Александр тягны рядно: «Я всегда снимал свою фотографию»

Содержание

Фотограф Александр Тягны-Рядно

НачалоРесурсыИменаФотографыФотограф Александр Тягны-Рядно

Секретарь Союза фотохудожников России, член Союза журналистов и Международной Федерации художников ЮНЕСКО.

Родился в Москве в 1956 году, окончил Московский Авиационный институт, работал инженером-конструктором, видеоинженером, затем, окончил факультет журналистики Московского Государственного университета.

С 1984 года профессионально работает в прессе в качестве фотографа и фоторедактора в журналах «ЖУРНАЛИСТ», «МЕЦЕНАТ», «MOSCOW MAGAZINE» газетах «НТР», «СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА», «ИЗВЕСТИЯ», «СОБЕСЕДНИК».

Сегодня — свободный фотограф, сотрудничает с изданиями и агенствами в России и за рубежом. Среди них: журналы «МАГЕЛЛАН», «ВОЯЖ», «СТАС», «ИТОГИ», «ВИП», «КОНТИНЕНТАЛЬ», «СЕМЬ ДНЕЙ», «ТВ ПАРК», «ЛИЗА», «ОНА И ОН», «НЮ», «ДОМОВОЙ», «АВТОПИЛОТ», «ОГОНЕК», «ПУТЬ», «ELLE», «НОВОЕ ВРЕМЯ», «ВЕСТНИК ЕВРОПЫ», «PREMIERE», «PARENTS», «АНТУРАЖ», «ВОКРУГ СВЕТА», «GALA», «GEO», «САЛОН», «КОЛОКОЛ», «FLAY & DRIVE», «ФОРБС», агенства «БЕГЕМОТ», «ДИРЕКТ-ДИЗАЙН», «T.

R.I.P.», «AFP», «ANA», «EASTERN COMMUNICATION», «ЛОКАТОР»…

Автор нескольких фотокниг: «Святослав Федоров» (изд-во «Планета»), «Елена Образцова» (изд-во «АПН»), «Сто лучших ресторанов Москвы» (изд-во «Вагриус»), «Утренние острова», «Норильск», «Страницы…» (изд-во «Пента») и др.

Участник ряда выставок и фотосалонов в России и за рубежом Авторские работы находятся в музеях и частных коллекциях России, Латвии, Испании, Великобритании, Франции, Германии, Америки, Польши, Болгарии…

31 персональная выставка в России, Великобритании, Франции, Испании…..

Персональные выставки:

  • «Я бульварным кольцом с Москвой обручен…» Галерея «Россия», Москва. 1989.
  • «Печаль моя светла…» Галерея «Москворечье», Москва. 1990.
  • «Печаль моя светла…» Boronat&Gudiol Gallary, Барселона. 1991.
  • «Шуйские проселки» Городской краеведческий музей, Шуя. 1991.
  • «Российские будни» Галерея журнала «Советское фото», Москва. 1992.
  • «Провинция» передвижная на теплоходе Москва — Череповец. 1992.
  • «Барселона пешком» Киноцентр, Москва. 1992.
  • «Россияне» передвижная на теплоходе Москва-Ярославль.1993.
  • «Ленин с нами?» Ленинский музей-мемориал, Ульяновск.1993.
  • «Путешествия» Московский Дом предпринимателей, Москва. 1996.
  • «Параллели» Mall Gallаry, Лондон. 1998.
  • «От Волги до Сены» Галерея «Феникс», Москва. 1999.
  • «Остров Сахалин. Сто лет спустя» Галерея «Домик Чехова», Москва. 2000.
  • «Сахалин. 2000.» Государственная Дума, Москва. 2000.
  • «Полет над гнездом дракона» Посольство Великобритании, Москва. 2000.
  • «Сорок пять» Галерея «Фотосоюз», Москва. 2001.
  • «Красота спасет мир» Посольство Великобритании, Москва. 2001.
  • «Татьянин день» Галерея «Феникс», Москва. 2001.
  • «Полет над гнездом дракона» Галерея «О.Г.И.», Москва. 2001.
  • «Острова в океане: Остров Пасхи-Остров Сахалин» Галерея «Феникс», Москва. 2002.
  • «Москва в эпоху перемен» Salle Joseph Reynaud, Ди. Франция. 2002.
  • «Москва в эпоху перемен» Музей Мориака, Малагар. Франция. 2002.
  • «Москва. Памятники и люди» Московская Городская Дума. 2003.
  • «Другая Россия. Российская провинция» Посольство России. Лондон. 2003.
  • «Воспоминание о будущем» Московский дом кинематографистов. 2004.
  • «Полет над гнездом дракона» Галерея «Ваниль». Москва.2004.
  • «Муром — Ярославль» МДФ. Мост Багратион. Москва.2004.
  • «Полет над гнездом дракона» Галерея «Ваниль.», Москва. 2001.
  • «Homosсriptus» Посольство Франции, Москва. 2005.
  • «Аквитания- Россия» Галерея « Aux mots bleus». Бордо. Франция. 2005.
  • «Воспоминание о будущем» Фестиваль «Окно в Европу».Выборг. 2005.

Документальная фотография

50 городов. Александр Тягны-Рядно
Название выставки — «Пятьдесят городов» зарифмованные с пятьюдесятью годами Александра Тягны-Рядно, которые он отмечает в этот день. В этот же день и галерея «ФОТОСОЮЗ» отмечает свой небольшой юбилей. Ровно 5 лет назад выставкой того же автора открылась одна из самых известных на сегодняшний день фотогалерей Москвы. (50 фото) 13 января 2006

документальная фотография, черно-белая фотография | Комментарии (42)

Войти   |   Зарегистрироваться

Голосование

Вопрос фотографам и художникам: у вас есть персональный сайт с портфолио?

Да

Нет, но планирую создать

Хватает соцсетей

Подпишитесь на рассылку Photographer. Ru

«Для меня, как и для Брессона, фотография — как музыкальный слух» — Bird In Flight

Российский фотограф Александр Тягны-Рядно рассказал Bird In Flight, почему фотографам больше не место в журналистике, зазорно ли браться за корпоративные заказы и как снять английскую королеву, когда это запрещено.

20 февраля Александру Тягны-Рядно исполнится 60 лет. К своему юбилею один из самых известных советских фотографов выпускает трёхтомник-монографию «Фотография — образ жизни — фотография» и открывает одноимённую выставку в Домике Чехова в Москве.

Александр Тягны-Рядно 59 лет

Живёт в Москве. Окончил Московский авиационный институт, работал инженером-конструктором, видеоинженером, затем окончил журфак МГУ. С 1984 года работал фотографом и фоторедактором в журналах «Журналист», Moscow Magazine, газетах «НТР», «Советская культура», «Известия», «Собеседник». Как фотограф сотрудничал с изданиями и агентствами в России и за рубежом. Среди них: журналы «Итоги», «Семь дней», «ТВ-парк», Digital Camera, Homes & Gardens, «Огонёк», ELLE, «Новое время», «Вестник Европы», «Вокруг света», Gala, GEO, Forbes, «Сноб»; агентства: AFP, ANA. Автор нескольких фотокниг, участник ряда выставок и фотосалонов в России и за рубежом. Авторские работы находятся в музеях и частных коллекциях Америки, Великобритании, Германии, Болгарии, Испании, Италии, Латвии, Польши, России, Франции.

Мы встретились с Тягны-Рядно в его квартире, неподалёку от Домика Чехова. Уселись в комнате, которая как будто и не менялась с восьмидесятых: старая французская мебель, обои в полоску, куча книг (жена Тягны-Рядно — поэтесса Татьяна Щербина), диван, заваленный мягкими игрушками. Разговор без конца прерывали звонки. («Алло, книги привезли?» — «Я перезвоню, меня записывают на магнитофон».) Начали с новой книги:

В этой монографии три тома: первый — жанровая фотография, второй — портреты. Первые два тома — чёрно-белые, третий том цветной. В нём фотографии за последние шесть-семь лет.

Сколько времени вы потратили на работу над книгой?

Мы начали её делать этим летом. Вчетвером: художник, издатель, журналист и я. Я напечатал три тысячи фотографий 10×15, мы сделали первичный отбор, а потом я уже сам начал тасовать книгу.

То есть финальный отбор ваш. А вы не боитесь работать без фоторедактора? Ведь у вас же глаз совсем по-другому собственные снимки определяет.

Я много работал фоторедактором и знаю, что фотографы не видят свои фотографии. У меня был гениальный фоторедактор — Николай Данилович Еремченко. Он однажды принёс свои фотографии, и тут я прямо обалдел: насколько он гениальный фоторедактор и насколько он не видит свои фотографии. Он мне про каждую начал рассказывать: а вот здесь я то, а тут я это — как фотолюбитель.

У вас есть такая проблема?

У любого фотографа самая большая проблема — это отбор фотографий.

Просто я почти все свои выставки — а сейчас будет моя пятидесятая — делал сам.

Почему сам? Не доверяете никому?

Так сложилось, что я придумываю проект, сам его делаю, сам нахожу под него деньги. (Если бы мне кто-то предложил сделать, я бы не отказался, но так получается, что приходится делать самому.) Я довольно требовательный и к себе, и к другим, поэтому считаю, что хорошо можно сделать только самому.

Ночной футбол в Акапулько. Из цикла «Мексика. Постфотум».

В вашей монографии будут жанровые, портретные и уличные снимки?

Можно и уличными это назвать. Для них я придумал такое название: «фотография решающей пластики». Я поделил всю фотографию на три группы: фотография решающего момента (картье-брессоновская классика), фотография решающего местоположения (открытки, фото на память) и фотография решающей пластики. Когда эти три множества пересекаются, получаются лучшие фотографии.

Сюжет должен присутствовать, или для вас это не так важно?

В цветной фотографии я как раз уходил от решающего момента. Когда в 2008-м грянул кризис, журналы начали закрываться. Я обычно возил с собой две камеры и снимал чёрно-белую фотографию и параллельно цветную. Арт-фотография у меня оставалась чёрно-белой, а цветную я использовал для съёмок в журналы, то есть она была для меня скорее служебной. И тут я вдруг понял, что цветную фотографию надо снимать не как ч/б, по-другому. В поездку в Лондон я не взял чёрно-белую камеру. Поэтому начало третьего альбома — Лондон, где я как раз только нащупываю, на чём можно строить цветную фотографию, если исключить решающее мгновение. Поэтому если сравнивать мою чёрно-белую фотографию и цветную, то между ними большая разница.

Даблдекеры. Лондон, 2010 год. Из цикла «ЛонДом».

Змеи. Сиануквиль, Камбоджа, 2013 год. Из цикла «Колорофория».

Покровы. Тель-Авив, Израиль, 2012 год. Из цикла «Колорофория».

Под мостом. Москва, 2012 год. Из цикла «Москва, Москва моя».

А я читала в каком-то вашем интервью, что если посмотреть на ваши ранние фотографии и на последние, то разницы, в принципе, нет.

Это, наверное, старое интервью. Моя цветная фотография принципиально отличается по всему. В первую очередь по пластике. Если взять мои чёрно-белые фотографии 1979 года и современные, то они ничем особенно не отличаются, вполне нормально сосуществуют. А вот цветная фотография совсем другая. С одной стороны, я не отрываюсь от своей линии с решающим мгновением: всё равно присутствует какой-то человек, действие, но совершенно иная пластика. Ну так и Картье-Брессон говорил, что если взять его первые фотографии, которые он сделал на «Лейку», и те, что он делал потом, то они похожи. Для меня, как и для Брессона, фотография — как музыкальный слух, то есть либо он у тебя сразу есть, либо его нет. Если он есть, то можно его развивать. А если нет…

При этом вы сами начали развиваться не то чтобы очень рано. Вам же было лет 30, когда вы стали снимать?

Да, уже когда окончил авиационный институт. Я работал инженером-проектировщиком, разрабатывал крылатые ракеты. Но я понял, что не могу так провести всю жизнь, это не моё, мне скучно. Поэтому я отработал положенные после института два года и сразу же смотался. И тогда я понял, что надо придумать новую профессию. Я увлекался кино, хотел поступать во ВГИК. Там было четыре факультета: актёры, режиссёры, операторы и писатели. Писать я не мог, был зажат до невозможности.

Для меня даже проблемой было камеру достать на улице, и я так тренировался: брал камеру, через силу начинал снимать, передавливал себя. Но это у многих проблема. Некоторые до конца жизни мучаются, достать камеру или нет.

У вас до сих пор так осталось?

Бывает, но сейчас уже больше от лени. Ну и возвращаясь к началу: так у меня остался операторский факультет, я позвонил туда, мне сказали, что для поступления надо 20 фотографий. У меня была какая-то камера, ну и я пошёл снимать эти 20 фотографий. Так до сих пор и снимаю. Не стал тогда поступать. Пошёл на курсы фоторепортажа, отучился на фотокафедре журфака МГУ. А потом уже пошёл работать фотожурналистом, фоторедактором.

Академик Андрей Сахаров. Лужники, Москва, 1989 год. Из цикла «Творцы науки».

Борис Ельцин. Москва, 1990 год. Из цикла «Люди, будьте!».

Фотополитбюро. Владимир Вяткин, Анатолий Хрупов и Игорь Гаврилов. Из цикла «Братья по камере». Москва, 2010 год

Татьяна Щербина, поэт, писатель, публицист. Нилова пустынь, 1989 год. Из цикла Homoscriptus.

Вы когда-то говорили, что в СССР было снимать интереснее. Почему?

Интереснее было в том смысле, что всё время нужно было что-то придумывать, чтобы, с одной стороны, снимать то, что ты хочешь, не поступаясь своими принципами, а с другой стороны, чтобы это было нужно. Сейчас ничего не нужно придумывать, и оказалось, что король голый. Многие тогда говорили: вот если бы мне дали, я бы снял. И вот ему дали, а он так ничего и не снял. Всё разрешили: снимайте, пожалуйста. Но где все те, кто так хотел, чтобы им только разрешили и они всех затмят? В World Press Photo участвуют единицы. А тогда каждый год было три-четыре наших призёра. Сейчас у нас два-три имени среди лауреатов: Козырев, Максимишин и молодой Пономарёв.

Кто для вас герои ваших портретов? Объект для съёмки или в первую очередь люди? Подружились ли вы с кем-то из них?

Скорее объект для съёмки. Всё-таки я фотограф не из общительных. Есть такие люди, которые должны сначала час поговорить с человеком, а мне интереснее как раз первое впечатление. Я принципиально в портретах работаю как репортажный фотограф. Хотя какие-то и снимал постановочно.

Как вы решили уйти из СМИ и стать свободным фотографом?

Я бросил работу в СМИ, когда работал в «Известиях», а мой друг, актёр Борис Галкин, поехал снимать кино в Пицунду и вытащил меня туда. Я поехал поснимать, и мне так понравилось, что я сказал, что не вернусь в «Известия», и ушёл в никуда.

Не страшно было остаться без зарплаты?

Я, в общем-то, никогда особенно за зарплату не держался. У меня всегда было довольно много разных публикаций. В советское время моя зарплата была гораздо меньше, чем то, что я получал гонорарами.

А сейчас вы берётесь за какие-то съёмки для СМИ?

Так нет заказов. СМИ же вообще уже ничего не нужно.

Полоскание. Великий Устюг, 1989 год. Из цикла «Печаль моя светла».

А как же зарабатывать свободному фотографу? Мы недавно говорили с Петросяном, и он сказал, что его лучший гонорар был за съёмки какого-то буклета для компании. Разве это не безумие, что талантливые фотографы должны этим заниматься?

Я не считаю такие съёмки ерундой. Сейчас в фотографии центр тяжести перемещается от фотожурналистики в другие области: арт и пиар. Я и сам последние несколько лет делал на заказ альбомы для «Лукойла». Сделал альбом о Ямале. Я занимался фотографией, которую я люблю и умею делать.

Для меня фотография — это красота. Я никогда не любил снимать чернуху. Даже в самые чернушные времена у меня была выставка «Печаль моя светла». Даже в чернухе я старался искать красоту.

В пиар-фотографии важно найти эту красоту, иногда её приходится искать в таких местах, где её и быть-то не может. И вот эта пиар-фотография набирает огромные обороты и становится важной. В журналистике сейчас и Петросяну с Максимишиным не хватает работы: просто негде печататься.

Это кризис?

Думаю, это новое состояние. Наступает такой момент, когда журналистская фотография уже не нужна. Она умирает. Она будет существовать, но не нужен будет Серёжа Максимишин, чтобы снять портрет. Достаточно будет журналисту прийти на интервью со смартфоном и на него сделать кадр. Даже крупные агентства сейчас берут фотографии с телефона у того человека, который просто оказался на месте. Для этого не надо быть журналистом. Упал передо мной метеорит, я взял и нажал на кнопку. Журналистика остаётся, но для фотографа она умирает.

А как вы относитесь к тому же Paris Photo? Многие ведь сетуют, что это ерунда, что несправедливо, когда фотография жвачки, прилепленной к потолку, стоит дороже, чем фотография военного корреспондента, который из-за неё жизнью рисковал.

Это нормальный процесс. Арт-рынок — это отдельная область. И платят-то ведь не за жвачку, а за раскрученное имя фотографа. Это просто другой бизнес, гораздо более материально ёмкий, чем журналистика.

Перевес. Москва, 1990 год. Из цикла «Москва в эпоху перемен».

Проспект Ленина. Якутск, 1986 год. Из цикла «Ленин с нами?».

А ваши фотографии покупают, чтобы повесить у себя?

Да, я зарабатываю этим. Журналистикой я практически перестал зарабатывать, на неё и не рассчитываю. Там смешные деньги по сравнению с продажей одной работы.

Правда, что одна из ваших фотографий есть у королевы Великобритании?

Да. Я делал большой проект с посольством Великобритании. Это был чёрно-белый благотворительный проект о Лондоне. В нём был портрет королевы в день её рождения, она на карете ехала. Это смешная история. В агентстве мне сказали, что снять не получится, надо было за два месяца аккредитовываться. Тогда я просто взял фотоаппарат и пошёл. Перешагнул какую-то ленточку и снял, что мне было нужно. Это советская привычка. У нас же иммунитет на запреты. Нам всегда всё запрещали, и надо было искать, как обойти запрет. А там по-другому: там если сказали «нельзя», то человек никуда не пойдёт. А для нас это было нормально, я лез во все дыры.

Меня агент мой тогда спрашивал: «А как ты попал?» А я просто перешагнул — подумаешь, нельзя.

Помните тот момент, когда вы вдруг осознали, что вы мастер?

В себе у меня этого нет. Это часто приходит ко мне со стороны. Первый раз это было довольно рано. Я активно печатался во всех возможных газетах: от «Еврейской газеты» до патриотической газеты «День». За день у меня выходило множество фотографий. И однажды мы были в Ярославле или ещё где-то на Волге, была какая-то пресс-конференция, ко мне подошёл фотограф и спросил: «А вы сын того самого знаменитого Тягны-Рядно?» — подразумевая меня, конечно.

На краю земли. Назаре, Португалия.
Из цикла «50 городов».

Вы сейчас ходите снимать, когда что-то важное в городе происходит? Болотная там или какие-то другие события?

Я наснимался этого всего в 1991–1993 годах, в больнице лежал после этого, мне хватило. В 1991 году мне перебило нерв прям в первую же ночь, когда танки вышли на Красную площадь. Кто-то бежал сзади, ударил меня резиновой дубинкой, у меня повисла рука — перестала работать. И я весь путч снимал с неработающей рукой, просто придерживал правую левой. Мы были в такой эйфории, что я даже не обращал внимания на это. Периодически болит и сейчас. Я не понимаю блогеров, которые лезут снимать в крутые моменты ради сотни лайков. Не надо лезть в это, если тебе это не нужно для дела. Для интереса у меня есть масса других идей, которые я хочу реализовать.

Презентация книги «Фотография — образ жизни — фотография» состоится 12 февраля в Домике Чехова. Одноимённая выставка будет проходить там же до 27 марта. Ещё одна презентация книги состоится на Московском фотосалоне 14 февраля. Книгу можно заказать онлайн.

Новое и лучшее

28 993

Больше материалов

Российские власти преследуют пользователей социальных сетей

Это был одноразовый комментарий, о котором забыли почти в ту же минуту, когда он был написан. Опять же, Виктор Краснов вряд ли мог предсказать, какие неприятности вызовут эти три слова — «Бога нет». Он и представить себе не мог, что два пользователя ВКонтакте подадут официальную жалобу властям, утверждая, что комментарий их «оскорбляет»; что полиция появится в его квартире в городе Ставрополе на юге России год спустя; что они обвинят его в оскорблении религиозного чувства; что он будет помещен в психиатрическую больницу; или что в результате он потеряет свой бизнес.

«Никогда за миллион лет я не думал, что правоохранительные органы будут преследовать что-то подобное», — сказал он The Moscow Times.

Однако дело Краснова — далеко не единичный случай. Дело Краснова — одно из растущего числа судебных преследований, основанных на использовании социальных сетей. С момента возвращения Путина в Кремль в 2012 году десятки веб-сайтов были заблокированы и названы «экстремистскими», а число привлеченных к ответственности резко возросло.

Но хотя некоторые утверждают, что война с социальными сетями — это исключительно инструмент против оппозиции, при ближайшем рассмотрении обнаруживается более неизбирательная картина. Мишенью стали самые разные простые люди — вам не обязательно критиковать Путина, чтобы вам грозил тюремный срок.

Фарс превращается в трагедию

Дело Краснова сначала напоминало фарс, но быстро переросло в трагедию. По словам его адвоката Андрея Сабинина, сначала сотрудники службы по борьбе с экстремизмом пытались обвинить Краснова в «возбуждении ненависти к религии». Когда они увидели, что это невозможно, они попытались обвинить в «оскорблении чувств верующих».

Тогда двое «потерпевших» — молодые люди, инициировавшие дело, — отказались участвовать в суде. В конце концов, их потащили в суд. На скамье подсудимых трудно было доказать, что он религиозен. «Другой выглядел более подготовленным, — говорит Сабинин. Адвокат считает вероятным, что оба мужчины использовались правоохранительными органами для «выполнения плана» и сообщения об определенном количестве обвинительных приговоров.

Краснову грозит до одного года тюрьмы и шестизначный штраф, хотя Сабинин с оптимизмом смотрит на исход суда.

Однако его клиенту нечему радоваться.

По мере того, как расследование в отношении него набирало обороты, жизнь Краснова резко ухудшилась. Он потерял свой бизнес — кузнечную мастерскую — после того, как полиция конфисковала его служебный компьютер и документы. Затем он был помещен на 30 дней в психиатрическую больницу после того, как судья назначил психиатрическую экспертизу. Судья рассудил, что ни один человек «в здравом уме не станет сомневаться или критиковать православную церковь».

«Я безработный, бизнес потерял, репутация испорчена, но напугать или изменить то, чем я занимаюсь в сети, не получится», — говорит Краснов.

Мыши-преступники

Онлайн-профиль Краснова остается, несмотря на юридические угрозы в его адрес. Другие, например Екатерина Вологженинова, очистили свои онлайн-профили в результате судебного разбирательства. Вологженинову приговорили к 320 часам исправительных работ за «возбуждение ненависти и вражды», и теперь на ее странице «ВКонтакте» только фотографии природы и цветов.

Ее преступление состояло в том, что она поделилась карикатурой, на которой президент Владимир Путин склонился над картой раздираемой войной Восточной Украины с ножом в руке.

46-летняя мать-одиночка из уральского города Екатеринбурга понятия не имела, что ее привлекут к уголовной ответственности за репост фотографии. «Она обычная женщина, кассир в винном магазине, и совсем растерялась, когда ей предъявили обвинение», — рассказал The Moscow Times адвокат Вологжениновой Евгений Качанов. «Как и многие простые люди в России, она не особо грамотна в юридических вопросах».

Дело Вологжениновой попало в заголовки национальных газет, когда судья приказал уничтожить ее ноутбук и мышь — «преступное оружие». Это породило целую серию шуток о справедливости в России, сводящейся к расстрелу компьютеров. Для адвоката Качанова это было похоже на средневековый жест: «Могли бы отдать на благотворительность или в приют — но зачем уничтожать?»

Качанов говорит, что суд заставил его почувствовать, что «это снова был 1937 год». Прокуроры заставили сослуживцев Вологжениновой дать показания о ее разговорах с ними об Украине и политике правительства. Обвинение представило экспертный анализ, в котором утверждалось, что женщина «разжигала ненависть» и «унижала человеческое достоинство» россиян, распространяя такой негативный образ Путина. В конце концов, утверждали они, Путин «олицетворяет российскую власть», а такая власть состоит в основном из граждан России.

Команда Вологжениновой планирует подать апелляцию на решение и, при необходимости, обратиться в Европейский суд по правам человека. Однако Качанов надеется выиграть раньше — на стадии апелляции в областной суд. «В Интернете есть миллионы фотографий, подобных той, которую она разместила повторно», — говорит он. «Я понятия не имею, почему они решили нацелиться на нее».

Распределение уголовных дел, связанных с деятельностью в социальных сетях

Источник: НПО «Агора», аналитический центр «СОВА»

Давление на активистов

Дарья Полюдова, активистка из Краснодара, точно знает, почему на нее напали.

Организатор акций протеста, ее уже несколько раз арестовывали. «Я знала, что в конце концов они меня за что-то возьмут, хотя никогда не ожидала, что это будут посты ВКонтакте», — сказала она.

В декабре 2015 года 27-летнюю Полюдову осудили на два года колонии строгого режима за три поста во «ВКонтакте» — все в поддержку Украины. «Одним из них была фотография, на которой я стою на митинге с табличкой «Нет войне на Украине, да революции в России», — сказала она.

Что, помимо прочего, посчитали «призывом к экстремистской деятельности». Полюдова и ее адвокат обжаловали это решение; первое судебное заседание назначено на 10 марта.

После того, как Полюдова, юрист по образованию, была признана «экстремисткой», у нее возникли проблемы с удержанием работы. Она продавала цветы, раздавала листовки, но в конце концов ее уволили с этой работы. Сегодня она работает в той же компании, что и ее отец, но не думает, что это продлится долго. «Я уверена, что суд скоро подтвердит обвинительный приговор и отправит меня в колонию строгого режима», — сказала женщина.

Как и Полюдова, Дмитрий Семенов, лидер чебоксарского отделения оппозиционной партии ПАРНАС, также был осужден за «разжигание экстремистской деятельности» (поделился постом во «ВКонтакте» с фотографией «Смерть русскому ублюдку»). Семенов был осужден со штрафом в 100 000 рублей (1400 долларов США) только для того, чтобы быть немедленно амнистированным.

27-летний Семенов сказал The Moscow Times, что вся ситуация его не удивила. «Сотрудники ФСБ и люди из центра по борьбе с экстремизмом предупреждали меня, что у меня «будут проблемы, — сказал он. — Верны своему слову, так и случилось».

Семенов внесен в базу данных экстремистов, его банковские счета заморожены, ему не разрешено покидать город. Вдобавок к оскорблению то, что он является фигурантом уголовного дела, возбужденного ФСБ, лишило его возможности участвовать в региональных выборах 2015 года.

Самое интересное, по словам Семенова, это то, что на самом деле он не сам выкладывал картинку. Оно было автоматически добавлено к сообщению, которым он поделился, и его защита представила доказательства на этот счет. По словам активиста, судья, похоже, тоже это понял. «Я думаю, что введением амнистии он пытался показать, что он на нашей стороне», — сказал Семенов.

Выполнение плана

Когда МВД России обратились за статистикой по количеству привлеченных к ответственности пользователей социальных сетей, отказались дать какие-либо указания. Такой отказ они основывали на том, что центр по борьбе с экстремизмом был «секретной организацией» и не мог своевременно предоставить статистику.

По словам Дамира Гайнутдинова из правозащитной организации «Агора», в 2015 году против пользователей социальных сетей было возбуждено более 200 дел. Восемнадцать из этих дел закончились реальными тюремными сроками. «С 2015 года вероятность попасть в тюрьму за публикацию чего-либо в социальных сетях резко возросла», — сказал Гайнутдинов.

Это смена тактики, сказал эксперт по правовым вопросам. В 2011-2012 годах Кремль рассчитывал на блокировку интернет-ресурсов, которые считал опасными, но этого, в конце концов, оказалось недостаточно. «Рутрекер набрал трафик после того, как его заблокировали, а Facebook отклонил требования заблокировать страницу, приглашающую людей на митинг в поддержку братьев Навальных», — говорит Гайнутдинов. «Вот почему они начали давить на пользователей, чтобы они не публиковали информацию — об Украине или о правительстве».

Александр Верховский, руководитель московского аналитического центра «Сова», специализирующегося на экстремизме, сообщил The Moscow Times, что 90 процентов всех обвинительных приговоров за экстремизм в 2015 году связаны с интернет-деятельностью. Он добавил, что более половины из них связаны с ВКонтакте, самой популярной социальной сетью в России.

Политические дела, естественно, привлекают больше внимания, но большинство тех, кого преследуют за деятельность в социальных сетях, — обычные националисты. «Обычно это кто-то с националистическими взглядами, который публикует что-то действительно подстрекательское, и его тихо осуждают», — говорит Верховский.

Националисты, естественно, тянутся во ВКонтакте, чтобы встретить единомышленников, и сотрудники правоохранительных органов делают то же самое, чтобы их поймать. «Там проще искать подстрекательские сообщения, а поскольку это российская сеть, ее администрация с большей вероятностью выполнит требования о раскрытии личных данных», — говорит Верховский.

Гайнутдинов из Агоры повторил его заявление. «Только представьте, насколько это проще, чем гоняться за скинхедами по улицам», — сказал он. «Следователи используют ВКонтакте, поэтому им не нужно вставать со своих рабочих мест».

И Верховский, и Гайнутдинов считают, что основной причиной увеличения числа привлечений к ответственности пользователей социальных сетей является необходимость выполнения квоты привлечения к уголовной ответственности.

«Вопрос «выполнение плана» по-прежнему актуален», — сказал Гайнутдинов.

Связаться с автором по адресу [email protected] Следите за новостями автора в Твиттере: @dashalitvinovv.

Ботаническая служба Индии

  • Галерея
  • Видео
  • Презентация
  • Празднование Всемирного дня озона 2022 года в ANRC, Порт-Блэр, 16 сентября 2022 года

  • Празднование Всемирного дня озона 2022 года в HAWHRC, Солан, 16 сентября 2022 года

  • Празднование Дивы на хинди в CNH, Howrah, 26.

    09.2022

  • Победитель первого приза конкурса дебатов на хинди Diwas CNH, Howrah 26.09.2022

  • Победитель первого приза в сочинении на хинди Diwas CNH, Howrah 26.09.2022

  • Празднование Всемирного дня озона компанией CNH, Howrah, 16 сентября 2022 г.

  • Празднование Всемирного дня озона компанией CNH, Howrah, 16 сентября 2022 г.

  • Празднование Всемирного дня озона компанией CNH, Howrah, 16 сентября 2022 г.

  • 11-е заседание Научно-консультативного и мониторингового комитета (RAMC) BSI, состоявшееся в CNH 20–21 октября 2022 г.

  • 11-е заседание Научно-консультативного и мониторингового комитета (RAMC) BSI, состоявшееся в CNH 20–21 октября 2022 г.

  • Член 11-го Научно-консультативного и мониторингового комитета (RAMC) посетил Digital Herbarium, CNH, 21.

    10.2022

  • 11-е заседание Научно-консультативного и мониторингового комитета (RAMC) BSI, состоявшееся в CNH 20–21 октября 2022 г.

Следующий Предыдущий

Индийский виртуальный гербарий в Манн Ки Баат

О BSI

Гербарные методы

Результат конкурса рисунков WETLAND DAY, 2022 г.

Сурья Намаскар, 2022

День водно-болотных угодий 2022

Миссия Рам Кришны Колледж Столетия Вивекананды Рахара

Общественное мнение Индийского виртуального гербария 4 июля 2022 г.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *