Стивен кляйн фотограф: Фотограф недели: Steven Klein — STYLEINSIDER

Содержание

«Я слегка надрезаю кожу и пробую добраться до мяса» — Look At Me

Вчера в «Гараже» открылась видеоинсталляция фотографа Стивена Кляйна «Капсула времени». Слоу-моушен-видео, выставленное в фойе «Гаража» на десяти экранах, — эксперимент на стыке моды, искусства и кино. Стивен Кляйн встретился с Look At Me после открытия выставки и рассказал о том, почему его разочаровывает мода, зачем злить читателей и как провалить фотосессию со знаменитостью.


 


Американский фэшн-фотограф Стивен Кляйн, известный своими мрачными и сексуальными сериями в журналах Interview, W и Vogue, а также откровенными фотосессиями со знаменитостями (например, с Мадонной и Брэдом Питтом) начал эксперименты с кино. Его черно-белый слоу-моушен на десяти экранах посвящен теме старения женщины. Для проекта «Капсула времени» супермодель Амбер Валетта снялась в десяти сценах — с 1919 по 2019 год в интерьерах этого времени в окружении двоих мужчин-моделей: экраны показывают, как героиня выглядит в течение девяноста лет своей жизни — от двадцати до ста десяти.

Скриншоты этого проекта были напечатаны в сентябрьском номере W, а сама выставка уже побывала в нью-йоркской галерее Armory.


Как вам ваш приезд в Москву — в прошлый раз и в этот? 

Ну, в общем, как обычно, свободного времени немного. Я не очень-то много гулял, потому что делал инсталляцию в «Гараже», но вот сегодня утром побывал в Кремле, посмотрел на удивительные старые кареты. Я уже приезжал в Москву пять лет назад и в тот раз не очень много ходил по музеям, а ездил в детский приют вместе с Наташей Водяновой, и, если основываться только на том, что я увидел, изменилось не очень многое. Из общих наблюдений: люди стали больше говорить по-английски, а в городе чувствуется огромный интерес к искусству — когда я был здесь в прошлый раз, не было столько выставок. Мне очень нравится, что Москва большая, а комьюнити маленькое. То есть Нью-Йорк — огромный город, и все как-то разрозненно, а здесь все собрано вместе и все всех знают.

 

Пока я делал выставку в «Гараже», то смотрел все, что выставляется рядом: для меня большая радость оказаться в «Гараже» одновременно с Уильямом Кентриджем и Мариной Абрамович. Мне даже трудно было сосредоточиться на своей выставке, потому что я часто и надолго приходил на экспозицию Марины, это совершенно невероятное ощущение. Я был на оригинальной выставке в МоМа, конечно же, но эта выставка, во-первых, больше, а во-вторых, у меня получилось поучаствовать в научном эксперименте, где люди в белых халатах ставили опыты с волнами моего мозга.



Мне совершенно необязательно кому-то нравиться


В «Капсуле времени», которую вы открыли вчера, вы показываете старящуюся Амбер Валетту, когда большая часть модной индустрии построена на молодости и привлекательной внешности. И тут ты открываешь ведущий модный журнал W и видишь там разворот с женщиной, которой сто десять лет. Противоречие очень в вашем стиле.

Эта история не про возраст и не про то, как я стараюсь изобразить женщину в старости без пластического хирурга. Я хотел показать протяженность старения и характер, развивающийся со временем, и думал о «Капсуле времени» в первую очередь как о фильме, отрывки из которого и попали в фотосессию в W.

Да, с возрастом разрушается кожа, но душа становится свободнее — я в этом уверен. Моя история о том, как красота умирает, а дух крепнет. Это скорее что-то из восточной философии, особенно для женщины. Женщину сейчас очень увязывают с понятием красоты и свежести. Но в ней особенно видно личность и человеческую силу, когда уже нет очарования молодости. Женщина в моем проекте контролирует себя и находится совершенно в другом душевном измерении: чем моя героиня старше, тем она сильнее и свободнее. И то, что в последнем кадре она в корсете МакКуина, — для меня это визуальное воплощение духовной свободы.


Инсталляция «Капсула времени» в «Гараже»


Для вас сексуальность по-прежнему настолько же важна, как и раньше? Чем вы будете впечатлять людей дальше?

Исследование сексуальности всегда будет частью моей работы: настолько же серьезной, как свет и темнота в самых их широких смыслах. Мне нравится нарушать табу моих читателей, дразнить их тем, что приемлемо и неприемлемо. Что бы это ни было, если человек разозлился, это хорошо. Когда женщины смотрят «Капсулу времени», они начинают переживать по поводу своей молодости и отпущенного им времени, и это совершенно другой уровень, нежели ласкающая глаз картинка на журнальном развороте. 

Я умею как-то несознательно провоцировать скандал, наверное, потому что мне совершенно необязательно кому-то нравиться. Сейчас чуть ли не максимум, чего можно добиться от читателя, — заставлять его остановиться, пока он переворачивает страницы журнала и дать им отпечататься у него в подсознании. Мне нравится, когда людям неуютно из-за моих снимков и они покидают свою зону комфорта, я люблю негативные реакции. Мода очень консервативна, и дерзких в ней немного. И так везде: дерзких любят, но быть ими все равно решают единицы. И в искусстве, и в моде чувствуется раскол — где настоящая дерзость, а где только претензия на нее. Люди вокруг постоянно укрощают себя. А я слегка надрезаю кожу и пробую добраться до мяса. 



Дерзких любят, но быть ими все равно решают единицы

Стивен Кляйн сейчас — это уже не человек, а бренд, а может, даже и целая институция. Потому что с таким конвейером съемок и проектов, должно быть, очень трудно отделить себя от своей работы.

Моя работа настолько связана со мной и моими потребностями, что я их как-то осознанно и не разделяю. Мои съемки — это как джакузи, там всегда что-то бурлит и кипит, но я сам так выбрал: выучившись на художника, решил работать в журналах. Я чувствую, что меня постоянно оценивают окружающие, но то, что я делаю, давно перешло из категории картинок на заказ в какой-то гармоничный образ жизни, где съемки — это продолжение разговора и часть всего происходящего. 

Я живу один и провожу много времени сам по себе. Каждые выходные я изучаю каббалу и катаюсь на лошадях. Как и все, по выходным я занимаюсь спортом. А еще обожаю фильмы и смотрю их очень много, думая о том, как и куда дальше я мог бы развиваться.

Так что у меня есть и какая-то своя жизнь. 

Есть ли съемка мечты, которую вы еще не можете себе позволить?

Моя главная съемка мечты — это мой собственный фильм, причем мне не хотелось бы делать что-то тихое и минималистичное. Я бы сделал дорогой и подробный визуальный ряд, тщательно продумал бы сцены и образы и снял полнометражный художественный фильм. Собственно, «Капсула времени» — это мой набросок для будущих фильмов. Я смотрю много кино и часто впечатляюсь им. Мне очень понравился последний фильм Альмодовара, «Вход в пустоту» и «Древо жизни». Три самых сильных киновпечатления — все совершенно разные, но каждый со своей внутренней вселенной и без капли цинизма. Посмотрев их один раз, ты уже никогда не будешь таким, как раньше. Кино захватывает меня настолько, что я думаю, каким режиссером мне хотелось бы быть дальше и как сочетать красоту и содержание. Конечно, мне хотелось бы быть Кубриком.


Фотосессия Стивена Кляйна в сентябрьском номере W


Вы помните свою первую в жизни серьезную фотосъемку в деталях? Что вы тогда чувствовали?

Мое первое задание было для Dior Cosmetics: креативный директор кампании увидел мой рисунок и захотел его купить, так мы и познакомились. В те времена их проект снимал Хиро, и каким-то образом они отказались от его съемки, позвав меня. Дали мне парижскую студию на неделю и все, что мне тогда было нужно. Я волновался, но делал все, что хотел. Итогом всего этого стала противоречивая съемка с крупным планом и обернутым лицом, что вообще противоречит идее косметической кампании, но они, к моему удивлению, ее утвердили и выпустили. В этой картинке просто было правильное напряжение и правильная динамика.



Моя история о том, как красота умирает, а дух крепнет

Вы снимаете знаменитостей, часто разрушая их ролевые модели и тот имидж, который они строят почти всю свою карьеру. Насколько в вашей работе с Питтом, Мадонной и остальными вы вторгаетесь в их безопасное пространство, боретесь с ними или уговариваете?

Публичные люди любят контролировать то, как о них думают другие. Но я предпочитаю тех, кто не задумывается о себе, ищет что-то особенное и хочет выдохнуть перед камерой. Я часто заранее знаю, на что человек пойдет — это понятно по манере и настроению, когда с кем-то близко пообщаешься. Может, у читателей складывается впечатление, что я кого-то уговариваю и провоцирую, но мне самому не нравится кого-то уламывать или ставить в неудобную ситуацию. Это скорее игра, в которой люди иногда хотят играть по своей воле. Ну и у меня есть преимущество — во время съемок они на моей территории, и иногда я как хозяин могу их как-то уговорить и переубедить, но это не торг: все происходит очень органично, а каких-то споров или ссор я не помню вообще. 

Я уже давно не работаю в системе фотограф-модель. Так было раньше, в самом начале. Например, в 1990-м, когда я снимал тогда большую звезду — Принца: страшнее в моей жизни вообще ничего, наверное, не было. Я был очень наивен и отправился на съемки в парк с суперзвездой. Думал, что он устроит какое-то представление или начнет вести себя как шоумен, не догадываясь, что большинство известных людей очень отличаются в жизни и на сцене. Он не был ни жизнерадостным, ни каким-то особенно общительным, и со мной, конечно, случился ступор. И во всех своих следующих съемках я стараюсь не попасть в ту самую яму с готовыми образам и стереотипами.



Все изменится, когда мы будем меньше думать о деньгах

Вы вообще сами оцениваете свою работу? Вы ее любите или ненавидите? Или вы холодны к ней, когда она осталась позади?

Я очень быстро переключаюсь с одного на другое, иногда вспоминая самое любимое. Но у меня к ним сохранились еще какие-то сильные чувства: любовь и ненависть. Когда история давно в прошлом, я становлюсь очень беспристрастным и даже безразличным. Но сразу после съемки я чаще всего ненавижу свои кадры, потому что когда ты создаешь и придумываешь, ты на пике, и тебе кажется, что ты что-то нашел. Но отражение в реальности — это не картинка из головы, она снова ускользнула. И это бесит. Но так и делаются фотографии: пока не придумали способов передать воображение мгновенно во что-то материальное. После того, как ты что-то придумал, сразу же хочется это и уничтожить. 

«Капсула времени» — это еще и проект о том, что кино вас сейчас интересует больше моды. Мода вас разочаровала?

Самая большая проблема для людей из фэшн-индустрии сейчас — это то, что многим из них просто хочется уйти с работы пораньше. Закончить вовремя, не задерживаться и избежать конфликтов. Фактор страха очень сильный: все крепко держатся за свою работу и не собираются рисковать зря. Все делается быстрее, редакторам нужно сразу же видеть, что ты снял только что, через неделю это уже в журнале. Я с удовольствием вспоминаю время, когда я снимал фотографии и мог положить их на полку, а потом мы встречались за очень спокойным разговором с редакторами и участниками съемки и болтали по делу и ни о чем. Мы разбирали картинку, думали, как ее переделать и часто переснимали всю серию, если она нам казалась неудачной. Сейчас во главе угла — время и дедлайн. Мне не хватает делового общения, анализа того, что происходит, и — вы удивитесь — критики. Я бы не прочь замедлиться. Потому что в чем смысл делать съемки, не продумывая их до и после, не делая выводы? 



Фантазия страдает в хорошие времена. Должен появиться кто-то, кто всех разбудит

Каково вообще быть Стивеном Кляйном? Это авторитет, который никто не критикует?

К сожалению, да. Мне вообще не хватает критики в последнее время очень сильно. Люди никогда не говорят тебе правду целиком. Разве что один раз один из редакторов американского Vogue сказал про мою съемку во французском Vogue: «Меня настолько оттолкнула твоя серия, что я выкинула весь журнал». И мне было приятно услышать какую-то другую реакцию кроме «о’кей», но огорчать этого человека я, конечно же, не хотел. 


Съемки Стивена Кляйна


Я бы очень хотел больше пространства для людей, которые могут и хотят экспериментировать, чтобы журналы больше думали над версткой и дизайном, а редакторы критиковали фотографов, а не отбивались стандартными фразами «Все хорошо, как всегда», потому что ни я, ни мои коллеги не сломаемся, если нас покритикуют со стороны и подтолкнут к чему-то большему. Моя мама так и говорит: «Им нужно только твое имя на картинке» — и мне часто кажется, что так и есть. Это неправильно, когда людям имена нравятся больше идей. И сейчас то же самое происходит с брендами: они стали памятниками самим себе и их авторитет часто непререкаем, а контекст никому не интересен.

Кому под силу эту изменить?

Все изменится, когда мы будем меньше думать о деньгах. Такое не может продолжаться вечно. Все вещи меняются и ломаются, и одержимость деньгами тоже должна отступить. Это правда: фантазия страдает в хорошие времена. Ограничения в политике, идеологии и деньгах ведут к тому, что люди начинают больше придумывать, программировать разные сценарии и очищать себя. Визуальная стимуляция, которая стала совсем уже гротескной в последние годы, должна когда-то кончиться. Эти мелькающие образы просто ослабляют нас, погружают нас в транс или в состояние какого-то нервного сна. Транс переворачивания страниц в журналах, листания браузеров и ридеров. Должен появиться кто-то, кто всех разбудит. Но мне кажется, это будет не какой-то человек, а матушка-Земля, которая уже сейчас говорит нам, что мы перегибаем палку.

Стивен Кляйн — биография и семья

Она меня бесконечно возбуждает!

Стивен Кляйн — один из самых высокооплачиваемых фотографов фэшн-индустрии. Он снимает знаменитостей в самом неожиданном виде. Он заставил Джастина Тимберлейка недвусмысленно засунуть руку себе в штаны. Клаудиу Шиффер, всегда так уверенно смотрящую с глянцевых фото, запечатлел в образе особы, страдающей булимией. Усадил ее возле телика и заставил лопать чипсы, от одного взгляда на которые супермодели начинают толстеть.

Вот уже шесть лет Стивен Кляйн снимает Мадонну. Накануне концерта поп-королевы в Москве Стивен привез в столицу свою фотовыставку Madonna.X-STaTIC PRO=CeSS. Если бы вы встретили Кляйна на улице, ни за что не признали бы в нем фотознаменитость. Одет в камуфляжные штаны и толстовку, на голове непокорные вихры. В то время когда шел монтаж выставки, Кляйн любезно ответил на несколько вопросов.

— Стивен, как вы начали фотографировать? Я слышала, что это почти мистическая история.

— Это случилось очень давно. Мне было 13 лет, и я отправился на городскую ярмарку. Тут ко мне подошел какой-то человек и вручил фотоаппарат. Это была маленькая дешевая «мыльница». После этого случая я и начал фотографировать. Собственно, на самой ярмарке я сделал не так много снимков. Чуть позже стал работать в больнице, в которой держали людей, страдающих душевными расстройствами. Я наблюдал за ними и фотографировал. Иногда их выпускали погулять, но, по сути, они жили жуткой жизнью. Я был потрясен: большую часть времени они проводили в клетках.

— Как произошла ваша встреча с Мадонной?

— Она моя любимая модель. Это правда.

Встретились мы в Лондоне. Она играла в спектакле, я пришел его посмотреть. Мне понравилось, после шоу отправился в гримерку, чтобы поздравить. Мы познакомились и вскоре начали работать вместе.

— Как вам работается с поп-королевой?

— О! Это бесконечно возбуждающе!

— Кто придумывает образ, в котором предстанет герой? Это целиком ваша фантазия, идея героя или некий микс?

— Я бы не стал называть это фантазией! Всегда есть сценарий. Он может быть не вербальным, а визуальным. Может заключаться в одном единственном слове. Что касается Мадонны, то как только я ее увидел, сразу понял: все, что мы станем делать, никоим образом не будет касаться моды.

— Звезды — товарищи капризные. Насколько легко они соглашаются выполнить ваши сценарии?

— У меня есть определенные симпатии, уважение к людям, с которыми я работаю. Я никогда в жизни не делал ничего такого, что могло бы быть воспринято как давление на личность. Не могу сказать, что взял и вероломно воспользовался доверием человека, оказавшегося у меня в руках. Кстати, еще никто не отказывался от того, что я предлагаю.

— Не так давно вы снимали семейную жизнь Брэда Питта и Аджелины Джоли. Вышли такие откровенные, личные фото. Это была постановочная съемка или некое риалити?

— А вот это должен решать зритель. Это и есть та самая таинственность, которая должна быть в фотографии. Ведь фотография — это самая большая ложь и самая большая правда на свете.

— Если бы представилась возможность снять Джоржда Буша, в каком пространстве вы бы его увидели?

— О-о-о, Джорджа Буша? Я не могу так сразу, мне надо подумать. Может быть, это была бы тюрьма.


Стивен Кляйн — фотограф Мадонны

Стивен Кляйн (Steven Klein) является на сегодняшний день одним из самых известных и высокооплачиваемых фотографов в индустрии моды. Его фотографии можно увидеть в самых престижных глянцевых изданиях. При этом Кляйн не боится фотографировать знаменитостей в самом неожиданном виде и кричащих образах. Например, он не побоялся заставить модель Клаудиу Шиффер сниматься в образе особы, страдающей булимией, а Наоми Кэмпбелл на его фотографиях предстает перед зрителем в роли бомжа, поедающей фастфуд в обычной забегаловке.

Стивен Кляйн проделывает самые разнообразные эксперименты со своими знаменитыми моделями, что и принесло ему мировую славу. Сегодня Кляйн определяет стиль и направление современной моды, с чем он надо сказать  прекрасно справляется. Хотя его многочисленные работы, конечно, относятся к коммерческой фотографии, тем не менее, они имеют непосредственное отношение к настоящему фотографическому искусству.

Будущий знаменитый фотограф моды родился в 1961 году в Нью-Йорке. С самого детства у мальчика обозначился острый интерес к рисованию и творчеству, уже в подростковом возрасте Стивен определился с тем, что точно хочет стать художником. В то же время в возрасте тринадцати лет он при довольно загадочных обстоятельствах получил свой первый в жизни фотоаппарат.

Сам Стивен Кляйн рассказывает об этом так: «Это случилось очень давно. Мне было 13 лет, и я отправился на городскую ярмарку. Тут ко мне подошел какой-то человек и вручил фотоаппарат. Это была маленькая дешевая «мыльница». После этого случая я и начал фотографировать. Собственно, на самой ярмарке я сделал не так много снимков». Однако поначалу для молодого человека фотография являлась лишь простым увлечением, которому он не придавал большого значения.

Интересно, что первыми фотомоделями в творчестве Стивена Кляйна оказались  душевнобольные люди: «Чуть позже я стал работать в больнице, в которой держали людей, страдающих душевными расстройствами. Я наблюдал за ними и фотографировал. Иногда их выпускали погулять, но, по сути, они жили жуткой жизнью. Я был потрясен: большую часть времени они проводили в клетках». Возможно, поэтому в дальнейшем он прибегал к неожиданным, кричащим и порой немного «сумасшедшим» образам при съемке знаменитостей.

Впрочем, в свою первую модель Стивен влюбился еще в школе. По его воспоминаниям, он «был просто без ума от нее и фотографировал ее много лет. Она была похожа на индианку: заплетала длинные волосы в косу, кожа у нее оливкового цвета, а глаза – большие, как у скорпиона, и темные. Она обладала особым чувством стиля. У нее я впервые увидел европейский (или французский) Vogue, в то время я еще не имел ни малейшего представления о мире моды».

Появление в жизни Стивена Кляйна этой девушки с необыкновенной внешностью перевернуло его представления о фотографии, и позволило ему впервые обратить свое внимание на мир моды. Если поначалу он мечтал стать художником, попутно занимаясь керамикой и гончарным делом, то постепенно Стивен стал все больше интересоваться фотографией. В подвале родительского дома он даже соорудил себе собственную фотолабораторию. Все же после окончания школы он стал изучать живопись в Род-айлендской Школе Дизайна (Rhode Island Schoolof Design). Надо сказать, что в его фотографических работах часто проглядывают «нотки» живописи и художественное образование, полученное им.

Сам Стивен Кляйн признает, что его фотоснимки зачастую смотрятся как картины, но в то же время отмечает, что никакие живописные полотна не оказывают на него влияния, когда он фотографирует. О соединении или сравнении живописи и фотографии Кляйн говорит следующее: «Изучение этих двух дисциплин доказало мне, что сравнение фотографии и живописи совершенно бесполезно. Нет смысла создавать снимки, которые хороши только своей связью с прошлым и оправдываются лишь схожестью с другими видами искусства. Напротив, всегда нужно смотреть в будущее!».

После получения художественного образования Стивен Кляйн всерьез занялся коммерческой фотографией. С начала 90-х годов он начинает участвовать в рекламных компаниях «CalvinKlein», «Dolce&Gabbana» и «Nike». Его фотографии появляются в таких известных журналах, как «i-D», «W», «Arena», «Dazed&Confused», «Commons&Sense», «RollingStones» и «Vogue». Уже в первой половине 90-х годов Кляйн становится одним из самых востребованных модных фотографов. С тех пор его известность начала стремительно расти и к началу 2000-х годов он уже вошел в «круг избранных» в индустрии модной фотографии. Его имя становится брендом и к нему все чаще обращаются звезды Голливуда и самые известные модели для проведения фотосессий.

Многие критики отмечают, что работы Стивена Кляйна в области коммерческой фотографии довольно раскованы, если не сказать больше. Ведь их автор нередко включает в фотографии сцены с откровенной гомоэротикой или садомазохизмом. Он довольно часто снимает для гей-журналов, в частности, его календарь «Боги Стадиона-2008» привлек к себе огромное внимание. Однако все же снимки Кляйна нельзя назвать очень скандальными, хотя он и предпочитает работать с обнаженной натурой.

Среди его работ можно найти действительно огромное количество прекрасных и ярких снимков, не имеющих ничего общего с вульгарностью или сценами сексуального характера. Его можно назвать настоящим профессионалом, который тонко чувствует обнаженную натуру. Идеалом для Стивена Кляйна является античная красота развитого, спортивного тела.  В этой связи критики ставят ему в вину «сложные отношения» с женским телом, которое на его фотографиях предстает во всем своем реализме – со складками, напряженными мышцами и морщинами как нечто грубое и мужское.

Сам фотограф отмечает, что присутствие сцен гомоэротики или садомазохизма в коммерческой фотографии продиктовано исключительно наличием спроса общества на подобного рода продукцию. Но многие редакторы изданий с ним не согласны и отказываются от сотрудничества со знаменитым фотографом, не желая присоединяться к насаждению сексуальных субкультур. Стивен Кляйн парирует им: «Забавно, ведь я делаю эти снимки с лучшими намерениями. И часто получаются очень сильные фотографии, но кому-то в шоу-бизнесе они кажутся слишком гомосексуальными или что-нибудь в этом роде. Но покажи эти фотографии какому-нибудь нормальному парню на улице и он скажет: Вау, это круто мужик!».

Хотя Стивен Кляйн работал с огромным количеством знаменитостей, включая, например, Джастина Тимберлейка, Анжелину Джоли, Брэда Питта, Бритни Спирс и других, наибольшую известность ему принесла совместная работа с поп-дивой Мадонной. Можно сказать, что для Мадонны Стивен стал ее личным, «придворным» фотографом.

Познакомились они в Лондоне, где поп-звезда принимала участие в каком-то спектакле. После представления он отправился в гримерку, чтобы поздравить Мадонну. Они понравились друг другу  и вскоре начали работать вместе. Самый знаменитый совместный проект Стивена Кляйна и Мадонны имел несколько странное название «X-STaTICPro=CeSS» и включал в себя серии фотографий, коллажи и видео инсталляции. В  2003 году в художественной галерее в Нью-Йорке прошло представление этого проекта, успех выставки оказался ошеломляющим.

В 2006 году эта выставка побывала и в Москве. Также Стивен Кляйн снимал поп-диву в фотосессии «MadonnaUnbound» для журнала W 2002 года, где Мадонна предстает в потрясающих воображение и леденящих душу образах, а также делал обложки для ее музыкальных альбомов и видеоинсталляции к последним турне. На вопрос как ему работается с Мадонной, Стивен Кляйн отвечает очень эмоционально: «О! Это бесконечно возбуждающе! Мадонна — моя любимая модель! Это правда!». Сама Мадонна также рассыпается в комплиментах перед мастером модной фотографии: «Стивен – куда больше, чем модный фотограф. Он настоящий художник и создает настоящее искусство».

Некоторые скептики высказывают мнение, что одна из главных составляющих такого впечатляющего успеха Стивена Кляйна заключается просто в славе его моделей. С этим можно соглашаться, однако, что точно не отнять у Кляйна, так это умения работать со знаменитостями. Ему часто задают вопрос, как же звезды шоу-бизнеса и моды соглашаются на выполнение задуманных им сценариев, ведь все они в большинстве своем люди очень капризные. Он отвечает так: «У меня есть определенные симпатии, уважение к людям, с которыми я работаю. Я никогда в жизни не делал ничего такого, что могло бы быть воспринято как давление на личность. Не могу сказать, что взял и вероломно воспользовался доверием человека, оказавшегося у меня в руках. Кстати, еще никто не отказывался от того, что я предлагаю».

Не проходит и месяца, чтобы фотографические работы Стивена Кляйна не появлялись на обложках и страницах какого-либо известного гламурного издания. Такой коммерческий успех объясняется и тем, что он, как никто другой в индустрии модной фотографии, обладает умением чувствовать современные тенденции и снимать в соответствии с поставленной задачей. Он тонко чувствует стиль и требования каждого отдельного глянцевого издания, оставаясь при этом талантливым фотохудожником с собственным почерком.

Веб-сайт фотографа: kleinstudio.us

Источник: Фотокомок.ру

Стивен Кляйн. Ребусы и загадки великого экспериментатора — Творчество известных фотографов — Каталог статей

Текст: Лидия Гуменюк

Несмотря на всю нынешнюю популярность профессии фотографа, очень трудно найти специалиста в мире глянца, точно чувствующего стиль и требования каждого отдельного издания и сохраняющего при этом собственный «почерк». Стивен Кляйн как раз такой человек.

Стивен Кляйн пришел в фотоискусство не сразу и не случайно. Родившись в Нью-Йорке в 1961 году, сначала изучал живопись в Rhode Island School of Design, а затем его интерес плавно переключился на фотографию. Действительно, многие отмечают черты живописности в его фотографическом творчестве. Однако сам он утверждает, что изучение этих двух дисциплин доказало ему, что сравнение фотографии и живописи совершенно бесполезно. Кляйн считает, что нет смысла создавать снимки, которые хороши только своей связью с прошлым и оправдываются лишь схожестью с другими видами искусства — наоборот, всегда нужно смотреть в будущее.

Может быть поэтому, из-за страсти к вечному движению и переменам, фотография для Кляйна — это научный эксперимент, а свою студию он называет лабораторией. И съемка у него скорее не психологический процесс, а физический: атомы ведь непрерывно изменяют свои электрические заряды, также и процесс съемки, и фотограф должны провоцировать в модели неповторимые изменения. Обычно говорят, что конечный результат зависит от фотографа, от его видения модели в кадре, но, возможно, дело еще и в изменении поведения модели, в зависимости от ее взаимодействия с человеком за камерой. Кляйну часто кажется, что звезды из разных областей шоу-бизнеса с удовольствием с ним сотрудничают именно потому, что он может показать их неоднозначно, по-новому — совсем не так как они привыкли видеть себя на глянцевых обложках.

С другой стороны, Кляйн явно лукавит, так как он, наравне со многими современными мастерами fashion-фотографии, отлично умеет сделать из человека мертвую куклу. Играет этими образами, используя в одной серии и людей, и манекенов — в результате уже не разобрать, кто из них где. Впрочем, все варьируется и зависит от задачи — он же настоящий «многостаночник» в журнальной сфере, сложный и противоречивый при этом, предсказуемый и нет. Кляйн — ребус.

Используя привычные экранные образы звезд, в то же время он входит с ними в некое противоречие. В семейной серии Анджелины Джоли и Бреда Питта (журнал W, 2005) он объединяет фотографии в стилистике их актерских амплуа, вроде мистера и миссис Смит, добавляя к этим голливудским картинам легкий налет «бытовухи». А идеалистические домашние снимки в кругу детей (всем известно, насколько многочисленна семья звездной пары), наоборот, нагоняет театральности и ¬неестественности — этакие Барби и Кен с кучей одинаковых детей.

В подобной же семейной серии он представляет Дэвида и Викторию Бэкхем — вовсе не как футболиста и бывшую солистку девчоночьей группы, а как брутальную парочку вроде Бонни и Клайда, путешествующую на машине и ночующую в дешевых мотелях.

Кляйн — сверхненатуральный фотограф, все его снимки зачастую нарочито неживые, но при этом он не ударяется в китч и фантастику. Кажется, что на его фотографиях время застыло как по мановению волшебной палочки еще задолго до щелчка затвора. В них присутствует некоторое спокойное напряжение, как в мире зазеркалья. Поэтому фотографа всегда можно узнать по этой бездвижной атмосфере, кажущемуся осязаемым плотному прозрачному воздуху. Кляйна всегда тянет к оживлению мертвой картинки, но не так, чтобы она приобрела некую динамику и превратилась в киноленту, а так, чтобы снимки сменяли друг друга достаточно бессвязно, в клиповом ритме. Он разбивает историю на составные части и перетасовывает их. При этом мы видим, что от «перемены мест слагаемых — сумма не меняется», мы понимаем то, что передает нам Кляйн — считываем, поскольку давно находимся в плену этих культурных стереотипов и экранных образов.

Интересен тот факт, что Кляйна как фотографа больше всего притягивают уже «съеденные» своей знаменитостью люди, снятые-переснятые всеми современными мастерами, как например, его самые любимые модели — Мадонна и Бред Питт. Массовая культура выдавила из них уже почти весь сок, они стали признанными секс-символами и бессмертными идолами. Стивен Кляйн этому не противоречит, но вносит отдельные черты, меняющие общее восприятие. Мадонну он снимает всегда по-разному: для рекламы — в более традиционном образе, для своего видеоарта — уже совсем иначе. Там он заставляет нас полностью забыть все то, что мы о ней знали. В этом плане показательны портреты Бреда ¬Питта, лицо которого полностью залито вязким веществом разного цвета, так что знакомые всем привлекательные черты еле прочитываются. Но мы смотрим на фотографию, читаем подпись и, все-таки, узнаем или просто верим в то, что это действительно он.

Что касается работы в журналах, то Кляйн отлично чувствует современные тенденции в фотографии и снимает так, как надо. Но в этом «так, как надо» чувствуется очень слабая ирония. Не шутка или хулиганство — он для этого слишком основателен. Кляйн отлично понимает, что и для кого снимает, где нужна более-менее классическая фотография, а где можно подключить бурную фантазию. Он может делать треш, но этого никто не заметит, потому что остается совершенно спокойным и ровным. Никогда никаких ярких эмоций и экспрессивных движений. Также никакого импрессионизма — сюжетов «как будто вырванных из жизни». У Кляйна нет и тени небрежности — несомненно каждый кадр четко прорисован заранее, выстроена композиция, баланс и сочетание цветов. Также он удивительно красиво, в лучших традициях времен Ньютона и Сьеффа работает и с черно-белой фотографией.

Как и многих современных фотографов Кляйна привлекает и обратная сторона красоты — его не пугают уродства. Да и что такое уродство, как не иная красота? Он часто делает из известных моделей и актрис жутковатых напудренных кукол, но и в этом есть своя мертвая эстетика мира манекенов, он просто усиливает акцент. Кляйн не чужд и гомоэротики. Ежегодно он выпускает календари «Боги стадионов» и снимает для гей-журналов. Его идеал — это античная красота развитого, спортивного тела. Вообще, он производит впечатление очень «мужского» фотографа. Поэтому у него достаточно сложные отношения с женским телом — если не превращено в пластмассу или фарфор, то так и норовит показать всю свою натуралистичность: складки, напряженные мышцы и т. д., нечто мужское и грубое. Например, в серии снимков «Эротика» тело модели красиво по своим линиям, как узор, но безобразно как объект желания, потому что мертво и костляво. Но если надо, он может показать и более привычную сексуальность.

Полностью материал читайте в печатной версии журнала «ФотоДело»

Великий провокатор: Стивен Кляйн о фотографии и Москве

© kleinstudio.us

Автор Анастасия Новикова​

28 ноября 2016

Один из самых провокационных и любимых знаменитостями фотографов, регулярно снимающий для Vogue, V Magazine, i-D и не только, вновь побывал в России и рассказал «РБК Стиль» о первой мыльнице, картинах Бэкона и символике креста на своих снимках.

— Стивен, как и когда вы заинтересовались фотографией?

— Мне было 13 или 14 лет, когда у меня появилась первая камера — обыкновенная дешевая мыльница. Причем это произошло совершенно случайно. Ее мне вручил незнакомый человек на городской ярмарке. И с тех пор я начал фотографировать.

— Но ведь вы же мечтали стать художником. Почему тогда переключились на фотографию?

— Да, я всегда мечтал стать художником и даже писал. Но когда переехал в Нью- Йорк, у меня почти не было денег. И тогда я подумал, что именно работа фотографом принесет мне прибыль. Так все и началось. Я работал в больнице, где лежали люди, страдающие психическими расстройствами. Я наблюдал за ними и фотографировал их.

Я, конечно, хожу на выставки, но ментально практически не вылезаю из «пузыря», в котором концентрируюсь на своей работе.

— Для вас фотография является искусством?

— Искусство — обширная тема. Я думаю, что коммерческая фотография, в основном, не является искусством. Ведь она создается лишь с целью увеличения продаж. Но множество успешных фотографов работают в обеих «ипостасях». Например, те же Ман Рэй и Хельмут Ньютон. И эти фотографы, бесспорно, внесли свой вклад в изобразительное искусство.

— Какое искусство и работы каких художников вдохновляют лично вас? И часто ли вы ходите в музеи, чтобы посмотреть чужие работы?

— На раннем этапе моего становления на меня оказал влияние Фрэнсис Бэкон. Но если быть до конца честным, мне кажется, что больше всего меня вдохновляет моя собственная работа с кинематографом. У меня практически нет времени, чтобы ходить по музеям. Я, конечно, хожу на выставки, но ментально практически не вылезаю из «пузыря», в котором концентрируюсь на своей работе. У меня, безусловно, есть представления о том, что происходит в мире искусства, и для этого мне не нужно ходить на каждую выставку и в каждый музей.

   

— Вы сказали о собственной работе с кинематографом. Есть ли у вас в планах работа над полным метром?

— Да, причем уже в данный момент я работаю над полнометражном фильмом.

— Вы часто используете христианскую символику в своих работах. Это как-то связано с вашей верой или это лишь атрибутика?

— Крест не обязательно обозначает что-то религиозное. Ведь его можно интерпретировать и вне христианства. Лично я не одержим религией. И использую кресты как метафору, например, борьбы в человеке темного и светлого начал.

 

— Ваши работы нередко называют провокационными. Преследуете ли вы цель шокировать публику? И считаете ли, что искусство должно провоцировать?

— Провокация в искусстве действительно важна для меня. А еще необходимо рассказать зрителю историю. Ведь если тебе нечего сказать, зачем вообще все это делать? Не важно, будет история взята из реальности или выдумана, это уже выбор художника. Лично я стремлюсь, чтобы мои работы отражали актуальные события. Мне важно дать комментарий к происходящему, ведь в противном случае ты просто создашь картинку некой продукции.

— Что вам нравится больше: работать со знаменитостями или снимать моделей?

— Мне нравится и то, и другое. Я многому научился в работе с актерами и людьми из киноиндустрии. Она сильно отличается от мира моды. То, что могут делать модели, не могут делать актеры, и наоборот. Мне повезло поработать и с потрясающими моделями, и с потрясающими актерами. И те, и другие — главный объект моих работ. А для меня важно, чтобы люди, которых я фотографирую, вдохновляли и мотивировали меня.

 

— Мой последний вопрос будет о вашем визите в Москву. Какова цель вашей поездки?

— Я приехал, чтобы представить короткометражный фильм, который я снял для бренда The Macallan, а также дизайн их бутылки.

— Расскажите про фильм.

— Я создал интерпретацию понятий алхимии и времени в рамках проекта Masters of Photography. Этот проект дал мне возможность создать фильм, основанный на времени: его восприятии, переплетении прошлого, настоящего и будущего.

— Вы в Москве уже не в первый раз. Какое впечатление сложилось у вас о городе, если не брать в расчет погоду за окном?

— Мне нравится Россия, я люблю приезжать сюда. Был здесь четыре года назад, когда у меня открылась выставка в «Гараже». И сегодня мы снова пойдем в этот музей. Должен сказать, что Москва — один из самых красивых городов. И очень фотогеничный.​ 

Знаменитые фотографы: Стивен Кляйн — lady_iz_wanxaya — LiveJournal

В продолжение темы фэшн-фотографов у меня скандально-известный своими гомо-, насильственными и сексуальными работами американский фотограф Стивен Кляйн.


Стивен Кляйн (Steven Klein) родился в 1961 году в Нью-Йорке.
По словам самого Кляйна, первый фотоаппарат попал ему в руки при довольно мистических обстоятельствах.
Когда ему было тринадцать лет, незнакомый человек на улице просто так подарил ему дешевенькую «мыльницу». После этого случая Стивен влюбился в фотографию.
По образованию он художник, но как сам говорит, живописью занимался исключительно для души.

Первыми моделями Кляйна, как ни странно, оказались душевнобольные люди, поскольку он работал в больнице, в которой держали людей с психическими расстройствами, и, наблюдая за ними, Кляйн время от времени делал снимки.

Многое изменила в жизни Стивена Кляйна его первая любовь и первая модель, которую он фотографировал долгие годы.
Как вспоминает Стивен Кляйн, эта девушка обладала неземной внешностью и обаянием. У нее были огромные глаза, смуглая кожа, длинные черные волосы, что делало ее похожей на индианку. Но главное – она была чрезвычайно стильной и читала журналы Vogue.
Она то и устроила Стивену Кляйну первое свидание с миром моды, от которого он был в то время совершенно далек.

В 90-х годах Кляйн начинает снимать для глянцевых журналов «i-D», «Arena», » Vogue».
Однако судьбоносной в его карьере была встреча с Мадонной, после которой и началось их совместное плодотворное сотрудничество. Наиболее популярным является проект под названием Madonna.X-STaTIC PRO=CeSS, включающий в себя ряд фотосессий и коллажей.
Некоторые критики утверждают, что небывалую популярность фотографу принесла именно знаменитость его моделей, в частности Мадонны.Стивен Кляйн утверждает, что звездное имя модели для него не имеет большого значения. «Брэд [Питт] и Мадонна – одни из самых значительных икон нашего времени», – сказал он в интервью, – «Но я работаю с ними не в связи с их статусом. Я стал с ними сотрудничать, потому что они могут быть очень разными и они всегда готовы к моим экспериментам».
В девяностых Стивен Кляйн участвует в рекламных компаниях таких брендов, как Dolce & Gabbana, Calvin Klein, Nike и многих других. Он приносил хорошую прибыль и передавался, как эстафета.
С началом нового тысячелетия имя Стивен Кляйн уже само становится брендом.
Фотограф часто снимает звезд Голливуда и шоу-бизнеса, что быстро приносит ему мировую славу. Многие считают Стивена Кляйна излишне раскованным. Среди его работ встречаются сцены с откровенной гомоэротики и садомазохизма.
Сам Стивен объясняет это наличием спроса общества на подобную продукцию, однако мнения редакторов журналов здесь во многом расходятся.
Не каждый желает присоединиться к насаждению сексуальных субкультур, хотя находятся и те, кто пользуется тишиной на этом фронте.
И все же суперскандальным Стивена Кляйна не назовешь. Среди его работ огромное количество прекрасных снимков, не имеющих ни чего общего с вульгарным. То, как он чувствует обнаженную натуру, удивляет целое поколение фотографов.
В работах Кляйна удивительным образом сочетается насилие и гламур, изысканость и извращенность.
На своем сленге я это называю его работы «мясо, кровь, кишки, нежность, маскулинность, секс и блестки.
И откровенно признаюсь я обожаю в его исполнении Бреда и Энджи и итальянскую семейку и мужчин от Dolce & Gabbana, хотя ярой приверженецей и не являюсь.



Посмотреть на Яндекс.Фотках








Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс. Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Работ Кляйна у меня собалось достаточно много,
поэтому остальные опубликую второй частью и отдельным постом.

Стивен Кляйн. Капсула Времени

С 17 ноября по 4 декабря 2011 года в Центре современной культуры «Гараж» будет демонстрироваться видеоинсталляция «Капсула времени», созданная в 2011 году влиятельным фэшн-фотографом Стивеном Кляйном (р. 1965). Она представляет Кляйна как художника, в равной степени успешного и в прославленных международных глянцевых журналах, и в самых респектабельных арт-галереях мира. «Капсула времени» — продолжение экспериментов Кляйна с движущимися изображениями. Героиня видеоинсталляции – женщина, роль которой исполнила супермодель Амбер Валетта. Изображения запечатлевают ее облик до того момента как ей исполняется 120 лет.

По образованию академический живописец, Кляйн занялся фотографией в 1985 году. Достигнув славы как фэшн-фотограф благодаря своим работам, опубликованным на разворотах фешенебельных журналов, таких как Vogue и W, он вскоре стал самым востребованным и влиятельным «антимодным» фотографом двух последних десятилетий. Характерная черта его работ – в высшей степени драматичные и вызывающие дрожь стилизованные образы, проникающие в сексуально возбуждающий глянцевый мир моды и наполняющие его мрачными предчувствиями, ощущением опасности и садистскими эмоциями. Хотя фотографии Кляйна отличают тщательно продуманные постановки и декорации, он отвергает бездумный гламур, сосредотачиваясь на скрытой, потаенной жизни, протекающей словно по ту строну реальности.

Кляйн обратился к видео в 2002 году в рамках совместного проекта с Мадонной, создав инсталляцию, в которой были объединены видео и фотография, – инсталляция была представлена в 2003 году в нью-йоркской галерее Deitch Projects. С тех художник продолжает изучать неизведанное пространство между движущимся и неподвижным изображениями, приглашая звезд и знаменитостей в свои сюрреалистические фантазии.

В «Капсуле времени» концепция времени, развития и изменений обыграна и сюжетом фильма, и структурой самой инсталляции. Стареющая Амбер Валетта предстает как навязчивое и пугающее видение – ее образ демонстрируется в черно-белых кадрах одновременно на десяти экранах, подвешенных ровно по кругу. Зритель отправляется в путешествие сквозь фатальные преображения в облике этой женщины, а название работы отражает двойственность и ужас, с которыми связано само понятие старения: зрителю, помещенному в центр инсталляции, демонстрируются огромные сменяющие друг друга кадры, складывающиеся в повествование об утрате молодости и красоты, этих символов успеха и счастья в современном обществе. Запечатленный художником процесс подчеркивает горькую правду: время неумолимо, его не обратить вспять.

Биография художника

Стивен Кляйн окончил Школу дизайна Род-Айленда по специальности «живопись и анатомический рисунок». Свой первый проект в области моды он осуществил в 1985 году, проведя рекламную кампанию Christian Dior и представив новую тушь для ресниц. В 1986 году Кляйн переехал в Нью-Йорк, где начал фотографировать для местных изданий. Его популярность и признание росли, он начал делать съемки для разворотов журналов Vogue и W, в списке его клиентов появились Calvin Klein, Nike, D&G, Alexander McQueen. Кляйн – колумнист журналов American и French Vogue, i-D, Numéro, W и Arena. Кроме того, он известен своими редакционными статьями, в том числе о Джастине Тимберлейке (Arena Homme, 2001), Мадонне (W, 2003), Брэде Питте и Анджелине Джоли (W, 2005). Его работы были представлены на многочисленных выставках по всему миру, в том числе в Галерее Гагосяна (Беверли-Хиллз), в галерее Deitch Projects (Нью-Йорк) и в Международном центре фотографии (Нью-Йорк).

Стивен Клейн: Разговор

Стивен Клейн , Мадонна, Лос-Анджелес, 11 августа 2005 г. . Лондонский аукцион фотографий .

ULTIMATE STEVEN KLEIN  представлен один из самых новаторских и провокационных художников, работающих сегодня в области фотографии и кино. Эта эксклюзивная подборка, предлагаемая в рамках нашего аукциона London Photographs, предоставляет коллекционерам беспрецедентный доступ к уникальному видению Кляйн, которое ниспровергает наши представления о гламуре, славе и красоте.Большинство из 24 работ были созданы во время редакционных заданий для международных изданий, таких как W, American Vogue, Vogue Italia, L’Uomo Vogue и Interview. Каждая работа демонстрирует мастерство Кляйна как рассказчика, который создает эпические повествования, которые меняют наше понимание его предметов, включая крупнейшие имена в музыке, кино и моде: Мадонна, Принц, Дэвид Боуи, Брэд Питт, Анджелия Джоли, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл и Александр Маккуин. Уникальные фотографии Кляйна не только позволяют заглянуть в его творческий процесс, но и запечатлеть определяющие моменты в истории поп-культуры.

 

Полароиды Потом

Юка Ямадзи: Верните нас к началу вашего знакомства с мгновенной фотографией. Какое ваше самое раннее воспоминание?

Стивен Кляйн: Вырос на семейных фотографиях и фотографиях из отпуска, сделанных на SX-70.Делать снимки, иметь возможность их видеть и делиться ими так, как вы никогда не могли делать раньше, потому что вам всегда приходилось отправлять рулон пленки для проявления — это был первый способ поделиться изображением с другим человеком. И идея о том, что SX-70 можно проявлять на открытом воздухе при солнечном свете, была волшебным опытом, в отличие от пленки, которую нужно проявлять в темноте.

YY: Когда вы начали профессионально снимать полароидные снимки и почему?

SK: Когда я начал работать, я использовал его в качестве инструмента для предварительной визуализации, чтобы проверить освещение, декорации, гардероб, а также движения.В то время это был неотъемлемый инструмент, который, я думаю, использовали все фотографы, в том числе и я, для предварительного просмотра снимка перед тем, как его сделать — это был способ обезопасить себя. Потому что дело в том, что если что-то пойдет не так, потребуется день или два, чтобы вернуть пленку, а потом придется переснимать.

 

Стивен Кляйн , Принс, Нью-Йорк , 12 июля 2004 г. Лондонский аукцион фотографий .

YY: Все полароидные снимки в нашей подборке были сняты на пленку с отрывом от пленки.Что послужило причиной такого выбора?

SK: Мой первый Polaroid был 4×5, который можно было снять и оставить негатив для печати. Каждая камера, которая у меня была — Hasselblad, Pentax, 35, 4×5 или 8×10 — использовала определенные задники для отрывной пленки, и в результате получалось изображение того, что было видно через объектив. Самое замечательное в этом было то, что вы могли использовать одну и ту же камеру для Polaroid и аналоговой пленки.

YY: Большинство предлагаемых вами полароидных снимков были созданы в период с 1998 по 2007 год до того, как вы перешли на цифровую фотографию, и вы использовали три разных формата полароидных отпечатков: Type 100, 4×5 и 8×10.Каким был этот опыт?

SK: Когда люди снимают одной и той же камерой и одним и тем же объективом, это как одна и та же пара глаз. Для меня у каждой из этих камер свой тип глаз, и это меняет то, как натурщик реагирует на вас. Например, если у вас есть камера 8×10 или 4×5, натурщик пользуется большим уважением, потому что камера больше, и они знают, что должны стоять на месте определенным образом. Использование этих очень громоздких камер на открытом воздухе на самом деле намного сложнее как для натурщика, так и для фотографа.У каждой камеры была своя собственная система Polaroid, и изучение этих разных камер и форматов работало на меня много лет.

Стивен Кляйн , Александр МакКуин , Нью-Йорк, 6 сентября 2002 г. Лондонский аукцион фотографий .

YY: Итак, если бы вы использовали 4×5 с задником Polaroid для пробных снимков, вы бы сняли задник, чтобы снимать на пленку?

SK: Да, но если бы я увидел снимок сразу, я бы сразу же снял его, а в конце сделал полароид, чтобы убедиться, что он меня устраивает.Если вы посмотрите на множество изображений в нашей подборке, то увидите, что полароидные снимки являются почти точными копиями конечного результата.

Это был способ заинтересовать натурщика и показать им историю в том виде, в каком мы ее построили. Иногда у них были предложения — это открывало разговор.

YY: А вы не могли бы показать натурщику полароидные снимки?

SK: Да, это был способ заинтересовать натурщика и показать им историю, как мы ее построили.Иногда у них были предложения — это открывало разговор. Теперь у вас есть цифровые экраны, но это не работает так же, потому что делиться Polaroid с кем-то было более личным.

YY: Да, полароид тактильный, и его можно держать в руках, чтобы смотреть, в отличие от изображения на большом экране, так что это совсем другой опыт. Вы также создавали композиции из двух или трех поляроидов. Что привело вас к объединению принтов?

SK: Это позволило мне создать более широкий масштаб — почти как мое собственное видение.Съемка нескольких компонентов позволила мне приблизиться к объекту съемки и при этом захватить более широкую перспективу без использования широкоугольного объектива. Это важный аспект моей работы, потому что я никогда не люблю быть слишком далеко, если это не намеренно, чтобы быть более вуайеристским.

Стивен Кляйн , Джастин Бибер, Лос-Анджелес , 4 июня 2015 г. Лондонский аукцион фотографий .

YY: Работы, созданные в эпоху цифровых технологий, были сняты камерой Polaroid — либо Big Shot, либо 600SE — на моментальную пленку Fuji.Как вы снова занялись моментальной фотографией, на этот раз с помощью камер Polaroid?

SK: Для фотосессии с Джастином Бибером я сначала сфотографировал его на цифровую установку, но он совсем не заинтересовался, и снимки получились не очень. И как только мы закрыли небольшой участок и начали снимать на Polaroid Big Shot, он очень обрадовался. Разделив полароидные снимки и посмотрев на них, Джастин стал частью процесса. Это позволило получить более интимный опыт.

Для итальянского Vogue это был специальный выпуск Polaroid, который я сделал с Франкой Соццани. В то время я был немного утомлен экраном, цифрой, всем оборудованием и хотел вернуться к Полароиду, поскольку он был органичен. К счастью, нам удалось раздобыть достаточно фотопленки Polaroid и флеш-кубиков, потому что даже тогда их было трудно достать.

YY: Съемка на полароид и съемка на пленку — что для вас особенного?

SK: Мне всегда нравились полароидные снимки, и для меня полароидный цвет всегда был лучше, чем пленочный.Я был известен тем, что сводил с ума своих ассистентов, говоря: «О, пожалуйста, сделайте так, чтобы пленка соответствовала Полароиду», потому что цветопередача Полароида была такой особенной — красный, синий и черный.

Иконки для фотографирования

YY: Давайте обратимся к двум вашим давним коллегам: Мадонне и Брэду Питту. Как бы вы описали свой подход к фотографированию икон?

SK: Это совершенно другой подход, чем съемка фотомоделей, потому что у вас есть только определенное количество времени.Я всегда подходил к этому с точки зрения повествования, основанного на искусстве. Что касается Мадонны и Брэда, то в каждом проекте мы искали новые способы самовыражения.

Стивен Кляйн , Брэд Питт, Лос-Анджелес, Бойцовский клуб , 17 декабря 1998 года. Лондонский аукцион фотографий .

YY: Мадонна представлена ​​тремя работами – Мадонна 2002 года в йогической позе, Мадонна 2005 года для своего альбома «Confessions on a Dance Floor» и обложка для Vogue Italia 2016 года. Как эти три разных портрета иллюстрируют ваши прочные отношения во время работы с ней?

SK: Мы сделали около 50 или более съемок вместе. Первый Polaroid в подборке — это наш самый первый совместный проект. Я хотел создать пейзаж, в котором она была художником-перформансистом, и эта фотография была, вероятно, второй фотографией, которую я когда-либо делал с ней, и до сих пор одной из моих любимых. Confessions on a Dancefloor был заказным проектом, основанным на пересмотре диско и музыки 70-х. Это был другой тип исследования, потому что он служил цели для видеоинсталляции, концертов по всему миру, а также обложек альбомов.

Стивен Кляйн , Мадонна, Лос-Анджелес, X-STATIC PRO=CeSS , 30 июля 2002 г.  Лондонский аукцион фотографий .

Мадонна — мастер персоны.

Для последнего Polaroid я хотел, чтобы она отпраздновала последний выпуск итальянского журнала Franca Vogue в YSL и выбрала Polaroid, потому что мы никогда не делали этого раньше, и мне всегда нравится волновать ее тем, что мы делаем вместе.Мадонна — мастер персоны. Мне нравится запечатлевать новизну каждого проекта, и каждый момент для меня сложный. Работа с ней научила меня оставаться в тонусе.

Стивен Кляйн , Брэд Питт, Нью-Йорк , 2 апреля 2004 г. Лондонский аукцион фотографий .

YY: Брэд Питт представлен четырьмя работами – 1998 г. «Бойцовский клуб» Брэд, главный актерский состав 2004 г. , 2005 г. W история с «Мистер. и миссис Смит партнерша по фильму Анджелина Джоли и 2007 спроецировали Брэда в Праге.Какая из этих работ лично вам ближе всего?

SK: Съемки «Бойцовский клуб » стали для меня отправной точкой, потому что я применил более кинематографический подход к созданию изображений, думая о повествовании, а не об одном изображении. Я использовал 4×5 с Брэдом, и можно было подумать, что у знаменитости не хватило бы на это терпения, потому что нужно загружать каждый лист пленки. Я обнаружил, что актеры отлично фокусируются на широкоформатных камерах, поскольку они привыкли к большим движущимся камерам.

YY: Эта подборка поляроидов представляет собой наглядную хронику популярной культуры. Как бы вы описали свою версию знаменитостей и поп-культуры, изображенных на ваших фотографиях?

SK: Я всегда стараюсь выворачивать иконки наизнанку и смотреть на них по-новому. Использование поп-культуры — это способ реализации моей части художественного процесса. В карьере людей есть время, когда они достигают пика или делают что-то интересное, и я хочу запечатлеть это.Я считаю, что это часть поп-культуры, которую важно задокументировать.

YY: Использование вами масок, слепков и проекций, как это видно на некоторых ваших полароидах, предлагает зрителю покопаться под поверхностью, чтобы раскрыть предполагаемый рассказ. Не могли бы вы рассказать об этих устройствах и их желаемом эффекте?

SK: Мне нравится, когда в моих фотографиях есть определенная доля двусмысленности. Будь то маска или проецируемый фон, который притворяется реальным фоном, мне нравится идея человека, который смотрит на фотографии гипса головы Брэда и говорит: «О, это Брэд.« Вы действительно не знаете, слепок это или проецируемый фон — здесь задействован определенный трюк, потому что фотография — это иллюзия. Подводя итог, эти устройства добавляют к моему набору иллюзий и тому, как я трансформируюсь и расшифруй моих натурщиков

Полароиды сейчас

YY: В последние годы мы наблюдаем возрождение мгновенной фотографии, вызванное привлекательностью аналоговых технологий. Как вы думаете, в чем привлекательность мгновенной фотографии в цифровом мире?

SK: Я думаю, людей привлекают Полароиды, потому что это своего рода бунт против цифровых технологий.Важно, чтобы люди смотрели не только на экраны, а Polaroid каким-то образом является хорошим способом соблазнить кого-то уйти от своих iPhone. Как фотографу, нужно исследовать старые материалы, и Полароид может научить вас, как научил меня, цвету и передаче пространства.

Стивен Кляйн , Анна Эверс и Гиневра ван Синус, Нью-Йорк , 18 декабря 2016 г.  Лондонский аукцион фотографий .

Я думаю, людей привлекают Полароиды, потому что это своего рода бунт против цифровых технологий.

YY: Вы перестали делать мгновенные фотографии, когда Fujifilm прекратила производство пленки с отрывом от пленки в 2016 году?

Код SK: Да.

YY: Вы запаслись?

СК: Я запасся всем, чем мог.

ЫГ: А ты их в холодильник положил?

Код SK: Да. У нас был полный холодильник. Я предпочитаю отрывную пленку Fuji, поэтому купил ее и как можно больше маленьких флеш-кубиков.

Стивен Кляйн , Дэвид Боуи, Нью-Йорк , 6 июня 2003 г. Лондонский аукцион фотографий .

YY: Polaroid продолжает производить цельную пленку, в том числе SX-70 и 8×10, а One Instant, пленку нового поколения типа 100 packflm, изготавливают вручную в Вене, Австрия. Как вы думаете, вы снова возьметесь за мгновенную фотографию как средство художественного самовыражения?

SK: Если я найду что-то интересное и хорошее, я обязательно этим воспользуюсь.Все зависит от качества. Я собираюсь написать название новой отрывной пленки.

YY: Я пришлю вам ссылку на их сайт. Какое место в вашей работе занимают полароидные снимки?

SK: Они как мои драгоценности в хранилище [смеется]. Я считаю их своими драгоценностями — они очень хрупкие, очень ценные и…

YY: Единственный в своем роде.

SK: Единственный в своем роде и близкий моему сердцу.Все различные аспекты процесса — от моих поляроидов до окончательного отпечатка выставки — важны для меня, и я нахожу их одинаково вдохновляющими и интригующими. Я многим обязан своей карьере Polaroid и созданию Polaroid, потому что они помогали мне творить. Без поляроидов я бы не смог сделать так много работ, которые я сделал сейчас.

YY: Наконец, что для вас значит фотография?

SK: Для меня это визуальный способ общаться и рассказывать историю, основанную на мире, в котором я живу.Это позволяет мне переконфигурировать мир как средство создания порядка для себя и вдохновения для зрителей моих работ.

Подробнее

Культовая красота: 1960-2008 >

ULTIMATE: исключительные фотографии >

 

Стивен Кляйн | BoF 500

Гиперреалистичная, четкая и сексуально заряженная фотография Стивена Кляйна пленила индустрию моды на 28 лет с момента его первой профессиональной работы, съемки кампании Christian Dior в 1985 году.

Кляйн регулярно приглашают на съемки рекламных кампаний Balenciaga, Александр Ван , Louis Vuitton, Роберто Кавалли , Шанель, Кристиан Диор, Эмпорио Армани, Кельвин Кляйн , Том Форд и Дольче и Габбана.

Редакционная работа Кляйна известна своей способностью преобразовывать образы своих героев в мощные визуальные утверждения, усиливая популярные представления о человеке или вдохновение, лежащее в основе истории.«Ты даешь ему платье», — заметил Анна Винтур , «и он даст вам девушку в платье с роботом в саду». Деннис Фридман , креативный директор W , согласился, рассказав New York Times , что работа Кляйн «во многом соответствует идее о том, что вещи никогда не бывают такими, какими они кажутся на самом деле». Неудивительно, что публикации по всему миру, в том числе Interview , W , American Vogue , Vogue Paris и i-D , регулярно заказывают фотографу съемки для редакционных статей.

New York Magazine охарактеризовал работы Кляйн как «умные, концептуальные и, в конечном счете, лиричные», проникнутые чувством «нежного садизма». Александр МакКуин считал, что его образы были «слишком разрушительными для мейнстрима». Скрытые течения уязвимости, объективации и идолопоклонства повторяются в фотографиях Кляйн.

Кляйн родился в Род-Айленде и изучал живопись в престижной государственной Школе дизайна Род-Айленда. Кляйн рассказал The Observer , что его первая кампания для Christian Dior возникла потому, что «я думал, что я плохой художник, и мне нужно было заработать немного денег. Vogue.com сообщает, что именно в RISD фотограф познакомился с работами Пабло Пикассо и Фрэнсиса Бэкона, которые навсегда повлияли на Кляйн.

Стивен Кляйн собственный капитал Кто такой Стивен Кляйн? + Стивен Кляйн Чистая стоимость — СЭМ ЯРИ | Режиссер и модный фотограф

Стивен Кляйн — известный фэшн-фотограф. Он базируется в Нью-Йорке. в этой статье мы даем вам некоторую полезную информацию о нем.

Стивен Кляйн известен своими громкими рекламными кампаниями для различных клиентов, включая D&G, Calvin Klein, Alexander McQueen и Nike.Также постоянный автор таких журналов, как Paris Vogue, Arena, i-D и т. д.! Он поделился своими работами с Мадонной, Леди Гагой и т. д. Его последняя работа была представлена ​​в галерее Гагосяна в Калифорнии.

Стивен Кляйн: американский модный фотограф

До того, как Стивен Кляйн вошел в мир фотографии, он получил формальное образование в области изобразительного искусства, уделяя особое внимание живописи. Он начал свою карьеру фотографа в начале 1990-х в Париже, а затем переехал в Нью-Йорк, где живет и работает по сей день.

Его редакционные статьи публикуются в таких журналах, как W , американском, итальянском и французском Vogue . Его новаторский и творческий подход к искусству превзошел мир моды и позволил ему издавать книги, создавать видеоинсталляции для концертов и снимать рекламные ролики, продолжая при этом оставаться в авангарде имиджмейкинга. У Стивена были персональные выставки в Deitch Gallery и Gagosian Gallery.

После изучения живописи в Школе дизайна Род-Айленда он занялся фотографией.Кляйн снимал громкие рекламные кампании для различных клиентов, включая Calvin Klein, Dolce & Gabbana, Louis Vuitton, Balenciaga, Alexander McQueen и Nike, и регулярно публикуется в журналах, включая American и Paris Vogue, где он фотографировал Björk, iD, Numéro, W. и Арена. Его работы были представлены на многочисленных выставках, последняя из которых — в галерее Гагосяна в Калифорнии и галерее Бранколини Гримальди во Флоренции.

Кляйн хорошо известен своими интервью и редакционными статьями W Magazine с различными знаменитостями, включая Мадонну, Тома Форда, Брэда Питта и Анджелину Джоли, Рианну.Он часто работает с режиссером по свету Дэвидом Девлином. Он снял рекламные фотографии, включая обложку третьего студийного альбома Бритни Спирс, Britney. Он также неоднократно работал с Леди Гагой, включая видеоклип на «Alejandro», обложку альбома для альбома Gaga и Тони Беннета «Cheek to Cheek», а также над двумя рекламными кампаниями ароматов.
X-STATIC PRO=CeSS

В 2003 году Кляйн сотрудничал с Мадонной, создав выставочную инсталляцию под названием X-STATIC PRO=CeSS. В него вошли фотографии с фотосессии в журнале W Magazine и семь видеофрагментов.Инсталляция проходила с 28 марта по 3 мая 2003 года в нью-йоркской галерее Deitch Projects, затем путешествовала по миру в отредактированном виде.

Название выставки происходит от песни «X-Static Process» из альбома Мадонны «American Life» 2003 года.

К выставке также была выпущена настольная книга, которая продавалась по цене 350 долларов и тиражом 1000 экземпляров. Книга была разработана Джованни Бьянко, переплетена вручную и напечатана в Италии на специальной бумаге в футляре из матовой хлопчатобумажной бумаги.

Позже Мадонна использовала видео с выставки в своем мировом турне Re-Invention 2004 года во время выступлений «The Beast Within» и «Vogue». Мадонна часто сотрудничала с Кляйном, используя его фотографии для альбомов Confessions on a Dance Floor и Hard Candy. Он также снял видео для ее тура Confessions Tour 2006 года и фотосессий для различных журналов.

Видеосъемка

Концертные фоны

  • Мадонна – «Зверь внутри» (2004, мировое турне Re-Invention)
  • Мадонна – «Vogue» (2004, мировое турне «Re-Invention»)
    Мадонна – «Future Lovers»/«I Feel Love» (2006, тур Confessions)
  • Мадонна – «Вместе» (2006, тур Confessions)
  • Мадонна — «Music Inferno» (2006, тур Confessions)
  • Мадонна — «Human Nature» (2008–2009, Sticky & Sweet Tour)
  • Мадонна — Get Stupid (2008–2009, Sticky & Sweet Tour)
  • Мадонна — «Iconic» (2015–2016, Rebel Heart Tour)

Пленки

  • Мадонна — «Secretprojectrevolution»
  • Мадонна — «Суперзвезда (Режиссер — Гай Ричи)»

Реклама

  • Леди Гага – Слава (аромат)
  • Леди Гага – Eau de Gaga (аромат)

Музыкальные клипы

  • Леди Гага – Алехандро (2010)
  • Брук Кэнди – Роскошь (2014)
  • Канье Уэст – Волки (2016)
  • Ники Минаж – Чун-Ли (2018)

Музейные выставки

  • Каблуки-убийцы — Бруклинский музей, 2014 г.

 

Богатые, знаменитые и те, кто любит фотографировать богатых и знаменитых, быстро стекаются на Чарльз-стрит, 150, создавая современное убежище знаменитостей в самом сердце деревни. Согласно только что опубликованным городским записям, знаменитый фэшн-фотограф Стивен Кляйн только что приобрел восьмикомнатную квартиру за 12,5 млн долларов (первоначально дом был выставлен на продажу за 14 млн долларов). Кляйн присоединяется к другим громким именам, включая супермодель Ирину Шейк, которая в прошлом месяце купила квартиру по тому же адресу за 6 миллионов долларов, и рокера Джона Бон Джови, который заплатил 12 долларов.88 миллионов для распространения 10 комнат в сентябре. Забавный побочный факт: помимо съемок рекламы для Dolce & Gabbana, Louis Vuitton и Balenciaga, а также передовиц для журналов Vogue и W, Кляйн также фотографировала нового соседа Бон Джови!

 

Стивен Кляйн Чистая стоимость

Его собственный капитал значительно вырос в 2018–2019 годах. Итак, сколько стоит Стивен Кляйн в возрасте 55 лет? Источником дохода Стивена Кляйна в основном является успешный фотограф.

Чистая стоимость в 2020 году 1 миллион долларов – 5 миллионов долларов

Мода в движении

Печатная страница определяет то, как выглядит мода, с тех пор как появились женские журналы. На протяжении более трех столетий одежда казалась застывшей. Основной мотивацией Ника Найта для основания SHOWstudio было исследование представления одежды через звук и движение; возможно, последняя большая проблема в создании модного образа. Moving Fashion призван использовать эту захватывающую новую возможность посредством углубленного изучения фильмов о моде.

Компания

Knight поставила перед ведущими деятелями модной индустрии простую задачу: создать 30-секундный фильм о движущейся одежде из коллекций Осень/Зима 2005. Участники, в том числе Кейт Мосс, Дэвид Бейли, Линда Евангелиста, Стелла Маккартни, Стивен Кляйн и Джон Гальяно, экспериментировали с темой  Moving Fashion  – совместно создавая «историю коллекций, воплощенную в жизнь».

МОДА ФИЛЬМ: ПРОТИВОЗАЩИТЫ

Фотограф и провокатор Стивен Кляйн смешивает высокую моду с иконографией войны и религии в типично трансгрессивном фильме о моде.

ФИЛЬМ О МОДЕ: ШЕЯ

Фотограф Стивен Кляйн продолжает свою фирменную озабоченность модой и смертью в этой напряженной короткометражке.

ФИЛЬМ О МОДЕ: СТИВЕН КЛЯЙН

Невероятный зацикленный фильм Стивена Кляйна исследует концепцию Moving Fashion .

Фотограф и режиссер Стивен Кляйн любит шокировать, но тайком

Демонстрация разъедающего воздействия времени, как предположил г-н Тончи, особенно нервирует модную публику, которая склонна рассматривать старость как состояние, которое можно откладывать на неопределенное время. «Стивен точно затронул струну, — сказал он.

Примерно своего возраста мистер Кляйн — мама. Действительно, он отклоняет большинство попыток исследовать свое прошлое. Он вырос в 1960-х годах в Крэнстоне, Род-Айленд, со старшей сестрой в семье среднего класса. Он вспоминал, что имел обыкновение копать ямы на заднем дворе, «пытаясь найти глину и сделать что-то». Поощряемый родителями, он занялся керамикой, в конце концов передав свои новые навыки обитателям близлежащей психиатрической больницы. «Я видел их как людей в клетках», — сказал он.

Рассматривает ли он своих знаменитых персонажей в таком же свете? Не обязательно. Он заявляет, что испытывает сильное сочувствие к своим актерам и моделям и, если уж на то пошло, «к любому, кто осмеливается сидеть перед камерой». В каком-то смысле, сказал он, «они вкладывают свою жизнь в мои глаза.

Г-н Кляйн говорит, что его работа — это совместная работа, но его объекты — это пресловутая глина в его руках, скручивающаяся в крендельки, чтобы приспособиться к его тревожному видению. «Он склонен заходить дальше, чем любой из его современников», — сказал Винс Алетти, куратор выставки «Странная красота: модная фотография сейчас» в 2009 году в Международном центре фотографии, на которой были представлены многие снимки г-на Кляйна. Его работы, по словам г-на Алетти, который причисляет его к горстке американских фэшн-фотографов мирового класса, являются «выражением его действительно мрачного видения.”

Мистер Кляйн фактически выражал это видение на протяжении десятилетий. Впервые он взял в руки камеру в Школе дизайна Род-Айленда, где, будучи студентом художественного факультета в середине 1970-х, начал исследовать свои вызывающе жестокие, эротически заряженные и, как некоторые сказали бы, нечестивые темы. Его репутация отчасти основана на сверхъестественно отполированных изображениях, которыми он обязан Гельмуту Ньютону, чьи модели часто были связаны протезами, такими же оживленными, как надувные куклы. Знаменитостные портреты мистера Кляйна более сексуальны, чем восковые.

На съемках W 2003 года Мадонна корчилась в нескольких страстных йогических позах. Примерно в то же время в портфолио для голландского журнала были сфотографированы мужчины-модели, стоящие на коленях и с обнаженной грудью, на которых полиция жестоко надевала наручники.

Полароиды от фэшн-фотографа Стивена Кляйна уйдут с молотка на аукционе Phillips

Аукционный дом Phillips отметит многолетнюю карьеру известного американского фэшн-фотографа «Ultimate Steven Klein», состоящей из 24 уникальных поляроидов с изображением Мадонна, Принц и другие.

Большинство предлагаемых работ были созданы во время редакционных заданий для международных изданий, таких как W , Vogue US & Italia , L’Uomo Vogue и Interview .

Все эти фотографии, снятые с помощью полароидного задника, прикрепленного к пленочной камере, послужили визуальным исследованием того, что стало его последними опубликованными изображениями, в которых Кляйн часто ниспровергал наши представления о гламуре, славе и красоте.

Некоторые из знаменитостей, представленных в полароидах Кляйна, включают Брэда Питта, Анжелию Джоли, Мадонну, Принца, Дэвида Боуи, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл и Александра МакКуина.

«Полароиды и мгновенная пленка по своей природе хрупки по сравнению с цифровыми; эта хрупкость, эта единственная в своем роде исключительность создает вокруг объекта фотографии ореол – своего рода фетиш, талисман. Талисманы – магические предметы. Карл Юнг сказал: «Встреча двух личностей подобна контакту двух химических веществ: если есть какая-то реакция, оба преображаются». утверждение.

«Древнее искусство и создание образов воспринимались как принадлежащие к магической сфере. Этот проект перед вами — демонстрация создания образов из пустоты через передачу Света. В конечном счете, искусство — это способ разобраться в хаосе, в который мы входим, будучи людьми».

фотографии Кляйн уйдут с молотка 25 сентября во время распродажи «Фотографии» в Phillips London.

Ожидается, что большинство полароидных снимков будут продаваться по цене от 3000 до 7000 фунтов стерлингов (примерно от 3985 до 9298 долларов США), за исключением уникального большого диптиха его культовых обложек «Хорошая Кейт, плохая Кейт» для мартовского номера журнала W за 2012 год.

«Диптих Кейт Мосс» стоимостью до 60 000 фунтов стерлингов (около 79 694 долларов США) был создан Кляйном исключительно для ULTIMATE, платформы, продвигающей и продающей исключительные фотографии, фотоработы и видео через Phillips.

Помимо продажи на аукционе, полароидные снимки Кляйна также будут выставлены в лондонских галереях Phillips 19 сентября, что станет первой выставкой этой серии работ в Европе.

(Основное и избранное изображения: Стивен Кляйн/Филлипс)

Фотографический провокатор | RISD

Фотограф Стивен Кляйн 76 PT общеизвестно сдержан в интервью, а также в обсуждении своего прошлого, своего возраста, своих интересов.«Мне нравится то, что неясно», — часто говорит он.

Кляйн также не очень любит говорить о том, почему он снимает фэшн-фотографии в явно собственном темном стиле, превращая изможденных моделей в стальных роботизированных манекенов и убеждая светил, таких как Леди Гага , Брэд Питт и Мадонна стать провокационные игроки в его часто подрывных картинах.

Тем лучше, что как раз перед недавним открытием в Москве Time Capsule, своей последней видеоинсталляции, он дал The New York Times полуразоблачительное интервью под подходящим названием Steven Klein, Hiding Behind a Camera . Экран «Капсула времени », показанный на панелях размером 9×16 футов, расположенных по кругу над головами зрителей, был показан в Центре современной культуры «Гараж» в Москве после дебюта в Нью-Йорке в сентябре. Фокус? Актриса и модель Эмбер Валлетта , показанный в процессе радикального старения – от 20 до 110 лет. знаменитости и один из самых хитрых провокаторов моды», как выразился Times .Это также то, что выделяет его работы в мире искусства. Кляйн «склонен заходить дальше, чем любой из его современников», отмечает Винс Алетти , курировавший выставку Weird Beauty: Fashion Photography Now в Международном центре фотографии в 2009 году, и считает Кляйна одним из горстки всемирно известных людей. класс американских модных фотографов.

Сам художник говорит, что с детства он всегда чувствовал себя наиболее комфортно за камерой, рассматривая свои объекты с повышенной смесью любопытства и беспокойства.«Мне они нравятся, и я их боюсь», — сказал он Times . «Но в то же время я желаю их».

Несмотря на свое личное обаяние и кажущуюся открытость, Кляйн, вероятно, останется таким же загадочным, как и его модели, которые часто «выглядят непроницаемыми, даже потусторонними — эффект, который он усиливает, смазывая их кожу маслом; добавление масок, всевозможных ремешков, зажимов и даже нелепо поддельных алых губ; затем снимать их в таких безупречных и отчуждающих условиях, как хирургическая клиника».

Стеклянное качество, которое он создает — как благодаря тому, как он снимает свои изображения, так и тем, как он обрабатывает их в цифровом виде — является чем-то вроде комментария, признает Кляйн.«Мне нравится показывать объекты внутри запечатанного шпона», — говорит он. «Есть ощущение, что вы не можете войти».

Phillips выставит на аукцион поляроиды Стивена Кляйна

Phillips анонсировала Ultimate Steven Klein, коллекцию из 24 уникальных полороидов, снятых знаменитым фотографом Стивеном Кляйном на камеру Polaroid или на пленку. Собрание будет выставлено в галереях Филлипса на Беркли-сквер 19 сентября, что станет первой выставкой этих работ в Европе. Большинство предлагаемых работ были созданы во время редакционных заданий для следующих международных изданий: W, Vogue US & Italia, L’Uomo Vogue и Interview.Кроме того, Кляйн создал уникальный крупный диптих своих культовых обложек Good Kate, Bad Kate для мартовского номера журнала W за 2012 год исключительно для Ultimate, уникальной платформы для продвижения и продажи исключительных фотографий, фоторабот и видео, доступных только у Филипс. Это эксклюзивное предложение, демонстрирующее уникальное видение Кляйн, которое ниспровергает наши представления о гламуре, славе и красоте, будет выставлено на аукционе Photographs в Phillips London 25 сентября 2020 года.

Стивен Кляйн — один из самых новаторских и провокационных художников в области фотографии и кино.Очень востребованная фигура, он попал на желанные обложки таких журналов, как Vogue и W, а его захватывающая работа была представлена ​​​​во всем мире, а также снял громкие рекламные кампании для Александра МакКуина, Тома Форда и Диора. Провидец и создатель, Кляйн внес уникальный вклад в искусство за свою почти четырехдесятилетнюю карьеру и продолжает раздвигать границы визуального языка посредством создания образов. Кляйн получил образование художника в Школе дизайна Род-Айленда и в 2014 году был удостоен премии Infinity Award от Международного центра фотографии (ICP).Его работы выставлялись по всему миру, в том числе в Deitch Projects, Gagosian и Guggenheim в Нью-Йорке, и находятся в нескольких публичных коллекциях, включая Национальную портретную галерею в Лондоне; V&A, Лондон, и ICP, Нью-Йорк.

Это специальное предложение представляет Кляйна как рассказчика, который создает эпические повествования, которые меняют наше представление о его предметах, включая некоторые из самых громких имен в кино, музыке и моде: Брэд Питт, Анджелия Джоли, Мадонна, Принц, Дэвид Боуи, Кейт Мосс. , Наоми Кэмпбелл и Александр МакКуин.Рассматривая давние отношения Кляйн с мгновенной фотографией, работы в этой коллекции охватывают три десятилетия. Первоначально полароидные снимки Кляйна — интимные произведения искусства сами по себе — служили визуальным исследованием того, что стало его последними опубликованными изображениями. Все они были сняты на камеру Polaroid, прикрепленную к пленочной камере.

Годы спустя Кляйн вернулся к Полароиду, но не как к средству для достижения цели, а как к законченной работе, опубликовав настоящие Полароиды в журналах. Три из предлагаемых лотов, в том числе изображение Мадонны на обложке, были опубликованы в февральском выпуске журнала Vogue Italia Polaroid за 2017 год. Кляйн полностью сфотографировала их с помощью Polaroid, назвав это «первой формой мгновенного визуального удовлетворения».Работы, созданные совсем недавно, были сняты камерой Polaroid на моментальную пленку Fuji. После того, как Polaroid и Fujifilm прекратили производство упаковочной пленки (также известной как отрывная пленка), мгновенные фотографии в Ultimate Steven Klein, которые были сняты исключительно на упаковочную пленку, также служат уникальными артефактами аналоговой фотографии.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.