Sally mann запрещенные фотографии: Как запрещали изображения обнаженных детей в искусстве. Яркий и красочный мир салли манн Sally mann запрещенные фотографии

Содержание

Как запрещали изображения обнаженных детей в искусстве. Яркий и красочный мир салли манн Sally mann запрещенные фотографии

Работы Салли Манн рассказывают истории американского Юга - мистического, порой пугающего. США в них предстает страной, которая существует будто бы вне времени. Вспоминаем, как Манн создает свои черно-белые шедевры.

«Лучший фотограф в школе помог мне проявить мою первую пленку, и мы в восторге от результата. Много фотографий с узорами из досок, текстуры потрескавшейся краски на стенах… Резкость и глубина действительно хорошие. Я испытываю счастье и гордость… Это невероятно. Хотя, возможно, результат - полная случайность».

Этот подростковый текст принадлежит одной из самых известных фотографов мира - Салли Манн. Начало карьеры было вполне прозаичным: престижный колледж на Восточном побережье (частная школа Путни в Вермонте), спорт, библиотеки, мастерские, лекции знаменитостей - американская молодость во всей своей красе, девушка из обеспеченной семьи начинает путь в самостоятельную жизнь. Однако путь к великой карьере - сотням выставок по всему миру, престижным галереям, документальным фильмам и монографиям - оказался не так-то прост.

Салли Манн родилась в совершенно иных краях - на юге Америки, в маленьком и сонном городе Лексингтон, штат Вирджиния. Отец - врач, мать заведовала университетским книжным магазином. Манн выросла полностью вписанной в пейзаж: «Я была почти диким ребенком, взращенным не волками, но двенадцатью собаками породы боксер, которых держал мой отец, на окруженном жимолостью, темном и мистическом участке земли размером в 30 акров».

Переезд в Вермонт и начало учебы в колледже дались молодой Манн нелегко: иногда легче перебраться через океан, чем южанину обустроиться на Севере. «Я была меньшинством, подвергаемым самым изощренным шуткам. В Путни не красили волосы, не пользовались макияжем и не слушали музыку вроде „Righteous Brothers“… Я оказалась в другой стране», - вспоминает Салли Манн в автобиографии «Замри» («Hold Still»). Словно за спасительную соломинку, в колледже она ухватится за фотографию.

Переезд в Вермонт и начало учебы в колледже дались молодой Манн нелегко: иногда легче перебраться через океан, чем южанину обустроиться на Севере.

Хотя я живу в Америке, иногда я по ней скучаю - под нью-йоркскими свинцовыми небесами я думаю о Юге: месте мистическом, породившем великую литературу, отрицающем современность, консервативном и до боли красивом. В такие моменты я достаю с полки альбом фотографий Салли Манн. Как она сама часто пишет, «жизнь на Юге зачастую означает выход из временного пространства. Южане живут беспокойно между мифом и реальностью, наблюдая за мешаниной на амальгаме из печали, смирения, чести, милости и отступничества, разыгрываемых на фоне расточительной красоты пейзажа». Выпавший из современности, Юг озабочен своим прошлым. Вирджиния, Джорджия, Теннесси, Алабама - в этих штатах ностальгия и ужас перед исторической памятью формируют настоящее и будущее.

Чтобы существовать вне времени, Салли использует полузабытую технику коллодиевой печати: изображение с помощью большой деревянной камеры переносится на влажную, покрытую химикатами стеклянную пластину. Весь процесс съемки и проявки занимает 15 минут, но результат никогда не разочаровывает: фотографии получаются медитативными, глубокими, продуманными.

Коллодиевая печать - это техника XIX века, техника фотографов, снимавших Гражданскую войну между Югом и Севером, - гениальных и смелых Мэттью Брэди, Тимоти О’Салливана, Александра Гарднера. Умелое использование коллодия позволяет времени и пространству «путешествовать» по работам Манн, тянуться, длиться, не свершаться. Когда это? Где это? Что происходит? Что произойдет? Время здесь - декорация; кажется, что фотограф просто пытается сказать нам, что жизнь - штука достаточно тяжелая.

Простые, каждодневные события в ее работах получают вселенское, мистическое значение. В книге «Deep South» - прекрасном оммаже родному краю - переход от семейных портретов к пейзажам становится переходом от частных, индивидуальных воспоминаний к более публичным и эмоциональным - о тех, чье прошлое вскрывается по следам, оставленным в среде обитания. «Я посещаю места, где проходили битвы Гражданской войны, по другой уже земле, век спустя, в поисках ответа на вопрос: помнит ли земля?»

Тело

В конце прошлого века радикально меняется отношение художников к человеческому телу. Роберт Мепплторп, Андрес Серрано, Франческа Вудман, Кики Смит - артисты новой волны отказались рассматривать тело лишь как объект вожделения и любования. Тело в их работах - это поле битвы за самоидентификацию. С этих пор современные практики в искусстве - не комбинация из художника и обнаженной модели, сексуального объекта и символа; напротив, в фотографии и перформансе хозяин тела - и есть художник, а само тело - оружие в борьбе с гендерной, социальной, политической, экономической несправедливостью. И Салли Манн имеет к этой перемене самое прямое отношение.

«Я приобрела признание и известность, но также и неприятный ярлык „противоречивая“ в начале 1990-х годов, после публикации моей третьей книги „Immediate Family“. В ней были фотографии моих детей - Эмметта, Джесси и Вирджинии, живущих своей жизнью, иногда без одежды, на нашей ферме, упрятанной в холмах Вирджинии. Я верила, что мой объектив должен оставаться открытым для полного охвата их детства. Я фотографировала удачи, гармонию, изоляцию, а также трудности, которые, как правило, частое дело в таком возрасте: синяки, рвоту, кровавые носы, мокрые кровати».

На фотографиях серии «What Remains», снятой в начале 2000-х, - человеческие тела, которые навсегда покинули время и пространство, брошенные на произвол погоды и природных катаклизмов. Место действия - небольшой участок земли, принадлежащий Университету Теннесси в городе Ноксвилл. Это научный эксперимент - изучение цикличности, того, как мы, уйдя из этого мира, становимся его частью. «Кто знает будущую судьбу своих костей или как часто они будут перезахоронены? Кто оракул для собственного праха? Кто знает, будут ли кости после смерти просто разбросаны?» Я всегда вспоминаю эту фразу английского философа, писателя, врача Томаса Брауна (1605-1682) из трактата «Погребение в урнах», рассматривая эти снимки Салли Манн. Браун и Манн - разные вселенные, но тут они пересекаются: американский фотограф ведет диалог с эссеистом эпохи барокко. Я никогда не испытывал ужаса от произведения искусства, подобного ужасу от просмотра «What Remains».

Душа

Городу Лексингтону повезло: в нем родились и жили два главнейших художника Америки - Сай Твомбли и Салли Манн. Они дружили. Манн пишет о друге так: «Я помню множество вечеров, когда я ждала детей из школы и встречала высокую, слегка сутулую фигуру, в высоких носках, плотно завернутую в плащ, бредущую из дома в мастерскую по Барклай-лейн… Мы стали друзьями и соотечественниками, товарищами и помощниками».

Итог этой многолетней дружбы - выставка Салли Манн «Remembered Light», посвященная умершему Твомбли. Она состоится в нью-йоркской галерее Гагосяна и будет говорить о той экзистенциальной пустоте, которая остается, когда сильный, работающий, творческий человек покидает этот мир. Каждая фотография этого портфолио задает вопросы, на которые не существует ответов.

Жизнь иногда состоит из вычитаний: список родных людей уменьшается, сворачивается, как шагреневая кожа. Готовя выставку, Салли узнает сокрушительную новость: ее тридцатишестилетний сын Эмметт Манн, страдающий шизофренией, кончает жизнь самоубийством. Рассматривая многочисленные портреты Эмметта в детстве и уже зная его судьбу, я понимаю, что жизнь не будет благосклонна к этому мальчику.

Я верю, что камерой Салли Манн была снята человеческая душа, когда смотрю на семейный портрет, сделанный в имении Боксервуд во время захоронения праха ее отца.

«Моя мать держит прах отца, и мы готовимся уложить урну в склеп. Полдень, 28 мая, суббота. Я устанавливаю камеру, чтобы снять фото на память. Нелегкая задача с этой толпой… Мы все уставшие, грустные и готовые к выпивке. У меня было время для одной фотографии, и я попросила нашу подругу Хантер, чтоб она спустила затвор после того, как я подготовлю камеру и вернусь к фотографируемым. Неуверенно сказав „Улыбнитесь“, она нажала на спуск. Старый объектив „Goerz Dagor“ впустил свет на одну десятую секунды. Вот и все. Два дня спустя я проявила пленку».

Салли Манн родилась в больнице, бывшей когда-то домом Томаса (Стоунволла) Джексона (Stonewall Jackson), жила в Вирджинии и всегда провозглашало свою «Южноштатовость», как в фотографиях, так и в захватывающей и нашумевшей книге воспоминаний «Не двигайтесь» (“Hold Still”). Она говорит, что её фотографию привязывает к Югу очарованность этими местами, семья, прошлое, любовь к тамошнему свету, и её готовность экспериментировать с уровнем романтичности, большим, чем могут вытерпеть большинство художников 20 столетия. Добавьте к этой романтичности влияние писателей Юга, и вы получите оттенок готики. В смеси присутствует ещё и оттенок экспрессионизма, усиленный желанием выражать сильные чувства и умением делать это.

Вся эта «Южноштатовость», с её одержимостью и стойкостью, сейчас показана в изобретательно подобранной и великолепно оформленной выставке-ретроспективе в Вашингтоне, охватывающей большую часть 40-летней карьеры фотографа: «Салли Манн: Тысяча Перекрёстков» (Sally Mann: A Thousand Crossings), в Национальной Художественной Галерее. 108 фотографий, 47 из которых показываются впервые, и роскошный каталог, составляют захватывающую экскурсию по достижениям фотографа. Это также запись исследовательского путешествия - в прошлое, в историю страны и фотографии, запечатлённую ярким авторским взглядом.


Выставка сфокусирована на озабоченности Салли Манн семейными отношениями, когда росли её дети, и она зорко фиксировала все конфликты и сложные узелки отношений процесса взросления. После этого она стала открывать для себя как родную Вирджинию, так и близлежащие Южные штаты.

Работы становятся зрительно более глубокими - а в некоторых случаях мучительными и драматичными - когда автор совершает экскурс в историю Юга. Позже она снова возвращается к детям, всё более подверженным влиянию времени, к собственному тесному соприкосновению со смертью в результате несчастного случая во время поездки верхом, и к печальному развитию поздней мышечной дистрофии у своего мужа. Фотографии детей в наибольшей степени отражают идею плавного прогресса, движения по жизни. Как бы контрастом с этими работами, Салли Манн обращается к расовой истории, к воспоминаниям о прошлом, нити от которых тянутся в сознание людей нашего времени.

Её работа никогда не была поверхностной, но с течением времени художник идёт глубже и с более дерзким вызовом встречает тёмную сторону жизни. Выставка убедительно демонстрирует её исключительную чувствительность, бесстрашное исследование разных техник, растущее мастерство печатника и готовность давать ответы на сложные вопросы жизни и смерти. (Её прошлая тенденция «перегибать» в романтическом экспрессионизме также поднимает голову). Не все работы достигают уровня её шедевров, но эти шедевры наполнены страстью.


Экспозиция организована Сарой Гринаф (Sarah Greenough), старшим куратором и гравой Департамента фотографии Национальной Художественной Галереи, и Сарой Кеннел (Sarah Kennel), куратором фотографии в Музее Пибоди в Эссексе.

Салли Манн ворвалась в национальное сознание со своей четвёртой книгой «Близкие Родственники» («Immediate Family»), в 1992 году (книга была переиздана в 2015) - «по всем неправильным причинам». Когда вся страна находилась в состоянии истерии на темы жестокого обращения с детьми и обнаженного тела (любого) (помните процесс Мэплторпа?), её фотографии трёх детей на их дальней ферме, на части которых дети обнажены, вызвали гам на тему «детскаяпорнография / плохаямать». То, что рассказывают эти снимки всего лишь об играх детей друг с другом и с родителями жарким летом у реки, никого не образумило. Но многие фотографы поняли эти работы, оценили их и попали под влияние автора.

На выставке мало фотографий с обнаженным телом, но они поднимают такие сложные темы, как мимолётность невинности, детские метания между привязанностью и независимостью, и постоянные страхи перед опасностями, преследующие родителей. Фотография «Джесси кусается» (“Jessie Bites”) показывает детскую злость - и одновременно нужду в физической поддержке, выраженной в данном случае обнимающей без энтузиазма рукой взрослого со следами укуса. «Эммет плавает в лагере» (“Emmett Floating at Camp”), неопубликованная фотография 1991 года, показывающая одного из детей, плавающего в сером нигде. Эта картинка приобрела вневременной и невероятно печальный характер, так как Эммет постепенно стал шизофреником и кончил жизнь самоубийством в 2016 году.


Когда дети подросли, Салли Манн стала исследовать Юг как таковой, вдохновлённая идеей, что «расточительная красота» ландшафта превращает сцену в странную смесь уязвимости, бунта и милосердия, что отражает характер региона в целом. В разделе, называемом «Земля» (The Land”), она использует старинную оптику, добиваясь тез артефактов, которым ужаснулись бы фотографы более ранних лет, воспринимая их как недостатки.

Земля лежит, залитая ослепительным южным светом и напоённая влагой, небо над ней выглядит сводом благодаря виньетированию по краям - или это сам Космос? Она видит свет как великого любовника, ласкающего землю, или великого насильника, разрывающего земную целостность, а нередко и великого дизайнера, меняющего наши понятия о том, что должно останавливать внимание в первую очередь.

И она считает эту роскошь и красоту обманчивой, потому что чувствует под ногами смерть, смерть рабов, которые обрабатывали и обустраивали эту землю. «У меня было некое увлечение смертью, похоже, наследственное», говорит она, и добавляет, «у моего отца было то же самое чувство, я уверена». Дом их семьи был полон изображений, посвящённых этой теме, из самых разных культур, и таким образом тема пропитала сознание фотографа с детства. Как она писала: «Смерть - скульптор очаровывающего ландшафта, влажный создатель жизни, который в один прекрасный день пожирает нас всех».

Это позже было дополнено её осознанием того, что весь Юг поражен расизмом, даже те люди, которые считают себя его противниками. Сознание этого неожиданно поразило её, когда она отправилась на Север в школу-интернат. В детстве она была сильно травмирована жестоким убийством Эммета Тилла (Emmett Till), темнокожего подростка из Чикаго, который был похищен, изуродован и убит в Миссисипи в 1955 году; позднее она назовёт в его честь своего первенца.

Но она не задавалась вопросом, почему Вирджиния Картер, её любимая темнокожая няня, которую называли Джи-Джи, должна была есть в машине, когда она путешествовала вместе с семьёй. Однажды, осознав всё полностью, она отправилась искать знаки, связанные со смертью Тилла. Ни её фотография моста, с которого он предположительно был брошен в воду, ни кусочек берега, к которому потом прибило тело, не выглядят свидетелями убийства, несмотря на тонкий белый потёк возле моста, похожий на след от слезы. Фотографии - немы, и говорят, только если им помогают сказать. Однажды получив названия, эти два снимка напоминают нам об отвратительной истории и о безразличии, и возмущают наш разум.

Она осмелилась двинуться дальше, к полям сражений Гражданской войны. Галерея работ пополнилась большими, тёмными картинами: сердитыми, депрессивными, требовательными. Используя коллодиевые негативы по образцу 19 века и старинные объективы, она внесла случайности в свои отпечатки, усиливая чувство историчности и подражая случайным разрушительным действиям войны. Несколько мощных изображений Энтитэма, места, где случился самый кровавый день в Американской истории, выглядят тёмными и мрачными, как сама смерть. На одном из них на горизонте вырисовывается половина чёрного солнца, а второе солнце, более полное, но менее чёткое, набирает зловещую силу в небе. На другой спускается занавес чёрного тяжелого облака, подсвеченного тем, что может быть молнией. В этих образах слепая убивающая сила смешивается с трауром.


Группа фотографий болота Грейт Дисмал Суомп, где скрывались беглые рабы, бегущие с юга на север, и где умерли многие из них, также сильна и мучительна. Они были созданы в архаичной технике тинтайпа, и относительно малы. Листва, атмосфера и отражения плотны и непроницаемы, как эмблемы зла. Мне бы хотелось видеть их в большем размере, эти безжалостные виды без выхода, похожие на пейзажи ада, замаскированные под искусство.

Салли Манн сделала также серию серьёзных, меланхоличных портретов темнокожих, снятых, как она пишет в «Не двигайтесь», в попытке искупить своё раннее беспечное невежество в теме расизма, и постараться понять этих людей, которых она до тех пор не видела по-настоящему.

Она не раз спрашивала, есть ли у земли память. Хорошо, пусть нет. Но мы создаём её, строя монументы, кладбища, придорожные стелы, мемориалы на полях прошлых битв. Но история движется дальше; на прошлом вырастает трава.

Личным ощущением смертности наполнен последний зал выставки. Портреты трёх повзрослевших детей автора, взятые таким крупным планом, что не видны волосы и лица нелегко различить. У одного из лиц закрыты глаза, ещё одно словно размывается, исчезает. Мы прошли полный круг и пришли к тому же: неумолимость времени, и родительский страх, что с детьми случится беда - как и произошло позже со смертью Эммета.


И ещё уважительные, заботливые по духу работы, часть серии, посвящённой разрушительному воздействию болезни на тело мужа - тонкая рука, торс, переставший быть мускулистым. Серия названа «Гефест», по имени безобразного бога, покровителя работы с металлом. Затейливый каскад чего-то, что могло бы быть расплавленным металлом, пересекает изображение торса человека, который и адвокат, и в то же время кузнец. Эти фотографии - завет брака, который основан на доверии и любви, а также живой пример того, как Салли Манн обращает свои страхи в искусство.

И завершает экспозицию цветное видео автора с кратким обзором цветущей зелёной земли, где она прожила большую часть своей жизни. Мои глаза и мой разум настолько привыкли к чёрным пейзажам, что полноцветное видео ошеломило меня, и мне показалось, что что-то пошло не так. Фотография может менять нашу жизнь многими путями.

Есть особый героизм в том, чтобы смотреть прямо на все тёмные вещи, скрывающиеся за пейзажем, на сложности своей семьи и жизни, память о зверствах в истории. Вероятно, нет ничего героического в «зацикленности» на смерти, но когда это приводит к созданию произведений искусства высшего класса, вопрос можно считать закрытым по самой высокой мерке. В конце концов, смерть тоже «зациклена» на нас, и последнее слово принадлежит ей.

_________________

Салли Манн: Тысяча Перекрёстков

Выставка открыта до 28 Мая в Национальной Художественной Галерее в Вашингтоне, а затем переезжает в Музей Пибоди в Эссексе (Салем, Массачусетс), в Музей Гетти в Лос-Анджелесе и другие музеи.



Фотохудожница и актриса Салли Манн родилась 1 мая 1951 года в г.Лексингтон, штате Вирджиния. Отец – врач-терапевт Роберт С. Мангер, мать Элизабет Эванс Мангер – владелица книжного магазина в Университете родного города Лексингтона. Салли и её два старших брата росли в атмосфере созидания и поощрения.

Родители не запрещали детям познавать себя и окружающий мир, приветствовали любое проявление творческой нотки в своих детях. Фотохудожница с особой теплотой и нежностью вспоминает о своих юных годах в родном городке. Вспоминает и своего отца, человека-загадку, так не похожего на типичных докторов, с его неординарными выходками и неуёмной жаждой жизни. Именно он привил Салли умение видеть то, что часто скрыто от наших глаз и приоткрыл дверь в мир за фотообъективом. А главное, научил её уверенно идти по жизни и помнить, что человеку с характером репутация ни к чему.

Салли Мангер окончила школу Патни в 1969 году, где углублённо изучала изобразительное искусство. В старших классах увлеклась фотографией, начав фотографировать своих одноклассников, которые без стеснения позировали ей в обнажённом виде. Потом она посещала занятия в колледже Беннигтон, где училась фотографическому искусству у фотографа Нормана Сайефа. Там же встретила своего будущего мужа Ларри Манна.

В 1954 году окончила с отличием литературное отделение колледжа Холлинс в Роанок, штат Вирджиния. А ещё через год стала магистром изящных искусств, получив специальность «Писательское мастерство». Но предаваться писательскому творчеству Салли Манн не стала, её манил мир, который можно увидеть только через объектив старого фотоаппарата. Поэтому она стала работать фотографом в университете Вашингтона и Ли. Знала ли тогда Манн, что с годами внесет весомый вклад в развитие искусства, за что будет удостоена премии от Национального фонда искусств, что станет лауреатом премии Гугенхайма, а её работы будут экспонироваться в музеях и галереях Вашингтона, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Бостона, Токио.

В 26 лет Салли представила свои первые фотоработы в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне, а в 1984 году появился фотоальбом «Ясновидение». Комментарии к своим работам Манн так и не услышала, но шла далее намеченным путём. В 1988 году были опубликованы фотографии, объединённые в альбом «Двенадцать. Портреты молодых женщин», в которых автор продемонстрировала процесс становления девочки-подростка в молодую женщину. Талант Салли Манн заметили и оценили, правда, возникли споры по поводу, возможно, излишней драматичности и экспрессивности фоторабот.

Настоящий шквал эмоций, критики и осуждений вызвал её третий фотоальбом под названием «Ближайшие родственники», увидевший мир в 1992 году. На шестидесяти пяти черно-белых фотографиях мы видим близких Салли людей, мужа и троих их детей, сына Эммета, дочерей Джесси и Вирджинию. То, что они изображены в основном обнаженными и послужило поводом для бурного обсуждения. Некоторые фото были подвержены цензуре, так как они были явно эротичного характера.

Конечно, она затронула сложные моменты подрастающего ребенка, о которых не принято говорить открыто: детские страхи, неуверенность в себе, интерес к противоположному полу, непонимание взрослых, одиночество, запрещённые мечты и порочные мысли. Её искренность многих, мягко говоря, удивила, даже шокировала. Посыпались обвинения в эксплуатации детей, нарушении моральных устоев. Большинство критиков и представителей различных комитетов "Защиты детей" назвали эти фотографии "завуалированной детской порнографией".

Но фотограф сумела дать достойный ответ на критику и бичевание в свой адрес, заручившись заранее юридической поддержкой, и шла вперёд путём новых художественных открытий, которые она начала делать ещё в юном возрасте. "Это невинные детские позы. Если вы видите в них эротизм, то это проблема вашего восприятия, неверных взрослых интерпретаций", - писала она в ответ очередному критику. А также публично заявила, что опубликовала фотографии по согласию детей. По словам самого автора, она изобразила то, что видит обычная мать или отец, воспитывая своих детей.

В 1994 году был опубликован четвёртый фотоальбом Салли Манн «Ещё не время». Передвижная выставка состояла из шестидесяти фоторабот, сделанных в течение двадцати лет, на них можно увидеть не только детей Салли, но и необычные пейзажи её родной Вирджинии, а также абстрактные работы. В этом же году режиссер Стивен Кантор представляет на кинофестивале «Санденс» документальный фильм о Салли Манн «Кровные узы», который был номинирован на премию Американской киноакадемии.

Манн увлеклась пейзажами ещё в середине девяностых, используя столетнюю технику процесса фотоснимка. С помощью этой техники выполнены её работы, представленные на двух выставках в Нью-Йорке: в 1997 году под названием «Салли Манн – Родина». Современные пейзажи Джорджии и Вирджинии; в 1999году – «Глубокий Юг»: пейзажи Луизианы и Миссисипи. В 2001 году Салли Манн заслужено получает признание как фотограф года, по мнению журнала «Тайм».

Работы Салли Манн постоянно участвуют в выставках по всему миру, включены в постоянные экспозиции многих музеев. Среди них - музеи современного искусства в Нью-Йорке и Сан-Франциско, музей Гарвардского университета в Кембридже, Токийский музей искусств. Журнал "New York Times" заявил, что "ни один фотограф в истории не прорывался к славе так быстро".

И без того известная фотохудожница заставила говорить о себе с ещё большим усердием, чем после выхода в свет её «Ближайших родственников». В 2004 году в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне взору почитателей фотоискусства были представлены работы Салли Манн под названием «Останки». Экспозиция включала в себя пять разделов, четыре из которых объединяла тема неизбежности человеческой жизни, то есть смерти. На фотографиях первого раздела мы видим то, что осталось от любимой собаки Салли. Во втором – мертвые тела в процессе распада, хранящиеся в Федеральном судебном антропологическом фонде, известном как «body farm».

На фотоснимках третьей части экспозиции изображено место во владениях Манн, где был убит вооружённый беглый каторжник. Четвертый раздел возвращает нас во времена Гражданской войны в США, мы видим эпизод одного кровавого сражения. Кажется, что тень смерти будет преследовать вас ещё не раз, но вот мы переходим к пятой части выставки и понимаем, что автор оптимистично смотрит в будущее. На снимках дети Салли Манн, и жизнь опять заиграла радужными красками. Ведь, по словам самого автора этих работ, смерть, какой бы угнетающей она не была, помогает понять нам всю полноту и насыщенность жизни.

В шестой фотоальбом «Глубокий Юг», опубликованный в 2005 году, автор включила фотоснимки, сделанные в период с 1992 по 2004 год. На них можно увидеть очень разные пейзажи: от полей сражений и разрушающегося особняка, заросшего кудзу, до мистических и каких-то нереальных картин природы далёкого Юга. Благодаря неординарному виденью автора и в какой-то мере технике коллодионного процесса, снимки дают возможность заглянуть в другую реальность. Кажется, стоит прикоснуться к ним рукой, и очутишься в ином мире, где нет людей и присущей им суеты. Там жизнь течет сама по себе и живет своими законами.

Салли Манн по-прежнему вызывает интерес своими работами, которые неизменно создаются в фотостудии в её родном имении.

В 2006 году состоялась премьера второго документального фильма о жизни и творчестве фотохудожницы «То, что остаётся», снятого тем же режиссером Стивеном Кантором. Он получил специальную премию на фестивале в Атланте. Тогда же Манн стала почетным доктором искусствоведения. Правда, случилось и малоприятное происшествие: Салли упала с умирающей лошади и повредила спину. Два года она восстанавливалась после травмы и одновременно делала серию автопортретов.

Позже уже в 2010 году они войдут в фотоальбом «Плоть и Дух», а также в нем будут ранее неопубликованные пейзажи, ранние фото детей и мужа, страдающего мышечной дистрофией с 1994 года. Кстати свою семейную жизнь с Ларри Манн воплотила в отдельный проект «Супружеское доверие», который отображает тридцать лет их совместной жизни. Надо обладать обоюдным мужеством, чтобы не только бороться с неизлечимым недугом, но и фотографически исследовать его. Но Салли Манн не привыкать, она наверняка знает для чего и ради кого она живет и творит. А поклонникам её творчества остается ждать новых работ от человека, открыто и честно смотрящего на мир сквозь объектив старенькой фотокамеры.

Она никогда надолго не покидала родные края и с 1970-х работала только на юге США, создавая незабываемые серии снимков в жанре портрета, пейзажа и натюрморта. На многих мастерски снятых черно-белых фото фигурируют и архитектурные объекты. Пожалуй, самые известные работы американки - это одухотворенные портреты близких: мужа и маленьких детей. Временами неоднозначные фотографии навлекали на автора жесткую критику, но одно несомненно: талантливая женщина оказала неоценимое влияние на современное искусство. Начиная с первой индивидуальной выставки в Галерее искусств в городе Вашингтоне, штат Колумбия, в 1977 году, множество ценителей фотографии стали бдительно следить за развитием нового гения.

Шагая вперед

В 1970-х годах Салли изучала разнообразные жанры, взрослея и одновременно совершенствуясь в мастерстве запечатления жизни. В этот период увидели свет многочисленные пейзажи и удивительные образцы архитектурной фотографии. В творческих поисках Салли начала соединять в своих работах элементы натюрморта и портрета. Но свое подлинное призвание американский фотограф нашла после того, как в печать вышла ее вторая публикация - сборник фото, представляющий собой целое исследование жизни и образа мыслей девочек. Книга называлась "В двенадцать лет: портреты молодых женщин" и была опубликована в 1988 году. В 1984-1994 гг. Салли работала над серией "Близкие родственники" (1992), сосредоточенной на портретах трех ее детей. Малышам в то время еще не исполнилось десяти лет. Хотя на первый взгляд кажется, что серия представляет на суд зрителей обыкновенные, рутинные жизненные моменты (дети играют, спят, едят), в каждом снимке затрагиваются гораздо более масштабные темы, включая смерть и культурные различия в понимании сексуальности.

В сборнике "Гордая плоть" (2009) Салли Манн переводит объектив камеры на своего мужа Ларри. В публикации представлены фотографии, снятые за шестилетний период. Это откровенные и искренние образы, переворачивающие традиционные понятия о роли полов и запечатлевшие мужчину в моменты глубоко личностной уязвимости.

Неоднозначные снимки

Манн принадлежат также две внушительные серии пейзажей: "Далеко на юге" (2005) и "Родина". В сборнике "Что останется" (2003) она предлагает проанализировать свои наблюдения о смертности, состоящие из пяти частей. Здесь присутствует как фотографии разлагающегося трупа ее любимого грейхаунда, так и снимки уголка в ее саду в Вирджинии, где вооруженный беглый преступник проник на территорию семьи Манн и окончил жизнь самоубийством.

Салли нередко экспериментировала с цветной фотографией, однако излюбленной техникой мастера в итоге осталось черно-белое фото, особенно с использованием старой аппаратуры. Постепенно она освоила и старинные методы печати: платиновый и бромомасляный. В середине 1990-х годов Салли Манн и другие фотографы со склонностью к творческим экспериментам полюбили так называемый мокрый коллодионный способ - печать, при которой снимки как будто приобретали черты живописи и скульптуры.

Достижения

К 2001 году Салли уже трижды получила премию от Национального фонда поддержки искусств, постоянно находилась в центре внимания фонда Гуггенхайма и была награждена званием "Лучший фотограф Америки" по версии журнала "Тайм". О ней и ее творчестве сняли два документальных фильма: "Кровные узы" (1994) и "Что останется" (2007). Обе картины стали лауреатами различных кинематографических премий, а проект "Что останется" был номинирован на премию Эмми за лучший документальный фильм в 2008 году. Новая книга Манн называется "Без движения: Мемуары в фотографиях" (2015). Критики встретили труд признанного мастера с большим одобрением, а газета "Нью-Йорк Таймс" официально включила его в список бестселлеров.

Работы, о которых говорят

Считается, что лучшие фотографы мира никогда не ассоциируются с какой-либо одной работой или сборником; все их творчество воплощено в динамике совершенствования, в следовании по пути, которому не суждено стать пройденным. Тем не менее в обширном творчестве Манн на настоящий момент можно легко выделить знаковый сборник - монографию, горячо обсуждаемую и сейчас. Это серия "Близкие родственники", запечатлевшая детей автора в обычных, казалось бы, ситуациях и позах.

На фото навечно закреплены уходящие образы. Вот кто-то из детей описался во сне, кто-то показывает комариный укус, кто-то дремлет после обеда. На снимках можно наблюдать, как каждый ребенок стремится поскорее преодолеть границу между детством и взрослением, как каждый проявляет невинную жестокость, свойственную нежному возрасту. В этих изображениях живут и страхи взрослых, связанные с воспитанием младшего поколения, и всеобъемлющая нежность и стремление защитить, свойственное любому родителю. Вот полуобнаженный андрогин - неясно, девочка это или мальчик - остановился посреди устланного листьями двора. На его теле то тут, то там виднеются пятна грязи. Вот гибкие, бледные силуэты с гордой легкостью движутся между тяжеловесных, широкогрудых взрослых. Изображения словно напоминают о знакомом до боли прошлом, ставшем безгранично далеким и недостижимым.

Кто такая Салли

Разумеется, сложно судить о творчестве, не коснувшись личной истории Салли Манн. Дети и домашние заботы - не главное в ее жизни; она в первую очередь создает произведения искусства и лишь потом - наслаждается рутинными делами, как обычная женщина.

В юности Салли и ее муж были так называемыми грязными хиппи. С тех пор у них сохранились некоторые привычки: выращивать почти всю еду собственными руками и не придавать особого значения деньгам. Действительно, до 1980-х семья Манн почти не зарабатывала: мизерного дохода едва хватало на погашение налогов. Проходя рука об руку сквозь все преграды и трудности, которые преподносила им жизнь, Ларри и Салли Манн стали очень крепкой парой. Оба своих знаковых сборника и "В двенадцать лет") фотограф посвятила мужу. В то время как она снимала с яростной увлеченностью, он занимался кузнечным делом и дважды избирался в городской совет. Незадолго до публикации самой знаменитой монографии Салли ее избранник получил юридическое образование. Теперь он работает в офисе совсем недалеко и почти каждый день приходит домой на обед.

Необыкновенное занятие

Лучшие фотографы не перестают развиваться. Это можно сказать и о Манн, однако ее потенциал развития имеет небезынтересное ограничение: она фотографирует только летом, посвящая все остальные месяцы в году печати снимков. На вопросы журналистов о том, почему нельзя работать в другое время года, Салли лишь пожимает плечами и отвечает, что в любое время может заснять своих детей за выполнением уроков или обычных домашних обязанностей - просто она такое не снимает.

Корни

Как утверждает сама Салли Манн, неординарное видение мира ей досталось от отца. Роберт Мангер был врачом-гинекологом, участвовавшим в процессе появления на свет сотен детей Лексингтона. В свободное время он занимался садоводством и собрал уникальную коллекцию растений со всех уголков земного шара. Кроме того, Роберт был атеистом и художником-любителем. Непревзойденное чутье по отношению ко всему извращенному он передал по наследству дочери. Так, долгое время знаменитый врач держал на обеденном столе некую змеевидную фигуру белого цвета - пока кто-то из членов семьи не осознал, что "странная скульптура" на самом деле представляет собой засохший собачий экскремент.

Путь к легенде

Искусство фотографии Салли изучала в школе Вермонта. Во многих интервью женщина утверждает, что единственной мотивацией к учебе служила возможность оставаться в темной проявочной комнате наедине со своим тогдашним бойфрендом. Два года Салли училась в Беннингтоне - именно там она встретила Ларри, которому сама сделала предложение. Проучившись год в европейских странах, будущий легендарный фотограф получила диплом с отличием в 1974 году, а спустя еще триста дней - дополнила растущий список достижений окончанием магистратуры - не по фотографии, впрочем, а по литературе. До тридцати лет Манн параллельно и фотографировала, и писала.

Сегодня невероятная женщина и популярный фотограф живет и работает в родном городе Лексингтоне, штат Вирджиния, США. Со дня публикации и по настоящий момент ее удивительные работы служат неоценимым источником вдохновения для людей всех творческих профессий.

Салли Манн (Sally Mann) – одна из самых знаменитых американских фотографов и обладательница многочисленных наград в области фотоискусства. Больше всего она известна чёрно-белыми фотографиями из детства своих детей, а также пейзажами и снимками, посвящёнными теме разложения и смерти.

Ранняя жизнь и образование

Она родилась в Лексингтоне, штат Вирджиния, в 1951 году. Салли – третья из троих детей и единственная девочка в семье врача Роберта С. Мангера. Её мать, Элизабет Эванс Мангер, держала книжный магазин в Университете Вашингтона и Ли в Лексингтоне. В 1969 году Манн окончила школу Путни, затем училась в колледже Беннингтона и в Friends World College. Она получила диплом бакалавра с отличием в области гуманитарных наук в колледже Холлинса (ныне университет Холлинса) в 1974 году и степень магистра в области творческого письма в 1975 году. Фотографический дебют состоялся в Путни с изображения обнажённой одноклассницы.

Начало карьеры

После окончания школы Манн работала фотографом в Университете Вашингтона и Ли. В середине 1970-х годов она фотографировала строительство нового здания юридической школы, что привело к её первой персональной выставке, которая состоялась в конце 1977 года в галерее Коркоран, город Вашингтон, округ Колумбия. Эти сюрреалистические изображения стали частью первой книги «Ясновидение» (Second Sight), опубликованной в 1984 году.

«В двенадцать лет: Портреты молодых женщин»

Второй сборник фотографий Салли Манн «В двенадцать лет: Портреты молодых женщин», вышедший в 1988 году, посвящён девочкам-подросткам.

«Ближайшие родственники»

Пожалуй, самым известным стал третий сборник Манн «Ближайшие родственники», изданный в 1992 году. В NY Times написали: «Возможно, ни один фотограф в истории не имел такого успеха в мире искусства».

Книга состоит из 65 чёрно-белых фотографий троих детей фотографа в возрасте до 10 лет. Многие кадры сняты во время летнего отдыха семьи в доме у реки, где дети играли и плавали в обнажённом виде. За эти кадры в Америке и за рубежом Салли Манн обвинили в распространении детской порнографии. С горячей критикой также выступали некоторые религиозные деятели.

Но были и положительные отзывы. Журнал The New Republic написал, что это «одна из величайших фотокниг нашего времени».

Манн всегда ставила на первое место интересы своих детей. Прежде, чем публиковать фотоальбом «Ближайшие родственники», она консультировалась с федеральным прокурором Вирджинии, который сказал ей, что за некоторые показанные изображения её могут арестовать.

Она решила отложить публикацию на 10 лет, чтобы дети повзрослели и понимали, каковы последствия от обнародования этих снимков. Но детям это решение, видимо, не понравилось. Тогда Манн и её муж организовали для Эмметта и Джесси (старшие дети Салли Манн) общение с психологом, чтобы убедиться, что они понимают, к чему может привести публикация. Каждому ребёнку разрешили отобрать кадры, которые войдут в книгу.

Детский психиатр Аарон Есман написал, что эти фотографии не представляются эротически стимулирующими ни для кого, кроме «закаленных педофилов или догматиков, или религиозных фундаменталистов».

Четвёртая книга Салли Манн «Ещё не вечер» (Still Time), опубликованная в 1994 году, основана на каталоге передвижной выставки, включающей фотографии, снятые за 20-летний период. В комплект из 60 снимков вошли портреты её детей, ранние пейзажи и абстрактные изображения.

Дальнейшая карьера

В середине 1990-х годов Манн начала фотографировать пейзажи мокроколлодионным способом с применением стеклянных пластин. Эти ландшафтные изображения показали на двух выставках в Нью-Йорке в Edwynn Houk Gallery.

Пятый фотоальбом Манн «Останки» (What Remains) из пяти частей опубликован в 2003 году. В него вошли фотографии разлагающихся останков борзой фотографа Евы; снимки тел из морга; детализация места, где был убит вооружённый сбежавший преступник; кадры, снятые в той области, где произошло самое кровопролитное однодневное сражение в американской истории – сражение при Энтитеме во время гражданской войны; изображения крупным планом лиц детей. Таким образом, это исследование смертности, разложения и гибели завершается надеждой и любовью.

Седьмая книга Манн «Гордая Плоть» вышла в свет в 2009 году. Это шестилетнее исследование мышечной дистрофии её мужа по имени Лари. Проект выставлялся в галерее Гагосяна в октябре 2009 года.

Восьмая публикация Манн это 200-страничная книга «Плоть и Дух», вышедшая в 2010 году. В неё вошли автопортреты, пейзажи, образы мужа, лица детей и изображения трупов. Общая тема сборника – тело со всеми его капризами, болезнями и смертностью.

Один из текущих проектов называется «Супружеское доверие» (Marital Trust). Он охватывает фотографии за 30 лет, включая самые интимные подробности семейной жизни Салли и Ларри. О выходе в печать пока не сообщалось.

Личная жизнь

Салли Манн встретила своего мужа Ларри в 1969 году. У них трое совместных детей: Эммет (родился в 1979 году, на некоторое время присоединился к Корпусу мира), Джесси (родилась в 1981 году, художница, фотограф, модель) и Вирджиния (родилась в 1985 году, юрист). Салли Манн живёт с мужем на ферме в Вирджинии. Он работает адвокатом, хотя и страдает мышечной дистрофией.

Признание

Работы Салли Манн включены в постоянные коллекции многих музеев, среди них: Метрополитен-музей, Галерея искусств Коркоран, Музей Хиршхорна и Сад скульптур, Музей изобразительных искусств в Бостоне, Музей современного искусства Сан-Франциско, Музей Уитни в Нью-Йорке и мн. др.

Журнал Time в 2001 году назвал Манн «Лучшим фотографом Америки». Её работы дважды появлялись на обложке этого издания.
Манн стала героиней двух документальных фильмов Стива Кантора. «Узы крови» дебютировал на кинофестивале «Sundance» в 1994 году и был номинирован на премию Оскар в категории Лучший короткометражный документальный фильм. Второй фильм «Останки», снятый тем же режиссёром, впервые показали в 2006. Эту киноленту номинировали на Эмми как Лучший документальный фильм в 2008 г.

Фотографии Салли Манн:

Тематические материалы:

Обновлено: 09.08.2020

103583

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Работы Салли Манн рассказывают истории американского Юга - мистического, порой пугающего. США в них предстает страной, которая существует будто бы вне времени. Вспоминаем, как Манн создает свои черно-белые шедевры.

«Лучший фотограф в школе помог мне проявить мою первую пленку, и мы в восторге от результата. Много фотографий с узорами из досок, текстуры потрескавшейся краски на стенах… Резкость и глубина действительно хорошие. Я испытываю счастье и гордость… Это невероятно. Хотя, возможно, результат - полная случайность».

Этот подростковый текст принадлежит одной из самых известных фотографов мира - Салли Манн. Начало карьеры было вполне прозаичным: престижный колледж на Восточном побережье (частная школа Путни в Вермонте), спорт, библиотеки, мастерские, лекции знаменитостей - американская молодость во всей своей красе, девушка из обеспеченной семьи начинает путь в самостоятельную жизнь. Однако путь к великой карьере - сотням выставок по всему миру, престижным галереям, документальным фильмам и монографиям - оказался не так-то прост.

Салли Манн родилась в совершенно иных краях - на юге Америки, в маленьком и сонном городе Лексингтон, штат Вирджиния. Отец - врач, мать заведовала университетским книжным магазином. Манн выросла полностью вписанной в пейзаж: «Я была почти диким ребенком, взращенным не волками, но двенадцатью собаками породы боксер, которых держал мой отец, на окруженном жимолостью, темном и мистическом участке земли размером в 30 акров».

Переезд в Вермонт и начало учебы в колледже дались молодой Манн нелегко: иногда легче перебраться через океан, чем южанину обустроиться на Севере. «Я была меньшинством, подвергаемым самым изощренным шуткам. В Путни не красили волосы, не пользовались макияжем и не слушали музыку вроде „Righteous Brothers“… Я оказалась в другой стране», - вспоминает Салли Манн в автобиографии «Замри» («Hold Still»). Словно за спасительную соломинку, в колледже она ухватится за фотографию.

Переезд в Вермонт и начало учебы в колледже дались молодой Манн нелегко: иногда легче перебраться через океан, чем южанину обустроиться на Севере.

Хотя я живу в Америке, иногда я по ней скучаю - под нью-йоркскими свинцовыми небесами я думаю о Юге: месте мистическом, породившем великую литературу, отрицающем современность, консервативном и до боли красивом. В такие моменты я достаю с полки альбом фотографий Салли Манн. Как она сама часто пишет, «жизнь на Юге зачастую означает выход из временного пространства. Южане живут беспокойно между мифом и реальностью, наблюдая за мешаниной на амальгаме из печали, смирения, чести, милости и отступничества, разыгрываемых на фоне расточительной красоты пейзажа». Выпавший из современности, Юг озабочен своим прошлым. Вирджиния, Джорджия, Теннесси, Алабама - в этих штатах ностальгия и ужас перед исторической памятью формируют настоящее и будущее.

Чтобы существовать вне времени, Салли использует полузабытую технику коллодиевой печати: изображение с помощью большой деревянной камеры переносится на влажную, покрытую химикатами стеклянную пластину. Весь процесс съемки и проявки занимает 15 минут, но результат никогда не разочаровывает: фотографии получаются медитативными, глубокими, продуманными.

Коллодиевая печать - это техника XIX века, техника фотографов, снимавших Гражданскую войну между Югом и Севером, - гениальных и смелых Мэттью Брэди, Тимоти О’Салливана, Александра Гарднера. Умелое использование коллодия позволяет времени и пространству «путешествовать» по работам Манн, тянуться, длиться, не свершаться. Когда это? Где это? Что происходит? Что произойдет? Время здесь - декорация; кажется, что фотограф просто пытается сказать нам, что жизнь - штука достаточно тяжелая.

Простые, каждодневные события в ее работах получают вселенское, мистическое значение. В книге «Deep South» - прекрасном оммаже родному краю - переход от семейных портретов к пейзажам становится переходом от частных, индивидуальных воспоминаний к более публичным и эмоциональным - о тех, чье прошлое вскрывается по следам, оставленным в среде обитания. «Я посещаю места, где проходили битвы Гражданской войны, по другой уже земле, век спустя, в поисках ответа на вопрос: помнит ли земля?»

Тело

В конце прошлого века радикально меняется отношение художников к человеческому телу. Роберт Мепплторп, Андрес Серрано, Франческа Вудман, Кики Смит - артисты новой волны отказались рассматривать тело лишь как объект вожделения и любования. Тело в их работах - это поле битвы за самоидентификацию. С этих пор современные практики в искусстве - не комбинация из художника и обнаженной модели, сексуального объекта и символа; напротив, в фотографии и перформансе хозяин тела - и есть художник, а само тело - оружие в борьбе с гендерной, социальной, политической, экономической несправедливостью. И Салли Манн имеет к этой перемене самое прямое отношение.

«Я приобрела признание и известность, но также и неприятный ярлык „противоречивая“ в начале 1990-х годов, после публикации моей третьей книги „Immediate Family“. В ней были фотографии моих детей - Эмметта, Джесси и Вирджинии, живущих своей жизнью, иногда без одежды, на нашей ферме, упрятанной в холмах Вирджинии. Я верила, что мой объектив должен оставаться открытым для полного охвата их детства. Я фотографировала удачи, гармонию, изоляцию, а также трудности, которые, как правило, частое дело в таком возрасте: синяки, рвоту, кровавые носы, мокрые кровати».

На фотографиях серии «What Remains», снятой в начале 2000-х, - человеческие тела, которые навсегда покинули время и пространство, брошенные на произвол погоды и природных катаклизмов. Место действия - небольшой участок земли, принадлежащий Университету Теннесси в городе Ноксвилл. Это научный эксперимент - изучение цикличности, того, как мы, уйдя из этого мира, становимся его частью. «Кто знает будущую судьбу своих костей или как часто они будут перезахоронены? Кто оракул для собственного праха? Кто знает, будут ли кости после смерти просто разбросаны?» Я всегда вспоминаю эту фразу английского философа, писателя, врача Томаса Брауна (1605-1682) из трактата «Погребение в урнах», рассматривая эти снимки Салли Манн. Браун и Манн - разные вселенные, но тут они пересекаются: американский фотограф ведет диалог с эссеистом эпохи барокко. Я никогда не испытывал ужаса от произведения искусства, подобного ужасу от просмотра «What Remains».

Душа

Городу Лексингтону повезло: в нем родились и жили два главнейших художника Америки - Сай Твомбли и Салли Манн. Они дружили. Манн пишет о друге так: «Я помню множество вечеров, когда я ждала детей из школы и встречала высокую, слегка сутулую фигуру, в высоких носках, плотно завернутую в плащ, бредущую из дома в мастерскую по Барклай-лейн… Мы стали друзьями и соотечественниками, товарищами и помощниками».

Итог этой многолетней дружбы - выставка Салли Манн «Remembered Light», посвященная умершему Твомбли. Она состоится в нью-йоркской галерее Гагосяна и будет говорить о той экзистенциальной пустоте, которая остается, когда сильный, работающий, творческий человек покидает этот мир. Каждая фотография этого портфолио задает вопросы, на которые не существует ответов.

Жизнь иногда состоит из вычитаний: список родных людей уменьшается, сворачивается, как шагреневая кожа. Готовя выставку, Салли узнает сокрушительную новость: ее тридцатишестилетний сын Эмметт Манн, страдающий шизофренией, кончает жизнь самоубийством. Рассматривая многочисленные портреты Эмметта в детстве и уже зная его судьбу, я понимаю, что жизнь не будет благосклонна к этому мальчику.

Я верю, что камерой Салли Манн была снята человеческая душа, когда смотрю на семейный портрет, сделанный в имении Боксервуд во время захоронения праха ее отца.

«Моя мать держит прах отца, и мы готовимся уложить урну в склеп. Полдень, 28 мая, суббота. Я устанавливаю камеру, чтобы снять фото на память. Нелегкая задача с этой толпой… Мы все уставшие, грустные и готовые к выпивке. У меня было время для одной фотографии, и я попросила нашу подругу Хантер, чтоб она спустила затвор после того, как я подготовлю камеру и вернусь к фотографируемым. Неуверенно сказав „Улыбнитесь“, она нажала на спуск. Старый объектив „Goerz Dagor“ впустил свет на одну десятую секунды. Вот и все. Два дня спустя я проявила пленку».

Эта американка прославилась своими откровенными снимками, в которых главными героями являлись ее дети. В пронзительных фото смешались игра и реальность, в результате чего получился прекрасный коктейль под названием "Ближайшие родственники", вызвавший настоящий шквал эмоций. На фотографа обрушилась общественная критика, и Салли Манн (Sally Mann) обвинили в завуалированной детской порнографии.

Скандальный проект

Автор провокационных работ, излюбленной техникой которой является черно-белое фото, родилась в 1951 году в штате Вирджиния. Еще в школе маленькая девочка обожает проявлять снимки, а с возрастом начинает эксперименты с обнаженной натурой. После окончания колледжа она работает фотографом и устраивает персональные выставки своих произведений. Однако критики не обращают внимания на новое имя, и для широкой публики творчество Салли Манн остается неизвестным.

И только в 1992 году, когда свет увидел проект "Ближайшие родственники", американка становится знаменитой. К сожалению, известность она получила после разразившегося скандала, когда добропорядочная публика разглядела непристойные позы в детских фотографиях. "Интимные снимки - это совершенно обычные вещи, которые я наблюдаю как мать", - заявила Салли Манн. Дети автора вызвавших резонанс в обществе работ были вовлечены в творческий процесс еще с младенчества, а удачные кадры женщина считает настоящим подарком судьбы.

Задокументированная семейная жизнь

Так она документировала жизнь своей семьи, раскрывая счастливое детство троих ребятишек в возрасте до 10 лет в неожиданных ракурсах, которые публика восприняла с возмущением. Кадры были сняты во время отдыха в семейном доме у реки, где дочки и сын веселились и играли в обнаженном виде, а домохозяйки никак не могли понять, как можно было выставить на всеобщее обозрение своих детей в таком виде.

Автор скандальных фото предвидела бурную реакцию общества и проконсультировалась с юристами, которые рассказали, что за некоторые снимки ее могут даже арестовать. Салли хотела отложить выставку на 10 лет, чтобы повзрослевшие дети сами приняли решение и понимали последствия обнародования изображений. Однако ребята не хотели ждать так долго, и к ним пригласили психолога, который убедился, что они сознательно делают свой выбор, понимая, к чему может привести публикация. Дети сами отобрали для альбома понравившиеся им кадры. Известный психиатр А. Есман после скандала заявил, что вызвавшие гнев общества снимки "не являются эротически стимулирующими".

Как бы то ни было, но альбом вышел, а яростная критика вовсе не мешала росту популярности.

Отзывы зрителей

Зрители разделились на два лагеря: одни возмущались провокационными снимками, на которых были изображены дети, другие отнеслись к завуалированной эротике с пониманием, посчитав, что фотограф Салли Манн, которая знала о пуританском воспитании общества, сознательно пошла на такой шаг, чтобы добавить себе популярности. Она точно знала, какую реакцию вызовет неоднозначный проект. Однако вдумчивая публика увидела в талантливых черно-белых работах гармонию и красоту в повседневности.

Новая провокация

Очередной скандал вспыхнул 13 лет назад на выставке в Вашингтоне, носившей говорящее название "Останки". Основной темой стала смерть, о которой Салли Манн сказала, что "ее необходимо воспринимать как некую точку, позволяющую более полно увидеть жизнь". Зрители, познакомившиеся с работами, объединенными темой неизбежности конца, понимают, что тень старухи с косой преследует их постоянно.

Американка выставляет на всеобщее обозрение то, что осталось от погибшей собаки, снимает разложившиеся тела, однако последняя часть выставки, посвященная ее детям, вселяет надежду, а исследования гибели завершаются любовью. Автор провокационных работ заявляет, что неотвратимость смерти помогает нам ощутить всю полноту жизни, раскрашенной радужными оттенками.

Исследование недуга мужа

В галереях мира успешный фотограф выставляет работы раннего периода творчества, показывая мир с разных углов зрения. Она создает абстрактные снимки, ландшафтные, а на некоторых из них смотрит в объектив больной муж Салли Манн - Ларри, страдающий атрофией мышц. Свою долгую семейную жизнь американка отобразила в отдельном проекте, получившем название "Супружеское доверие" и охватывающем фото за тридцать лет, включая самые интимные.

Обладающая мужеством, она исследует неизлечимый недуг, честно смотря в объектив своей камеры. Она знает, что зритель может не увидеть всех откровенных работ, но ее это не пугает: "Возможно, с ними познакомятся только после моей смерти, но я знаю - фотографии уже лежат в лаборатории".

Монохромные работы

Описать природу уникального творчества мастера, получившего множество престижных премий, - задача не из легких. Кадры самобытного автора напоминают сны или видения. Постановочность на фотографиях Салли Манн сведена к минимуму, а ее персонажи напоминают людей, живущих на другой планете и постепенно забывающих о своем прошлом.

Отсутствие цвета в работах - это осознанный выбор творца, ярко проявляющего уникальный стиль и создающего особую магию. Обладающая талантом от Бога американка видит наш мир через объектив камеры не так, как обыватели, и она пытается зрителям донести свой взгляд на действительность. Ее работы у одних вызывают настоящий восторг, а другие их осуждают.

Детские проблемы на фото

Ставшая главным героем двух документальных фильмов Салли Манн, фотоработы которой часто демонстрируют членов ее семьи, запечатлевает различные эпизоды детства и затрагивает сложные моменты в жизни ребенка. Она повествует об одиночестве, неуверенности в себе, порочных мыслях, о которых в обществе не принято говорить открыто, и такая искренность многих шокирует. Мастер вскрывает волнующие детей в любом возрасте проблемы, на которые родители частенько закрывают глаза.

Нереальные пейзажи

Надо признаться, что получившая в 2001 году премию "Лучший фотограф Америки" Салли снимает не только людей, но и создает потрясающие монохромные пейзажи. Благодаря особому видению окружающей среды у нее получаются мистические произведения, а зрителям кажется, что они попадают в другую реальность, где отсутствует людская суета. Это совершенно иной мир, в котором жизнь течет по своим законам и правилам.

Салли Манн: запрещенный фотограф

В 2015 году Роскомнадзор заблокировал страницы ведущего мирового портала об искусстве, где были снимки часто обвиняемой в детской порнографии американки. Российские пользователи не смогут увидеть работы неоднозначного мастера, в числе которых есть редкий снимок "Три грации", сделанный в 1994 году. На нем запечатлены три обнаженные девочки.

Сейчас Салли, черно-белые произведения которой представлены в различных галереях и музеях мира, живет с семьей на ферме в Вирджинии и продолжает работать, в очередной раз обращаясь к теме человеческого тела.

Она никогда надолго не покидала родные края и с 1970-х работала только на юге США, создавая незабываемые серии снимков в жанре портрета, пейзажа и натюрморта. На многих мастерски снятых черно-белых фото фигурируют и архитектурные объекты. Пожалуй, самые известные работы американки - это одухотворенные портреты близких: мужа и маленьких детей. Временами неоднозначные фотографии навлекали на автора жесткую критику, но одно несомненно: талантливая женщина оказала неоценимое влияние на современное искусство. Начиная с первой индивидуальной выставки в Галерее искусств в городе Вашингтоне, штат Колумбия, в 1977 году, множество ценителей фотографии стали бдительно следить за развитием нового гения.

Шагая вперед

В 1970-х годах Салли изучала разнообразные жанры, взрослея и одновременно совершенствуясь в мастерстве запечатления жизни. В этот период увидели свет многочисленные пейзажи и удивительные образцы архитектурной фотографии. В творческих поисках Салли начала соединять в своих работах элементы натюрморта и портрета. Но свое подлинное призвание американский фотограф нашла после того, как в печать вышла ее вторая публикация - сборник фото, представляющий собой целое исследование жизни и образа мыслей девочек. Книга называлась "В двенадцать лет: портреты молодых женщин" и была опубликована в 1988 году. В 1984-1994 гг. Салли работала над серией "Близкие родственники" (1992), сосредоточенной на портретах трех ее детей. Малышам в то время еще не исполнилось десяти лет. Хотя на первый взгляд кажется, что серия представляет на суд зрителей обыкновенные, рутинные жизненные моменты (дети играют, спят, едят), в каждом снимке затрагиваются гораздо более масштабные темы, включая смерть и культурные различия в понимании сексуальности.

В сборнике "Гордая плоть" (2009) Салли Манн переводит объектив камеры на своего мужа Ларри. В публикации представлены фотографии, снятые за шестилетний период. Это откровенные и искренние образы, переворачивающие традиционные понятия о роли полов и запечатлевшие мужчину в моменты глубоко личностной уязвимости.

Неоднозначные снимки

Манн принадлежат также две внушительные серии пейзажей: "Далеко на юге" (2005) и "Родина". В сборнике "Что останется" (2003) она предлагает проанализировать свои наблюдения о смертности, состоящие из пяти частей. Здесь присутствует как фотографии разлагающегося трупа ее любимого грейхаунда, так и снимки уголка в ее саду в Вирджинии, где вооруженный беглый преступник проник на территорию семьи Манн и окончил жизнь самоубийством.

Салли нередко экспериментировала с цветной фотографией, однако излюбленной техникой мастера в итоге осталось черно-белое фото, особенно с использованием старой аппаратуры. Постепенно она освоила и старинные методы печати: платиновый и бромомасляный. В середине 1990-х годов Салли Манн и другие фотографы со склонностью к творческим экспериментам полюбили так называемый мокрый коллодионный способ - печать, при которой снимки как будто приобретали черты живописи и скульптуры.

Достижения

К 2001 году Салли уже трижды получила премию от Национального фонда поддержки искусств, постоянно находилась в центре внимания фонда Гуггенхайма и была награждена званием "Лучший фотограф Америки" по версии журнала "Тайм". О ней и ее творчестве сняли два документальных фильма: "Кровные узы" (1994) и "Что останется" (2007). Обе картины стали лауреатами различных кинематографических премий, а проект "Что останется" был номинирован на премию Эмми за лучший документальный фильм в 2008 году. Новая книга Манн называется "Без движения: Мемуары в фотографиях" (2015). Критики встретили труд признанного мастера с большим одобрением, а газета "Нью-Йорк Таймс" официально включила его в список бестселлеров.

Работы, о которых говорят

Считается, что лучшие фотографы мира никогда не ассоциируются с какой-либо одной работой или сборником; все их творчество воплощено в динамике совершенствования, в следовании по пути, которому не суждено стать пройденным. Тем не менее в обширном творчестве Манн на настоящий момент можно легко выделить знаковый сборник - монографию, горячо обсуждаемую и сейчас. Это серия "Близкие родственники", запечатлевшая детей автора в обычных, казалось бы, ситуациях и позах.

На фото навечно закреплены уходящие образы. Вот кто-то из детей описался во сне, кто-то показывает комариный укус, кто-то дремлет после обеда. На снимках можно наблюдать, как каждый ребенок стремится поскорее преодолеть границу между детством и взрослением, как каждый проявляет невинную жестокость, свойственную нежному возрасту. В этих изображениях живут и страхи взрослых, связанные с воспитанием младшего поколения, и всеобъемлющая нежность и стремление защитить, свойственное любому родителю. Вот полуобнаженный андрогин - неясно, девочка это или мальчик - остановился посреди устланного листьями двора. На его теле то тут, то там виднеются пятна грязи. Вот гибкие, бледные силуэты с гордой легкостью движутся между тяжеловесных, широкогрудых взрослых. Изображения словно напоминают о знакомом до боли прошлом, ставшем безгранично далеким и недостижимым.

Кто такая Салли

Разумеется, сложно судить о творчестве, не коснувшись личной истории Салли Манн. Дети и домашние заботы - не главное в ее жизни; она в первую очередь создает произведения искусства и лишь потом - наслаждается рутинными делами, как обычная женщина.

В юности Салли и ее муж были так называемыми грязными хиппи. С тех пор у них сохранились некоторые привычки: выращивать почти всю еду собственными руками и не придавать особого значения деньгам. Действительно, до 1980-х семья Манн почти не зарабатывала: мизерного дохода едва хватало на погашение налогов. Проходя рука об руку сквозь все преграды и трудности, которые преподносила им жизнь, Ларри и Салли Манн стали очень крепкой парой. Оба своих знаковых сборника и "В двенадцать лет") фотограф посвятила мужу. В то время как она снимала с яростной увлеченностью, он занимался кузнечным делом и дважды избирался в городской совет. Незадолго до публикации самой знаменитой монографии Салли ее избранник получил юридическое образование. Теперь он работает в офисе совсем недалеко и почти каждый день приходит домой на обед.

Необыкновенное занятие

Лучшие фотографы не перестают развиваться. Это можно сказать и о Манн, однако ее потенциал развития имеет небезынтересное ограничение: она фотографирует только летом, посвящая все остальные месяцы в году печати снимков. На вопросы журналистов о том, почему нельзя работать в другое время года, Салли лишь пожимает плечами и отвечает, что в любое время может заснять своих детей за выполнением уроков или обычных домашних обязанностей - просто она такое не снимает.

Корни

Как утверждает сама Салли Манн, неординарное видение мира ей досталось от отца. Роберт Мангер был врачом-гинекологом, участвовавшим в процессе появления на свет сотен детей Лексингтона. В свободное время он занимался садоводством и собрал уникальную коллекцию растений со всех уголков земного шара. Кроме того, Роберт был атеистом и художником-любителем. Непревзойденное чутье по отношению ко всему извращенному он передал по наследству дочери. Так, долгое время знаменитый врач держал на обеденном столе некую змеевидную фигуру белого цвета - пока кто-то из членов семьи не осознал, что "странная скульптура" на самом деле представляет собой засохший собачий экскремент.

Путь к легенде

Искусство фотографии Салли изучала в школе Вермонта. Во многих интервью женщина утверждает, что единственной мотивацией к учебе служила возможность оставаться в темной проявочной комнате наедине со своим тогдашним бойфрендом. Два года Салли училась в Беннингтоне - именно там она встретила Ларри, которому сама сделала предложение. Проучившись год в европейских странах, будущий легендарный фотограф получила диплом с отличием в 1974 году, а спустя еще триста дней - дополнила растущий список достижений окончанием магистратуры - не по фотографии, впрочем, а по литературе. До тридцати лет Манн параллельно и фотографировала, и писала.

Сегодня невероятная женщина и популярный фотограф живет и работает в родном городе Лексингтоне, штат Вирджиния, США. Со дня публикации и по настоящий момент ее удивительные работы служат неоценимым источником вдохновения для людей всех творческих профессий.

Фотохудожница и актриса Салли Манн родилась 1 мая 1951 года в г.Лексингтон, штате Вирджиния. Отец – врач-терапевт Роберт С. Мангер, мать Элизабет Эванс Мангер – владелица книжного магазина в Университете родного города Лексингтона. Салли и её два старших брата росли в атмосфере созидания и поощрения.

Родители не запрещали детям познавать себя и окружающий мир, приветствовали любое проявление творческой нотки в своих детях. Фотохудожница с особой теплотой и нежностью вспоминает о своих юных годах в родном городке. Вспоминает и своего отца, человека-загадку, так не похожего на типичных докторов, с его неординарными выходками и неуёмной жаждой жизни. Именно он привил Салли умение видеть то, что часто скрыто от наших глаз и приоткрыл дверь в мир за фотообъективом. А главное, научил её уверенно идти по жизни и помнить, что человеку с характером репутация ни к чему.

Салли Мангер окончила школу Патни в 1969 году, где углублённо изучала изобразительное искусство. В старших классах увлеклась фотографией, начав фотографировать своих одноклассников, которые без стеснения позировали ей в обнажённом виде. Потом она посещала занятия в колледже Беннигтон, где училась фотографическому искусству у фотографа Нормана Сайефа. Там же встретила своего будущего мужа Ларри Манна.

В 1954 году окончила с отличием литературное отделение колледжа Холлинс в Роанок, штат Вирджиния. А ещё через год стала магистром изящных искусств, получив специальность «Писательское мастерство». Но предаваться писательскому творчеству Салли Манн не стала, её манил мир, который можно увидеть только через объектив старого фотоаппарата. Поэтому она стала работать фотографом в университете Вашингтона и Ли. Знала ли тогда Манн, что с годами внесет весомый вклад в развитие искусства, за что будет удостоена премии от Национального фонда искусств, что станет лауреатом премии Гугенхайма, а её работы будут экспонироваться в музеях и галереях Вашингтона, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Бостона, Токио.

В 26 лет Салли представила свои первые фотоработы в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне, а в 1984 году появился фотоальбом «Ясновидение». Комментарии к своим работам Манн так и не услышала, но шла далее намеченным путём. В 1988 году были опубликованы фотографии, объединённые в альбом «Двенадцать. Портреты молодых женщин», в которых автор продемонстрировала процесс становления девочки-подростка в молодую женщину. Талант Салли Манн заметили и оценили, правда, возникли споры по поводу, возможно, излишней драматичности и экспрессивности фоторабот.

Настоящий шквал эмоций, критики и осуждений вызвал её третий фотоальбом под названием «Ближайшие родственники», увидевший мир в 1992 году. На шестидесяти пяти черно-белых фотографиях мы видим близких Салли людей, мужа и троих их детей, сына Эммета, дочерей Джесси и Вирджинию. То, что они изображены в основном обнаженными и послужило поводом для бурного обсуждения. Некоторые фото были подвержены цензуре, так как они были явно эротичного характера.

Конечно, она затронула сложные моменты подрастающего ребенка, о которых не принято говорить открыто: детские страхи, неуверенность в себе, интерес к противоположному полу, непонимание взрослых, одиночество, запрещённые мечты и порочные мысли. Её искренность многих, мягко говоря, удивила, даже шокировала. Посыпались обвинения в эксплуатации детей, нарушении моральных устоев. Большинство критиков и представителей различных комитетов "Защиты детей" назвали эти фотографии "завуалированной детской порнографией".

Но фотограф сумела дать достойный ответ на критику и бичевание в свой адрес, заручившись заранее юридической поддержкой, и шла вперёд путём новых художественных открытий, которые она начала делать ещё в юном возрасте. "Это невинные детские позы. Если вы видите в них эротизм, то это проблема вашего восприятия, неверных взрослых интерпретаций", - писала она в ответ очередному критику. А также публично заявила, что опубликовала фотографии по согласию детей. По словам самого автора, она изобразила то, что видит обычная мать или отец, воспитывая своих детей.

В 1994 году был опубликован четвёртый фотоальбом Салли Манн «Ещё не время». Передвижная выставка состояла из шестидесяти фоторабот, сделанных в течение двадцати лет, на них можно увидеть не только детей Салли, но и необычные пейзажи её родной Вирджинии, а также абстрактные работы. В этом же году режиссер Стивен Кантор представляет на кинофестивале «Санденс» документальный фильм о Салли Манн «Кровные узы», который был номинирован на премию Американской киноакадемии.

Манн увлеклась пейзажами ещё в середине девяностых, используя столетнюю технику процесса фотоснимка. С помощью этой техники выполнены её работы, представленные на двух выставках в Нью-Йорке: в 1997 году под названием «Салли Манн – Родина». Современные пейзажи Джорджии и Вирджинии; в 1999году – «Глубокий Юг»: пейзажи Луизианы и Миссисипи. В 2001 году Салли Манн заслужено получает признание как фотограф года, по мнению журнала «Тайм».

Работы Салли Манн постоянно участвуют в выставках по всему миру, включены в постоянные экспозиции многих музеев. Среди них - музеи современного искусства в Нью-Йорке и Сан-Франциско, музей Гарвардского университета в Кембридже, Токийский музей искусств. Журнал "New York Times" заявил, что "ни один фотограф в истории не прорывался к славе так быстро".

И без того известная фотохудожница заставила говорить о себе с ещё большим усердием, чем после выхода в свет её «Ближайших родственников». В 2004 году в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне взору почитателей фотоискусства были представлены работы Салли Манн под названием «Останки». Экспозиция включала в себя пять разделов, четыре из которых объединяла тема неизбежности человеческой жизни, то есть смерти. На фотографиях первого раздела мы видим то, что осталось от любимой собаки Салли. Во втором – мертвые тела в процессе распада, хранящиеся в Федеральном судебном антропологическом фонде, известном как «body farm».

На фотоснимках третьей части экспозиции изображено место во владениях Манн, где был убит вооружённый беглый каторжник. Четвертый раздел возвращает нас во времена Гражданской войны в США, мы видим эпизод одного кровавого сражения. Кажется, что тень смерти будет преследовать вас ещё не раз, но вот мы переходим к пятой части выставки и понимаем, что автор оптимистично смотрит в будущее. На снимках дети Салли Манн, и жизнь опять заиграла радужными красками. Ведь, по словам самого автора этих работ, смерть, какой бы угнетающей она не была, помогает понять нам всю полноту и насыщенность жизни.

В шестой фотоальбом «Глубокий Юг», опубликованный в 2005 году, автор включила фотоснимки, сделанные в период с 1992 по 2004 год. На них можно увидеть очень разные пейзажи: от полей сражений и разрушающегося особняка, заросшего кудзу, до мистических и каких-то нереальных картин природы далёкого Юга. Благодаря неординарному виденью автора и в какой-то мере технике коллодионного процесса, снимки дают возможность заглянуть в другую реальность. Кажется, стоит прикоснуться к ним рукой, и очутишься в ином мире, где нет людей и присущей им суеты. Там жизнь течет сама по себе и живет своими законами.

Салли Манн по-прежнему вызывает интерес своими работами, которые неизменно создаются в фотостудии в её родном имении.

В 2006 году состоялась премьера второго документального фильма о жизни и творчестве фотохудожницы «То, что остаётся», снятого тем же режиссером Стивеном Кантором. Он получил специальную премию на фестивале в Атланте. Тогда же Манн стала почетным доктором искусствоведения. Правда, случилось и малоприятное происшествие: Салли упала с умирающей лошади и повредила спину. Два года она восстанавливалась после травмы и одновременно делала серию автопортретов.

Позже уже в 2010 году они войдут в фотоальбом «Плоть и Дух», а также в нем будут ранее неопубликованные пейзажи, ранние фото детей и мужа, страдающего мышечной дистрофией с 1994 года. Кстати свою семейную жизнь с Ларри Манн воплотила в отдельный проект «Супружеское доверие», который отображает тридцать лет их совместной жизни. Надо обладать обоюдным мужеством, чтобы не только бороться с неизлечимым недугом, но и фотографически исследовать его. Но Салли Манн не привыкать, она наверняка знает для чего и ради кого она живет и творит. А поклонникам её творчества остается ждать новых работ от человека, открыто и честно смотрящего на мир сквозь объектив старенькой фотокамеры.

Наверное, каждый творческий человек, обладающий талантом от Бога, видит этот мир не так, как обыватель. Но не каждый сможет передать людям своё виденье, донести смысл своего взгляда на окружающую действительность. Ещё сложнее доказывать свою точку зрения и не изменять самому себе в угоду общественного мнения. Когда такая личность смотрит на жизнь и мир в целом через объектив камеры, тогда и рождаются творения, вызывающие восторг у одних и порицание у других. И в первом, и во втором случае мы задумываемся, возникает дух противоречия.

Черно-белые миры Салли Манн

Мастером вызывать такие чувства есть известная своими фотоработами американка Салли Манн. О ней заговорили, когда в свет вышли черно-белые снимки, демонстрирующие членов её семьи, детей, в откровенном, но вполне естественном виде. По словам самого автора, она изобразила то, что видит обычная мать или отец, воспитывая своих детей. Камера Салли Манн, кстати, изобретённая за сто лет до её рождения, запечатлела разные эпизоды детства, в том числе и нелицеприятные. Конечно, она затронула сложные моменты подрастающего ребенка, о которых не принято говорить открыто: детские страхи, неуверенность в себе, интерес к противоположному полу, непонимание взрослых, одиночество, запрещённые мечты и порочные мысли. Её искренность многих, мягко говоря, удивила, даже шокировала. Посыпались обвинения в эксплуатации детей, нарушении моральных устоев. Но фотограф сумела дать достойный ответ на критику и бичевание в свой адрес, заручившись заранее юридической поддержкой, и шла вперёд путём новых художественных открытий, которые она начала делать ещё в юном возрасте.

Фотохудожница и актриса Салли Манн родилась 1 мая 1951 года в г.Лексингтон, штате Вирджиния. Отец - врач-терапевт Роберт С. Мангер, мать Элизабет Эванс Мангер - владелица книжного магазина в Университете родного города Лексингтона. Салли и её два старших брата росли в атмосфере созидания и поощрения. Родители не запрещали детям познавать себя и окружающий мир, приветствовали любое проявление творческой нотки в своих детях. Фотохудожница с особой теплотой и нежностью вспоминает о своих юных годах в родном городке. Вспоминает и своего отца, человека-загадку, так не похожего на типичных докторов, с его неординарными выходками и неуёмной жаждой жизни. Именно он привил Салли умение видеть то, что часто скрыто от наших глаз и приоткрыл дверь в мир за фотообъективом. А главное, научил её уверенно идти по жизни и помнить, что человеку с характером репутация ни к чему.

Салли Мангер окончила школу Патни в 1969 году, где углублённо изучала изобразительное искусство. В старших классах увлеклась фотографией, начав фотографировать своих одноклассников, которые без стеснения позировали ей в обнажённом виде. Потом она посещала занятия в колледже Беннигтон, где училась фотографическому искусству у фотографа Нормана Сайефа. Там же встретила своего будущего мужа Ларри Манна. В 1954 году окончила с отличием литературное отделение колледжа Холлинс в Роанок, штат Вирджиния. А ещё через год стала магистром изящных искусств, получив специальность «Писательское мастерство». Но предаваться писательскому творчеству Салли Манн не стала, её манил мир, который можно увидеть только через объектив старого фотоаппарата. Поэтому она стала работать фотографом в университете Вашингтона и Ли. Знала ли тогда Манн, что с годами внесет весомый вклад в развитие искусства, за что будет удостоена премии от Национального фонда искусств, что станет лауреатом премии Гугенхайма, а её работы будут экспонироваться в музеях и галереях Вашингтона, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Бостона, Токио.

В 26 лет Салли представила свои первые фотоработы в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне, а в 1984 году появился фотоальбом «Ясновидение». Комментарии к своим работам Манн так и не услышала, но шла далее намеченным путём. В 1988 году были опубликованы фотографии, объединённые в альбом «Двенадцать. Портреты молодых женщин», в которых автор продемонстрировала процесс становления девочки-подростка в молодую женщину. Талант Салли Манн заметили и оценили, правда, возникли споры по поводу, возможно, излишней драматичности и экспрессивности фоторабот.

Настоящий шквал эмоций, критики и осуждений вызвал её третий фотоальбом под названием «Ближайшие родственники», увидевший мир в 1992 году. На шестидесяти пяти черно-белых фотографиях мы видим близких Салли людей, мужа и троих их детей, сына Эммета, дочерей Джесси и Вирджинию. То, что они изображены в основном обнаженными и послужило поводом для бурного обсуждения. Некоторые фото были подвержены цензуре, так как они были явно эротичного характера. Сама автор объяснила такое виденье её работ искаженностью взрослого понимания вполне естественных вещей. Конечно, она затронула темы, на которые взрослые часто закрывают глаза, но которые волнуют детей в любом возрасте по-своему.

В 1994 году был опубликован четвёртый фотоальбом Салли Манн «Ещё не время». Передвижная выставка состояла из шестидесяти фоторабот, сделанных в течение двадцати лет, на них можно увидеть не только детей Салли, но и необычные пейзажи её родной Вирджинии, а также абстрактные работы. В этом же году режиссер Стивен Кантор представляет на кинофестивале «Санденс» документальный фильм о Салли Манн «Кровные узы», который был номинирован на премию Американской киноакадемии.

Манн увлеклась пейзажами ещё в середине девяностых, используя столетнюю технику процесса фотоснимка. С помощью этой техники выполнены её работы, представленные на двух выставках в Нью-Йорке: в 1997 году под названием «Салли Манн - Родина». Современные пейзажи Джорджии и Вирджинии; в 1999году - «Глубокий Юг»: пейзажи Луизианы и Миссисипи. В 2001 году Салли Манн заслужено получает признание как фотограф года, по мнению журнала «Тайм».

И без того известная фотохудожница заставила говорить о себе с ещё большим усердием, чем после выхода в свет её «Ближайших родственников». В 2004 году в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне взору почитателей фотоискусства были представлены работы Салли Манн под названием «Останки». Экспозиция включала в себя пять разделов, четыре из которых объединяла тема неизбежности человеческой жизни, то есть смерти. На фотографиях первого раздела мы видим то, что осталось от любимой собаки Салли. Во втором - мертвые тела в процессе распада, хранящиеся в Федеральном судебном антропологическом фонде, известном как «body farm». На фотоснимках третьей части экспозиции изображено место во владениях Манн, где был убит вооружённый беглый каторжник. Четвертый раздел возвращает нас во времена Гражданской войны в США, мы видим эпизод одного кровавого сражения. Кажется, что тень смерти будет преследовать вас ещё не раз, но вот мы переходим к пятой части выставки и понимаем, что автор оптимистично смотрит в будущее. На снимках дети Салли Манн, и жизнь опять заиграла радужными красками. Ведь, по словам самого автора этих работ, смерть, какой бы угнетающей она не была, помогает понять нам всю полноту и насыщенность жизни.

В шестой фотоальбом «Глубокий Юг», опубликованный в 2005 году, автор включила фотоснимки, сделанные в период с 1992 по 2004 год. На них можно увидеть очень разные пейзажи: от полей сражений и разрушающегося особняка, заросшего кудзу, до мистических и каких-то нереальных картин природы далёкого Юга. Благодаря неординарному виденью автора и в какой-то мере технике коллодионного процесса, снимки дают возможность заглянуть в другую реальность. Кажется, стоит прикоснуться к ним рукой, и очутишься в ином мире, где нет людей и присущей им суеты. Там жизнь течет сама по себе и живет своими законами.

Салли Манн по-прежнему вызывает интерес своими работами, которые неизменно создаются в фотостудии в её родном имении.

В 2006 году состоялась премьера второго документального фильма о жизни и творчестве фотохудожницы «То, что остаётся», снятого тем же режиссером Стивеном Кантором. Он получил специальную премию на фестивале в Атланте. Тогда же Манн стала почетным доктором искусствоведения. Правда, случилось и малоприятное происшествие: Салли упала с умирающей лошади и повредила спину. Два года она восстанавливалась после травмы и одновременно делала серию автопортретов. Позже уже в 2010 году они войдут в фотоальбом «Плоть и Дух», а также в нем будут ранее неопубликованные пейзажи, ранние фото детей и мужа, страдающего мышечной дистрофией с 1994 года. Кстати свою семейную жизнь с Ларри Манн воплотила в отдельный проект «Супружеское доверие», который отображает тридцать лет их совместной жизни. Надо обладать обоюдным мужеством, чтобы не только бороться с неизлечимым недугом, но и фотографически исследовать его. Но Салли Манн не привыкать, она наверняка знает для чего и ради кого она живет и творит. А поклонникам её творчества остается ждать новых работ от человека, открыто и честно смотрящего на мир сквозь объектив старенькой фотокамеры.

Скандальный детский фотограф салли манн. Как запрещали изображения обнаженных детей в искусстве. Задокументированная семейная жизнь

Салли Манн (Sally Mann) – одна из самых знаменитых американских фотографов и обладательница многочисленных наград в области фотоискусства. Больше всего она известна чёрно-белыми фотографиями из детства своих детей, а также пейзажами и снимками, посвящёнными теме разложения и смерти.

Ранняя жизнь и образование

Она родилась в Лексингтоне, штат Вирджиния, в 1951 году. Салли – третья из троих детей и единственная девочка в семье врача Роберта С. Мангера. Её мать, Элизабет Эванс Мангер, держала книжный магазин в Университете Вашингтона и Ли в Лексингтоне. В 1969 году Манн окончила школу Путни, затем училась в колледже Беннингтона и в Friends World College. Она получила диплом бакалавра с отличием в области гуманитарных наук в колледже Холлинса (ныне университет Холлинса) в 1974 году и степень магистра в области творческого письма в 1975 году. Фотографический дебют состоялся в Путни с изображения обнажённой одноклассницы.

Начало карьеры

После окончания школы Манн работала фотографом в Университете Вашингтона и Ли. В середине 1970-х годов она фотографировала строительство нового здания юридической школы, что привело к её первой персональной выставке, которая состоялась в конце 1977 года в галерее Коркоран, город Вашингтон, округ Колумбия. Эти сюрреалистические изображения стали частью первой книги «Ясновидение» (Second Sight), опубликованной в 1984 году.

«В двенадцать лет: Портреты молодых женщин»

Второй сборник фотографий Салли Манн «В двенадцать лет: Портреты молодых женщин», вышедший в 1988 году, посвящён девочкам-подросткам.

«Ближайшие родственники»

Пожалуй, самым известным стал третий сборник Манн «Ближайшие родственники», изданный в 1992 году. В NY Times написали: «Возможно, ни один фотограф в истории не имел такого успеха в мире искусства».

Книга состоит из 65 чёрно-белых фотографий троих детей фотографа в возрасте до 10 лет. Многие кадры сняты во время летнего отдыха семьи в доме у реки, где дети играли и плавали в обнажённом виде. За эти кадры в Америке и за рубежом Салли Манн обвинили в распространении детской порнографии. С горячей критикой также выступали некоторые религиозные деятели.

Но были и положительные отзывы. Журнал The New Republic написал, что это «одна из величайших фотокниг нашего времени».

Манн всегда ставила на первое место интересы своих детей. Прежде, чем публиковать фотоальбом «Ближайшие родственники», она консультировалась с федеральным прокурором Вирджинии, который сказал ей, что за некоторые показанные изображения её могут арестовать.

Она решила отложить публикацию на 10 лет, чтобы дети повзрослели и понимали, каковы последствия от обнародования этих снимков. Но детям это решение, видимо, не понравилось. Тогда Манн и её муж организовали для Эмметта и Джесси (старшие дети Салли Манн) общение с психологом, чтобы убедиться, что они понимают, к чему может привести публикация. Каждому ребёнку разрешили отобрать кадры, которые войдут в книгу.

Детский психиатр Аарон Есман написал, что эти фотографии не представляются эротически стимулирующими ни для кого, кроме «закаленных педофилов или догматиков, или религиозных фундаменталистов».

Четвёртая книга Салли Манн «Ещё не вечер» (Still Time), опубликованная в 1994 году, основана на каталоге передвижной выставки, включающей фотографии, снятые за 20-летний период. В комплект из 60 снимков вошли портреты её детей, ранние пейзажи и абстрактные изображения.

Дальнейшая карьера

В середине 1990-х годов Манн начала фотографировать пейзажи мокроколлодионным способом с применением стеклянных пластин. Эти ландшафтные изображения показали на двух выставках в Нью-Йорке в Edwynn Houk Gallery.

Пятый фотоальбом Манн «Останки» (What Remains) из пяти частей опубликован в 2003 году. В него вошли фотографии разлагающихся останков борзой фотографа Евы; снимки тел из морга; детализация места, где был убит вооружённый сбежавший преступник; кадры, снятые в той области, где произошло самое кровопролитное однодневное сражение в американской истории – сражение при Энтитеме во время гражданской войны; изображения крупным планом лиц детей. Таким образом, это исследование смертности, разложения и гибели завершается надеждой и любовью.

Седьмая книга Манн «Гордая Плоть» вышла в свет в 2009 году. Это шестилетнее исследование мышечной дистрофии её мужа по имени Лари. Проект выставлялся в галерее Гагосяна в октябре 2009 года.

Восьмая публикация Манн это 200-страничная книга «Плоть и Дух», вышедшая в 2010 году. В неё вошли автопортреты, пейзажи, образы мужа, лица детей и изображения трупов. Общая тема сборника – тело со всеми его капризами, болезнями и смертностью.

Один из текущих проектов называется «Супружеское доверие» (Marital Trust). Он охватывает фотографии за 30 лет, включая самые интимные подробности семейной жизни Салли и Ларри. О выходе в печать пока не сообщалось.

Личная жизнь

Салли Манн встретила своего мужа Ларри в 1969 году. У них трое совместных детей: Эммет (родился в 1979 году, на некоторое время присоединился к Корпусу мира), Джесси (родилась в 1981 году, художница, фотограф, модель) и Вирджиния (родилась в 1985 году, юрист). Салли Манн живёт с мужем на ферме в Вирджинии. Он работает адвокатом, хотя и страдает мышечной дистрофией.

Признание

Работы Салли Манн включены в постоянные коллекции многих музеев, среди них: Метрополитен-музей, Галерея искусств Коркоран, Музей Хиршхорна и Сад скульптур, Музей изобразительных искусств в Бостоне, Музей современного искусства Сан-Франциско, Музей Уитни в Нью-Йорке и мн. др.

Журнал Time в 2001 году назвал Манн «Лучшим фотографом Америки». Её работы дважды появлялись на обложке этого издания.
Манн стала героиней двух документальных фильмов Стива Кантора. «Узы крови» дебютировал на кинофестивале «Sundance» в 1994 году и был номинирован на премию Оскар в категории Лучший короткометражный документальный фильм. Второй фильм «Останки», снятый тем же режиссёром, впервые показали в 2006. Эту киноленту номинировали на Эмми как Лучший документальный фильм в 2008 г.

Фотографии Салли Манн:

1 мая 1951 года родилась талантливый американский фотограф Салли Манн (Sally Mann)

Иногда мне кажется, что мои единственные детские воспоминания – это те, которые я выдумала, рассматривая свои фотографии. Салли Манн

Салли Манн (Sally Mann, в некоторых русскоязычных изданиях ее называют Салли Мэнн) родилась 1 мая 1951 года в Лексингтоне, штат Виржиния. Среднее образование она получила в знаменитой школе Патни (Putney School), кроме прочего известной своими художественными традициями и углубленным изучением изобразительного искусства. Именно там девочка пристрастилась к фотографии, впрочем, по весьма далеким от любви к искусству мотивам. В то время у Салли проснулся интерес к противоположному полу, а где лучше встречаться с мальчиками, чем в темной и таинственной фотолаборатории? Кстати сказать, среди ее первых фотографических опытов были фотографии обнаженных одноклассников.


Важную роль в жизни девочки, в формировании ее мировоззрения сыграл отец, врач-терапевт Роберт C. Мангер, который, по словам дочери, был похож на сельского доктора из фотоэссе Юджина Смита. Именно он помог Салли осознать истину из «Унесенных ветром»: «Репутация – это то, без чего могут жить люди с характером». Он же оказал влияние на ее художественный вкус: «В других семьях на Рождество устраивали вертеп, но мой отец помещал в гостиную иные декорации – например, корягу в форме члена», – вспоминала она, – «Он создавал эксцентричные "шедевры" из чего угодно – например, маленькая змея, украшавшая центр обеденного стола, была не чем иным, как собачьими экскрементами». Девочка многое переняла у своего отца: «Снаружи Салли похожа на меня, но внутри – папина дочка», – утверждала мать.

Понятно, что такого родителя не могли смутить эксперименты дочери с обнаженной натурой, он всячески поощрял ее занятия; в частности ее любовь к большому формату началась с его камеры с негативами 5 на 7 дюймов. Но даже этот формат показался ей слишком маленьким: вскоре она стала фотографировать на стеклянные пластины размером 8 на 10 дюймов и использовать мокрый коллодионный процесс, изобретенный ровно за сто лет до ее рождения и уже почти забытый.

В 1969 году Салли получила аттестат о среднем образовании, в 1974-м присоединила к нему диплом бакалавра, а еще через год стала магистром изящных искусств по специальности «Писательское мастерство» («Creative writing»). Писателем, впрочем, она не стала, сразу после окончания колледжа устроилась фотографом в Университет Вашингтона и Ли (Washington and Lee University).

До начала 1990-х годов карьера Салли Манн протекала не очень стремительно. В 1977 году в Галерее Искусств Коркоран в Вашингтоне состоялась ее первая персональная выставка. В 1984 году вышел в свет фотоальбом «Ясновидение» («Second Sight»). Оба эти события прошли почти незамеченными. Через четыре года она выпустила альбом «Двенадцать лет: Портрет молодой женщины» («At Twelve: Portraits of Young Women», 1988), посвященный девочкам «переходного возраста, одной ногой в детстве, другой во взрослом мире». Книга получила благоприятные отзывы критики, но широкой публике имя Салли Манн оставалось практически неизвестным.

Героями третьего фотоальбома Салли «Ближайшие родственники» («Immediate Family», 1992) стали ее сын и две дочери, которым на момент выхода книги было от 7 до 13 лет. Эта относительно небольшая книга – всего 65 черно-белых фотографий – мгновенно вознесла ее на фотографический Олимп. И как это часто бывает, основной причиной столь быстрого успеха был не талант автора, а сопровождающий книгу скандал: дело в том что, по мнению ряда критиков, позы детей на некоторых фотографиях были «откровенно эротичны». Представители различных комитетов типа «Защита детства» пошли еще дальше, объявив эти фотографии «завуалированной детской порнографией».

Справедливости ради стоит отметить, что не только «туполобые американские критики» (это определение попалось мне в нескольких русскоязычных статьях) накинулись на бедного фотографа. Добропорядочные домохозяйки – в звонках на толк-шоу, в письмах в газеты и на форумы в сети Интернет – показали себя еще более суровыми борцами за нравственность. И это характерно не только для консервативной Америки – я без труда нашел с десяток многостраничных обсуждений фотографий Салли Манн на русскоязычных форумах и уверен, что подобное творится и на других языках.

«Это невинные детские позы. Если вы видите в них эротизм, то это проблема вашего восприятия, неверных взрослых интерпретаций», – вслед за Салли Манн твердят ее сторонники. «А вы бы на ее месте выставили своих детей, вот так вот, голыми, напоказ всему миру?», – вопрошают их противники. И никто никому не отвечает. И что тут ответишь? Позы действительно детские и невинные – но книга предназначена для взрослых, у которых случаются и «неверные интерпретации». И нормальный обыватель никогда не даст согласие на публикацию фотографий своих обнаженных детей в средствах массовой информации – только ведь Салли Манн художник (пусть даже с приставкой «фото»), а вовсе не среднестатистическая американская домохозяйка.

Кстати о фотохудожниках. Детская эротика никогда не считалась у последних чем-то запретным – еще в XIX веке знаменитый английский писатель и по совместительству фотограф Льюис Кэрролл сделал ряд прекрасных фотопортретов обнаженных девочек, что позволило исследователям XX века вовсю обвинять его в педофилизме. Сегодня мировая общественность осудила бы фотографии сыновей одной из самых знаменитых фотографов всех времен и народов Имоджен Каннингем, а ведь она даже не подозревала, что делает что-то предосудительное. Немецкий фотограф Вильгельм Плюшов в 1910-х годах подвергался гонениям в Италии (правда не за фотографии, а за растление малолетних), в то время как его коллега и соотечественник Вильгельм фон Глоеден обладающий теми же пороками с почетом жил на Сицилии. Существует легенда, что английский король Эдвард VII вывозил его фотографии в Великобританию дипломатическим багажом!

Это далеко не полный список признанных – и талантливых – фотохудожников, которых можно было бы обвинить в педофилии, изготовлении детской порнографии и кто знает в еще каких грехах. Но им «посчастливилось» творить в то время когда можно было попасть в тюрьму за гомосексуализм, а с детьми (тем более со своими) можно было делать что угодно. В последнем десятилетии XX века ситуация резко изменилась: смерть помешала Роберту Мэпплторпу быть обвиненным в изготовлении детской порнографии, зато 7 апреля 1990 года был арестован директор Центра современного искусства города Цинциннати в штате Огайо в котором проходила выставка покойного. И пусть позже суд его оправдал, но одной иллюзией у сторонников свободы творчества стало меньше. 25 апреля того же года полицейские Сан-Франциско сопровождаемые агентами ФБР ворвались в студию Джока Стэрджеса, известного своими фотографиями подростков на нудистских пляжах.

Художественная общественность Соединенных Штатов и Европы встала на защиту своих собратьев и, во многом благодаря этой поддержке, суд не стал предъявлять Стэрджесу каких-либо обвинений. Что касается «нехудожественной общественности», то тут мнения разделились, хотя следует признать, что митинги под лозунгами «Stop Pornography» проходили чаще.

Я так подробно останавливаюсь на этих деталях, чтобы показать, что Салли Манн очень хорошо знала какие опасности ей угрожают, что она пошла на публикацию фотоальбома вполне осознано – напомню читателю, что книга была опубликована в 1992 году, через два года после описанных выше событий. И когда она утверждала что «детская сексуальность – это сочетание противоположных по значению слов», то отдавала себе отчет (точнее сказать, должна была отдавать), что правоохранительные органы, да и многие ее современники, считают иначе.

Перед публикацией книги автор постаралась защитить себя от возможных юридических неприятностей. Она проводила консультации с представителями ФБР и прокуратуры, заручилась поддержкой детей, а чтобы предать их голосам большую убедительность отправила двух старших на освидетельствование к психологу. Было объявлено, что дети обладают правом вето на публикацию тех или иных фотографий – вероятно, так оно и было на самом деле, но Салли Манн не забыла упомянуть об этом публично. Так, например, младшая дочь Виржиния не захотела, чтобы читатели увидели, как она справляет малую нужду, а Эммет и Джесси потребовали убрать фотографии на которых они выглядели как «чокнутые или придурковатые». А вот отсутствие одежды их совсем не смущало. Они с нетерпением ждали выхода альбома и, когда мать заикнулась о том чтобы перенести публикацию на несколько лет («до тех пор, пока дети не станут жить в других телах»), бурно запротестовали. В конечном итоге оказалось, что Салли Манн решилась на публикацию только уступая пожеланию детей!

Как бы то ни было, в 1992 году книга вышла в свет. Она вызвала вполне предсказуемую бурю эмоций и принесла своему автору всеамериканскую, а вскоре и мировую известность. Журнал «The New Republic» охарактеризовал альбом как «одну из величайших фотокниг современности», «New York Times» заявил, что «не один фотограф в истории не прорывался к славе так быстро». А то, что слава оказалась несколько более скандальной, чем хотелось бы автору – видимо этого можно было избежать, но тогда путь к вершине потребовал бы намного больше времени и усилий. Да и добралась бы она? Несколько забегая вперед, отмечу, что не до выхода «Immediate Family», не после этого Салли Манн не создала ничего равного по силе воздействия. И дело не только в скандальности – достаточно просмотреть альбом, чтобы понять, что мы имеем дело с большим художником. Более того, рискну заявить, что для подобного утверждения достаточно посмотреть фотографии из альбома на экране монитора; хотя если у вас есть возможность приобрести альбом или посетить выставку – обязательно сделайте это.

Хельмут Ньютон писал в своей автобиографии, что интересным может быть рассказ о пути к успеху; описание же самого успеха, «просто не представляет интереса для читателей». Это в полной мере относиться к Салли Манн, поэтому я только схематично опишу ее дальнейшее творчество. В 1994 году она опубликовала свою четвертую книгу «Еще не вечер» («Still Time») в которую вошли как фотографии ее детей, так и более ранние зарисовки природы, несколько абстрактных фотографий. В 2003 году вышел альбом «Останки» («What Remains») в котором она решила показать разные грани окружающего нас мира: здесь и таинственные пейзажи, и крупные планы детских лиц, и полуразложившиеся трупы (невольно возникает ассоциация со змейкой из собачьих экскрементов на обеденном столе маленькой Салли). «Смерть могущественна, и лучше всего ее воспринимать как точку, с которой можно увидеть жизнь более полно. Вот почему мой проект заканчивается снимками живых людей, моих собственных детей», – раскрывала она свой замысел. В целом альбом производит сильное, хотя и гнетущее впечатление. В шестой фотоальбом Салли Манн «Далёкий Юг» («Deep South», 2005) вошли 65 ландшафтных фотографий сделанных в период с 1992 по 2004 год.

Выход каждого альбома сопровождался выставками, которые с успехом проходили в Америке и Европе. Конечно, она выставляла не только фотографии вошедшие в альбомы, посетители выставок могли ознакомиться с ее удачными и не очень экспериментами в самых различных областях. Так, после «Deep South» она некоторое время изготовляла и фотографировала натюрморты из... собачьих костей (опять вспоминается змейка на обеденном столе). «Что мне нравиться в этих собачьих костях это их неопределённость, двусмысленность», – поясняла она, – «Я имею в виду, что очень люблю в фотографии ее нечестность. Она должна быть в толь или иной степени странной, или это не для меня».

Один из последних ее проектов – фотографическое исследование атрофии мышц, которой страдает ее муж с 1994 года. Эта неизлечимая болезнь приводит к ослаблению мышц и уменьшению мышечной массы (в случае Ларри Манна – в правой ноге и в левой руке). Понятно, что эта болезнь не красит человека и от обоих супругов требуется немалое мужество, чтобы продолжать работу. Салли называет проект «Супружеское Доверие» («Marital Trust») – он включает все стороны жизни: мытье, утренний туалет, работу в саду, даже секс. Увидим ли мы когда-нибудь эти фотографии? «Я только знаю, что они есть и что они хороши», – говорит фотограф, – «может быть они никогда не будут опубликованы. Может быть – после моей смерти. Но для меня имеет большое значение сам факт, что эти фотографии лежат в коробке в моей лаборатории».

Примеров подобных проектов в истории фотографии крайне немного: честно говоря, мне приходит на ум только Ричард Аведон и Педро Мейер фотографировавшие процесс умирания своих родителей. По всей вероятности, Салли Манн принадлежит невеселая честь быть первой женщиной-фотографом решившейся на подобное, так что возможно нам предстоит стать свидетелями связанного с ее именем скандала.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что Салли Манн – одна из наиболее значительных американских фотографов конца XX – начала XXI века. Она получила ряд престижных премий и званий, ее фотографии продаются с аукционов и входят в постоянные экспозиции ведущих мировых музеев. Она стала героиней двух документальных фильмов: «Узы крови» («Blood Ties», 1994), номинированный на премию Оскар в категории Лучший документальный фильм, и «Останки» («What Remains», 2005), выигравший приз жюри за лучший документальный фильм на кинофестивале в Атланте.

Детское ню вызывало протесты общественности в разные годы. Если фотографии на традиционно запретные темы секса и смерти воспринимаются публикой в наши дни более или менее адекватно, то даже относительно невинный снимок ребенка разжигает скандал. Фотографы типа Джока Стерджеса не раз сталкивались с осуждением и подвергались штрафам, несмотря на очевидное отсутствие похотливых намерений. Оказавшиеся в центре скандала музеи и галереи по всему миру действуют одинаково: пытаясь защититься от общественного осуждения, они просто удаляют спорную работу с выставки. Мы решили вспомнить самые громкие истории, связанные с этой непростой темой.

Салли Манн. Courtesy of Gagosian Gallery

Салли Манн

Поворотным моментом в отношении общества к детским фото стали 1990-е, именно в эти годы распространились идеи о необходимости защиты детей от фотографов. Примером таких перемен служит болезненная реакция на работу американки Салли Манн . Фотографическая карьера Манн началась со снимка обнаженной одноклассницы, в дальнейшем ее героями не раз становились друзья и родные. В 1992 году, когда Салли Манн была уже признанным мастером, в свет вышла книга ее фотографий под названием Immediate Family (в русском переводе — «Ближайшие родственники », издательство Aperture ), состоящая из 65 черно-белых снимков троих детей художницы — Эммета , Джесси и Вирджинии — в возрасте до 12 лет. На фотографиях запечатлены игры во время летнего отдыха, на большинстве кадров дети предстают обнаженными. Фотограф утверждала, что хотела всего лишь показать детство глазами матери. Перед публикацией фотоальбома она консультировалась с федеральным прокурором штата Виргиния, а детям было разрешено самим отобрать кадры, которые войдут в книгу. Однако мировая общественность и церковь увидели в них иное. Манн подвергли жесточайшей критике, обвинили в распространении детской порнографии и эксплуатации детей ради получения прибыли, сомневались в законности фотографирования детей обнаженными. Впрочем, несмотря на громкий скандал, против Салли Манн никогда не возбуждалось дела по обвинению в детской порнографии. А спустя почти десять лет, в 2001 году, журнал Time уже называл ее «лучшим фотографом США».

Тирни Гирон

Тирни Гирон — фотограф из Лос-Анджелеса, известная красочными мультиэкспозиционными изображениями. В 2001 году она оказалась в центре скандала, показав на выставке «Я камера » в галерее Saatchi в Лондоне фотографии собственных обнаженных детей, которым на тот момент было четыре года и семь лет. На фото они позируют на пляже в масках диснеевских персонажей. Для Гирон эти изображения были иллюстрацией детских игр и дурашливости — публика же окрестила ее работы спорными и даже порнографическими. Фотограф активно защищала свою позицию, этот случай заставил задуматься о неоднозначности восприятия художественных произведений. Когда полиция намеревалась изъять с выставки три снимка, в ситуацию вмешался министр культуры Великобритании Крис Смит , резко раскритиковавший представителей властей за попытку цензуры.

Билл Хенсон. Courtesy of Roslyn Oxley Gallery

Билл Хенсон

Этому известному австралийскому фотографу, который в 1995 году представлял Австралию на Венецианской биеннале, часто доставалось от поборников морали. Жанр ню и юный возраст героев его работ воспринимались публикой крайне противоречиво. Дело в том, что среди фотографий Хенсона встречаются изображения обнаженных или полураздетых тинейджеров в интимной обстановке. В 2008 году накануне открытия очередной отчетной выставки Хенсона в сиднейской Roslyn Oxley Gallery , с которой он постоянно сотрудничает, полиция конфисковала 20 из 41 представленной в галерее работы, признав их «порнографическими». Зрители, добравшись до модного пригорода Паддингтон, вместо вернисажа обнаружили у входа в галерею полицейский автомобиль и табличку с уведомлением о том, что открытие отменено. В отличие от британского министра, который в случае с Тирни Гирон был на стороне художницы, премьер-министр Австралии Кевин Радд осудил фотографии как «абсолютно возмутительные» и горячо приветствовал действия полиции. Случай активно обсуждался в прессе, искусствоведы тогда расценили произошедшее как цензуру и упирали на то, что фотографии Хенсона ничего общего с порнографией не имеют. Они отмечали, что снимки фотографа выставлялись во всех основных галереях Австралии, в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке, в музеях Сан-Франциско и Парижа и что он работает в этом стиле в течение многих десятилетий. Сам же художник в одном из интервью сказал, что фотографировал подростков, потому что в этом возрасте люди еще человечны и уязвимы, добавив: «Невозможно проконтролировать, как каждый конкретный человек отреагирует на фото».

Ричард Принс

В 2009 году скандалом обернулось открытие выставки Pop Life в лондонской галерее современного искусства Тейт Модерн. В экспозиции среди работ представителей поп-арта от Энди Уорхола до наших современников затесалась детская фотография обнаженной актрисы Брук Шилдс , звезды фильма «Голубая лагуна ». Примечательно, что Брук Шилдс долгое время считалась «последней девственницей Голливуда» (да, такие подробности интимной жизни актрис часто интересуют прессу), ее мать настаивала на том, что дочь невинна и оставалась такой якобы вплоть до 25-летия. На фото художника Ричарда Принса голая десятилетняя Брук вдобавок ярко накрашена и стоит в мраморной ванной с мочалкой. Сразу несколько правозащитных организаций Великобритании запротестовали со сходными формулировками. «Это фото не имеет отношения к искусству. Если вы привлекаете людей на выставку, размещая на ней снимок обнаженного ребенка, вы используете ребенка в своих целях. И помещение такой фотографии среди подобных экспонатов, безусловно, привлечет к ней педофилов», — говорилось в заявлении организации Kidscape . Тейт Модерн, в свою очередь, быстро сдаваться не собиралась и распространила ответное заявление, где настаивала на том, что Принс — «выдающийся современный художник» и что, самое смешное, идея фото — не его. Принс просто переснял снимок, сделанный в 1975 году фотографом Гарри Гроссом для журнала Playboy . Художник выставлял эту фотографию, без афиширования имени героини, в американских галереях и даже в нью-йоркском Музее Гуггенхайма, где работа не вызвала никакого общественного резонанса. Организаторы выставки Pop Life в Тейт Модерн планировали повесить предупреждение на входе в зал с фото Брук Шилдс, однако Скотленд-Ярд предупредил музей, что по закону о защите детей снимок может быть расценен как пропаганда детской порнографии. В итоге спорный экспонат пришлось снять.

Братья Чепмен

Знаменитый дуэт обвиняли в экстремизме не только в Санкт-Петербурге. Досталось им и от римских моралистов. В 2010 году Чемпены подарили Национальному музею искусства XXI века (MAXXI ) в Риме свою скульптуру, которая была включена в постоянную экспозицию. Работа под названием Piggyback изображает голую девушку-подростка на плечах другой обнаженной, у которой изо рта торчит пенис. Посетители музея протестовали, писали жалобы, но администрация не сдавала позиций, пока к делу не подключилась влиятельная организация по защите прав несовершеннолетних Observatory for the Rights of Minors . Скульптуру признали детской порнографией, и ее пришлось убрать. Директор музея Анна Маттироло пыталась отстоять искусство, заявив, что «Чепмены бросают вызов ложной морали и стимулируют освобождение». Однако правозащитники нашли что ответить. «Мы не против освобождения, но мы против детской порнографии, которая выдается за искусство», — прокомментировал тогда ситуацию Антонио Марциале .

Мэри Эллен Марк. Courtesy of Mark Library

Мэри Эллен Марк

Фотограф Мэри Эллен Марк опубликовала книгу Streetwise (в русском варианте «Искушенная улицей ») — фотодокументацию жизни Эрин Блэкуэлл , 13-летней проститутки по прозвищу Крошка , с которой Марк и ее муж Мартин Белл познакомились в 1983 году. Марк приехала в Сиэтл по заданию журнала Life , чтобы снять материал о том, как живут бездомные подростки. В черно-белых фотографиях жизнь Крошки и ее друзей, молодых людей с улиц, запечатлена абсолютно правдиво, включая сцены занятия проституцией и употребления тяжелых наркотиков. Streetwise показывает темную сторону молодежной культуры 1980-х, демонстрируя Америку такой, какой никто ее не хочет видеть. Примечательно, что дружеские отношения между фотографом и музой длились до самой смерти Мэри Эллен Марк в 2015 году. Марк повезло: ее книга заслужила лишь легкое общественное порицание. Такое благодушие, возможно, объясняется тем, что главная героиня — проститутка, а значит, ее «неправедная» жизнь и откровенные фотографии как будто бы этим изначально оправданы. Фотографическое эссе Марк легло в основу одноименного документального фильма, режиссером которого выступил Мартин Белл. Музыку к ленте написал Том Уэйтс . Фильм был номинирован на премию «Оскар».

Наверное, каждый творческий человек, обладающий талантом от Бога, видит этот мир не так, как обыватель. Но не каждый сможет передать людям своё виденье, донести смысл своего взгляда на окружающую действительность. Ещё сложнее доказывать свою точку зрения и не изменять самому себе в угоду общественного мнения. Когда такая личность смотрит на жизнь и мир в целом через объектив камеры, тогда и рождаются творения, вызывающие восторг у одних и порицание у других. И в первом, и во втором случае мы задумываемся, возникает дух противоречия.

Черно-белые миры Салли Манн

Мастером вызывать такие чувства есть известная своими фотоработами американка Салли Манн. О ней заговорили, когда в свет вышли черно-белые снимки, демонстрирующие членов её семьи, детей, в откровенном, но вполне естественном виде. По словам самого автора, она изобразила то, что видит обычная мать или отец, воспитывая своих детей. Камера Салли Манн, кстати, изобретённая за сто лет до её рождения, запечатлела разные эпизоды детства, в том числе и нелицеприятные. Конечно, она затронула сложные моменты подрастающего ребенка, о которых не принято говорить открыто: детские страхи, неуверенность в себе, интерес к противоположному полу, непонимание взрослых, одиночество, запрещённые мечты и порочные мысли. Её искренность многих, мягко говоря, удивила, даже шокировала. Посыпались обвинения в эксплуатации детей, нарушении моральных устоев. Но фотограф сумела дать достойный ответ на критику и бичевание в свой адрес, заручившись заранее юридической поддержкой, и шла вперёд путём новых художественных открытий, которые она начала делать ещё в юном возрасте.

Фотохудожница и актриса Салли Манн родилась 1 мая 1951 года в г.Лексингтон, штате Вирджиния. Отец - врач-терапевт Роберт С. Мангер, мать Элизабет Эванс Мангер - владелица книжного магазина в Университете родного города Лексингтона. Салли и её два старших брата росли в атмосфере созидания и поощрения. Родители не запрещали детям познавать себя и окружающий мир, приветствовали любое проявление творческой нотки в своих детях. Фотохудожница с особой теплотой и нежностью вспоминает о своих юных годах в родном городке. Вспоминает и своего отца, человека-загадку, так не похожего на типичных докторов, с его неординарными выходками и неуёмной жаждой жизни. Именно он привил Салли умение видеть то, что часто скрыто от наших глаз и приоткрыл дверь в мир за фотообъективом. А главное, научил её уверенно идти по жизни и помнить, что человеку с характером репутация ни к чему.

Салли Мангер окончила школу Патни в 1969 году, где углублённо изучала изобразительное искусство. В старших классах увлеклась фотографией, начав фотографировать своих одноклассников, которые без стеснения позировали ей в обнажённом виде. Потом она посещала занятия в колледже Беннигтон, где училась фотографическому искусству у фотографа Нормана Сайефа. Там же встретила своего будущего мужа Ларри Манна. В 1954 году окончила с отличием литературное отделение колледжа Холлинс в Роанок, штат Вирджиния. А ещё через год стала магистром изящных искусств, получив специальность «Писательское мастерство». Но предаваться писательскому творчеству Салли Манн не стала, её манил мир, который можно увидеть только через объектив старого фотоаппарата. Поэтому она стала работать фотографом в университете Вашингтона и Ли. Знала ли тогда Манн, что с годами внесет весомый вклад в развитие искусства, за что будет удостоена премии от Национального фонда искусств, что станет лауреатом премии Гугенхайма, а её работы будут экспонироваться в музеях и галереях Вашингтона, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Бостона, Токио.

В 26 лет Салли представила свои первые фотоработы в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне, а в 1984 году появился фотоальбом «Ясновидение». Комментарии к своим работам Манн так и не услышала, но шла далее намеченным путём. В 1988 году были опубликованы фотографии, объединённые в альбом «Двенадцать. Портреты молодых женщин», в которых автор продемонстрировала процесс становления девочки-подростка в молодую женщину. Талант Салли Манн заметили и оценили, правда, возникли споры по поводу, возможно, излишней драматичности и экспрессивности фоторабот.

Настоящий шквал эмоций, критики и осуждений вызвал её третий фотоальбом под названием «Ближайшие родственники», увидевший мир в 1992 году. На шестидесяти пяти черно-белых фотографиях мы видим близких Салли людей, мужа и троих их детей, сына Эммета, дочерей Джесси и Вирджинию. То, что они изображены в основном обнаженными и послужило поводом для бурного обсуждения. Некоторые фото были подвержены цензуре, так как они были явно эротичного характера. Сама автор объяснила такое виденье её работ искаженностью взрослого понимания вполне естественных вещей. Конечно, она затронула темы, на которые взрослые часто закрывают глаза, но которые волнуют детей в любом возрасте по-своему.

В 1994 году был опубликован четвёртый фотоальбом Салли Манн «Ещё не время». Передвижная выставка состояла из шестидесяти фоторабот, сделанных в течение двадцати лет, на них можно увидеть не только детей Салли, но и необычные пейзажи её родной Вирджинии, а также абстрактные работы. В этом же году режиссер Стивен Кантор представляет на кинофестивале «Санденс» документальный фильм о Салли Манн «Кровные узы», который был номинирован на премию Американской киноакадемии.

Манн увлеклась пейзажами ещё в середине девяностых, используя столетнюю технику процесса фотоснимка. С помощью этой техники выполнены её работы, представленные на двух выставках в Нью-Йорке: в 1997 году под названием «Салли Манн - Родина». Современные пейзажи Джорджии и Вирджинии; в 1999году - «Глубокий Юг»: пейзажи Луизианы и Миссисипи. В 2001 году Салли Манн заслужено получает признание как фотограф года, по мнению журнала «Тайм».

И без того известная фотохудожница заставила говорить о себе с ещё большим усердием, чем после выхода в свет её «Ближайших родственников». В 2004 году в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне взору почитателей фотоискусства были представлены работы Салли Манн под названием «Останки». Экспозиция включала в себя пять разделов, четыре из которых объединяла тема неизбежности человеческой жизни, то есть смерти. На фотографиях первого раздела мы видим то, что осталось от любимой собаки Салли. Во втором - мертвые тела в процессе распада, хранящиеся в Федеральном судебном антропологическом фонде, известном как «body farm». На фотоснимках третьей части экспозиции изображено место во владениях Манн, где был убит вооружённый беглый каторжник. Четвертый раздел возвращает нас во времена Гражданской войны в США, мы видим эпизод одного кровавого сражения. Кажется, что тень смерти будет преследовать вас ещё не раз, но вот мы переходим к пятой части выставки и понимаем, что автор оптимистично смотрит в будущее. На снимках дети Салли Манн, и жизнь опять заиграла радужными красками. Ведь, по словам самого автора этих работ, смерть, какой бы угнетающей она не была, помогает понять нам всю полноту и насыщенность жизни.

В шестой фотоальбом «Глубокий Юг», опубликованный в 2005 году, автор включила фотоснимки, сделанные в период с 1992 по 2004 год. На них можно увидеть очень разные пейзажи: от полей сражений и разрушающегося особняка, заросшего кудзу, до мистических и каких-то нереальных картин природы далёкого Юга. Благодаря неординарному виденью автора и в какой-то мере технике коллодионного процесса, снимки дают возможность заглянуть в другую реальность. Кажется, стоит прикоснуться к ним рукой, и очутишься в ином мире, где нет людей и присущей им суеты. Там жизнь течет сама по себе и живет своими законами.

Салли Манн по-прежнему вызывает интерес своими работами, которые неизменно создаются в фотостудии в её родном имении.

В 2006 году состоялась премьера второго документального фильма о жизни и творчестве фотохудожницы «То, что остаётся», снятого тем же режиссером Стивеном Кантором. Он получил специальную премию на фестивале в Атланте. Тогда же Манн стала почетным доктором искусствоведения. Правда, случилось и малоприятное происшествие: Салли упала с умирающей лошади и повредила спину. Два года она восстанавливалась после травмы и одновременно делала серию автопортретов. Позже уже в 2010 году они войдут в фотоальбом «Плоть и Дух», а также в нем будут ранее неопубликованные пейзажи, ранние фото детей и мужа, страдающего мышечной дистрофией с 1994 года. Кстати свою семейную жизнь с Ларри Манн воплотила в отдельный проект «Супружеское доверие», который отображает тридцать лет их совместной жизни. Надо обладать обоюдным мужеством, чтобы не только бороться с неизлечимым недугом, но и фотографически исследовать его. Но Салли Манн не привыкать, она наверняка знает для чего и ради кого она живет и творит. А поклонникам её творчества остается ждать новых работ от человека, открыто и честно смотрящего на мир сквозь объектив старенькой фотокамеры.

Она родилась в Лексингтоне, штат Вирджиния, в 1951 году. Салли – третья из троих детей и единственная девочка в семье врача Роберта С. Мангера. Её мать, Элизабет Эванс Мангер, держала книжный магазин в Университете Вашингтона и Ли в Лексингтоне. В 1969 году Манн окончила школу Путни, затем училась в колледже Беннингтона и в Friends World College. Она получила диплом бакалавра с отличием в области гуманитарных наук в колледже Холлинса (ныне университет Холлинса) в 1974 году и степень магистра в области творческого письма в 1975 году. Фотографический дебют состоялся в Путни с изображения обнажённой одноклассницы.

Начало карьеры

После окончания школы Манн работала фотографом в Университете Вашингтона и Ли. В середине 1970-х годов она фотографировала строительство нового здания юридической школы, что привело к её первой персональной выставке, которая состоялась в конце 1977 года в галерее Коркоран, город Вашингтон, округ Колумбия. Эти сюрреалистические изображения стали частью первой книги «Ясновидение» (Second Sight), опубликованной в 1984 году.

«В двенадцать лет: Портреты молодых женщин»

Второй сборник фотографий Салли Манн «В двенадцать лет: Портреты молодых женщин», вышедший в 1988 году, посвящён девочкам-подросткам.

«Ближайшие родственники»

Пожалуй, самым известным стал третий сборник Манн «Ближайшие родственники», изданный в 1992 году. В NY Times написали: «Возможно, ни один фотограф в истории не имел такого успеха в мире искусства».

Книга состоит из 65 чёрно-белых фотографий троих детей фотографа в возрасте до 10 лет. Многие кадры сняты во время летнего отдыха семьи в доме у реки, где дети играли и плавали в обнажённом виде. За эти кадры в Америке и за рубежом Салли Манн обвинили в распространении детской порнографии. С горячей критикой также выступали некоторые религиозные деятели.

Но были и положительные отзывы. Журнал The New Republic написал, что это «одна из величайших фотокниг нашего времени».

Манн всегда ставила на первое место интересы своих детей. Прежде, чем публиковать фотоальбом «Ближайшие родственники», она консультировалась с федеральным прокурором Вирджинии, который сказал ей, что за некоторые показанные изображения её могут арестовать.

Она решила отложить публикацию на 10 лет, чтобы дети повзрослели и понимали, каковы последствия от обнародования этих снимков. Но детям это решение, видимо, не понравилось. Тогда Манн и её муж организовали для Эмметта и Джесси (старшие дети Салли Манн) общение с психологом, чтобы убедиться, что они понимают, к чему может привести публикация. Каждому ребёнку разрешили отобрать кадры, которые войдут в книгу.

Детский психиатр Аарон Есман написал, что эти фотографии не представляются эротически стимулирующими ни для кого, кроме «закаленных педофилов или догматиков, или религиозных фундаменталистов».

Четвёртая книга Салли Манн «Ещё не вечер» (Still Time), опубликованная в 1994 году, основана на каталоге передвижной выставки, включающей фотографии, снятые за 20-летний период. В комплект из 60 снимков вошли портреты её детей, ранние пейзажи и абстрактные изображения.

Дальнейшая карьера

В середине 1990-х годов Манн начала фотографировать пейзажи мокроколлодионным способом с применением стеклянных пластин. Эти ландшафтные изображения показали на двух выставках в Нью-Йорке в Edwynn Houk Gallery.

Пятый фотоальбом Манн «Останки» (What Remains) из пяти частей опубликован в 2003 году. В него вошли фотографии разлагающихся останков борзой фотографа Евы; снимки тел из морга; детализация места, где был убит вооружённый сбежавший преступник; кадры, снятые в той области, где произошло самое кровопролитное однодневное сражение в американской истории – сражение при Энтитеме во время гражданской войны; изображения крупным планом лиц детей. Таким образом, это исследование смертности, разложения и гибели завершается надеждой и любовью.

Седьмая книга Манн «Гордая Плоть» вышла в свет в 2009 году. Это шестилетнее исследование мышечной дистрофии её мужа по имени Лари. Проект выставлялся в галерее Гагосяна в октябре 2009 года.

Восьмая публикация Манн это 200-страничная книга «Плоть и Дух», вышедшая в 2010 году. В неё вошли автопортреты, пейзажи, образы мужа, лица детей и изображения трупов. Общая тема сборника – тело со всеми его капризами, болезнями и смертностью.

Один из текущих проектов называется «Супружеское доверие» (Marital Trust). Он охватывает фотографии за 30 лет, включая самые интимные подробности семейной жизни Салли и Ларри. О выходе в печать пока не сообщалось.

Личная жизнь

Салли Манн встретила своего мужа Ларри в 1969 году. У них трое совместных детей: Эммет (родился в 1979 году, на некоторое время присоединился к Корпусу мира), Джесси (родилась в 1981 году, художница, фотограф, модель) и Вирджиния (родилась в 1985 году, юрист). Салли Манн живёт с мужем на ферме в Вирджинии. Он работает адвокатом, хотя и страдает мышечной дистрофией.

Признание

Работы Салли Манн включены в постоянные коллекции многих музеев, среди них: Метрополитен-музей, Галерея искусств Коркоран, Музей Хиршхорна и Сад скульптур, Музей изобразительных искусств в Бостоне, Музей современного искусства Сан-Франциско, Музей Уитни в Нью-Йорке и мн. др.

Журнал Time в 2001 году назвал Манн «Лучшим фотографом Америки». Её работы дважды появлялись на обложке этого издания.
Манн стала героиней двух документальных фильмов Стива Кантора. «Узы крови» дебютировал на кинофестивале «Sundance» в 1994 году и был номинирован на премию Оскар в категории Лучший короткометражный документальный фильм. Второй фильм «Останки», снятый тем же режиссёром, впервые показали в 2006. Эту киноленту номинировали на Эмми как Лучший документальный фильм в 2008 г.

Фотографии Салли Манн:




















Поделитесь статьей с друзьями:

Похожие статьи

Sally mann запрещенные фотографии. Заколдованный юг салли манн. Путь к легенде

Она родилась в Лексингтоне, штат Вирджиния, в 1951 году. Салли – третья из троих детей и единственная девочка в семье врача Роберта С. Мангера. Её мать, Элизабет Эванс Мангер, держала книжный магазин в Университете Вашингтона и Ли в Лексингтоне. В 1969 году Манн окончила школу Путни, затем училась в колледже Беннингтона и в Friends World College. Она получила диплом бакалавра с отличием в области гуманитарных наук в колледже Холлинса (ныне университет Холлинса) в 1974 году и степень магистра в области творческого письма в 1975 году. Фотографический дебют состоялся в Путни с изображения обнажённой одноклассницы.

Начало карьеры

После окончания школы Манн работала фотографом в Университете Вашингтона и Ли. В середине 1970-х годов она фотографировала строительство нового здания юридической школы, что привело к её первой персональной выставке, которая состоялась в конце 1977 года в галерее Коркоран, город Вашингтон, округ Колумбия. Эти сюрреалистические изображения стали частью первой книги «Ясновидение» (Second Sight), опубликованной в 1984 году.

«В двенадцать лет: Портреты молодых женщин»

Второй сборник фотографий Салли Манн «В двенадцать лет: Портреты молодых женщин», вышедший в 1988 году, посвящён девочкам-подросткам.

«Ближайшие родственники»

Пожалуй, самым известным стал третий сборник Манн «Ближайшие родственники», изданный в 1992 году. В NY Times написали: «Возможно, ни один фотограф в истории не имел такого успеха в мире искусства».

Книга состоит из 65 чёрно-белых фотографий троих детей фотографа в возрасте до 10 лет. Многие кадры сняты во время летнего отдыха семьи в доме у реки, где дети играли и плавали в обнажённом виде. За эти кадры в Америке и за рубежом Салли Манн обвинили в распространении детской порнографии. С горячей критикой также выступали некоторые религиозные деятели.

Но были и положительные отзывы. Журнал The New Republic написал, что это «одна из величайших фотокниг нашего времени».

Манн всегда ставила на первое место интересы своих детей. Прежде, чем публиковать фотоальбом «Ближайшие родственники», она консультировалась с федеральным прокурором Вирджинии, который сказал ей, что за некоторые показанные изображения её могут арестовать.

Она решила отложить публикацию на 10 лет, чтобы дети повзрослели и понимали, каковы последствия от обнародования этих снимков. Но детям это решение, видимо, не понравилось. Тогда Манн и её муж организовали для Эмметта и Джесси (старшие дети Салли Манн) общение с психологом, чтобы убедиться, что они понимают, к чему может привести публикация. Каждому ребёнку разрешили отобрать кадры, которые войдут в книгу.

Детский психиатр Аарон Есман написал, что эти фотографии не представляются эротически стимулирующими ни для кого, кроме «закаленных педофилов или догматиков, или религиозных фундаменталистов».

Четвёртая книга Салли Манн «Ещё не вечер» (Still Time), опубликованная в 1994 году, основана на каталоге передвижной выставки, включающей фотографии, снятые за 20-летний период. В комплект из 60 снимков вошли портреты её детей, ранние пейзажи и абстрактные изображения.

Дальнейшая карьера

В середине 1990-х годов Манн начала фотографировать пейзажи мокроколлодионным способом с применением стеклянных пластин. Эти ландшафтные изображения показали на двух выставках в Нью-Йорке в Edwynn Houk Gallery.

Пятый фотоальбом Манн «Останки» (What Remains) из пяти частей опубликован в 2003 году. В него вошли фотографии разлагающихся останков борзой фотографа Евы; снимки тел из морга; детализация места, где был убит вооружённый сбежавший преступник; кадры, снятые в той области, где произошло самое кровопролитное однодневное сражение в американской истории – сражение при Энтитеме во время гражданской войны; изображения крупным планом лиц детей. Таким образом, это исследование смертности, разложения и гибели завершается надеждой и любовью.

Седьмая книга Манн «Гордая Плоть» вышла в свет в 2009 году. Это шестилетнее исследование мышечной дистрофии её мужа по имени Лари. Проект выставлялся в галерее Гагосяна в октябре 2009 года.

Восьмая публикация Манн это 200-страничная книга «Плоть и Дух», вышедшая в 2010 году. В неё вошли автопортреты, пейзажи, образы мужа, лица детей и изображения трупов. Общая тема сборника – тело со всеми его капризами, болезнями и смертностью.

Один из текущих проектов называется «Супружеское доверие» (Marital Trust). Он охватывает фотографии за 30 лет, включая самые интимные подробности семейной жизни Салли и Ларри. О выходе в печать пока не сообщалось.

Личная жизнь

Салли Манн встретила своего мужа Ларри в 1969 году. У них трое совместных детей: Эммет (родился в 1979 году, на некоторое время присоединился к Корпусу мира), Джесси (родилась в 1981 году, художница, фотограф, модель) и Вирджиния (родилась в 1985 году, юрист). Салли Манн живёт с мужем на ферме в Вирджинии. Он работает адвокатом, хотя и страдает мышечной дистрофией.

Признание

Работы Салли Манн включены в постоянные коллекции многих музеев, среди них: Метрополитен-музей, Галерея искусств Коркоран, Музей Хиршхорна и Сад скульптур, Музей изобразительных искусств в Бостоне, Музей современного искусства Сан-Франциско, Музей Уитни в Нью-Йорке и мн. др.

Журнал Time в 2001 году назвал Манн «Лучшим фотографом Америки». Её работы дважды появлялись на обложке этого издания.
Манн стала героиней двух документальных фильмов Стива Кантора. «Узы крови» дебютировал на кинофестивале «Sundance» в 1994 году и был номинирован на премию Оскар в категории Лучший короткометражный документальный фильм. Второй фильм «Останки», снятый тем же режиссёром, впервые показали в 2006. Эту киноленту номинировали на Эмми как Лучший документальный фильм в 2008 г.

Фотографии Салли Манн:




















Работы Салли Манн рассказывают истории американского Юга - мистического, порой пугающего. США в них предстает страной, которая существует будто бы вне времени. Вспоминаем, как Манн создает свои черно-белые шедевры.

«Лучший фотограф в школе помог мне проявить мою первую пленку, и мы в восторге от результата. Много фотографий с узорами из досок, текстуры потрескавшейся краски на стенах… Резкость и глубина действительно хорошие. Я испытываю счастье и гордость… Это невероятно. Хотя, возможно, результат - полная случайность».

Этот подростковый текст принадлежит одной из самых известных фотографов мира - Салли Манн. Начало карьеры было вполне прозаичным: престижный колледж на Восточном побережье (частная школа Путни в Вермонте), спорт, библиотеки, мастерские, лекции знаменитостей - американская молодость во всей своей красе, девушка из обеспеченной семьи начинает путь в самостоятельную жизнь. Однако путь к великой карьере - сотням выставок по всему миру, престижным галереям, документальным фильмам и монографиям - оказался не так-то прост.

Салли Манн родилась в совершенно иных краях - на юге Америки, в маленьком и сонном городе Лексингтон, штат Вирджиния. Отец - врач, мать заведовала университетским книжным магазином. Манн выросла полностью вписанной в пейзаж: «Я была почти диким ребенком, взращенным не волками, но двенадцатью собаками породы боксер, которых держал мой отец, на окруженном жимолостью, темном и мистическом участке земли размером в 30 акров».

Переезд в Вермонт и начало учебы в колледже дались молодой Манн нелегко: иногда легче перебраться через океан, чем южанину обустроиться на Севере. «Я была меньшинством, подвергаемым самым изощренным шуткам. В Путни не красили волосы, не пользовались макияжем и не слушали музыку вроде „Righteous Brothers“… Я оказалась в другой стране», - вспоминает Салли Манн в автобиографии «Замри» («Hold Still»). Словно за спасительную соломинку, в колледже она ухватится за фотографию.

Переезд в Вермонт и начало учебы в колледже дались молодой Манн нелегко: иногда легче перебраться через океан, чем южанину обустроиться на Севере.

Хотя я живу в Америке, иногда я по ней скучаю - под нью-йоркскими свинцовыми небесами я думаю о Юге: месте мистическом, породившем великую литературу, отрицающем современность, консервативном и до боли красивом. В такие моменты я достаю с полки альбом фотографий Салли Манн. Как она сама часто пишет, «жизнь на Юге зачастую означает выход из временного пространства. Южане живут беспокойно между мифом и реальностью, наблюдая за мешаниной на амальгаме из печали, смирения, чести, милости и отступничества, разыгрываемых на фоне расточительной красоты пейзажа». Выпавший из современности, Юг озабочен своим прошлым. Вирджиния, Джорджия, Теннесси, Алабама - в этих штатах ностальгия и ужас перед исторической памятью формируют настоящее и будущее.

Чтобы существовать вне времени, Салли использует полузабытую технику коллодиевой печати: изображение с помощью большой деревянной камеры переносится на влажную, покрытую химикатами стеклянную пластину. Весь процесс съемки и проявки занимает 15 минут, но результат никогда не разочаровывает: фотографии получаются медитативными, глубокими, продуманными.

Коллодиевая печать - это техника XIX века, техника фотографов, снимавших Гражданскую войну между Югом и Севером, - гениальных и смелых Мэттью Брэди, Тимоти О’Салливана, Александра Гарднера. Умелое использование коллодия позволяет времени и пространству «путешествовать» по работам Манн, тянуться, длиться, не свершаться. Когда это? Где это? Что происходит? Что произойдет? Время здесь - декорация; кажется, что фотограф просто пытается сказать нам, что жизнь - штука достаточно тяжелая.

Простые, каждодневные события в ее работах получают вселенское, мистическое значение. В книге «Deep South» - прекрасном оммаже родному краю - переход от семейных портретов к пейзажам становится переходом от частных, индивидуальных воспоминаний к более публичным и эмоциональным - о тех, чье прошлое вскрывается по следам, оставленным в среде обитания. «Я посещаю места, где проходили битвы Гражданской войны, по другой уже земле, век спустя, в поисках ответа на вопрос: помнит ли земля?»

Тело

В конце прошлого века радикально меняется отношение художников к человеческому телу. Роберт Мепплторп, Андрес Серрано, Франческа Вудман, Кики Смит - артисты новой волны отказались рассматривать тело лишь как объект вожделения и любования. Тело в их работах - это поле битвы за самоидентификацию. С этих пор современные практики в искусстве - не комбинация из художника и обнаженной модели, сексуального объекта и символа; напротив, в фотографии и перформансе хозяин тела - и есть художник, а само тело - оружие в борьбе с гендерной, социальной, политической, экономической несправедливостью. И Салли Манн имеет к этой перемене самое прямое отношение.

«Я приобрела признание и известность, но также и неприятный ярлык „противоречивая“ в начале 1990-х годов, после публикации моей третьей книги „Immediate Family“. В ней были фотографии моих детей - Эмметта, Джесси и Вирджинии, живущих своей жизнью, иногда без одежды, на нашей ферме, упрятанной в холмах Вирджинии. Я верила, что мой объектив должен оставаться открытым для полного охвата их детства. Я фотографировала удачи, гармонию, изоляцию, а также трудности, которые, как правило, частое дело в таком возрасте: синяки, рвоту, кровавые носы, мокрые кровати».

На фотографиях серии «What Remains», снятой в начале 2000-х, - человеческие тела, которые навсегда покинули время и пространство, брошенные на произвол погоды и природных катаклизмов. Место действия - небольшой участок земли, принадлежащий Университету Теннесси в городе Ноксвилл. Это научный эксперимент - изучение цикличности, того, как мы, уйдя из этого мира, становимся его частью. «Кто знает будущую судьбу своих костей или как часто они будут перезахоронены? Кто оракул для собственного праха? Кто знает, будут ли кости после смерти просто разбросаны?» Я всегда вспоминаю эту фразу английского философа, писателя, врача Томаса Брауна (1605-1682) из трактата «Погребение в урнах», рассматривая эти снимки Салли Манн. Браун и Манн - разные вселенные, но тут они пересекаются: американский фотограф ведет диалог с эссеистом эпохи барокко. Я никогда не испытывал ужаса от произведения искусства, подобного ужасу от просмотра «What Remains».

Душа

Городу Лексингтону повезло: в нем родились и жили два главнейших художника Америки - Сай Твомбли и Салли Манн. Они дружили. Манн пишет о друге так: «Я помню множество вечеров, когда я ждала детей из школы и встречала высокую, слегка сутулую фигуру, в высоких носках, плотно завернутую в плащ, бредущую из дома в мастерскую по Барклай-лейн… Мы стали друзьями и соотечественниками, товарищами и помощниками».

Итог этой многолетней дружбы - выставка Салли Манн «Remembered Light», посвященная умершему Твомбли. Она состоится в нью-йоркской галерее Гагосяна и будет говорить о той экзистенциальной пустоте, которая остается, когда сильный, работающий, творческий человек покидает этот мир. Каждая фотография этого портфолио задает вопросы, на которые не существует ответов.

Жизнь иногда состоит из вычитаний: список родных людей уменьшается, сворачивается, как шагреневая кожа. Готовя выставку, Салли узнает сокрушительную новость: ее тридцатишестилетний сын Эмметт Манн, страдающий шизофренией, кончает жизнь самоубийством. Рассматривая многочисленные портреты Эмметта в детстве и уже зная его судьбу, я понимаю, что жизнь не будет благосклонна к этому мальчику.

Я верю, что камерой Салли Манн была снята человеческая душа, когда смотрю на семейный портрет, сделанный в имении Боксервуд во время захоронения праха ее отца.

«Моя мать держит прах отца, и мы готовимся уложить урну в склеп. Полдень, 28 мая, суббота. Я устанавливаю камеру, чтобы снять фото на память. Нелегкая задача с этой толпой… Мы все уставшие, грустные и готовые к выпивке. У меня было время для одной фотографии, и я попросила нашу подругу Хантер, чтоб она спустила затвор после того, как я подготовлю камеру и вернусь к фотографируемым. Неуверенно сказав „Улыбнитесь“, она нажала на спуск. Старый объектив „Goerz Dagor“ впустил свет на одну десятую секунды. Вот и все. Два дня спустя я проявила пленку».

Sally Mann (Салли Манн) родилась в США, штат Виржиния, Лексингтон, 1 мая 1951 года. В Putney School (школа Патни) с углубленным изучением изобразительных искусств и богатыми художественными традициями Салли Манн получает среднее образование. С этого момента в маленькой девочки зародилось пристрастие к фотографии, хотя мотивы были далеки от любви к искусству.

Проснувшийся интерес к противоположному полу одновременно пробудил и женскую изобретательность: где еще встречаться с мальчишками, как ни в загадочной темной фотолаборатории? Кстати говоря, среди первых фоторабот Sally Mann есть фотографии её обнаженных одноклассников.

Отец, врач-терапевт Р.С. Мангер, сыграл в формировании мировоззрения дочери самую важную роль. Благодаря ему девочка смогла осознать истину: «Репутация – это то, без чего могут жить люди с характером» из «Унесенных ветром». Под влиянием отца формировался и художественный вкус Салли Манн. Эксцентричные «шедевры» в виде собачьих экскрементов или коряги, напоминающей мужской член, были привычными в их доме.

Мать Салли всегда говорила, что это «папина дочка». Разумеется, отца не только не смущали эксперименты Sally Mann с обнаженной натурой, он их всячески поощрял.Страсть к большому формату началась с отцовской камеры с негативами 5х7 дюймов, но в скором времени Салли Манн переходит на стеклянные пластины 8х10 дюймов и начинает использовать изобретенный более 100 лет назад и практически забытый мокрый коллодионовый процесс.Аттестат о среднем образовании Салли Манн получает в 1969г., диплом бакалавра – в 1974г., а через год она становится магистром изящных искусств (специальность Creative writing (писательское мастерство)). Но писателем ей стать так и не удалось: после окончания колледжа Салли Манн устраивается фотографом в Washington and Lee University (Университет Вашингтона и Ли).

В 1977г. прошла первая персональная выставка Sally Mann. Состоялась она в Вашингтоне в Галерее Искусств Коркоран. 1984г. ознаменовался выходом фотоальбома «Second Sight» («Ясновидение»). Но эти события прошли практически незамеченными. В 1988 Салли Манн выпускает второй фотоальбом «At Twelve: Portraits of Young Women» («Двенадцать лет: Портрет молодой женщины»). Все работы в нем посвящены девочкам переходного возраста, которые уже «стоят одной ногой во взрослом мире».

Хотя книга получила положительные отзывы критиков, широкой известности Салли Манн она не принесла.Третий альбом вышел в1992 году, героями его стали две дочери и сын, которым на момент выхода фотоальбома было 7-13 лет. «Immediate Family» («Ближайшие родственники») –так назывался эта книга из 65 черно-белых фоторабот, мгновенно вознесших Салли Манн на вершину фотографического Олимпа.

Но причиной успеха стал не талант Sally Mann, а разразившийся скандал: ряд критиков посчитали позы детей на некоторых фотоработах «откровенно эротичными». Представители нескольких комитетов вообще объявили эти работы «завуалированной детской порнографией». Стоит заметить, что не только американские критики накинулись на Салли Манн, к ним присоединились и добропорядочные домохозяйки, причем, не только Америки. Возможно, для домохозяек этот альбом и является чем-то из ряда вон выходящим, но ведь Sally Mann –фотохудожник.Кстати говоря, детская эротика никогда для фотохудожников не считалась запретной темой.

Льюис Кэрролл, известный английский писатель и фотограф, еще в XIX веке сделал ряд великолепных фотопортретов обнаженных девочек, из-за чего в последствии исследователи XX века заклеймили писателя педофилизмом. Так что, Салли Манн знала, что ее может ожидать после опубликования столь противоречивого фотоальбома. Понятие «детская сексуальность» в понимании многих современников и правоохранительных органов имеет совершенно иное значение, чем его трактует сама Салли Манн.Чтобы обезопасится от различных юридических проблем, Sally Mann предварительно проконсультировалась с представителями прокуратуры и ФБР, отправила к психологу на освидетельствование двух старших детей, чтобы их голоса в поддержку матери звучали гораздо убедительнее. Салли Манн объявила во всеуслышание, что ее дети имеют право вето на публикацию любых снимков. Например, дочь Виржиния отказалась от публикации снимка, на котором она справляет малую нужду, Джесси и Эммет не захотели, чтобы мир увидели снимки, на которых они выглядят «придурковатыми или чокнутыми».

Наступил момент, когда Салли Манн решилась перенести публикацию фотокниги до тех пор, пока дети хоть немного подрастут, но они бурно выразили протест, и книга была выпущена в планируемые сроки. «Ближайшие родственники» вызвали волну вполне предсказуемых эмоций и принесли Салли Манн всеамериканскую, а после и мировую известность. «New York Times» утверждал, что еще не один фотохудожник за всю историю фотографии не прорывался к славе так быстро, а «The New Republic» назвал фотоальбом одной из величайших фотокниг современности. После выхода «Immediate Family» Салли Манн не сняла ничего подобного, сравнимого по воздействию со своим скандально известным альбомом.

В 1994 году вышла ее четвертая книга «Still Time» («Еще не вечер»). В альбом вошли более ранние пейзажные зарисовки, абстрактные образы и фотографии ее детей. В 2003г. увидел свет альбом «What Remains» («Останки»), в котором Sally Mann захотелось показать разнообразие окружающего мира: здесь и детские лица крупным планом, и таинственные пейзажи, и полуразложившиеся трупы. В целом от альбома остаются гнетущие и довольно сильные впечатления. В 2005г. Салли Манн выпускает шестой альбом «Deep South»(«Далёкий Юг»), в который вошли фотографии ландшафтов, сделанные в период с 1992 по 2004г. Когда каждый ее альбом выходил в свет, это сопровождалось выставками, проходящими со значительным успехом в Европе и Америке. В экспозицию входили не только «книжные» шедевры, но и ее удачные и не совсем фотоэксперименты.

Салли Манн определенное время после выпуска последней книги экспериментировала с собачьими костями. Для нее фотография – это неоднозначность, странность, нечестность.Одним из последних фотографических исследований Салли Манн стала атрофия мышц, которой с 1994г. страдает ее муж. Болезнь эта неизлечима, она приводит к ослаблению мышц и, как результат, к уменьшению мышечной массы. У ее супруга, Лари Манна, эти процессы происходят в левой руке и правой ноге.

Для такой работы требуется немало сил и мужества. Салли Манн назвала проект «Marital Trust»(«Супружеское Доверие»). В фотоработах отображены все стороны жизни: утренний туалет, мытье, даже секс. Не известно, увидит ли мир эти фотографии, но сама Sally Mann утверждает, что они хороши.На сегодняшний день Салли Манн считается одним из наиболее значительных фотографов Америки конца XX – начала XXI века. В ее послужном списке ряд престижных званий и премий, фотоработы продаются с различных аукционов и входят в число экспозиций крупнейших мировых музеев. Салли Манн стала героиней документальных фильмов: 1994г.- «Blood Ties» («Узы крови»), ставший номинантом на Оскар; 2005г. -«What Remains» («Останки»), получивший приз жури на кинофестивале в Атланте (лучший документальный фильм).

Эта американка прославилась своими откровенными снимками, в которых главными героями являлись ее дети. В пронзительных фото смешались игра и реальность, в результате чего получился прекрасный коктейль под названием "Ближайшие родственники", вызвавший настоящий шквал эмоций. На фотографа обрушилась общественная критика, и Салли Манн (Sally Mann) обвинили в завуалированной детской порнографии.

Скандальный проект

Автор провокационных работ, излюбленной техникой которой является черно-белое фото, родилась в 1951 году в штате Вирджиния. Еще в школе маленькая девочка обожает проявлять снимки, а с возрастом начинает эксперименты с обнаженной натурой. После окончания колледжа она работает фотографом и устраивает персональные выставки своих произведений. Однако критики не обращают внимания на новое имя, и для широкой публики творчество Салли Манн остается неизвестным.

И только в 1992 году, когда свет увидел проект "Ближайшие родственники", американка становится знаменитой. К сожалению, известность она получила после разразившегося скандала, когда добропорядочная публика разглядела непристойные позы в детских фотографиях. "Интимные снимки - это совершенно обычные вещи, которые я наблюдаю как мать", - заявила Салли Манн. Дети автора вызвавших резонанс в обществе работ были вовлечены в творческий процесс еще с младенчества, а удачные кадры женщина считает настоящим подарком судьбы.

Задокументированная семейная жизнь

Так она документировала жизнь своей семьи, раскрывая счастливое детство троих ребятишек в возрасте до 10 лет в неожиданных ракурсах, которые публика восприняла с возмущением. Кадры были сняты во время отдыха в семейном доме у реки, где дочки и сын веселились и играли в обнаженном виде, а домохозяйки никак не могли понять, как можно было выставить на всеобщее обозрение своих детей в таком виде.

Автор скандальных фото предвидела бурную реакцию общества и проконсультировалась с юристами, которые рассказали, что за некоторые снимки ее могут даже арестовать. Салли хотела отложить выставку на 10 лет, чтобы повзрослевшие дети сами приняли решение и понимали последствия обнародования изображений. Однако ребята не хотели ждать так долго, и к ним пригласили психолога, который убедился, что они сознательно делают свой выбор, понимая, к чему может привести публикация. Дети сами отобрали для альбома понравившиеся им кадры. Известный психиатр А. Есман после скандала заявил, что вызвавшие гнев общества снимки "не являются эротически стимулирующими".

Как бы то ни было, но альбом вышел, а яростная критика вовсе не мешала росту популярности.

Отзывы зрителей

Зрители разделились на два лагеря: одни возмущались провокационными снимками, на которых были изображены дети, другие отнеслись к завуалированной эротике с пониманием, посчитав, что фотограф Салли Манн, которая знала о пуританском воспитании общества, сознательно пошла на такой шаг, чтобы добавить себе популярности. Она точно знала, какую реакцию вызовет неоднозначный проект. Однако вдумчивая публика увидела в талантливых черно-белых работах гармонию и красоту в повседневности.

Новая провокация

Очередной скандал вспыхнул 13 лет назад на выставке в Вашингтоне, носившей говорящее название "Останки". Основной темой стала смерть, о которой Салли Манн сказала, что "ее необходимо воспринимать как некую точку, позволяющую более полно увидеть жизнь". Зрители, познакомившиеся с работами, объединенными темой неизбежности конца, понимают, что тень старухи с косой преследует их постоянно.

Американка выставляет на всеобщее обозрение то, что осталось от погибшей собаки, снимает разложившиеся тела, однако последняя часть выставки, посвященная ее детям, вселяет надежду, а исследования гибели завершаются любовью. Автор провокационных работ заявляет, что неотвратимость смерти помогает нам ощутить всю полноту жизни, раскрашенной радужными оттенками.

Исследование недуга мужа

В галереях мира успешный фотограф выставляет работы раннего периода творчества, показывая мир с разных углов зрения. Она создает абстрактные снимки, ландшафтные, а на некоторых из них смотрит в объектив больной муж Салли Манн - Ларри, страдающий атрофией мышц. Свою долгую семейную жизнь американка отобразила в отдельном проекте, получившем название "Супружеское доверие" и охватывающем фото за тридцать лет, включая самые интимные.

Обладающая мужеством, она исследует неизлечимый недуг, честно смотря в объектив своей камеры. Она знает, что зритель может не увидеть всех откровенных работ, но ее это не пугает: "Возможно, с ними познакомятся только после моей смерти, но я знаю - фотографии уже лежат в лаборатории".

Монохромные работы

Описать природу уникального творчества мастера, получившего множество престижных премий, - задача не из легких. Кадры самобытного автора напоминают сны или видения. Постановочность на фотографиях Салли Манн сведена к минимуму, а ее персонажи напоминают людей, живущих на другой планете и постепенно забывающих о своем прошлом.

Отсутствие цвета в работах - это осознанный выбор творца, ярко проявляющего уникальный стиль и создающего особую магию. Обладающая талантом от Бога американка видит наш мир через объектив камеры не так, как обыватели, и она пытается зрителям донести свой взгляд на действительность. Ее работы у одних вызывают настоящий восторг, а другие их осуждают.

Детские проблемы на фото

Ставшая главным героем двух документальных фильмов Салли Манн, фотоработы которой часто демонстрируют членов ее семьи, запечатлевает различные эпизоды детства и затрагивает сложные моменты в жизни ребенка. Она повествует об одиночестве, неуверенности в себе, порочных мыслях, о которых в обществе не принято говорить открыто, и такая искренность многих шокирует. Мастер вскрывает волнующие детей в любом возрасте проблемы, на которые родители частенько закрывают глаза.

Нереальные пейзажи

Надо признаться, что получившая в 2001 году премию "Лучший фотограф Америки" Салли снимает не только людей, но и создает потрясающие монохромные пейзажи. Благодаря особому видению окружающей среды у нее получаются мистические произведения, а зрителям кажется, что они попадают в другую реальность, где отсутствует людская суета. Это совершенно иной мир, в котором жизнь течет по своим законам и правилам.

Салли Манн: запрещенный фотограф

В 2015 году Роскомнадзор заблокировал страницы ведущего мирового портала об искусстве, где были снимки часто обвиняемой в детской порнографии американки. Российские пользователи не смогут увидеть работы неоднозначного мастера, в числе которых есть редкий снимок "Три грации", сделанный в 1994 году. На нем запечатлены три обнаженные девочки.

Сейчас Салли, черно-белые произведения которой представлены в различных галереях и музеях мира, живет с семьей на ферме в Вирджинии и продолжает работать, в очередной раз обращаясь к теме человеческого тела.

1 мая 1951 года родилась талантливый американский фотограф Салли Манн (Sally Mann)

Иногда мне кажется, что мои единственные детские воспоминания – это те, которые я выдумала, рассматривая свои фотографии. Салли Манн

Салли Манн (Sally Mann, в некоторых русскоязычных изданиях ее называют Салли Мэнн) родилась 1 мая 1951 года в Лексингтоне, штат Виржиния. Среднее образование она получила в знаменитой школе Патни (Putney School), кроме прочего известной своими художественными традициями и углубленным изучением изобразительного искусства. Именно там девочка пристрастилась к фотографии, впрочем, по весьма далеким от любви к искусству мотивам. В то время у Салли проснулся интерес к противоположному полу, а где лучше встречаться с мальчиками, чем в темной и таинственной фотолаборатории? Кстати сказать, среди ее первых фотографических опытов были фотографии обнаженных одноклассников.


Важную роль в жизни девочки, в формировании ее мировоззрения сыграл отец, врач-терапевт Роберт C. Мангер, который, по словам дочери, был похож на сельского доктора из фотоэссе Юджина Смита. Именно он помог Салли осознать истину из «Унесенных ветром»: «Репутация – это то, без чего могут жить люди с характером». Он же оказал влияние на ее художественный вкус: «В других семьях на Рождество устраивали вертеп, но мой отец помещал в гостиную иные декорации – например, корягу в форме члена», – вспоминала она, – «Он создавал эксцентричные "шедевры" из чего угодно – например, маленькая змея, украшавшая центр обеденного стола, была не чем иным, как собачьими экскрементами». Девочка многое переняла у своего отца: «Снаружи Салли похожа на меня, но внутри – папина дочка», – утверждала мать.

Понятно, что такого родителя не могли смутить эксперименты дочери с обнаженной натурой, он всячески поощрял ее занятия; в частности ее любовь к большому формату началась с его камеры с негативами 5 на 7 дюймов. Но даже этот формат показался ей слишком маленьким: вскоре она стала фотографировать на стеклянные пластины размером 8 на 10 дюймов и использовать мокрый коллодионный процесс, изобретенный ровно за сто лет до ее рождения и уже почти забытый.

В 1969 году Салли получила аттестат о среднем образовании, в 1974-м присоединила к нему диплом бакалавра, а еще через год стала магистром изящных искусств по специальности «Писательское мастерство» («Creative writing»). Писателем, впрочем, она не стала, сразу после окончания колледжа устроилась фотографом в Университет Вашингтона и Ли (Washington and Lee University).

До начала 1990-х годов карьера Салли Манн протекала не очень стремительно. В 1977 году в Галерее Искусств Коркоран в Вашингтоне состоялась ее первая персональная выставка. В 1984 году вышел в свет фотоальбом «Ясновидение» («Second Sight»). Оба эти события прошли почти незамеченными. Через четыре года она выпустила альбом «Двенадцать лет: Портрет молодой женщины» («At Twelve: Portraits of Young Women», 1988), посвященный девочкам «переходного возраста, одной ногой в детстве, другой во взрослом мире». Книга получила благоприятные отзывы критики, но широкой публике имя Салли Манн оставалось практически неизвестным.

Героями третьего фотоальбома Салли «Ближайшие родственники» («Immediate Family», 1992) стали ее сын и две дочери, которым на момент выхода книги было от 7 до 13 лет. Эта относительно небольшая книга – всего 65 черно-белых фотографий – мгновенно вознесла ее на фотографический Олимп. И как это часто бывает, основной причиной столь быстрого успеха был не талант автора, а сопровождающий книгу скандал: дело в том что, по мнению ряда критиков, позы детей на некоторых фотографиях были «откровенно эротичны». Представители различных комитетов типа «Защита детства» пошли еще дальше, объявив эти фотографии «завуалированной детской порнографией».

Справедливости ради стоит отметить, что не только «туполобые американские критики» (это определение попалось мне в нескольких русскоязычных статьях) накинулись на бедного фотографа. Добропорядочные домохозяйки – в звонках на толк-шоу, в письмах в газеты и на форумы в сети Интернет – показали себя еще более суровыми борцами за нравственность. И это характерно не только для консервативной Америки – я без труда нашел с десяток многостраничных обсуждений фотографий Салли Манн на русскоязычных форумах и уверен, что подобное творится и на других языках.

«Это невинные детские позы. Если вы видите в них эротизм, то это проблема вашего восприятия, неверных взрослых интерпретаций», – вслед за Салли Манн твердят ее сторонники. «А вы бы на ее месте выставили своих детей, вот так вот, голыми, напоказ всему миру?», – вопрошают их противники. И никто никому не отвечает. И что тут ответишь? Позы действительно детские и невинные – но книга предназначена для взрослых, у которых случаются и «неверные интерпретации». И нормальный обыватель никогда не даст согласие на публикацию фотографий своих обнаженных детей в средствах массовой информации – только ведь Салли Манн художник (пусть даже с приставкой «фото»), а вовсе не среднестатистическая американская домохозяйка.

Кстати о фотохудожниках. Детская эротика никогда не считалась у последних чем-то запретным – еще в XIX веке знаменитый английский писатель и по совместительству фотограф Льюис Кэрролл сделал ряд прекрасных фотопортретов обнаженных девочек, что позволило исследователям XX века вовсю обвинять его в педофилизме. Сегодня мировая общественность осудила бы фотографии сыновей одной из самых знаменитых фотографов всех времен и народов Имоджен Каннингем, а ведь она даже не подозревала, что делает что-то предосудительное. Немецкий фотограф Вильгельм Плюшов в 1910-х годах подвергался гонениям в Италии (правда не за фотографии, а за растление малолетних), в то время как его коллега и соотечественник Вильгельм фон Глоеден обладающий теми же пороками с почетом жил на Сицилии. Существует легенда, что английский король Эдвард VII вывозил его фотографии в Великобританию дипломатическим багажом!

Это далеко не полный список признанных – и талантливых – фотохудожников, которых можно было бы обвинить в педофилии, изготовлении детской порнографии и кто знает в еще каких грехах. Но им «посчастливилось» творить в то время когда можно было попасть в тюрьму за гомосексуализм, а с детьми (тем более со своими) можно было делать что угодно. В последнем десятилетии XX века ситуация резко изменилась: смерть помешала Роберту Мэпплторпу быть обвиненным в изготовлении детской порнографии, зато 7 апреля 1990 года был арестован директор Центра современного искусства города Цинциннати в штате Огайо в котором проходила выставка покойного. И пусть позже суд его оправдал, но одной иллюзией у сторонников свободы творчества стало меньше. 25 апреля того же года полицейские Сан-Франциско сопровождаемые агентами ФБР ворвались в студию Джока Стэрджеса, известного своими фотографиями подростков на нудистских пляжах.

Художественная общественность Соединенных Штатов и Европы встала на защиту своих собратьев и, во многом благодаря этой поддержке, суд не стал предъявлять Стэрджесу каких-либо обвинений. Что касается «нехудожественной общественности», то тут мнения разделились, хотя следует признать, что митинги под лозунгами «Stop Pornography» проходили чаще.

Я так подробно останавливаюсь на этих деталях, чтобы показать, что Салли Манн очень хорошо знала какие опасности ей угрожают, что она пошла на публикацию фотоальбома вполне осознано – напомню читателю, что книга была опубликована в 1992 году, через два года после описанных выше событий. И когда она утверждала что «детская сексуальность – это сочетание противоположных по значению слов», то отдавала себе отчет (точнее сказать, должна была отдавать), что правоохранительные органы, да и многие ее современники, считают иначе.

Перед публикацией книги автор постаралась защитить себя от возможных юридических неприятностей. Она проводила консультации с представителями ФБР и прокуратуры, заручилась поддержкой детей, а чтобы предать их голосам большую убедительность отправила двух старших на освидетельствование к психологу. Было объявлено, что дети обладают правом вето на публикацию тех или иных фотографий – вероятно, так оно и было на самом деле, но Салли Манн не забыла упомянуть об этом публично. Так, например, младшая дочь Виржиния не захотела, чтобы читатели увидели, как она справляет малую нужду, а Эммет и Джесси потребовали убрать фотографии на которых они выглядели как «чокнутые или придурковатые». А вот отсутствие одежды их совсем не смущало. Они с нетерпением ждали выхода альбома и, когда мать заикнулась о том чтобы перенести публикацию на несколько лет («до тех пор, пока дети не станут жить в других телах»), бурно запротестовали. В конечном итоге оказалось, что Салли Манн решилась на публикацию только уступая пожеланию детей!

Как бы то ни было, в 1992 году книга вышла в свет. Она вызвала вполне предсказуемую бурю эмоций и принесла своему автору всеамериканскую, а вскоре и мировую известность. Журнал «The New Republic» охарактеризовал альбом как «одну из величайших фотокниг современности», «New York Times» заявил, что «не один фотограф в истории не прорывался к славе так быстро». А то, что слава оказалась несколько более скандальной, чем хотелось бы автору – видимо этого можно было избежать, но тогда путь к вершине потребовал бы намного больше времени и усилий. Да и добралась бы она? Несколько забегая вперед, отмечу, что не до выхода «Immediate Family», не после этого Салли Манн не создала ничего равного по силе воздействия. И дело не только в скандальности – достаточно просмотреть альбом, чтобы понять, что мы имеем дело с большим художником. Более того, рискну заявить, что для подобного утверждения достаточно посмотреть фотографии из альбома на экране монитора; хотя если у вас есть возможность приобрести альбом или посетить выставку – обязательно сделайте это.

Хельмут Ньютон писал в своей автобиографии, что интересным может быть рассказ о пути к успеху; описание же самого успеха, «просто не представляет интереса для читателей». Это в полной мере относиться к Салли Манн, поэтому я только схематично опишу ее дальнейшее творчество. В 1994 году она опубликовала свою четвертую книгу «Еще не вечер» («Still Time») в которую вошли как фотографии ее детей, так и более ранние зарисовки природы, несколько абстрактных фотографий. В 2003 году вышел альбом «Останки» («What Remains») в котором она решила показать разные грани окружающего нас мира: здесь и таинственные пейзажи, и крупные планы детских лиц, и полуразложившиеся трупы (невольно возникает ассоциация со змейкой из собачьих экскрементов на обеденном столе маленькой Салли). «Смерть могущественна, и лучше всего ее воспринимать как точку, с которой можно увидеть жизнь более полно. Вот почему мой проект заканчивается снимками живых людей, моих собственных детей», – раскрывала она свой замысел. В целом альбом производит сильное, хотя и гнетущее впечатление. В шестой фотоальбом Салли Манн «Далёкий Юг» («Deep South», 2005) вошли 65 ландшафтных фотографий сделанных в период с 1992 по 2004 год.

Выход каждого альбома сопровождался выставками, которые с успехом проходили в Америке и Европе. Конечно, она выставляла не только фотографии вошедшие в альбомы, посетители выставок могли ознакомиться с ее удачными и не очень экспериментами в самых различных областях. Так, после «Deep South» она некоторое время изготовляла и фотографировала натюрморты из... собачьих костей (опять вспоминается змейка на обеденном столе). «Что мне нравиться в этих собачьих костях это их неопределённость, двусмысленность», – поясняла она, – «Я имею в виду, что очень люблю в фотографии ее нечестность. Она должна быть в толь или иной степени странной, или это не для меня».

Один из последних ее проектов – фотографическое исследование атрофии мышц, которой страдает ее муж с 1994 года. Эта неизлечимая болезнь приводит к ослаблению мышц и уменьшению мышечной массы (в случае Ларри Манна – в правой ноге и в левой руке). Понятно, что эта болезнь не красит человека и от обоих супругов требуется немалое мужество, чтобы продолжать работу. Салли называет проект «Супружеское Доверие» («Marital Trust») – он включает все стороны жизни: мытье, утренний туалет, работу в саду, даже секс. Увидим ли мы когда-нибудь эти фотографии? «Я только знаю, что они есть и что они хороши», – говорит фотограф, – «может быть они никогда не будут опубликованы. Может быть – после моей смерти. Но для меня имеет большое значение сам факт, что эти фотографии лежат в коробке в моей лаборатории».

Примеров подобных проектов в истории фотографии крайне немного: честно говоря, мне приходит на ум только Ричард Аведон и Педро Мейер фотографировавшие процесс умирания своих родителей. По всей вероятности, Салли Манн принадлежит невеселая честь быть первой женщиной-фотографом решившейся на подобное, так что возможно нам предстоит стать свидетелями связанного с ее именем скандала.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что Салли Манн – одна из наиболее значительных американских фотографов конца XX – начала XXI века. Она получила ряд престижных премий и званий, ее фотографии продаются с аукционов и входят в постоянные экспозиции ведущих мировых музеев. Она стала героиней двух документальных фильмов: «Узы крови» («Blood Ties», 1994), номинированный на премию Оскар в категории Лучший документальный фильм, и «Останки» («What Remains», 2005), выигравший приз жюри за лучший документальный фильм на кинофестивале в Атланте.

Тревожная фотография Салли Манн

Она также знает, что все трое скоро остановят ее в развитии своего юношеского «я», и «это может быть страшно». Даниэль Шибунко посоветовал ей ожидать другого мнения о фотографиях, поскольку они «отстаивают свою автономию». То, что одна из них может написать «Дорогую мамочку», тоже приходило ей в голову.

На берегу реки из-за стражи Вирджинии вспыхивает кричащая драка, и Манн, надеясь, что девушки разберутся сами, пытается продолжить ход своих мыслей.Ее давняя привязанность к книгам Набокова подверглась пересмотру в свете ее ситуации. «Я только что перечитала« Лолиту », - говорит она сквозь шум. «Я, конечно, люблю его. Но мне было довольно трудно читать во второй раз из-за того, что он сделал с той девушкой ».

Вскоре из воплей становится ясно, что Манн должен вмешаться в спор. Но к тому времени, когда Джесси в слезах подбегает по лестнице, кричит «Я ненавижу ее, мамочка» и исчезает в лесу, возможность для миротворчества ускользает.Наше интервью заходит в неловкое молчание.

Через десять минут, однако, слезы высохли, Джесси бродит по хижине, спонтанно вылепив себе юбку и болеро из зеленых листьев, как дух природы. Действуя быстро, чтобы поймать момент, Манн устанавливает свою Toyo на штатив. Исчезнув под тканью фотографа, ее руки высовываются, когда они регулируют ручки, управляющие подобными гармошке мехами, она наклоняется и фокусирует изображение, которое появляется вверх ногами на экране в задней части камеры.Процесс занимает несколько долгих минут.

Измученная речкой, Вирджиния покорно появляется в дверном проеме, закутанная в полотенце. Джесси встает на кровать и поправляет свой костюм, получая видимое удовольствие от того, что она, а не ее сестра, стала центром внимания их матери. Шторы окутывают ее, когда по кабине проносятся порывы ветра. Вирджиния все равно входит, забирается ко мне на колени и в восторженном молчании наблюдает, как Манн выходит из-за камеры, снимает показания, устанавливает диафрагму и начинает выкрикивать инструкции:

«Поднимите голову.Выглянуть в окно. Вытяните палец на ноге. Согните колено. Поднимите подбородок. Сделайте себе дискомфорт ». (Смех вокруг.) «Вот и мы».

Почему близкие родственники Салли Манн вызывали такие споры?

Салли Манн - Candy Cigarette , 1989, из Непосредственная семья
Введение

Немедленная семья - книга с фотографиями, выпущенная Салли Манн в 1992 году. Книга издана международным ежеквартальным журналом Aperture и состоит из 65 двухцветных портретов.

В книге представлены исключительно трое детей Манна, Вирджиния, Джесси и Эммет, которые также изображены на обложке книги. На тринадцати изображениях изображена нагота, на трех - легкие травмы: Джесси с порезом и швами, Эмметт с кровотечением из носа и Джесси с синяком под глазом. Критики поспешили обвинить Манн в сексуализации своих детей вместо того, чтобы рассматривать изображения такими, какие они есть на самом деле - с природой, свободной от ограничений, правил и кодексов взрослой культуры. Группа под названием «Спасите детей» даже организовала сожжение книги, и эта («Ближайшие родственники») была отражена в судебном процессе по делу о порнографии.В то время художник сказал: Я думаю, что детская сексуальность - это оксюморон .

Снимки были сделаны в период с 1984 по 1991 год в сельской местности Вирджинии, где Манн и дети провели свое детство. Фотографии в серии восходит к гравюрам XIX века и отсылает к хорошо известному фотографическому канону. Несложно заметить сходство между изображениями в Immediate Family и другими работами, подобными Джулии Маргарет Кэмерон и Эдварду Уэстону.Салли Манн - Горджус, , 1989, из Ближайшая семья Салли Манн - Рваные джинсы, , 1990, из Ближайшие родственники

Роли детей

Салли Мэн сначала решила не публиковать книгу до десяти лет спустя , после того, как были сделаны последние изображения. Причина ее нежелания заключалась в том, что ее дети стали немного старше, чтобы понимать картинки. Однако, когда двое из ее детей, Эммет и Джесси, узнали, они не согласились, настаивая на том, чтобы их мать - Салли Манн - издала книгу раньше.Однако дети имели право оспаривать любые опубликованные фотографии. Вирджиния отказалась разрешить изображение своего мочеиспускания в книге, в то время как Эммет отказался разрешить фотографию его с носками на руках. По словам Салли Манн, детей, казалось, беспокоило только то, что их изображали как гиков , и никогда не беспокоила нагота.

Манн часто цитировали, говоря, что она любит своих детей. Таким образом, фокус ее мира также стал фокусом ее камеры.

Думаю, каждый родитель думает, что их ребенок - самая удивительная и чудесная вещь на земле. Я использую свои фотографии, чтобы отразить это удивление и благодарность.

Салли Манн - Черный глаз , фотографический негатив 1991, отпечатанный 1992, из Ближайшая семья Салли Манн - Дует пузыри , 1987, из Ближайшая семья
Производство

Что-то необычное в семье Салли Манн в том, что в отличие от многих серий портретных снимков, ее снимки были сделаны в альбомном формате с помощью камеры обзора 8 X 10.Причина этого могла быть в том, что портреты были скорее консервативными, чем студийными. Однако большой размер изображений передает романтический взгляд на детей, поскольку они бессознательно читают, играют, играют и спят в бесконечные летние дни. Многие аспекты детства были запечатлены и заморожены в виде портретной серии из моментов , изолированных от контекста.

Манн тратила в среднем около девяти месяцев в год на печать фотографий своей семьи, что символически означает, что она уделяла столько же времени созданию портретов своих детей, сколько и каждому из своих настоящих детей.Она использовала свои голые руки, чтобы уворачиваться и сжигать, а также создавать и формировать каждый портрет, подобно тому, как она создавала и формировала свой портрет и детство своих детей. Сэлли Манн - Эммет, Джесси и Вирджиния , 1994, из Немедленно Семья

Спонтанные или постановочные фото?

Многие кадры в сериале - это отношения между художницей и ее детьми, слияние их воображения и реальной жизни, идиллическое сотрудничество, неизвестное и немыслимое для большинства семей.Эти общие усилия и взаимное уважение увеличивают вес зрительского мнения о безмятежном воспитании. Дети на изображениях были вдохновлены стать моделями и арт-директорами, а не пассивными и безмолвными марионетками.

Дочь Манна, Джесси, сказала:

Я знаю, что иногда нравится моей маме, поэтому я указываю ей на это.

Хотя изображения в серии кажутся спланированными, оказывается, что это не так; некоторые действительно запечатлели спонтанную игру, например, изображение под названием The Perfect Tomato .На изображении одна из детей Манна, Джесси, идет по столу, в то время как художник настраивал камеру для следующего снимка, когда она, ребенок, на цыпочках перешла через стол. Она говорит:

Я просто вставила пленку и сняла.

Видео: Книга «Непосредственная семья»

5 мин 20 сек

Избранные работы
Поврежденный ребенок

Первое изображение в «Непосредственной семье» - Поврежденный ребенок , на котором Джесси показана с синяком под глазом и похожа на FSA Ланге. работу трудно пропустить.В обеих работах у маленьких девочек сердитый, вызывающий взгляд, один косящий глаз, унисекс стриженные волосы, и обе были тщательно сняты на плоском фоне на широкоформатные камеры. Как и ожидалось, изображение было просмотрено вне контекста. В средствах массовой информации ребенка изображали как избитого в худшем случае и в лучшем случае оставленного без внимания. Сэлли Манн - Поврежденный ребенок , 1984, из Ближайшая семья

Какая мать сфотографирует раненого ребенка? - это крики критиков, которые пытаются поместить детей в центр антиутопии, разбитого детства, созданного ими самими.Однако опухший глаз произошел из-за укуса комара, чего-то незначительного, повседневного явления, которое редко вызывает беспокойство у большинства родителей. Но Человек говорит, что здесь портреты … ее детей, живущих своей жизнью… обычных вещей, которые каждая мать видела .

Пытаясь объяснить отрицательную реакцию на изображения, полученные от общественности, профессор фотографии Сара Парсонс говорит:

Когда художественная фотография выставляется публично, ее следует понимать в связи с уже действующими общественными кодексами, такими как кодекс материнства и материнства. защита детей.

The Perfect Tomato

Изображение ( The Perfect Tomato ) немного переэкспонировано, а яркость ее формы, ее светлые волосы, сливающиеся с фоном, делают девушку похожей на эфирную лесную нимфу. Еще одного ребенка, Деву, можно увидеть сидящим в тени и завороженным этим мифическим существом, в то время как человек (взрослый), которого она сидит на коленях, кажется, не обращает внимания на мистика вокруг нее. Сама Джесси говорит, что единственное, что она могла вспомнить, - это помидор, который в итоге и дал изображению название.

Джесси, 5

Другой снимок из Immediate Family , названный Джесси на 5 , также вызвал споры. Как и в Perfect Tomato , в этом она также ярче других персонажей в кадре - ее братьев и сестер. Она играет в переодевание и полураздетая, с небольшим макияжем и ожерельем из бисера на шее. Она уверенно смотрит на фотографа (ее мать Салли Манн) за камерой. Критики утверждают, что на этом изображении Джесси имеет вид , знающий , подразумевая, что она потеряла свою детскую невинность, таким образом предполагая, что происходит что-то жуткое.

То, что взрослые понимают под детской сексуальностью, всегда определяется миром взрослых; С этой точки зрения детство не фиксировано, а произведено культурой.

- Edge, Baylis, 2004.

Однако другие не видят ничего плохого в этом «взгляде» Джесси; вместо этого они считают, что это свидетельствует о том, что уверенный в себе ребенок выполняет свою роль, и она не боится критики или насмешек со стороны окружающих ее взрослых.

Видео: интервью с Салли Манн

7 мин 16 сек

Анализ

Прием близких родственников Салли Манн показывает, насколько социальный порядок был и, к сожалению, все еще не готов принять мать, пытающуюся быть художником, в основном, когда она использует своих детей, чтобы передать свои сообщения.Некоторые критики даже зашли так далеко, что утверждали, что у Манн не было права , чтобы делать снимки собственных детей, как это было у нее в Immediate Family . По их словам, это наносит ущерб их имиджу, поскольку мы видим образ детей в долгосрочной перспективе, особенно если учесть, что дети изображаются такими, какими они на самом деле не были.

Но Манн просто хотел обратиться к конкретным идеям, которые были довольно распространены в то время, но у мира были проблемы с их открытым обсуждением. Она направила запретную тему и позволила обществу легко и возможно понять, что люди не хотят обсуждать просто обычные концепции.Салли Манн - Новые матери , 1989, из Ближайшие родственники

Многие наблюдатели интерпретировали изображения как посягательство на порядочность общества. Однако Манн пытался воплотить в жизнь ее идеологии. По мнению критиков, Непосредственная семья наносит ущерб по двум основным причинам:

Во-первых, это побуждает детей принять вызывающее отношение из-за того, как дети в сериале Манна действуют, не соглашаясь с общепринятыми нормами и ценностями.

А во-вторых, это искажает представление общества о детях, выставляя их в более чувственных и агрессивных позах.

Австрийский психоаналитик Зигмунд Фрейд утверждает, что общественность склонна смотреть на вещи с другой или неправильной точки зрения, поэтому соглашается с мышлением Манна с Немедленная семья . По словам психоаналитика, детские, казалось бы, невинные игры - это гораздо больше, чем некоторые могут подумать.

Мы видим, что дети повторяют в своей игре все, что произвело на них большое впечатление в реальной жизни, что они тем самым отражают силу впечатления и, так сказать, становятся хозяевами ситуации.Но с другой стороны, достаточно ясно, что на всю их игру влияет доминирующее желание их жизненных связей: а именно. Быть взрослым и уметь делать то, что делают взрослые.

- Зигмунд Фрейд, 1922 Салли Манн - Ночной Цереус , 1988, из Ближайшая семья

Почему эта серия имеет значение?

Несмотря на многочисленные споры, вызванные Immediate Family , он также стал поворотным моментом в истории. Книгу можно практически считать постоянным доказательством того, что публика минимально осведомлена о поведении и мышлении детей, поскольку они воздерживаются от участия в темах, которые общество часто классифицирует как аморальные.

Часть людей, которые поддерживали Ближайшая семья , в основном были женщинами, которые считали, что ее изображение своих детей было смелым, потому что она осмелилась подчеркнуть сложность и нежность человеческой натуры. Этот необычный тип чувствительности был для мужчин характерен для страха и боли, которые испытывает мать, рассматривая своих детей.

Создав Immediate Family , Манн, кажется, заново изобрел классические попытки матери воспитывать своих детей, переняв элементы фотографии.Манн не берет на себя роль матери, и что ее сотрудничество с детьми при съемке этих изображений было в основном сосредоточено на отношениях фотографа и объекта съемки. Сексуальная откровенность и чувственность в основном используются в Immediate Family для того, чтобы изменить представление общества о детях.

Книга не обязательно означает, что Манн хотела представить своих детей сексуальными; вместо этого она просто хотела привлечь внимание к тому факту, что дети столь же невинны, как можно было бы подумать.Следует отметить, что многие дети действительно осознают идеи, которые в первую очередь считаются аморальными в обществе. Для них (детей) важно, чтобы им (детям) предлагали образование в отношении подходов, которые они должны использовать в отношении неэтичных концепций. Сэлли Манн - The Ditch , 1987, из Ближайшая семья

Материнство Манна сыграло решающую роль. роль в убеждении многих думать, что изображения на самом деле не предназначены для нанесения ущерба общепринятым нормам.

Для некоторых ее роль матери служила доказательством того, что она не собиралась эксплуатировать детей ради дурной славы, в то время как для других она усиливала жалость, которую они испытывали к ее «беспомощным детям, подвергшимся насилию».

- Аттвуд, Кэмпбелл, Хантер и Локьер 118.

Непосредственная семья не только преуспела в том, чтобы вызвать споры относительно ее детей в частности, а также ее семьи в целом, но также сумела привлечь внимание к XIX веку. фотографии с изображением детей.Она успешно открыла глаза общественности на некоторые реалии, касающиеся детей и общества в целом. Сэлли Манн - Последний раз, когда Эмметт смоделировал обнаженную, , 1987, из Непосредственная семья

Заключение

Идеального детства не бывает. Идеалы меняются со временем, и поэтому мир всегда будет стремиться к утопии. По общему мнению, если бы Манн разработал эти образы в конце 1960-х или в начале 1970-х годов, его бы не приняли так критически.Тем не менее, работа все же смогла оторваться от традиционного представления детей и ограничения детства к эпохе 1980-х и 1990-х годов. Салли Манн - Винланд, , 1992, из Непосредственная семья

Все изображения: Салли Манн / Саллиманн .com, если не указано иное.

Почему фотографии Салли Манн с ее детьми до сих пор вызывают дискомфорт у зрителей

Wall Street Journal в феврале 1991 года опубликовал статью кулинарного писателя Раймонда Соколова, критикующую работу Манна.Газета сопровождала ее изображением обнаженной Вирджинии, которое появилось на обложке журнала Aperture Magazine в 1990 году. Однако здесь они подвергли цензуре фотографию, поместив черные полосы на ее глаза, соски и влагалище. «Это было похоже на нанесение увечья не только имиджу, но и самой Вирджинии и ее невиновности», - пишет Манн. Она утверждает, что цензура, а не сама фотография, придала изображению оттенок порнографии.

Защищая свою работу, Манн подчеркивает драматизм фотографий и их отделение от реальности.«Это не мои дети; это фигуры на серебристой бумаге, вырванные из времени », - написала она два десятилетия спустя. «Я считаю, что моя мораль не должна иметь никакого отношения к обсуждению фотографий, которые я сделал». Она цитирует Эрнеста Хемингуэя, Эзру Паунда и художников, чьи работы нельзя игнорировать из-за их менее чем ангельской жизни. (Если бы Манн могла отклонить статьи и письма, более пугающим был тот преследователь, которого привлекала ее работа. Один мужчина написал в детскую школу, помимо редакторов и журналистов, с просьбой предоставить дополнительную информацию о них.И Манн, и по крайней мере один из ее детей страдали бессонными ночами из страха за свою безопасность.)

Я спросил куратора Национальной галереи Гриноу о связи между серией, такой как «Ближайшие семьи», и недавней негативной реакцией, скажем, на работы Бальтуса. . «Я думаю, что это захватывающе, как кажется, что культура циклически повторяется», - отметила она. «Когда мы начали [планировать нашу выставку] в 2014 году, действительно казалось, что большая часть моральной паники по поводу изображения детской наготы утихла, и что« Ближайшие семьи »действительно широко воспринимались как одна из самых неизменно впечатляющих и разоблачающих когда-либо опубликованные фоторазведки детства.»

Как в искусстве были запрещены изображения обнаженных детей. Яркий и красочный мир Салли Манн Запрещенные фото Салли Манн

Работы Салли Манн рассказывают истории американского Юга - мистические, иногда пугающие. В них США предстают как страна, существующая вне времени. Мы помним, как Манн создает свои черно-белые шедевры.

«Лучший школьный фотограф помог мне разработать мой первый фильм, и мы очень довольны результатом.Множество картинок с рисунком досок, текстуры потрескавшейся краски на стенах ... Резкость и глубина действительно хорошие. Я чувствую счастье и гордость ... Это невероятно. Хотя, возможно, в результате полная случайность. «

Этот подростковый текст принадлежит одному из самых известных фотографов мира - Салли Манн. Начало ее карьеры было довольно прозаическим: престижный колледж на Восточном побережье (Частная школа Патни в Вермонте), спорт, библиотеки, мастерские, лекции знаменитостей - американская молодежь во всей красе, девушка из обеспеченной семьи начинает свой путь в независимая жизнь.Однако путь к большой карьере - сотни выставок по всему миру, престижные галереи, документальные фильмы и монографии - оказался не таким уж простым.

Салли Манн родилась в совершенно другой стране - на юге Америки, в маленьком и сонном городке Лексингтон, штат Вирджиния. Отец - врач, мама заведовала книжным магазином в университете. Манн рос полностью интегрированным в пейзаж: «Я был почти диким ребенком, воспитанным не волками, а двенадцатью собаками-боксерами, которых мой отец содержал на темных и мистических 30 акрах земли, окруженных жимолостью.«

Переехать в Вермонт и поступить в колледж юному Манну было нелегко: иногда легче пересечь океан, чем южанину поселиться на севере. «Меня меньшинство, которое подвергали самым изощренным шуткам. В Патни не красили волосы, не красили и не слушали музыку, как Братья Праведники ... Я оказалась в другой стране », - вспоминает Салли Манн в своей автобиографии« Держись. Как жизнь ». сэкономив соломинку, она бы ухватилась за фотографию в колледже.

Переехать в Вермонт и поступить в колледж для молодого Манна было нелегко: иногда легче пересечь океан, чем южанину поселиться на севере.

Хотя я живу в Америке, иногда я скучаю по ней - под свинцовым небом Нью-Йорка я думаю о Юге: мистическом месте, которое породило великую литературу, отрицает современность, консервативно и до боли красиво. В такие моменты я беру с полки фотоальбом Салли Манн. Как она сама часто пишет: «Жить на Юге часто означает уходить вне времени.Южане беспокойно живут между мифом и реальностью, наблюдая, как смесь печали, смирения, чести, милосердия и отступничества разыгрывается на фоне роскошной красоты ландшафта. "Выпавший из современности Юг озабочен своим прошлым. Вирджиния, Джорджия, Теннесси, Алабама - в этих штатах ностальгия и ужас исторической памяти формируют настоящее и будущее.

Чтобы существовать вне времени, Салли использует полузабытую технику коллодиевой печати: изображение переносится с помощью большой деревянной камеры на влажную стеклянную пластину с химическим покрытием.Весь процесс съемки и проявки занимает 15 минут, но результат никогда не разочаровывает: фотографии медитативные, глубокие, продуманные.

Коллодионная печать - техника XIX века, техника фотографов, снимавших Гражданскую войну между Югом и Севером - блестящих и смелых Мэтью Брэди, Тимоти О'Салливана, Александра Гарднера. Умелое использование коллодия позволяет времени и пространству «путешествовать» по произведениям Манна, растягиваться, длиться, а не происходить.Когда это? Где это? Что происходит? Что случится? Время здесь украшение; кажется, фотограф просто пытается нам сказать, что жизнь достаточно тяжелая.

Простые, повседневные события в ее произведениях приобретают универсальный, мистический смысл. В книге «Глубокий юг» - прекрасное дань уважения родной земле - переход от семейных портретов к пейзажам становится переходом от личных, индивидуальных воспоминаний к более публичным и эмоциональным - о тех, чье прошлое раскрывается по следам, оставленным в их окружении. .«Я посещаю места, где происходили сражения Гражданской войны, на другой земле, столетие спустя, в поисках ответа на вопрос: помнит ли земля?»

Кузов

В конце прошлого века отношение художников к человеческому телу кардинально изменилось. Роберт Мепплторп, Андрес Серрано, Франческа Вудман, Кики Смит - художники новой волны отказались рассматривать тело только как объект похоти и восхищения. Тело в их работе - это поле битвы за идентичность.С тех пор практики современного искусства - это не сочетание художника и обнаженной модели, сексуального объекта и символа; Напротив, в фотографии и перформансе хозяином тела является художник, а само тело является оружием в борьбе с гендерной, социальной, политической и экономической несправедливостью. И Салли Манн имеет непосредственное отношение к этому изменению.

«Я получил признание и известность, но также получил неприятный ярлык« спорный »в начале 1990-х, после публикации моей третьей книги,« Непосредственная семья ».В нем были фотографии моих детей, Эммета, Джесси и Вирджинии, которые жили своей жизнью, иногда без одежды, на нашей ферме, спрятанной в холмах Вирджинии. Я считал, что мой объектив должен оставаться открытым, чтобы полностью запечатлеть их детство. Я фотографировал удачу, гармонию, изоляцию, а также трудности, которые обычно встречаются в этом возрасте: синяки, рвота, кровь из носа, мокрые постели. «

На фотографиях из серии What Remains, сделанных в начале 2000-х, запечатлены человеческие тела, навсегда покинувшие время и пространство, брошенные на произвол погоды и стихийных бедствий.Сцена представляет собой небольшой участок земли, принадлежащий Университету Теннесси в Ноксвилле. Это научный эксперимент - изучение цикличности того, как мы, покинув этот мир, становимся его частью. «Кто знает дальнейшую судьбу их костей или как часто они будут перезахоронены? Кто является оракулом собственного праха? Кто знает, разве что кости после смерти просто рассыплются? «Я всегда вспоминаю эту фразу английского философа, писателя, врача Томаса Брауна (1605–1682) из ​​трактата« Похороны в урнах », глядя на эти картины Салли Манн.Браун и Манн - разные вселенные, но здесь они пересекаются: американский фотограф ведет диалог с эссеистом эпохи барокко. Я никогда не испытывал ужаса перед произведением искусства, подобного ужасу просмотра What Remains.

Soul

Городу Лексингтон повезло: здесь родились и жили двое величайших художников Америки, Сай Твомбли и Салли Манн. Они были друзьями. Манн пишет о своем друге так: «Я помню много вечеров, когда ждал детей из школы и встречал высокую, слегка сутулую фигуру, в высоких носках, плотно закутанную в плащ, бродящую из дома в мастерскую по Барклай-лейн... Мы стали друзьями и соотечественниками, товарищами и помощниками. «

Кульминацией этой давней дружбы стала выставка Салли Манн «Вспомнившийся свет», посвященная покойному Туомбли. Он состоится в галерее Гагосяна в Нью-Йорке и расскажет об экзистенциальной пустоте, которая остается, когда сильный, работающий, творческий человек покидает этот мир. Каждая фотография в этом портфолио задает вопросы, на которые нет ответов.

Жизнь иногда складывается из вычитаний: список близких уменьшается, клубится, как камешковая кожа.Готовясь к выставке, Салли узнает ужасающую новость: ее 36-летний сын Эммет Манн, страдающий шизофренией, покончил жизнь самоубийством. Рассматривая многочисленные портреты Эммета в детстве и уже зная его судьбу, я понимаю, что жизнь этому мальчику не будет благоприятствовать.

Я считаю, что камера Салли Манн запечатлела человеческую душу, когда я смотрю на семейный портрет, сделанный в поместье Боксервуд во время захоронения праха ее отца.

«Моя мать держит прах моего отца, и мы собираемся положить урну в склеп.Полдень, 28 мая, суббота. Я настроил камеру, чтобы сделать фото на память. Непростая задача с этой толпой ... Мы все устали, грустны и готовы пить. У меня было время сделать одну фотографию, и я попросил нашего друга Хантера спустить затвор после того, как я подготовил камеру и вернулся к фотографиям. Неуверенно сказав «Улыбнись», она спустила курок. Старая линза Goerz Dagor пропускала свет на одну десятую секунды. Это все. Через два дня я проявил пленку. «

Салли Манн родилась в больнице, которая когда-то была домом Томаса (Стоунволла) Джексона, жила в Вирджинии и всегда называла ее «Южным штатом», как на фотографиях, так и в захватывающей и сенсационной книге мемуаров «Не двигайся». " (" Не двигайтесь ").Она говорит, что ее фотография связана с югом из-за ее увлечения этими местами, ее семьей, своим прошлым, ее любовью к свету и ее готовностью экспериментировать с уровнем романтики, более высоким, чем может вынести большинство художников 20-го века. Добавьте к этому романтику влияние писателей Юга, и вы получите нотку готики. В смеси также присутствует нотка экспрессионизма, усиленная желанием выразить сильные чувства и умением это делать.

Весь этот Южный штат, с его одержимостью и стойкостью, теперь показан в тщательно отобранной и великолепно оформленной ретроспективе в Вашингтоне, округ Колумбия, охватывающей большую часть 40-летней карьеры фотографа: Салли Манн: Тысяча пересечений, в Национальном искусстве. Галерея.108 фотографий, 47 из которых демонстрируются впервые, и роскошный каталог составляют увлекательную экскурсию по достижениям фотографа. Это также запись исследовательского путешествия - в прошлое, в историю страны и фотографии, запечатленное ярким взглядом автора.


Выставка фокусируется на озабоченности Салли Манн семейными отношениями, когда ее дети росли, и она бдительно фиксирует все конфликты и сложные узлы отношений в процессе взросления.После этого она начала открывать для себя как свою родную Вирджинию, так и близлежащие южные штаты.

Произведения становятся визуально глубже, а в некоторых случаях болезненны и драматичны, когда автор совершает путешествие в историю Юга. Позже она снова возвращается к детям, на которые все больше влияет время, к собственному близкому контакту со смертью в результате несчастного случая на лошади и к печальному развитию поздней мышечной дистрофии у ее мужа. Фото детей в наибольшей степени отражают представление о плавном прогрессе, движении в жизни.В отличие от этих работ, Салли Манн обращается к расовой истории, к воспоминаниям о прошлом, из которых нити уходят в умы людей нашего времени.

Ее работы никогда не были поверхностными, но со временем художница углубляется и встречает темную сторону жизни с более смелым вызовом. Выставка убедительно демонстрирует ее исключительную чувствительность, ее бесстрашное исследование различных техник, ее растущие навыки печатника и ее готовность отвечать на сложные вопросы жизни и смерти.(Ее прошлая склонность к романтическому экспрессионизму также поднимает ее голову.) Не все работы достигают уровня ее шедевров, но эти шедевры наполнены страстью.


Выставка организована Сарой Гриноу, старшим куратором и гравером в отделе фотографии Национальной галереи искусств, и Сарой Кеннел, куратором фотографии в музее Пибоди в Эссексе.

Салли Манн ворвалась в национальное сознание своей четвертой книгой «Непосредственная семья» в 1992 году (книга была переиздана в 2015 году) - «по совершенно неправильным причинам.«Когда вся страна была в состоянии истерии по поводу жестокого обращения с детьми и наготы (помните суд над Мэпплторпом?), Ее фотографии трех детей на их далекой ферме, на которой дети обнажены, вызвали шум« детской порнографии / плохо мама »... То, что на этих снимках рассказывают только об играх детей друг с другом и с родителями жарким летом у реки, не приходило в голову. Но многие фотографы поняли эти работы, оценили их и подпали влияние автора.

На выставке немного обнаженных фотографий, но они поднимают такие сложные темы, как мимолетность невинности, детство, прыгающее между привязанностью и независимостью, и постоянный страх перед опасностями, преследующий родителей. Фотография «Джесси Байтс» показывает детский гнев - и в то же время потребность в физической поддержке, выраженную в данном случае без энтузиазма рукой взрослого со следами укусов, обнимающего его без энтузиазма. «Эммет, плывущий в лагере», неопубликованная фотография 1991 года, на которой изображен один из детей, плавающих в сером нигде.Эта фотография приобрела вневременной и невероятно грустный характер, поскольку Эммет постепенно стал шизофреником и покончил жизнь самоубийством в 2016 году.


Когда дети выросли, Салли Манн начала исследовать Юг как таковой, вдохновленный идеей о том, что «расточительная красота» ландшафта превращает сцену в странную смесь уязвимости, бунта и милосердия, которая отражает характер региона. в целом. В разделе «Земля» она использует старинную оптику для создания артефактов, которые ужаснули бы прежних фотографов как изъяны.

Земля залита ослепительным южным светом и наполнена влагой, небо над ней похоже на свод из-за виньетирования по краям - или это сам Космос? Она видит в свете великого любовника, ласкающего землю, или великого насильника, разрывающего земную целостность, а часто и великого дизайнера, меняющего наше понимание того, что в первую очередь должно останавливать внимание.

И она считает эту роскошь и красоту обманчивыми, потому что чувствует смерть под ногами, смерть рабов, которые возделывали и обустраивали эту землю.«У меня было определенное увлечение смертью, она кажется наследственной, - говорит она и добавляет, - я уверена, что у моего отца было то же чувство». Дом их семьи был полон снимков предметов из самых разных культур, и поэтому этот предмет пронизывал сознание фотографа с детства. Как она писала: «Смерть - скульптор чарующего пейзажа, влажный создатель жизни, который однажды поглотит всех нас».

Позднее это было дополнено ее осознанием того, что весь Юг поражен расизмом, даже те люди, которые считают себя его противниками.Осознание этого неожиданно поразило ее, когда она отправилась на север в школу-интернат. В детстве она была серьезно травмирована жестоким убийством Эмметта Тилля, темнокожего подростка из Чикаго, который был похищен, искалечен и убит в Миссисипи в 1955 году; позже она назовет своего первого ребенка в его честь.

Но она не удивлялась, почему Вирджиния Картер, ее любимая темнокожая няня по имени Джей-Джей, должна есть в машине, когда путешествует со своей семьей. Однажды, осознав все полностью, она пошла искать приметы, связанные со смертью Тилля.Ни ее фотография моста, с которого его якобы сбросили в воду, ни кусок берега, к которому позже было пригвождено тело, не выглядят свидетелями убийства, несмотря на то, что у моста тонкий белый ручей, похожий на тропу. от слезы. Фотографии отключены и говорят только в том случае, если им помогают сказать. Однажды названные, эти два изображения напоминают нам об ужасной истории и безразличии, и они возмущаются нашим разумом.

Она осмелилась отправиться на поля сражений Гражданской войны. Галерея работ пополнилась большими мрачными картинами: гневными, угнетающими, требовательными.Используя коллодиевые негативы 19 века и винтажные линзы, она добавила случайности своим отпечаткам, усилив чувство историчности и имитируя случайные разрушения войны. Несколько ярких изображений Энтитама, места самого кровавого дня в американской истории, кажутся такими же мрачными и мрачными, как сама смерть. На одном из них половина черного солнца вырисовывается на горизонте, а второе солнце, более полное, но менее ясное, приобретает зловещую силу в небе. С другой стороны, опускается завеса из тяжелых черных облаков, освещенных чем-то вроде молнии.В этих изображениях сила слепого убийства смешана с трауром.


Группа фотографий Великого Мрачного Болота, где скрывались беглые рабы, бегущие с юга на север, и где многие из них погибли, также сильна и болезненна. Они созданы в архаической технике тинтайп и имеют относительно небольшие размеры. Листва, атмосфера и отражения плотны и непроницаемы, как эмблемы зла. Я бы хотел увидеть их в большем размере, эти беспощадные виды без выхода, похожие на адские пейзажи, замаскированные под искусство.

Салли Манн также сделала серию серьезных, меланхоличных портретов чернокожих, снятых, как она пишет в «Не двигайся», в попытке искупить свое безрассудное игнорирование расизма и понять этих людей, которых она не знала. действительно видел до тех пор.

Она не раз спрашивала, есть ли у Земли память. Ладно нет. Но мы создаем его, строя памятники, кладбища, придорожные стелы, мемориалы на полях прошлых сражений. Но история продолжается; трава растет в прошлом.

Последний зал выставки наполнен личным ощущением смертности.Портреты трех взрослых детей автора, снятые таким крупным планом, что не видно волос и трудно различить лица. Одно из лиц закрыло глаза, другое как будто расплывается, исчезает. Мы прошли полный круг и пришли к одному и тому же: неумолимости времени и родительскому страху, что с детьми случится беда - как это случилось позже со смертью Эммета.


А еще почтительные, заботливые по духу работы, часть серии, посвященной разрушительному воздействию болезни на тело мужа - тонкая рука, торс, переставший быть мускулистым.Сериал назван «Гефест» в честь уродливого бога, покровителя обработки металлов. Сложный каскад того, что могло быть расплавленным металлом, пересекает туловище человека, который одновременно является юристом и кузнецом. Эти фотографии - свидетельство брака доверия и любви, а также живой пример того, как Салли Манн превращает свои страхи в искусство.

А завершается экспозиция цветным видео автора с кратким обзором цветущей зеленой земли, где она прожила большую часть своей жизни.Мои глаза и мой разум настолько привыкли к черным пейзажам, что полноцветное видео ошеломило меня, и мне показалось, что что-то пошло не так. Фотография может изменить нашу жизнь во многих отношениях.

Есть особый героизм - смотреть прямо на все темные вещи, скрывающиеся за пейзажем, на сложность вашей семьи и жизни, на память о зверствах в истории. Вероятно, нет ничего героического в «фиксации» на смерти, но когда это приводит к созданию высококлассного искусства, вопрос можно считать закрытым по высшим стандартам.Ведь смерть тоже «зациклена» на нас, и последнее слово за ней.

_________________

Салли Манн: Тысяча перекрестков

Выставка открыта до 28 мая в Национальной галерее искусств в Вашингтоне, округ Колумбия, а затем переедет в музей Пибоди в Эссексе (Салем, Массачусетс), музей Гетти в Лос-Анджелесе и другие музеи.



Фотограф и актриса Салли Манн родилась 1 мая 1951 года в Лексингтоне, штат Вирджиния.Отец - врач Роберт С. Мангер, мать Элизабет Эванс Мангер - владелица книжного магазина в родном городе Лексингтонского университета. Салли и два ее старших брата выросли в атмосфере творчества и поддержки.

Родители не запрещали детям познавать себя и окружающий мир, они приветствовали любое проявление творческой ноты в их детях. Фотограф с особой теплотой и нежностью вспоминает свои молодые годы в родном городе. Он также вспоминает своего отца, загадочного человека, столь непохожего на типичных врачей, с его необычными выходками и неудержимой жаждой жизни.Именно он привил Салли способность видеть то, что часто скрыто от наших глаз, и открыл дверь в мир за фотообъективом. А главное, он научил ее уверенно идти по жизни и помнить, что человеку с характером репутация не нужна.

Салли Мангер окончила школу Патни в 1969 году, где она изучала изящное искусство. В старших классах она увлеклась фотографией, начав фотографировать одноклассников, которые, не задумываясь, позировали ей в обнаженном виде.Затем она посещала занятия в Беннингтон-колледже, где изучала фотографию с фотографом Норманом Сифом. Там же она познакомилась со своим будущим мужем Ларри Манном.

В 1954 году она с отличием окончила Холлинз-колледж в Роаноке, штат Вирджиния. А через год она стала магистром изящных искусств со степенью писателя. Но писательством Салли Манн не увлекалась, ее привлекал мир, который можно увидеть только через объектив старого фотоаппарата. Так она пошла работать фотографом в Вашингтонский университет и Ли.Знала ли тогда Манн, что с годами она внесет значительный вклад в развитие искусства, за что получит награду от Национального фонда искусств, что она станет лауреатом премии Гуггенхайма, а ее работы будут выставляется в музеях и галереях Вашингтона, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Бостона, Токио.

В возрасте 26 лет Салли представила свои первые фотографии в Художественной галерее Коркоран в Вашингтоне, округ Колумбия, и в 1984 году появился фотоальбом «Ясновидение».Манн никогда не слышала комментариев о своей работе, но пошла дальше по намеченному пути. В 1988 г. были опубликованы фотографии, объединенные в альбом «Двенадцать. Портреты молодых женщин », в которой автор продемонстрировал процесс превращения девочки-подростка в девушку. Талант Салли Манн был замечен и оценен, однако возникли разногласия по поводу, возможно, излишней драматичности и выразительности фотографий.

Настоящий шквал эмоций, критики и осуждения вызвал ее третий фотоальбом под названием «Ближайшие родственники», увидевший свет в 1992 году.На шестидесяти пяти черно-белых фотографиях мы видим людей, близких к Салли, ее мужу и их троим детям, сыну Эммету, дочерям Джесси и Вирджинии. Тот факт, что они изображены в основном обнаженными, вызвал бурную дискуссию. Некоторые фотографии были подвергнуты цензуре, поскольку носили явно эротический характер.

Конечно, она затронула и тяжелые моменты подрастающего ребенка, о которых не принято говорить открыто: детские страхи, неуверенность в себе, интерес к противоположному полу, непонимание взрослых, одиночество, запретные мечты и порочные мысли.Ее искренность многих удивила, мягко говоря, даже шокировала. Посыпались обвинения в эксплуатации детей, нарушении моральных устоев. Большинство критиков и представителей различных комитетов защиты детей назвали эти фотографии «завуалированной детской порнографией».

Но фотограф смогла достойно ответить на критику и бичевания в свой адрес, заранее заручившись юридической поддержкой, и пошла дальше новых художественных открытий, которые начала делать в юном возрасте.«Это невинные детские позы. Если вы видите в них эротизм, значит, это проблема вашего восприятия, неправильные взрослые интерпретации», - написала она в ответ другому критику. Также она публично заявила, что опубликовала фотографии с согласия детей. По словам самого автора, она изобразила то, что видит обычная мать или отец, воспитывая своих детей.

В 1994 году вышел четвертый фотоальбом Салли Манн «Не время». Передвижная выставка состояла из шестидесяти фоторабот, созданных за двадцать лет, на которых можно увидеть не только детей Салли, но и необычные пейзажи ее родной Вирджинии, а также абстрактные работы.В том же году режиссер Стивен Кантор представил на кинофестивале «Сандэнс» документальный фильм о Салли Манн «Кровные узы», который был номинирован на премию Оскар.

Манн заинтересовался пейзажами еще в середине девяностых, используя вековой фотографический процесс. В этой технике исполнялись ее работы, представленные на двух выставках в Нью-Йорке: в 1997 году под названием «Салли Манн - Родина». Современные пейзажи Джорджии и Вирджинии; 1999 - «Глубокий Юг»: пейзажи Луизианы и Миссисипи.В 2001 году Салли Манн заслуженно получила признание фотографа года по версии журнала Time.

Работы Салли Манн постоянно участвуют в выставках по всему миру и входят в постоянные экспозиции многих музеев. Среди них музеи современного искусства в Нью-Йорке и Сан-Франциско, музей Гарвардского университета в Кембридже, Токийский музей искусств. The New York Times заявила, что «ни один фотограф в истории не прославился так быстро.«

Уже известная фотохудожница заставила меня говорить о себе с еще большим рвением, чем после публикации ее «Ближайших родственников». В 2004 году в галерее искусств Коркоран в Вашингтоне, округ Колумбия, "Останки" Салли Манн были выставлены на обозрение поклонников фотографии. Экспозиция включала пять разделов, четыре из которых объединили тему неизбежности человеческой жизни, то есть смерти. На фотографиях первого раздела мы видим то, что осталось от любимой собаки Салли.Во втором случае разлагающиеся трупы хранятся в Федеральном фонде судебной антропологии, известном как «ферма тел».

На фотографиях третьей части выставки запечатлено место во владениях Манна, где был убит вооруженный беглец-преступник. Четвертый раздел возвращает нас во времена Гражданской войны в США, мы видим эпизод одного кровавого сражения. Вроде бы тень смерти не раз будет преследовать вас, но теперь мы переходим к пятой части выставки и понимаем, что автор с оптимизмом смотрит в будущее.На снимках запечатлены дети Салли Манн, и жизнь снова заиграла радужными красками. Ведь, по мнению автора этих произведений, смерть, какой бы удручающей она ни была, помогает нам понять полноту и богатство жизни.

В шестой фотоальбом «Глубокий Юг», изданный в 2005 году, автор включил фотографии, сделанные в период с 1992 по 2004 год. На них можно увидеть самые разные пейзажи: от полей сражений и заросшего кудзу полуразрушенного особняка до мистических и каких-то нереальных снимков. природы далекого Юга.Благодаря неординарному видению автора и отчасти технике коллодиевого процесса фотографии дают возможность заглянуть в другую реальность. Кажется, стоит потрогать их рукой, и вы попадете в другой мир, где нет людей и присущего им тщеславия. Там жизнь течет сама по себе и живет по своим законам.

Салли Манн продолжает вызывать интерес своими работами, которые неизменно создаются в фотостудии в ее родном поместье.

В 2006 году состоялась премьера второго документального фильма о жизни и творчестве фотографа «What Remains», снятого тем же режиссером Стивеном Кантором. Он получил специальную награду на фестивале в Атланте. В то же время Манн стал почетным доктором искусствоведения. Правда, случился и неприятный инцидент: Салли упала с умирающей лошади и повредила спину. Два года она восстанавливалась после травмы и одновременно сделала серию автопортретов.

Позже, в 2010 году, они войдут в фотоальбом «Плоть и дух», а также ранее не публиковавшиеся пейзажи, ранние фотографии детей и мужа, страдающего мышечной дистрофией с 1994 года. Кстати, она воплотила свою семейную жизнь. с Ларри Манном в отдельном проекте «Супружеское доверие», отражающем тридцать лет их совместной жизни. Надо иметь обоюдное мужество не только для борьбы с неизлечимой болезнью, но и для ее фотографического исследования. Но Салли Манн не новичок, она наверняка знает, для чего и для кого живет и работает.А поклонникам ее творчества остается только ждать новых работ от человека, который открыто и честно смотрит на мир через объектив старого фотоаппарата.

Она долгое время не покидала родную землю и с 1970-х годов работала только на юге США, создав незабываемую серию фотографий в жанре портрета, пейзажа и натюрморта. На многих искусно снятых черно-белых фотографиях также присутствуют архитектурные объекты. Пожалуй, самые известные работы американской женщины - это вдохновенные портреты ее близких: мужа и маленьких детей.Порой противоречивые фотографии вызывали резкую критику в адрес автора, но одно можно сказать наверняка: талантливая женщина оказала неоценимое влияние на современное искусство. Начиная с первой персональной выставки в Галерее искусств в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1977 году, множество ценителей фотографии начали следить за развитием нового гения.

Шаг вперед

В 1970-х Салли изучала множество жанров по мере того, как она повзрослела, совершенствуя свое мастерство запечатления жизни.В этот период были выпущены многочисленные пейзажи и удивительные образцы архитектурной фотографии. В своем творческом поиске Салли начала совмещать в своих работах элементы натюрморта и портрета. Но истинное призвание американский фотограф нашла после выхода в свет второй публикации - сборника фотографий, представляющего собой целое исследование жизни и образа мыслей девушек. Книга называлась «В двенадцать: портреты молодых женщин» и была опубликована в 1988 году. В 1984–1994 годах. Салли работала над сериалом «Близкие родственники» (1992), в котором основное внимание уделялось портретам ее троих детей.Детям тогда еще не было и десяти лет. Хотя на первый взгляд кажется, что в сериале представлены обычные, рутинные жизненные моменты для зрителей (дети играют, спят, едят), каждая картина затрагивает гораздо более широкие темы, включая смерть и культурные различия в понимании сексуальности.

В «Гордой плоти» (2009) Салли Манн переключает объектив камеры на своего мужа Ларри. Издание содержит фотографии, сделанные за шестилетний период. Это откровенные и искренние образы, которые переворачивают традиционные представления о гендерных ролях и запечатлевают мужчину в моменты глубоко личной уязвимости.

Неоднозначные кадры

Манн также владеет двумя впечатляющими сериями пейзажей: «Дальний Юг» (2005) и «Родина». В книге What Remains (2003) она предлагает пятичастный анализ своих наблюдений над смертностью. Есть фотографии разлагающегося трупа ее любимой борзой, а также фотографии уголка в ее саду в Вирджинии, где вооруженный беглый преступник проник на территорию семьи Манн и покончил жизнь самоубийством.

Салли часто экспериментировала с цветной фотографией, но черно-белая фотография оставалась любимой техникой мастера, особенно с использованием старого оборудования.Постепенно она освоила старые методы печати: платиновую и бромомасляную. В середине 1990-х Салли Манн и другие фотографы, склонные к творческим экспериментам, полюбили так называемый метод мокрого коллодия - печать, при которой снимки словно приобретали черты живописи и скульптуры.

Достижения

К 2001 году Салли уже получила три награды Национального фонда искусств, постоянно находилась в центре внимания Фонда Гуггенхайма и была удостоена звания лучшего фотографа Америки по версии журнала Time.О ней и ее творчестве были сняты два документальных фильма: «Узы крови» (1994) и «Что останется» (2007). Оба фильма были удостоены различных кинопремий, а «What Remains» был номинирован на премию «Эмми» за лучший документальный фильм в 2008 году. Новая книга Манна называется «Still: Memoirs in Photographs» (2015). Критики с большим одобрением встретили творчество признанного мастера, а газета New York Times официально включила его в список бестселлеров.

Работы, о которых говорят

Считается, что лучшие фотографы мира никогда не связаны ни с одной работой или коллекцией; все их творческие способности воплощены в динамике совершенствования, в следовании по пути, которому не суждено быть пройденным.Тем не менее, в обширном творчестве Манна на данный момент легко выделить культовую коллекцию - монографию, о которой и сейчас горячо говорят. Это сериал «Близкие родственники», в котором дети автора запечатлены в, казалось бы, обычных ситуациях и позах.

На фото исходящие изображения навсегда закреплены. Вот один из детей описал себя во сне, кто-то показывает укус комара, кто-то дремлет после обеда. На рисунках показано, как каждый ребенок стремится быстро преодолеть границу между детством и взрослением, как каждый проявляет невинную жестокость, присущую нежному возрасту.В этих образах живут страхи взрослых, связанные с воспитанием подрастающего поколения, и всеобъемлющая нежность и желание защищать, присущие любому родителю. Вот полуобнаженный андрогин - неясно, девочка это или мальчик - остановился посреди двора, покрытого листьями. Тут и там на его теле пятна грязи. Здесь гибкие бледные силуэты гордо перемещаются между массивными, широкогрудыми взрослыми. Образы словно напоминают до боли знакомое прошлое, ставшее бесконечно далеким и недосягаемым.

Кто такая Салли

Конечно, трудно судить о творчестве, не касаясь личной истории Салли Манн. Дети и домашние дела - не главное в ее жизни; она в первую очередь создает произведения искусства, а уже потом занимается рутинными делами, как обычная женщина.

В молодости Салли и ее муж были так называемыми грязными хиппи. С тех пор они сохранили некоторые привычки: выращивать практически все продукты питания своими руками и не придавать большого значения деньгам.Действительно, до 1980-х годов семья Манн почти не зарабатывала денег: скудного дохода едва хватало на уплату налогов. Пройдя рука об руку через все препятствия и трудности, которые представляла им жизнь, Ларри и Салли Манн стали очень крепкой парой. Обе свои культовые коллекции и «В двенадцать» фотограф посвятила мужу. Хотя она снимала с неистовой страстью, он был кузнецом и дважды избирался в городской совет. Незадолго до публикации самой известной монографии Салли ее избранник получил диплом юриста.Сейчас он работает в офисе неподалеку и почти каждый день приходит домой на обед.

Необычайная активность

Лучшие фотографы никогда не перестают развиваться. То же самое можно сказать и о Манн, но у ее потенциала развития есть интересное ограничение: она фотографирует только летом, а все остальные месяцы года посвящает печати фотографий. На вопрос журналистов о том, почему нельзя работать в другое время года, Салли просто пожимает плечами и отвечает, что в любой момент может сфотографировать своих детей, которые делают уроки или делают свои обычные домашние дела - она ​​просто не принимает фотографии этого.

Корни

По словам самой Салли Манн, она унаследовала от своего отца необыкновенное видение мира. Роберт Мангер был гинекологом, который участвовал в рождении сотен детей из Лексингтона. В свободное время занимался садоводством и собрал уникальную коллекцию растений со всего мира. К тому же Роберт был атеистом и художником-любителем. Непревзойденное чутье на все извращенное он передал дочери. Так, знаменитый доктор долгое время держал на обеденном столе некую змеевидную белую фигуру - пока один из членов семьи не понял, что «странная скульптура» на самом деле представляет собой высушенные собачьи экскременты.

Путь к легенде

Салли изучала фотографию в Вермонтской школе. Во многих интервью женщина утверждает, что единственной мотивацией для учебы была возможность побыть наедине со своим тогдашним парнем в темной комнате развития. Два года Салли училась в Беннингтоне - именно там она познакомилась с Ларри, которому сама сделала предложение. Проучившись год в европейских странах, будущий легендарный фотограф в 1974 году получила диплом с отличием, а еще через триста дней пополнила растущий список достижений, получив степень магистра - правда, не в фотографии, а в литературе.До тридцати лет Манн одновременно фотографировал и писал.

Сегодня невероятная женщина и популярный фотограф живет и работает в своем родном городе Лексингтон, штат Вирджиния, США. Со дня публикации и по сей день ее удивительные работы служат бесценным источником вдохновения для людей всех творческих профессий.

Салли Манн - один из самых известных американских фотографов и обладатель множества наград в области фотографии. Она наиболее известна своими черно-белыми детскими фотографиями своих детей, а также пейзажами и фотографиями, посвященными теме разложения и смерти.

Ранняя жизнь и образование

Она родилась в Лексингтоне, штат Вирджиния, в 1951 году. Салли - третья из трех детей и единственная девочка в семье врача Роберта С. Мангера. Ее мать, Элизабет Эванс Мангер, вела книжный магазин в Университете Вашингтона и Ли в Лексингтоне. В 1969 году Манн окончил школу Патни, затем поступил в колледж Беннингтон и Всемирный колледж друзей. Она получила степень бакалавра гуманитарных наук с отличием в Колледже Холлинза (ныне Университет Холлинза) в 1974 году и степень магистра творческого письма в 1975 году.Фотодебют состоялся в Патни с обнаженной одноклассницей.

Начало карьеры

После окончания школы Манн работал фотографом в Вашингтонском университете и Ли. В середине 1970-х она сфотографировала строительство нового здания юридической школы, что привело к ее первой персональной выставке, которая состоялась в конце 1977 года в галерее Коркоран, Вашингтон, округ Колумбия. Эти сюрреалистические изображения были частью первой книги Second Sight, опубликованной в 1984 году.

«В двенадцать: портреты молодых женщин»

Вторая коллекция фотографий Салли Манн, «В ​​двенадцать: портреты молодых женщин», выпущенная в 1988 году, посвящена девочкам-подросткам.

«Ближайшие родственники»

Возможно, самым известным был третий сборник Манна, The Immediate Family, опубликованный в 1992 году. «Нью-Йорк Таймс» писала: «Возможно, ни один фотограф в истории не добился такого успеха в мире искусства».

Книга состоит из 65 черно-белых фотографий троих детей фотографа в возрасте до 10 лет. Многие кадры были сняты во время семейных летних каникул в доме у реки, где дети играли и купались в обнаженном виде.За эти кадры в Америке и за рубежом Салли Манн обвинили в распространении детской порнографии. Некоторые религиозные лидеры также подверглись резкой критике.

Но были и положительные отзывы. Журнал New Republic написал, что это «одна из величайших фотокниг нашего времени».

Манн всегда ставила интересы своих детей на первое место. Перед публикацией фотоальбома Immediate Family она проконсультировалась с федеральным прокурором Вирджинии, который сказал ей, что она может быть арестована за некоторые из показанных изображений.

Она решила отложить публикацию на 10 лет, чтобы дети выросли и поняли, к каким последствиям может привести публикация этих снимков. Но ребятам такое решение явно не понравилось. Затем Манн и ее муж договорились, чтобы Эммет и Джесси (старшие дети Салли Манн) поговорили с психологом, чтобы убедиться, что они понимают, к чему может привести публикация. Каждому ребенку было разрешено выбрать рамки, которые будут включены в книгу.

Детский психиатр Аарон Эсман писал, что эти фотографии не кажутся эротически стимулирующими никому, кроме «закоренелых педофилов, догматиков или религиозных фундаменталистов».«

Четвертая книга Салли Манн, Still Time, опубликованная в 1994 году, основана на каталоге передвижной выставки фотографий, сделанных за 20-летний период. Набор из 60 предметов включает портреты ее детей, ранние пейзажи и абстрактные изображения.

Дальнейшая карьера

В середине 1990-х Манн начал фотографировать пейзажи методом влажного коллодия с использованием стеклянных пластин. Эти пейзажные изображения были показаны на двух выставках в Нью-Йорке в галерее Эдвинн Хук.

Пятый фотоальбом Манна, What Remains, состоящий из пяти частей, был опубликован в 2003 году. Он включает фотографии разлагающихся останков борзой фотографа Евы; фотографии тел из морга; с указанием места убийства сбежавшего вооруженного преступника; кадры с места, где произошла самая кровопролитная битва в истории Америки - битва при Антиетаме во время Гражданской войны; изображения детских лиц крупным планом. Таким образом, это исследование смертности, разложения и гибели завершается надеждой и любовью.

Седьмая книга Манна, Proud Flesh, была опубликована в 2009 году. Это шестилетнее исследование мышечной дистрофии ее мужа, Ларри. Проект был выставлен в Галерее Гагосяна в октябре 2009 года.

Восьмое издание Манн - это 200-страничная книга «Плоть и дух», изданная в 2010 году. Она включает автопортреты, пейзажи, изображения ее мужа, лица детей и изображения трупов. Общая тема коллекции - тело со всеми его прихотями, болезнями и смертностью.

Один из текущих проектов называется Marital Trust. Он охватывает 30 лет фотографии, включая самые сокровенные подробности семейной жизни Салли и Ларри. Публикация пока не анонсирована.

Личная жизнь

Салли Манн познакомилась со своим мужем Ларри в 1969 году. У них трое детей: Эммет (1979 г.р., ненадолго вступил в Корпус мира), Джесси (1981 г.р., художник, фотограф, модель) и Вирджиния (1985 г.р., юрист). Салли Манн живет с мужем на ферме в Вирджинии.Он работает юристом, но страдает мышечной дистрофией.

Признание

Работы Салли Манн входят в постоянные коллекции многих музеев, среди них: Музей Метрополитен, Художественная галерея Коркоран, Музей Хиршхорна и Сад скульптур, Музей изящных искусств в Бостоне, Музей современного искусства Сан-Франциско, Музей Уитни в Нью-Йорк и многие другие. доктор

Журнал

Time назвал Mann America лучшим фотографом 2001 года. Ее работы дважды появлялись на обложке этого издания.
Манн стала героиней двух документальных фильмов Стива Кантора. «Кровные узы» дебютировали на кинофестивале «Сандэнс» в 1994 году и были номинированы на премию Оскар за лучший документальный короткометражный фильм. Второй фильм, «Остатки», снятый тем же режиссером, впервые был показан в 2006 году. Этот фильм был номинирован на премию «Эмми» за лучший документальный фильм в 2008 году.

Фотографии Салли Манн:

Если вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter

Смерть, присутствующая и невидимая в творчестве Салли Манн - Не трогай

Наряду с фиксацией моментов реальной травмы Манн играет с инсценированной жестокостью.Две фотографии, подтверждающие это, - портреты ее младшего ребенка Вирджинии. Fallen Child , 1989 и The Terrible Picture , 1989 исследуют табуированные темы жестокого обращения и смерти, вселяющие страх в зрителя. На первый взгляд Fallen Child кажется ангельской фотографией Вирджинии. Она лежит, свернувшись клубочком, на траве, ее кудрявые волосы развеваются веером над головой. Через мгновение становятся очевидными «порезы» по всей ее спине, рукам и бокам. Этот намек на насилие резко контрастирует с ангельской фигурой.В контексте травмы картина читается совершенно иначе. Свернувшееся тело становится защитной позой; ее руки закопаны под грудью для защиты. Зрителю не сообщается, как произошла эта травма или насилие. «Повествование Манна о раненом теле, поднимающее призрак возможных нарушений , которое он отвергает, требует от зрителей тревожного участия в нарушении. Поскольку они не могут подтвердить неповрежденность и целостность изображенных тел, картины Манна втягивают нас в неопределенное, неудобное пространство, в котором мы сталкиваемся со своими собственными страхами растворения, потери, потери контроля и беспомощности.Неопределенность, связанная с насилием и выбором композиции Манном, усиливает первоначальную реакцию зрителя.

Манн не говорит зрителю, что «порезы», покрывающие падшее дитя, - это всего лишь стебли травы, разбросанные по спине Вирджинии. «Часто именно зритель привносит неправильное понимание изображений, окрашенное более широкой социальной паранойей по поводу нашего поведения по отношению к нашим детям». Травинки становятся опорой в попытке Манна создать сцену травмы. Это ложная травма, при которой никто из участников не получил физических травм.Манн одновременно обращается к ее страхам как матери, а также побуждает зрителя признать свой личный дискомфорт. «Обнаружив, что она организовала сцену, некоторые люди чувствуют себя обманутыми, как если бы с их эмоциями играли. «Надеюсь, вы справитесь с этим», - возражает [Манн]. «Вы узнаете кое-что о себе и своих страхах. У всех наверняка есть все те страхи, которые у меня есть за своих детей ». Вместо того, чтобы запечатлеть невинные сцены из детства, Манн требует, чтобы зритель столкнулся с собственными внутренними страхами.На фотографиях запечатлена сторона детства, которую обычно не признают в портретной живописи. Манн идет вразрез с тем, что дети одеты в свои лучшие наряды и чопорно позируют. Жесты детей плавны и тщательно просчитаны, одобрены как натурщиком, так и художником. Она обнажает не только их тела, но и неприятные реалии жизни.

«Опасения, которые они вызывают перед повреждением, заставляют зрителя внимательно рассматривать изображение, после чего следы оказываются только такими: отметками.Корка - это просто песок, глаза просто в тени, петля - это не что иное, как игрушечная татуировка, совершенно непохожая на полоску, которая появляется, а потому не связана с полосой, которая появляется, а только появляется так туго прямо над головой ребенка. Мы были втянуты в своего рода расшифровку отметок, в знаток, который характеризует взгляд на традиционно сделанные вручную уникальные медиа, что парадоксальным образом достигается за счет временной уверенности в документальной правдивости фотографии ».

Обзор произведений искусства: «Салли Манн: тысяча переходов» в музее Хай

«Поля сражений, Манассас (самолет)» Салли Манн в High Museum Салли Манн на открытии выставки «Remembered Light and Landscapes» в Jackson Fine Art, октябрь.17. (Фото Коллина Келли)

Гипнотическая и провокационная работа знаменитого американского фотографа Салли Манн будет представлена ​​на давно назревшей выставке в Художественном музее Хай с 19 октября по 2 февраля. «Тысяча перекрестков» отбраковывает самые разные фотографии. из ее тела часто спорных работ, чтобы представить обзор жизни за кадром.

Занимая три этажа крыла Высшей школы Энн Кокс, «Тысяча перекрестков» заполнена более чем 100 изображениями Манн, начиная с «Семьи», фотографий ее часто обнаженных детей, которые падали, словно бомба, в культурные войны конца 1980-х - начала 1990-х годов.В то время как шок от фотографий исчез, изображения остаются тревожными по своей композиции. Маленькие дочери Манна просто играют с маминым макияжем или старшая сестра пытается скрыть синяк под глазом младшей в «Горжусе»? Находятся ли ее дети в смертельной опасности, когда в «Пикнике» они наблюдают в непосредственной близости массивный пожар? Ее муж просто прижимает к себе спящую дочь или проверяет ее шею на пульс в «Последнем свете»? Выброшенная женщинами обувь, тележка для покупок и спасательный круг - это предчувствие будущего, вызывающее тревогу на лице ее дочери в «Пузырях»? Фотографии вызывают эти и другие вопросы, но зритель может применить свое собственное объяснение, и именно отсутствие предыстории делает их неизгладимыми.

«Пикник» Салли Манн в Хай-музее

Острый взгляд Манн на пейзажи уже был очевиден на ранних фотографиях ее семьи, но когда она намеревалась фотографировать знаменитые поля сражений Гражданской войны на юге, темные, угрюмые поля и леса доказали это. быть еще более тревожным. Используя метод «мокрой пластины» 19 века, эти фотографии заполнены пылью, мусором и неровностями, вызванными необходимостью обработки на месте и нестабильностью токсичной коллодиевой эмульсии, использованной для экспонирования изображения.Поля сражений в Антиетаме, Колд-Харборе и Чанселлорсвилле - это запретные места, заполненные тенистыми деревьями, а в одном следы пыли выглядят как пули, летящие по лесной поляне. В другом - такое отсутствие света, что пейзаж почти становится негативным изображением, и даже солнце становится черным водоворотом на горизонте.

В своей более поздней работе Манн размышляет о расе, фотографируя сельские афроамериканские церкви недалеко от своего родного Лексингтона, штат Вирджиния. Используя высококонтрастную пленку и напечатанные на просроченной фотобумаге, которая создает непредсказуемый диапазон цвета и текстуры, церкви - даже те, которые давно заброшены и поглощены природой, - по-прежнему остаются яркими.Портреты чернокожих мужчин, сделанные Манном в середине-конце 2000-х, дезориентируют, как будто они были сделаны 100 лет назад. Их поза настолько запоминающаяся, что нельзя не вспомнить жестокости, которым подвергались чернокожие в эпоху рабства и Джима Кроу на Юге.

«Вдумайтесь в сердце» Салли Манн в Высоком музее.

Выставка возвращается к детям Манна - теперь уже взрослым - и к острым фотографиям ее мужа Ларри и его борьбы с поздней мышечной дистрофией. Лица ее детей выглядят почти как погребальные маски на огромных портретах крупным планом, в то время как «Сердце размышления», портрет спины Ларри с его рукой на плече, поражает своей интимностью и уязвимостью.

Если вы ищете вторую, более концентрированную дозу работ Манна, посмотрите «Запоминающийся свет и пейзажи» в Jackson Fine Art в Бакхеде до 21 декабря. Эта небольшая выставка посвящена изображениям Манна в мастерской коллеги-художника Сая Туомбли. с большим количеством южных пейзажей, в том числе навязчивым изображением форта Пуласки на побережье Джорджии.

Мастерство Манн в качестве визуального рассказчика не только помещает ее в компанию величайших фотографов, которых когда-либо видела среда, но и прямо в ряды Фланнери О'Коннор, Юдоры Велти и Уильяма Фолкнера за ее непоколебимые и неприкрашенные наблюдения Юга и его люди.«Тысяча переходов» - это путешествие, которое останется с вами еще долго после того, как вы покинули Высшее. Идти.

«Триптих» Салли Манн в Высоком музее

«Салли Манн: Тысяча переходов» - выставка, которую обязательно нужно посетить в 2019 году

Размещено Бриенн Уолш 9 января 2019 г. | Конкурсы / События

Салли Манн, американка, 1951 года рождения, «Пасхальное платье, 1986», серебряно-желатиновая печать, изображение: 47 x 57,8 см (18 1/2 x 22 3/4 дюйма).), Патрисия и Дэвид Шульте. Изображение © Салли Манн,

Открыт до 10 февраля в музее Дж. Пола Гетти, Центр Гетти в Лос-Анджелесе, Салли Манн: Тысяча пересечений - это первое крупное международное исследование фотографий Салли Манн, художницы, известной своими запоминающимися и запоминающимися изображениями ее семья и американский Юг.

Родившийся в 1951 году в Лексингтоне, штат Вирджиния, работа Манна часто вызывала споры. На ее самых известных изображениях из серии Immediate Family, , впервые представленной в 1990 году, изображены обнаженные трое ее детей, играющих в уединенном летнем домике семьи Манна в Вирджинии.Изображения, получившие множество критиков, с тех пор стали культовыми. Другие сюжеты Манна включают пейзажи американского Юга, снятые с помощью фотографических приемов, популярных на полях сражений Гражданской войны; многочисленные афроамериканские церкви 19 годов века недалеко от ее родного города; и ее собственное тело, получившее травму после серьезной аварии во время езды.

На выставке 110 изображений, некоторые из них выставляются впервые. После закрытия в Музее Дж. Пау Гетти он отправится в Музей изящных искусств в Хьюстоне, где будет открыт с 3 марта по 27 мая.Этим летом он будет выставлен в Jeu de Paume в Париже перед закрытием в High Museum of Art в Атланте.

Для получения дополнительной информации о выставке посетите веб-сайт музея Дж. Пола Гетти.

Ниже представлена ​​подборка изображений Манна.

Салли Манн, американка, 1951 г.р., «Канава, 1987», серебряный отпечаток желатина, изображение: 47,5 x 58 см (18 11/16 x 22 13/16 дюйма), Чикагский институт искусств, Дар Салли Манн и Галерея Эдвинн Хоук, 2000. 41, Изображение © Салли Манн,

Салли Манн, американка, 1951 года рождения, «Помидоры черри, 1991», серебряно-желатиновый отпечаток, изображение: 47.6 x 59 см (18 3/4 x 23 1/4 дюйма), Национальная галерея искусств, Вашингтон, Коллекция Коркорана (Дар Дэвида М. Малкома в память о Питере Т. Малкоме), изображение © Sally Mann

Салли Манн, американка, 1951 года рождения, «Две Вирджинии, № 4, 1991», серебряно-желатиновый отпечаток, изображение: 61 x 50,8 см (24 x 20 дюймов), коллекция Estée Lauder Companies Inc., изображение © Sally Mann

Салли Манн, американка, 1951 года рождения, «Глубокий Юг, Без названия (Фонтенбло)», негативный 1998; печать 2017, Серебряно-желатиновая печать, Изображение: 94.9 x 120 см (37 3/8 x 47 1/4 дюйма), Национальная галерея искусств, Вашингтон, Обещанный дар Стивена Г. Стейна, Фонд пособий для сотрудников, изображение © Sally Mann

Салли Манн, американка, родилась в 1951 г., «Бобовое дно», 1991 м. Отпечаток отбеливателем серебристого цвета, лист: 49,5 x 49,5 см (19 1/2 x 19 1/2 дюйма), частная коллекция, изображение © Sally Mann

Салли Манн (американка, 1951 г.р.), Кровавый Нос, 1991, отпечаток отбеливателя серебряной краской, Изображение: 49,5 x 49,5 см (19 1/2 x 19 1/2 дюйма), Частное собрание, Изображение © Sally Mann

Салли Манн, американка, 1951 года рождения, г. Св.Paul United Methodist », 2008–2016, серебряно-желатиновая печать, Лист: 20,3 x 25,4 см (8 x 10 дюймов), Собрание художника, Изображение © Sally Mann

Салли Манн, американка, 1951 г.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *