Женщина фотограф: 20 самых влиятельных фотографов-женщин за 100 лет » BigPicture.ru

Содержание

20 самых влиятельных фотографов-женщин за 100 лет » BigPicture.ru

В этом выпуске мы собрали два десятка самых талантливых женщин-фотографов минувшего века, которые своим творчеством внесли огромный вклад в развитие мирового искусства фотографии.

Ева Арнольд (1912–2012)

1. Ева Арнольд — американский фотограф и фотожурналист, первая женщина — член агентства Mag­num Photos.

Ева увлеклась этим видом творчества в 1946 году. Первые шаги в профессиональной фотографии она сделала два года спустя в журнале Harper’s Bazaar под руководством его арт-директора Алексея Бродовича. За свою творческую карьеру Ева поработала в Китае, ЮАР, России и Афганистане, снимая самые разные сюжеты, события и портреты. Широкую известность она получила благодаря съемке голливудских звезд и политических деятелей: Марлен Дитрих, Джоан Кроуфорд, Элизабет Тейлор, Кларка Гейбла, Малькольма Икса, Жаклин Кеннеди, Маргарет Тэтчер, королевы Елизаветы Второй и других. Особенно прославила ее серия портретов Мэрилин Монро. 

В послевоенные годы Ева Арнольд носила неофициальный титул гранд-дамы фотожурналистики. Она считается одним из творцов «золотого века новостной фотографии», ассоциирующегося с такими изданиями, как Life и Look. Эти журналы привлекали внимание не столько текстами, сколько высокохудожественными снимками, сделанными такими мэтрами, как Анри Картье-Брессон, Гордон Паркс, Роберт Капа и другие.

2. Мэрилин Монро, фото Евы Арнольд

В 1980 году в Бруклинском музее Нью Йорка состоялась первая персональная выставка снимков Евы Арнольд, сделанных в Китае. В 1995 году она стала членом Королевского фотографического общества.

«Многие из моих сюжетов повторялись. Я была бедна, и мне важно было запечатлеть бедность. Меня интересовала политика, и я пыталась понять, как она сказывается на нашей жизни. Наконец, я женщина, и мне хотелось больше узнать о других женщинах», — рассказывала Арнольд в одном из интервью.

Инге Морат (1923–2002)

3. Инге Морат из Австрии стала в 1953 году членом Mag­num Pho­tos и второй женщиной-фотографом, попавшей в это легендарное агентство.

В общей сложности за свою жизнь Инге опубликовала около 30 монографий. Она работала в разных жанрах, снимала пейзажи, портреты, архитектуру, репортажи, но прославилась в первую очередь как стрит-фотограф.

Инге заинтересовалась искусством светописи в начале 1950‑х годов, когда работала в послевоенной Вене в паре с фотографом Эрнстом Хаасом. На собственное творчество ее вдохновил просмотр работ великого Анри Картье-Брессона.

Инге очень много путешествовала. Она побывала в Европе, Африке, США, Южной Америке и на Ближнем Востоке. «Странное дело фотография… Ты всего лишь доверяешь своему глазу, но не можешь не обнажить душу», — сказала она когда-то.

4. Фото: Инге Морат

Маргарет Бурк-Уайт (1904–1971)

5. Американский фотограф и фотожурналист, пионер репортажного направления, она стала первой женщиной-фоторепортером журнала Life. Кроме того, она первой из западных фотографов посетила в 1930 году СССР. Ее также можно назвать первой женщиной, которой разрешили работать на фронте. В годы Второй мировой войны Маргарет снимала очень активно и была единственным иностранным фотографом, присутствовавшим в Москве во время нападения фашистской Германии; позже она сопровождала американские войска.

Ее книга «Дорогая родина, отдыхай спокойно» (Dear Father­land, Rest Qui­et­ly), в которой Маргарет показала все ужасы войны, приобрела мировую известность, а автобиография «Собственный портрет» стала бестселлером. 

Как отмечали современники, Маргарет всегда выявляла объективную сущность события и снимала так, чтобы каждый кадр отражал ее отношение к происходящему. Мастер динамичных журналистских фотоэссе, она была невероятно проницательна и умела передавать в снимках живые эмоции. Как говорила сама Маргарет, камера была для нее спасением, барьером между ней и реальностью. Сегодня ее фотографии хранятся в исторических музеях США и Библиотеке Конгресса в Вашингтоне.

6. СССР, август 1941 года, женщины убирают сено. Фото Маргарет Бурк-Уайт

Маргарет Бурк-Уайт скончалась в возрасте 67 лет, долгое время проболев болезнью Паркинсона.

Лилиан Бассман (1917–2012)

7. Лилиан Бассман — американский фотограф и художник. Она родилась в Нью-Йорке в семье еврейских эмигрантов.

В 1950–60‑х годах Лилиан работала в Harper’s Bazaar в качестве фешен-фотографа и арт-директора, однако вскоре решила коренным образом поменять свой стиль и увлеклась высококонтрастной черно-белой фотографией. Этот прием она стала использовать в фешен-съемках, благодаря чему снискала немалую популярность.

Лилиан очень интересовалась пикториальной фотографией. Возможно, именно этим объясняются живописность и графичность ее работ. Она была известна как экспериментатор, не жалевший времени на обработку кадров, и пыталась снимать вне фокуса и на длинных выдержках.

Лилиан Бассман часто называют фотографом-самоучкой, которая, как она сама говорила, пыталась «избавиться от тяжести в фотографии». 

8. Фото: Лилиан Бассман

В конце своего творчества Бассман открыла для себя цветную абстрактную фотографию и освоила фотошоп.

Диана Арбус (1923–1971)

9. Диана Арбус — американский фотограф, известная своими черно-белыми квадратными снимками «девиантных личностей и маргиналов (карликов, гигантов, транссексуалов, нудистов, циркачей), а также обычных людей, которые выглядят уродливо и ирреально». Каталог ее работ, выпущенный журналом Aper­ture, до сих пор является одним из самых раскупаемых в истории фотографии.

Свой творческий путь в фотографии Диана начинала вместе с мужем Аланом. В 1941 году они посетили фотовыставку в галерее Альфреда Стиглица, где Диана впервые услышала такие имена, как Мэттью Брэди, Тимоти О’Салливан, Пол Стрэнд, Билл Брандт и Эжен Атже. У Алана уже был некоторый опыт в этой области: во время Второй мировой войны он окончил армейские курсы фотографов. Супруги решили попробовать свои собственные силы в фотоискусстве. Их первой совместной работой стала рекламная съемка для универмага отца Дианы.

В 1946 году Диана и Алан открыли собственное фотоателье Diane & Allan Arbus, где она стала художественным директором, а он — фотографом. Очень скоро к ним начали поступать заказы журналов Glam­our, Sev­en­teen, Vogue, Harper’s Bazaar, однако это было не то, что интересовало молодых творцов. По их собственным словам, они «терпеть не могли мир моды».

10. Фото: Диана Арбус

Вскоре Диана начала работать одна и очень быстро нашла свою тему. Она показала миру тех людей, при встрече с которыми большинство из нас отводит глаза в сторону. Карлики, гиганты, нудисты — галерея образов, показанных ею, впечатляет… Будучи очень чувствительным и восприимчивым человеком, Диана на протяжении всей своей жизни страдала от депрессии, а в 1971 году покончила жизнь самоубийством.

В 2004 году ее фотография Iden­ti­cal Twins была продана почти за полмиллиона долларов.

Вивиан Майер (1926–2009)

11. Американка Вивиан Майер, работавшая в жанре уличной фотографии, — один из самых загадочных фотографов XX века.

Первые свои снимки она сделала еще во Франции на рубеже 1940–50‑х годов. В США Вивиан начала снимать городские виды и вскоре купила камеру Rollei­flex. При жизни она не заботилась о публикации своих фотографий, скорее всего, расценивая их как хобби.

В творчестве Вивиан Майер отражен Нью-Йорк в период с 1950‑х до 1980‑х годов. Благодаря ее работам зрители могут увидеть улицы этого города тех времен. У Майер очень много образов и фотографий. Она почти не печатала свои работы, а в конце своей творческой деятельности даже не проявляла пленки, а просто складывала их.

Вивиан Майер работала няней, и о ее увлечении фотографией не знал практически никто. По свидетельствам знавших ее современников, она была очень скромным, скрытным и тем не менее эксцентричным человеком. Так, будучи очень высокой, она носила длинную одежду и мужские ботинки большого размера, что делало ее фигуру еще более крупной и необычной.

12. Фото Вивиан Майер

Помимо фотографии, Майер интересовалась кинематографом и даже сняла несколько бессюжетных роликов о жизни города. Кроме того, она записывала интервью с людьми, с которыми разговаривала. Все эти работы пока что находятся в стадии исследования.

Неожиданным открытием имени этого фотографа мир обязан Джону Малуфу, который купил ее снимки на аукционе за 400 долларов, даже не подозревая о ценности своего приобретения. Он насчитал более 100 000 негативов, которые до сих пор разбирает и впоследствии планирует опубликовать. Так как фотографий было много, а их хранение затруднительно, часть снимков Джону пришлось продать коллекционеру Джеффу Гольдштейну (Jeff Goldstein).

Лизетт Модел (1901–1983)

13. Лизетт Модел — американский фотограф австрийского происхождения.

Лизетт родилась в хорошей венской семье, изучала музыку у известного композитора Шёнберга. После смерти отца ее семья переехала в Париж, где она зарабатывала на жизнь пением. Но очень скоро музыка наскучила девушке, и она занялась фотографией.

Лизетт училась у первой жены Андре Кертеша, Рожи Андре, и именно от нее усвоила главное правило: «Никогда не снимай то, в чем ты страстно не заинтересована».

Модел считается одним из основоположников стрит-фотографии, ее взгляд всегда жесток.

Своим ученикам она говорила: «Фотографируй из своих кишок!» Кстати, самым известным из них, Диане Арбус и Брюсу Веберу, как раз таки удалось найти свой стиль, «снимая внутренностями» и показывая миру то, чего никто не хочет видеть.

14. Фото Лизетт Модел. 1939 год

Городская среда была для Лизетт главным источником вдохновения. В ее портфолио мы видим отражения в окнах небоскребов, толпы прохожих, портреты нищих, увядающую красоту состоятельных дам. До 1950 года работы Модел публиковались в глянцевых изданиях Look и Harper’s Bazaar, а в послевоенные годы этот стиль был признан слишком жестким и вышел из моды.

Имоджен Каннингем (1883–1976)

15. Имоджен Каннингем — американский фотограф, известная по фотографиям растений, обнаженной натуры и промышленности, одна из основателей неформального объединения калифорнийских фотографов «Группа F64», в которую входили Ансель Адамс, Эдвард Уэстон, Уиллард Ван Дайк и другие.

Имоджен Каннингем стала одной из первых женщин, осмелившихся назвать фотографию своей профессией. Ее карьера началась в 1901 году в студии Эдварда Кертиса в Сиэтле, где она печатала снимки. В 1909 году Имоджен отправилась в Германию в Высшую техническую школу, а после возвращения открыла в Сиэтле собственную портретную галерею, которая очень быстро получила известность.

В 1906 году Имоджен по-настоящему шокировала местную публику, опубликовав свой автопортрет в стиле ню. С тех пор обнаженная натура стала ее любимым жанром, хоть и не единственным. Многие снимки Имоджен носили скандальный характер.

В начале 1930‑х годов Каннингем вошла в «Группу F64», участники которой утверждали фотографию как отдельный вид искусства и акцентировались именно на фотографической эстетике. Через некоторое время она открыла новую галерею и начала преподавать в Институте искусств в Сан-Франциско. В 1974 году Имоджен Каннингем опубликовала ретроспективную монографию своих снимков. Скончалась она в 1976 году, так и не завершив свою последнюю серию «Жизнь после 90 лет».

16. Портрет Марты Грэм. Фото Имоджен Каннингем

Франческа Вудман (1958–1981)

Франческа Вудман — американский фотохудожник, дочь живописца и фотографа Джорджа Вудмана и художницы-керамистки Бетти Вудман.

Франческа начала фотографировать с 13 лет. Она окончила школу дизайна и часто посещала римскую авангардную книжную лавку-галерею «Мальдорор», где и состоялась первая выставка ее работ. В 1981 году в Филадельфии была напечатана серия ее фотографий «Несколько образцов расстроенной внутренней геометрии», оставшаяся единственной прижизненной публикацией.

17. Фото: Франческа Вудман

Творчество Франчески часто называют фантасмагоричным и даже безумным. Очень часто она сама присутствует на своих снимках. Мистический дом с камином, окнами и зеркалами олицетворяет незнакомый пугающий мир. В каком-то смысле каждая ее фотография — это попытка взглянуть на собственную жизнь как бы со стороны и, наблюдая, уловить неуловимое. По мнению исследователей, на творчество Вудман особенно заметно повлияла живопись и фотография сюрреализма, автопортреты Ремедиос Варо, Фриды Кало, работы Ханса Беллмера и американских мастеров — Кларенса Джона Лафлина и Р.Ю. Митъярда.

Ильза Бинг (1899–1998)

18. В начале 1920‑х годов Ильза Бинг собирала материалы для диссертации по истории немецкой архитектуры. Ей нужна была фотокамера, и вскоре она приобрела «Лейку» — в то время совсем новый фотоаппарат, который еще мало кто использовал.

Оценив компактность камеры, Ильза стала очень много снимать. Вскоре уровень ее мастерства вырос настолько, что работы Бинг стали печатать в немецких периодических изданиях. В 1930 году, несмотря на сопротивление семьи, она решила стать профессиональным фотографом и переехала в Париж.

В конце 1920‑х — начале 1930‑х годов Ильза Бинг была чуть ли не единственным профессиональным фотографом, использующим узкоформатную камеру, да еще настолько мастерски. Именно за это ее стали звать «Королевой «Лейки»». Работы Ильзы одинаково хорошо принимали и широкая публика, и представители авангардного европейского искусства. Ее снимки участвовали в европейских выставках наряду с фотографиями Ман Рэя, Андре Кертеша, Ласло Мохой-Надя и Анри Картье-Брессона.

19. Фото: Ильза Бинг

С началом Второй мировой войны Ильза Бинг эмигрировала в США, сменила «Лейку» на крупноформатную камеру и вскоре снискала славу талантливого фотографа-портретиста.

Елена Мрозовская (умерла в 1941 году, точный год рождения не установлен)

Выдающаяся отечественная «художница светописи», первый официальный фотограф Санкт-Петербургской консерватории, основательница собственной художественно-фотографической мастерской.

20. Портрет графини М.Е. Орловой-Давыдовой, 1903 год. Фото Елены Мрозовской

Елена начала свою карьеру с работы учительницей и продавщицей. Но, всегда будучи неравнодушной к фотографии, в 1892 году она решила закончить курсы V Отдела светописи при Русском техническом обществе, а сразу после них получила специализированное образование в Париже у известного мастера фотоискусства Феликса Надара. Мрозовская — автор большого числа портретов известных артистов, художников и литераторов. Она была фотографом на знаменитом костюмированном балу 1903 года в Зимнем дворце, снимала спектакли театра В.Ф. Комиссаржевской. Очень хорошо удавалась ей и портретная съемка детей.

Сабина Вайс (родилась в 1924 году)

21. Сегодня Сабина Вайс и сама не помнит, откуда в далеком 1936 году у обычной двенадцатилетней девочки из крошечного швейцарского городка появилось совершенно неуемное желание снимать все вокруг. Просто ей всегда нравилось наблюдать за миром вокруг себя, и скрывать свое чувство восхищения им она не собиралась. Париж глазами Сабины Вайс — поистине волшебный город. После войны он словно пропитался энергией, каждый уголок стал интересным, а каждое событие — значительным. И Сабина без устали колесила по Парижу, снимая все, что видела вокруг.

Однажды она скажет, что огромная часть ее фотографий принадлежит среде, которая их породила. Но это будет уже потом, когда ее видовые снимки, сделанные для себя, без прицела на будущее, станут сенсацией многих выставок, а сама Сабина — признанным мастером. Между тем, ей и без этого уже было чем заняться: с 1952 года она сотрудничала с журналом Vogue и работала в знаменитом фотоагентстве Rapho под началом самого Робера Дуано (возможно, на автора «Поцелуя» повлияла и искренняя любовь Сабины к Парижу). Она много снимала для рекламы, а также для ведущих европейских и американских изданий: Time, Life, Newsweek, Тоwn and Coun­try, Hol­i­day, Paris Match.

22. Фото Сабины Вайс

Сейчас Сабина Вайс — уже бесспорный авторитет в мире фотографии, чьи выставки неизменно проходят с аншлагами, а многие сделанные ею снимки хранятся в музеях по всему миру — в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Цюрихе, Чикаго, Киото… Яркой иллюстрацией ее таланта служит история с одной из самых знаменитых фотовыставок в истории. Речь идет о прошедшей в 1955 году биеннале «Семья людей» (Fam­i­ly of Man), для которой самые разные фотографы со всего мира прислали свыше 2 млн снимков. Однако в окончательную версию выставки вошли лишь 503 работы, и автором трех из них была Сабина Вайс.

Сама она признается, что ей всегда более всего были интересны естественность ситуации и истинные чувства людей. А потому она, в общем-то, и не скрывает своего прохладного отношения к современной фотографии, чересчур увлеченной, по ее мнению, конструированием кадра и объектов в нем.

Сара Мун (родилась в 1940 году)

23. Настоящее имя француженки Сары Мун — Марьель Хадан. Будучи успешной моделью, она активно искала себя на другом поприще. Обычно, уйдя из модельного бизнеса, девушки становятся не очень успешными актрисами, но Сара Мун была исключением — она стала востребованным фотографом.

Первое время она почти в шутку снимала своих коллег-манекенщиц, но вскоре увлеклась этим и стала проводить за камерой все больше времени, осваивая нелегкое мастерство фотографа. В 1967 году Сара завершила карьеру модели, полностью сосредоточившись на модной фотографии. В 1970‑х годах она стала первой женщиной, приглашенной для съемок календаря Pirelli, проекта на стыке рекламного фото и искусства.

Примерно тогда же, с 1979 года, Сара пробует себя и в качестве кинооператора и режиссера, сперва в рекламных роликах, а затем и в документальном и даже игровом кино. В фотографии же она постепенно отошла от мира глянца к художественным снимкам. Ее стиль был очень нестандартен по тем временам и производит впечатление и сейчас. Изучение искусства не прошло для Сары даром, и она перенесла в свои снимки, насколько это было возможно, стиль французского импрессионизма начала XX века, что стало ее фирменным почерком.

24. Фото: Сара Мун

Сама Сара шутит, что причина размытости снимков — в ее близорукости: она якобы просто не могла навести объектив на резкость. Сара Мун снимает почти одни только черно-белые фотографии, полагая цвет совершенно ненужным для передачи идеи снимка. На ее счету большое количество выставок, она неоднократно получала награды за свое творчество, например, премию Clio как самый креативный французский фотограф.

Салли Манн (родилась в 1951 году)

25. Ныне известный американский фотограф, в юности она получила степень бакалавра по литературе в колледже Холлинс, но все же свою жизнь решила связать с фотографией. Ее творческая карьера началась со снимка обнаженной одноклассницы. Наверное, оттуда и берет начало скандальная известность Салли.

В начале своего творчества Салли занималась в маленькой комнатке размером 5 × 7 метров, которую ей предоставил отец. Там она и проводила свои эксперименты с помощью старой фототехники.

Популярность пришла к ней после публикации серии фотографий «Ближайшие родственники», состоявшей из 65 кадров, на которых были изображены по большей части отдыхающие члены семьи Салли. Очень часто она создавало нечто такое, что не всегда находило понимание в обществе. Например, свои снимки собственных обнаженных детей, которые критиковались очень многими, Салли вовсе не считала чем-то противоестественным. Она бралась за разные жанры фотографии, в том числе и пейзажи, которые также вызывали подчас полярные мнения.

26. Фото Салли Манн

В 2001 году Салли Манн было присвоено звание лучшего фотографа Америки. Кажется, эту женщину невозможно остановить: в 2006 году она получила травму во время занятий верховой ездой, но даже находясь на лечении, сделала несколько интересных автопортретов.

Астрид Кирхгерр (родилась в 1938 году)

27. Немка Астрид Кирхгерр известна как художница и личный фотограф группы The Beatles.

Астрид заинтересовалась черно-белой фотографией сразу после окончания школы, хотя и планировала стать модельером. После нескольких лет учебы она четыре года проработала ассистенткой своего преподавателя фотографии Рейнарда Вульфа.

С легендарными битлами Астрид «познакомил» ее друг Юрген Фоллмер, который сам однажды зашел на концерт молодой группы совершенно случайно. Как вспоминали друзья девушки, одно только ее появление в клубе всегда приковывало все внимание к ней. Как-то она спросила музыкантов, не хотят ли они, чтобы она провела их фотосессию. Они, конечно же, согласились, ведь в то время профессиональных фотографий у них не было. Уже на следующее утро Кирхгерр фотографировала The Bea­t­les камерой Rolleicord.

На протяжении всей жизни Астрид сохраняла дружеские отношения с этой группой. Именно ее считают изобретательницей необычных причесок The Bea­t­les, хотя сама она отрицает этот факт.

В 1964 году Кирхгерр стала фрилансером. Со своим коллегой Максом Шелером она фотографировала The Bea­t­les во время съемок «Вечера трудного дня» для немецкого журнала Stern.

Кирхгерр позже рассказывала, как трудно было стать женщиной-фотографом в 1960‑х: «Редакция каждой газеты или журнала требовала, чтобы я опять и опять снимала The Bea­t­les. Или же они просили разрешения на публикацию старых фотографий группы, даже если те были плохо снятыми и нечеткими. На другие мои работы никто и смотреть не желал. Девушке-фотографу тогда было очень тяжело зарабатывать на жизнь. В конце концов я сдалась. С 1967 года я не сняла практически ни одного кадра».

28. The Bea­t­les. Фото Астрид Кирхгерр

Известно, что Кирхгерр решила сделать сборник фотографий «Когда у нас все было замечательно» (When We Was Fab, 2007 год) своей последней публикацией: «Я, наконец, создала книгу совершенно сама. Книгу с моими любимыми фотографиями, оформленными так, как оформила их я, вплоть до подписей и дизайна обложки… Эта книга — я сама. Поэтому она станет последней. Самой последней», — рассказывала Астрид.

Нина Свиридова (1933–2008)

Учительница русского языка и литературы в школе, однажды она взяла в руки фотокамеру, чтобы вместе со своим мужем Дмитрием Воздвиженским показать миру целую галерею прекрасных образов советской действительности. Впервые профессионально выполненные работы Нины Свиридовой были опубликованы в 1961 году в «Учительской газете». Редакция газеты «Спутник» сразу же заметила это чудесное «превращение любителя в профессионала, учительницы русского языка в профессора фотографии». В том же году в «Советском фото» появляется ее снимок «У кремлевской стены».

Нина Свиридова и Дмитрий Воздвиженский по праву вошли в почетный список той эпохи наряду с В. Генде-Роте, Н. Рахмановым, В. Ахломовым, Г. Колосовым, Л. Шерстенниковым, Е. Кассиным, В. Резниковым и многими другими мастерами, чьи работы украшали газетные и журнальные полосы и выставочные залы отечественных и зарубежных фотоэкспозиций в период оттепели.

29. Фото Нины Свиридовой и Дмитрия Воздвиженского

Нина Свиридова много путешествовала, она побывала во всех уголках Советского Союза: в Закарпатье, на Урале, в Белоруссии, Прибалтике.

Творческий союз супругов продолжался около 40 лет. Нина Свиридова так определяла свое отношение к фотографии: «Мне кажется, что каждый фотожурналист, помимо работы над редакционным заданием, должен обязательно работать над собственной, особенно близкой ему темой. Для меня ею стало человеческое счастье. Я люблю в людях проявление оптимизма, радостное, светлое восприятие окружающего мира».

Этому постулату Нина Свиридова и Дмитрий Воздвиженский не изменяли всю свою жизнь.

Виктория Ивлева (родилась в 1956 году)

30. Виктория Ивлева — один из самых заметных отечественных фотокорреспондентов. Окончив в 1983 году факультет журналистики МГУ, она очень быстро завоевала немалый авторитет среди коллег по цеху.

На рубеже 80‑х и 90‑х годов прошлого века она работала во всех горячих точках СССР, а затем и России. В 1991 году Виктория стала единственным журналистом, снимавшим внутри четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. За этот материал она получила самую престижную для фотожурналиста награду — World Press Pho­to Gold­en Eye.

Работы Виктории Ивлевой публиковали многие ведущие российские, а также лучшие мировые издания, в частности New York Times Mag­a­zine, Stern, Spiegel, Express, Sun­day Times, Inde­pen­dent, Die Zeit, Focus, Marie Claire и другие. 

«Во время съемок в опасных местах ты, как правило, отделен от события камерой и работой — чисто фотографически нужно думать одновременно, времени бояться просто нет», — рассказывает она.

31. Фото: Виктория Ивлева

Светлана Пожарская (родилась в 1951 году)

32. Более 25 лет Светлана Георгиевна работала ведущим специалистом в отделе фотоискусства Государственного Российского Дома народного творчества. В данный момент — Заслуженный работник культуры Российской Федерации, куратор детской и молодежной фотографии, член жюри, участник и призер международных, всесоюзных, российских фотовыставок, фестивалей и конкурсов.

Светлана — автор многочисленных статей и публикаций по фотографии, автор книг: «Фотобукварь» (в соавторстве с А. Агафоновым), издательство «Детская литература» (1993 г.), «Фотомастер», Москва, изд-во «Пента» (2001 г.), «Школа фотографа. Антология детской и молодежной фотографии», «Галерея фотомастеров», Москва, изд-во «ГАЛАРТ» (2008 г.) «Школа фотографа» (2‑е издание), Москва, изд-во «Индексмаркет» (2012 г.).

По России и за рубежом проведено более 20 персональных выставок Светланы. Ее работы хранятся в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (ГМИИ), Государственном центре современного искусства (ГЦСИ), а также в частных коллекциях. Светлана преподавала фотографию в РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет), в Школе журналистики «Известия» читала курсы «Основы композиции» и «Стилистика фотографии».

33. Фото Светланы Пожарской

«Сегодня каждый кадр требует от меня большой внутренней подготовки. Лишь когда замкнет треугольник «чувство — мысль — реальность», я нажимаю на спуск фотокамеры. Этот момент и есть мгновение истины, которое я пытаюсь поймать и остановить», — рассказывает Светлана о волшебном искусстве фотографии.

Галина Кмит (родилась в 1931 году)

34. Галина Кмит — советский и российский фотограф, фотохудожник, фотокорреспондент, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (2003), член Союза кинематографистов и журналистов России, академик, член Российско-итальянской научно-исследовательской академии Феррони, член-корреспондент Национальной академии кинематографических искусств и наук.

В мировом искусстве второй половины XX века трудно найти знаменитость, которая не была бы запечатлена камерой Заслуженного деятеля искусств России Галины Кмит. Она прекрасно знает, что такое пройти по красной дорожке Каннского кинофестиваля.

Выставки фотографий Галины Кмит десятки раз организовывались в России и странах мира. Особенную популярность получили циклы фотографий Галины «Эти великолепные мужчины» и «Мои соперницы», посвященные известным деятелям искусства.

Ее называют живой легендой фотоискусства. А сама она относится к этому весьма сдержанно. Вот, например, что сказала Галина в интервью корреспонденту «Учительской газеты»: «Может, я и в самом деле легенда, мало ли чего бывает на свете. Тут ваш брат репортер постарался. Кто-то однажды назвал меня так — и пошло-поехало. А я и не против, это же не оскорбительно. И кто мог предположить, что все так обернется. Я же была сначала корреспондентом пишущим, начинала в моей родной редакции «Московского комсомольца»…»

Но заслуги Галины Васильевны не ограничиваются только лишь фотографиями звезд. Настоящий фотохроникер, она побывала в каждом уголке Советского Союза. На выставке «Россия — родина моя» были представлены ее прекрасные работы с Сахалина, Камчатки, Коми…

35. Алла Пугачева. Фото Галины Кмит

«Всегда обидно, когда про меня думают, что снимаю только звезд. Я жизнью рисковала, чуть в тундре не погибла, когда наш вертолет совершил вынужденную посадку. 19 часов там просидела, чуть от холода не околела, натянула на себя какие-то шкуры блохастые. Мужики что — выпили спирта и были в порядке. А у меня была только банка сгущенки. Но нас искали, пропал же вертолет с корреспондентом. Нашли. А я к тому времени уже, можете представить, написала завещание, сын-то маленький был. На полном серьезе, считала, что уже все. Вот про это никто не знает, а что снимала Депардье, так знают. Обидно», — рассказывала Галина той же «Учительской газете».

Решительная, волевая, талантливая — заслуги Галины можно перечислять долго.

«Не считаю, что папарацци — это плохо. Ничего подобного. Папарацци — это человек, профессионально выполняющий свои обязанности. Другое дело — этика, журналистская, человеческая. Я могу снять все, но все опубликовать — не могу», — как-то поделилась своим мнением Галина.

Энни Лейбовиц (родилась в 1949 году)

36. Анна-Лу «Энни» Лейбовиц — известнейший американский фотограф, которую знают в основном благодаря ее портретам знаменитостей. На сегодняшний день она признана самой востребованной из женщин-фотографов. Известность Энни Лейбовиц настолько велика, что перешла в иное качество: некоторые ее работы попросту отделились от личности создателя и начали жить своей собственной жизнью.

А родилась Энни Лейбовиц в 1949 году в США в штате Коннектикут. Ее отец был военным, и семья часто переезжала с места на место. Позже Энни говорила, что нетрудно стать художником, если с раннего детства ты видишь мир в уже готовой рамке, через окно автомобиля. В конце концов семья вернулась в США, и в 1967 году Энни поступила в Художественный институт Сан-Франциско, намереваясь стать преподавателем живописи. Год спустя она записалась еще и на курсы фотографии, где не только преподавали теорию, но и отправляли студентов на улицы, а вечером обсуждали сделанные снимки. В 1969 году Энни бросила учебу и уехала в Израиль с археологической экспедицией. Как ни странно, именно там окрепло ее желание стать фотографом. 

37. Анджелина Джоли и Мэддокс. Фото Энни Лейбовиц

В 1970 году Энни смогла встретиться с основателем Rolling Stone Яном Веннером и убедить его дать ей шанс. С 1971 года она стала фотографом этого журнала. В те годы Rolling Stone был одним из самых популярных изданий в США, и ей удавалось делать снимки самых известных людей. Сотрудничает Энни Лейбовиц и с Vogue, и просто снимает рекламу для известных брендов. Но есть у нее и другие фотографии: например, с боснийской войны она привезла несколько пронзительных кадров, включая хорошо известный снимок лежащего детского велосипеда и размазанной крови рядом.

Несмотря на солидный возраст, Энни Лейбовиц по-прежнему активна на зависть многим и участвует в одном проекте за другим, снимая знаменитостей, организуя выставки и издавая альбомы.

Смотрите также: Жизнь в забвении: Фотографы, которые прославились после смерти

Источник: rosphoto.com

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Знаменитые женщины-фотографы

Многие знают лучшую женщину-фотографа Энни Лейбовиц, а вот о первых женщинах, взявших в руку фотоаппарат, информации не так много, а популярность их ничтожно мала.

Вы только представьте себе то время, когда фотография начинала зарождаться, и поймете, почему женщинам-фотографам было непросто завоевывать авторитет и уважение в мире фото. Оборудование было громоздким и тяжелым, не под стать хрупкому женскому телосложению. Им приходилось работать с химикатами. Они тратили много времени и сил на то, чтобы получить, наконец, снимки, которые, заметим, далеко не всегда радовали глаз зрителя. К тому же, женщин-фотографов попросту отказывались принимать всерьез, воспринимая их лишь в качестве ассистентов или помощников. Отличным свидетельством этому является вот такая история. Когда фотограф Роберт Титлер снимал руины, оставшиеся после восстания наемных солдат в Индии в 1858 году, ему при съемке помогала его жена Харриет. Вот только история предпочитает не упоминать этот факт, запомнив только имя Роберта Титлера

Однако женщин-фотографов на заре зарождения фотографии было немало. Их не могло остановить ни общественное мнение, ни какие-либо другие трудности. Основным их отличием от мужчин-коллег были железная воля, целеустремленность и своеобразный (женский) взгляд на окружающую действительность.

Анна Эткинс

(1799–1871)

Британский биолог Анна Эткинс стала одной из первых женщин-фотографов. Судьбоносным, а иначе и не скажешь, стало ее знакомство с Фоксом Толботом, тоже увлекающимся биологией и фотографией. Именно Толбот рассказал Анне о процессе цианотипии (способ монохромной фотографической печати, дающий отпечатки голубого оттенка). Вскоре Эткинс стала пользоваться этим методом, с целью создания идеальных изображений растений. Ведь до этого ученые в основном применяли зарисовки. Спустя какое-то время, а если быть точным, то в 1843 году, выходит ее книга «Британские водоросли: цианотипии», которая становится первой в истории книгой, иллюстрированной фотографиями. Анна продолжает активно пользоваться методом цианотопии, но со временем переходит на метод фотограммы (известный тогда, как «теневая фотография»), который впоследствии активно использует в своих книгах.

В 1985 году Ларри Шааф (Larry Schaaf) написал о ней: «Анна Эткинс соединила чувство прекрасного с точной наблюдательностью, и она занимает место одного из наиболее значимых новаторов эпохи зарождения фотографии».

Джулия Маргарет Кэмерон

(1815–1879)

Джулию Кэмерон можно смело назвать самой известной женщиной фотографом на заре фотографии. Собственно, большую часть своей жизни леди Кэмерон не имела к фотографии никакого отношения, пока не получила подарок от дочери – камеру. С этого момента жизнь Джулии резко изменилась, фотография стала для нее не просто хобби, а наваждением, смыслом жизни.

Льюис Кэррол отзывался о фотографиях леди Кэмерон так: «Все ее фотографии умышленно расфокусированы — одни очень хороши, другие просто ужасны, однако она говорит о них так, будто бы они шедевральны».

Вопросы технического плана никогда не волновали Джулию Кэмерон, ее образы никогда не были статичными и все время двигались, раскрывали себя в движении. Кэмерон никогда не пыталась подражать другим фотографам, она видела мир сквозь призму объектива по-своему, неповторимо и неотразимо. Ее снимки впечатляют, они несут некий скрытый внутренний смысл и идею.

Даже сам Виктор Гюго почтил ее вниманием, написав ей: «Ни один человек не использовал лучи солнца так, как это сделали вы. Я преклоняюсь перед вами».

Кроме того, перед объективом ее камеры в разное время оказывались Чарльз Дарвин, Альфред Теннисон, Генри Лонгфелло и многие другие.

Фрэнсис Джонстон

(1864–1952)

Известными фотографами становятся волей случая, и никак иначе. Фрэнсис Джонстон жила и горя не знала, пока близкий друг семьи Джордж Истман (изобретатель, один из основателей компании Kodak) не подарил ей первую фотокамеру. Собственно, именно с этого момента жизнь Джонсон и изменилась. В скором времени она отправляется путешествовать по Европе в качестве фотографа. Фрэнсис работает в Eastman Kodak, а уже 1895 году открывает собственную фотостудию. Джонстон, имея доступ в высшие круга общества того времени, запечатлевала на пленке знаменитостей той эпохи. Щелчки затвора ее камеры можно было услышать в Белом доме, за что и получила прозвище «придворного фотографа». Волевая и сильная, Джонстон беспрестанно говорит о важной роли женщины в стремительном развитии искусства фотографии. В 1897 году она опубликовала статью под названием «Что женщина может сделать с фотоаппаратом» (What a Woman Can Do With a Camera).

На этом я и хотел бы закончить свой рассказ о первых женщинах-фотографах. Их было не так много, но история предпочла забыть их имена, оставив на память лишь снимки…

Женщины-фотографы с нетривиальным взглядом

Специфичность женской фотографии произрастает из особенностей визуального восприятия и художественных интересов, характерных для слабого пола.

Мужчины и женщины по-разному думают. По-разному видят. И по-разному фотографируют. Женщинам свойственно фокусироваться на личных фотоисториях (дневниковые и исповедальные снимки Салли Манн и Нан Голдин), сосредотачиваться на маргинализированных группах (фрики Дианы Арбус и цыгане Ляли Кузнецовой), создавать собственный мир (Надя Ли Коэн и Галина Лукьянова), делиться культурными комментариями через свои работы.

В нашем альбоме работы женщин-фотографов, сделанные во всех стилях как уже признанными легендами фотографии, так и теми, кто ещё не выгравировал свои имена на скрижалях истории, но уже восторгает современников нетривиальным взглядом. Подборка дополняется.

Луиза Даль-Вульф – ведущий модный фотограф 20-го века

Луиза Даль-Вульф (Louise Dahl-Wolfe; 1895 – 1989) заняла почётное место среди ведущих модных фотографов 20-го века. Она помогла переосмыслить мировую модную фотографию и повлияла на таких мастеров, как Хорст П. Хорст, Ричард Аведон и Ирвин Пенн. Даль-Вульф изучала изобразительное искусство и теорию цвета, прежде чем заняться фотографией. В начале 1930-х годов она пришла в репортажную съёмку и документировала сельскую жизнь в период Великой депрессии. В 1936 году Даль-Вульф приняли в Harper’s Bazaar, где она пробыла на должности штатного фотографа следующие 22 года.

В эпоху формального светского портрета она снимала своих моделей в непринуждённой обстановке, часто в залитых солнцем уличных локациях. На счету Луизы Даль-Вульф 86 обложек и тысячи других публикаций. Сегодня о ней говорят как о профессионале, возглавившим новую эру модной фотографии.

Нан Голдин – исповедальная и эпатажная фотография

За яркие цветные снимки, в которых Нан Голдин (Nan Goldin; 1953) запечатлела мир лиричный, крайне личный и одновременно универсальный, её признают пионером дневниковой фотографии. Её кинематографические кадры, вошедшие в «Балладу о сексуальной зависимости», представляют сотни интимных моментов из жизни Голдин в Нью-Йорке в 1970-80-е годы. Автор с неуклонной откровенностью задокументировала свою жизнь и окружающее общество, поражённое СПИДом, наркоманией и другими зависимостями. В отличие от отстранённости классической документальной фотографии, фотосъёмка для Голдина – это «способ прикоснуться к кому-то, форма нежности».

За последние тридцать лет влияние её «Баллады» на фотографию и другие эстетические сферы неуклонно росло. Об этом произведении говорят как о современной классике. Фотоистории Нан Голдин о городской жизни в начале восьмидесятых вобрали важный, трансцендентный для человечества элемент: потребность в воссоединении.

Эллен Фон Унверт – элегантная провокация и восторженное настроение

Уже тридцать лет Эллен фон Унверт успешно творит в жанрах модной, редакционной и рекламной фотографии, а в 1998 году American Photo Magazine назвал её одной из самых важных личностей в мире фотографии. Прежде чем стать фотографом, фон Унверт десять лет проработала моделью. Снимать начала ради удовольствия и веселья. О своей манере съёмки фотограф говорит:

«Техника, несомненно, помогает сделать фотографию волшебной, но я предпочитаю работать с атмосферой. Думаю, одержимость техникой – это по-мужски. Я скорее сосредотачиваюсь на модели или местоположении… В моих изображениях всегда есть элемент репортажа. Ещё мне нравится неожиданность, поэтому я люблю снимать в отелях, барах, клубах и на улице».

Рут Оркин – новаторский фотожурналист

Рут Оркин (Ruth Orkin; 1921–1985) из числа фотографов, которые осваивают дело жизни с самого детства. В 10 лет она получила свою первую Univex и начала фотографировать друзей и учителей в школе. В 17 лет Оркин совершила монументальное путешествие на велосипеде из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, чтобы увидеть Всемирную выставку 1939 года. Всю дорогу фотографировала и вскоре уже снимала для всех крупных журналов. В 1951 году по заданию журнала LIFE Оркин отправилась в Израиль с филармонией, откуда держала путь в Италию. Там, во Флоренции, она встретила Нинали Крейг (она же Джинкс Аллен), американскую студентку-искусствоведа, которая стала героиней «Американской девушки в Италии», одной из самых известных работ не только в творчестве Оркин, но и в истории фотографии. Снимок был частью серии с изначальным названием «Не бойтесь путешествовать в одиночку». Впоследствии Рут Оркин удостаивалась наград в области фотожурналистики и считается одной из лучших женщин-фотографов в Штатах.

Салли Манн – самый неоднозначный американский фотограф

Первые успехи принесли ей снимки пейзажей американского Юга и исторической архитектуры. Но репутация провокатора, а вместе ней и международная слава, пришла к Салли Манн с портретами девочек, запечатлённых в эфемерном переходном моменте между детской невинностью и женственностью. Эти изображения вызвали шквал дискуссий, на что автор ответила: «Мне нравится заставлять людей чувствовать себя немного неуютно. Это побуждает их исследовать, кто они и почему так думают».

Её нашумевшая серия «Семейные фотографии» (1984–1991) сложилась из интимных чёрно-белых снимков собственных детей. По убеждению Салли Манн, «лишь то, что вам близко, вы можете сфотографировать лучше всего, и пока вы не запечатлите то, что любите, настоящего искусства у вас не получится». «Если говорить о наличии у меня какой-либо эстетики, то это своего рода эстетика сороки – я просто иду и подбираю всё, что есть. Если задуматься, вокруг были мои дети, поэтому я их и фотографировала, – рассказывает Манн. – Не то чтобы меня так сильно интересовали дети или их съёмка, просто они там были».

Имоджен Каннингем: «Во всём должно быть немного красоты»

Вне зависимости от того, представляла ли она вниманию зрителя человеческое тело или тычинку цветка – работы Имоджен Каннингем пронизывает чувственный и энергетический импульс, проходящий через всю жизнь.

Имоджен Каннингем (Imogen Cunningham; 1883 – 1976) – одна из первых профессиональных женщин-фотографов в Америке. Наиболее известна ботаническими фотографиями, хотя так же снимала обнажённую натуру, промышленные пейзажи и уличные сцены. Изучив фотографию в Германии, Каннингем открыла портретную студию в Сиэтле. Первые работы создавала под влиянием академической живописи начала прошлого века. С 1920-х годов приступила к пристальному и детальному изучению жизни растений и других природных форм, могла с одинаковой заинтересованностью фотографировать человека и суккулент. В 1932 году она присоединилась к участникам фотографического объединения «Группа f/64». На протяжении всей карьеры возвращалась к старым интересам, пробовала силы в новых, стремясь проникнуть в суть вещей, жить в самом центре водоворота, направлявшего её то к науке, то к искусству, то к социальным вопросам.

Лилиан Бассман – изящество фигуры и пленительная драматичность

Лилиан Бассман (Lillian Bassman; 1917 – 2012) выросла в Бруклине, Нью-Йорк, в семье еврейских иммигрантов, приехавших из России. Во время учёбы в Манхэттенской школе познакомилась с коллегой-фотографом Полом Химмелем, с которым они поженились в 1935 году и прожили вместе на протяжении 73 лет, вплоть до его смерти. Что касается карьеры, Бассман три десятилетия успешно реализовывалась в модной фотографии, сотрудничая Junior Bazaar и Harper’s Bazaar. В своих зернистых чёрно-белых фотографиях она усиливала контраст между моделью и демонстрируемой одеждой. Бассман создавала новаторские для своего времени работы, применяя художественной подход в отрасли со строгими форматами.

В начале 1970-х, когда индустрия стала диктовать новые требования, она, не пожелав подстраиваться, переключилась на другие проекты. Интерес к работам Бассман вернулся в 1990-е. Фотографии Лилиан Бассман до сих пор кажутся полными ауры романтики и очарования, квинтэссенцией изящности и женственности.

Мэри Эллен Марк – экстраординарное фотографическое наследие

За многолетнюю и экстраординарную карьеру Мэри Эллен Марк (Mary Ellen Mark; 1940 – 2015) опубликовала много книг с разнотематическими фотосериями, в том числе «Выпускной бал», «Близнецы» и «Индийский цирк». Её архив насчитывает более двух миллионов снимков и, по сути, она построила две карьеры – в документальной фотографии и в кино. В качестве специального фотографа, нанятого для создания промокадров, Марк побывала на более сотни съёмочных площадок («Сатирикон Феллини», «Апокалипсис сегодня», «Ганди», «Пролетая над гнездом кукушки» и др.).

В свою первую поездку она отправилась в Турцию по стипендии Фулбрайта в 1965 году. Затем было много путешествий, в которых Марк документировала жизнь различных народов и культур. Её фотоэссе посвящены бездомным детям в Сиэтле, борделям в Индии, католичкам и протестанткам в Северной Ирландии, пациентам психиатрической больницы штата Орегон.

«Меня интересуют люди окраин. Я чувствую притяжение к тем, у кого не наилучшее положение в обществе. Я всегда на их стороне. Может быть, я нахожу их более человечными. Больше всего на свете я хочу признать их существование», – объясняла выбор своей главной темы Эллен Марк. «Думаю, фотография ближе к письму, а не к живописи. Потому что с её помощью вы передаёте идею. Изображение не должно нуждаться в подписи; оно уже должно передавать идею».

Надя Ли Коэн – уникальность и неповторимость женщин в эстетике 1950-70-х

Фотограф, режиссёр и модель Надя Ли Коэн, явно очарованная атмосферой 1950-70-х, снимает постановочные портреты с продуманными до мельчайших деталей сюжетами. Её модели не просто красиво позируют, они играют роли. В восприятии Нади Ли Коэн фотография больше сопоставима с моментом из несуществующего фильма, чем с неподвижным изображением. Очарование этой концепции в том, что картинка не даёт полного понимания и уверенности в происходящем, она даёт начало повествованию, оставляя простор для воображения.

Работы Нади Ли Коэн смело говорят об одержимости общества красотой и совершенством. Не смотря на причудливость образов, автор уверяет, что её не интересуют понятия волшебного или фантастического, она смотрит на реальность и повседневность, что естественно и проявляет на фотографиях.

«На первый взгляд моя работа может напоминать времена, характеризуемые мужской объективацией женщин. Но мне эстетически приятны образы тех эпох, так почему я не могу ссылаться на них и использовать в своих постановках, стилях и моделях? Кроме того, то, как я фотографирую женщин, переворачивает устаревшие ассоциации с ног на голову».

Доротея Ланж – фотограф, запечатлевший символ Великой депрессии

Всю профессиональную жизнь Доротея Ланж (Dorothea Lange; 1895 – 1965) создавала чуткие фотодокументы человеческих жизней. Её карьера началась с должности секретаря у Арнольда Генте (Arnold Genthe), одного из самых успешных фотографов-портретистов в Штатах. У него освоила навыки ремесла, обучилась ретушированию и фотомонтажу. Позже открыла собственную портретную студию, но Великая депрессия оказалась тяжким испытанием, в том числе для её брака и для карьеры. Всё более разочаровываясь в портретной работе, Ланж вышла на улицы Сан-Франциско за новыми экспериментами в съёмке.

Ключевым в карьере стал момент, когда её пригласили в числе других коллег снимать условия рабочих для Администрации по защите фермерских хозяйств. В это время Ланж сделала свою самую известную фотографию – «Мать-мигрантка» (1936). Изображение привлекло внимание к проблеме страдающих от голода тысяч людей и помогло привлечь средства для мигрантов в лагере под Нипомо, где был сделан снимок, а сама фотография стала символом Великой депрессии.

Диана Арбус – мастер маргинальной эстетики

Сочувствие и интерес к обитателям задворок общества возвело её в разряд необычных и при жизни непонятых творцов. Уже после смерти Диану Арбус (Diane Arbus; 1923 – 1971) признали неординарным документалистом, а её работы стали культовыми, хотя многие портреты трансвеститов, цирковых карликов и страдающих синдром Дауна до сих пор воспринимаются противоречиво. «Я действительно верю, что есть вещи, которые никто бы не увидел, если я их не сфотографирую», – говорила Арбус.

Её работы охватывают всю послевоенную американскую социальную сферу и составляют разнообразный и необычайный портрет общества. Подход Арбус бросал вызов установившимся условностям, диктующим дистанцию между фотографом и объектом съёмки, что вызывало психологическое напряжение, характерное для её фотопортретов. Дочь фотографа Эми Арбус пошла по стопам матери, однако в её объективе преимущественно субкультурные архетипы, нью-йоркские панки и модники 1980-90-х.

Гоар Дашти

Сюжеты для фотографий Гоар Дашти (Gohar Dashti) черпает в родном Иране. Её интересует то, как природные и антропогенные катастрофы прошлого повлияли на граждан и современные социальные структуры. Среди тем, которые поднимает Дашти: совмещение коллективной истории и индивидуальной идентичности; войны, революции и некогда действовавшие вулканы, опустошившие и сформировавшие социальную, политическую и экологическую топографию Ирана; положение девушек и женщин в обществе между модернизацией и традиционным исламским давлением. Ещё одно направление в её работах: как природа отвоёвывает брошенные дома, чьи владельцы по разным причинам покинули жилища. «Человек преходящ, а природа постоянна», – заключает Дашти.

Ширин Нешат

Ещё одна известная иранка – Ширин Нешат (Shirin Neshat). Имя фотохудожницы знают во всём мире. Слава пришла к ней в первую очередь после премий на Венецианской биеннале: в 1999 году и в 2009-ом в виде «Серебряного льва» за лучшую режиссуру (фильм «Женщины без мужчин»). Как в фильмах, так и в фотопроектах автора волнуют темы гендера, идентичности и политики в мусульманских странах, противоречия культуры и власти, отношения между личным и политическим. Свои взгляды и мысли Нешат преподносит с убедительной аргументированностью и не без медитативной красоты.

Флор Гардуньо – фотографии с магическим реализмом

В своём творчестве мексиканский фотограф Флор Гардуньо (Flor Garduño; 1957) раскрывает зрителю священное и символическое из повседневной жизни. Запечатлённые ею обряды из жизни латиноамериканцев воплощают уникальное восприятие времени, а земные формы ссылаются на невидимые порядки бытия. Свой визуальный язык она сплетает, выстраивая связи между женскими телами, животными, предметами и природой. Темы Гардуньо универсальны, а фотографии наполнены архетипами и символами, принадлежащими не к конкретной народности или культуре, но к человечеству в целом.

«Я буду вашим зеркалом»: 12 женщин-фотографов, изменивших наш взгляд на мир

Копировать ссылку Репортажи из горячих точек, уличная фотография, портреты тех, кто обычно невидим, и снимки, изменившие глянцевые стандарты

Единственная фотожурналистка, получившая четыре Пулитцеровские премии. Единственный фотограф, вошедший в четвертый блок ЧАЭС сразу после катастрофы. Глянцевый фотограф, изменивший представление об образе женщины в массовой культуре. Бесстрашные фотокоры, которые освещали военные конфликты и природные катаклизмы. В этой подборке — 12 женщин, которые стояли у истоков новостной фотографии, документальной фотожурналистики и других жанров и повлияли на развитие фотографии.

THE CAST AND CREW OF THE THE MISFITS AT THE CASINO’, RENO, 1960·Halcyon Fine Art, London Private collection, UK

Ева Арнольд

Американка Ева Арнольд (1912–2012) стала первой женщиной, которую легендарное агентство Magnun Photos приняло в свои ряды. Будучи фотожурналистом, она стояла у истоков новостной фотографии, какой мы ее знаем сейчас. В творчестве Арнольд чуткость (внимание к миру детства, взаимоотношения родителей и детей, первые дни жизни ребенка) парадоксально сочетается со смелостью и авантюризмом, с которыми она отправлялась в горячие точки, делала репортажи с политических демонстраций и из закрытых учреждений. «Я была бедна и хотела документировать бедность; я потеряла ребёнка и была одержима рождением; я интересовалась политикой и хотела знать, как она влияет на нашу жизнь; я женщина. и я хотела узнавать о женщинах», — говорила фотограф. В разное время ей позировали Маргарет Тэтчер, Елизавета II, Мэрилин Монро, Марлен Дитрих и другие знаменитости. Сама Арнольд провозглашала внимательное отношение к своим героиням: «Если вы будете бережны с людьми, они откроют вам часть себя. Это большое таинство». 

Nuestra Señora de las Iguanas (Our Lady of the Iguanas), Juchitán, Oaxaca, 1979

Грасьела Итурбиде

Старшая из 13 детей, мексиканка Грасьела Итурбиде училась в Университетском центре кинематографии при Национальном автономном университете Мексики, что, очевидно, придало ее фотографиям явную кинематографичность. Сама Итурбиде не скрывала, что на ее работы оказали влияние Анри Картье-Брессон, Йозеф Куделк, Себастьян Сальгадо. Среди тем, которые ее интересуют, — идентичности, сексуальность, повседневность, роль женщины в обществе. В 1978 году Итурбиде по заказу Этнографического архива Национального института коренных народов Мексики начала снимать индейцев народов сери, хучитан и других. Один из самых известных ее снимков — «Богоматерь игуан», на которой запечатлена женщина племени хучитан, а игуаны на ее голове образуют живой нимб. «Для меня фотокамера — средство познания культуры и обычаев каждого места», — объясняла фотограф. 

Руанда, 1994

Виктория Ивлева

Российский фотожурналист Виктория Ивлева стала единственным фотографом, вошедшим в четвертый блок Чернобыльской АЭС сразу после катастрофы. За фоторепортаж в чернобыльском реакторе Ивлева получила высочайшую награду в мире фотографии — World Press Photo Golden Eye. Фотографии Ивлевой печатались в главных российских и зарубежных изданиях, включая Guardian и The New York Times, а сама она побывала во многих международных горячих точках — например, в Руанде была единственным российским фотографом, освещавшим геноцид 1994 года. Ивлева стремилась не только фиксировать события, но и помогать своим героям. В Уганде, делая репортаж о детях, которые проходили реабилитацию после вовлечения в вооруженные формирования, Ивлева сфотографировала 15-летнего Адонку Бонка, который попросил ее оплатить его обучение в школе, — что она и сделала (позже Адонка учился на медицинском факультете РУДН). Нежелание быть сторонним наблюдателем вызвало внутренний кризис, в результате которого после возвращения из Руанды Ивлева перестала снимать. Однако спустя 10 лет она вернулась в профессию, а также занялась общественной деятельностью. 

Sally Mann·Family pictures

Салли Манн

Одна из самых дипломированных американских фотографов, Салли Манн фокусирует свое внимание на теме детства и отрочества девушки, делая бесчисленные фотографии своих дочерей. В 1988 году вышел сборник фотографий Манн «В двенадцать лет: портреты молодых женщин», представляющий собой энциклопедию жизни девушек того времени. В 1992 году — альбом «Близкие родственники», в котором Манн запечатлела историю взросления троих своих детей. Внешне откровенно бытовые снимки стали размышлением фотографа о взрослении, сексуальности, быстротечности жизни и смерти. «Фотографии открывают двери в прошлое, но также позволяют заглянуть и в будущее. В этом и заключается парадокс: мы видим красоту и одновременно — темную сторону вещей. Пшеничные поля, паруса, наполненные ветром, но также и пепел, — рассказывает Манн. — В японском языке есть слово для такого двойственного восприятия: mono no aware. Это значит что-то вроде «красота с оттенком печали». Как же бережно мы должны хранить то, что любим, до мельчайших деталей, зная, что и сами уйдем в назначенный срок».

Nan Goldin ·Nan One Month After Being Battered 1984

Нан Голдин

Обладательница ордена Почетного легиона Франции Нан Голдин стала одной из самых влиятельных фотографов второй половины XX века. Когда Нан было 12 лет, ее старшая сестра покончила жизнь самоубийством, и это трагическое событие определило ее судьбу — своим родителям она сказала: «Я буду вашим зеркалом». Голдин исследует тему женской сексуальности, женщины как зависимого субъекта отношений, гендерную идентичность, делая интимные фотографии себя, своих близких и знакомых. Страсть, насилие, алкогольная и наркотическая зависимость, жизнь нью-йоркской богемы 1980-х — все это попадает в объектив фотографа. В 1980-х она сделала серию фотографий «Баллада о сексуальной зависимости», где одной из главных работ стал автопортрет «Нан через месяц после побоев».

Margaret Bourke-White·Borscht 1935

Маргарет Бурк-Уайт

Первая в США женщина — военный корреспондент, которой разрешили работать на фронте, первая женщина — фотограф журнала Life, единственный иностранный фотограф, который находился в Москве во время нападения Германии — эпитеты «первая», «единственная», «уникальная», кажется, сопровождали американку Маргарет Бурк-Уайт (1904–1971) на протяжении всей жизни. А сделанный ею портрет женщины в летной форме, стоящей возле бомбардировщика, висел чуть ли не в каждой казарме. Свидетелем настоящего ужаса Бурк-Уайт пришлось стать в конце войны, когда она документировала освобождение концентрационного лагеря Бухенвальд, а затем трудового лагеря Лейпциг-Текла. «Использование камеры давало некоторое облегчение. Она создавала небольшой барьер между мною и окружающим меня ужасом», — вспоминала потом фотограф. После окончания войны она издала книгу «Дорогая Родина, отдыхай спокойно» о своей работе военным корреспондентом. Позднее работала в Индии, Пакистане и Южной Африке.

Diane Arbus·Twins

Диана Арбус

Одна из самых влиятельных фотографов XX века, Диана Арбус (1923–1971) своей маргинальной эстетикой вдохновила немало кинематографистов, которые буквально цитировали ее фотографии в своих картинах (один из самых известных примеров — кадр из фильма Стэнли Кубрика «Сияние», воспроизводящий снимок Арбус «Близнецы»). Она и сама черпала вдохновение в кино: огромное влияние на ее творчество оказала картина Тода Броунинга «Уродцы», снятая в 1932 году и до 1961 года запрещенная к показу. Участие в фильме людей с реальными физическими особенностями (микроцефалией, гирсутизмом, отсутствием конечностей) напугало первых зрителей и дало Арбус толчок к поэтизации маргинального мира. Строя кадр по законам фешен-съемки (Арбус долгое время сотрудничала с такими изданиями, как Esquire и Harper’s Bazaar), фотограф добивалась психологической глубины в портретах людей, оказавшихся вытесненными за рамки нормы, а в заурядных героях находила маргинальные черты.

Carol Guzy·The The Washington Post via Getty Images

Кэрол Гузи

Кэрол Гузи стала единственным журналистом, четырежды удостоенным Пулитцеровской премии, а всего в ее портфолио полтора десятка престижных наград. Фотограф получила их за фотографии косовских беженцев, сделанные в 1990-х, за освещение американской военной операции «Поддержка демократии», за серию репортажей о последствиях землетрясения на Гаити в 2010 году. «Фотографы тратят много времени и сил на поиски правильного освещения. Но самый важный свет, который нужно увидеть и попытаться зафиксировать, — это сияние, исходящие из каждого человека», — говорила Гузи. Она признавалась, что ее первое образование — она училась на медсестру — научило ее обращать внимание на человеческие страдания и боль.

SSPL·Getty Images

Доротея Ланж

Доротея Ланж (1895–1965) — одна из важнейших представительниц документальной фотографии. Она была летописцем истории США первой половины XX века и оказала огромное влияние на развитие фотодокументалистики, а прославилась серией снимков о Великой депрессии. Самый известный из них — «Мать-переселенка» 1936 года. Его героиня Флоренс Оуэнс Томпсон после смерти мужа вынуждена была переселиться в калифорнийский трудовой лагерь со своими семью детьми; пока она собирала овощи, ее дети охотились на птиц. Фото, на котором голодные дети прижимаются к изможденной матери, стало символом Великой депрессии. 

Tina Modotti·ullstein bild via Getty Images

Тина Модотти

Итальянка Тина Модотти (1896–1942) была бунтаркой-революционеркой, фотографом и актрисой. Вместе с родителями Модотти эмигрировала в США, когда ей было 17 лет, а затем вместе с фотографом Эдвардом Уэстоном отправилась в Мексику, где они устроили совместную выставку, пользовавшуюся огромной популярностью. Именно там Модотти стала дружна с Фридой Кало, Диего Риверой, Альваро Сикейросом и вступила в Коммунистическую партию, однако по подозрению в подготовке покушения на президента Паскуаля Ортиса Рубио ее выдворили из страны. Вместе с Уэстоном Модотти переехала в Германию, а затем в Советский Союз — выставка, прошедшая там, стала последней при ее жизни. По биографии Модотти поставлены несколько документальных и игровых фильмов, а также сериал с Моникой Беллуччи в главной роли. Манера фотосъемки Модотти формировалась в Мексике под руководством Уэстона, но в отличие от учителя пейзажам она предпочитала психологические портреты — с выверенной композицией и необычными сюжетами.

Mallof collection

Вивиан Майер

Вивиан Майер (1926–2009) при жизни была известна как «Мэри Поппинс с фотоаппаратом»: она работала няней и, гуляя — одна в свой выходной или с воспитанниками, — снимала все, что видела на улицах. Ее фотографии стали известны широкой публике после того, как незадолго до смерти ее архив был продан на аукционе за неуплату аренды складской ячейки. 100 000 снимков, на которых запечатлена уличная жизнь 1960-1970-х, открыли миру самобытного фотографа с внимательным и чутким взглядом. До сих пор неизвестно, почему Майер не публиковала свои работы при жизни — то ли не верила в их значимость, то ли перестала верить, получив отказ, то ли приняла такое решение сознательно.

Джон Леннон и Йоко Оно, Нью-Йорк, 8 Декабря, 1980

Энни Лейбовиц

Лейбовиц, прославившаяся своими работами для глянца, начинала со съемок демонстраций против войны во Вьетнаме. В ее портфолио есть и рекламные кампании, и групповые фото для разворотов Vanity Fair, но, пожалуй, наиболее известные — портреты, включая снимок, на котором обнаженный Джон Леннон обнимает Йоко Оно. В 2000 году вышла книга «Женщины», для которой Лейбовиц сфотографировала героинь разных профессий, цвета кожи, вероисповедания. Ее соавтором, написавшим для книги эссе, стала Сьюзан Зонтаг. Пожалуй, именно ее портреты стали самыми провокационными и одновременно пронзительными в портфолио Лейбовиц — фотограф документировала последние годы писательницы, умиравшей от лейкемии. В 2016 году Лейбовиц пригласили сделать съемку для календаря Pirelli — в результате впервые за всю историю календаря на его страницах появились не модели, а влиятельные женщины. 

Копировать ссылку

Donna Ferrato фотограф, которая 50 лет фотографирует женщин

фотограф: Donna Ferrato

Донна Феррато (Donna Ferrato) – знаменитый репортажный фотограф, она всю свою карьеру документировала женщин в различных ситуациях. Она снимала все, от переживших домашнее насилие женщин до вечеринок у свингеров — и на протяжении всей своей карьеры она сделала для себя главный вывод, что все женщины являются частью того, что Донна называет «Святой Троицей»: мать, дочь и что-то еще.

Недавно у фотографа вышла новая фотокнига «Holy», критики сразу заметили, что данная книга необычна и из-за своего содержания часто бывает трудно смотреть на многие фотографии в ней, но эти фотографии имеют решающее значение. Если рассматривать их в целом, они отражают всю ярость, радость и сложную правду о том, что значит быть женщиной. Феррато выражает этой книгой свою злость, но она также знает, что женщины необыкновенные и прекрасные создания.

В этом интервью, журналисты поговорили со знаменитым фотографом и женщиной – Феррато Донной о том, как изоляция от COVID-19 повлияла на окончательную редакцию книги, почему ей было важно самой создать все аспекты дизайна книги и что она узнала о женщинах за 50 лет их фотографирования.

фотограф: Donna Ferrato

Работа над «Holy» охватывает всю вашу карьеру — как проходил процесс редактирования вашей книги?

Редактирование было самой важной частью создания этой книги. Вначале я думала, что это будет обобщенная книга о моей карьере, так сказать ретроспектива. На тот момент у меня в голове сложилось достаточно общее название для этой книги, что-то типа «Американка», и данная книга была организована в хронологическом порядке, но она больше касалась моей траектории жизни. Потом я поняла, что такая концепция не объясняет зрителям, почему же я стала фотографом.

Дело не в том, на кого я работала всю свою жизнь, или в рассказах, которые я написала. Идея, лежащая в основе всех этих историй, и причина, по которой я фотографирую, будь то моя семья, друзья или будучи в командировке, — это всегда единственное вдохновение, для того чтобы понять, кто женщины на самом деле и чего они на самом деле хотят.

«Идея, лежащая в основе всех этих историй, и причина, по которой я фотографирую, будь то моя семья, друзья или будучи в командировке снимая очередной проект, — это всегда единственное вдохновение, моя цель для того, чтобы понять, кто женщины на самом деле и чего они на самом деле хотят.»

Я действительно пытаюсь понять, как сделать жизнь женщин лучше, и это действительно то, чем я занимаюсь большую часть своей жизни. Как нам упростить их жизнь и сделать ее чуточку лучше? Есть ли у нас более лучшие законы, для защиты женщин? Как мы научимся лучше разговаривать друг с другом? Как нам научиться лучше разговаривать с полицией? В какой-то момент я поняла, что эта книга не может быть о путешествии фотографа. Именно тогда я придумала название «Holy» — святой.

фотограф: Donna Ferrato

В какой момент в процессе редактирования вы поняли, что вам нужно изменить структуру книги?

Я работала над этой книгой около четырех лет, но основная работа проходила только в начале пандемии, когда я была совсем одна в своем доме и у меня было около четырех месяцев, чтобы закончить эту книгу. Тогда я поняла, что ее нужно изменить. Я поняла, что книга была о матери, дочери и о ком-то другом или даже других. Это исходило из действительно примитивного места внутри меня. Никто не подходил. Я была совсем одна. Моя дочь и мой внук жили в Огайо. Никто не приходил ко мне в гости, и внезапно я действительно могла слышать голоса в своей голове намного яснее. Потом я начала разбирать разные снимки из архива. Все начинало сливаться более захватывающим образом. Я начал больше прислушиваться к своему сердцу во время пандемии, и это освободило меня от тяжкого редактирования. Вот тогда все действительно встало на свои места.

На сборку у меня ушло так много времени, что я пропустила три дедлайна. Издатель, Дэниел Пауэр, сказал мне, что он никогда не проходил через что-то настолько безумное. Другие фотографы работают с дизайнерами или редакторами, но я была редактором и дизайнером сама. Думаю, рано утром Дэниел понял, что не может меня контролировать, и он сойдет с ума, если попытается навязать мне какие-либо сроки или структуру. Несмотря на то, что это была первая книга, которую я когда-либо делала с ним, он просто поверил в меня и отпустил.

фотограф: Donna Ferrato

Почему для вас было важно обрабатывать все аспекты дизайна, редактировать и даже вручную писать подписи, которые появляются в «Holy»?

Я хотела, чтобы это была ручная история, не только снятая и написанная, но и оформленная. Я поняла, что должна делать все, потому что так делают женщины. Мы все делаем сами, мы все умеем. Власть в наших руках. Рукописные подписи, ну, я выросла с отцом, который был хирургом и невероятным фотографом. Я росла, наблюдая, как он пишет подписи к своим слайдам Kodachrome, и пишет на каждой картинке. Было действительно приятно видеть, как он выполняет эту работу, и теперь иметь все эти фотографии с его почерком для меня также имеет большое значение.

Я писала на своих фотографиях большую часть своей жизни — частично это восходит к Дуэйну Михалсу, он оказал большое влияние на меня, когда я отправилась странствовать по миру с фотоаппаратом и сумкой через плечо. Я восхищалась его техникой письма на его картинах, но я хотела рассказывать реальные истории, поэтому я всегда рассказывала на фотографиях истории реальных людей, а не выдуманные истории.

В какой-то момент я поняла, что эта книга не может быть о путешествии фотографа. Вот тогда я начал называть ее «Holy».

Было сложно писать все эти подписи для «Holy», мне приходилось писать их столько раз. Я писала всю ночь напролет, я была очень злой на все, что происходило в то время — на женщин, на наши права на аборт, на то, что детей забирали у матери на границе и сажали в клетки. Я была эмоционально расстроена и каждую ночь писала, копалась в вещах и нарезала картинки.

фотограф: Donna Ferrato

Гнев, о котором вы говорите в течение последних четырех лет, определенно ощутим в заголовках. Как вы относитесь к нынешнему положению вещей?

Я чувствую себя птицей, которую выпустили из клетки. Я чувствую, что пора выйти, вскочить на пятки, быть веселой, дерзкой и занять свое законное место за столом. Я чувствую, что сейчас мы находимся на невероятном перекрестке. У нас есть шанс. Нам нужно приступить к работе, нам нужно начать организовываться и следить за тем, чтобы все действительно изменилось. Мы не можем больше просто говорить об этом, а потом кайфовать от своих разговоров.

Одна из моих любимых вещей в «Holy» — это то, как сосуществуют ваши фотографии «сексуального освобождения» и фотографии «домашнего насилия». Долгое время казалось, что эти две части работ были разделены, в какой момент вы поняли, что насилии и секс имеют смысл объединить на одной странице?

На самом деле я была не первой, кто увидел, как нужно интегрировать эти два аспекта, первый кто предложил мне это сделать — это была моя падчерица Кэтрин Холден. Последние пять или шесть лет она говорила: «Донна, почему ты разделяешь это? Почему вы позволяете журналам разделять вашу работу? Вам нужно переосмыслить это, потому что это все о жизни женщин. Это то, что ты делаешь лучше всех, кого я знаю, — вот что она мне сказала. Я начала думать об этом, но знала, что это доставит мне много неприятностей.

Когда вышла прошлая книга «Любовь и похоть», я стала изгоем в фотографическом сообществе. Если бы эти фотографии делал мужчина, это было бы хорошо, но, когда женщина, которая также изображала избитых женщин, говорила, что секс — это здорово, свинг — это здорово, S&M и все такое — это было похоже на запрет. Многие из этих редакторов и фоторежиссеров стали держаться от меня подальше, они больше не давали мне задания. После выхода «Любовь и похоть», произошли большие перемены. Они действительно не знали, как показать работу или рассказать о ней.

фотограф: Donna Ferrato

Вся работа, которую вы проделали на протяжении всей вашей карьеры, носит очень личный характер, и это очень очевидно в «Holy». Как вы смогли получить доступ к объектам и завоевать доверие своих моделей?

Сначала вам нужно получить разрешение, затем вам нужно получить доступ. Доступ должен быть для фотографирования. У вас нет доступа, чтобы просто зайти туда и посмотреть на людей. Вы получаете доступ к своей камере. Это первый шаг к доверию. Затем, когда вы с людьми, вы разговариваете друг с другом. Как видите, я болтунья. Я действительно не храню секретов. Я не считаю свою жизнь чем-то отличным от чьей-либо другой. Я очень щедра на рассказы, которые рассказываю постоянно людям. Мое время принадлежит им. Когда вы долгое время находитесь среди людей и постоянно фотографируете их, они как бы забывают об этом.

Когда я с людьми, у меня есть фотоаппарат и что-то происходит, я просто начинаю фотографировать, независимо от того, имеет ли это отношение к причине, по которой я нахожусь там. Неважно. Когда я вижу что-то красивое, меня удивляет, или я вижу, что люди радуются, я всегда с радостью делаю эти снимки. Когда я вхожу в жизнь людей или даже когда я с семьей, они понимают, что я взволнована, когда фотографирую.

Я вуайерист, я не собираюсь говорить, что я не вуайерист. Мне нравится следить за ними, и мне нравится быть с людьми. Когда люди проявляют доброту друг к другу и веселятся вместе — вот тогда я и волнуюсь. Они переезжают, и я хочу переехать вместе с ними. Потом они видят, что я взволнован, а потом понимают — ах! Между мной и ею что-то происходит, и это становится большим общим делом. Это похоже на совместную трапезу. Они не знают, что я вижу, они не знают, какие снимки я делаю или где обрезается рамка, но, возможно, им становится любопытно, потому что мне очень любопытно.

Вы должны спуститься, размазать всю задницу грязью, быть в пробке. Вы должны позволить собакам подходить, обнюхивать вас и рычать на вас — и вы просто должны продолжать фотографировать.

фотограф: Donna Ferrato

«Есть у меня в руке фотоаппарат или нет, мне невероятно любопытно, и я не хочу ничего пропустить. Я хочу все это увидеть. Я пойду куда угодно, просто чтобы быть в чьей-то жизни. Если им тяжело, они плачут, боятся, конечно, я тоже хочу это увидеть. Я хочу быть с ними рядом. Я хочу быть рядом с ними.»

Никто из нас, фотографов, непохож на мух на стене. И никогда не были похожи. Это действительно очевидно, когда в комнате установлена ​​камера. Камера — безумный инструмент. Для многих фотографов камера — это способ пропитания. Так мы дышим. Это очень живая вещь. Когда я с камерой в жизни людей, это почти как будто камера и я — одно целое. Вот на что это похоже. Вот почему я использую маленькую камеру. Я не пользуюсь большим количеством разных тушек, я не беру много линз, обычно это один и тот же объектив, 35 мм, время от времени у меня бывает 50 мм, но в основном я просто работаю с этим 35 миллиметрами.

Когда вы снимаете на 35-мм объектив, вам придется много двигаться. Такая камера просто помещает вас в совершенно другую атмосферу.

фотограф: Donna Ferrato

На какую камеру вы предпочитаете фотографировать и почему?

Я думаю – это Leica, я с нее с середины 70-х. У меня была Leica M3, потом долгое время была M4, потом M6, а теперь у меня M10. Я уже мало снимаю на пленку, M10 цифровая камера, качество не хуже пленки. Единственная разница в том, что у меня не так много ошибок при цифровой съемке — двойная экспозиция или странные вещи с освещением, я скучаю поэтому. Я скучаю по неожиданным вещам, которые случаются при съемке на пленку.

Камера просто помещает вас в совершенно другую атмосферу. Никто из нас, фотографов, непохож на мух на стене. Но я это уже говорила. Я бы сказала, что мне нравится, что камеры стали маленькие. Это самое лучшее в них. И они тяжелые. Мне нравится тяжелая камера. Мне нравится вес. А еще они узкие. Leica хорошо ложится под мою руку, или, если я ношу ее на шее, она обычно достаточно компактна, чтобы тело прижалось к моей груди, и я могла удерживать ее одной рукой, и эти камеры я могу поднести к моему глазу за наносекунду. Leica – это быстро и надежно, а качество линз непревзойденное. Вы не можете ничего предложить лучше для меня.

фотограф: Donna Ferrato

То, как организована ваша новая книга «Holy», похоже, отсылает к вашему раннему опыту общения с католической церковью. Как, по вашему мнению, ваше детство в церкви повлияло на ваше отношение к женщинам и их месту в мире?

Моя мама изо всех сил старалась меня так воспитать и внушить мне определенные правила, но на самом деле я никогда не понимала, какое место в католической церкви должно принадлежать женщине. Троица беспокоила меня в молодости. Я вижу, что есть отец, сын и призрак — но как насчет женщин? А как насчет Богородицы? Откуда возьмутся эти люди, если они не от матери, и почему мы не можем говорить о матери? Монахини и священники сказали мне, что я слишком зациклена на гендере — Бог — это все, Бог — это мужчина и женщина, и этого должно быть достаточно для вас. Думаю, для многих это так. Они могут это принять. Но я не могу этого принять.

фотограф: Donna Ferrato

Какой вывод смогут сделать читатели из вашей книги «Holy»?

Священная книга возникла не на пустом месте. Каждая женщина в этой книге была выбрана для участия в ней, потому что они знают, что они святые. Все эти женщины пережили много насилия, жестокого обращения и сексуального посягательства. У них действительно не было помощи извне. Суды не помогли, полиция не помогла. Способ, которым они смогли выбраться из ситуации насилия, — это осознание того, что, если они останутся там дольше, то умрут. У них не было выбора. В то же время у каждой женщины есть выбор.

Я так восхищаюсь этими женщинами. Они проявили большую смелость. Выбраться и взять с собой детей и полностью перестроить свою жизнь самостоятельно. Эти женщины — настоящие герои. Я хотела, чтобы эта книга показала, на что способны женщины. На что они способны. Что женщины могут уйти. Женщины уезжают. Каждый день уезжает так много женщин. Это действительно значение слова «святое». Женщина, знающая себе цену, знающая себе цену и способная сказать, что я больше не собираюсь терпеть насилие. Я уйду. В этом и заключается смысл слова «Holy»: женщина, знающая себе цену, знающая свою ценность и способная сказать, что я не собираюсь больше терпеть. Я собираюсь уйти!

Большую часть своей жизни я посвятила пониманию женщин, которые пережили много домашнего насилия, много сексуальных посягательств, и они выходят за рамки этого. Они выходят из этого. Вот когда становится интересно, потому что именно тогда они становятся самыми необычными женщинами. Именно тогда они становятся бабочками — после того, как они вышли из пещеры, они были с кем-то, кто должен был их контролировать, бессильными и неспособными поверить в себя. Когда они выходят из этого состояния, они начинают чувствовать себя так хорошо, и в этом-то и заключается основной посыл «Holy».

Ставьте себе высокие стандарты. Не позволяйте никому пытаться вас контролировать. На самом деле проводите время с людьми и постарайтесь лучше узнать их, прежде чем так легко отдать свое сердце. Трудно понять, что такое люди, и, если вы встретитесь не с тем человеком, он может как бы вас уничтожить. И тогда вы будете думать, как выйти из этого, потому что вы уже вложили свое сердце. Думаю, именно этому эта пандемия учит и многих женщин. Когда дело касается любви, не спешите с ней, дайте ей больше времени. Узнай себя лучше. Узнайте, как лучше заботиться о себе на каждом уровне.

Еще больше работ автора на персональном сайте фотографа и Instagram.

фотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferratoфотограф: Donna Ferrato

[donnaferrato.com], [instagram.com/donnaferrato]

Следите за новостями в наших социальных сетях
Вконтакте, Facebook, Instagram, Telegram и YouTube

comments powered by HyperComments

Мария Михайловна Уссаковская – первая женщина-фотограф в Тобольской губернии

Мария Михайловна Уссаковская стала первой женщиной – фотографом в Тобольской губернии, а скорее всего, и во всей Сибири. До нее были женщины — владелицы фотоателье, но сами они фотографий не делали. На протяжении тридцати лет ее ателье было одним из самых популярных в Тобольске. Фотографии Марии Михайловны хранятся во многих тобольских семьях, а со временем разлетелись и по всей России. Фотосалон Уссаковской выпускал и открытки – сейчас они хорошо знакомы коллекционерам – филокартистам. Однако о личности М.М. Уссаковской до сих пор было известно очень мало.  Нет ни одной статьи, посвященной нашей землячке, лишь скудные упоминания в специализированных трудах об истории фотографии. Не было ясности даже относительно ее национальной принадлежности – редкие исследователи полагали, что она полька из числа потомков ссыльных. Однако, мы выяснили, что Мария Михайловна Уссаковская, урожденная Петухова, была русской, и лишь вышла замуж за поляка, сменив фамилию.

Благодаря проделанному исследованию, восстановлен жизненный и творческий путь первой сибирской женщины-фотографа М.М. Уссаковской.

Мария Михайловна Уссаковская, урожденная Петухова, родилась 28 декабря 1871 г. (по старому стилю). Крестили девочку в Сретенской (она же Пятницкая) церкви Тобольска. Крестными были купец Михаил Иванович Попов и жена другого известного тобольского купца, Андриана Сыромятикова, – Глафира Николаевна.

Отец ее, статский советник Михаил Михайлович Петухов, происходил из рода совсем не знатного – был сыном священника. Образование он получил в Тобольской духовной семинарии. Дело в том, что нередко дети священников, дьяконов, причетников и т.п., а также учащиеся из других социальных слоев в духовные учебные заведения шли ради образования, а не ради будущей духовной профессии. Обучение в семинариях было бесплатным, причём сироты и дети бедных родителей принимались на казённое содержание. А вот за обучение в гимназии нужно было платить, что не каждый мог себе позволить. Поэтому среди правящего слоя Тобольской губернии было много чиновников, вышедших из среды духовенства.

Михаил Михайлович Петухов сделал неплохую карьеру. Служил в Тобольском губернском правлении, к 1895 г. получил чин статского советника. Этот чин, относящийся к V классу, согласно Табели о рангах, дал М.М. Петухову и его детям права потомственного дворянства.

Мать Марии Петуховой, Александра Матвеевна (урожденная Тарунина, из купеческого рода), умерла рано, оставив четверых детей: у Марии были старшие братья Николай, Вячеслав и Всеволод. От второго брака отца с Ольгой Николаевной Тельшевской родились сводные сестры и братья Марии Петуховой – Лидия, Клеопатра и Борис. По-видимому, с мачехой и сводными сестрами Мария находилась в хороших отношениях —  в семье внучки Клеопатры Михайловны Петуховой, Лидии Кучинской, сохранилось немало снимков, сделанных в ателье Уссаковской.

Образование Мария получила в Мариинской женской школе Тобольска. В те годы — это учебное заведение для девочек считалось лучшим в Сибири. Ученицы изучали закон Божий, французский и немецкий языки, географию, историю, математику, а также ряд других дисциплин. Так что Мария для своего времени была весьма образованной девушкой.

После окончания тобольской Мариинской женской школы Мария Петухова стала завидной невестой. Отец ее был человеком небедным, имел собственный дом в Тобольске. Дочерям определил достойное приданое.

Однако выбор Марии озадачил родственников. Ее избранником стал сын польского ссыльного, Иван Константинович Уссаковский.

Иван (Ян) Уссаковский родился в 1860 г. в г. Дисно Виленской губернии.  Его отец, Константин Иванович Уссаковский, был сослан в Тобольск за участие в освободительном восстании 1863-1864 гг. За ним последовали и жена с сыном. В Тобольске Иван Константинович и вырос.

Недовольство отца Марии Михайловны можно понять – Уссаковский был католиком, то есть, иноверцем. Старше невесты на 11 лет, хотя это как раз препятствием не являлось. Кроме того, должность он занимал самую неприметную – младший делопроизводитель Губернского управления госимуществ. Однако в Тобольске Иван Константинович был известен как фотограф-любитель. Многие виды старого Тобольска дошли до нас благодаря его увлечению. Свои фотографии он подписывал «Любитель фотографии И.К. Уссаковский»

Как бы то ни было, Мария Михайловна настояла на своем. Иван Уссаковский сам запечатлел невесту в подвенечном платье. Точную дату венчания установить пока не удалось, однако по данным переписи населения 1897 г. у четы Уссаковский уже была двухлетняя дочка Нина и 7-месячный сын Николай. Следовательно, поженились они около 1894 г.

Брак этот был заключен по любви и оказался счастливым. Супруги Уссаковские прожили вместе до глубокой старости. Воспитали четырех детей —  Нину, Николая, Марию и Виктора. Кроме того, Марию Михайловну и Ивана Константиновича сближало общее дело – фотография.

Видимо, увлечение мужа захватило и Марию Михайловну. На свадьбу отец подарил ей фотоателье – скорее всего, речь шла о фотооборудовании, а не доме, так как дом для фотомастерской был куплен супругами позднее. Благодаря свадебному подарку, и видимо, на основе лаборатории Ивана Константиновича, она открыла собственный фотосалон.

9 июля 1894 года Уссаковская получает разрешение на открытие фотографии за номером 392. Однако на самом деле фотосалон открылся несколько позже — в 1895 г. и вскоре стал одним из самых популярных в Тобольске.  Следует отметить, что конкуренция была довольно сильной – в Тобольске в 1899 г. при численности населения 20 тысяч человек насчитывалось 9 фотосалонов.

Вначале   фотоателье располагалось в собственном доме Уссаковских на Абрамовской улице (теперь улица Декабристов). В Адрес-календаре Тобольской губернии за 1897 г. была размещена обширная реклама: «Фотография М. М. Уссаковской в Тобольске по Абрамовской улице в собственном доме принимает заказы на всевозможные работы: изготовление портретов, групп и карточек всех форматов, а также на исполнение видов и портретов на полотне, шёлковых и атласных материях. В продаже имеются виды города и окрестностей. Располагая хорошим подбором новейших светосильных объективов для портретов, групп и ландшафтов, самыми усовершенствованными аппаратами и художественными аксессуарами при ателье, фотография исполняет заказы аккуратно и по умеренным ценам. Принимаются для выполнения работы от господ любителей-фотографов».

Фотографировала посетителей как сама Мария Михайловна, прекрасно овладевшая приемами фотосъемки, так и Иван Константинович Уссаковский. Кроме того, согласно данным того же переписного листа 1897г., Уссаковские взяли двух учеников.

Марию Михайловну Уссаковскую по праву можно считать первой тобольской женщиной-фотографом.  В Тобольске были и другие женщины – владелицы фотоателье.  Одной из них была Шустер Асна Пейсаховна. Однако нет никаких свидетельств того, что она была не просто хозяйкой фотосалона, но и фотографом. В.Е. Копылов полагает, что оформление фотографии на Асну Шустер было просто формальностью. [8, с.156] Фотографом был ее муж, Йосель Шустер, который, видимо, решил оформить мастерскую на имя жены.  Согласно переписи населения 1897 г., жене Шустера было 23 года, и она являлась домохозяйкой – «при муже». Сам же Шустер указан как фотограф и парикмахер. Кроме того, у Шустеров было семеро детей – вряд ли Асна Шустер могла найти время для творчества.

26 июня 1900 года получила разрешение на открытие фотографии в Тобольске и Елизавета Шредерс. Фотографий ее ателье сохранилось немного, и опять же – нет никаких свидетельств того, что она была фотографом.

Фотографическое дело в то время было модным бизнесом и не требовало больших вложений. Поэтому неудивительно, что женщины, обладающие небольшим капиталом, пробовали открывать фотоателье – достаточно было арендовать помещение, купить аппаратуру и нанять фотографа. Но только о Марии Уссаковской достоверно известно, что она сама делала снимки, причем отличавшиеся художественным вкусом и оригинальной композицией.

Я спросил у внучки М.М. Уссаковской, Елены Николаевны Ефимовой, кто, по ее воспоминаниям, все-таки больше занимался фотографией — Мария Михайловна или Иван Константинович? И она ответила: «Мне кажется, все-таки больше Иван Константинович… Но бабушка тоже много занималась фотографией. Она занималась сама, любила это».

Дела ателье шли в гору, и вскоре Уссаковская купила для него новый, отдельный дом —  на углу Большой Пятницкой (ныне улица Мира) и Почтовой улиц. С 1899 г. фотосалон начал издавать открытки, которые также пользовались спросом. Известно, что Д.И. Менделеев во время пребывания в Тобольске летом 1899 г. закупил в ателье Уссаковской коллекцию художественных почтовых открыток с видами родного города. Одну из них, с видом сибирского кедра, он поместил в свою книгу, отражающую экспедиционную работу по оценке запасов тобольских лесов.

В свою очередь, Иван Константинович Уссаковский сопровождал с фотоаппаратом Д.И. Менделеева во время его посещения Тобольска и родного села знаменитого химика – Аремзянского (теперь Верхние Аремзяны). В Аремзянском Менделеев посетил церковную службу, а по ее окончании И. Уссаковский запечатлел иконостас церкви и самого гостя на её фоне.

Мария Михайловна была свидетельницей многих исторических событий. Широкую известность получила ее фотография Г.Е. Распутина, снятая примерно в 1912-1913 гг.

C Распутиным связана семейная легенда семьи Уссаковских, которой поделился правнук Марии Михайловны, Вадим Борисович Хозиев. А ему эта история известна со слов его бабушки, Марии Ивановны Уссаковской. Вот что он рассказал:

«Видимо, когда Распутин уже сфотографировался и вышел из фотографии, то на балконе второго этажа он увидел старшую дочь Уссаковских, Нину. И поскольку она дивной красоты была барышня, вломился в дом с желанием с ней познакомиться. Мне бабушка рассказывала, дело было так. Он, значит, закричал им: «Хозяин, ну-ка, веди свою дочь немедленно». Иван Константинович Уссаковский кивнул и привел младшую, одиннадцатилетнюю Машу. Распутин рассмеялся, увидев Машу, погрозил пальцем и сказал: «У, какой ты хитрый, хозяин. Ну, ты мне вот ту дочь, другую, присылай в Петербург, я ее за камер-юнкера выдам». Ушел и все забыл, и слава Богу. А дальше жизнь по-своему распорядилась».

Во время пребывания в Тобольске в 1917-1918 гг. царской семьи Романовых именно в ателье Уссаковской венценосные узники покупали открытки. Это подтверждается сохранившимися счетами из фотоателье Уссаковской за «напечатание открытых писем».

По воспоминаниям потомков Уссаковской, Мария Михайловна не раз фотографировала царскую чету и великих княжон. Однако в 1938 году ее дочь Нина, опасаясь ареста, уничтожила фотографические пластины. Сохранилось лишь изображение слуг царской семьи. Может, когда-нибудь удастся обнаружить и другие фотографии семьи Романовых, ведь заказ был передан полностью и в срок.

После революции привычная жизнь Уссаковский круто изменилась. Фотосалон был конфискован новой властью. Внучка Уссаковской, Е.Н. Ефимова, вспоминает: «Я хорошо помню наши несколько комнат, которые остались после революции… У нас же был дом свой, где была фотография. Потом этот дом конфисковали, но оставили нам три комнаты. Вот в этих трех комнатах мы некоторое время жили. После чего конфисковали и эти три комнаты, после чего мы стали жить уже в съемных квартирах. Я хорошо помню в это время бабушку».

Однако фотография Уссаковской действовала до 1929 г., при этом с 1924 г. она арендовала свою собственную фотомастерскую у Тобольского местхоза.  В 1929 г.  Мария Михайловна была лишена избирательных прав. Дважды, в 1929 и 1931 г.  она пыталась обжаловать это решение, но безуспешно.  Фотосалон пришлось закрыть… Вскоре в ее павильоне открылась фотография Инвалидной кооперации.

Последние годы жизни Марии Михайловны удалось восстановить благодаря информации, полученной от их потомков.

Старшая дочь Уссаковских, Нина Ивановна Струтинская, продолжила дело родителей. Долгое время она работала фотографом в Тобольске, в фотографии, которая находилась в деревянном доме напротив драматического театра.

В 1938 г.  Уссаковские уехали из Тобольска в Москву.  К переезду их подтолкнул страх перед репрессиями. Вначале переехали Мария Михайловна и Иван Константинович, а немного позднее – семья дочери Нины. Некоторое время они жили в Болшево, пригороде города Королева.  Как рассказывает Е.Н. Ефимова, «мы там купили мансарду, и там вот жили, пока не дали комнату».

Мария Михайловна умерла в 1947 г., похоронена на Донском кладбище. Ее муж, Иван Константинович, был похоронен в пригороде г. Королева — Болшево, однако кладбище снесли, его могила не сохранилась.

Внучка Уссаковской, дочь Нины Ивановны Уссаковской, живет в Москве. Елене Николаевне Ефимовой уже за 90 лет.

Также в г. Дубна живет правнук Марии Михайловны Уссаковской, внук ее дочери Марии Ивановны. Вадим Борисович Хозиев — доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой клинической психологии Университета «Дубна». С 1994 по 2003 В.Б. Хазиев был деканом факультета психологии Сургутского университета, с 2003 г. в Дубне.

Интересно, что многие потомки М.М. Уссаковской увлекаются фотографией. Как уже говорилось, была фотографом ее дочь Нина; любит фотографировать В.Б. Хозиев, а обе его дочери стали профессиональными фотографами. Одна из них, Дарья, даже взяла в качестве творческого псевдонима фамилию своей знаменитой прапрабабушки.

Таким образом, понемногу восстал из забытья образ Марии Михайловны Уссаковской, тобольского фотографа и владелицы фотосалона. Снимки ее до сих пор хранятся во многих семейных альбомах. Проникновенные строки посвятил творчеству Марии Михайловны тобольский поэт и краевед Аркадий Быков:

На этой старенькой открытке

Сквозь сетку жёлтых паутин

К давно утраченной калитке

Подходят несколько мужчин.

И, озабочены делами,

Они не ведают пока –

Их Уссаковская снимает

Не на года, а на века.

Фотографии и открытки с витиеватой надписью на паспарту «Уссаковская» хорошо знакомы коллекционерам. Благодаря её фотоработам в нашей памяти живёт старый Тобольск.

В настоящее время у нас с правнуком М.М. Уссаковской, Вадимом Борисовичем Хозиевым, родилась идея – издать альбом фоторабот нашей землячки. Уже собрано около 150 фотографий. Обращаемся ко всем жителям города: если в вашем семейном альбоме хранится фотография из ателье Уссаковской – разрешите снять копию или пришлите отсканированное изображение с высоким разрешением. Сохранность оригиналов гарантируем, владельца при вашем желании укажем. Электронная почта В.Б. Хозиева [email protected]

Автор — Евгений Бондарев,

ученик школы № 42 г. Тюмени

10 величайших фотографов женщин ~ PhotoPoint

Пальму первенства среди женщин фотографов в далеком 19 веке делят между собой несколько замечательных женщин, среди которых и Анна Аткинс, которая в 1843 году первой подготовила и выпустила книгу, полностью иллюстрированную, сделанными ею фотографиями. После того, как женщина взяла в руки фотоаппарат, ее работы не уступают мужским, ни в композиции, ни в экспозиции, ни в глубине, ни в цвете. На фоне мужских фоторабот, женские, всегда отличались присутствием внутренней, скрытой тайны. Работы женщин фотографов отличаются трогательностью, интимностью, быть может, даже большей лирической глубиной. Мы предлагаем вам познакомиться с десяткой величайших фотографов женщин, что бы самим убедиться во всем вышесказанном.

Читайте также: 10 известных фотографов всех времен

Диана Арбус (Diane Arbus)

Первенство в нашем рейтинге, бесспорно, отдается Диане Арбус (Diane Arbus). Своими черно-белыми снимками Диана перевернула фотографический мир и отношение к съемке и изображению необычных людей. Ее моделями были люди, которые не вписываются в рамки «стандартных» людей, как в физическом, так и в моральном плане. Работы Арбус и сегодня остаются самыми раскупаемыми работами в мире. Официальный сайт

Синди Шерман (Cindy Sherman)

За Дианой следует американская величайшая фотограф Синди Шерман (Cindy Sherman). Синди взошла на фото олимп благодаря своим концептуальным постановочным портретам. Своей основной задачей в фотографии Синди видит решение важных вопросов о роли женщины в обществе, СМИ и искусстве. Некоторые ее работы – самые дорогие, из всех проданных когда-либо фотографий. Официальный сайт

Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz)

Десятку величайших фотографов женщин продолжает Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz). В далеких 70-х она начала свою фото карьеру, как штатный фотограф журнала «Rolling Stone». Работая в журнале, своими портретами фотограф определила и сам журнал, и наше представление о времени. Сегодня, вот уже на протяжении более сорока лет портреты Лейбовиц считаются культовыми и определяющими время и пространство.

Корина Дэй (Corinne Day)

На четвертой позиции располагается британская модная фотограф Корина Дэй (Corinne Day). Фотограф определила стиль фотографии в начале 90-х годов. Она была фотографом-самоучкой. В своих работах она объединила документальную, можно даже сказать, биографическую фотографию с фотографией фэшн. Дружба с фотографируемыми моделями, такими, как например Кэйт Мосс, дала возможность Корин делать очень интимные, личные портреты. Официальный сайт

Сара Мун (Sarah Moon)

Продолжает десятку самых-самых француженка Сара Мун (Sarah Moon). Свое профессиональное определение Сара начала, как модельер. Когда ей исполнилось 29 лет она взяла в руки камеру и уехала из родного Парижа в Лондон. Больше чем любой другой фотограф Сара смогла визуализировать и запечатлеть атмосферу модного Лондона в переходный период – от шестидесятых к развитию панка. Ее работы сравнивают с картинами Дега.

Джулия Маргарет Камерон (Julia Margaret Cameron)

На шестой позиции – пионер Британской фотографии Викторианской эпохи Джулия Маргарет Камерон (Julia Margaret Cameron). Помимо того, что она входит в то самое спорное число первых фотографов женщин, она так же стала известна серией портретов знаменитостей своего времени. Фотографическая карьера Кэмерон была достаточно короткой, всего одиннадцать лет, она занялась фотографией в сорок восемь лет, когда фотоаппарат ей подарили в подарок. Хотя ее стиль не получил должной оценки среди современников, ее работы оказали значительное влияние на развитие современных фотографов.

Дебора Тюбервиль (Deborah Turbeville)

Дебора Тюбервиль (Deborah Turbeville) – величайшая фотограф индустрии моды. Впервые работы Тюрбевиль появляются в 70-м году в журнале «Vogue», и с этих самых первых работ фотограф серьезно заявила о себе и заняла доминирующие позиции в модной современной фотографии. Она обладала совершенно оригинальным видением искусства. Ее называли авангардным фотографом благодаря привнесению в модную фотографию темных элементов задумчивости. Официальный сайт

Ева Арнольд (Eve Arnold)

К сожалению, единственная представительница фотографического агентства «Magnum Photos» в нашей десятке – Ева Арнольд (Eve Arnold). Отношение к Еве Арнольд очень особое. Она – фотограф от Бога. Она стала первой женщиной фотографом – членом одного из самых значимых фото агентств 20 века — «Magnum Photos». Она прожила долгую, интересную жизнь, не дожив до своего 100-летнего юбилея всего четыре месяца. Она стала автором портретов целой плеяды выдающихся людей 20 века. Она дружила с Мэрилин Монро. Она исколесила весь мир и запечатлела его таким каков он есть.

Элен Левитт (Helen Levitt)

Продолжает десятку величайших фотографов женщин Элен Левитт (Helen Levitt), американская фотограф, вошедшая в историю фотографии своими уникальными «Уличными фотографиями». Интерес к фотографии у Элен возник очень рано. И ее внимание сразу привлекла «уличная фотография», фотография жизни обычных людей в обычных условиях. В 1937 году Элен начала с того, что стала фотографировать меловые детские рисунки и самих детей, которые их нарисовали. Серия этих фотографий увидела свет в 1987 году, отдельным изданием. В общей сложности Левит посвятила фотографии семьдесят лет.

Женевьев Нейлор (Genevieve Naylor)

Завершает нашу женскую фотографическую десятку величайших – Женевьев Нейлор (Genevieve Naylor). Карьера Женевьев длилась 40 лет, поэтому она успела попробовать свои силы в различных направлениях. Как фотожурналист она стала одной из первых женщин, нанятых на работу Ассошиэйтед Пресс. Она успела 15 лет проработать в модной индустрии, непосредственно в журнале Harper`s Bazaar, стараясь удивительным образом объединять в своих фэшн работах фотожурналистику и моду. За свою долгую карьеру она успела побывать на Корейской войне, работая для журнала Look, а так же работала на голливудских съемочных площадках.

Женщин, которые сформировали современную фотографию

Где-то в 1930-х годах венгерский фотограф Анна Барна сняла «Наблюдателя», фотографию мальчика, стоящего на стуле и смотрящего сзади на частокол.

Когда его тень растягивается по доскам, преграждающим ему путь, она принимает форму бородатого профиля, который читается как второй «зевак» в кадре. Немного дальше стоит третий «зритель», который, хотя и совершенно невидим на изображении, очень часто присутствовал в сознании любого довоенного зрителя, видевшего фотографию кадра: этот зритель — Анна Барна, женщина, которая осмелилась возьмите камеру, которую обычно держал бы мужчина.Как и все женщины с фотоаппаратами ее эпохи, смелый поступок Барны обеспечил ей мощное культурное присутствие.

Это присутствие демонстрируется в «Новой женщине за камерой», вдохновляющей и вдохновляющей выставке в Метрополитен-музее со 2 июля по октябрь. 3. В конце октября он переходит в Национальную галерею искусств в Вашингтоне. Куратор Андреа Нельсон из NGA, шоу было установлено в Met Миа Файнман.

Более 200 представленных фотографий, сделанных с 1920-х по 1950-е годы, позволяют нам наблюдать, как женщины повсюду становятся профессиональными фотографами.Я предполагаю, что некоторые из их снимков могли быть сделаны мужчинами, но женское авторство определило то, что эти изображения значили для их современников. Это формирует то, что нам нужно делать из них сейчас, когда мы понимаем проблемы, с которыми столкнулись их создатели.

Метрополитен показывает женщин, фотографирующих все, от фабрик до сражений и угнетенных, а также платья, детей и другие традиционно «женские» предметы. Иногда цель — прямая документация: такие деятели, как Доротея Лэнг в Соединенных Штатах и ​​Галина Санко в Советском Союзе, записали миры, через которые они прошли, часто по просьбе своих правительств.Но многие из их сестер предпочитают агрессивные взгляды и радикальное освещение того, что тогда называлось «Новое видение», разработанное в Баухаусе и других горячих точках современного стиля. Это было для того, чтобы увидеть, что должен звучать джаз.

Это сделало Новое видение идеально подходящим для Новой Женщины, термин, который стал глобальным в начале 20-го века для обозначения всех многих женщин, которые взяли на себя роли и обязанности — новые личности и даже новые полномочия — у которых они редко были. до. Когда «Новая женщина» занялась фотографией, она часто обращала свое «Новое видение» на себя, как на одно из самых ярких творений современного мира.

Автопортрет американского фотографа Альмы Лавенсон не учитывает все, кроме ее рук и камеры, которую они держат; единственное, что нам нужно знать, это то, что Лавенсон контролирует эту машину и, следовательно, видение, которое она захватывает.

Немецкий фотограф Ильзе Бинг снимает в зеркала на шарнирах на туалетном столике, давая нам как в профиль, так и в лоб вид ее лица и Leica, которая его почти скрывает. С древних времен зеркало было символом женщины и ее тщеславия; Бинг утверждает, что этот старый символ принадлежит самой себе, заставляя его создать новый образ.

Зеркало, развернутое немецким аргентинским фотографом Аннемари Генрих, представляет собой посеребренный шар; захватывая в нем себя и свою сестру, она изображает забавные удовольствия и извращения женщины, ставшей Новой.

Европейские коллеги Генриха иногда заходят еще дальше в нарушении своей самооценки. В «Автопортрете в маске (№ 16)» Гертруда Арндт дважды, а может быть, и втрое обнажает свое лицо, как бы для того, чтобы передать тревожную идентичность, которую она воспринимает как женщину, которая осмеливается фотографировать.(Многократная экспозиция — почти отличительная черта фотографов New Woman; может быть, это нас не должно удивлять.) В коллаже под названием «I.O.U. (Самогордость) », — французский фотограф Клод Кахун представляет себя в виде 11 разных лиц в масках, окруженных словами« Под этой маской — еще одна маска. Я никогда не перестану снимать все эти лица «.

Это как если бы попадание за камеру превращает любую новую женщину в предка и аватара Синди Шерман, примеряя всевозможные модели для определения пола.

Если есть одна проблема с этим сериалом, так это то, что он в основном дает нам женщин, которые преуспели в достижении высочайшего уровня мастерства, едва намекая на гораздо большее количество женщин, которым не удалось достичь своих творческих целей из-за безудержного сексизма их эпоха: талантливые женщины, чьи места в фотошколе вместо этого были отданы мужчинам, или которые были переведены на самые низкие или самые «женские» уровни профессии — ретушь или дешевые детские портреты — или которые никогда не продвигались выше ассистента студии.Это проблема, которая мешает всем попыткам вернуть утраченное искусство обездоленных: рассказывая те же истории успеха, что и с белыми мужчинами, вы рискуете создать впечатление, будто у других есть такой же шанс подняться.

Достаточно прямой снимок китайского фотожурналиста Ню Вэйю может лучше всего передать то, что на самом деле означало для Новой Женщины начать фотографировать. Как сфотографировала ее коллега Шу Е, Ню стоит со своей камерой на краю обрыва. Каждая женщина-фотограф приняла эту позу смельчака, по крайней мере, с точки зрения культуры, просто щелкнув затвором.

Несколько женщин, представленных в Метрополитене, фактически заняли студии, которые изначально возглавлялись мужьями или отцами. На Ближнем Востоке и в Азии это дало им доступ к реальности, которую мужчины не могли задокументировать: сделанная в Палестине 1930-х годов фотография предпринимательницы, назвавшейся «Кариме Аббуд, леди-фотограф», показывает трех женщин, стоящих перед камерой с полным уверенность в себе — самый молодой широко улыбается в объектив — в расслабленном кадре, который мужчина вряд ли смог бы запечатлеть.

Гендер играл почти столь же важную роль для женщин на Западе. Если брать в руки фотоаппарат объявляли «по-мужски», многие новые женщины в Европе были счастливы согласиться с этим: снова и снова они изображали себя одетыми в самую короткую стрижку, иногда настолько короткую, что их воспринимали как мужской стиль. Кахун, который временами был почти острижен, однажды написал «Мужское? Женский род? Это зависит от ситуации. Кастрированный — единственный пол, который мне всегда подходит ».

Маргарет Бурк-Уайт, американский фотограф, ставший настоящей знаменитостью, снимает себя в стрижке, достаточно длинной, чтобы почти закрыть уши, но этот почти девчачий стиль более чем компенсируется мужественными шерстяными брюками.(В 1850-х годах Роза Бонер должна была получить полицейскую лицензию на ношение брюк, когда она пошла рисовать парижских конников. Еще в 1972 году моя бабушка, рожденная в эпоху Новой женщины, хвасталась мужеством, которым она недавно собрался начать носить штаны на работу.)

Новая женщина, щелкающая затвором, может показаться почти таким же видимым, как любой объект перед ее объективом. Фотография Бурк-Уайт плотины Форт-Пек украсила обложку первого современного номера журнала Life в 1936 году, , и получила эту роль отчасти потому, что была снята ею: редакторы продолжают об этом «удивительном» факте следующим образом: они представляют свой новый журнал и то, как они «не смогли помешать Бурку-Уайту сбежать с их первыми девятью страницами».

Когда объект съемки — это другая женщина, стрелок и натурщик могут слиться воедино. Лола Альварес Браво, великий мексиканский фотограф, однажды сфотографировала женщину с тенями, пересекающими ее лицо, и назвала это «В ее собственной тюрьме». Альварес Браво, фотографирующая Everywoman, оказывается в той же тюрьме.

Чтобы запечатлеть затруднительное положение женщин в католической Испании, Кати Хорна дважды выставила лицо девушки на зарешеченных окнах рядом с собором; Трудно не заметить, что огромный глаз, который смотрит на нас из-за решеток, принадлежит самой Хорне и смотрит в видоискатель.

За столетия до того, как они стали Новым, женщины были объективированы и наблюдались, как, вероятно, немногие мужчины. Поднятие камеры не отводило взгляда от Новой Женщины; это могло сделать ее еще более очевидной. Но благодаря фотографии она могла начать оглядываться назад, с силой, на мир вокруг нее.

Новая женщина за камерой

До 3 октября, Метрополитен-музей, Пятая авеню, 1000, metmuseum.org. 212-535-7710; metmuseum.org.

Две музейные выставки, посвященные работе женщин-фотографов: NPR

Ли Миллер, Автопортрет с повязкой на голову (вариант), серебряно-желатиновый отпечаток 1932 года, Lee Miller Studios Inc., Нью-Йорк Ли Миллер Архивы скрыть подпись

переключить подпись Ли Миллер Архивы

Ли Миллер, Автопортрет с повязкой на голову (вариант), серебряно-желатиновый отпечаток 1932 года, Lee Miller Studios Inc., Нью-Йорк

Ли Миллер Архивы

Вы бы купили у этой женщины повязку на голову? Ли Миллер сделал снимок для модной статьи. Симпатичная женщина могла продать множество повязок заядлым читателям фотожурналов. И Ли Миллер (1907-1977), безусловно, был хорошеньким.

Модель, фотограф, муза и любитель сюрреалиста Мана Рэя, любовник (может быть, и муза) гораздо большего числа мужчин, чем Мэн, фотожурналист, аккредитованный военный корреспондент для Vogue, появляется Ли в профиль с повязкой на голове в двух сериях. музейных экспозиций: Женщина, которая нарушила границы в Музее Дали в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, Флорида, и Новая женщина за камерой в Метрополитен-музее на Манхэттене.

Я спросил Питера Туша, куратора отдела образования в Музее Дали, что бы случилось с Миллер, если бы она не была такой великолепной.

«У нас бы не было этого разговора», — ответил он.

Ли Миллер была внешне, но она также была прекрасным фотографом.

Красота Миллера открывала множество дверей. Но это было не единственное ее преимущество. Она была умной, остроумной, чрезвычайно самоуверенной, склонной к приключениям, безрассудной, беспокойной.И приятель Пикассо.

Ли познакомилась с ним в Париже через Мана Рэя, так как она познакомилась со многими ведущими художниками в его кругу. (Ее портреты некоторых из них представлены на выставке в Музее Дали.) Освещая Вторую мировую войну для журнала Vogue , Ли выследила Пикассо, когда союзники освободили Париж. Она рассказала историю о том, что он был жив, к облегчению для мировых ценителей искусства.

«Это необычно», — сказал Пикассо, увидев ее. «Самый первый солдат союзников, которого я найду, — это женщина, и это ты.»Он написал ее портрет шесть раз.

Несколько военных фотографий Миллера представлены на выставке Метрополитен «Новая женщина за камерой». Это сканирование фотографий с 1920-х по 1950-е годы, сделанных 120 женщинами из более чем 20 стран. Фотографии заключенных концлагеря Дахау, мертвого охранника СС, развалин войны, сделанные Ли в 1945 году, не могут не утихать. «Она была действительно хороша», — говорит Миа Файнман, которая установила выставку «Новая женщина» в Метрополитене (подробнее об этом ниже.)

Любопытно, особенно сейчас, когда ученые обращают внимание на работы Миллера, а также на ее внешность, изображение военного времени, которое я считаю наиболее убедительным, показывает ее обнаженную (состояние раздетости, которое она часто изображала на автопортретах), и было снято фотографом. Life Фотокорреспондент журнала, с которым она ехала. На самом деле стоит щелкнуть здесь, чтобы увидеть — прокрутите вниз, чтобы увидеть больше ее мощных — и часто тревожных — фотографий войны.)

Новые женщины занимают свое место за камерой

Миллер была квинтэссенцией Новой женщины, как и те фотографы в Новая женщина за камерой в Нью-Йорке.Андреа Нельсон, организовавшая выставку в Национальной галерее в Вашингтоне, говорит, что эти новые женщины были независимыми, компетентными и — особенно в 1920-е годы — оказались в момент, когда они боролись за, а затем завоевали право голосование, «и действительно начали изучать свою жизнь, свой брак и детей». Они также изучали, что значит быть профессиональными фотографами. «Это было время, когда фотография заменяла рисунки во всех журналах», — говорит Нельсон.А женщины могли легко продавать свои рекламные и модные фотографии.

Флорестин Перро Коллинз (американка, 1895–1988) Портрет Мэй Фуллер Келлер, начало 1920-х гг. Серебряный отпечаток желатина Коллекция доктора Арте А. Энтони скрыть подпись

переключить подпись Коллекция Dr.Арте А. Энтони

Флорестин Перро Коллинз (американка, 1895–1988) Портрет Мэй Фуллер Келлер, начало 1920-х гг. Серебряный отпечаток желатина

Коллекция доктора Арте А. Энтони

В те годы, когда еще не было сотовых телефонов, люди ходили в коммерческие фотостудии, чтобы сделать снимки. В начале 20-х Флорестин Перро Коллинз открыла собственную студию в Новом Орлеане.Коллинз был афроамериканцем и иногда слыл белым, чтобы пройти обучение в студиях, принадлежащих белым. В студии, которую она в конце концов открыла, большинство ее клиентов были негры и креолы.

Как уверенно выглядит Мэй в приземленной, настойчивой манере. Для нее нет женственной позы с выпрямленным телом. «Настоящая новая женщина 20-х годов», — говорит куратор Нельсон.

А как насчет этой мисс:

Ringl and Pit, Pétrole Hahn, 1931, серебряно-желатиновый отпечаток, Музей искусств Метрополитен, Коллекция Ford Motor Company, Подарок Ford Motor Company и Джона К.Уодделл, 1987 г. Предоставлено галереей Роберта Манна. Метрополитен-музей скрыть подпись

переключить подпись Метрополитен-музей

Жутко, не так ли? Эллен Ауэрбах и Грете Стерн руководили рекламным агентством Ringl and Pit в Берлине в 20-х и 30-х годах.Это их реклама Петрол Хан, средства для волос. Их идеальный манекен New Woman имеет красиво украшенную причёску, завёрнутую на место с помощью петли. Она одета в клетчатую блузку и, высовывая из одного рукава настоящую руку (одну из рук партнера), держит драгоценный Петроль.

Картина, которой несколько десятков лет, но при этом такая современная.

Последнее изображение в этом эссе (так сложно выбрать лишь горстку из этой амбициозной выставки) относится к началу 1940-х годов.

Хомай Вьяравалла, Терминал Виктории, Бомбей, , струйная печать начала 1940-х годов, Фонд искусств Алькази, Нью-Дели. Предоставлено архивом HV / Коллекция фотографий Алькази. Фонд искусств Алькази скрыть подпись

переключить подпись Фонд искусств Алькази

На снимке запечатлена сцена, которую вы могли видеть сегодня в Индии.Британцы начали строительство этого викторианского готического вокзала в 1878 году, и он до сих пор стоит в городе, который сейчас называется Мумбаи. Но «это такая современная картина», — говорит куратор Андреа Нельсон. Фотограф Хомай Вьяравалла играет с фокусом, ракурсами, размером. «Старая станция на заднем плане и впереди, вагон выдвинут на передний план как рамка, вмещающая людей, автобус, тележку». Фотограф сначала видит то, что мы видим, а затем с помощью камеры формирует то, как он хочет, чтобы мы это увидели.

Часто мы говорим, что некоторые картины вневременны, обращаясь к нам сквозь века. Редко можно так думать о фотографиях — тех быстрых решающих моментах. Но великие из них — как и многие на этих двух выставках — перепрыгивают через десятилетия, чтобы подарить нашим глазам свежий и длительный опыт.

Искусство там, где вы находитесь — это неофициальная серия, посвященная музеям, которые вы, возможно, не сможете посетить.

30 удивительных женщин в фотографии, которым стоит подражать

Для фотографов и художников всех мастей это всегда хорошее время, чтобы получить новое вдохновение для своей практики.И что может быть лучше для вдохновения, чем подборка портфолио талантливых ведущих женщин-фотографов, снимающих свадьбы, путешествия, портреты, еду и все остальное?

Женщин в фотографии часто забывают в пользу более известных коллег-мужчин, но нельзя отрицать, что женщины-фотографы привносят в эту область уникальные перспективы. У каждого фотографа индивидуальный взгляд на мир, а женщины-фотографы привносят свой взгляд на мир. Независимо от вашего стиля или фотографической ниши, вы обязательно найдете в этом списке женщину-фотографа, которая вас привлечет.

Фотографы в этом списке организованы по отраслям, но не переходите только к своей любимой нише фотографии! Здесь много многопрофильных талантов, и вы можете просто найти вдохновение для своего следующего редакционного выступления из неожиданного источника, например, от туристического фотографа. Читайте и оцените творчество некоторых из лучших женщин-фотографов в этой сфере.

Женский свадебный фотограф Вдохновение

1.

Lavana Dancer

Австралийский приключенческий свадебный фотограф Лавана Дансер проводит время между Сиднеем и Фиджи.Она часто работает с парами, которые хотят привнести элемент приключений в свою свадьбу, принимая их на прекрасную природу для незабываемых фотосессий. И ее свадебная фотография, и приключенческая фотография обладают мечтательным, почти ностальгическим качеством, которое заставляет вас пережить волшебный день.

Шаблон сайта: Coral

Элизабет «Лиззи» Эрвин — свадебный фотограф из Чарлстона, Южная Каролина. Если вам нравится честный и естественный южный шарм женщин-фотографов, вам понравится пролистывать портфолио Лиззи.Моменты, которые она запечатлевает, радостны, непривычны и аутентичны. Хотя она старается отражать стиль своих клиентов для каждой свадебной фотосессии (а также для редакционных клиентов, которых вы найдете на ее сайте), ее образы объединяет единый образ. Об этом следует помнить при создании собственного портфолио, если вы свадебный фотограф: клиентам нравится знать, какой образ вы создадите для них в их особенный день, даже если конкретные желаемые снимки будут отличаться от клиента. клиенту.

Шаблон веб-сайта: Kiln

Лучшие модные и редакционные фотографы-женщины

3.

Ханна Браун

В редакционной фотографии Ханны Браун есть капризность и меланхолия, которые трудно забыть. Работая в Саффолке и Лондоне в Великобритании, ее проекты часто представляют собой визуальное исследование идеи путем создания изображений, которые поместятся в любом модном журнале.

Ее проект «Скорбящее солнце», например, исследует «потерю концептуально и визуально с точки зрения персонажа, который скорбит».Получившаяся серия от этой женщины-фотографа рассказывает историю печального состояния скорби, но также имеет великолепную приглушенную палитру и модный редакторский стиль художественного руководства.

Шаблон сайта: Horizon Left

4.

Мириам Тисбо

Мириам Тисбо — молодая женщина-фотограф с юга Италии, в настоящее время работающая в Милане. В уже прославленный список публикаций, опубликовавших ее работы, входят L’Officiel, Elle, Contributor, Schon, Cosmopolitan и Lula.В изображениях в ее портфолио присутствует энергия юности, а также дальновидность, которая заставляет вас чувствовать, будто вы смотрите на редакционную статью о моде на несколько лет вперед. Понятно, что у Мириам есть собственное творческое видение, и она создала модное портфолио, которое выглядит полностью современным, не полагаясь на модные визуальные образы и клише.

Шаблон сайта: Horizon Left

5.

Даниэль Руэда

Даниэль Руэда — фотограф моды, стиля жизни и редакторский фотограф, работающий в Сан-Франциско.Она стремится запечатлеть откровенные моменты правды и красоты в своих фотографиях, а ее работы обладают интимным характером, заставляющим чувствовать себя так, будто вы прямо на съемочной площадке или сопровождаете ее моделей за кулисами.

Шаблон сайта: Печь

Незабываемые фотографы женских пейзажей

6.

Susie Shawnee

Susie Shawnee снимает портреты и пейзажи на своей родной базе в Орегоне. Ей нравятся живописные окрестности, но ее пейзажная фотография раскрывает все самое лучшее на прекрасном тихоокеанском северо-западе.Навигация по портфолио этой женщины-фотографа — это мастер-класс в понимании света. Обратите внимание, как независимо от того, в какое время дня или в каких погодных условиях она снимает, она использует эти условия в своих интересах, чтобы создать наилучшее возможное изображение.

Шаблон сайта: Horizon Left

7.

Ирен Тонделли

Итальянский фотограф и преподаватель фотографии Ирен Тонделли своими фотографиями перенесет вас в самые потрясающие скандинавские пейзажи.Она стремится «запечатлеть отношения между человеком и природой, пейзажем и памятью». На ее пейзажных фотографиях в таких местах, как Исландия и север Швеции, запечатлены как нетронутые земли, которые выглядят так, как будто они могут быть доисторическими, так и места, где люди каким-то образом оставили свой след на земле. В обоих случаях ее пейзажи поистине завораживают.

Шаблон веб-сайта: Fabric

Лучшие женские портретные фотографы

8.

Софи Хантли

Портреты Софи Хантли из графства Эссекс обычно изображают женщин как сюжеты и нередко также рассматривают уличную обстановку как предмет.Ее сочетание женской формы с природным окружением определенно стоит посмотреть!

Шаблон сайта: Offset

9.

Амелия Бернс

Работа этой женщины-фотографа охватывает как уличную портретную живопись, так и городские пейзажи, и сосредоточена на «документировании культуры нашего времени». В частности, ее портреты честны и милы и позволяют заглянуть в жизнь ее увлекательных персонажей. Она также опубликовала книгу «Все принадлежит», в которой задокументирован кризис бездомности в США.Амелия родом из Итаки, штат Нью-Йорк, сейчас живет в Лос-Анджелесе.

Шаблон веб-сайта: Peak

10. Розелинн Сторхауг

Розелинн Сторхауг из Коста-Рики занимается фотосессиями многих типов, но ее портфолио семейных портретов выделяется своими расслабленными и счастливыми сюжетами. Семейная портретная съемка может быть сложной задачей, потому что у вас часто есть много людей, которых вы пытаетесь запечатлеть, когда они выглядят лучше всего. Это нелегкий подвиг, но Розелинн отлично с этим справляется.

Шаблон сайта: Horizon

11.

Halle Hirota

Портреты Галле обладают мечтательной насыщенностью, присущей ей самой. Она живет в Торонто и пишет множество инди-журналов и публикаций, поэтому она определенно женщина-фотограф, за которой стоит смотреть.

Шаблон веб-сайта: Peak

Великие женщины-арт-фотографы

12.

Эвелина Сарупичуте

Эвелина, уроженка Литвы, живущая в Лондоне, занимается фотографией изобразительного искусства, исследуя темы «памяти, неудач и перформанса».Она интересуется, как язык тела может передать эти темы. Ее фотографии изобразительного искусства вызывают воспоминания и волнуют, и их стоит посмотреть на других великих фотографов-женщин, работающих в этой области.

Шаблон веб-сайта: Obsidian

13.

Александра Диез Де Ривера

Художественные фотографии Александры публиковались в крупных изданиях, таких как Vanity Fair, FT Magazine, Shanghai Daily и Le Point, и выставлялись в галереях как в Великобритании, где она проживает, так и за рубежом.Один из увлекательных элементов ее творчества сосредоточен на доме, в котором она выросла, в котором проживали двенадцать поколений. Ее работа исследует возможность фотографии передать истинный дух места, «пересмотреть роль аффекта в архиве».

Шаблон сайта: Horizon Left

14.

Розанна Джонс

Портфолио Розанны — идеальное место для серьезного творческого вдохновения. Одна из лучших женщин-фотографов, работающих в своем стиле, интенсивно использует элементы коллажа, привнося в свои работы современную поп-эстетику.Она также комбинирует фотографию со смешанной техникой, создавая поистине уникальный образ, который безошибочно принадлежит ей. Она живет в Лондоне, Великобритания.

Шаблон сайта: Panorama

Лучшие фотографы-путешественницы

15.

Хилари Даффи

Путевые фотографии Хилари, особенно ее изображения кубинской жизни, честны и глубоко аутентичны. Ее снимки не из тех, которые можно запечатлеть через неделю или две, посетив какое-либо место. Ее фотографии Кубы охватывают период с 1999 по 2017 год и отражают уникальные проблемы этой страны, богатую культуру и, в последнее время, ее предприимчивый дух.Ее книга Hopes & Dreams from Cuba — результат почти двух десятилетий фотографирования кубинской жизни.

Шаблон сайта: Horizon

16.

Патрисия Имбарус

Патрисия Имбарус из Берлина и Лиссабона снимает как фэшн, так и путешествия. Работы этой женщины-фотографа были представлены в Condé Nast Traveler, Diesel, Elle, La Redoute, Zara Kids, Musette, Fucking Young, MATTER, Gritt & Borris, GNANA Studio, May & Hugo, Ana Segurado, Atelier Lekki, Catarina Malva и Chotronette.Ее фотографии из путешествий солнечные, насыщенные и соблазнительные, приглашая вас увидеть мир через ее оптимистичный объектив.

Шаблон сайта: Horizon

17.

Mattéa McKinnon

Британская компания Mattéa занимается туристической фотографией и фокусируется на Южной и Юго-Восточной Азии. В ее портфолио удачный баланс уличной фотографии, портретной, пейзажной и архитектурной фотографии. Такой микс позволяет отлично повествовать историю, поскольку зритель чувствует, что ему удалось увидеть несколько разных слоев жизни из мест, которые он посещает.

Шаблон сайта: Horizon Left

18.

Anna Stathaki

Если вы хотите ненадолго расслабиться и сделать действительно впечатляющие снимки интерьеров своей мечты и впечатляющей архитектуры, вы могли бы сделать намного хуже, чем пролистать портфолио фотографий Анны Статаки. Эта женщина-фотограф работала с архитекторами, дизайнерами интерьеров, кураторами и издательствами как в Великобритании, где она живет, так и за рубежом. Вы можете найти ее работы во многих крупных дизайнерских публикациях и блогах. Ее изображения заставят вас захотеть выйти на сцену и назвать ее своим домом!

Шаблон веб-сайта: Amazon

19.

Chloé Le Reste

Парижский архитектурный фотограф Хлоя Ле Ресте любит чистые, минималистичные элементы архитектуры. В ее портфолио есть коллекция ярких, сплоченных хромированных архитектурных элементов на фоне голубого неба, образующих очень запоминающуюся коллекцию. Ее работа также включает в себя строительство, дизайн, жилье, офис, торговлю и фотосъемку продуктов, все они мастерски выполнены, чтобы передать ее объект наилучшим образом. Как и многие из лучших женщин-фотографов, она разработала свой собственный стиль.

Шаблон веб-сайта: Horizon

Лучшие женские фотографы уличного, документального и фотожурналистики

20.

Каменное поле

Жасмин Джонс из «Каменного поля» — фотограф и режиссер из Хартфорда, штат Коннектикут. В своей работе она «сосредотачивается на повседневной жизни, упускает из виду моменты и игнорирует сообщества». Она стремится использовать свое искусство, чтобы позволить тем, кого следует видеть и слышать, но у которых меньше шансов, рассказывать свои истории. Подчеркивая важность большего количества темнокожих женщин-фотографов в отрасли, ее портфолио включает уличную фотографию, документирование протестов и активизма, а также портретную живопись.Любой фотограф может делать заметки о том, как Жасмин использует композицию в своей уличной и документальной фотографии.

Шаблон сайта: Horizon Left

21.

Эмили Гартвейт

Эмили Гартвейт — известная женщина-фотограф, удостоенная наград, специализирующаяся на гуманитарных и экологических проблемах. Она была включена в список Forbes «30 моложе 30 лет» и проводит время между Ираком и Великобританией. В ее портфолио есть изображения из Ирака, Индии, США, Румынии, Суматры, Эфиопии, Борнео и джунглей Кале.Каждую коллекцию стоит проверить, но документацию о Зияре, крупнейшем в мире ежегодном паломничестве, которое проходит в Ирак и которое посещают 25 миллионов мусульман-шиитов, обязательно нужно увидеть любому начинающему фотографу-путешественнику.

Шаблон сайта: Horizon

22.

Грейс Экпу

Лагос, Нигерия Грейс Экпу, фотограф-документалист и старший журналист BBC. Она использует свои таланты фотографа и визуального рассказчика, чтобы «рассказать африканскую историю с африканской точки зрения.Ее уличные фотографии залитого солнцем и яркого Лагоса приглашают зрителей взглянуть на повседневную жизнь его жителей, а ее фрагменты для BBC приглашают зрителей узнать больше и лучше понять мир, о котором они, возможно, мало знают.

Шаблон веб-сайта: Horizon

Лучшие фуд-фотографы-женщины

23.

Lenka’s Lens

Испанский фуд-фотограф и стилист Ленка Селинджер обладает уникальным стилем, присущим только ей.В то время как еда имеет деревенское аутентичное качество, ее изображения источают роскошь. У нее есть уникальный способ управления светом, благодаря которому каждый ингредиент приобретает аппетитные цвета. Лучшая часть? Ланка также ведет блог о фуд-фотографии, в котором есть советы, которые любые фотографы-фуд-женщины, снимающие еду (или натюрморты и продукты, если на то пошло), сочтут незаменимыми.

Шаблон веб-сайта: Peak

24.

Wild Greens and Sardines

Линда из Wild Greens and Sardines имеет в своем портфолио интересное сочетание фотографии еды и фотографии путешествий.Это означает, что ее восхитительные изображения еды часто сопровождаются изображениями мест, откуда берутся ингредиенты, или самих ингредиентов перед приготовлением. Это подчеркивает полезность и качество всех ингредиентов блюд, которые она готовит и стилизует. Неудивительно, что ее работы были представлены во многих изданиях о кулинарии.

Шаблон сайта: Panorama

25.

Радхика Пендагонда

Бангалор, фуд-фотограф и стилист Радхика Пенагода из Индии заставит вас поклясться, что вы можете почувствовать запах и вкус ингредиентов на ее фотографиях через экран.Работая с естественным освещением, эта женщина-фотограф стремится запечатлеть «красоту ингредиентов, придать повседневной еде великолепный вид, создать визуальные и аппетитные истории о еде». Ее портфолио разделено на темные и светлые изображения еды. Это отличный способ представить свою работу, потому что клиенты, скорее всего, уже имеют представление о том, хотят ли они темные чувственные изображения или светлые и красочные изображения. Вы можете облегчить им задачу, показав, что можете выполнить и то, и другое.

Шаблон сайта: Panorama

26.

Джеки Алперс

Джеки Алперс — профессиональный фуд-фотограф и стилист, автор нескольких успешных кулинарных книг. У нее также есть ежемесячная колонка для Food Network , а ее рецепты и фотографии опубликованы в большом количестве публикаций. Как жительница Среднего Запада, проживающая в Аризоне, многие ее рецепты сосредоточены на кухне Соноры. Первое, что бросается в глаза при взгляде на фотографии Джеки, — это ее удивительное внимание к текстуре. Вы действительно хотите попробовать восхитительные творения этой женщины-фотографа!

Шаблон сайта: Mica

27.

Люсия Эрнандес

Колумбийский коммерческий и документальный фотограф Люсия Эрнандес уникальна в своей области, потому что большая часть документальной работы этой женщины-фотографа сосредоточена на еде. Ее проект We Belong демонстрирует расширение прав и возможностей женщин в кофейной индустрии. Она стремится поделиться «самыми глубокими мыслями, мечтами, заботами, успехами и проблемами женщин-производителей кофе» и отправляет нас в путешествие, чтобы увидеть, откуда берется наш кофе. У Люсии есть документальный подход к фотографии еды, который выделяется в ее индустрии.

Шаблон веб-сайта: Peak

Портфолио Мэри Девинат

Мэри Девинат, парижанка из маленького городка в Пенсильвании, фуд-фотограф, стилист и разработчик рецептов, работала в ресторанной индустрии во Франции и теперь строит новую карьеру в США. В ее портфолио фуд-фотографии определенно есть оттенок французского очарования! Посмотрите изображения этой женщины-фотографа, чтобы узнать, как сделать все, от здоровых и ярких салатов до восхитительных десертов, ускользает от экрана.

Шаблон веб-сайта: Peak

Лучшие женские натюрморты и фотографы продуктов

29.

Studio Eva Roovers

Если вы ищете вдохновение от лучших женщин-фотографов в сфере фотографии предметов роскоши, обратите внимание на портфолио выпускницы Лондонского Королевского колледжа искусств Евы Руверс. В ее портфолио сочетаются фотография продуктов для широкого круга известных модных брендов, а также фотография изобразительного искусства, и все это с ярко выраженным графическим и геометрическим дизайном.Ее работа игривая и изысканная, а использование стиля и цвета опоры делает ее запоминающимися фотографиями продуктов, которые подчеркивают лучшее для брендов, с которыми она работает. Вы можете подумать, что она добивается некоторых из своих эффектов в посте, но в основном она работает с зеркалами и цветным освещением, чтобы создать свой фирменный вид.

Шаблон веб-сайта: Sierra

30.

Алиса Анджелини

Алиса Анджелини — итальянский фотограф-натюрморт, работающий в Амстердаме. Большая часть ее работ снята на пленку и носит скудный, ностальгический характер.Если вы хотите вдохновиться тонкой цветовой палитрой, текстурой и вниманием к мелким деталям, портфолио Алисы — это то, что вам нужно.

Шаблон веб-сайта: Obsidian

Конечно, эта сводка не является исчерпывающей. Есть удивительные женщины-будуарные фотографы, спортивные фотографы и женщины-фотографы, работающие во многих других областях. Тем не менее, мы знаем, что после проверки всех этих вдохновляющих портфолио вы, вероятно, готовы украсить свой собственный веб-сайт онлайн-портфолио!

Если у вас его еще нет, хорошая новость заключается в том, что вы можете запустить его за считанные минуты с помощью портфолио конструктора веб-сайтов .Ищите с широким спектром тем , так как выбор темы, которая вам нравится, поможет вам далеко в создании веб-сайта портфолио вашей мечты. Пора смахнуть пыль с этих фотографий и подготовить свое портфолио!

Ищете еще больше вдохновения для своего портфолио? Обратите внимание:

20 свадебных фотографов с исключительным портфолио

20 фотохудожников, переопределяющих среду

16 фотографий из фотографий со всего мира Женщины взяли

«L IFE’S BOURKE-WHITE БОМБЕТА », — гласит заголовок статьи в Life от 1 марта 1943 года со снимками летящего в воздухе B-17 и одноименного фотографа Маргарет Бурк-Уайт. , каким-то образом придавая мягкому летному костюму шикарный вид, поскольку она стала первой женщиной, допущенной к участию в боевых действиях ВВС.Прорыв должен был быть ее успехом. Генри Люс сделал ее национальной знаменитостью в качестве главного фотографа для Fortune , начиная с 1929 года, а затем для недавно основанного Life в 1936 году. Женщина за камерой », монументальное шоу в Метрополитен-музее, состоящее из ста восьмидесяти пяти работ ста двадцати женщин-профессионалов из более чем двадцати стран, созданных в период с двадцатых до пятидесятых годов.Венчающая годы героических исследований, проведенных главным куратором Андреа Нельсон, сотрудником Национальной галереи искусств, выставка представляет собой аргумент в пользу исторического вклада женщин в область, в которой до недавнего времени монотонно доминировали мужчины. Большинство художников мне неизвестны. Почти все они первоклассно работали в жанрах, включая репортаж, этнографию, моду, рекламу и решительно авангардные эксперименты. Широко известных имен — среди них американцы Беренис Эбботт, Доротея Лэнг и Хелен Левитт — немного.Только Бурк-Уайт по-настоящему выдалась в свое время.

Ирония в фильме Бурка-Уайта «Помощь при наводнении, Луисвилл, Кентукки» (1937), в котором чернокожие жертвы разрушительного наводнения на реке Огайо выстраиваются в очередь за помощью перед огромным рекламным щитом счастливой (конечно же белой) семьи. в машине со сценарием «Нет ничего лучше американского пути» кусает так сильно, что оставляет шрам на душе. (То, что это красиво, усиливает шок.) Люси позволила Бурку-Уайту сделать это. Либеральные настроения не препятствовали его жажде сенсаций.Ланге и Левитт преуспели не хуже или лучше, чем социальные документалисты: первый чутко описал людей, пострадавших от депрессии, а второй — ошеломляюще трогательно снимки детей из трущоб. В картине Левитта «Нью-Йорк» (около 1942 года) три мальчика-рапскаллиона радостно дерутся на усыпанном щебнем участке. Двое из них владеют палками, а другой, самый маленький, поднимает огромную ветку дерева. Работа — это чудо наблюдения и времени, так как один из улыбающихся держателей клюшек взлетает с мертвой точки.Для меня общий образ заключает в себе насильственное счастье или счастье от насилия, которое перекликается с тысячелетним человеческим опытом. Я все еще вижу это с закрытыми глазами.

Но здесь я выделяю классику из шоу, которое, не осуждая добровольную ошибку, стирает различия славы и даже оригинальности. Массив, установленный Миа Файнман из Метрополитена, дразнит до такой степени, что, возможно, выводит из себя некоторых зрителей, возможно, одним или очень немногими отпечатками фотографов, которые пробуждают в нас иену, чтобы увидеть их больше.По правде говоря, это расплата для Нельсона, который не навязывает объединяющей эстетики, кроме общего согласия с модернизмом. Она выдвигает только одну туманную тематическую идею: «Новая женщина», фраза или девиз, придуманный двумя европейскими писателями в конце девятнадцатого века для бунтовщиков против викторианской конформизма. Думаю, у большинства из нас это ассоциируется со стриженными тусовщиками двадцатых годов и остроумными героинями голливудских комедий тридцатых годов. Его расплывчатость служит стремлению Нельсона уравнять все виды фотографии, не делая различия между искусством и коммерцией.Она и пять эссеистов из каталога шоу изо всех сил стараются избежать эссенциализации женственности. Есть упоминание, но лишь незначительное, о нашей сегодняшней озабоченности гендерной идентичностью. Эссеисты мало высказывают своих мнений; можно получить беглое осуждение «колониализма» среди европейских и американских фотографов в Африке, большинство из которых из тридцатых годов — сейчас легко судить, но тогда было непрозрачно. Только разделение работ по категориям предлагает критический критерий. Шоу — это не столько обзор, сколько указатель.Эффект разнородных изображений в мигающей последовательности вызывает головокружение — физически так, в моем случае. В определенные моменты, бездумно отдаваясь слишком большому количеству неотразимых вещей, мне приходилось садиться.

Католичность Нельсона обязывает ее включить в раздел, озаглавленный «Современные тела», захватывающий вид под высоким углом на молодых немцев, делающих скоординированные отжимания, сделанный Лени Рифеншталь в 1936 году. Противодействовать этой тоталитарной мистике могут ужасающие кадры недавно освобожденных концентрационных лагерей. Бурком-Уайтом и Ли Миллером, который в прошлом был протеже Мана Рэя, был, как и Бурк-Уайт, прикованным к американским вооруженным силам.Разоблачение ада лагерей — величайшая услуга фотографии коллективной памяти. Похищение Миллером красивого охранника в кожаной куртке, мертвого и плывущего по течению под водой, мрачно удовлетворяет. (Впоследствии Миллер был изображен — не в шоу — принимающим ванну в ванне Гитлера в своей квартире в Мюнхене.) Потрясающая боевая фотография, сделанная русской Галиной Санко, на которой два бегущих советских солдата бросают гранаты, вызывает сомнения. . Было ли это постановкой? У кого есть хладнокровие, чтобы идеально подготовить нападение на вооруженных врагов, которые находятся достаточно близко, чтобы бросить предметы? Санко, возможно.Еще одна сделанная ею фотография немецких пленных, которых тащат по снегу на санях в Сталинграде, подтверждает ее стойкость. Сообщается, что во время войны она дважды была ранена.

«Во время нападения» Галины Санко, 1943 год. Фотография любезно предоставлена ​​галереей Роберта Коха.

Многие мотивы шоу — например, архитектурные сюжеты и уличные сцены — могли вообразить талантливые люди. Это служит для установления равенства, по крайней мере, в профессиональных достижениях. Женственность периодически становится уместной, как в портретных и автопортретах женщин, работающих с фотоаппаратами, так и в нескольких ударах сюрреализма, движения, которое было почти определено трактовкой женственности мужчиной с отравленным сахаром.Во время экспедиции 1938 года аргентинки немецкого происхождения Аннемари Генрих в союзе со своей сестрой Урсулой эти двое отражаются в зеркальном шаре. На заднем плане — с нашей точки зрения — улыбается Аннемари, щелкая затвором стоящей камеры; Урсула вырисовывается в гигантском и дико искаженном виде, когда она наклоняется вперед, чтобы схватить сферу. На то, чтобы понять головокружительную структуру картины, нужно время. Другие работы, которые мне нравятся, включают портреты Беренис Эбботт ее подруги Жана Кокто, нацеленную на зрителя из пистолета, и Джанет Фланнер, сотрудницу колонки «Письмо из Парижа» в этом журнале, которая сохраняет царственный вид, несмотря на то, что носит забавный высокий рост. шапка с прикрепленными к ней масками.Главный пример откровенной феминистской агитации — это снимок Лолы Альварес Браво, великого мексиканского визуального поэта ее нации, изображающей меланхоличную женщину, высунувшуюся из окна и покрытую тенями: «В ее собственной тюрьме» (около 1950 г.). До восстания таких заключенных осталось несколько лет.

В разделе «Мода и реклама» царит бодрость. Маркетинг и контент журналов, ориентированный на женщин-потребителей, дали женщинам-фотографам лицензию и полномочия. Позы моделей приобрели кинетическую живость, и шутки стали допустимыми.Я только постепенно осознал, что дерзкая молодая женщина из немецкой рекламы крема для укладки волос 1931 года на самом деле является искусно накрашенным манекеном, одетым в старомодную блузку. Рука, которую он протягивает, представляя продукт, — человеческая. Многие модные фотографы Веймара были евреями, они находили способы влиться в общество и зарабатывать на жизнь независимым чутьем. Как и любой другой фотограф в шоу, каким бы ярко выраженным индивидуалистом он ни был, они неявно вовлечены в общую обратную борьбу за простую справедливость.

А теперь кое-что, что вызвало слезы у меня на глазах: пять кадров невероятной японской актрисы Ясуэ Ямамото, которые были сняты подпольно, примерно в 1943 и 1944 годах, после того, как ее театральная труппа была запрещена японским правительством военного времени. В кимоно, сидя или стоя на коленях, Ямамото разыгрывает моменты из пьесы под названием «Элегия для женщины» с небольшими изменениями в выражении лица — рот прикрыт или слегка приоткрыт, глаза слегка приподняты или опущены — которые говорят или, действительно, петь приглушенные эмоции, которые не менее трогательны из-за того, что их невозможно идентифицировать.Спектакль был организован в сотрудничестве с новаторским японским фотографом Эйко Ямазавой. Их дополнительный артистизм, проявленный тайно в скромных обстоятельствах (в бумажной ширме есть дыры), пронзает сердце. Стиль — откровенно народный, в нем нет ничего необычного или откровенно драматизирующего. Результаты, ощущавшиеся неподвластными времени здесь и сейчас на протяжении шестидесяти восьми лет, не столько поразили меня, сколько забрали его и начали заменять на лучший. ♦


Избранные жители Нью-Йорка

Женщина, которая нарушила границы: фотограф Ли Миллер

Обширный и интимный в фокусе, Женщина, которая нарушила границы: Фотограф Ли Миллер рассматривает работы фотографа Ли Миллера (1907–1977), которая известна своей увлекательной личной жизнью и удивительно проницательной портретной и фотожурналистикой.Выставка, организованная музеем Дали и представленная исключительно в Санкт-Петербурге, включает более 130 изображений выдающейся женщины-фотографа, очевидца некоторых из самых необычных моментов 20-го века и доверенного лица многих влиятельных художников. Прочтите, что говорили посетители об этой специальной выставке:

«Ли Миллер была замечательной, и я не могу поверить, что не знал о ней раньше».

«« мы должны громко рассказывать эти истории и следить за тем, чтобы они получали вечную поддержку.”

«удивительный, неожиданный, мощный, сильный, храбрый, единственный в своем роде»

Дали организовал несколько программ и мероприятий, вдохновленных этой специальной выставкой. Смотрите наш календарь событий.


О выставке

Выставка сконцентрирована на портретах Миллера выдающихся писателей и художников, большинство из которых связано с движением сюрреалистов в Париже и с которыми она поддерживала личные отношения.Также представлена ​​небольшая подборка ярких автопортретов, изображений, снятых во время освобождения Парижа и Германии в конце Второй мировой войны, и фотографий, отражающих технические достижения в среде, которую она выбрала, чтобы выразить себя и запечатлеть время. Женщина, которая нарушила границы: фотограф Ли Миллер курирует Уильям Джеффетт, главный куратор выставок в Музее Дали.

«Столь же нетрадиционная и амбициозная, Ли Миллер постоянно изобретала себя заново, как и художники, среди которых она жила и фотографировала», — сказал д-р.Хэнк Хайн, исполнительный директор The Dalí. «В ее творчестве с иронией сюрреализма запечатлены самые разные люди и исторические моменты; однако страсть, энергия и неугомонность женщины, стоящей за камерой, — вот где можно рассказать самые необычные истории ».


О Ли Миллере

Миллер родилась в Нью-Йорке и начала свою карьеру в качестве модели Vogue в 1920-х годах. После переезда в Париж в 1929 году она начала трехлетнее личное и профессиональное сотрудничество с американским фотографом-сюрреалистом Маном Рэем.В дополнение к моделированию для многих наиболее значительных работ Рэя, Миллер также выступала в качестве активного помощника и соавтора, заново открывая «эффект Сабатье», который они с Рэем использовали для создания соляризованных отпечатков с короткой вторичной экспозицией, приводящей к ауре вокруг объекта. Ближе к концу своего пребывания в Париже Миллер сфотографировал Дали и его жену Галу.

В 1932 году Миллер вернулась в США, где открыла собственную портретную студию и участвовала в таких публикациях, как журнал Condé Nast Vogue .Спустя несколько лет по возвращении в Европу она встретила британского художника, историка и поэта Роланда Пенроуза, вместе они посетили Пабло Пикассо в 1937 году и установили дружбу на всю жизнь. Миллер привнесла в свою работу технические новшества и поэтическое видение сюрреализма и выставлялась вместе с лондонской группой сюрреалистов в 1940 году. Во время Второй мировой войны Миллер путешествовал с армией США в качестве официально аккредитованного военного корреспондента, что было редкостью для женщины в то время. Миллер был свидетелем ужасов войны и лагерей смерти нацистской Германии.После войны она вышла замуж за Пенроуза и продолжила дружбу с ключевыми фигурами авангарда, многих из которых она фотографировала для различных публикаций и биографий, написанных Пенроузом. Портретная живопись была единственной формой фотографии, которой Миллер продолжала заниматься до конца своей жизни в 1977 году.

Работы на этой выставке взяты во временное пользование из архива Ли Миллера, Восточный Суссекс, Англия, www.LeeMiller.co.uk. Верхнее изображение, деталь масок огня, Дауншир-Хилл, Лондон, Англия, 1941 год, автор Ли Миллер (3840-8) © Lee Miller Archives England 2020.Все права защищены. www.leemiller.co.uk.

Частично спонсируется Государственным департаментом штата Флорида, Департаментом по делам культуры и Советом Флориды по искусству и культуре (Раздел № 286.25, Закон Флориды ), BNO Creative Labs, Джоном и Мэри Стахник и Сэнди Тараски, Дэвид Зуэрн и партнер по аэропорту Санкт-Пит — Международный аэропорт Клируотер (PIE).

На этой выставке представлена ​​обнаженная натура.


WOMEN STREET PHOTOGRAPHERS

WOMEN STREET PHOTOGRAPHERS MUSEUM EXHIBITION IN MEXICO

DEADLINE OCTOBER 11

11:59 PM in your country time zone

03LING ALL WOMEN FROTOGRAPHERS

03LING ALL WOMEN WOMEN 9359 фестиваль уличной фотографии в Мексике


4-6 ноября
Выставка музея 4 ноября — 4 декабря


Приглашенный судья Полли Ирунгу , основатель Black Women Photographers
Куратор
Гульнара Самойлова , основатель Women Street Photographers

— Выставка с участием жюри с платными работами.

НАГРАДЫ

— 40 выставок Музея уличных фотографов женщин

— Публикация на @womenstreetphotographers

— Выделенная страница на www.womenstreetphotographers.com

-Это выставка с участием жюри. Регистрационный взнос составляет 15 долларов США за фотографию.

Максимальное количество — 20 изображений.

1 бесплатная работа, если представлено более 10 фотографий.

2 бесплатные работы, если представлено более 15 фотографий.

3 бесплатных заявки при подаче 20 фотографий.

— Для фотографов, выбранных для участия в выставках, не будет никаких дополнительных затрат. Выставка покроет расходы на печать и обрамление.

— Возврат средств не производится, но, пожалуйста, знайте, что именно ваш гонорар делает эту выставку возможной. Спасибо!

40 ФИНАЛИСТОВ БУДУТ ОБЪЯВЛЕНЫ 24 ОКТЯБРЯ на https://www.instagram.com/womenstreetphotographers/

*** Финалистам будет отправлена ​​новая форма с новым соглашением с подробным описанием условий.

*** БЕСПЛАТНЫЙ ВХОД ***

Чтобы продвигать и расширять возможности женщин-фотографов, которые не могут позволить себе вступительный взнос или которые живут в странах, находящихся под эмбарго США, отправьте электронное письмо [email protected], чтобы запросить форму бесплатной заявки .

БЕСПЛАТНЫЙ ВХОД ДЛЯ ЧЛЕНОВ ЧЕРНЫХ ЖЕНЩИН ФОТОГРАФОВ И ФОТОГРАФОВ, ПРОЖИВАЮЩИХ В МЕКСИКЕ.

Как «Новая женщина» проложила путь расширения возможностей

Как «Новая женщина» проложила путь расширения возможностей

(Изображение предоставлено: Ilse Bing Estate)

Первыми женщинами-фотографами, появившимися в начале 20 века, были праздновались в свое время, а затем в значительной степени стерлись.Теперь новая выставка снова привлекает к ним внимание, — пишет Кэт Паунд.

T

«Новая женщина» впервые упоминается в литературе и журналистике конца 19 века. Свободолюбивая и образованная, она бросила вызов патриархальным традициям женственности и стремилась проложить свой собственный путь в этом мире. Глобальное распространение этого феминистского идеала в первые десятилетия 20-го века совпало с резким расширением сферы фотографии, и многие женщины сочли фотоаппарат средством независимости, поскольку они стремились радикально изменить свое положение в обществе.Легкие и простые в использовании камеры сделали их доступными для широких масс, а усовершенствованные технологии позволили обеспечить высококачественное воспроизведение в быстроразвивающихся печатных СМИ. Бурный период с 1920-х по 1950-е годы, который ознаменовался войной, экономической депрессией и подъемом фашизма, оказался изобилующим возможностью для женщин привнести свои собственные взгляды в моду и коммерческую работу, студийный портрет, художественные эксперименты и фотожурналистику. многие женщины в процессе преодолевают не только гендерные, но и расовые и классовые барьеры.

Вот как это выглядит:

— Фотографии, показывающие жизнь внутри видеоигр

— Неуловимый гений, который спрятался

— Красивые фотографии уродливой истории

Ильзе Бинг была одним из величайших талантов того времени. «Она действительно стала примером фотографа Новой женщины с точки зрения ее жизни и карьеры», — объясняет Миа Файнман, организовавшая презентацию «Новой женщины за камерой» в Метрополитен в Нью-Йорке.Выросший во Франкфурте в богатой еврейской семье, Бинг отказался от многообещающей академической карьеры и занялся фотографией. Переехав в Париж, где она пообщалась с другими художниками, «она стала известна как королева Leica, потому что она так талантлива в уличной фотографии», — сказал Файнман BBC Culture. Ее работа охватывает сюрреалистические эксперименты и модную фотографию, и ее гордость за карьеру и талант к композиции очевидны в «Автопортрете с Лейкой», где ее лицо, в значительной степени скрытое камерой, отображается в профиль в зеркале рядом с ней.

В культовом портрете Мариетты Пачефор 1921 года фотограф мадам д’Ора использовала свое фирменное драматическое освещение (Источник: Национальная художественная галерея, Вашингтон)

Германия и Австрия предложили доступ к фотографическому обучению, в котором женщинам отказали в большинстве других европейских стран , а молодые женщины из среднего класса — многие из них из либеральных еврейских семей, таких как семья Бинга, — были привлечены к потенциалу экономической свободы и творческим вызовам. Межвоенный Берлин с его процветающей индустрией моды и крупнейшими и самыми современными печатными СМИ в Европе оказался особенно плодородной почвой для процветания женщин-фотографов.«Рост количества модных журналов в 1920-х предоставил женщинам беспрецедентную возможность сделать фотографию своей карьерой», — говорит Файнман. По ее словам, изображения в этих журналах и портретная живопись в целом также «чрезвычайно важны для создания и популяризации идеи Новой женщины».

Портрет художницы и иллюстратора Мариетт Паххофер мадам д’Ора стал особенно культовым изображением андрогинной и сексуально раскрепощенной Новой женщины. Одетый в мужской тренч, бриджи и ботинки до колен с тугой шнуровкой, объект беззаботно смотрит на линзу из-под федоры.Уроженка Вены д’Ора была пионером в этой области еще до Первой мировой войны, и благодаря ее уникальному подходу к модной фотографии, который сосредоточился на драматическом освещении, минимальных настройках и тяжелой ретуши, она приобрела международную репутацию, с которой немногие могли соперничать. .

Приход к власти нацистов вынудил многих еврейских фотографов бежать, лишив их многообещающей карьеры. После периода в концлагере Бинг сумела сбежать в Нью-Йорк, но изо всех сил пыталась там закрепиться и отказалась от своей карьеры.Д’Оре повезло больше. Пережив войну, скрывшись на юге Франции, она смогла оставаться заметной фигурой в модной прессе до 1950-х годов.

Илзе Бинг, изображенная здесь на автопортрете 1931 года, была известна как «Королева Leica» (Источник: Ilse Bing Estate)

В Лондоне одним из самых ярких талантов стала мадам Евонд. Погруженная в женскую эмансипацию с юных лет, она была полна решимости восстать против ожиданий общества, что она выйдет замуж и не будет делать карьеру.Поступив в ученики к Лалли Чарльз, ведущему светскому фотографу-портретисту Лондона, чтобы научиться своему ремеслу, она развила свою уникальную специальность — цвет. Экспериментируя с новым процессом Vivex, она создавала насыщенные яркие цвета, которые использовала для создания драматических эффектов в своих часто театральных композициях. Мифологии, в которых она превратила своих клиентов из высшего сословия в мифологических персонажей, — один из ее самых знаменитых сериалов. «В этом нормативном портрете есть вызов, когда вы сидите, когда вы выглядите как светская львица с атрибутами и символами вокруг вас, и она сама не хотела попасть в ловушку этого типа традиций … такое отношение является частью того, как она подошла к своей портретной живописи, — говорит Андреа Нельсон из Национальной художественной галереи в Вашингтоне, куратор выставки.

Против форса

Жизнь на относительно либеральном Западе, несомненно, облегчила начало карьеры фотографа, но некоторым женщинам удалось добиться успеха в более патриархальных обществах, используя ограничения в своих странах в своих интересах. «Был спрос на женщин-фотографов в культурах, которые ограничивали взаимодействие женщин вне семьи, и в 1930-х и 40-х годах в Индии, Ираке, Иордании, Корее и Японии было несколько женских портретных студий», — объясняет Файнман.«В Палестине Кариме Аббуд рекламировала себя как« леди-фотограф », и это было выгодным, потому что она приезжала в дома и устраивала импровизированную студию в их домах, чтобы они могли позировать в частном порядке», — говорит Файнман. Эта конфиденциальность позволила и натурщику, и фотографу бросить вызов предвзятым представлениям о ближневосточных женщинах, увековеченным мужчинами-фотографами. Ее очаровательная фотография трех молодых женщин в современной одежде дает им возможность, которую внешний мир часто не желает признавать.

Г-жа Евонде создала серию портретов своих клиентов из высшего сословия, изображенных в виде мифологических существ (Источник: Национальная портретная галерея, Лондон)

Особенно интересным примером является уроженка Армении из Стамбула Марьям Шахинян. Напряженные семейные финансы заставили ее бросить школу и помочь в студии своего отца, которую она заняла в 1937 году, став первой женщиной-студийным фотографом в Турции. «Как армянское христианское меньшинство, ее студия была определенно безопасным местом, куда приходили другие армяне.Она также имела связи с христианскими группами и говорила на нескольких языках, поэтому могла работать с иностранцами и другими меньшинствами. В ее работах вы видите разнообразие города — разные социальные классы, разные меньшинства и изменения в моде, которые произошли с отменой ограничений и модернизацией при Ататюрке [первого президента Турции Мустафы Кемаля] », — говорит Нельсон.

In the United В государствах афроамериканским женщинам приходилось бороться с предрассудками как в отношении своей расы, так и пола, но, несмотря на все трудности, некоторым это удалось.Одной из таких женщин была Флорестин Перро Коллинз, новаторский студийный фотограф из Нового Орлеана. Пройдя обучение на местных предприятиях, где ее бледная кожа часто позволяла ей казаться белой, она открыла собственную студию, обслуживающую преимущественно чернокожую и креольскую клиентуру. Сохраняя такие вехи, как причастие и выпускной, а также культурные традиции, такие как Марди Гра, она наделяла своих подданных красотой и достоинством, которые слишком часто отказывались признавать белые предрассудки.

Флорестин Перро Коллинз была новаторским студийным фотографом и создала портреты, в том числе изображение Мэй Фуллер в начале 1920-х годов (Источник: Собрание доктора Арта Энтони)

Важность работы таких женщин, как Перро Коллинз, выходила за рамки борьбы с расовыми стереотипами. тем не мение.Как отмечает Файнман, «большая часть афроамериканской истории состоит в том, что так много семейных наследий было потеряно или не было записано. Люди не знают, кем были их предки. Просто сделать эти фотографии, которые могли передаваться из поколения в поколение, было то, что было полезно с точки зрения самоопределения чернокожих людей в Америке «.

Рост популярности Picture Press привел к расширению возможностей женщин за пределами студии, поскольку война и экономическая депрессия слишком часто становились предметом обсуждения.Маргарет Бурк-Уайт уже была известна своими индустриальными фотографиями, когда она стала первой женщиной, получившей аккредитацию от Вооруженных сил США для фотографирования зон боевых действий в Европе во время Второй мировой войны. Она сопровождала войска США во время освобождения концентрационных лагерей, и ее фотографии ужасов, которые они обнаружили, стали бесценными историческими документами бесчеловечности человека по отношению к человеку.

Работа Доротеи Ланге, в том числе знаменитая Мать-мигрантка, стала определять опыт Великой депрессии в Соединенных Штатах, но, возможно, менее известна ее работа, документирующая перевод американцев японского происхождения в лагеря для интернированных, большая часть которых была подвергнута цензуре за быть слишком сочувствующим.Одно особенно яркое изображение показывает молодую японскую девушку, положив руку на сердце и поднятые глаза, клятву верности флагу — поступок, который, как знал Ланге, мало повлияет на ее судьбу.

Снимок Доротеи Лэнг в 1942 году продуктового магазина, принадлежащего американцам японского происхождения, в Окленде, Калифорния (Источник: Национальная галерея искусств, Вашингтон, округ Колумбия)

земного шара, несмотря на социальные ограничения.В Индии происхождение Хомаи Вьяраваллы как парсов — религиозное меньшинство, которое, как правило, было более либеральным, — позволило ей сделать беспрецедентную карьеру в фотографии.

Ее современные композиционные приемы позволили по-новому взглянуть на разнообразные сообщества и исторические здания Бомбея, но поначалу ей не хотелось путешествовать в одиночку, и публикации настаивали на публикации ее работ под именем ее мужа, считая женщину-фотографа несколько скандальной. «Она настояла на своем, и в конце концов она начала публиковаться под своим именем и стала невероятно успешной и смогла путешествовать и быть на улице одна», — говорит Файнман.

Семейные связи позволили Цунеко Сасамото стать первой женщиной-фотожурналистом в Японии, но она тоже изначально была ограничена своими сотрудниками, которые настаивали на том, чтобы она носила юбки и высокие каблуки, что ограничивало ее возможности, затрудняя подъем по лестнице для получения высоких снимков. После Второй мировой войны она смогла сделать успешную карьеру фрилансера, запечатлев борьбу и волнение послевоенного общества на улицах Токио. Однако брак с неподходящим мужем поставил точку в ее карьере.«Было трудно договориться об этих очень жестких гендерных разделениях», — говорит Нельсон.

Потрясающие изображения Цунеко Сасамото запечатлели послевоенное настроение на улицах Токио (Фото: предоставлено Цунеко Сасамото / Японское общество профессиональных фотографов)

Несмотря на различия в национальности, расе и классе, «Новая женщина воплотила довольно универсальные концепции стремление к более широким социальным и политическим правам, большей способности делать жизненный выбор и думать о работе вне дома, а также о том, вступать ли в брак и иметь детей », — говорит Нельсон.Об этом свидетельствуют как жизни, которые прожили или пытались прожить эти фотографы, так и оставленные ими работы. Поскольку многие из этих проблем сегодня столь же трагически актуальны, как и в первые десятилетия 20-го века, их работа заслуживает того, чтобы еще раз отметить ее.

«Новая женщина за камерой» находится на Пятой авеню, Нью-Йорк, до 3 октября 2021 года, а также в Национальном конгрессе США, Вашингтон, с 31 октября 2021 года по 30 января 2022 года.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *