Эллиотт эрвитт работы: Эллиотт Эрвитт — 21 произведение

Содержание

Ироничные снимки Эллиотта Эрвитта » BigPicture.ru

Знаменитый фотограф 20 века не любил постановочных кадров и не использовал ретушь. В его работах лишь неподдельная действительность, глазами оптимиста.

Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt) — мировая легенда фотографии. Он приобрел известность в середине прошлого века, благодаря своим черно-белым снимкам, сделанным в ироничной манере. Его работы: живые, эмоциональные, с чувством юмора и глубоким смыслом, покорили публику многих стран.
Интересно отметить, что, несмотря на статус «американского фотографа», Эллиотт Эрвитт имеет русские корни. Его родители — Борис и Евгения — эмигрировали из России после революции. Эрвитт родился в Париже, а первые десять лет своей жизни провел в Италии. И только в конце 1930‑х годов «благодаря Бенито Муссолини» он стал американцем. Здесь будущий мастер и начал изучать искусство фотографии.

В 50‑е годы Эллиот занимал должность помощника фотографа в армии. Именно в армии он впервые взял в руки фотокамеру и сделал снимок солдат, ожидающих отправки в Корею.

Эта фотография заняла почётное второе место на конкурсе журнала «Life». Успех вдохновил Эллиота: «У меня появился стимул работать над собой. А если ты выиграл, зачем двигаться дальше?», — вспоминает он.

Смотрите также выпуск -Снимки легендарного Эллиотта Эрвитта

(Всего 32 фото)

Источник: www.adme.ru

1.

Несмотря на то, что Эрвитту выпала возможность сделать портреты огромного числа известнейших личностей второй половины минувшего столетия, он всегда говорит о том, что ему всё равно, кого снимать. Он одинаково относится и к крупным политикам, и к офисным служащим. Самые известные кадры фотографа сделаны им просто во время прогулок на улицах. Большая часть этих чёрно-белых снимков была сделана спонтанно: «Я никогда не спрашиваю разрешения. Почему кто-то должен спрашивать разрешения? Это будет уже не фотография», — рассказывает мастер.

Выдающиеся работы Эрвитта сегодня можно лицезреть в Риме, где до 1 сентября 2013 года проходит выставка его фотографий.

2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.30.31.32. Эллиотт Эрвитт. Фотография Давида Лайкс Кинана. Говоря об Эрвитте, многие вспоминают высказывание английского новеллиста Уилфрида Шида: «Самая суть искусства Эллиотта заключается в том, чтобы быть чувствительным, но без плача, забавным, но без смеха, умным, но без раздумывания». Пожалуй, это самая лучшая характеристика работ великого мастера фотографии.

Всемирно знаменитый талант — Эллиотт Эрвитт и его работы.

Оригинал взят у veniamin1
в
Всемирно знаменитый талант — Эллиотт Эрвитт и его работы.

Всемирно знаменитый талант — Эллиотт
Эрвитт и его работы.

На пляже, вдвоём. Фотограф Эллиот Эрвитт (Elliott Erwitt__ 1928—)

Это не постановочное фото. Эллиот Эрвитт (Elliott Erwitt__ 1928—)—всемирно известный мастер «решающего момента».
«Решающий момент» создал в фотографии, так называемый «отец фотожурнализма», Анри Картье-Брессон.
Картье-Брессон много снимал в СССР и вы наверное видели некоторые из его фоток в России.

В любом случае, сейчас мы видим реальный момент на пляже, который не был срежиссирован.
Эллиот Эрвитт распознал и удачно поймал «решающий момент». Я не знаю года, но скорее всего на время снимка, сюжет был слишком смелым и эпатажным.
Сегодня —это замечательная, эротическая художественная фотография. Мне кажется, что можно сказать, что ОН (её герой) не только хочет ЕЁ прямо сейчас, но снимок говорит, что ОН смотрит
и обнимает ЕЁ с настоящей нежностью и любовью. Что вы чувствуете?

«Для Белых и для Цветных»(«White and colored») фотограф Elliott Erwitt, 1950 год.

Эта фота 1950 года одна из фотографий Эллиота Эрвитта известных во всём мире. Эту простую вещь нужно было разглядеть
и распознать и только тогда она стала —простой и притягивающей внимание. Это и есть то, что может талант.

Счастье приходит неожиданно. Фотограф Elliott Erwitt.

Удивительное чувство юмора этого фотомастера ценится во всём мире. И в этом снимке нет злой иронии, правда? Мягко и немного саркастично Эрвитт показал как к этим женщинам
пришли пять минут счастья.

Мэрилин Монро. Фотограф Elliott Erwitt

Фоты Мэрилин почти всегда, заметно отыграны актрисой. Эта выглядит куда естественнее, не так ли?
Эллиотт Эрвитт, сын русских евреев. Родился в Париже и первые десять лет жил в Италии. Наступление фашизма на жизнь евреев заставило его родителей в 1939 году уехать в США,
когда мальчику было ещё десять лет. Их фамилия в Италии и во Франции была Эрвиц. Значит в России они наверное назывались Гервиц.

Американская выставка в Москве в 1959 году. Знаменитая «кухонная» встреча Никсона и Хрущёва. Это самая знаменитая фота Эллиотта Эрвитта.

Мне кажется, что я её уже помещал, но почему-то не могу найти у себя в журнале. Необразованный Хрущёв из чувства природного такта, очень правильно прикрыл глаза и не делал движений.
Он позволил жлобу Никсону показать всему миру, что он жлоб. Классно. К сожалению весь этот «БОЙ» Хрущёв проиграл. Никсон был адвокат и политик, который не один раз выиграл выборы.
А Хрущёв был слишком невежественный и у него не было никакого опыта противостояния политическому противнику. Где бы он мог встретиться в СССР с политическим противником?
Я видел минут 10-15, но где-то в инете американцы продают всю плёнку. Встреча на «кухне» типового американского дома, на этой выставке, длится больше часа.

«Уличная драка», фотограф Эллиотт Эрвитт.

Эрвитт никуда не ходил без фотоаппарата. И в нём действительно было замечательное чувство распознавания «решающего момента».
Поэтому он видел и успевал снять сцену или человека.

Фильм «В порту», 1954 г. Марлон Брандо, фотограф Эллиотт Эрвитт

Это замечательный фильм 1954-го года «В порту».
Скорее всего, если говорить о художественности, а не о шариках за щёками как в «Крёстном отце»,— это самая мощная по таланту роль Марлона Брандо наравне с «Трамвай «Желание».
После 1962 года, чем дальше, тем меньше Брандо любил и хотел сниматься. А в 1954 году он ещё был актёром и хотел сниматься. Мы видим не кадр из киноплёнки, а талантливую
фотографию Эллиота Эрвитта.

Состав фильма»Неприкаянные», фотограф Эллиотт Эрвитт

Эрвитт Эллиотт известен в мире как мастер чёрно-белой фотографии. Но среди его книг, есть одна , в которой он издал его цветные снимки.
Так и называется «Эллиотт Эрвитт в цвете». Я показываю обложку этой книги. На этом фото сняты участники последнего фильма Мэрилин Монро и Кларка Гейбла—«Неприкаянные».

Слева в глубине, между ногами стремянки, продюссер фильма Фрэнк Тейлор, справа от него муж Мэрилин и автор сценария, Артур Миллер. Под ним в чёрной кепочке Эли Уоллах, ещё ниже в этом же
вертикальном ряду в светлой клетчатой рубахе сидит Монтгомери Клифт. Рядом с ним сидит Мэрилин Монро. Над ней режиссёр фильма Джон Хьюстон и рядом с Мэрилин, Кларк Гейбл.

Через два дня после окончания съёмок в 1960 году, у Гейбла был сердечный приступ и через десять дней он умер. Нередко, некоторые люди Голливуда обвиняют за это недисциплинированное
поведение Мэрилин во время съёмок. Лучше мы не будем об этом говорить. Фильм был снят в 1960 году, а выпущен в прокат в следующем, в 1961 году. Мэрилин умерла в августе (5-го числа)
1962 года, но она больше ничего уже не сняла. Тони Кёртис (Куртис?) сразу после в «Джазе только девушки» (1959) сказал, что Мэрилин кончилась и больше ничего не снимет.
Он не слишком ошибся.
Это интересная фота. Вообще-то у Эрвитта нету скучных фоток. На мой взляд он иногда слишком увлекался техническими фокусами, которые позволяют фотографии. Но он, конечно же,
был интересный талант. Несмотря на все МЕГАожидания, этот фильм просто провалился в кассе.

«Постановка натуры наоборот». Фотограф Эллиотт Эрвитт.

Название моё собственное, как и к некоторым другим фотам здесь же. Но это специальная ситуация. Если вдруг кто-то не понял, то объясняю.
Постановка натуры технически устроена так.
На видном месте в студии сидит обнажённая натурщица (щик) а на неё смотрят художники. Здесь сидит одетая натурщица и смотрит на обнажённых художников (иц).
Поэтому я назвал:
«Постановка натуры наоборот».
Если вы хотите увидеть пример постановки натуры, взгляните на эту идиотскую и бездарную картину в мастерской Репина, которую так прославляют дебилы-искусствоведы:

Это непристойное непотребство случилось вмастерской И. Е. Репина!

Джон Кеннеди Президент США, фотограф Эллиотт Эрвитт

Конечно и здесь мы видим, что это фотохудожник с собственным стилем. Сколько у меня есть фоток Кеннеди, он вечно что-то подписывает, даёт указания или беседует с важными гостями.
Эрвитт показал человека по имени Джон Кеннеди, сидящего в профиль. Между делом, этот человек ещё и Президент США. Но фота показывает человека. Я не нашёл лучшего качества копию,
к сожалению.

Вот такое мягкое счастье. Это, конечно же не постановка. Это всё тот же «решающий момент». Нужен талант, чтобы этот момент усечь и успеть моментально щёлкнуть.
И тот кто снимает такие фоты обязательно хорошо относится к людям.
Иначе Эллиотт Эрвитт не увидел бы и не понял этот «решающий момент».
Через три месяца Эллиотту Эрвитту исполняется 86 лет и он всё ещё работает. Долгих лет, маэстро!

ССЫЛКА:
Статья о фотохудожнике Эллиотте Эрвитте и некоторые его фоты.

Эллиотт Эрвитт, фотограф, США

Вениамин

Легендарный и ироничный фотограф Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt): vakin — LiveJournal

Его работы эмоциональны, спонтанны, полны смысла и жизненного задора.

Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt) появился на свет в 1928 году в семье русских евреев, эмигрировавших в Париж. Первые десять лет семейство прожило в Италии, затем вернулось во Францию, а в 1939 перебралось в США.

В 14 лет Эллиотт обзавёлся первым фотоаппаратом. Он изучал фотографию в Лос-Анджелесе с 1942 по 1944, а через несколько лет постигал кинематографию в Новой школе общественных исследований в Нью-Йорке.

Годы спустя он сказал: «Фотографировать – это очень просто. Нет никакого великого секрета в фотографии… Фотошколы – пустая трата времени. Нужна практика, практическое приложение ваших знаний. Я убежден: если у вас что-то получается, единственная важная вещь – не прекращать работать. И не важно, получаете ли вы за это деньги».

Эрвитт работал помощником военного фотографа армии США, а также снимал для ряда журналов – Collier’s, Look, Life и Holiday. С 1953 года он числится в штате агентства «Магнум Фото».

Эллиотт Эрвитт сфотографировал многих голливудских звёзд и известных политиков. Не меньшего внимания заслуживают его уличные фотографии. Им не нужны описания. Беспрецедентное внимание Эрвитта к деталям помогает ему создавать запоминающиеся изображения с безупречно выверенной композицией.

«Объяснять изображение – всё равно, что объяснять шутку. Как только ты её объяснил, она тут же умирает».


Вайоминг, 1954.


Лейтенант Джон Ф. Кеннеди на борту PT 109, Соломоновы острова, 1 августа 1943 года.


Нью-Йорк, 1953.


Нью-Йорк, 1949.


Нью-Йорк, Метроплитен-музей, 1949.


Нью-Йорк, 1950.


Северная Каролина, 1950.


Пенсильвания. Питтсбург, 1950.


Форт Дикс, Нью-Джерси, 1951.


Нью-Йорк, 1953.


Писатель Джек Керуак, Нью-Йорк, 1953


Мэрилин Монро на съёмках знаменитой сцены на вентиляционной решетке в фильме «Зуд седьмого года» режиссёра Билли Уайлдера, Нью-Йорк, 1954.


Нью-Йорк, Третья авеню, 1954.


Американский актёр Марлон Брандо во время съёмок фильма «В порту» режиссёра Элиа Казана, Нью-Йорк, 1954.


Нью-Йорк, 1955.


Нью-Йорк, 1955.


Нью-Йорк, 1956.


Грейс Келли и князь Монако Ренье на вечеринке в Waldorf-Astoria Hotel, Нью-Йорк, январь 1956.


Мэрилин Монро, Нью-Йорк, 1956.


Нью-Гэмпшир, 1958.


Актёры Кларк Гейбл, Клифт Монтгомери, Илай Уоллак, Мэрилин Монро позируют на съёмках фильма «Неприкаянные» режиссёра Джона Хьюстона с писателем Артуром Миллером. Рино, Штат Невада, 1960. Фильм стал последним для Гейбла, который скончался от сердечного приступа за несколько дней до окончания работы над фильмом. Кинолента также стала последней в творческой биографии Мэрилин Монро. Хотя официально последнюю роль она сыграла в фильме «Что-то должно случиться», но его так и не досняли.


Мэрилин Монро во время съёмок фильма «Неприкаянные» режиссёра Джона Хьюстона. Рино, Штат Невада, 1960.


В Нью-Йорке. 1964. Похоже на какой-то показ мод


Нью-Йорк, Флэтайрон-билдинг, 1969.


Будущий губернатор Калифорнии, 1977.


Занятие в детской социальной школе танцев, Нью-Йорк, 1977.


Фидель Кастро выступает на заседании Верховной Ассамблеи Организации Объёдиненных Наций, Нью-Йорк, 1979.


Нью-Йорк. Ист-Хэмптон, 1981.


Нью-Йорк. Ист-Хэмптон, 1983.


Нью-Йорк, 1984.


Нью-Йорк. В Метрополитен-музее, 1988.


Нью-Йорк, Центральный Парк, 1988.


Нью-Йорк, 1988. Парад по случаю Дня благодарения.


Нью-Йорк, 1991.


Москва, 1959. Никита Хрущёв и Ричард Никсон.


Венгрия, Будапешт, 1964.


США, Колорадо, 1955.


Франция, Версаль, 1975.


Франция, Париж, 1989.


Это снимок Эрвитт сделал в Курске в 1967 году.

Это одна из его самых известных картин. Снимок сделан в Калифорнии в 1955 году через пару лет после того, как он перешел в агентство Magnum Photos, в котором и остался.

Комментируя свою работу, Эрвитт сказал: «Это глупый материал, который, я думаю, не имеет отношения ни к чему действительно важному, но так или иначе дает возможность позабавиться».

Фотограф говорит: «реальный трюк для съемки состоит в том, чтобы просто набраться терпения и ждать, когда случится момент».

Источник — cameralabs.org

Выставка Эллиотт Эрвитт (США) – Афиша-Музеи

Замечательный у выставки Картье-Брессона заголовок, прелесть что такое: «Фо­тограф». Ну разве скажешь о Картье-Брессоне как-нибудь еще короче? Человек, для многих олицетворяющий фотографию ХХ века вообще; возможно, просто самый известный фотограф всех времен и народов — как еще определить такого? Фотограф, разумеется, фотограф par excellence. Определенно похуже заголовок у Мартины Франк — «Фотограф»: зритель, нет, это не дежавю, это тебе не привиделось. Перед тобой действительно тоже фотограф; ну а кого еще ты ожидал увидеть на главной площадке Фотобиеннале? (Тут нельзя не заметить, что тиражировать удачные заголовки — это не совсем то же самое, что размножать удачные кадры; по большому счету, тогда кто недостоин здесь такого заголовка, кто здесь не фотограф?) Однако ж равнять Картье-Брессона хотя бы даже с его су­пругой — хотя бы даже таким словно нечаянным, невинным образом, как одно заглавие на две экспозиции, все же вряд ли допустимо. Г-же Франк, вероятно, больше подошло бы что-нибудь вроде «Жена фотографа» — что сразу объясни­ло бы зрителю многие моменты творческой биографии нашей героини и, что уж там, куда точнее соответствовало бы месту и роли Мартины Франк в мировой истории. Хоть и прозвучало бы, согласимся, для нее несколько зазорно. Но даже тогда г-же Франк вряд ли удалось бы отобрать лавры у Эллиотта Эрвитта, чья ретроспектива называется… «Ретроспектива», что уж просто верх прозрачно­сти; Эрвитт, известный приколист, первым бы оценил неброский юмор устроителей Фотобиеннале — когда б до Москвы добрался.

Однако что объединяет эти три экспозиции в Манеже куда существеннее, нежели неординарные названия, так это их происхождение: все три предостав­лены агентством Magnum Photos. Являют, стало быть, классику фотожурналистики второй половины ХХ века. А учитывая Картье-Брессона — так еще немного и от первой половины. Выбор персон мог быть и другим, но, в принципе, он равновесен: Картье-Брессон — отец-основатель этого важнейшего фотокооператива, формирующего моду в фоторепортаже уж седьмой десяток лет; Мартина Франк, было выше сказано, жена отца-основателя, представитель средней генерации; Эрвитт, напротив, чуть не из самого первого призыва, старше его среди нынешних магнумовцев только столетняя Ева Арнольд… Но зритель напрасно станет выискивать в кадрах этих троих некую общую формулу, хотя бы намеки общего магнумовского стиля — с целью в дальнейшем реконструировать в воображе­нии некоего типичного фотографа Magnum Photos, рыцаря без страха и упрека, не вылазящего из горячих точек и не покидающего первые полосы: сюрреалистическая притягательность снимков одного, припудренная доброжелательность второй и бодрое балагурство третьего покажутся несводимыми в рамках «фотожурналистики вообще». Во всяком случае, если вообразить себе такое СМИ, что публикует исключительно фотографов Magnum, мы легко получим представление о полосе юмора в этом издании. И о разделе — условно — «Общество» или «Жизнь». Но что такое первая полоса и злоба дня в исполнении идеального фоторепортера — нет, за этим не сюда; сугубо репортажных, репортерских кадров в портфолио даже самого размагнумовца в итоге оказывается не так уж мно­го; это удивительно, как исторические кадры теряют всю свою значительность — и важность, и привлекательность, едва только злоба дня проходит.

404 page | Leica Camera AG

E-MAIL

Страна ChooseAustriaFranceGermanyItalyPortugalRussiaSpainSwitzerlandUnited KingdomUnited StatesAustraliaChinaIndiaJapanSingaporeSouth KoreaNew ZealandAfghanistanAlbaniaAlgeriaAndorraAngolaAnguillaAntigua and BarbudaArgentinaArmeniaArubaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia and HerzegovinaBotswanaBrazilBritish Virgin IslandsBruneiBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral African RepublicChadChileCittà del VaticanoColombiaComorosCongoCosta RicaCote d’IvoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland IslandsFinlandFrench GuianaFrench PolynesiaGabonGambiaGeorgiaGhanaGibraltarGreeceGrenadaGuadeloupeGuatemalaGuineaGuinea BissauGuyanaHaitiHondurasHong KongHungaryIcelandIndonesiaIraqIrelandIsraelJamaicaJerseyJordanKazakhstanKenyaKuwaitKyrgyzstanLaosLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMacedoniaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMartiniqueMauritaniaMauritiusMexicoMicronesiaMoldovaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNepalNetherlandsNetherlands AntillesNicaraguaNigerNigeriaNorwayOmanPakistanPalestinian TerritoryPanamaPapua New GuineaParaguayPeruPhilippinesPolandPuerto RicoQatarRomaniaRwandaRéunionSaint HelenaSaint Kitts and NevisSaint LuciaSaint Vincent and the GrenadinesSan MarinoSao Tome and PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSlovakiaSloveniaSomaliaSouth AfricaSri LankaSudanSurinameSwazilandSwedenTaiwanTajikistanThailandTimor-LesteTogoTrinidad and TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks and Caicos IslandsUgandaUkraineUnited Arab EmiratesUnited Republic of TanzaniaUnited States Virgin IslandsUruguayUzbekistanVenezuelaVietnamWestern SaharaYemenZambiaZimbabwe

Доступные языки English

I want to receive advertising information based on my interests and activities from the Leica Camera Group on Leica Camera products, services, events, and marketing promotions. I can withdraw my consent at any time! Please click here for further information on the marketing & data privacy consent.

Эллиотт Эрвитт — биография и семья

В объективе: жизнь

Легендарный американский фотограф, известный своими эмоциональными, сюжетными и часто ироническими снимками.

Родился Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt) в 1928 году в Париже (Paris, France). Родители его, русские эмигранты, вскоре после рождения Эллиотта уехали в Италию (Italy), где семья провела следующие 10 лет. Затем они снова бежали – на этот раз от фашизма, переехали они в США. Как позднее шутил сам Эрвитт, он стал американцем благодаря Муссолини (Benito Mussolini) и его режиму.

Именно в Америке Эллиотт приобщился к фотографии. Он сделал свои первые снимки в возрасте 14 лет, позднее решив заниматься в жизни именно фотографией. Учился он в Сити-колледже Лос-Анджелеса (Los Angeles City College), а позднее в New School for Social Research, закончив учебу в 1950-м.

Кстати, первые годы в США оказались весьма серьезным испытанием для всей семьи – им пришлось пройти через бедность, отчаяние, а в итоге родители Эрвитта разошлись. Самому Эллиотту пришлось начать работать уж

е в 16 лет, чтобы помочь матери.

Как бы ни было, он сумел получить образование, и когда пришло время работать по специальности, Эрвитт уже обзавелся несколькими полезными знакомствами и был готов стартовать.

В начале 1950-х он работал ассистентом фотографа в армии, и одна из его фотографий того времени – снимок солдат, отправляющихся на войну в Корею – попала в финалисты конкурса журнала ‘Life’. Очень скоро его работы уже публиковались в ‘Collier’s’, ‘Look’, ‘Life’ и ‘Holiday’.

Знакомство с Эдвардом Стейхеном (Edward Steichen) и Робертом Капа (Robert Capa) помогла Эрвитту в 1953-м стать одним из фотографов знаменитого и очень престижного позднее агентства ‘Magnum Photos’. В те годы ему довелось познакомиться и сотрудничать со многими самыми крупными американскими фотографами, и позднее Эрвитт говорил, что в ‘Magnum Photos’ его никогда не учили, ‘как фотограф

ровать’, но лишь направляли.

А еще он вспоминал о тех, ранних годах, что никто из фотографов не знал тогда, что их фотографии позднее будут считаться искусством – они просто делали свою работу, добиваясь интересных кадров и качественных снимков.

Позднее, после того как в 1950-х и 1960-х он сделал огромное количество фотосессий и фоторепортажей, Эрвитт начал заниматься и документальным кино. Его работы — ‘Arthur Penn: the Director’ (1970), ‘Beauty Knows No Pain’ (1971), ‘Red, White and Bluegrass’ (1973), а также ‘Glassmakers of Herat, Afghanistan’ (1977), выигравший несколько призов.

В дальнейшем Эрвитт затеял несколько собственных проектов, а, кроме того, начиная с 1970-х он опубликовал множество книг, среди которых ‘Son of Bitch’ 1974–го, фотоальбом о собаках. Кстати, собаки всегда были большой отдельной темой в творчестве Эрвитта, он даже говорил про них,

что ‘собаки – это те же люди, только обросшие шерстью’.

Вообще, снимки Эрвитта весьма узнаваемы – в них всегда есть сюжет и почти всегда ирония. ‘Я хочу, чтобы фотографии были эмоциональными’, — говорит сам Эллиотт. Кстати, в свое время его снимки из Москвы прогремели по всему миру. Так, ему удалось запечатлеть момент, когда президент Никсон тычет пальцем в грудь Хрущева, и кадр этот стал просто легендарным.

Про него говорят, что Эрвитт обладает удивительным даром – ‘даром визуального остроумия’. Даже в самых обычных ситуациях фотограф умудрялся разглядеть нечто веселое.

Кстати, по твердому убеждению Эллиотта Эрвитта, искусству фотографировать научиться невозможно, и фотошколы – это только трата времени и денег. Если же вам хочется делать хорошие снимки – берите свою камеру и снимайте, снимайте и еще раз снимайте, ибо только с практикой приходит мастерство


Смешить, не забалтывать – Weekend – Коммерсантъ

В ЦДХ открывается самая крупная ретроспектива Эллиотта Эрвитта из когда-либо виденных в Москве — 136 фотографий, сделанных по всему миру с 1946-го по 2001 год

Эллиотт Эрвитт — самый смешливый фотограф в мире. Он позволяет себе шутить обо всем на свете, но делает это так, что в слова и не обернешь. «Объяснять изображение — все равно что объяснять шутку. Как только ты ее объяснил, она тут же умирает»,— говорил он и всегда следовал этому правилу. Он находил абсурд в любом месте, где оказывался. В отражении в затемненном стекле очков солдата, в прыжке человека с раскрытым зонтиком, в тонюсеньких ногах хозяйки и собаки; в девушках, идущих как стайка гусынь, и гусынях, шествующих важно как девушки; во встречном «взгляде» женщины и манекена; в том, как перед «Махой обнаженной» Гойи стоят, отталкивая друг друга, мужчины, а рядом, перед «Махой одетой», вытянулась по струнке одна одинокая женщина. Смешное у него в сочетании фактур, в столкновении живого и неживого, пафосного и приземленного, рекламы и религиозных символов, маленького и большого, малого и великого. Смех зрителя он считает своим главным достижением, а ради созерцания момента, когда бегущий по музею посетитель вдруг резко притормаживает и поворачивает назад, привлеченный неким диссонансом, «обманом ожидания» в фотографиях Эрвитта, их автор готов раз за разом возвращаться в музейные залы.

Чисто биографически Эллиотт Эрвитт мог бы быть очень даже грустным человеком. Он родился в 1928 году в Париже в семье еврейских эмигрантов из России. Звали его тогда Элио Романо Эрвиц. Второе имя дал отец, оторвав таким образом сына от еврейских корней. Особых русских там и не было — в семье по-русски не говорили. Первые 10 лет своей жизни мальчик провел в Италии, а в 1939-м стало понятно, что пора переплыть океан. Так он оказался в Калифорнии. Америка быстро развела родителей, и 16-летний ученик Hollywood High School стал подрабатывать, печатая фотографии с факсимиле автографов голливудских звезд. Потом изучение фотографии в Лос-Анджелесе, кино — в Нью-Йорке, служба военным фотографом в армии США в Германии и Франции, работа для журналов Collier’s, Look, Life, Holiday, встреча с Робертом Капой, Эдвардом Стейхеном и Роем Страйкером. И наконец, в 1954-м он становится штатным фотографом агентства «Магнум», с которым будет теснейшим образом связана вся его последующая жизнь.

Magnum Photos — это не только невероятно престижно, но это еще и совершенно определенная свобода глаза и тела. Фотографы агентства много путешествуют и снимают так, что даже при наличии конкретного заказа «коммерческой» их съемку назвать трудно. Бывший три срока президентом агентства, Эрвитт являлся идеальным носителем классических заповедей родоначальников «Магнума» — снимать «Лейкой», запрет на постановочную фотографию и последующее кадрирование. Параллельно с работой на «Магнум» Эрвитт делает свои книги (самая знаменитая — «Son Of Bitch», 1974; отсылающая к любимой собачьей теме фотографа) и снимает фильмы.

Собаки собаками, а делить работы Эллиотта Эрвитта на темы, по большому счету, довольно бессмысленно. Собаки и дети, которыми полны его кадры, с визуальной точки зрения абсолютно равны всем иным его героям. Недаром на персональном сайте Эрвитта в рубрике «портреты» — собаки, Мэрилин Монро, Артур Миллер, Рудольф Нуреев, президент Кеннеди и десяток других голливудских, литературных и политических звезд стоят рядом. Важен не герой, важно, как именно он снят. То же самое и в политике. Назвать Эрвитта политическим репортером трудно. Хотя он часто снимал исторические моменты и политических деятелей. Одна знаменитая фотография с Жаклин Кеннеди на похоронах мужа чего стоит. Или еще известнее — Никсон, тыкающий пальцем в грудь Хрущеву. Но и тут ровно тот же принцип построения изображения: пересказать кадр нельзя, его надо запомнить. В этом смысле «решающее мгновенье» Эрвитта современнее придумавшего этот термин Картье-Брессона. Оно как бы принадлежит новому, визуально-ориентированному восприятию, которое многословие предков заменяет чередой «картинок». Да и вообще — Эрвитт еще, слава богу, жив и у нас есть все шансы посмеяться над этим миром вместе с ним.

«Эллиотт Эрвитт. Ретроспектива». ЦДХ, с 9 октября по 10 декабря

Между полами • Эллиот Эрвитт • Magnum Photos

Возможно, неудивительно, что Эллиот Эрвитт, с его лаконичным взглядом на множественные значения, был очарован загадкой «пар» на протяжении всей своей карьеры. «Этот предмет представляет для меня большой интерес, поскольку я время от времени был наполовину самим собой — иногда блаженно, иногда — нет», — говорит Эрвитт.

«Я сделал много снимков на эту тему, занимаясь своим любимым занятием… фотографией».

Хотя задание японского журнала с запросом «фотографий пар» сначала сосредоточило внимание Эрвитта на этой теме, он понял, что на самом деле документировал пары на различных этапах их открытия на протяжении всей своей карьеры.«К моему удивлению, я нашел сотни фотографий вещей, происходящих между мужчинами и женщинами», — сказал он. «И еще сотни, которые, похоже, раскрывают эту тему». Кульминацией собрания стала его монография « Между полами ».

Эрвитт, как самопровозглашенный «профессиональный наблюдатель», особенно хорошо умеет читать язык тела. Этот нефильтрованный обмен мнениями — иногда открытый, а иногда настолько незначительный, что сами участники могут блаженно не осознавать, — под взглядом Эрвитта усиливается в десять раз.Но его сближает именно тонкость; приподнятая бровь, наклон головы, поднятие вуали. «Когда женщина и мужчина вместе, малейшее намек на движение или угол ткет целую гобелену смыслов», — говорит он.

«Напротив, откровенные материалы в порнографических журналах или эротической рекламе искусственны, мертвы».

Точное наблюдение Эрвитта за состоянием человека предлагает как моменты моргания, так и моменты, когда вы пропустите, а также сцены, которые все еще развиваются.И то, и другое особенно плодотворно в применении к теме любви. Весной 1989 года он сидел возле стеклянной пирамиды Лувра в Париже, «спокойно наблюдая и снимая постепенно развивающийся брачный ритуал этой единственной пары». Молодая пара по очереди фотографирует друг друга; женщина особенно выразительна, хорошо играет роль музы и любовника. Сцена завершается объятием. «Когда они ушли, я на всякий случай зажал пустое место… и, конечно же, еще одна пара переехала в то же место и начала свой собственный ритуал», — говорит он.«Возможно, это не так уж необычно для Парижа».

Романтика действительно цветет за пределами Города Любви, и неудивительно, что разные страны нашли свои собственные особые способы ухаживания. В Кенте, Англия, члены нудистской колонии находят удовольствие в теннисе без одежды, в то время как жители Нью-Бейкерсфилда, Калифорния, принимают участие в соревнованиях мистера и миссис задних конечностей. Тем временем на Тайване пара в свадебных нарядах принимает участие в символической фотосессии «с видом на море», любимой тайваньскими молодоженами.Как заключает Эрвитт, культура и климат играют огромную роль; «Посмотрите на бразильцев, южных калифорнийцев и других загорелых людей, живущих вечной весной. Это бананы с постоянным либидозом ».

Согласно популярной культуре, романтика предназначена только для молодежи. Не так в мире Эрвитта. «Старики, которых вы видите в этой книге, энергичны, уверены в себе, оптимистичны, по крайней мере, я так думаю. Старики трогают меня так же, как и молодые », — говорит он. «Образ очень старой пары, танцующей на крыше Манхэттена, улыбающейся восхитительной улыбкой, не обращающей внимания на людей, сидящих вокруг них, кажущихся изолированными, тает меня всякий раз, когда я сталкиваюсь с этим.

Романтика доставляет удовольствие не только людям: Эрвитт усиливает ухаживание собак, обнюхивающих друг друга, тюленей, игриво разглядывающих друг друга, даже два автомобиля, подъехавшие вплотную друг к другу, кажутся пойманными в сентиментальную ловушку. Вне зависимости от сюжета, Эрвитт всегда хочет, чтобы зритель реагировал на его изображения на эмоциональном уровне, «не мозгом» — и если это не какой-то роман, то что?

Искусство смотреть на искусство • Эллиот Эрвитт • Magnum Photos

Просмотр искусства может быть очень интимным, захватывающим опытом или может быть социальным упражнением, о чем могут свидетельствовать толпы посетителей Mona Lisa в Лувре.Это событие становится все более популярным в инстаграмме: хэштег #peoplelookingatart раскрывает множество посетителей галерей, которые занимаются искусством и делятся им в Instagram. Несмотря на то, что исследование, проведенное в 2001 году, показало, что среднее время, затрачиваемое на просмотр произведения искусства, составляет 17 секунд, зарегистрированные эффекты на посетителей варьируются от глубоко тревожных до экстатической радости, затрагивая широкий спектр человеческих эмоций, как на изображениях людей, погруженных в атмосферу фотографом Magnum Эллиоттом Эрвиттом. глядя на искусство и артефакты отражает.

В рамках празднования Международного дня музеев, призванного пропагандировать и повышать осведомленность об этих учреждениях, фотографии Эрвитта, запечатлевшие откровенные моменты людей, наблюдающих за произведениями искусства, демонстрируют культурное значение этих мест, в то же время находя место для игр в пределах их традиционных параметров. «Я увлеченный наблюдатель за людьми, который любит наблюдать за искусством, и наблюдатели за искусством», — пишет Эрвитт в своей книге « Museum Watching ». «Для фотографа заброс нахлыстом похож на ловлю рыбы в бочке.”

Во время «праздных моментов» в своем родном городе Нью-Йорке или во время путешествий Эрвитт фотографировал музейную культуру 1949–1990-х годов в поисках того, что он описывает как «легкодоступные визуальные проявления» человеческих усилий имитировать, дополнять, изменять или противодействовать работе природы ». Спрятанный, часто уклоняющийся от охраны, Эрвитт высмеивает, спрашивая, что более любопытно: искусство или скромные зрители?

Забавным глазом он запечатлел одетых в костюмы мужчин, обсуждающих, казалось бы, пустые кадры, позолоченные глаза фиванской жрицы Хенутмехит, шпионящей за мальчиком в Британском музее, или фотографию, дразнящую группу мужчин, смотрящих на The Naked Maja (1800) ), а одинокая женщина останавливается у The Clothed Maja (1800). Но среди кривых визуальных каламбуров есть уникальные человеческие моменты, как видно на портрете озорного молодого человека, который протягивает руку, чтобы коснуться бронзовых пальцев проходящей статуи. «Кажется, что людей привлекают предметы в музеях, с которыми они особенно близки», — пишет он. «Возможно, нас привлекают вещи, которые похожи на нас самих».

В своих письменных размышлениях в книге Эрвитт раскрывает причины, по которым мы ходим в музеи, наше увлечение артефактами и произведениями искусства. «Искусство — это хороший способ смотреть на наготу без смущения», — отмечает он.«Это культурный взгляд на непослушные вещи». Он прямо ссылается на человеческую потребность всегда «быть где-то», на нашу одержимость «смертностью людей или животных» и шутит, «часто кадры более художественны, чем их содержание».

За десятилетия, потраченные на документирование этого явления, Эрвитт пришел к некоторым выводам о роли музеев, их достоинствах и недостатках: «У всех музеев есть личности: одни интимные и гостеприимные, другие обширны и непостижимы. Некоторые из них агрессивны и суперсовременны, у них нет никакой цели, кроме как привлечь внимание », — пишет он. В конечном итоге он заявляет: «В конце концов, все музеи интересны. Даже когда их нет.

Доброжелательный вуайерист • Эллиотт Эрвитт • Magnum Photos

Камера и окно неразрывно связаны. Оба являются порталами, сквозь которые можно видеть, и рамками, в которых можно увидеть. Суть фотографии, в ее простейшем и блестящем виде, — это захват света. Windows существует, чтобы делать что-то подобное; пропускать солнечный свет в интерьеры, мимолетно улавливать его в помещениях.При этом и камера, и окно открывают то, что иначе можно было бы скрыть.

В снимке Эллиота Эрвитта комнаты в Нью-Йорке в 1949 году есть что-то от Вермеера. Освещенный у окна слева, он освещает сцену, одновременно домашнюю и загадочную. На заднем плане Мэри Фрэнк занята, небрежно читает и пьет. Роберт Франк сидит на переднем плане. Его черты скрыты, но он, кажется, глубоко задумался. Хотя он откинулся на спинку кресла, он кажется напряженным, уравновешенным, в порыве нежелания сказать или сделать что-то срочное.В едином образе есть легкость и напряжение.

В работах Эрвитта мы находим откровенный трепет доброжелательного вуайериста; место, занимаемое не только фотографом, но и зрителем и, очень часто, объектом. Его снимки окон похожи на визуальные стихи на темы наблюдения и наблюдения. Безмолвный диалог мимолетных взглядов, который мы предпринимаем каждый день, приобретает постоянство.

Для Эрвитта в фотографии нет большой элитарной загадки; умение приходит от любопытства, готовности, практики и удачи.«После того, как я некоторое время следил за толпой, — отметил он в« Частном опыте »(Crowell, 1974), — я затем повернул на 180 градусов в прямо противоположном направлении. У меня это всегда срабатывало, но, опять же, мне очень повезло ».

Эрвитт сопровождает толпу на вокзале в Будапеште, 1964 год, эмоционально машет уходящим близким, не обращая внимания на камеру. Затем наступает черед запечатлеть как уходящую даму, сознательно или бессознательно избегающую его взгляда, так и собственный автопортрет, отраженный в окне поезда.Затем наступает момент, когда сцена меняется, поезд отъезжает, и то, что было одним взглядом, уже стало искусством и историей на рулоне пленки внутри машины, которую он держал в руке.

Способность находить любопытные детали в обычных сценах (и соответствующие детали в звездных событиях) — особенность фотографии Эрвитта. Культовый характер многих фотографий Эрвитта может работать против его стремления к более близкому рассмотрению. Мы можем принять его классические романтические фотографии за чистую монету, но они вызывают интересные вопросы, когда вы спрашиваете себя, как они были сделаны.Были ли они тайными или даже частично постановочными? Молодые девушки, которые взволнованно толпились у окна машины Фиделя Кастро в 1964 году, могут напоминать поклонниц поп-звезд той же эпохи, но есть также намек на беспокойство, когда мы принимаем во внимание уязвимость современных политиков в кортежах. К 1986 году мы находим Энди Уорхола, едва пережившего более раннее покушение, в коконе лимузина с затемненными окнами, похожими на бункер.

Внезапное появление лица в окне может быть кошмарной угрозой, но может быть и качество сна.Фотографии Эрвитта могут быть удивительно игривыми, о чем свидетельствуют его снимки Macy’s Day Parade в 1988 году. Они тем более радостны и сюрреалистичны, потому что в форме гигантских мультяшных фигурок мы можем видеть то, что дети еще не видели.

Парад проходит, и город почти приходит в норму. За исключением того, что это никогда не было нормальным для начала. Здания возвышаются до высот и содержат такие сложные детали, что кажутся одновременно внушающими благоговение и бесчеловечными. Внизу, на пустых улицах, между этими искусственными оврагами, атмосфера может меняться от монотонной до мрачной и возвышенной.Фотография может даже содержать все три состояния одновременно. Проходящие мимо горожане смотрят в окна с желанием или смущением. На японском рынке маленькая девочка и рыба очарованно смотрят друг на друга через стекло аквариума. Каждый с любопытством смотрит через окно на мир, который окажется для них фатальным.

Фотографии — это окна в другие места, но также и в другое время, к которому они привязаны. Мальчик из Колорадо, 1955 год, смотрит в треснувшее окно автомобиля.Это могло быть результатом ничего хуже, чем отколовшиеся сколы, но удар, нависающий над его глазом, несет в себе ощущение кинетической жестокости, как в сцене с пулей из гангстерского фильма. Но фотография все еще неподвижна, и мальчик задумчив. Здесь больше красоты, чем ужаса.

Время — ключ к различию между этими шлюзами. Камера не может показать нам настоящее, а окно не может показать нам прошлое. У нас есть мимолетный проблеск пешехода в Милане в 1949 году, и мы знаем, что это одновременно и подлинная копия момента, и изображение кого-то, вероятно, давно умершего.Это одновременно жизненно важно и преследует. Точно так же динамизм фотографии мальчика, смотрящего из окна поезда в Нью-Йорке 1955 года на рельсы, исчезающие в направлении точки схода, является одновременно точным и иллюзорным. Фотография как бы двигается, но это, конечно, зафиксировано. Это неподвижные доли секунды, а не предполагаемое путешествие и движение.

Мы не видим окна прямо на фотографии спальни в Нью-Йорке, сделанной Эрвиттом в 1953 году. Захваченная сцена длится мгновение.Кошка недолго останется неподвижной. Младенец не всегда останется ребенком. Не всегда любящая мать будет жива. Тем не менее, пока сохраняется этот образ, этот момент в комнате в Нью-Йорке в 1953 году всегда будет здесь, никогда по-настоящему не потерянный, залитый светом, проходящим через невидимое окно в невидимую камеру.

Дарран Андерсон — автор «Imaginary Cities» (Influx Press / University of Chicago Press) и готовящегося к выходу «Tidewrack» (Vintage / FSG). В настоящее время он пишет «Комнаты».Он живет в Лондоне.

Эллиотт Эрвитт | Фотография и биография

Эллиот Эрвитт родился в 1928 году в прекрасном городе Франции, Париже. Когда ему было десять лет в 1939 году, его семья из России переехала в Соединенные Штаты. Там, в Новой школе социальных наук и Городском колледже Лос-Анджелеса , Эрвитт изучал фотографию и кинопроизводство до 1950 года. В течение того же десятилетия Эрвитт работал помощником фотографа.

У него была возможность встретиться с известными фотографами, такими как Рой Страйкер, Роберт Капа и Эдвард Стейхен . Эрвитта нанял Страйкер, который раньше был директором отдела фотографии в Farm Security Administration, для выполнения проекта для Standard Oil Company . После этого Эрвитт начал карьеру внештатного фотографа и работал в Life, Look, Holiday, и Coiller’s . В 1953 году Эллиот Эрвитт присоединился к Magnum Photos , и это дало ему возможность участвовать в международных проектах.

Тема, которую Эрвитт широко освещал, — собаки. Они были в центре внимания его четырех книг, в том числе «Собаки Эллиотта Эрвитта», 2008; Гав, 2005; Собаки Собаки, 1998; и Сукин сын, 1974 . Название самой ранней книги довольно интересное и юмористическое. Эрвитт описал собак как забавных в некоторых ситуациях и обладающих некоторыми человеческими качествами.

Двигаясь дальше, Эрвитт разработал второе «я», André S . Под этим alter ego в 2009 году он опубликовал The Art of André S.Solidor и представил работу в Лондоне в галерее Пола Смита в 2011 году.

До этого, в 2002 году, Эрвитт был награжден столетней медалью и почетным стипендиатом Королевским фотографическим обществом за его вклад в искусство и область фотографии.

Некоторые из его наиболее примечательных фотографий были сняты в Соединенных Штатах, например, — фотография на уровне улицы, на которой контрастирует размер чихуахуа в свитере и ноги женщины в Нью-Йорке, 1946 год; Фонтаны в Северной Каролине, 1950; фотография супруги Эрвитта, смотрящей на своего ребенка на кровати, освещенную светом, исходящим из окна в Северной Каролине, 1953 год; изображение пары, показанной через боковые зеркала автомобиля в Калифорнии, 1955 год; изображение Никиты Хрущева и Ричарда Никсона в Москве, 1959 г . ; и Феликс, Глэдис и Ровер в Нью-Йорке в 1974 году.

Помимо фотографии, Эллиот Эрвитт посвятил свое время и энергию кино, начиная с 1970-х годов. Он снял рекламные ролики на телевидении, документальные и художественные фильмы. Примеры: Glassmaker из Герата в Афганистане, 1977; красный, белый и мятлик , 1973; Красота не знает боли , 1971; и Артур Пенн: директор , 1970. Помимо этого, он сделал дополнительные фотографии в Get Yer Ya Ya’s Out , 2009; для Боб Дилан: Нет направления домой , 2005 он все еще фотографировал; а в 1970-х годах Gimme Shelter он был оператором.В 2011 году ассортимент его фильмов был показан на Вечер с Эллиоттом Эрвиттом на DocNYC Festival . Кроме того, Эрвитт снялся в документальном фильме Эллиотт Эрвитт: Я лаю на собак режиссера Дугласа Слоана.

Эллиот Эрвитт — всемирно известный фотограф, внесший значительный вклад в фотографию, поддерживая триумфальную карьеру в коммерческой фотографии. С одной стороны, он выделяется тем, что использует иронию, каламбур и юмор в своих работах, а с другой стороны, Эрвитт также создает трезвые и эмоциональные фотографии.Часто кажется, что его работа создается без особых усилий, однако много внимания уделяется технике, пониманию и срокам.

Фотографии Эллиотта Эрвитта

14 уроков, которые Эллиотт Эрвит научил меня уличной фотографии

США. Нью-Йорк. 2000. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Если вы не знакомы с работами Эллиотта Эрвитта, вы наверняка видели многие из знаковых работ Эллиотта Эрвитта по всему миру. Как один из первых членов Magnum и бывший президент, у него одна из самых продолжительных карьер в области фотографии — более 50 лет.

Что мне больше всего нравится в Эллиотте Эрвитте, так это его критическое чувство юмора при взгляде на мир, а также его прямолинейный и бессмысленный взгляд на фотографию. Делясь своими мыслями и советами, я считаю, что он один из самых практичных и полезных, особенно на основе его многолетнего опыта.

Я делюсь некоторыми вещами, которые лично узнал от него, в статье ниже.

1. Не планируйте слишком много

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Я думаю, что лично как уличный фотограф я иногда попадаю в ловушку слишком многого планирования.Обычно я стараюсь сосредоточить свое внимание на проектах (имея в виду заранее продуманный проект при съемке на улице), но я часто нахожу, что это также иногда отвлекает от съемочного процесса. Думаю, все дело в балансе: нужно работать над проектами и быть сосредоточенным, но в то же время не планировать слишком много.

Эрвитт делится своими мыслями о том, как он не слишком много планирует перед съемками:

Интервьюер: Являясь текущим проектом, ваше изучение собак является способом документирования взаимоотношений между животными и людьми?

Erwitt: Я не начинаю с каких-то конкретных интересов, я просто реагирую на то, что вижу .Не знаю, собирался ли я фотографировать собак; У меня много фотографий людей и довольно много кошек. Но собаки кажутся более отзывчивыми.

Пункт выдачи:

Эрвитт увлекательно редактирует свои работы и создает книги. Его методология заключается в том, что он просто выходит и снимает все, что считает интересным, и после просмотра своих архивов изображений он создает книги / проекты на основе уже сделанных снимков.

Лично я предпочитаю более методологический подход (начать с идеи, а затем более усердно ее реализовывать), но я думаю, что в том, как работает Эрвитт, есть и достоинства.

Я думаю, в конце концов, все зависит от вашей личности. Если вы предпочитаете иметь больше цели, структуры и шаблона — тогда работа с проектным мышлением может быть для вас выгодна. Однако, если вы считаете себя более свободным духом и не любите работать, чувствуя себя ограниченным, то способ Эрвитта просто реагировать на то, что вы видите, может быть для вас лучше.

Я рекомендую вам попробовать поэкспериментировать с обоими подходами (и даже комбинировать их) и посмотреть, что лучше всего подходит для вас.

2. Побродить по

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Одна из лучших вещей в уличной фотографии — это быть фланером — человеком, который блуждает, не имея в виду конкретную цель.

Так я нашла самые красивые и живописные места, путешествуя по ним. Эрвитт также рассказывает, как ему нравится просто бродить, когда он выходит на улицу фотографировать:

Интервьюер: Как вы относитесь к такому городу — планируете ли вы что-то конкретное или просто гуляете и наблюдаете?

Эрвитт: Я просто брожу по .Поскольку я сам вырос в Италии, в Милане, я испытываю особую симпатию к этой стране. Я приезжаю не реже двух-трех раз в год — итальянский — мой родной язык. Эта книга — просто случайные фотографии Рима — книг о Риме недостатка нет, но это будет более личное, будут памятники, конечно, будут Колизеи, но будут люди, жизнь!

Пункт выдачи:

Я думаю, что единственное, чего следует избегать всем уличным фотографам, — это быть туристами. Одна из худших черт туристической жизни — это то, что она слишком предсказуема и неинтересна. Конечно, вы сможете увидеть все знаменитые памятники и достопримечательности — но интересные фотографии получаются редко.

Скорее, в следующий раз, когда вы путешествуете или выйдете на улицу, позвольте своему любопытству вести вас. Идите по дорогам, которые могут показаться немного чуждыми, и, возможно, вам посчастливится наткнуться на отличные кадры уличной фотографии (которые раньше никто не снимал).

3. Не фотографируйте людей просто так

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Я думаю, что, как уличные фотографы, мы часто забываем снимать не людей.Я думаю, что лучшие уличные фотографии обычно включают людей, но это не обязательно.

На некоторых из лучших фотографий Эллиота Эрвитта вообще нет людей, а, как он упоминает, изображено «… проявление людей»:

Интервьюер: Ваш главный интерес — это люди?

Erwitt: Проявление людей, будь то настоящие люди или то, что люди делают, — это одно и то же .

Что именно Эрвитт имел в виду под «проявлением людей»? Он говорит о том, чтобы делать фотографии, которые показывают человечность — будь то фотографии реальных людей или нет.

Например, одна из самых ярких фотографий, которые я видел Эрвиттом, — это фотография Иисуса на кресте рядом с рекламой PEPSI. Для меня это критика западного общества. Кто в здравом уме мог бы поставить рядом с Иисусом рекламу сладкой воды?

Пункт выдачи:

Когда вы находитесь на улице, не сосредотачивайте все свое внимание и энергию на людях. Скорее ищите элементы, которые могут противопоставить друг другу и сделать заявление об обществе.Это может быть проявлено через рекламные щиты, предметы, которые вы найдете на земле, городские пейзажи и другие сообщения, которые вы можете найти.

4. Не относитесь к вещам слишком серьезно

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Когда кто-то думает о Magnum, на ум приходят следующие прилагательные: жесткий, твердый и грубый. Можно подумать о Роберте Капе, который ползет на груди по грязи, избегая выстрелов и гранат, чтобы запечатлеть солдат в действии.

Однако Эрвитт (хотя он был более молодым современником Капы, Картье-Брессона и других) его стиль сильно отличался.Он не выходил и не фотографировал во время конфликтов или войн, но его фотографии были более игривыми, юмористическими и забавными.

Эрвитт упоминает в интервью, что его коллеги из Magnum обычно считаются более «серьезными» фотографами, которые снимают более «серьезные» события. Однако Эрвитт старается не относиться к себе слишком серьезно:

Интервьюер: Вам часто кажется, что ваши фотографии развлекаются, считаете ли вы их игрой или сами превратили их в фотографию?

Эрвитт: Что ж, Я не такой серьезный фотограф, как большинство моих коллег .Другими словами, Я серьезно не говорю о том, чтобы быть серьезным .

Пункт выдачи:

Чтобы стать отличным уличным фотографом, не думайте, что вам нужно быть хардкорным, как Брюс Гилден, Уильям Кляйн или Гарри Виногранд, и снимать прямо в лицо. Скорее следуйте своему сердцу и подходу.

Если вы хотите создавать более забавные и юмористические уличные фотографии, которые не столь серьезны, — продолжайте. Если вы не любите фотографировать людей и в основном предметы, — вперед.Если вам нравится фотографировать городской пейзаж — вперед.

Не относитесь к себе и своей уличной фотографии слишком серьезно — помните, что в конце дня вы хотите получить удовольствие.

5. Используйте разные камеры для разных вещей

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Один из больших вопросов, которые часто задают, — это споры между цифровой съемкой и пленкой. Люди из обоих лагерей обычно спорят о плюсах и минусах — и решают, что «лучше».”

Я чувствую, что в конце концов, какая камера, объектив, пленка или цифровая — это личный выбор. И вам не нужно зацикливаться на мнении, что так или иначе должно быть.

Например, Эрвитт снимает и цифровым способом, и пленкой. То, как он уравновешивает и то и другое, заключается в том, что он использует цифровую технику при съемке своих коммерческих работ и использует пленку для личной работы:

Интервьюер: Один из основных вопросов, обсуждаемых сегодня фотографами, касается использования цифровой фотографии; вы пользуетесь цифровыми фотоаппаратами?

Erwitt: Я использую цифровые камеры — но только для определенной работы; для моей работы я не . Цифровая камера на практичнее, и удобнее, чем пленочная , когда вам нужно выполнить проект ».

Пункт выдачи:

Когда я начал снимать уличную фотографию, я сначала использовал цифровые камеры, и мне понравился процесс обучения и мгновенная обратная связь. Это научило меня многому о технических аспектах фотографии и ее основах. Я снимал в цифровом формате первые 5 лет таким образом, и мне нравилось каждое мгновение.

Однако около 2 лет назад я наткнулся на съемку уличной фотографии на пленку — и не вернулся.Я предпочитаю снимать на пленку, эстетику, а также радость от того, что не вижу, какие фотографии у вас есть (пока вы их не обработаете).

В конечном итоге я не думаю, что съемка уличной фотографии на пленку сделает кого-нибудь лучше уличного фотографа, но я могу лично поручиться, что это очень помогло мне. Это научило меня терпению, когда дело касается монтажа (обычно я жду 3-4 месяца, прежде чем приступить к обработке фильма), техническим навыкам (я снимаю на пленку Leica полностью вручную), а также дисциплине (более осознанная фотосъемка).

Однако, в конце концов, я все еще снимаю цифровым способом и на пленку. Я использую цифровой формат, когда делаю забавные снимки друзей и семьи, отрывки из своей повседневной жизни, а также то, что я ем на завтрак. Однако все мои личные стрит-фотоработы я снимаю на пленку — и предпочитаю этот процесс.

Итак, в конце концов, я бы сказал, что речь не идет о съемке на пленку или в цифровом формате. Речь идет о том, чтобы охватить обе среды и использовать их для разных целей.

Так что, если вы снимаете только на пленку, возможно, было бы неплохо вынуть свой iPhone при съемке капучино.А если вы снимаете только на улицах в цифровом формате, было бы интересно применить противоположный подход и снимать на пленку только снимки друзей и семьи. Экспериментируйте и получайте удовольствие.

6. Слава часто не в ваших силах

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Эрвитт сделал одни из самых знаковых фотографий в истории — со времен сегрегации (вспомните его «фотографию цветного фонтана с водой»), известных актеров / актрис (вспомните Мэрилин Монро), а также лучшие фото собак.

Однако, когда дело доходит до создания культового изображения или прославления как фотографа, многое выходит из-под вашего контроля.

Например, многие снимки Эрвитта настолько известны, потому что ему довелось быть живым во время самых ярких событий в истории (например, его фотография Ричарда Никсона и Никиты Хрущева, главы Советского Союза). Не только это, но еще и потому, что некоторые из его фотографий были использованы в нужное время — теперь они получили широкое распространение и стали частью общественного сознания:

Опрашивающий: Вероятно, культовый снимок сделан в точное время, в редкий момент.Что необходимо для съемки культовой картины?

Эрвитт: Я не думаю, что вы встаете утром с целью сделать знаковый снимок. Это просто не работает. Возможно, вам повезет и вы получите хороший снимок, который найдет хорошее применение, а затем увидят многие люди . Я полагаю, что картина должна быть увидена многими людьми, прежде чем она станет знаковой. Это часть определения.

Интервьюер: Вы фотограф, известный множеством культовых снимков.Как это произошло?

Эрвитт: Я фотографирую, некоторых из них узнают, некоторые привыкают, а некоторые очень часто используют, потому что на снимке изображен важный предмет или важный человек. Изображение может стать культовым по многим причинам. И не все из них обязательно хороши .

Эрвитт также разделяет важность удачи по-разному:

Интервьюер: Вам удалось сделать много снимков?

Эрвитт: Что ж, удача, безусловно, всегда была частью моего бюджета.Абсолютно да.

Опрашивающий: Но на это нельзя положиться.

Эрвитт: Это правда. На это нельзя полагаться. Но можно ли вообще на многое положиться? Нет. Некоторым людям просто повезло больше, чем другим.

Опрашивающий: Сколько удачи нужно фотографу?

Erwitt: Удача всегда важна и, конечно, зависит от того, что вы делаете . Если вы военный фотограф, удача действительно очень важна, потому что вас могут убить.Когда ты студийный фотограф, это, конечно, особая удача. Эти вопросы довольно субъективны.

Пункт выдачи:

Я не говорю, что именно удача помогла Эрвитту стать фотографом с множеством запоминающихся изображений. Безусловно, умение плюс удача помогли ему стать тем, кем он является — одним из лучших современных фотографов.

Многим из нас сложно сделать наши изображения доступными для широкой публики. Когда я только начинал заниматься уличной фотографией, я помню, когда мне было трудно получить хотя бы 50 просмотров на одной моей фотографии на Flickr.Я буду спамить все группы уличной фотографии, которые смог найти на flickr, и надеюсь, что я заставлю людей прокомментировать и «добавить в избранное» мое изображение.

Однако теперь, к счастью, благодаря моему блогу у меня появилось много подписчиков в социальных сетях и на Flickr. Теперь большинство фотографий, которые я публикую, набирают тысячи просмотров, а также много других комментариев и избранных, которые я мог даже представить себе несколько лет назад.

Однако, в конце концов, именно популярность моего блога принесла мне подписчиков в социальных сетях — и меньше на самих фотографиях.Не только это, но даже то, что мой блог стал популярным, это огромная удача (когда я начал этот блог, было очень мало активных блогов, посвященных уличной фотографии).

Так что поймите, что в жизни (и особенно в фотографии) столько удачи, что вы не можете повлиять на нее. Мой совет? Не беспокойтесь о том, чтобы прославиться в социальных сетях. Скорее стремитесь произвести впечатление на себя. Также познакомьтесь с несколькими фотографами-единомышленниками и поделитесь с ними своими работами. Даже во времена Гарри Виногранда и Джоэла Мейеровица они делились своими отпечатками только с очень немногими людьми — и довольствовались этим.

7. Сосредоточьтесь на содержании, а не на форме

США. Питтсбург, Пенсильвания. 1950. © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Хорошие фотографии — это сочетание содержания (происходящего в кадре) и формы (композиции).

Я часто задаю себе вопрос: «Что важнее? Содержание или форма? »

Конечно, оба важны, но в конце концов, я думаю, что содержание важнее формы.

В интервью Эрвитт делится, что фотографам следует сосредоточиться на человеческом состоянии и содержании, а не форме:

Интервьюер: Какое ваше самое большое желание на будущее фотографии?

Эрвитт: Я желаю фотографии будущего , чтобы она могла и дальше иметь какое-то отношение к условиям жизни человека и могла бы представлять работу, вызывающую знания и эмоции .Эта фотография имеет содержание, а не просто форму . И я надеюсь, что будет достаточно продукции , чтобы сбалансировать визуальный мусор, который мы видим в нашей нынешней жизни .

Пункт выдачи:

В Интернете огромное количество уличных фотографий, большинство из них не очень хорошего качества. Даже из всех уличных фотографий, которые я когда-либо делал, я думаю, что у меня, вероятно, есть только два хороших снимка, которыми я горжусь. (мой снимок парня, спящего на пляже в Марселе, моя фотография красного ковбоя в Лос-Анджелесе).Что мне нравится в снимках, так это то, что я чувствую, что они передают смысл и настроение — и оба имеют четкую форму (композиция и кадрирование).

Однако в уличной фотографии одна из самых сложных задач — захватить как содержание, так и форму в одном и том же изображении. Мы часто находим очаровательных персонажей на улице и фотографируем их, но композиции могут быть не такими хорошими. С другой стороны, мы можем сделать хорошо составленные фотографии уличной сцены, но на фото ничего не происходит — это скучно и без души.

В конце концов, я согласен с Эрвиттом, что мы, как уличные фотографы, должны уделять больше внимания содержанию, а не форме. Я считаю, что фотографии, которые вызывают эмоции и состояние человека, гораздо более сильны и значимы, чем просто фотографии с хорошей композицией.

8. Положите фотографии на землю

Фотография из новой книги Эрвитта «Колор». © Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Эрвитт за свою карьеру сделал сотни и тысячи фотографий. Как ему удается смотреть на все сразу, а затем упорядочивать и редактировать их для книг? Его совет: положите их на землю.В интервью по поводу своей новой книги «Колор» он делится своей методикой:

Опрашивающий: Как вы просмотрели более полумиллиона изображений, чтобы выбрать 420 из них, которые были включены?

Мне помогла команда из двух человек. Большинство этих изображений хранилось в хранилище. Мы занимались этим долгое время. Мы сделали маленькие отпечатки и начали раскладывать их на полу, чтобы начать последовательность. Мы искали поток. С этого момента мы начали сокращать выборку.

Опрашивающий: Что касается макета, как вы решили разместить фотографии вместе?

Эрвитт: Я снова работал с дизайнером Стюартом Смитом, который приехал из Лондона. Мы начали раскладывать все на полу, чтобы посмотреть, что у нас .

Пункт выдачи:

В следующий раз, когда вы захотите отредактировать свои фотографии или выбрать их для книги или выставки, хороший совет — распечатать их в виде небольших отпечатков 4 × 6 и положить на землю.

Перемещайте отпечатки в том порядке, в котором вы представляете их в книге, и посмотрите, какие изображения хорошо сочетаются друг с другом, в то время как другие фотографии смотрятся бок о бок.

Другой вариант: я часто редактирую и упорядочиваю свои снимки на своем iPad, так как мне нравится перемещать свои изображения пальцем.Но, в конце концов, использование отпечатков — гораздо лучший метод.

9. Сфокусируйтесь на следующем кадре

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Один из вопросов, который часто задают в интервью фотографам: «Какая ваша любимая фотография?» или что-то в этом роде. У большинства фотографов, которых я знаю, обычно есть личное любимое фото (или определенное изображение, которое имеет для них значение).

Однако Эрвитт занимает противоположную позицию и говорит, что у него нет личной любимой фотографии — и, скорее, его больше интересует следующая фотография, которую он собирается сделать:

Миша: Дэвид спрашивает: Какой был самый интересный снимок или объект, который вам когда-либо приходилось фотографировать? А где вам больше всего нравится работать?

Elliott: Самый интересный — это следующий, надеюсь, .Это будет происходить в Шотландии в июне и августе. Я знаю, что это будет лучший вариант, хотя я еще этого не сделал.

Миша: У тебя есть любимая фотография?

Эллиотт: У меня есть несколько фотографий, которые мне нравятся, но Надеюсь, я еще не сделал свои любимые снимки .

Миша: Есть ли что-нибудь, что действительно делает вас счастливыми или гордыми, зная, что вы это сделали, что это у вас есть после всех этих лет?

Эллиотт: Вы можете сказать, что мои картины похожи на моих детей, и у меня нет любимого .

Когда я слышу, как фотографы говорят, что у них нет любимой фотографии, мне всегда кажется, что это отговорка. Однако я все еще могу понять, насколько продуктивным является менталитет отсутствия любимой фотографии.

Например, я чувствую, что если у вас есть любимая фотография , вы удовлетворены своей работой и не будете усердно трудиться, чтобы получить еще лучший снимок.

Эрвитт, чья карьера длилась несколько десятилетий, безусловно, использовал эту схему в своих интересах.Поскольку он находит самую интересную фотографию на следующей фотографии, которую он собирается сделать, он продолжает стремиться выйти — и искать эту следующую фотографию.

Пункт выноса

Не привязывайтесь к своим текущим фотографиям или портфолио — это может помешать вам выйти и сделать еще лучшие фотографии.

С нетерпением ждите фотографий, которые вы собираетесь сделать , , а не фотографий, которые вы уже сделали.

10. Оттачивайте наблюдательность

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Одна из вещей, которые мне больше всего нравятся в работах Эрвитта, — это то, что они демонстрируют его безмерное любопытство и наблюдательность по отношению к миру. Некоторые из его самых известных изображений — это мог сделать кто угодно (я думаю о его снимке птицы рядом с водной гранью, которые похожи друг на друга). Вместо того, чтобы иметь красивые камеры и технические ноу-хау, нужно иметь острый глаз.

Эрвитт говорит, что фотограф всегда должен заботиться о своем окружении и никогда не переставать замечать то, что находится вокруг вас:

Миша: Дженнифер спрашивает: Вы путешествуете по миру с фотоаппаратом почти семь десятилетий.Вы все еще видите картинки вокруг себя? Или вы когда-нибудь устаете замечать?

Elliott: Замечание возможных снимков — с камерой или без нее — является фундаментальным для любого работающего фотографа . Я никогда не устану замечать, хотя, наверное, меня не тронет делать снимки, которые повторяются и повторяются.

Хотя у Эрвита нет любимой фотографии, у него есть любимый фотограф, великий Анри Картье-Брессон.Эрвитт описывает снимок, с которого он начал заниматься фотографией [«Набережная Сен-Бернар, недалеко от вокзала Гар д’Аустерлиц»], и как ему нравились эмоции, которые вызвала фотография.

Набережная Сен-Бернар, недалеко от вокзала Аустерлиц. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Но более того, как это был акт наблюдения, который сделал фотографию великолепной , и как он понял, что может сделать что-то подобное:

Миша: Кто ваш любимый фотограф, живой или мертвый?

Эллиотт: Золотым стандартом фотографии, как и всегда, остается Анри Картье-Брессон.

Миша: У тебя есть любимая его картина?

Эллиотт: Да, знаю. С этой фотографии я начал заниматься фотографией. Эту картину сложно описать словами. Это снимок, сделанный им в 1932 году на вокзале.

Миша: Тот, у которого линии от бетонной эстакады сходятся с рельсами внизу и два человека в кадре? [«Набережная Сен-Бернар, недалеко от вокзала Аустерлиц».]

Elliott: Есть

Миша: Что в этой фотографии побудило тебя пойти и сфотографироваться? Не могли бы вы рассказать немного о фотографиях Картье-Брессон и о том, как они повлияли на ваш интерес к фотографии? Был ли он наставником, как [Роберт] Капа?

Elliott: Картина казалась вызывающей воспоминания и эмоциональной. Кроме того, для его создания потребовалось всего лишь простое наблюдение. Я подумал, если бы можно было зарабатывать на жизнь созданием таких картин, это было бы желательно . Капа был [наставником] в том смысле, что ему нравились фотографии, которые я ему показывал, и он думал, что могу быть полезным дополнением к зарождающемуся агентству Magnum.

Пункт выдачи:

Одна из самых прекрасных черт уличной фотографии заключается в том, что она не требует дорогих фотоаппаратов или экзотических объективов. Скорее, все сводится к наблюдательному и любопытному взгляду на людей и окружающий мир.

Поэтому развивайте свое видение и способ видеть мир. Я рекомендую вам всегда носить с собой фотоаппарат, потому что вы никогда не знаете, когда вам откроются лучшие возможности для уличной фотографии.

Веселое упражнение : представьте себя пришельцем с другой планеты — и вы впервые прибыли на планету Земля . Представьте, как странно вы бы увидели людей и городскую среду, которую они построили вокруг себя. Как инопланетянин — что бы вы нашли увлекательным и интересным?

Сохраняйте этот настрой, чтобы всегда удивляться тому, что вы видите вокруг себя.

11. Найдите время для фотосъемки

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Когда я разговариваю с фотографами (профессиональными или любителями), они всегда говорят, как бы им хотелось, чтобы у них было больше времени для фотосъемки.

Однако, когда у вас есть семья, есть вторая половинка, работа на полную ставку (в офисе или даже в качестве фотографа), становится трудно найти время, чтобы пойти и сфотографировать.

Даже Эрвитт говорит, что самое важное в его жизни — это то, как управлять своим временем, поэтому он проводит больше времени на съемках.Он признает, что жизнь набирает обороты, но никогда не следует забывать, что самое главное — сфотографировать:

Миша: Что для тебя сейчас важно?

Elliott: Главное — это управление временем , потому что вокруг так много всего происходит. Происходит так много всего, что отвлекает вас от того, чем вы хотите заниматься. Я хочу сфотографировать . Управление временем усложняется по мере того, как усложняется ваша фотографическая жизнь.

Пункт выноса

Меня всегда восхищали методы тайм-менеджмента и способы повышения эффективности. Однако с годами дело не в том, чтобы втиснуть в свой график больше дел. Скорее, речь идет об удалении вещей из вашего расписания — вещей, которые не так важны.

Например, когда я работал полный рабочий день в своем офисе, я всегда делал обеденное время своим временем, чтобы снимать на улицах набережной 3-й улицы в Санта-Монике (я там работал).Однако до того, как я уйду, всегда будет что-то, что сдерживало бы меня (о, мне нужно отправить это последнее электронное письмо — или мне нужно добавить этот последний пункт в мою презентацию). Если бы я уступил работе, у меня был бы «рабочий обед», и я бы просто съел немного орехов и Redbull за своим столом — и никогда не выхожу на улицу и не стреляю.

Затем я понял, что важно сделать стрельбу приоритетом — и что я смогу все уместить потом (что было менее важно).

Есть забавная история о мастере дзэн, у которого была пустая банка, и он попросил своего ученика наполнить ее как можно больше кучей больших камней, камней среднего размера, маленьких камней и песка.В конце концов, ученик решил, что лучше всего начать с больших камней и в конце засыпать песок.

Большие камни — это метафора для самых важных вещей в нашей жизни: нашей семьи, любви и страстей (фотография). Песок в конце — это электронные письма, сообщения в Facebook и занятые дела.

Так что всегда находите время для съемки, делая это приоритетом. Если вы не сделаете это приоритетом, у вас никогда не будет времени на съемку.

12. Пусть ваш стиль найдет вас

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Один вопрос, который мы часто ищем, как фотограф, — как найти свое собственное видение или стиль.Вместо того, чтобы иметь великие философские идеи о своей работе — он использует серьезный и практичный подход: он просто выходит и фотографирует и позволяет другим людям диктовать свой стиль:

Интервьюер: Вы помните момент, когда ваш личный стиль развился настолько, что вы перестали пытаться подражать своим фотографическим героям?

Erwitt: Я не осознаю свой личный стиль. Я просто люблю фотографировать . Мои «визуальные» герои — в основном художники.Но я не рисую.

Интервьюер: Несмотря на ваш собственный, очень характерный стиль, тем не менее, в ваших фотографиях чувствуется «Америка» середины двадцатого века, даже если объект съемки находится в другом месте. Они подходят Роберту Франку, Брюсу Дэвидсону, Ли Фридлендеру и др., Даже Гарри Каллахану — вы когда-нибудь чувствовали себя стилистически близкими к своим современникам?

Эрвитт: «Стилистически выровненный» меня меньше всего беспокоит. Из упомянутых вами людей мне нравится большая часть их работы, а некоторым — нет. Форма и содержание — вот что для меня важно .

Пункт выдачи:

Я думаю, что в фотографии очень важно иметь определенный эстетический стиль (с использованием аналогичного оборудования, постобработки, черно-белое или цветное), а также предмет, который вы в конечном итоге снимаете.

Однако я думаю, что когда дело доходит до поиска своего стиля, чем больше вы за ним охотитесь, тем больше он будет убегать от вас. Органичный способ найти свой стиль — просто выйти и сделать яркие фотографии (с хорошей формой и содержанием), а затем позволить своему стилю найти себя.

Так что, если вы не уверены в своем личном стиле или видении — просто выходите и стреляйте. Со временем вы накопите достаточно ярких изображений, отражающих интересующий вас предмет и ваше личное видение. После этого вы сможете лучше понимать свою фотографию и еще больше стремиться к своему видению.

13. Сосредоточьтесь на создании книг

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Большинство из нас (включая меня) в основном «онлайн-фотографы», на которых мы делаем свои фотографии, и большинство изображений, которыми мы делимся, попадают в сеть и в социальные сети.Обычно это заставляет нас сосредотачиваться на одном изображении, а не на проектах и ​​наборах изображений.

Хотя Эрвитт действительно снимает очень много в стиле «одной фотографии», его главная цель в области фотографии — выпуск фотокниг:

Интервьюер: Итак, , вы написали более 40 книг. .

Эрвитт: Что касается выставки, мы посчитали, сколько книг может быть там на витрине, и получили 45. Может быть, их будет больше, я не знаю.Но я бы сказал, что мои важные книги или основные книги, с моей точки зрения, написаны за последние 10 лет.

Интервьюер: Вам нравится собирать книги вместе?

Erwitt: Что ж, я пытаюсь оправдать свое существование, делая [их]. Изготовление книг — это очень специфический вид деятельности. На самом деле это не коллекция ваших лучших картин, хотя это так, но это также способ представить свою работу, чтобы она не повторялась, чтобы она текла и имела смысл в книге .Работа над книгой отличается от работы на выставке, работы над журналом или эссе.

Пункт выноса

Одно из направлений, которым я пытаюсь заниматься в своей фотографии, — это загружать в Интернет меньше изображений в виде отдельных изображений и сосредотачиваться на проектах и ​​книгах. Когда я умру, я сомневаюсь, что кто-то зайдет на мой Flickr, Facebook или веб-сайт. Однако, если у меня будет опубликована книга, она сможет прожить гораздо более длительный период времени (кто знает, появятся ли социальные сети через несколько десятилетий).

Так что, если вы застряли в том, чтобы просто делать фотографии для Интернета — я также рекомендую вам попробовать сосредоточиться на создании книги. И вам не обязательно искать модного издателя. Мне нравятся платформы для самостоятельной публикации, такие как Blurb, потому что вы все равно можете сделать качественную книгу, не вкладывая десятки тысяч долларов. Blurb и подобные сервисы сделали букмекерство намного более демократичным.

Я рекомендую собрать книгу вместе — это просмотреть множество фотокниг. Найдите фотокниги, которые вам нравятся, и посмотрите, как они сложены.Как фотограф упорядочил свои изображения? Какие фотографии большие, а какие маленькие? Почему фотограф соединил две фотографии вместе? Сходны ли изображения в паре или нет? Как проходит фотокнига?

Держите все эти вопросы в уме и продолжайте делать книгу самостоятельно. Создание книги — это высшее проявление фотографа.

14. Не будь небрежным

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Один из вопросов, который Эрвитту часто задавали в интервью, — это его мысли о съемке на пленку по сравнению с цифровой.У него довольно твердое мнение по этому поводу. Во-первых, все свои личные работы он снимает на пленку. Однако для коммерческой работы он снимает все в цифровом формате.

Он лично предпочитает пленку и не ненавидит цифровую (просто потому, что это не пленка). Однако он замечает, что в наши дни многие фотографы слишком небрежны и недостаточно думают при съемке фотографий. Он считает, что с помощью цифровых технологий делать фотографии стало слишком просто — люди перестали так много думать:

Эрвитт: Проблема с цифровой фотографией в том, что это слишком просто.Когда все становится слишком легко, люди становятся небрежными. А небрежность в фотографии — нехорошо, хотя фотография — вещь довольно простая . Когда это было нецифровым, это все еще требовало немного усилий и размышлений. Но теперь я думаю, что шимпанзе с цифровой камерой тоже может получить неплохие результаты, но, по крайней мере, видимые результаты. И я думаю, что в этом проблема. Слишком просто, слишком много и, возможно, не стоит слишком много думать.

Что в конечном итоге ненавидит Эрвитт, так это «неряшливость», которую многие фотографы делают, не задумываясь о композиции, кадрировании и содержании в кадре.

Мне кажется, что одна из прелестей фотографии сейчас в том, что любой может сделать технически хороший снимок (даже с помощью смартфона). Однако то, что у вас есть инструменты для создания хорошей фотографии, не означает, что вы будете делать хорошие фотографии. Эрвитт призывает нас усердно работать над формированием видения нашей жизни с помощью фотографии:

Миша: Игровое поле, кажется, изменилось. Каждый, у кого есть мобильный телефон, теперь фотограф. Как вы думаете, это что-то изменит?

Эллиотт: Нет, все фотографы, и это будет . Это очень соблазнительно. Но к тому же, , всякий, у кого есть карандаш, не обязательно хороший писатель . Это не значит, что вам действительно нужно столько знать, чтобы получить картину. Я имею в виду, что фотографии — это не операция на головном мозге. Это не так уж сложно. Сейчас это проще, чем было раньше, но раньше это было не так сложно. Это было довольно легко. Дело не в легкости; это то, что вы делаете, и как вы это делаете, и как вы строите свою жизнь и свое видение .

Пункт выноса

Совершенно неважно, снимаете ли вы уличную фотографию в цифровом формате или на пленку.Вы можете делать ужасные фотографии на любом носителе и делать отличные фотографии на любом из них.

Однако, независимо от того, какое оборудование вы используете, старайтесь действовать осмотрительно и не проявлять неряшливость. Не фотографируйте бездумно. Когда вы фотографируете, имейте определенное видение и намерение. Обдумайте кадрирование и то, как вы размещаете объект в кадре.

Чем больше вы фокусируетесь на фотографии, со временем ваша жизнь и видение будут строиться вокруг этого.

Заключение

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Эрвитт фотографирует более 70 лет и за эти годы создал невероятно сильную коллекцию работ.Однако фотографировать не перестал. Его жизнь — фотографировать — и он делает это своим приоритетом в жизни.

Эрвит не задумывался о том, чтобы стать великим или известным фотографом. Скорее, он видел в этом приятное занятие и позволял своей фотографии быть продолжением самого себя. Он от природы любопытен, причудлив и юмористичен — и использовал свою камеру, чтобы запечатлеть это в мире вокруг него.

Я думаю, что все мы можем научиться у Эрвитта, так это не относиться к себе как к фотографам слишком серьезно.Давайте просто выйдем, проявим любопытство и исследуем мир (с фотоаппаратом в руке). Все остальное, например, найти свой стиль, найти аудиторию — придет потом.

Библиография / Дополнительная литература

© Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Книги

Ниже приведены некоторые из моих любимых книг Эллиота Эрвитта, которые я рекомендую:

1.

Эллиотт Эрвитт: личный рекорд ~ $ 40

Превосходная подборка его лучших изображений. Отличная книга для начинающих по работе Эрвитта.Вы также можете скачать его на iPad или iPhone в магазине iTunes за 6 долларов здесь.

2. Эллиотт Эрвитт: Snaps ~ 40 долларов

Еще одна замечательная книга лучших уличных фотографий Эрвитта. Он больше фокусируется на уличной фотографии, чем на «Личном лучшем».

3. Эллиотт Эрвитт: последовательно Ваш ~ $ 60

Одна из моих любимых книг Эрвитта, в которой все книги представляют собой последовательности изображений, которые он сделал последовательно. Фотографии почти похожи на движущееся изображение или видео.

4. Собаки Эллиотта Эрвитта ~ $ 20

Любая библиотека с фотокнигами Эллиота Эрвитта не будет полной без его книги о собаках — одних из лучших фотографий собак, когда-либо сделанных на улице. Незаменим для любого любителя собак.

5. Эллиотт Эрвитт: Колор ~ 80 $

новейшая книга фотографий Эрвитта, состоящая из его самых известных цветных изображений. Хотя Эрвитт в основном известен своими черно-белыми фотографиями, он много работал со слайдами в коммерческих целях.Если вы любите цвета и хотите увидеть Эрвитта с уникальной стороны, я рекомендую вам взять эту книгу.

Вы также можете увидеть больше работ Эллиота Эрвитта в его портфолио Magnum Photos.

Чему Эллиот Эрвит научил вас об уличной фотографии? Поделитесь своими мыслями и впечатлениями в комментариях ниже!

Эллиотт Эрвитт — Галерея Роберта Коха — Художник галереи

Около

Американец, год рождения 1928

С оттенком юмора и иронии, а также с чувством гуманности фотографии Elliott Erwitt раскрывают самые элементарные и универсальные искренние человеческие эмоции.Эрвитт развил свой фотографический глаз во время послевоенного расцвета документальной фотожурналистики и ярко уловил многие жизненные парадоксы благодаря своему уникальному юмору и просторечию.

Эрвитт сделал блестящую карьеру фотографа в журналистике, моде и печатной рекламе, и его работы были опубликованы в бесчисленных монографиях. В начале его карьеры он был назначен аккредитованным фотографом в Белом доме, где он сделал некоторые из своих хорошо известных изображений Никсона, а затем Жаклин Кеннеди в John F.Кеннеди в 1963 году, а также ключевых знаковых фигур века, таких как Мухаммед Али, Мэрилин Монро, Фидель Кастро и другие. Но больше всего он известен своими доброжелательными и сатирическими наблюдениями, наблюдаемыми в его личных работах, которые он продолжал производить одновременно со своей коммерческой практикой. Эллиотт любит указывать на то, что дети и собаки (с их владельцами) — его любимые фотографы, и некоторые из его знаковых работ подтверждают это.

Эллиот Эрвитт родился в Париже в 1928 году в семье русских эмигрантов, бежавших от революции.Переехав с семьей из Парижа в Италию, из Голливуда в Нью-Йорк, Эрвитт рано начал заниматься фотографией. Его личные работы были опубликованы в многочисленных монографиях, среди которых Personal Exposures (1988), Between the Sexes (1994), To the Dogs (1992), Snaps (2001), You & Me (2004), Unseen (2007), Собаки Эллиотта Эрвитта (2008), Нью-Йорк Эллиотта Эрвитта (2008), Рим Эллиотта Эрвитта (2009), Колор Эллиотта Эрвитта (2013) и На главную В мире (2016) и многие другие.Он был членом престижного агентства Magnum с 1953 года и трижды был президентом организации. Его фотографии были собраны и выставлены в музеях по всему миру, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке; Смитсоновский институт, Вашингтон, округ Колумбия; Художественный институт Чикаго; Международный центр фотографии, Нью-Йорк; Музей современного искусства, Париж; и Кунстхаус Цюрих, среди других.

Эллиотт Эрвитт: «Фотография — это довольно просто.Вы просто реагируете на то, что видите »| Эллиотт Эрвитт

Эллиотт Эрвитт — немногословный человек, но чтобы 92-летний фотограф заговорил, просто спросите его о погоде. «Сегодня утром шел дождь и было пасмурно», — говорит он недавно днем ​​по телефону из дома в Хэмптоне.

Он позволяет тишине наполнять воздух, что-то вроде его торговой марки (неудивительно, что документальный фильм об Эрвитте 2019 года назывался «Тишина звучит хорошо»).

Хотя его карьера насчитывала 70 лет и он был свидетелем некоторых из самых заметных моментов современной истории, он позволяет своим фотографиям говорить о себе.Эрвитт снял Джона Кеннеди в Белом доме, Фиделя Кастро на Кубе и Ричарда Никсона в Москве. Он снимал таких звезд, как Мэрилин Монро, был за кулисами с Марлен Дитрих и получил большинство этих снимков, потому что у него всегда был фотоаппарат, запечатлевший ушедшую эпоху.

Теперь Эрвитт объединился с некоммерческой организацией Project Hope и благотворительной фирмой Phil Ropy для кампании, которая превращает одну из фотографий Эрвитта в цифровую открытку, чтобы повысить осведомленность о предоставлении средств индивидуальной защиты медицинским работникам по всему миру.

Это изображение имеет смысл в условиях сегодняшней пандемии — пара пластиковых перчаток свисает с веревки для белья. Его сделал Эрвитт на Сицилии в 1965 году. «Вместо нижнего белья они повесили пластиковые перчатки», — говорит он. «Я просто гулял по городу, и вот тут-то и находишь такие вещи».

Фотография: Project Hope / Phil Ropy

Эрвитт был в поездке со своими детьми и оказался там по работе. «Это такое интересное место, — вспоминает он, — вот что я там делал, вы просто ходите вокруг, здоровайтесь с вулканом, как обычно.

У него игривый подход к фотографии, привносящий чувство приключения и спонтанности, но он также явно увлекается банальностью, снимая все, от классных комнат до открытых дорог и вокзалов, доказывая, что его знаменитая поговорка верна: «Лучшее случается. когда ты случайно оказался где-то с камерой ».

У них есть чувство сверхъестественного остроумия, как в его снимке купальщика с американским флагом, закрывающим лицо в 1975 году, или его фотографии йорка с развевающимися по ветру волосами вместе с владельцем из 1968 года.

Но спросите о его великолепных фотографиях, которые задокументировали политическую историю — например, о его потрясающей фотографии Джеки Кеннеди, плачущей на похоронах Джона Кеннеди, — и он просто замолчит или сменит тему. Он предпочел бы говорить о собаках или путешествиях, двух его страстях, когда дело доходит до фотографии.

Он вспоминает, как был в Париже в 1950-х годах. «У меня долгая карьера фотографа в большинстве мест, и, конечно же, Париж был одним из них», — говорит Эрвитт. «Я посещал его регулярно. Что мне нравится в Париже, так это язык и еда, вот и все.

«Я родился в Париже, но рано уехал», — вспоминает он (он родился у русских родителей, но переехал в Америку в 1939 году, когда был еще ребенком). «У меня есть книга о Париже, одна о Риме, одна о Советском Союзе, подождите».

Тишина.

«Что я собирался сказать? О верно. Я занимаюсь этим довольно давно. Я побывал в большинстве интересных мест, как туристических, так и журналистских ».

Арлингтон, Вирджиния, 25 ноября 1963 года. Жаклин Кеннеди на похоронах Джона Ф. Кеннеди.Фотография: Эллиотт Эрвитт / MAGNUM PHOTOS / Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Эрвитту нравилось работать фотожурналистом, особенно ему нравился аспект путешествий, всегда в движении. Он начал снимать в 1940-х годах, прежде чем его призвали в армию США в 1950 году, где он сфотографировал свою жизнь в казармах во Франции, что привело к тому, что он присоединился к Magnum.

«Я довольно много занимаюсь фотографией из путешествий», — говорит он. «Раньше я работал в журнале Holiday, неплохом журнале с точки зрения письма, но, к сожалению, многие журналы ушли в прошлое или скоро станут.

Он меняет тему. «Как сейчас ограничения для Великобритании?» — спрашивает Эрвитт. «Это облажалось для меня, потому что у меня должна была быть книга, готовая к печати, а ограничения не давали этому случиться».

Грядущая книга, о которой говорит Эрвитт, называется «Найденные, а не потерянные», выход которой намечен на эту зиму. В ней будет представлено более 150 никогда ранее не виданных фотографий за последние 60 лет. Фотографии личные, сделаны во время перерывов в работе.

«Это книга об историях, которые вы пропустили», — говорит он.»Странное название».

В свои 92 года Эрвитт не собирается сбавлять обороты. При каждом удобном случае он вставлял: «Зацените мою предстоящую выставку в Лондоне» и «У меня выходит книга». Он добавляет: «У меня есть недавняя книга о Риме и еще одна о Шотландии. Шотландия прекрасна ».

Он говорит о книге «Шотландия Эллиота Эрвитта» с фотографиями высокогорья, Эдинбургского замка, владельцев местных магазинов чипсов и т. Д., Путешествующих туда в возрасте 80 лет, а также недавно выпустил книгу о Кубе, где он сфотографировал местных жителей. солнечный свет.

«Я поехал на Кубу по коммерческому заданию, я встретился с людьми, и у меня остались вещи, которые я никогда не редактировал и не публиковал, и именно в этом состоит тема книги — вещи, которые никогда не публиковались и которые не были опубликованы. лет, которые были найдены впоследствии ».

Италия. Триест. 1949. Фотография: Эллиотт Эрвитт / Magnum Photos

Это, кажется, повторяющаяся тема во многих его книгах. «У вас всегда что-то остается», — говорит Эрвитт. В 2008 году он рассказал газете о своем простом подходе к съемке: «Фотография — это довольно простая вещь.Вы просто реагируете на то, что видите, и делаете много-много снимков.

Даже сейчас он такой же практичный. Он говорит: «Я не в восторге, я просто фотографирую».

Он известен тем, что был постоянным поклонником Голливуда с 1940-х годов, когда он сделал интимные снимки Монро в 1956 году и посетил знаменитые черно-белые балы Трумэна Капоте в 1960-х. В своем недавнем документальном фильме он сказал: «Фотография знаменитости — хорошая идея, потому что она с большей вероятностью будет опубликована». Но это может быть не просто продажа изображений, но и демонстрация их стороны, которую никто раньше не видел.

Но с тех пор он отказался от этого. «Я не молод и не быстр, надо быть быстрым», — говорит Эрвитт. «Я медленнее, чем раньше».

На вопрос, что он сейчас любит больше всего в жизни, Эрвитт отвечает в своих односложных ответах. «Люди», — говорит он, после чего следует пауза в молчании. «Люди.»

Еще тишина.

«И собак», — добавляет он.

«У меня есть несколько книг о собаках, у меня было много собак, и они мне нравятся все, моя любимая собака — та, которую я держал в течение 15 лет, пока он не умер, когда ему было 17 лет», — говорит Эрвитт.«Посмотрим, сложно представить, кем он был. Не шотландский терьер, а как скотти, керн терьер.

Он сфотографировал свою собаку, которая была своего рода музой, стоящей в дверном проеме в Шотландии, на фотографии, датированной 2011 годом. «Они очень самоуверенны, — говорит он.

Фотография собаки Эрвитта Фотография: Эллиот Эрвитт / Magnum Photos

Он сфотографировал сотни собак в рамках своей серии собачьих, каждая из которых обладает человеческими качествами; в одном чихуахуа одет в вязаный свитер в 1950-х годах, а в других — от померанских шпицев до бульдогов и дворняг.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.