано заработал больше, чем на всех других фотографиях вместе взятых. За несколько десятилетий фотография поцелуя разошлась на двух с половиной миллионах открытках, на полумиллионе плакатов, а также на огромном количестве маек, почтовых марок и даже постельном белье. Однако сам фотограф не любил этот снимок и говорил о нем исключительно в пренебрежительных тонах: «Это поверхностная карточка, такие обычно продаются легко как дешевые проститутки».

Робер Дуано ушел из жизни в 1994 году в Париже. В настоящее время его фотографии входят в постоянные экспозиции крупнейших музеев и художественных галерей по всему миру. О творчестве замечательного французского фотографа до сих пор пишутся очерки и книги. При желании на его снимках и сегодня можно разглядеть ту невероятную доброту и любовь к окружающим людям, которая всегда отличала Робера Дуано в повседневной жизни и фотографическом творчестве.

C творчеством Робера Дуано можно ознакомиться на официальном сайте фотографа.

Презентация на тему: Робер дуано – ироничный наблюдатель, лиричный и великий фотограф-гуманист

1

Первый слайд презентации: Робер дуано – ироничный наблюдатель, лиричный и великий фотограф-гуманист

Шитовой Ангелины, Ж-172

Изображение слайда

2

Слайд 2: Фотографируя, я не оставляю упорных попыток остановить убегающее время. Наверное, это безумие» Р.

Дуано

Робер, или, как по-английски звучит его имя, Роберт Дуано (© Robert Doisneau ) - фотограф-парадокс. Его величие не оспаривают ни профессионалы, ни широкая аудитория, но его работы невозможно отнести ни к одному из существующих стилей. На протяжении карьеры он приближался к авангарду и сюрреализму, интересовался пиктореалистическим направлением и, безусловно, был мастером "городского ироничного репортажа". При огромном и разнообразном наследии он не создал собственную фотошколу и, наверное, так и останется единственным и неповторимым мастером со своей французско-эксцентричной манерой.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

3

Слайд 3

От начала творческой карьеры до заслуг и званий Дуано - рыцарь Ордена Почетного легиона. Звание ему присвоили в 1984 году, но и раньше, и позже его стиль, одновременно скромный и яркий, приносил ему титулы и признание общественности. Поклонники и журналисты именовали Робера поэтом городских улиц и окраин, мастером фотографии в истинно французском духе. Дуано ставят в один ряд с великими фотохудожниками, повлиявшими на его манеру - Анри Картье- Брессоном и Эженом Атже. Кто бы мог представить себе такую славу, глядя на восемнадцатилетнего юношу, который бродил по улицам с примитивной камерой.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

4

Слайд 4

Робер родился в середине апреля 1912 года в парижском пригороде - как говорил он сам, одном из самых убогих районов города. Его мать умерла от чахотки, когда мальчику было всего семь лет, и вторая жена отца не смогла ее заменить. Может, поэтому в творческом наследии так много сюжетов посвящено детям, беспечально играющим на улицах подальше от взрослых. Дуано относился к маленьким моделям с уважением и серьезностью, его именем даже назвали несколько французских начальных школ.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

5

Слайд 5

После окончания средней школы юноша решил стать литографом и поступил в художественно-ремесленное училище Этьенн изучать гравюру и печатное дело. Дуано быстро понял, что профессия уходит в прошлое, стал делать первые шаги в изобразительном искусстве, графике и взял в руки камеру. Робер подрабатывал в студии, занимавшейся изготовлением ярлыков для фармацевтической отрасли. Когда в ней открылась фотомастерская, Дуано перешел в нее работать. В начале карьеры у молодого человека была только простая камера, снимавшая на длинной выдержке, а сам он был слишком застенчивым. Поэтому первой "фотомоделью" для него была груда кирпичных обломков, а затем - афиши, здания и другие объекты, которые помогли Дуано научиться чувствовать пропорции и формы. Он стал мастерски "жонглировать" ассоциациями, закладывая в фотографии многоуровневый смысл.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

6

Слайд 6

Становление и взлет "певца парижских улиц" Научившись работать с неподвижными объектами, Робер начал снимать детей и взрослых, а с 1934 года стал профессиональным промышленным фотографом и сотрудничал с концерном Renault. За несколько лет до этого события молодой автор познакомился с Виньо, сильно повлиявшим на Дуано. Уже известный скульптор и художник пригласил Робера быть его фотоассистентом, научил его светописи и познакомил с творчеством Брассе и Картеша. В 1932 году молодой фотограф создал свой первый репортаж - на одном из блошиных рынков Парижа. После того, как серию опубликовали в " Эксельсиоре ", Дуано стал по-настоящему профессионально работать с камерой. После призыва в армию на год, а затем увольнения из Renault в 1939 году из-за откровенного саботажа скучной и нетворческой "поденщины" Робер переехал в южный пригород столицы. Всего через год началась война, в которой фотограф активно участвовал - сначала в ополчении, а затем в рядах парижского Сопротивления. Вспомнив о ремесле гравера, он печатал открытки (а заодно и подпольные листовки).

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

7

Слайд 7

После войны работы в Париже оказалось очень много, и Дуано вернулся к профессии независимого фотографа. Еще в 1949 году он получил первый контракт с Vogue, некоторое время сотрудничал с агентством ADEP. Его члены, Р.Капа и А.Картье-Брессон впоследствии пригласили фотографа стать участником Магнума, но Робер отказался. Он слишком любил Париж и не хотел часто уезжать хоть и в интересные, но командировки. Робер Дуано много десятилетий прожил в Жантилли, южном предместье столицы, и делал свои фотографии на улицах родного города. Умер он апрельским днем 1994 года в Париже. Похоронили фотографа в его родном и любимом городе, рядом с женой. Робер Дуано оставил после себя снимки, глядя на которые люди невольно улыбаются, проникаются духом человечности и учатся видеть в обыденных вещах истинное чудо искусства.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

8

Слайд 8

Робе́р Дуано ́ ( Robert Doisneau ) был мастером своего дела. Он посвятил жизнь любимому городу – Парижу, превратив его в своих работах в новый и неизведанный для зрителей мир. Ему удалось показать столицу с другой, гуманистической, стороны: там люди доброжелательны друг к другу, на улицах всегда веселятся дети, вокруг царит праздник любви и смеха. Юмор помог Дуано прожить свою нелегкую жизнь до конца. Именно эта черта его характера всегда оставалась неизменной. Его фотографии полны светлой иронии и скорее вызывают желание тепло улыбнуться, чем насмехаться над героями, запечатленными на них.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

9

Слайд 9

Это связано с подходом автора к самому процессу фотосъемки. Люди для него были не просто частью фотографии и композиции, а ключом к раскрытию человеческого мира. Мастер с любовью и глубоким пониманием подходил к своим героям: «Мир, который я пытался показать, был миром, где мне было бы хорошо, где люди были бы приветливы, а я бы нашел успокоение, которое так долго искал. Мои фотографии были словно доказательством того, что такой мир существует». На первом снимке будущего гения были сняты… кирпичи («Кирпичная куча»). Да, это, конечно, не похоже на утонченного Дуано, который ассоциируется у нас с французскими красавицами, улочками Парижа и страстными поцелуями! Но к этой теме он шел очень долго, маленькими шагами. А тогда это был никому неизвестный юноша, без опыта работы, с примитивной техникой, застенчивый и как огня боящийся людей. Первая серия работ, которая принесла Роберу успех, состояла из фотографий парижского блошиного рынка. Она так и называлась в дальнейшем – «Блошиный рынок» (25 сентября 1932 год). Снимки были отданы в редакцию газеты « Эксельсиор » с рекомендациями его наставника, Андре Виньо. Дуано сумел достоверно запечатлеть на них свой любимый город и передать его романтичность при помощи «волшебного объектива» — своего глаза.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

10

Слайд 10

«Возможно, мой глаз гравера заставил меня обратить внимание на эту кирпичную кучу, на которую так удачно падал свет», – говорил он о своей первой фотографии. И действительно, в дальнейших работах фотографа прослеживалось четкое понимание автором постановки света. Дуано сам играл с лучами солнца и тенями, создавая нужное для снимка пространство. Потрясающее чувство меры при выстраивании композиции выводило его на нужные освещенные улицы, где случайным образом разыгрывалась невероятная история участников фотографий. «Чтобы фотографировать, нужно стать мягким, как губка, готовая впитать в себя любой нюанс. Моя работа, как у актера — я должен залезть в шкуру человека, которого снимаю. И людям нравятся мои фотографии, так как в них они видят то, что сами бы увидели раньше, если бы хоть немного замедлили свой бег», − делится своим опытом фотограф в одном из интервью. Робер Дуано любил ловить эмоции парижан и их реакции, поэтому начал снимать комичные сценки-розыгрыши. Например, известна ранняя серия фотографий, где горожане с удивлением смотрят на фривольную картинку в витрине антикварного магазина. Также забавным выглядит и снимок, где гуляющий с собакой мужчина увидел художника, рисующего обнаженный портрет одетой девушки. Прохожий попал в расставленную Дуано ловушку, и фотограф, не теряя времени, запечатлел его реакцию.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

11

Слайд 11

Но лучше всего характер Дуано, его подход к жизни и к делу демонстрирует еще одна знаменитая фотография - «Хлеба Пикассо». «Я отправился к пекарю, который поставлял художнику булочки, и спросил, как они называются, тот ответил — «руки Пикассо». Когда люди смотрят на это, то замечают всего четыре «пальца». Конечно, это ведь Пикассо! Так что я купил булочки, положил их на стол перед Пабло и сделал фотографию. Ему понравилось. Он, вообще, любил шутки. Все два дня, проведенные с ним вместе, мы только и делали, что шутили», − вспоминает фотограф.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

12

Слайд 12

Дуано всю жизнь работал на улицах городов (в том числе своего любимого Парижа) и умел изображать повседневную суету так, что она становилась лиричной и очень личной. Ярчайший тому пример - его знаменитый снимок Le baiser de l'hôtel de ville, на котором изображена слившаяся в поцелуе юная пара. Сделанное в 1950 году фото - один из символов города, но, по забавному стечению обстоятельств, оно постановочное. Автор умел чувствовать настроение улиц так, что без труда воспроизвел его с помощью двух молодых актеров - Франсуаз Дельбарт и Жака Карто. Фотограф увидел, как они целовались на улице, но не стал их снимать, чтобы не мешать влюбленным. Позже, однако, он подошел к паре, сказал, что он увидел очаровательную картину и попросил поцеловаться еще раз - на камеру. Как вспоминают сами "виновники мероприятия", Дуано вел себя мило и располагающе, без всякого нажима и они с удовольствием прислушались к его просьбе, позируя рядом с Отель-де- Виль. Фото опубликовал журнал Life, а для Франсуаз Робер прислал снимок с автографом. В 2005 году его продали на аукционе коллекционеру из Швейцарии за 155000 евро.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

13

Слайд 13

Фотограф очень не любил это фото. Из-за него он несколько раз попадал в суд, отбиваясь от претензий моделей, но он лично заработал на нем боле полумиллиона долларов. После того, как в 1986 году фото перепечатали в виде постера, изображение стало парижским символом. Однако, эта растиражированная на плакатах, марках и футболках работа, хоть и выдающаяся - не единственная удача Дуано. За несколько десятилетий творческой деятельности фотограф выпустил более 20 фотосборников. В них он на разные лады воспевал моменты, составляющие повседневную жизнь. Быть может, это обаяние и чувство юмора Дуано накладывают отпечаток на его работы, но все они объединены легкостью, игривой иронией и истинным гуманизмом. Реальность со всеми ее тяготами, контрастами и несовершенствами представлена у Дуано забавной, порой эксцентричной, неожиданной, но не отталкивающей. Поэтому Робер, как и  Эдуар Буба  или Вилли Рони - настоящий французский гуманист.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

14

Слайд 14

Несомненно, Дуано любил свою работу и всецело был предан ей. Об этом лучше всего говорит тот факт, что он однажды принял решение уволиться с завода и посвятить свою жизнь искусству. Для автора это значило - не предать себя, не сломаться и не думать стереотипами. Своими снимками он доказал людям, что жизнь – это не только война, в ней всегда есть место и время для любви, улыбок и веселья. Благодаря своему «волшебному объективу» Робер Дуано подарил нам возможность вживую лицезреть уютное, домашнее, умиротворенное счастье людей, такое простое, но понятное для всех.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

Изображение для работы со слайдом

Изображение для работы со слайдом

15

Слайд 15

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

Изображение для работы со слайдом

Изображение для работы со слайдом

Изображение для работы со слайдом

16

Последний слайд презентации: Робер дуано – ироничный наблюдатель, лиричный и великий фотограф-гуманист: Спасибо!

Шитовой Ангелины, Ж-172

Изображение слайда

Фотограф Робер Дуано.

Дети на фотографиях: vakin — LiveJournal

Робер Дуано (фр. Robert Doisneau, 14 апреля 1912 — 1 апреля 1994) — французский фотограф, мастер гуманистической французской фотографии. За свою долгую жизнь Робер Дуано так и не вписался ни в один из стилей, не создал никакой творческой школы. Дуано сближался с сюрреалистами, авангардистами, пробовал себя даже в пикториализме. Наиболее известен его кадр «Поцелуй у Отель-де-Виль» (Le baiser de l’hôtel de ville), где изображена пара, целующаяся на фоне парижской ратуши. В 1984 г. получил звание рыцаря Ордена Почетного легиона.

Дуано прославился благодаря своей особенной манере изображать жизнь любимого города — скромной, при этом игривой и ироничной, выхватывающей из ежедневной суеты забавные совпадения, контрастные неожиданности, а иногда и эксцентричные выходки. На его творчество, вероятно, повлияли мастера своего времени Андре Кертес, Эжен Атже и Анри Картье-Брессон. Более чем 20 сборников демонстрируют нам работы, изображающие непосредственность реальной жизни, со всеми ее странностями и огрехами.

О, эти сокровища каждодневной жизни. Нет такого режиссера, который мог бы устроить сценки, равные тем, что подбрасывает нам улица.

Важное место в работах фотографа занимает уличная культура детства. Раз за разом он возвращается к теме детей, играющих на улицах, вдали от неусыпного контроля взрослых. Уважение и серьезность сквозят в этих кадрах; не зря несколько начальных школ были впоследствии названы именем фотографа.

1934. Братья, улица Доктора Лесэна


1934. Мальчик с самокатом

1934. Папа-самолет

1935

1936. Межев

1936. Пьер и Мишель на склоне Альп

1943. Очередь в оккупированном Париже

1944. Сгоревший автомобиль

1944. Собирают уголь

1945. Ребенок-бабочка. Сен-Дени

1945. Рю Марселлен Бертело

1946. Иври

1947. Столяр на улице Сент-Луис

1947. У витрины

1950. Акробатика на скамейке

1953

1954. Умный ребенок в школьном дворе

1955. Домашнее задание

1956

1956

1956

1956. Зуб

1956. Школьное радио

1956. Школьные часы

1957.

1957. Дети площади Эбер, Париж

1957. Дом из картона

1957. Парижский Багет

1958. Ребенок и голубка

1959. На улице Буффон

1961. Уроки езды на велосипеде

1971. Трое детей в парке Монсо

1978. Школьники на улице Риволи в Париже

1981. Летний дождь

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Без подписи

Жак Превер с дочерью

Как отец так и сын

Корабль девочек

Маскировка

Полигон

Прыжки на Марсовом поле

Ребенок, кошка и голубь

Три подружки

Фонтан

Хоровод на Сен-Сере


Роберт Дуано | Биография и произведения искусства

Ранняя жизнь

Робер Дуано родился в Жантийи, Валь-де-Марн, пригороде Парижа, Франция, 14 апреля 1912 года. Отец Дуано погиб на действительной службе во время Первой мировой войны, когда его сыну было всего четыре года. Его мать умерла, когда ему было семь лет, и впоследствии его воспитывала нелюбящая тетя. В возрасте тринадцати лет Дуано поступил в школу L’École Estienne в Шантийи, где изучал гравюру и литографию. По окончании учебы он счел свою степень бесполезной, поскольку торговля шла на убыль.

В 1930 году он начал увлекаться фотографией как хобби и стал бродить по улицам Парижа, записывая повседневную жизнь. Сообщается, что он был настолько застенчивым, что начал фотографировать булыжник, прежде чем перейти к фотографии детей, а затем набрался смелости и начал фотографировать взрослых. В 1931 году он стал ассистентом оператора скульптора и фотографа Андре Виньо. В том же году он продал свою первую фотографию газете L’Excelsior . Однако его опыт работы в студии Виньо был прерван предстоящей военной службой.

Карьера фотографа

В 1934 году Дуано нашел работу рекламного фотографа на заводе Renault в Булонь-Бийанкур, и именно там он получил формальное образование в области фотографии. Он был призван на Вторую мировую войну в 1939 году, сражаясь сначала в армии, а затем в составе Сопротивления. На протяжении всей войны он использовал свои навыки гравера для подделки паспортов и документов, удостоверяющих личность, а также фотографировал Париж на этапах оккупации и освобождения.Когда в 1944 году Париж был официально освобожден, он был одним из немногих тамошних фотографов и сделал множество уже известных снимков эйфорических парижан.

Некоторые из самых запоминающихся работ Дуано были созданы после окончания войны, когда он начал продавать свои работы журналу LIFE и другим международным журналам. Дуано получил признание благодаря своим послевоенным фотографиям, когда он использовал камеру Leica на улицах Парижа, чтобы запечатлеть гуманистические композиции. Пожалуй, его самая известная фотография - Le Baiser de L’hotel de Ville (Поцелуй у ратуши), явно откровенное изображение пары, которая крадет поцелуй на оживленных улицах Парижа.В 1946 году он присоединился к французскому фотоагентству Rapho и остался с ним, несмотря на то, что Анри Картье-Брессон попросил его присоединиться к фотоагентству Magnum в 1947 году. Он чувствовал, что его корни и родина в Париже были важнее международных заданий или достижений.

В 1950-х годах Дуано стал активным участником Группы XV, организации фотографов, посвятившей себя совершенствованию как художественных, так и технических аспектов фотографии. Между 1949 и 1956 годами Дуано опубликовал шесть книг по уличной фотографии, демонстрируя свои скромные, игривые и ироничные изображения забавных сопоставлений, обнаруженных на парижских улицах.Однако интерес к его работам угас с 1960-х годов, когда французы потеряли вкус к его особому стилю. Однако он продолжал работать и в течение следующих нескольких десятилетий создавал рекламные работы и портреты знаменитостей. Он провел большую часть своей жизни в Монруже, Париж, и умер там 1 апреля 1994 года, оставив после себя 450 000 негативов.

Рассказ Роберта Дуано, «поборника гуманистической фотографии»

Робер Дуано известен одним из самых романтичных образов 20-го века - Le baiser de l’hôtel de ville (Поцелуй отеля Hôtel de Ville ). Но его работы выходят далеко за рамки этой культовой фотографии, они полны юмора и души. В этом видео Мартин Канински из YFM Street Photography расскажет вам историю Роберта Дуано, который считался чемпионом гуманистической фотографии.

Дуано родился 14 апреля 1912 года во Франции. Оба его родителя умерли, когда он был очень молод, поэтому его воспитывала тетя. Он познакомился с искусством примерно в 13 лет, но увлекся любительской фотографией в 16 лет.Сообщается, что он был настолько застенчив, что начал с фотографирования булыжников.

Проработав несколько раз в качестве фотографа, в 1934 году Дуано начал работать на автомобильном заводе Renault в Булонь-Бийанкур. Мне интересно, что, как сообщается, его уволили из-за того, что он постоянно опаздывал (вероятно, потому, что я понимаю). Много лет спустя он сказал, что годы работы в Renault ознаменовали «начало его карьеры фотографа и конец его молодости».

Дуано работал с агентством Rapho, делая для них уличные фотографии.Он участвовал во Второй мировой войне как солдат и как фотограф. Он служил в армии с начала войны до 1940 года. Но до конца войны он использовал свои навыки для подделки паспортов и документов, удостоверяющих личность, для французского Сопротивления.

После войны Дуано вернулся к фотографии-фрилансеру, и его самые запоминающиеся снимки были сделаны именно в этот период. Он продавал фотографии Life и другим журналам и получил приглашение от Анри Картье-Брессона присоединиться к Magnum Photos, однако он отказался от него и вернулся в агентство Rapho в 1946 году, оставаясь с ними на протяжении всей своей карьеры.

Образы Дуано часто были юмористическими и ироничными. Однако он никогда не высмеивал своих подданных. Он говорил: «Я фотографирую не жизнь, как она есть, а жизнь такой, какой мне бы хотелось». На мой взгляд, его образы отражают его личность или, по крайней мере, то, что мы о нем знаем. Его застенчивость - это то, о чем часто говорят, и я почти чувствую это через его изображения. Застенчивость Дуано привела нас к его самой известной фотографии, Kiss от Hôtel de Ville .

Поцелуй показывает парочку, целующуюся на оживленной улице в Париже.Дуано снял его в 1950 году. Хотя кажется, что это был момент, замеченный и запечатленный в одно мгновение, на самом деле это было постановкой. Дуано обнародовал это в 1992 году, когда фотография подала на него в суд. На него подали в суд Жан и Дениз Лаверни, которые утверждали, что он сфотографировал их без их разрешения. Дуано сказал, что на фото не они, потому что целующаяся пара на самом деле дала ему разрешение.

Но причем тут застенчивость? Дело в том, что Дуано заметил целующуюся пару на улице, но он был слишком застенчив, чтобы сфотографировать их в этот интимный момент.Позже он подошел к ним и попросил повторить поцелуй, и они согласились. В 1992 году Дуано сказал: «Я бы никогда не осмелился фотографировать таких людей. Любители, целующиеся на улице, эти пары редко бывают законными ».

За свою карьеру Дуано опубликовал десятки книг, его работы экспонировались на многих выставках, и он получил множество наград за свои работы. Он умер в 1994 году и был похоронен на кладбище в Рейзё рядом с женой Пьереттой.

[Роберт Дуано - «Чемпион гуманистической фотографии» | YFM Street Photography; кредитов изображений: Bracha L.Эттингер / Wikimedia Commons ]

Фотограф Роберт Дуано | Все о фото


Роберт Дуано родился в апреле 1912 года в семье среднего достатка в пригороде Парижа (Жантильи). Он проявил неумеренный интерес к искусству в очень раннем возрасте. Роберт Дуано потерял родителей в раннем возрасте и был воспитан нелюбящей тетей. В 14 лет он поступил в Ecole Estienne, ремесленную школу, которую окончил в 1929 году с дипломами по гравюре и литографии. Год спустя он начал работать рекламным фотографом в Atelier Ullmann. В 1931 году Робер Дуано встретил свою будущую жену Пьеретт Шомезон, от которой у него будет трое детей, а также начал работать ассистентом фотографа-модерниста Андре Виньо. Андр Виньо познакомит Роберта Дуано с новой объективностью в фотографии. В 1932 году Роберт Дуано продал свой первый фоторепортаж журналу Excelsior. В 1934 году производитель автомобилей Renault нанял Роберта Дуано в качестве промышленного фотографа на завод в Булонь-Бийанкур. Его уволили в 1939 году, так как он постоянно опаздывал.Не имея работы, Роберт Дуано стал фотографом-фрилансером, пытаясь зарабатывать на жизнь рекламой, гравировкой и производством открыток. Незадолго до Второй мировой войны Роберта Дуано нанял Чарльз Радо, основатель агентства Rapho. Его первый фоторепортаж о гребле на каноэ в Дордони был внезапно прерван объявлением войны. Призванный во французскую армию в качестве солдата и фотографа, он был освобожден от службы в 1940 году. До конца войны он использовал свои навыки для подделки паспортов и удостоверений личности для французского Сопротивления.

После войны Роберт Дуано стал фотографом-фрилансером и вернулся в агентство Rapho (1946). Вероятно, именно в это время и зародилось взаимовлияние с Жаком-Анри Лартигом. Он начал создавать многочисленные фоторепортажи на самые разные темы: парижские новости, популярный Париж, зарубежные страны (СССР, США ...). Некоторые из его рассказов будут опубликованы в престижных журналах LIFE, PARIS MATCH, REALITES ...

В 1947 году Роберт Дуано встретил Роберта Жиро, с которым его ждет дружба и плодотворное сотрудничество на всю жизнь.Дуано издаст более 30 альбомов, таких как La Banlieue de Paris (Пригород Парижа, Seghers 1949) с текстами, написанными французским автором Блезом Сендраром. С 1948 по 1953 год Роберт Дуано также работал в журнале Vogue в качестве модного фотографа. В то же время он присоединился к Группе XV и вместе с Рене Жаком, Вилли Ронисом и Пьером Джаханом участвовал в продвижении фотографии и сохранении ее наследия. В 1950 году Роберт Дуано создал свою самую узнаваемую работу - «Le Baiser de lHtel de Ville for Life». Хотя наиболее известные работы Дуано относятся к 1950-м годам, а интерес к журналам в старом стиле в Европе в начале 1970-х годов снижался, Дуано продолжал выпускать детские книги, рекламные фотографии и портреты знаменитостей.

Его талант фотографа неоднократно вознаграждался:
Премия Kodak 1947 г.
Лауреат премии Ньепса 1956 г.
В 1960 году состоялась его первая персональная выставка в Чикаго (Музей современного искусства)
. В 1975 году он - почетный гость les Rencontres dArles
. Гран-при Национальной фотографии 1983
Лауреат Бальзаковской премии 1986
В 1991 году Королевское фотографическое общество наградило Роберта Дуано Почетной стипендией (HonFRPS)

Роберт Дуано умер в 1994 году, через шесть месяцев после его жены.Он похоронен рядом с ней в Raizeux.

Роберт Дуано | Галерея Майкла Хоппена

Роберт Дуано был выдающимся рассказчиком. Его фотографии, хорошо знакомые с законами и принципами фотографической коммуникации, стали синонимом образа жизни, который мы все теперь принимаем как «французский». Кто не может вспомнить образ двух влюбленных, проходящих мимо Hôtel de Ville в страстных объятиях, или культовый образ Пикассо, сидящего за своим столом для завтрака, его руки чудесным образом превратились в булочки!


«Чудеса повседневной жизни захватывают; ни один кинорежиссер не может устроить неожиданное, что вы встретите на улице.«

- Роберт Дуано


Дуано был увлечен своим родным городом; люди парижских улиц, нетипичные пивные ... Фактически, как однажды сказал Брюс Бернар, «вся человеческая жизнь» или, скорее, «вся парижская жизнь». Он регулярно присутствовал на всех собраниях и мероприятиях в своем родном городе, будь то толпа французских детей, раздирающих асфальт, чтобы устроить баррикады против неизбежного немецкого вторжения, или простая свадьба, когда жених и невеста блуждали в пивной бар для проведения приема.Кто бы мог забыть его серию «взгляд-косой», собрание забавных изображений парижан, изумленно смотрящих на картину обнаженной дамы в окне художественной галереи Роми: возможно, оригинальная скрытая камера. Эта серия была полностью опубликована в Picture Post и теперь является фольклором откровенной фотографии.

Дуано все больше интересовался возможностями фотографии как больше, чем повествовательный инструмент: в изменении визуального воздействия фотографии с помощью методов без помощи компьютера, просто используя свою небольшую темную комнату для манипулирования изображениями, таких как многократная экспозиция на бумаге.Последняя крупная выставка Роберта Дуано в Великобритании проходила в Музее современного искусства в Оксфорде, который он посетил незадолго до своей смерти в 1994 году. Эта ретроспектива твердо поставила его на место: как мастера повествования и уличной фотографии, по праву поставив его на место. на том же уровне, что и Вилли Ронис, Анри Картье-Брессон и Буба.

Робер Дуано - Фонд Анри Картье-Брессона

Робер Дуано издавна считался бардом «живописного Парижа».Блестящий фото-иллюстратор, он лучше всех знал, как запечатлеть приятный образ или неожиданный анекдот, и был признан как за свой профессионализм, так и за простую поэзию спонтанного образа. Но работа Дуано намного сложнее.

Фонд Анри Картье-Брессона демонстрирует около 100 оригинальных гравюр, выбранных среди сокровищ его архива, а также в различных государственных и частных коллекциях. Снимки были сняты между 1930 и 1966 годами в Париже и его окрестностях.Эта интерпретация направлена ​​на то, чтобы показать, как Роберт Дуано с неожиданной серьезностью перешел «от ремесла к искусству», запечатлев на негативе мир, который он хотел навсегда вписать.

Каталог, изданный Steidl, начинается с вступления Аньес Сир, куратора выставки, и переработанной версии эссе Жана-Франсуа Шеврие, впервые опубликованного в 1983 году, в котором исследуется творчество Дуано. Эта книга представляет новое видение известного фотографа, заявившего, что фотографировал, чтобы выжить.«. Это ощущение неадекватности фотографической записи, [которое] является фундаментальным в искусстве, исходящем из эмоций», в сочетании с потребностью в реализме - вот что придает фотографиям Дуано силу.

Между ним и Анри Картье-Брессоном была настоящая связь; если они одинаково по-детски шутят, то они также готовы консультироваться друг с другом по профессиональным вопросам. «Наша дружба потеряна во тьме времени», - писал Картье-Брессон в 1995 году. «У нас больше не будет ни его смеха, полного сострадания, ни его резких реплик, таких смешных и глубоких.Никогда не говорил дважды: каждый раз сюрприз. Но его глубокая доброта, его любовь ко всем существам и к простой жизни всегда будут присутствовать в его работе ». У них не было той же концепции фотографии, учитывая трудность «спряжения» Дуано «несовершенного объекта» ( imparfait de l'objectif ) с «воображением из жизни» ( imaginaire d'après nature ) Картье-Брессона, который был более склонен к строгости, находился под влиянием живописи и рисунка и не хотел рефрейминга.

Робер Дуано родился в 1912 году в пригороде Парижа Жантийи, где вырос в унылой среде семьи среднего класса. В 15 лет он поступил в Ecole Estienne, где изучал гравюру и литографию. После учебы он начал заниматься дизайном этикеток и рекламой фармацевтической продукции. В 1931 году он стал ассистентом оператора скульптора Андре Виньо. После этого он проработал пять лет наемным работником на заводах Renault и присоединился к Rapho Agency. Между двумя заданиями он постоянно бродит по Парижу и его окрестностям, очарованный этим «маленьким театром».Он познакомился с поэтом Робером Жиро в 1947 году и через него познакомился с ночным миром, бродягами, барами, Ле-Аль… Его первая книга, сочиненная Блезом Сендраром, La Banlieue de Paris опубликована в 1949 году.

Дуано всегда иронично подходил к своей работе, что для него было лишь противоядием от беспокойства о том, что он не существует. Жонглер, канатоходец, иллюзионист, стремящийся достичь еще большего реализма: таков обманчивый парадокс человека, который хотел «выполнять свои трюки, как художники на тротуарах», со скромной ясностью художника, вопреки самому себе.

Роберт Дуано - 15 произведений

Роберт Дуано (французский: [ʁɔbɛʁ dwano]; 14 апреля 1912 - 1 апреля 1994) был французским фотографом. В 1930-х годах фотографировал на улицах Парижа. Он был поборником гуманистической фотографии, а вместе с Анри Картье-Брессоном - пионером фотожурналистики.

Дуано известен своей фотографией 1950 года «Le baiser de l'hôtel de ville» («Поцелуй у ратуши»), фотографией пары, целующейся на оживленной парижской улице.

Дуано был назначен кавалером (рыцарем) Почетного легиона в 1984 году.

Дуано был известен своими скромными, игривыми и ироничными изображениями забавных сопоставлений, смешения социальных классов и эксцентричных фигур на улицах и в кафе современного Парижа. Под влиянием работ Андре Кертеса, Эжена Атже и Анри Картье-Брессона в более чем двадцати книгах он представил очаровательное видение человеческой слабости и жизни как серии тихих, несочетаемых моментов.

Работы Дуано придают особую известность и достоинство детской уличной культуре; снова и снова возвращаясь к теме детей, играющих в городе, освобожденных от родителей.Его работа относится к их игре серьезно и уважительно.

Отец Дуано, сантехник, погиб на действительной службе во время Первой мировой войны, когда Роберту было около четырех лет. Его мать умерла, когда ему было семь лет. Затем его воспитывала нелюбящая тетя.

В тринадцать лет он поступил в École Estienne, ремесленную школу, которую окончил в 1929 году с дипломами по гравюре и литографии. Там он впервые познакомился с искусством, посещая уроки рисования и натюрморта.

Когда ему было 16 лет, он занялся любительской фотографией, но, как сообщается, был настолько застенчивым, что начал с фотографирования булыжников, а затем превратился в детей, а затем и взрослых.

В конце 20-х годов Дуано устроился рисовальщиком в рекламной индустрии в Atelier Ullmann (Ullmann Studio), студии креативной графики, специализирующейся на фармацевтике. Здесь он воспользовался возможностью сменить карьеру, также работая ассистентом оператора в студии, а затем став штатным фотографом.

В 1931 году он оставил студию и рекламу, устроившись ассистентом у модернистского фотографа Андре Виньо.

В 1932 году он продал свой первый фоторепортаж журналу Excelsior.

В 1934 году он начал работать фотографом промышленной рекламы на автомобильном заводе Renault в Булонь-Бийанкур. Работа в Renault увеличила интерес Дуано к работе с фотографией и людьми. Спустя пять лет, в 1939 году, его уволили за то, что он постоянно опаздывал. Он был вынужден попробовать себя в рекламе, гравюре и открытке, чтобы заработать себе на жизнь. В то время индустрия французских открыток была крупнейшей в Европе, открытки использовались как поздравительные открытки, а также как сувениры из отпуска.В 1991 году он сказал, что годы работы на автомобильном заводе Renault ознаменовали «начало его карьеры фотографа и конец его молодости».

В 1939 году он был позже нанят Шарлем Радо из фотоагентства Rapho и путешествовал по Франции в поисках фоторепортажей. Здесь он сделал свои первые профессиональные уличные фотографии.

Дуано работал в агентстве Rapho до начала Второй мировой войны, после чего он был призван во французскую армию в качестве солдата и фотографа. Он служил в армии до 1940 года, а с тех пор и до конца войны в 1945 году использовал свои навыки рисования, художественного письма и гравировки для подделки паспортов и удостоверений личности для французского Сопротивления.

Это часть статьи в Википедии, используемой в рамках непортированной лицензии Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее...

Гуманист за объективом - Роберт Дуано, застенчивый уличный фотограф | Просперо

Всеми любимый Дуано разрывался между необработанной уличной фотографией и желанием сделать своих героев красивыми

Книги, искусство и культура
Просперо

, Н. С. | БЕРЛИН

Первая фотография, которую сделал Робер Дуано (1912–1994), была груда булыжников в 1928 году, когда французскому фотографу было всего 16 лет.Таково было скромное начало «фотографа-гуманиста»: человека, который сначала предпочитал снимать объекты, потому что стеснялся снимать людей.

Это изменилось за его 50-летнюю карьеру, но некоторые константы остались. Сотня черно-белых фотографий Дуано, сделанных в 1940-х и 1950-х годах, теперь выставлена ​​в берлинском музее Мартина-Гропиуса-Бау, сделанных, когда он исследовал мощеные улицы Парижа и его пригороды во время короткой послевоенной Четвертой республики.Выставка в основном состоит из уличных сцен, зданий и ночной жизни Парижа.

Дуано часто объединяют с гуманистами 20-го века, стоящими за кадром, такими как Брассай и Эдуард Буба, которые документировали повседневную европейскую жизнь, когда люди пытались восстановить свою жизнь после Второй мировой войны. Это не была фотожурналистика, но она олицетворяла свободу фотографов. Дуано чувствовал, что повседневная жизнь была самой захватывающей из всех: «Ни один кинорежиссер не может устроить неожиданное, что можно встретить на улице.

И все же Дуано в какой-то степени руководил. Наиболее известен он благодаря «Le baiser de l’hôtel de ville» («Поцелуй у ратуши», 1950, на фото вверху). Увидев целующуюся пару - он был слишком медленным и застенчивым, чтобы схватить камеру, когда они это делали, - он просил их сделать это еще раз несколько раз, в конце концов запечатлев момент, полный безудержного счастья, который, как это ни парадоксально, был организован на сцене. Это изображение широко использовалось для продвижения Парижа как «города любви», хотя Дуано никогда не хотел прослыть романтическим фотографом.По сей день он широко воспроизводится на открытках и календарях.

«От ремесел к искусству» не останавливается слишком подробно на этой живописной части Парижа, но также раскрывает меланхолические возможности города. В конце войны многие из них жили в нищете - работы было мало, а еда оставалась нормированной (до 1948 года на человека давалось два куска хлеба в день). Заводы города, разбомбленные во время войны, все еще лежали в развалинах. Рост населения опережал темпы строительства, что вызвало жилищный кризис.В переполненных жилых помещениях развился туберкулез. Дуано решил снимать такие мрачные моменты, запечатлев путешественников в метро во время паники в 1944 году, сборщиков угля в Сен-Дени, сгорбившихся перед рекой Сены, и младенца, завернутого в грязные одеяла. Он задокументировал Париж, утративший свое буржуазное чутье.

Дуано был медлительным, неторопливым фотографом, а не охотником. Он предпочитал снимать обезличенные городские пейзажи с высоких точек и улицы Парижа, залитые дождем, туманом или снегом.В результате некоторым его фотографиям не хватает эмоциональной окраски. Снимая группы людей издалека, он, возможно, стремился показать единство после стольких конфликтов. Ему наскучила сельская местность, он предпочитал городские дела и, казалось, жаждал идеи о том, чтобы друзья собирались вместе в темные времена. Но расстояние между фотографом и объектом означает расстояние между зрителем и объектом.

В то время как Дуано иногда сравнивают с Анри Картье-Брессоном, последний был типичным уличным фотографом и фотожурналистом 20-го века, никогда не уклонявшимся от сурового и тревожного, даже когда делал красивые снимки.Дуано, в отличие от высшего общества Картье-Брессон, происходил из пригорода среднего класса, документируя «обычные жесты обычных людей в обычных ситуациях», стараясь при этом никогда не лишать их достоинства. Он подошел близко, но не слишком близко. Его картины не всегда вызывают сильные эмоции или боль. Хотя многие из них меланхоличны, немногие из них душераздирающие.

Талант Дуано действительно проявился в его работе по заказу для журналов, которая была энергичной и жизнерадостной. Он ценил необычное творчество, снимал уродливые цирковые номера, танцоров бурлеска и вальсирующие пары в День взятия Бастилии.Он снял Пабло Пикассо, сидящего за кухонным столом в полосатой рубашке, это единственный портрет на выставке, где объект съемки смотрит прямо в объектив.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *