Йозеф к: Характеристика героя Йозеф К. (Процесс Кафка Ф.) :: Litra.RU

Содержание

Характеристика героя Йозеф К. (Процесс Кафка Ф.) :: Litra.RU




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Характеристики героев / Кафка Ф. / Процесс / Йозеф К.

    ЙОЗЕФ К. (нем. Josef K. — герой романа Ф.Кафки «Процесс» (1925). И.К. работает важным прокуристом крупного банка, занимая место, полученное в результате упорного труда. Его контакты и связи с людьми ограничены, ни с кем нет дружеских отношений. Регулярное посещение пивной и раз в неделю встречи с девушкой, которая работает кельнершей в ресторане, стали формальностью. Эта жизнь Й.К., регламентированная до мелочей и подчиненная только работе, внезапно, в день его 30-ле-тия, заканчивается арестом. Однако после ареста внешний распорядок дня И. К. меняется мало. Только иногда он должен давать показания суду- Но как раз это больше всего и беспокоит И.К. Он узнает, что привлечен не к обычному, а к таинственному верховному суду. Его законы издаются неизвестно где, и чиновникам, которые должны вести процесс, эти законы неизвестны. О судопроизводстве можно узнать голько то, что в канцелярии, которые находятся в огромном количестве на чердаках предместья, поступает приказ арестовать человека и попросить его. Обвиняемый не может узнать, в тем он провинился, он только понимает — что-ю в его жизни свершилось не по закону. До-пюсы обвиняемых становятся таким же фар-ям, как и их попытки оправдаться. И.К. видит формальный характер выдвинутого против него обвинения, но его не оставляет ощущение, что он совершил преступление, которого еще не осознал. Снова и снова И.К. проверяет каждый момент своей жизни. В нем, как никогда раньше, растет желание найти понимание и совет у людей, которые живут рядом. Но все его попытки установить контакты оканчиваются ничем. Они разбиваются прежде всего о его собственное отрицание вины, связанное с чувством собственного превосходства. И по мере того, как к нему приходят мысли об одиночестве, его все чаще посещают неуверенность и сомнения. И.К. начинает понимать, что продолжать прежнюю жизнь он не может, даже если его преступление юридически не установят. Процесс так запутан, что все люди, окружающие Й.К., в его глазах превращаются в агентов суда. Каждая его встреча с другим человеком загадочным образом приводит в соприкосновение с Законом. И когда под вечер его 31 -го дня рождения к нему приходят из суда двое служащих, он тут же чувствует свой конец. Без всякого сопротивления он следует за ними, веря, что поймет свою вину, хотя, скорее всего, это только ощущение того, что жизнь его полна ошибок. «Всегда мне хотелось хватать жизнь в двадцать рук,— думает он,— но далеко не всегда с похвальной целью. И это было неправильно. Неужели и сейчас я покажу, что даже процесс, длившийся целый год, ничему меня не научил? Неужто я так и уйду тупым упрямцем? Нет, не желаю, чтоб так говорили!»

    И.К. убивают ножом мясника. Образ Й.К., подобно образу героя «Замка», трактуется в западном литературоведении по преимуществу как проблема человека, свершающего суд над самим собой: «Они оба выбирают свою идентичность как экспериментальные роли, при помощи которых они оправдывают свою экзистенцию». (М.Роберт). Д.Затонский полагает, что наряду с поисками высшей справедливости и индивидуального закона, Й.К. подвергается и суду объективному, обладающему приметами социума, ибо «И.К.— часть враждебной ему самому действительности, и это делает его «нечистым» в собственных глазах, вызывает все усиливающееся чувство вины. Оттого он не может уйти от суда, хотя суд его не держит».


Добавил: TEAMCASPER

/ Характеристики героев / Кафка Ф. / Процесс / Йозеф К.


Смотрите также по произведению "Процесс":


ЙОЗЕФ К. — ЧЕЛОВЕК БЕЗ СВОЙСТВ. Век Джойса

ЙОЗЕФ К. — ЧЕЛОВЕК БЕЗ СВОЙСТВ

Они не выпрямлялись совсем, а стояли сгорбленные, как нищие. К., поджав идущего сзади курьера, тихо сказал:

— До какой степени они унижены!

— Да, — ответил курьер, — это ведь обвиняемые…

Ф. Кафка

Да, это верно: всё его творчество — работа в глубокой шахте. Он разрабатывал подземные пласты жизни, разрывал норы, никогда не выходя на поверхность. А здесь, в кромешной тьме, нет места подвигу, героизму, порыву, даже понятий этих не существует. Зато здесь исчезает утопический вымысел. Естественно, на этом горизонте жизнь не раскрывается во всей своей полноте ее цветы отсюда не видны, — зато хорошо видны корни…

788

Т. Манн окрестил его искусство поэзией сновидений, но это поэтическое преувеличение: сновидениями живем мы, на поверхности. Он же писал ту подпольную жизнь, которая всех касается, но которую вовсе не хотят замечать. Мы люди здравого смысла, антиздравость жизни — не про нас.

Но почему-то именно в этом подземном мире легко узреть, что за статьями закона скрывается грубейшее, построенное на круговой поруке беззаконие, за равенством и справедливостью скрываются извечные кастовость и иерархия, за святой правдой — ложь и что вообще этот человек, для и ради которого всё у нас делается, — самое ненужное, мешающее, подлежащее жестокому подавлению существо.

Если учесть, что Процесс и Замок создавались в годы крупнейших мировых катаклизмов и взрыва активности масс, то тотальная пассивность их героев видится в новом ракурсе; не как свидетельство его слепоты, а как доказательство его сверхзрячести. В то время как "всевидящие" демонстрировали свои солидарность и героизм, Кафка в своей норе исследовал корни — разобщенность и страх, то всеобщее безразличие, равнодушие, эгоизм и личный интерес, которые всё сильнее высвечивались этими катаклизмами и этой активностью. Ведь самый неумолимый процесс — революция масс: они, может быть и солидарны, но окончательный приговор истории неумолим…

К сожалению, потребовалось слишком много нечеловеческих страданий, граничащих с уже не вымышленным экзистенциальным, а — реальным абсурдом, чтобы осознать то, что знал Кафка: в герое живет порабощенный собственными страстями, беззащитный и бессильный, отчужденный от всех и неприспособленный к нормальной жизни, зверствующий и ничтожный перст божий — человек. Нет, мнимость человека, чудовище, способное на всё.

Нет, он не был певцом зла — зло сделало его отпевалыциком. Бывают люди-гальванометры, люди-камертоны, люди-медиумы. Они — великая редкость. Ведь не чувствует же эвримен могучей, всепроникающей радиации мировой воли. Он же был тем счетчиком, который не просто фиксировал микродозы, но уже в микродозах ощущал мощь этой грозной стихии.

Он ощущал бессмысленность борьбы или неспособность человека вмешаться в то, что им движет, а, может быть, слишком хорошо понимал последствия такого вмешательства. Отсюда — позиция созерцателя, страшащегося собственных страхов и своей причастности ко всему.

Что общего у меня с евреями? У меня едва ли есть что-либо общее и с самим собой, я только и способен тихохонько, радуясь тому, что дышу, забиться в угол…

Он знал, что темная жизнь не поддается ни рассудочному анализу, ни упорядочению, ни рациональному закону. Она беспорядочна, алогична, бессвязна. За темной волей, стремлением, усилием скрывается страшная, разрушительная стихия, хаос, тайна. Здесь вместо единства царит разорванность, вместо связи — изоляция, вместо определенности неуловимость. Сколько бы мы не знали о человеке, ни одно его действие не поддается обобщению.

У каждой эпохи свой герой. Античный бог, Святой Антоний, Гаргантюа и Пантагрюэль, галантный рыцарь куртуазной литературы, страждущий Вертер, байроновский бунтарь, мечтатель, отвергающий бунт, маленький человек, безжалостно преследуемый цивилизацией, житель норы. В этом переходе от Бога к норе — трагический символ нашей культуры, это и есть тот закат, о котором вещал Шпенглер, даже если его прогнозы и не сбылись.

Герои Кафки — Карл Россман, Грегор Замза, Йозеф К., землемер К. каждый "один против всех". И не потому, что они особенные, просто так устроен этот мир: любой из массы — один, все остальные — все. Всё его творчество — персонофикация категории отчуждения, но не временного и преходящего, взятого из трудов наших демиургов, а абсолютного, отчуждения-эйдоса, отчуждения-сути человеческой трагедии, когда один всегда против всех.

Орсон Уэллс визуализировал это кафкианское отчуждение, это расщепленное сознание, эту неопределенность человеческого бытия.

Анализируя природу визионерских переживаний, Олдос Хаксли высказал предположение, что наряду с видениями Рая существуют инфернальные, негативные видения — визионерский ад, "зримая тьма" Мильтона, "дымный свет" Тибетской книги мертвых, ужас Жерико. Кафка — типичный негативный визионер, терзаемый зловещими видениями, Непреходящим Ужасом, комплексом вины и наказания. Тексты Кафки, творимые в пограничном состоянии "зримой тьмы", действительно отвечают диагностике Хаксли, скажем, герой Превращения соответствует следующему описанию состояния сознания негативного визионера:

Негативное визионерское переживание зачастую сопровождается специфическими и весьма характерными телесными ощущениями. Блаженные видения в основном ассоциируются с чувством отделения от тела, ощущением деиндивидуализации.

Когда же визионерское переживание чудовищно, а мир преображается в худшую сторону, то усиливается индивидуализация, и негативный визионер обнаруживает себя связанным с телом, которое начинает казаться ему все более твердым, более плотным, пока он, наконец, не обнаруживает себя сведенным до истерзанного сознания некоего сгустка материи — не больше камешка, который можно зажать в кулаке.

Другая важнейшая категория поэтики Кафки — вина. Не чья-то вина, а личная, не абстрактное понятие, а самоотрицание, ненависть к злу в себе. Только самым высоким, самым одухотворенным присущ этот уникальный вид экстремизма: чувство первородного греха в сфере собственного сознания.

Как никто другой, Кафка проникся главной мыслью Датского Сократа: требования религии и логики несовместимы. Его мифология глубоко теологична: это и новое прочтение библейских текстов и неожиданный комментарий к ним. В сущности Процесс — парафраза к мифологеме Иова — невинного страдальца в руках "Отца". Как и бедный Иов, Иозеф К. не знает, что справедливость "Отца" выше понимания сына. Можно обнаружить множество прямых и косвенных параллелей: Йозеф К. — Иов, судебные исполнители, признающие справедливость закона, — друзья Иова, банк — мир материи и т. д., и т. п. Отличается лишь финал: в отличие от Иова Йозеф К. завершает свою инициацию саморазрушением.

Религиозные мотивы творчества Кафки явно недооценены. Можно сказать, он не только "дописывал" Апокалипсис, но и творил покаянную книгу человечества, рисуя дьявольский перечень человеческих соблазнов и грехов. Макс Брод, видевший в канцеляриях Замка "промежуточные инстанции" между человеком и Богом, выразился неточно: канцелярии — земной Лимб, место "отбора"…

Лишь сравнительно недавно обратили внимание на то, что эмоциональным фоном творчества Кафки является травестия иудаистского мифа, столь глубоко спрятанная автором, что для обнаружения этого факта потребовалась мощь современного структурализма.

Все творчество Кафки — модернистское богоискательство человека, который мог любить "лишь то, что мог поставить недосягаемо высоко над собой":

Я никогда не был неверующим в этом смысле (предшествующий фрагмент письма, к несчастью, утерян), но удивлен, обеспокоен, в голове столько вопросов, сколько мошкары на этой лужайке. Я примерно в той же самой ситуации, что цветок рядом со мной, который не слишком хорошо себя чувствует, который, конечно, тянет головку к солнцу — кто бы поступил иначе? — но который полон тайного беспокойства по причине болезненно проистекающих в его корнях и в его соке явлений; там что-то случилось, там продолжает что-то происходить, но он получает лишь смутные новости, болезненно-смутные, и он не может тем не менее наклониться и разрыть почву, чтобы посмотреть туда, а ему остается вести себя, как другие, и держать высоко головку, что он и делает, но делает с усталостью и безразличием.

Перед нами богоискатель, терзаемый ностальгией по вере, вечно размышляющий об абсолюте, о содержащемся в нас "неразрушимом", о цели и смысле человеческого существования.

Вера — это присутствие неразрушимого внутри себя, познание — движение сознания, направленное на его поиск, затрудненное множеством ошибок, заблуждений, ложных мотиваций, уводящих от искомого: "Зло — это всё, что отвлекает".

Вера может быть только живой, будоражащей, просветляющей. Кафка далек от иудаистской ортодоксии, но Талмуд влечет его будоражащей мистикой богоприсутствия.

"До чего же коротка жизнь! Когда я вспоминаю прожитое, все так тесно сдвигается передо мной, что мне трудно понять, как молодой человек отваживается ну хотя бы поехать верхом в соседнюю деревню, не боясь, я уже не говорю — несчастного случая, но и того, что обычной, даже вполне благополучной жизни далеко не хватит ему для такой прогулки". Эти идеи, перенесенные в свободную теологию Кафки, приводят к выводам, которые неожиданно опрокидывают всякие перспективы. Так, изгнание из рая, описанное в Бытии, не могло происходить в какой-либо момент истории. В реальности речь идет о вечном мгновении. Мы не перестаем находиться в каждый момент у ворот рая — это еще можно понять. Но эта же фраза в то же время значит, что мы его никогда по-настоящему не покидали; мы находимся еще в раю, но мы его забыли. Рай не является отдельным местом, где будут компенсированы земные несчастья. Существует только один мир, и, кроме него, нет никакого другого, чтобы открыть новую реальность. Вся реальность нам дана с самого начала, и только мы сами не умеем ее ухватить.

Бог изгнал человека из рая не для того, чтобы запретить познание, которое может привести только к нему его творение, а чтобы не позволить последнему испробовать от древа жизни. Он запретил людям участвовать в жизни. И если этим он не захотел наказать непослушание, то это значит, что он так решил независимым постановлением. Он нас лишил жизни, чтобы мы не перестали взирать на него. Потому что земное существование, столь печальное, столь тягостное, содержит в себе силу убеждения, от которой нельзя избавиться: "Ведь нельзя же не жить". Именно в этом "нельзя же" заключена безумная сила веры; именно в этом отрицании она получает облик".

Даже практикуя отречение, Кафка не проповедует мораль, он не обучает искусству жить; он описывает религиозный опыт. Нам не дано разрушить мир: во-первых, потому что мы это не сможем сделать, и, во-вторых, потому что данный нам мир неразрушим в себе самом и желаем как таковой. Только доведя его до пределов его возможностей, мы взорвем его бесцельность и сможем от него освободиться.

"Делать отрицательное, — пишет Кафка, — это для нас еще возможно; положительное дано нам уже". Значит, для достижения этой цели у нас нет лучшего оружия, чем страдание. "То, что называется страданием в этом мире, становится блаженством в другом мире, без всякого изменения, освободившись лишь от своей противоположности".

Существующие религии придуманы, чтобы успокаивать, та же, которую желает он, должна походить на резак. Обычные религии — языковые системы, рано утратившие силу убеждения; истины, о которых в них идет речь, невыразимы, а те, которые провозглашаются, уже сомнительны: "Выражение, говорит он, — не значит, в принципе, ослабление убеждения, а — тут не место об этом плакать — слабость убеждения". Истинные убеждения — это бесплатный дар, это озарения, которых невозможно ни домогаться, ни заслужить; "Кто ищет, не находит, кто не ищет, найдет".

Мы вошли, что хорошо видно, в область мистики, и мистические формулы следуют одна за другой: "Верить — значит освободить неразрушимое в себе, или лучше, освободиться, или лучше: быть неразрушимым, или лучше: быть". В тот же день: "Слово быть (sein) обозначает на немецком языке и существование и принадлежность кому-то". Или еще: "Иметь" не существует, есть только "быть", быть, которое испаряется, ищет удушья". И еще рано утром 25 января 1918 года: "Прежде чем ступить на порог Святая Святых, ты должен снять обувь, и не только обувь, а все — твой дорожный костюм и багаж, и твою обнаженность, которая под ним, и все то, что скрывается под обнаженностью, и все, что находится дальше, затем ядро и ядро ядра, и то, что остается, затем остаток и затем еще искру вечного огня. Только сам огонь поглощается Святая Святых и позволяет себя им поглощать; один не может противостоять другому". Чтобы дойти до этого состояния крайнего обнажения, нужно ждать, оставаться пассивным: "Только деятельность, происходящая от созерцания, или, скорее, та, которая к нему возвращает, является истиной".

Бог Кафки носит все признаки иудаистского Яхве, бог Книги Бытия, без каких-либо следов антропорфизма — надмирная сила, могущество, лишенное формы, определений, лица, желания. Впрочем, такой человек, как Кафка, не может быть ортодоксом. Хотя в Израиле о нем часто говорят как об обновителе Каббалы, он далек от проторенных религиозных путей. Свидетельство тому — его собственное сокровенное признание, затерявшееся в томике Свадебных приготовлений в деревне, уникальность которого в финальном признании, типичном для пророков:

Не инертность, не злая воля, не неумелость… заставили меня потерпеть неудачу во всем или даже позволили мне потерпеть неудачу, а отсутствие почвы, воздуха, закона. Моя задача состояла в том, чтобы создать их, и не потому, что я мог бы когда-нибудь получить все, чего мне недоставало, а я хотел по крайней мере ничего не упустить, и эта задача стоила того. Это самая простая из всех задач или всего лишь малейший их отблеск… Это, впрочем, не исключительная задача, она, конечно же, часто стояла и перед другими. Однако была ли она когда-нибудь таких размеров? Я не знаю… Меня не вела по жизни, по правде говоря, уже трясущая рука христианства, как Киркегора, и я не смог ухватиться за кончик ускользающего еврейского плаща, как это сделали сионисты. Я конец или начало.

Как религиозный писатель и последователь Киркегора, усвоивший идею абсурда человеческого существования и божественную непостижимость, Кафка не мог пройти мимо старозаветных историй жертвоприношения Авраама и испытаний Иова, модернистская версия которых является одним из подтекстов Процесса, Замка и Превращения.

Ф. Дюрренматт:

Подобно другим религиозным писателям, смысл этого мира он полагает в Боге. Но вне мира. Поэтому для Кафки смысл этого мира непостижим. Все, что есть Бог, невольно предстает лишенным смысла — бессмысленна справедливость, бессмысленна небесная милость. Человек не знает, почему он виновен, почему над ним устроен процесс, почему он приговорен к смерти и казнен и каким образом можно обрести милость. Кафка отклоняет не веру в Бога, но веру в возможность его постижения. Поэтому для него не имеет смысла вопрос, справедлив Бог или несправедлив, милостив или нет, так же как и вопрос, бессмыслен ли этот мир или исполнен смысла. Человек должен подчиниться абсурдности Бога, или он обречен на то, чтобы задавать бессмысленные вопросы, на которые нет ответа.

В Процессе сказанное выражено более кратко — в вопросе, заданном прокуристу К.: как ты можешь утверждать, что невиновен, когда не знаешь, по какому закону тебя судят? Как зло и добро, вина и невиновность не противостоят друг другу, но являются двумя взаимосвязанными и взаимообусловленными неотделимыми друг от друга реалиями человеческого существования. Вина — суть существования, у Кафки есть даже выражение: "дьявольский в своей невиновности", означающее, что в человеке нет ничего, что могло бы прельстить дьявола…

В притче об Иове выражена убежденность европейского человека, воспитанного в иудео-христианской религиозной традиции в том, что происходящее в мире имеет свой смысл на метафизическом уровне. Это убеждение может воплощаться в наивной вере в то, что Бог воздает человеку по внятным последнему меркам справедливости. Отсюда убеждение друзей Иова, пришедших его утешить в реальной вине Иова. Из этой убежденности фактически возникает проблема теодицеи — оправдания Бога в том зле, которое он допускает в мире [ведь в мире без зла сама необходимость Бога проблематична]. Прототипная Иов-ситуация в Библии разрешается отнюдь не на пути теодицеи — ситуация приобретает смысл, когда Бог вступает в разговор с Иовом, и тот не только перестает ощущать свою богооставленность, но и получает подтверждение правомерности своих вопрошаний.

Радикальное отличие Йозефа К. от Иова в том, что ему не хватило сил "достучаться до Бога". Самая замечательная, центральная сцена Процесса рассказ священника пришедшему в собор Йозефу о стражнике, не пропустившем поселянина через врата закона. Поселянин так и этак уговаривает пропустить его через врата, подкупает, льстит, но так и не может дождаться заветного "Проходи!". Стражник ведет долгий разговор с поселянином, уговаривая того в бессмысленности затеи, не препятствуя, однако, пройти через ворота силой. Когда, отчаявшись добиться разрешения, поселянин оказывается на пороге смерти, стражник говорит: "Я сейчас уйду, потому что я тут стоял в воротах, которые были предназначены для тебя. Это были ворота только для тебя, больше они никому были не нужны". Иными словами, поселянин не смог воспользоваться единственным путем, данным ему Богом, не достучался, как Иов, не воспользовался наставлением Писания: "Стучите и отверзется вам". Йозеф К. тоже не исполняет евангельскую заповедь. Он ищет оправдания поселянину: "Ведь привратник обманул поселянина, он не сказал ему главного". Но ведь он не сказал поселянину и "уходи прочь!".

У Йозефа К. происходит странное отождествление. Он отождествляет мысленно себя с поселянином, а привратника со священником. И тем самым, раз привратник обманщик, то и священник обманщик. Йозеф К. говорит это в лицо священнику, хотя священник пытается ему говорить о вине, о вине метафизической, а не только о вине, по которой возможен процесс. Потому что здесь грозит наказание не только за конкретную, совершенную им юридическую вину, а здесь речь идет о некой метафизической вине, вине не перед людьми, о вине перед истоками бытия.

Среди множества прочтений Процесса — процесса, идущего в душе самого Кафки, есть и такое: мир абсурден, пока в нем нет Бога, пока человек не способен достучаться до него. Но поскольку Процесс автобиографичен, поскольку он идет в душе, поскольку он — исповедь, то смысл исповеди — в недостатке у героя дерзновения, в согласии на абсурд бытия. Процесс потому столь близок всем нам, что в сталинские времена все были Йозефами К., со всеми "происходил абсурд", все рассуждали одинаково: "С другими происходит правильно, но вот я-то не виноват".

В Библии про Иова заранее говорится, что "был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен, и удалялся от зла". Невиновность в данном случае означает больше, чем отсутствие дурных поступков, — это еще и справедливость к окружающим и почитание Бога. В отношении Иозефа К. можно сказать только то, что дурного за ним не числилось. Невинно пострадавшим часто чувствует себя тот, кто уверен, что он не хуже других.

С психологической точки зрения существенно лишь то, считает ли себя действующее лицо невинно страдающим. Но с теологической позиции смысл ситуации зависит от того, является ли ее субъект праведником или на нем лежит определенная вина?

В первом случае речь идет об испытании субъекта, во втором — о наказании и одновременно предупреждении. Библейскому Иову окончательный вердикт выносит тюремный капеллан, решительно отвергающий правоту суждений героя. Верное суждение героя о собственной ситуации засчитывается ему в оправдание, а ложное — вменяется в вину. Итак, осознание и оценка героем своего положения есть важный компонент ситуации, в которую тот попал. Этот смысл доносят до читателя библейская притча и ее рефрен, созданный Ф. Кафкой. Иначе говоря, мало быть праведником в поступках и помыслах, надо еще быть верным в рефлексивной оценке того и другого. Пока нет верной оценки происходящего, нет и обретения смысла, экзистенциальная ситуация неразрешима, а вопрошаниям суждено остаться безответными. Таков общий итог библейского и кафкианского повествований.

Итог, не исчерпывающий и далеко не единственный… Рационализация абсурда не ликвидирует его, судьба, будучи проясненной, перестает быть судьбой.

X. Л. Борхес:

Сюжет, как обычно у Кафки, ужасающе прост. Герой, подавленный непонятным ему бессмысленным процессом, не может ни выяснить, в чем он обвинен, ни даже встретиться с неуловимыми судьями, которым предстоит судить его; суд же, без предварительного рассмотрения дела, приговаривает его к обезглавливанию. В другом романе Кафки герой — землемер — вызван в замок, но ему не удается ни проникнуть в замок, ни познакомиться с теми, кто замком управляет.

В одном из рассказов Кафки речь идет об императорском послании, которое не доходит до адресата из-за того, что люди задерживают гонца; в другом человек умирает, не сумев выбраться в ближайшее селение…

Никто еще не догадался, что произведения Кафки — кошмары, кошмары вплоть до безумных подробностей. Например, человек, который в первой главе "Процесса" задерживает Йозефа К., одет в превосходно пригнанный черный костюм, "снабженный различными пряжками, петлями, пуговицами, кармашками и поясом, что придавало ему очень практичный вид, хотя было непонятно, что для чего могло служить". Например, зал заседаний суда с таким низким сводом, что люди, переполняющие галереи, кажутся горбатыми, "а некоторые берут с собой диванные подушки, чтобы не ушибиться о потолок".

Мощь Кафки бесспорна. В Германии существует множество теологических интерпретаций его произведений. Нельзя считать их неверными — известно, что Франц Кафка был приверженцем Паскаля и Киркегора, — но они и не обязательны. Один из моих друзей назвал мне человека, предвосхитившего фантазии Кафки с их немыслимыми провалами и бесчисленными мелкими препонами: это элеат Зенон, придумавший бесконечное состязание Ахиллеса с черепахой.

Э. Фромм при интерпретации Процесса исходил из трех посылок: что роман — описание сна Йозефа К., что жизненная установка героя — бессилие и панический страх перед угрозой покинутости людьми и что никто, кроме самого человека, не сможет увидеть истину о себе. Итог анализа таков:

Всю жизнь К. пытался найти ответы, вернее, получить ответы от других, а теперь он сам задавал вопросы, и правильные вопросы. Только перед смертью благодаря страху он смог увидеть, что бывает на свете любовь и дружба, и как это ни парадоксально, в тот момент, когда он умирал, он впервые поверил в жизнь.

Мне трудно согласиться с версией сна, разве что вещего — вестью Кафки о грядущем. Что до Йозефа К., то мне претит как доктрина бессилия, так и доктрина предсмертного прозрения. Даже если и то, и другое — правда, более высокой правдой мне представляется идея судьбы — того процесса, который каждый ведет с предопределением. Ключевую мысль священника о суде, который принимает, когда ты приходишь, и отпускает, когда ты уходишь, я понимаю в смысле единственной защиты против рока — человеческой установке на собственную жизнь: при всей фатальности судьбы необходимо согласие человека покориться ей. Установка на жизнь или смерть — только это защищает или лишает человека главной защиты…

Эрих Фромм интерпретировал Процесс как теологическое видение мира, близкое к кальвиновскому варианту. Человека осуждают или милуют по божественному предопределению. Он может лишь трепетать и отдаться на милость Божью. Кафка предполагает кальвиновскую концепцию вины, представляющей крайнее выражение авторитарной совести.

Однако в одном отношении авторитеты "Процесса" существенно отличаются от кальвиновского Бога. Вместо того, чтобы быть славными и величественными, они растлены и грязны. Этот аспект символизирует протест К. против этих авторитетов.

Он чувствует себя подавленным ими и виноватым, и тем не менее он ненавидит их и чувствует отсутствие у них хоть какого-то морального начала. Эта смесь подчиненности и протеста характерна для многих людей, поочередно то покорных авторитетам, то восстающих против них…

По мнению Фромма, ключевая фраза священника: "Суду ничего от тебя не нужно. Суд принимает тебя, когда ты приходишь, и отпускает, когда ты уходишь" — выражает сущность уже не авторитарной, а гуманистической совести: никакая внешняя сила не может предъявить человеку моральных требований, человек ответствен только перед собой за то, как он распорядился своей жизнью. Он сам должен слушать голос своей совести и отвечать за свои поступки. "Если же он не понимает этого, он погибнет; никто кроме него самого, не может помочь ему".

Взгляд его [К.] упал на верхний этаж дома, примыкающего к каменоломне. И как вспыхивает свет, так вдруг распахнулось окно там, наверху, и человек, казавшийся издали, в высоте, слабым и тонким, порывисто наклонился далеко вперед и протянул руки еще дальше. Кто это был? Друг? Просто добрый человек? Существовал ли он? Хотел ли он помочь? Был ли он одинок? Или за ним стояли все? Может быть, все хотели помочь? Может быть, забыты еще какие-нибудь аргументы? Несомненно, такие аргументы существовали, и хотя логика непоколебима, но против человека, который хочет жить, и она устоять не может. Где судья, которого он ни разу не видел? Где высокий суд, куда он так и не попал? К. поднял руки и развел ладони.

Комментарий Э. Фромма:

В первый раз К. мысленно представил себе солидарность человечества, возможность дружбы и обязанность человека по отношению к самому себе. Он задается вопросом, что это был за высший суд, но высший суд, о котором он спрашивает теперь, это не иррациональный авторитет, в какой он раньше верил, а высший суд его совести, который и есть настоящий обвинитель и который он не умел распознать. К. осознавал лишь свою авторитарную совесть и пытался манипулировать авторитетами, которые она представляет. Он был настолько занят этой самозащитой от чего-то трансцендентного ему, что совсем потерял из виду свою действительную проблему. Сознательно он считал себя виноватым, потому что авторитеты осудили его, но он был виновен потому, что растратил свою жизнь впустую и не мог ничего изменить из-за неспособности понять свою вину. Трагедия в том, что только когда было слишком поздно, он обрел понимание того, в чем она могла состоять.

Прочитав в 1925-м Процесс, Г. Гессе писал:

Вот еще одна редкостная, захватывающая, дарящая радость книга! Она, как и все произведения поэта, представляет собой сплетение тонких нитей грезы, умело сконструированный вымышленный мир, выполненный с таким изысканным умением, с такой напряженной силой воображения, что возникает жуткая, напоминающая отражение в вогнутом зеркале мнимая реальность. Поначалу она действует, как ужасный сон, подавляя и устрашая, пока читатель не постигнет тайного смысла этого сочинения. Тогда прихотливые, фантастические произведения Кафки начинают излучать утешение, ибо смысл его поэзии совсем не тот, о каком можно подумать, видя необыкновенную тщательность этой ювелирной работы; смысл ее — не в искусстве исполнения, а в религиозном чувстве. Произведения эти дышат кротостью, пробуждают покорность и благоговение. Так же и "Процесс".

Гессе увидел в процессе не столкновение человека с обществом или государством, не поглощение индивида Системой, не отношение бесправия и всемогущества на земле, но извечную греховность всякой жизни, не подлежащую искуплению.

Большинство обвиняемых осуждены в этом бесконечном процессе, немногих счастливчиков полностью оправдывают, остальных же осуждают "условно", то есть в любой момент против них может быть возбуждено новое дело, может последовать новый арест. Короче, этот "процесс" — не что иное, как греховность самой жизни, а "осужденные" — в отличие от невиновных — те подавленные, полные предчувствий люди, у которых от одного взгляда на эту греховную жизнь щемит сердце. Но они могут обрести спасение, идя стезей покорности, кротко принося себя в жертву неизбежному.

Имеет ли право на существование столь оригинальная, неожиданная интерпретация? Естественно, тем более, что выдвинута столь необыкновенно глубоким и проницательным человеком!

Впрочем, и у самого Гессе она не была единственной. В более поздней рецензии он писал:

Основная проблема Кафки — отчаянное одиночество человека, конфликт между глубоким, страстным желанием понять смысл жизни и сомнительностью любой попытки наделить ее таковым — исследована в этом великолепном, увлекательном романе с проницательностью, от которой приходишь в отчаяние, это устрашающее и почти жестокое произведение.

Но в гнетущем, по сути дела, лишающем надежд романе каждая деталь несет в себе столько красоты, столько нежности и тонких наблюдений, дышит такой любовью и выполнена с таким искусством, что злые чары обращаются в благие, неизбывная трагедия бессмысленности существования оказывается проникнутой предчувствием благости и внушает мысли не кощунственные, а смиренные.

Реальность Кафки страшна своей фантастичностью. В отличие от "ночного" абсурда Улисса реалии Процесса ярки, обыденны, неотвратимы. Как Йозеф К. не пытается игнорировать ускользающий суд, как не отстаивает свое право на прежнюю жизнь, эта почти не существующая "высшая реальность" всё сильнее вытесняет "бывшую видимость": казнь становится неминуемой…

Сколько не толкуй, будто "Процесс" или "В исправительной колонии" химера болезненного ума, читатель упрямо ставит его в контекст собственного исторического и житейского опыта. И сколько не досадуй на Кафку за то, что он строил коварные мифы-конструкции вместо того, чтобы в добротной реалистической манере рисовать картины нравов, для читателя эти фантастические "абстракции" не так уж фантастичны и вовсе не абстрактны.

Какие уж тут абстракции, когда участников десятки миллионов, не считая судей, доносчиков и тюремщиков…

Читая "Процесс", легко, видимо, испытать на себе то состояние души, в котором Кафка решил избавить мир от всех своих трудов и уничтожить их. Здесь преобладает атмосфера страха и одиночества, невыносимая не только для филистеров, в ней нелегко дышать и посвященному; здесь видна склонность к фатализму, который всякому человеку преграждает любой доступ к божеству, кроме мужественного приятия неизбежного. Не удивительно, что такой умный, хрупкий и так ясно сознававший свою ответственность человек, каким был Кафка, мог вдруг счесть свои произведения и некоторые мысли разрушительными, вредоносными.

Но сожжением рукописей и оперативным удалением симптомов болезни века не излечить, это станет лишь уловкой, приведет к вытеснению и помешает зрелому и мужественному пониманию проблемы. Франц Кафка был не только поэтом с редкостно острым взглядам, но также и кротким, верующим человеком, правда, одним из тех сложных людей, к типу которых принадлежал Киркегор. Его фантастика страстное постижение реальности, настойчивая постановка глубинных вопросов бытия.

Основополагающая идея всех творений Кафки — та, что беспощадные силы, противостоящие человеку, действуют не извне, а изнутри самого человека. Социальные преобразования ничего не меняют, ибо не меняют источник зла в мире — человека. Виновен каждый и все. Искать бесовщину вне ее носителей деформировать мир. Не случайно жители деревни относятся к бюрократической машине Замка с трепетным благоговением. Не случайно все — жители своих Нор, жертвы и палачи Исправительных Колоний. Угнетение человека безмерно, но главный угнетатель — сам человек. Мотив совиновности каждого — величайшая этическая идея, наиболее трудно усваиваемая человеком, главные качества которого — слепота и нетерпимость.

"Трилогия одиночества", особенно Процесс — это еще и тексты, повествующие о возникновении текстов, о процессе письма, так что путь землемера К. в Замке, как и К. в Процессе, становится путем автора к своему Роману. "Глубинная тема "письма" у Кафки предстает как модель самого письма".

Все великие книги изготовлены из шагреневой кожи людей, их написавших: материализуется фантазия — сокращается жизнь. Да, самые изощренные фантазии художника питаются его жизнью — не только как платой, но и как первичным материалом.

Лучшие книги из написанных людьми исповедальны. Это в такой же мере относится к Паскалю, Свифту, Достоевскому, Толстому, в какой к Кафке. Может быть, к последнему даже больше. "Кафкианский мир" — мир его книг, но прежде всего личный опыт, перенесенный в книги. При всей злободневности, социальности, символичности, мифологичности произведений Кафки почти всё, что он написал, прежде всего и до всего — это его жизнь, его переживания, его мировосприятие.

Начало работы над Процессом не случайно совпало с разрывом с Фелицей Бауэр — по собственному признанию Кафки это его процесс, суд над ним самим, судилище семьи Бауэр над "отказником", еще — трибунал, состоявшийся в отеле "Асканишер хоф" 12 июля 1914 года. Дневниковая запись за 23 июля этого года не случайно начинается словами: "Заседание суда в отеле".

Помолвка претворилась в описанный в первой главе арест, а суд воплотился в казнь в главе последней.

О том, что Нора тоже автобиографична, свидетельствует мечта Кафки быть запертым в глубоком подвале, в самом дальнем его углу, и строка из письма Фелице от 26 июня 1913 г.: "Для моей работы я должен быть от всего отгорожен, даже не как отшельник, этого недостаточно, но как мертвец".

Точно так же автобиографичен и 3 а м о к: землемер К. — Кафка, Фрида Милена Есенская, Кламм — Эрнст Полан, ее муж. Крик Милены под дверью Кламма: "А я с землемером! А я с землемером!" — это вопль Милены, брошенный ею в лицо мужа-предателя. И слова Ольги (Юлии Вохрыцек) о землемере К. (Кафке): "Командир над женщинами, он приказывает то одной, то другой явиться к нему, никого долго не терпит, и как приказал явиться, так приказывает и убраться", — тоже взяты из жизни. Его жизни…

М. Брод:

В романе "Замок" можно увидеть любовные отношения Кафки с Миленой, отраженные с особым скепсисом и уничижительным образом, своеобразную резкую деформацию событий. Возможно, только это и могло спасти его от кризиса. Милена, крайне карикатурно изображенная в романе в образе Фриды, предпринимает решительные шаги, чтобы спасти Кафку (К.): она заключает с ним союз, заводит с ним хозяйство — в бедности и самоотречении, но радостно и решительно, — она хочет всегда принадлежать ему и именно таким путем вернуть его к наивности и непосредственности истинной жизни, но как только К. соглашается, хватает протянутую руку, заявляют о себе прежние связи, имеющие власть над этой женщиной ("Замок", национальность, общество, но прежде всего таинственный господин Кламм, в котором можно увидеть гротескный и демонический, страшный образ законного супруга, от которого Милена внутренне несвободна). Пригрезившемуся счастью быстро приходит конец, ибо К. не способен на половинчатость и Фрида нужна ему как супруга, и он не хочет, чтобы она постоянно подчинялась посланцам "Замка", таинственным помощникам, и Кламму. Она же предает его, возвращается в сферу "Замка", откуда пришла. Ясно, что вспыхнувшая воля к совместному спасению гораздо более бескомпромиссна у К., чем у Фриды, довольствующейся кратковременной вспышкой или же слишком быстро разочаровывающейся.

В беседе со мной Милена поведала о том, что ее муж вновь заинтересовался ею, узнав, что Кафка — его соперник и она хочет выйти за него замуж.

Параллель между романом и событиями реальной жизни можно продолжить и далее, причем очень явной становится склонность К. к самоистязанию. В романе он видит себя мошенником, заявляющим, будто у него есть приглашение, назначение на некую должность. Подруги Милены, отговаривающие ее, гротескно преобразились в мифическую, даже обладающую чертами Парки фигуру "Хозяйки". В известной степени она представляет собой хор античной трагедии. Удивительная ревность и презрение Фриды к Ольге (в романе) напоминают позицию, которую заняла Милена, согласно письмам, по отношению к Ю. В., с которой был тогда помолвлен Кафка. Она потребовала категорически, чтобы Кафка полностью порвал с В. и ее семьей. В своем требовании она была настойчива и даже несправедлива, как противоречит себе Кафка, все же подчинившийся ей. То, что семья Ольги была отвергнута, также подтверждается соответствующими реальными событиями. Подобную реальную подоплеку в "Замке" можно обнаружить и во множестве всяческих деталей, причем, естественно, еще больше увлекаешься романом, когда видишь сооружение, далеко превзошедшее строительный материал, послуживший его основой, — то полное предчувствий, постоянно витающее в сумерках и притом признанное пророческим единство, в котором автор с присущей ему фантазией преобразил и воссоздал все эти житейские элементы.

Кафка никогда и не скрывал автобиографичности им написанного: "Роман это я, мои истории — это я".

"Приговор" — это воссоздание отношений с отцом; "Сельский врач" переведенная на язык символов история горлового кровотечения и второго разрыва с Фелицей; "Голодарь" — кривое зеркало кафковских отношений с искусством и одновременно нечто трагически личное (из-за боли в горле он не мог глотать и буквально умирал с голоду).

В своем дневнике Кафка писал:

Желание изобразить мою исполненную фантазией внутреннюю жизнь сделало несущественным все другое, которое потому и хирело и продолжает хиреть самым плачевным образом.

На самом деле речь шла не только о внутренней жизни, но и жизни "внешней", что, впрочем, для художников, подобных Кафке, почти полностью совпадает.

Как же могло так случиться, что книги, в сущности автобиографические, исповедальные, никак не претендующие на социальную критику, стали провидческими, потрясающими глубиной социальных прозрений? Ответ, как это ни странно, прост: тоталитаризм — явление внутреннее, а не внешнее, каждый носит его внутри себя. Сверхчувствительный Кафка из ограниченного личного опыта, из отношений с отцом, из огромного внутреннего мира извлек мир внешний, расширив личные переживания до глобальных символов и обобщений. Не лучшее ли свидетельство приоритета субъективности перед социальностью? Не это ли доказательство первичности "Я" художника в отношении к окружающему его миру?

Сам Йозеф К. - плоть от плоти всей этой анонимной системы, вершащей свой суд над каждым и над собой. Как и Кафка, он остро переживает свою причастность к ней, к чудовищной и бессмысленной организации цивилизации. В этом смысле Процесс — суд человека над собой — за соучастие, за согласие, за причастность…

Кафка не был политическим писателем. Процесс, Замок, Превращение и т. д. — записи сна, травестия мифа, правда о беспомощности человека в мире, реакция на судилище, которое устроило семейство Бауэр несостоявшемуся жениху и пр., и пр., и пр. Но среди этого прочего, рядом со сновиденческой, мифологической, символической природой творчества стоит и та данность, что книги, написанные до революции в России, до прихода Гитлера к власти, до возникновения тоталитарных режимов, с потрясающей точностью предвосхитили их дух и их суть, неизбежность появления Наполеонов Бонапартов и "ига новой бюрократии", даже, как свидетельствуют кафковеды, выноса тела Сталина из Мавзолея… По мнению Н. Саррот, автор Процесса предугадал "желтые звезды", крематории и концлагеря. При всем том, что Кафка — не политический писатель, именно его Э. Канетти назвал "величайшим экспертом по вопросам власти". На самом деле Кафка — величайший эксперт по вопросам абсурда, следовательно, по вопросам человеческого существования, следовательно, среди прочего, по природе столкновения человека и государства, личности и власти.

Когда Э. Канетти называл Кафку "величайшим экспертом по вопросам власти", то это следует понимать и в том смысле, что власть вездесуща и ото всюду происходит, что власть, несправедливость, мировое зло — это всего лишь человек, существующий в мире, где "всё зависимо, всё сковано".

Провидческие открытия Кафки не сводятся к предвосхищению отдельных явлений социальной жизни, даже таких крупных, как тоталитаризм, потому что они шире общественных систем — они глобальны, общечеловечны, как глобальны и всечеловечны все те же "мелочи жизни", из которых она состоит и которые ее облик определяют. По той же причине мир Кафки пессимистичен, ибо алармизм глубже и фундаментальней поверхностной жизнерадостности и жизнеутверждения. Ведь даже профессиональных оптимистов "заедает" быт. "Мелочи жизни" для большинства были и остаются непреодолимой преградой к небесам.

В этом смысле тоталитаризм, обнаруженный исследователями в Замке, Процессе, Братоубийстве или Исправительной колонии, может быть, даже страшнее государственного — он внутри человека. Героев Кафки никто не принуждает — несвобода, рабство, уязвимость внутри них, свои цепи они носят внутри себя…

В Разговорах с Кафкой Г.Яноуха есть фрагмент, состоящий из 9 строк, который, как мне кажется, глубже всех "открытий" Маркса. Вот он:

Толстяк в цилиндре сидит у бедняков на шее. Это верно. Но толстяк олицетворяет капитализм, и это уже не совсем верно. Толстяк властвует над бедняком в рамках определенной системы. Но он не есть сама система. Он даже не властелин ее. Напротив, толстяк тоже носит оковы, которые не показаны. Изображение нелепо. Потому оно и не хорошо. Капитализм — система зависимостей, идущих изнутри наружу, снаружи вовнутрь, сверху вниз и снизу вверх. Всё зависимо, всё сковано. Капитализм — состояние мира и души…

Это не отождествление капитализма с определенной цивилизацией — это понимание связи капитализма с человеком реальным, таким, каков он есть, с "мелочами жизни", которые и есть сама жизнь…

Руководители существовали искони, и тут ни при чем северные народы, вообразившие, что они всему виной, и ни при чем достойный император, вообразивший, что это он приказал построить стену.

Ибо все "китайские стены", когда либо возводившиеся в мире, в том числе те, которые строили и продолжаем строить мы, созданы, прежде всего, в нас самих, — как говорил Шекспир, из материалов "наших снов".

Нигде еще, — сказано в Замке, — К. не видел такого переплетения служебной и личной жизни, как тут, — они до того переплелись, что иногда могло показаться, что служба и личная жизнь поменялись местами. Что значила, например, чисто формальная власть, которую проявлял Кламм в отношении служебных дел К., по сравнению с той реальной властью, какой обладал Кламм в спальне К.?

Кафка действительно крупнейший эксперт по вопросам власти, но не той, что существует вне нас, но той, что от нас исходит, — наиболее тоталитарной, потому что вездесущей и никого не минующей. Не это ли имела в виду Милена Есенская, когда говорила о Кафке, что "он знает об этом мире в десять тысяч раз больше, чем все люди мира", желающие знать всё, кроме себя самих…

Испытав силу зла власти, распространив подавление сына отцом на мир и бытие, Кафка, естественно, противился всякому социальному вовлечению, довел собственную асоциальность до "безобъектной аутичности" Киркегора, возвел бескомпромиссное отчуждение в мировой принцип. Эта "победа" Кафки над миром оказалась — в силу его этики взаимозависимости и взаимопроникновения добра и зла — его поражением.

По словам Т. Адорно, когда дух полностью освобождается от природы, познавая ее лишь в качестве демонической реальности, природа завладевает им там, где он выступает наиболее историчным, — в безобъектной аутичности. Чем больше "я" захвачено самим собой, тем более оно становится похожим на исключенный вещный мир.

Сам роман "Процесс" представляет собой процесс над процессом. Мотивы киркегоровского "Страха и трепета" близки Кафке не как наследнику, а как критику. В кафковских апелляциях к тому, кого это может касаться, суд над человеком описывается с целью изобличения права, в мифическом характере которого он не оставляет никаких сомнений. В одном месте "Процесса" упоминается богиня справедливости, которая по совместительству является также богиней войны и охоты. Киркегоровское учение об объективном отчаянии распространяется на саму абсолютную аутичность. Абсолютное отчуждение, покинувшее существование, из которого оно себя вычло, рассматривается как ад, каковым оно в самом себе было, еще не зная этого, уже у Киркегора. Если рассматривать этот ад с точки зрения спасения, кафкианское художническое отчуждение как средство сделать видимым объективное отчуждение легитимизируется содержанием. Своим творчеством Кафка строит некое мнимое изображение, в котором творение выглядит таким поврежденным и "прострашненным", каким, по его представлениям, должен был бы выглядеть ад.

Для Кафки, Верфеля, Музиля проблема поколений, оппозиции отцам выходит за пределы семейных отношений или воспитания — это проблема духовного насилия, реакция на немецкий культ патернализма, предчувствие жуткой опасности "эры пастырей", фюреров, вождей. Только яблоко должно падать недалеко от яблони — человек лишь тогда человек, когда "предает" "дело отцов", когда отказывается от пафоса служения мертвым идеям.

Ф. Верфель:

Каждый отец — это Лай, породивший Эдипа; каждый отец изгнал своего сына в безлюдные горы в страхе, что тот отнимет у него власть, то есть станет чем-то иным, выберет иное занятие, не станет продолжателем мировоззрения, замыслов, намерений, идей отца, а отринет их, свергнет с пьедестала и водрузит на их место собственный произвол.

Квест: помоги Йозефу К. снова стать свободным 

Квест: помоги Йозефу К. снова стать свободным

Начать квест

1/9

Вы, Йозеф К., главный герой романа Франца Кафки «Процесс». На дворе лето 1914 года. Вы топ-менеджер в банке, вы много работаете, а вечера проводите в пивных. Ваш день подчинен точному распорядку. Например, вы привыкли, что каждое утро служанка приносит вам завтрак. Но сегодня этого не произошло. Вместо завтрака вы обнаруживаете у себя в комнате незнакомцев в черном, которые сообщают, что вы арестованы. За что, в чем ваша вина? Незнакомцы не отвечают. Зато они внимательно ощупывают вашу рубашку и предлагают отдать ее им, потому что всю одежду все равно скоро конфискуют, а у них она будет в целости и сохранности. Ваши действия?

Вы уверены, что невиновны, наверняка это какая-то ошибка и в ней скоро разберутся. Ведь вы законопослушный гражданин, живете в правовом государстве и всегда делаете то, что вам говорят представители власти. Конечно, это вымогательство, но вы не сопротивляетесь. Вы отдаете вашу рубашку и смиренно ждете, что будет дальше. Нет, вы что, это произвол! Вы законопослушный гражданин и живете в правом государстве. Невиновных людей не арестовывают, даже по ошибке. Наверняка это розыгрыш, ведь вам сегодня исполнилось 30 лет. Не получат подозрительные незнакомцы вашей одежды, вы возмущены попыткой вымогательства.

Верно

Поздравляем, вы прямо как Йозеф К.: отказываетесь соблюдать странные предписания непонятных людей. Вы только что победили бюрократию и сохранили хорошую рубашку. Но процесс над вами продолжается. Все серьезно, никаких шуток

Неверно

Поздравляем, вы верите в правое государство. Думается, мелкие клерки оценят вашу порядочность и это непременно скажется на судьбе вашего процесса. Но вы только что лишись хорошей рубашки. В 1914 году это редкость.

Следующий

2/9

В квартире, где вы живете, появляется инспектор. Вы надеетесь, что сейчас-то вам расскажут, в чем именно вас обвиняют. Но нет. Инспектор сам не в курсе деталей вашего дела. Зато он намекает, что вам стоило бы вести себя поаккуратнее, поменьше кричать и быть сдержаннее в разговорах. И вообще — вам давно пора идти в банк, сейчас три господина сопроводят вас туда. Это, кстати, ваши коллеги, Франц и Виллем. Итак, что вы делаете?

Ой, да, действительно, я же опаздываю к себе на работу! Вы снова напоминаете о своей невиновности и требуете, чтобы вам объяснили, что это за арест такой, если человека не отводят в полицию и он может дальше ходить на работу.

Верно

Вы действуете прямо как Йозеф К. Вы приезжаете на работу вместе с тремя вашими коллегам, которые на самом деле даже не коллеги, а так — мелкие клерки, не ровня вам, высокопоставленному сотруднику банка. День в банке проходит незаметно, в напряженной работе и всяких лестных и дружественных поздравлениях с днем рождения.

Неверно

Господин инспектор отчитывает вас. Все, что вы тут наговорили, и без того было ясно из вашего поведения, даже если бы вы произнесли только два слова, а кроме того — все это вам на пользу не идет. Вы все равно отправляетесь на работу в сопровождении трех мелких клерков из вашего банка.

Следующий

3/9

Ближе к концу недели вам сообщают по телефону, что на воскресенье назначено первое предварительное следствие по вашему делу. Воскресный день выбран, для того чтобы не мешать вашей работе. В принципе, можно проводить допросы и ночью, но собеседник считает, что по ночам у вас не совсем свежая голова. Вам сообщают номер дома, куда нужно явиться на допрос. Дом находится в отдаленном предместье. Ваши действия?

Вы никуда не идете. Вам не предъявлены обвинения, а значит, весь процесс продолжает оставаться чей-то глупейшей шуткой. К тому же очень странно, что следователи работают по выходным дням и не в центре города, а в каких-то подозрительных местах на окраине. Вы честный гражданин, вы приносите пользу обществу, поэтому в выходной вы, как обычно, отправитесь в пивную или к Эльзе, вашей любовнице. Вы отправляетесь по указанному адресу, но планируете дать бой. Этот первый допрос должен стать последним.

Верно

Как и у Йозефа К., законопослушность у вас в крови. Вы долго ищете нужный дом, потом нужное помещение — наконец, вы попадаете в полный людей зал. Там вы произносите страстную речь, обличающую бюрократию, произвол, вымогательство и посягательство на вашу свободу и права. Вашу бурную речь внезапно прерывает молодая прачка. Вы довольны, вы король логики и здравого смысла. Вы уверены, что люди в зале вам сочувствуют, но в заключении следователь произносит фразу, которая вызывает у вас смятение: «Я только хотел обратить ваше внимание, что сегодня вы, вероятно сами того не сознавая, лишили себя преимущества, которое в любом случае дает арестованному допрос».

Неверно

Вы никуда не пошли и вроде как ничего не произошло. Победа? Но нет, вы чувствуете себя тревожно.

Следующий

4/9

Проходит еще неделя, и вы решаете посетить следователя. Вы отправляетесь по указанному адресу, но там никого нет. Вы снова встречаете молодую прачку, утверждающую, что она хочет вам помочь, и заодно пытающуюся вас соблазнить. Но тут появляется некий студент, который хватает женщину на руки и уносит. Затем вы встречаете мужа прачки, мелкого служителя суда, и его нимало не смущает, что его жену кто-то куда-то таскает. Он тоже вроде бы хочет вам помочь. Ваши действия?

Помощь не помешает, хотя что может сделать человек, у которого только что куда-то унесли жену. Вы презрительно отказываетесь от помощи мелкого служителя. Чем вам может помочь этот беспомощный человечек?

Верно

Как и Йозеф К., вы цепляетесь за любой шанс. Служитель показывает вам других обвиняемых. Это сломленные люди, которые дрожат, сутулятся, не могут выпрямиться в полный рост. Вы подавлены, у вас начинает кружиться голова. Неужели и вы станете таким же? Вы уходите домой в растерянности.

Неверно

Вы пытаетесь выйти, но тут на вас нападает нечто вроде морской болезни. Вам кажется, что вы находитесь на корабле в сильнейшую качку, что волны бьют о деревянную обшивку, что откуда-то из глубины коридора подымается рев кипящих валов, что пол в коридоре качается поперек, от стенки к стенке. Такое с вами впервые. Неужели этот процесс влияет на ваше здоровье? Вы решаете в будущем постараться использовать воскресные утра лучше, чем сегодня.

Следующий

5/9

Вы у себя в конторе, идете по коридору. Вдруг из-за стены, где расположена кладовка, вы слышите чьи-то вздохи. Вы открываете дверь, а там трое мужчин. Двое из них — те самые клерки, которые пришли к вам вас арестовать, Франц и Виллем. Третий человек — экзекутор, сейчас он будет их пороть. Это из-за вас, вы их обвиняли в том, что они вымогали у вас рубашку. Теперь их накажут. Ваши действия?

Вы не вмешиваетесь: они сами виноваты. Вы в ужасе, вы даже не думали, что так может произойти. Вы готовы хорошо заплатить экзекутору, только пусть он отпустит Франца и Виллема. 

Верно

Как и в Йозефе К., в вас сохранилось сочувствие. Вы предлагаете экзекутору деньги: пусть он отпустит бедолаг.  «Ну нет, потом ты и на меня донесешь, подведешь и меня под розги. Нет, нет!» — отвечает экзекутор. Вы уговариваете его, объясняете, что если хотели бы наказания Виллему и Францу, то не мешали бы ему сейчас. Вам кажется, что вы рассуждаете логично. Экзекутор это признает, но все равно начинает пороть Франца. Он кричит, вы в ужасе выбегаете, захлопнув дверь в кладовку. На следующий день вы, проходя мимо, заглядываете в кладовку и обнаруживаете снова Франца, Виллема и экзекутора. Намечается новая порка.

Неверно

Экзекутор начинает пороть Франца, он поднимает крик, неумолчный и непрерывный, словно не человек кричит, а терзают какой-то музыкальный инструмент. Вы в ужасе, требуете от Франца прекратить кричать, толкаете его, он падает как подкошенный на пол, судорожно шаря руками по земле. Экзекутор не зевает, розга находит и продолжает хлестать Франца. На шум сбегаются курьеры, вы пытаетесь их прогнать. Вам кажется, что ваша репутация на работе полностью испорчена.

Следующий

6/9

Неожиданно к вам прямо в контору приезжает ваш дядя Альфред. Он непонятно откуда в курсе всех ваших несчастий. Он тащит вас к своему старому товарищу, адвокату Гульду. Опытный юрист плохо себя чувствует, а дома заправляет его горничная Лени. Она пытается вас соблазнить. Ваши действия?

Ну Лени — красавица, а вы молодой мужчина. Интрижка вам не помешает. К тому же она сиделка адвоката и, возможно, принесет вам пользу. Она, скорее всего, любовница адвоката — не стоит злить человека, который может вам помочь. К тому же у вас есть постоянная любовница, Эльза. Вы готовы ей изменить с первой встречной?

Верно

Вы поступили прямо как Йозеф К.. Но, когда вы выходите от Лени, вас долго отчитывает дядя. Вам нечего возразить — старик прав. Возможно, только что вы сильно ухудшили ваше положение.

Неверно

Вы вырываетесь из объятий Лени. Возможно, вы лишились важного союзника, который мог бы вам помочь.

Следующий

7/9

Вы продолжаете работать, но вам все сложнее сосредоточиться. Процесс отнимает все ваши мысли и силы. Один из клиентов намекает, что знает о вашем процессе. Ему об этом рассказал некий Титорелли — художник, работающий на суд. Клиент советует обратиться к Титорелли за помощью и дает рекомендательное письмо. Ваши действия?

Вы благодарите клиента и отправляетесь к художнику. Ситуация абсурдная, и бороться с ней нужно абсурдом. Ведь речь идет о вашей свободе. Вы благодарите клиента и выкидываете письмо. Что за бред? Причем здесь художник?

Верно

Вы отправляетесь к художнику, хотя у вас еще остались посетители. Прямо как Йозеф К.. Начинается скандал, и заместитель директора банка забирает посетителей себе. Вы начинаете подозревать, что заместитель директора копает под вас и в курсе ваших проблем.

Неверно

Вы чувствуете, что сходите с ума. Вы не можете заниматься своими делами, работа не клеется. Заместитель директора банка явно точит на вас зуб. Пожалуй, все-таки стоит сходить к художнику.

Следующий

8/9

Вы приходите к художнику Титорелли. Он говорит, что может решить ваши проблемы. У него есть два варианта — мнимое оправдание и волокита. В первом случае вы будете оправданы, но не по-настоящему, а лишь временно, до пересмотра дела. А потом все пойдет по новой. Во втором случае процесс будет заморожен на ранней стадии. Но оба варианта не дают вам настоящей свободы. Как вы поступите?

Титорелли! Не важно — мнимое оправдание или волокита, — сделайте хоть что-нибудь! Вы отказываетесь. Вам нужна настоящая свобода.

Верно

Вам становится дурно. Последнее время вам все время дурно в душном помещении. У вас явно шалит здоровье. Как и у Йозефа К..

Неверно

С помощью Титорелли вы получаете мнимое оправдание. Вы свободны, и судейские вас больше не мучают. Но вы ежеминутно ждете, что обман раскроется и вас снова будут вызывать на допросы. Вы в плену у процесса, никакие мнимые оправдания вам не помогут.

Следующий

9/9

Прошло чуть меньше года. За день до вашего следующего дня рождения к вам пришли два человека в черном. Они ведут вас куда-то за город. Ваши действия?

Вы покоряетесь судьбе. Все уже не важно. Вы будете сопротивляться. Этот чудовищный год сильно изменил вас, но у вас еще есть силы бороться.

Верно

Два человека в черном отвели Йозефа К. за город и там казнили, вонзив нож глубоко в сердце.

Неверно

Поздравляем, вы смогли убежать. Теперь вы сможете попробовать получить должность землемера в «Замке» Франца Кафки. На самом деле — нет. Два человека в черном отвели Йозефа К. за город и там казнили, вонзив нож глубоко в сердце. Из кафкианского кошмара нельзя выбраться.

Показать результаты

Поздравляем, вы успешно справились с квестом!

Пройти еще раз

Дело Йозефа К. Позиция обвинения | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

Начинается суд по делу чиновников, деятельность которых была описана Францем Кафкой в романе «Процесс». В отношении них выдвинут ряд обвинений по результатам незаконного привлечения к уголовной ответственности старшего прокуриста крупного банка Йозефа К. 

Сторона обвинения, выразителем которой является адвокат Алексей Михальчик, первой представит доказательства по делу. 


Ваша честь, уважаемые участники процесса!

Закончено расследование уголовного дела в отношении лиц, совершивших в составе преступной группы различные преступления против жизни и здоровья граждан, государственной власти и против правосудия.

Сторона обвинения полагает, что вина подсудимых — следователя-инспектора* (статья 299 УК РФ), стражей Франца и Виллема (286 УК РФ), двух палачей (105 УК РФ), — а также квалификация содеянного ими полностью подтверждается собранными по делу и исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами. 

Напомню, что жертвой подсудимых стал потерпевший Йозеф К., который был незаконно привлечен к уголовной ответственности, подвергался мерам процессуального принуждения на протяжении целого года, а впоследствии был убит в целях сокрытия ранее совершенных в отношении него преступлений. 

Совершенные преступления чудовищны и, на что хотелось бы обратить внимание суда, совершены они теми, у кого обычные граждане ищут защиты от преступных посягательств, теми, кому государство доверило властные полномочия, теми, кто сам от имени закона судил и наказывал обычных людей.

Считаю доказанным, что лица, находящиеся на скамье подсудимых, объединились с целью совершения ряда преступлений, распределили между собой преступные роли и далее действовали согласованно. Вклад каждого из виновных лиц в осуществление задуманного различен, но в итоге общие усилия привели к достижению запланированного преступного результата — смерти потерпевшего, дискредитации органов власти и институтов правосудия.

Йозеф К., который не совершал никаких преступлений, в результате действий указанных должностных лиц был незаконно привлечён к уголовной ответственности, что само по себе причинило ему невообразимые моральные страдания, которые длились более года. 

Такой процесс мы могли бы назвать пыткой правосудием, которая, пожалуй, является самой изощренной из всех придуманных человечеством. Нет ничего ужаснее осознания того, что причиной твоих мучений стали люди, призванные искать правду и восстанавливать справедливость. 

В ходе предварительного расследования был обнаружен и исследован дневник потерпевшего. В суде мы ознакомились с ним. Этот документ является самым красноречивым доказательством того, каким мучениям был подвергнут Йозеф К., когда эти, не побоюсь сказать, «оборотни в мундирах» начали реализовывать свой план. Мы шаг за шагом видим, что действия подсудимых фактически привели потерпевшего на грань психического расстройства. 

Указанное обвинение подтверждается показаниями свидетелей о том, что подсудимые действовали умышленно и совершенно ясно осознавали, что используют свои властные полномочия в отношении невиновного лица. Изъятыми документами в полном объеме подтверждается, что подсудимые приняли решение о привлечении потерпевшего к уголовной ответственности в нарушение действующего законодательства и без предусмотренных законом оснований для возникновения уголовной ответственности, то есть совершили преступление, предусмотренное частью 1 статьи 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности).

Не вызывает сомнений, что действия подсудимых, сопряженные с привлечением заведомо невиновного лица к уголовной ответственности, такие как незаконный обыск в жилище, задержание и привод потерпевшего, решение о применении к нему меры пресечения по уголовному делу надлежит квалифицировать как превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия — то есть по части 3 статьи 286 УК РФ.

Признанием подсудимых, показаниями свидетелей, изъятыми у подсудимых документами, орудием преступления, заключением судебно-медицинской и судебно-криминалистической экспертиз установлено, что два палача, вероятно выполняя указание следователя-инспектора с целью сокрытия ранее совершенных преступлений, совершили убийство Йозефа К, то есть совершили преступление, предусмотренное пунктом «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору)

В ходе судебного следствия мы так и не смогли понять, что же стало причиной такого чудовищного финала: убийцы не просто лишили жизни человека, они поглумились над самой идеей правосудия. 

Сторона обвинения считает, что показания подсудимых  о том, что их действия обусловлены «выполнением приказа главного обвинителя» не могут быть приняты во внимание, так как явная преступность приказа была очевидна для всех без исключения лиц, находящихся сегодня в зале суда.

Сторона обвинения полагает, что раскаяние подсудимых является формальным, направленным на избежание уголовной ответственности. Дерзость совершенных преступлений и степень их общественной опасности позволяют утверждать, что исправление указанных лиц невозможно без изоляции от общества. 

Подсудимые, лишившие жизни потерпевшего, по мнению обвинения, заслуживают максимально строгого наказания, предусмотренного санкцией части 2 статьи 105 УК РФ, так как содеянное ими позволяет утверждать, что они противопоставили себя обществу и его интересам, а потому должны быть изолированы на максимальный срок в целях обеспечения безопасности наших граждан.

На основании вышеизложенного, прошу суд:

— признать всех подсудимых виновными в совершении инкриминируемых преступлений;

— следователю-инспектору, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 299 УК РФ, назначить наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

— стражам Францу и Виллему, обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 286 УК РФ, в виде наказания назначить 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

— каждому из подсудимых, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного пунктами «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ, назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

* — Имена чиновников РАПСИ не называет с целью сохранения их чести и возможности продолжения работы в госорганах в случае вынесения оправдательного приговора.

Следующее заседание по делу чиновников, в ходе которого защита представит свои доказательства и озвучит позицию, состоится 18 июля в 19.00.

Мастерская Петра Фоменко: Вещий сон Йозефа К. 

Роман этот с трудом поддается инсценировке — а как еще можно объяснить малое количество постановок? Но филолог по первому образованию, Богомолов обошел все подводные камни и явил на сцене «Табакерки» историю холодную и твердую, как металл органных труб — недаром органная музыка звучит основной темой на протяжении всего спектакля.

Недавний выпускник Школы-студии МХАТ Игорь Хрипунов прекрасен в роли Йозефа К. : ни одной реплики он не произносит «в проброс», все время пытается понять, оценить, вырваться из абсурдистского морока процесса. Безусловное ощущение покорности судьбе, тяжелое, как запах склепа, преследует неотступно. И остальные герои погружены в эти обстоятельства целиком, бездумно. Больше всего персонажи «Процесса» напоминают зомби: даже небрежно зашитые иглой прозектора швы у каждого на спине присутствуют. Художник спектакля Лариса Ломакина смогла создать в камерном пространстве площадки обстоятельства кошмарного сна: тут и скрипучие двери, и разбитые стекла окон, и непонятно откуда взявшийся гроб на тележке, и чернокрылый ангел, которого играет Игорь Верник. Он, кстати, как и многие, исполняет сразу несколько ролей: судью и художника суда. И оба они — и Люцифер, и его приспешник — страшные до тошноты, с омерзительными мертвецкими улыбками: странным образом героическая «голливудская» внешность Верника вдруг преобразуется в «квазимодовы» гримасы.

Великолепная Яна Сексте едина в трех лицах. Она играет распутную прачку-уборщицу, которая занимается сексом прямо в зале суда — издавая сладострастные постанывания, но сохраняя ясный взгляд. Она же - Лени, возлюбленная Йозефа К. , экономка адвоката с приятным слуху акцентом — циничная и красивая управительница бесчестного дома. И она же - модель художника, блаженная горбунья, уродливая, будто только что сошла с брейгелевского полотна: беспечно хихикая, она лижет леденец на палочке.

Борис Плотников играет не только трепетного дядю Йозефа К. , который ходит с огромной корзиной красных, спелых, душистых яблок, от свежести которых еще больше чувствуется безысходность ситуации. Он же - тюремный капеллан, последний человек на жизненном пути Йозефа. Во время длиннейшего монолога Плотникова зал сидит оцепеневший: притча капеллана о непререкаемой и истинной правде закона звучит как сказка на ночь для внучатого племянника, а не исповедание осужденного.

Ужасающие монстры ходят по сцене, и никак невозможно сопереживать никому из героев, даже Йозефу К. — эта ледяная отстраненность делает спектакль никак не притчей, а абсолютно реалистичной историей, происходящей здесь и сейчас, и лихорадочное отделение зрителя от действия — ура, это не со мной, это не я! — только подтверждает сказанное.

Впрочем, одно существенное проявление уважения к главному герою у мизантропа Богомолова в спектакле есть. Он не допустил непристойно обыденной и оттого еще более ужасной кафкианской гибели героя: Йозефа К. не станут суетливо бить ножом в сердце на темной аллее. Он погибнет трагически и величественно: в грудь с размаху войдет труба церковного органа, а руки осужденного судорожно дернутся, будто пытаясь и на последнем вздохе доказать абсурдность предъявленных обвинений. 

Йозеф К. переехал в русскую глубинку / Культура / Независимая газета

"Процесс" Кафки на "Золотой маске" показал театр из Глазова

Немецкую философию глазовцы разбавили русскими популярными песнями и национальной тоской. Фото Лии Вересовой предоставлено пресс-службой фестиваля

Конкурс премии «Золотая маска» подходит к концу. Награждение состоится уже в среду, 19 апреля. Пока же в Москве выступают последние номинанты. Глазовский театр «Парафраз» из Удмуртии сыграл авторскую версию абсурдистского романа немецкого классика.

«Парафраз» – необычный театр на карте России, его можно сравнить, наверное, только с маленькими  театрами Красноярского края (из Шарыпова, Лесосибирска, Мотыгина). «Парафраз» – театр муниципальный, небольшой (актеров всего 14 человек), его истоки – в театре народном, некоторые актеры добирали профессию параллельно с работой на сцене. Такие театры творчески выживают за счет сильных лидеров. Нынешний худрук театра «Парафраз» – Дамир Салимзянов, актер, режиссер, драматург, уже больше 10 лет развивает труппу и репертуар. В позапрошлом году  в офф-программе фестиваля театр участвовал с новогодней полудокументальной драмеди о женской доле «Дуры мы, дуры», полностью раскрывающей комедийный потенциал труппы.  

Своих зрителей театр наверняка знает в лицо: население города Глазова меньше 100 тыс. Поэтому коллаборация с публикой здесь мера необходимая. Этим  можно объяснить  и особый взгляд на кафкианский «Процесс». Дамир Салимзянов написал свою инсценировку по мотивам, поставил и визуально оформил спектакль. 

Весь выморочный, инфернальный ландшафт романа опрокинут режиссером в утрированный российский быт. Главный сценографический образ спектакля – ковш бульдозера. В самом начале действия, в качестве пролога – символичная сценка. Водитель бульдозера с громкоговорителем пытается переспорить одинокого пикетчика, который, лежа на шоссе, бунтует против сноса его дома-пятиэтажки. Так что последующее противостояние Йозефа К. (среди разъятого ковша, готового его поглотить) системе – обреченный бунт одиночки. Скорее даже не системе, а среде. Ее главные носители – добрые гопники на службе аморальной администрации города.  Провинциальная шпана оттесняет и выталкивает неуместно рефлексивного  и «незамусоленного» – офисный костюм с иголочки – банковского клерка Йозефа К. 

Владимир Ломаев играет его податливым и внушаемым – он через силу, но соглашается  на все условия своего Процесса. Но актер не отпускает с красивого лица брезгливо-презрительной усмешки, как бы догадываясь, что роковым образом попал в абсурдное зазеркалье – лопасти ковша бульдозера зеркальной поверхностью отсвечивают в зал. 

Как в лабиринте кривых зеркал, его ждут бессмысленные встречи с людьми – фриками. Полуслепой, лебезящий служка в суде (Евгений Иванов), вместо написания бумаг лопающий пузырики на пленке. Его полногрудая, ластящаяся к каждому встречному жена (Александра Конькова). Иван Васильев – хрупкий артист с детским лицом – точно  и крупно играет  сразу двух запоминающихся героев –  студента, занятого бесконечным процессом самоудовлетворения, и  коммерсанта Блока, который как осиновый лист дрожит перед адвокатом и добровольно, без тени сомнения снимает штаны для публичной порки. 

«Процесс» Кафки камертоном времени плотно вошел в репертуары театров последних сезонов. Тимофей Кулябин в «Красном факеле» ставил роман как фильм в театре (см. «НГ» от 17.10.16) – выхолощенный, стерильный, кстати, тоже не обошедший мотива проснувшегося садомазохизма  общества. Все герои  «Процесса» в этой постановке живут под взглядом вездесущих камер.  

Трактовка театра «Парафраз», как бы вымывающая из романа весь литературный пафос, заостряющая обыденный социальный абсурд (гротескные, острохарактерные роли составляют эту народную галерею), близка к сатирическому изображению жизни. Дамир Салимзянов уходит от любимого хода в трактовке этого мрачного произведения запугать зрителя, а  вместе с ним смеется над несовершенством действительности, хаотично нагромождая все приметы пародийной провинции – от попсы из колонок до штанов с лампасами.  

Салимзянов играет несколько  ролей второго плана (это одна из номинаций спектакля).  Вначале он зачитывает Йозефу главу Конституции России как сказку  на ночь, убаюкивая  завиральными постулатами: «Достоинство личности охраняется государством», «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению». Затем художником-пропойцей Титорелли увещевает выбрать между мнимым оправданием  и волокитой, попутно сыпя авторскими перлами: «Достаточно того, что мы живем в свободной стране, а личная свобода для каждого – это, знаете ли, перебор». В финале судебным Капелланом он пересказывает Йозефу К. притчу о вратах Закона как простой сказитель, разжевывая выводы и простодушно удивляясь тугодумству обвиняемого. Эта сцена в шумном спектакле, заведомо интимная, подводит промежуточный итог, вскрывая еще один пласт «Процесса» – самосуд совести человека. 

Ясно, что многим спектакль глазовского театра, где рафинированный Кафка занижен до среднерусской расхлябистости, одержимости, недалекости (в одной из показательных сцен спектакля судебные приставы с жаждой наживы наспех рассовывают по карманам нижнее белье обвиняемого – «у меня семья, а он вообще жениться собрался»), может показаться забавным, но не глубоким памфлетом. Тем более что в столичном контексте спектакль, конечно, бледнеет за счет своей наивности. Но она же – его сильная сторона.

В глаза бросаются недавние новостные сводки: обвиняемый был вызван в Следственный комитет, у его здания он простоял более часа, но внутрь его так и не пустили. «Однако, врата  Закона,  как всегда, открыты, привратник  стоит  в  стороне,   и   проситель,   наклонившись, старается  заглянуть  в  недра  Закона» – Кафка, 1915 год.  

Комментарии для элемента не найдены.

«Какой смысл произведения и концовки Франца Кафки «Процесс»?» – Яндекс.Кью

Мммм. Мне всегда казалось, что сложность прозы Кафки несколько преувеличена, в том числе, за счет флера безумия, окружающего образ писателя в массовом сознании. Впервые взявшись читать то или иное произведение Кафки, читатель, благодаря гуляющим по интернету мемам про человека-жука и про «Любовь – это нож, которым я копаюсь в себе», заранее предчувствует столкновение с чем-то непостижимым, необъяснимым, чудовищным.

Открывая «Процесс», мы прыгаем с места в карьер и сразу встречаем героя, который внезапно обнаруживает, что попал под арест. И если поначалу он худо-бедно сопротивляется таинственным незнакомцам, то впоследствии круговорот допросов, обтекаемых фраз и душных комнат затягивает Йозефа К. так глубоко, что его попытки защитить себя выглядят все более вялыми, путаными, бессмысленными. Начавшись с абсурда – ну как, казалось бы, человек может не знать, за что его арестовали? и как судебная система может не дать ему внятный ответ на этот вопрос? – история им же и заканчивается: Йозеф К. погибает на импровизированном эшафоте, так и не разобравшись, что именно вменяется ему в вину.

Герой Кафки оказывается в центре самого страшного кошмара любого человека: событиями в «Процессе» управляют не все эти похожие друг на друга чинуши, а некая загадочная сила - ужасная в своей неопределенности. Никто не знает, что случится с ним завтра, в какой процесс он попадет и чем этот процесс завершится – говорит нам Кафка. Он безжалостно облекает в слова наш самый сильный страх - страх неизвестности. Поэтому к концу романа читатель приходит в таком душевном раздрае, что ему, как правило, уже наплевать, за что на самом деле поплатился жизнью Йозеф К.

Тем не менее, мы, в отличие от Йозефа К., вполне можем противостоять мрачному гению Кафки, на время отложив все свои страхи - рациональные и иррациональные. И с этой перспективы открывается множество трактовок романа. Я приведу лишь самые очевидные.

Первая: «Процесс» - это метафора человеческой жизни. Неслучайно действие романа начинается в день рождения Йозефа К., а слово «суд» созвучно слову «судьба». К сожалению, не владею немецким языком, поэтому не могу утверждать, что эта своеобразная паронимия сохраняется и в нем. С рождения и до самой смерти человек неизбежно ощущает себя объектом суда: его судят и друзья, и враги, и общество, и сущность, называемая Богом. Вероятно, в случае с «Процессом» мы должны говорить, в первую очередь, о процессе суда над самим собой.

Йозефа К. ведь не упекают мгновенно в тюрьму, а позволяют ему жить относительно привычной жизнью. Тюрьму создает вокруг себя он сам, постоянно возвращаясь к мысли о процессе, задыхаясь от всепоглощающего чувства вины. Вина, по Кафке, вообще определяет человеческое бытие. Да и сознание - тоже. И тут уже вам решать, как оценивать смерть Йозефа К. в финале книги – как наказание или как награду, избавление от мучений.

С другой стороны, Йозеф К. действительно может быть преступником. Людям ведь свойственно совершать дурные поступки и отказываться нести за них ответственность. Сложно поверить в то, что к тридцати годам герой не сделал никому ничего плохого. Правда, тяжести совершенного им преступления мы не знаем: он мог убить человека, а мог прихлопнуть муху. Любое твое действие может быть признано преступным - в зависимости от того, кто вершит над тобой суд. Учитывая наличие в романе библейских аллюзий, Кафка явно намекает здесь на христианские догматы. А значит, "Процесс" - еще и религиозно-философское произведение.

Кроме того, следует помнить, что «Процесс» был написан на заре Первой мировой войны, когда общество предчувствовало глобальные перемены. Отдельные личности ощущали причастность к этим переменам, считали себя теми, кто творит историю. Йозеф К., напротив, пассивен, он – маленький человек, который видит значительно дальше своего носа и в глубине души понимает, что историю творят безжалостные, неуправляемые массы. Отдельно взятому человеку бесполезно сопротивляться этому процессу.

И конечно, русский читатель, сталкивавшийся с родной судебной системой, неизбежно узнает в герое Кафки себя. Попробуйте поделить с неожиданно объявившимися дальними родственниками квартиру умершей бабушки в центре Москвы – вам еще и не так грустненько будет, ну.

Oskarżony Józef K., skromny pracownik korporacji

Jeden z najważniejszych tekstów XX-wiecznej literatury przerobili na operę Филип Гласс - гуру американской музыки, także filmowej (z nominacjami oscarowymi), oraz Christopher Hampton, драматические озвученные «удивительные фильмы» (прослушивание новых фильмов) to Rzecz Nowa, z 2014 roku.

Кто знает минималистичную музыку Glassa, usłyszy w niej to samo co od lat. Kompozytor buduje swój świat z obsesyjnie powtarzanych, krótkich motywów rozpisanych z reguły na mały zestaw Instrumentalistów.W Szczecinie jest ich zaledwie tuzin, ale dyrygent Jerzy Wołosiuk potrafił tak odczytać partyturę, e w tej zapętlonej muzyce nawet wdzierające sięgleęcigleę w uszy tempian same dźwięmatki forte.

Kto zna powieść Franza Kafki, nie będzie zaskoczony. Opera podąża za tokiem zdarzeń literackiego pierwowzoru, choć dokonano znaczącej их интерпретации. «Proces», który doczekał się licznych adapacji filmowych i teatralnych, bywa często odczytywany jako obraz bezdusznego systemu, w zderzeniu z którym niewinny człowiek nie ma najziejs.Historia, która przeorała Europę już po śmierci Kafki, udowodniła, jak trafna była diagnoza pisarza.

Ale na «Proces» można spojrzeć inaczej. Скоро każdy może zostać oskarżony, to może każdy ma też w sobie własny trybunał, przed którym w pewnym momencie musi stanąć? A zatem powi.

Tę uniwersalną wymowę «Procesu» - jakże aktualną dla nas w obecnym czasie - wzmocniła szczecińska inscenizacja. Reżyserka Pia Partum przeniosła Józefa K.(w powieści prokurenta bankowego) do współczesnej korporacji. W biurowym wnętrzu toczy się cała akcja, bo zgodnie z zaleceniami śledczych mimo oskarżenia on ma yć tak jak dotąd.

Realizm konkretnych rozwiązań scenicznych mocniej uwypukla, że ​​to przed samym sobą Józef K. ma się rozliczyć i ewentualnie uniewinnić. Gdyby reżyserka nie poprzestała na ogólnym zarysowaniu kolejnych sytuacji scenicznych, dwoistość świata zewnętrznego i prywatnego wypadłaby znacznie wyraziściej.

Przy takiej zaś koncepcji reżyserskiej szczególna odpowiedzialność spoczywała na niemieckim barytonie Christianie Oldenburgu w roli Józefa K.I to dzięki niemu ta opowieść żyje teatralnie i muzycznie A spośród licznych wykonawców postaci friendiego planu jego równorzędnymi partnerami okazali sięs Pavlo Tolstoy (Titorelli Pałsuk) и Rafa.

Duane Morris LLP - Джозеф К. Уэст, партнер и главный сотрудник по вопросам разнообразия и интеграции

Джозеф К. Вест является партнером группы судебной практики фирмы и занимается сложными судебными разбирательствами, занимаясь различными вопросами в областях, включая, помимо прочего, коллективные иски, страховые споры, коммерческие судебные разбирательства, зонирование и землепользование, катастрофические травмы, ответственность за продукцию, включая автомобили, а также труд и занятость.Г-н Уэст также является членом совета партнеров фирмы и является ее главным директором по разнообразию и инклюзивности, в этом качестве он руководит всеобъемлющей программой Дуэйна Морриса по разнообразию и инклюзивности и возглавляет консультационную практику фирмы по вопросам разнообразия и инклюзивности. Г-н Уэст консультирует местные и международные компании по широкому кругу юридических вопросов, а также представляет, обучает и консультирует многочисленные ассоциации и компании, включая публично торгуемые компании, их советы директоров и генеральных директоров, по вопросам, связанным с разнообразием и инклюзивностью и соблюдением требований, рисками. управленческие и корпоративные стратегии, связанные с этими вопросами.Он помог создать первую в своем роде практику консультирования по вопросам разнообразия и инклюзивности в фирме, которая получила признание за новаторский подход к разработке программ и решений устойчивого разнообразия и инклюзивности для юридических лиц. Его клиенты варьируются от стартапов до компаний из списка Fortune 500 и в настоящее время включают Walmart Stores, Inc., Exxon Mobil, The Carolina Panthers, базирующуюся в Дубае группу Al Ahli Holding, Mercedes Benz-USA, Altria, Discover Financial Services, Inc. и Jabil Circuit. , Inc.

Г-н Уэст - отмеченный наградами, признанный на национальном уровне авторитет в области разнообразия и инклюзивности, который много работал, читал лекции и писал по вопросам разнообразия и инклюзивности, влияющим на бизнес и профессию юриста. Он читал лекции в юридической школе Джорджа Мейсона Антонина Скалиа по корпоративному лидерству и разнообразию и был приглашен школой для разработки первой в своем роде учебной программы по корпоративному разнообразию и инклюзивности.

До прихода в Дуэйн Моррис г-н.В качестве президента и генерального директора Ассоциации корпоративных юристов меньшинств (MCCA) Уэст провел почти пять лет, сосредоточившись на разнообразии и вовлечении в юридическую профессию. До MCCA г-н Уэст был заместителем главного юрисконсульта - главой отдела глобального управления внешними юрисконсультами в Walmart Stores Inc., где он отвечал за управление отношениями компании со всеми внешними юристами по всему миру, включая надзор за более чем 600 юридическими фирмами и бюджет более 300 миллионов долларов. Он также был членом группы коллективных исков / сложных судебных разбирательств Walmart, где помогал управлять и разрабатывать стратегии судебных разбирательств по нескольким принципиально важным вопросам, включая самый крупный групповой иск в США.История С. До прихода в Walmart он работал помощником главного юрисконсульта в судебной группе Entergy Corporation, интегрированной энергетической компании, входящей в список Fortune 500. Там он выступал в качестве ведущего юрисконсульта в ряде высокопоставленных судебных заседаний и судейских коллегий, апелляционных разбирательств и арбитражных разбирательств от имени компании. До Entergy г-н Уэст более 13 лет проработал в качестве судьи и партнера в юридических фирмах в Луизиане, представляя клиентов в государственных и федеральных судах, а также в арбитражных и посреднических процедурах.

Г-н Уэст приобрел обширные знания в вопросах разнообразия и инклюзивности, работая с компаниями и юридическими фирмами над улучшением их показателей разнообразия и инклюзивности, обучения и программ. В Walmart г-н Уэст успешно использовал свою роль главы глобального управления внешними юрисконсультами для установления и достижения целей компании в отношении разнообразия и инклюзивности за счет расходов на внешних консультантов, за что он признан одним из лидеров бизнес-обоснования разнообразия. и для облегчения роли компании в качестве первого участника Инициативы по вовлечению в Национальную ассоциацию юридических фирм, принадлежащих меньшинствам и женщинам.В качестве президента и генерального директора MCCA он утроил членство в национальной группе защиты корпоративного разнообразия и вопросов инклюзивности и создал программы, направленные на расширение возможностей для юристов из числа меньшинств и женщин в отделах корпоративного права и в фирмах-членах, повышение юридических навыков корпоративных юристов и содействие возможности развития бизнеса для корпоративных юристов.

Г-н Уэст был избран и в настоящее время входит в совет директоров Комитета юристов по гражданским правам в соответствии с законом.В настоящее время он является членом секции юридического образования и приема в коллегию адвокатов ABA, которая курирует аккредитацию национальных юридических школ, и избирается председателем совета сроком на один год. Г-н Уэст также служит трехлетний срок в качестве члена Попечительского совета Университета Ксавьера Луизианы. Ранее он работал в Комиссии ABA по вопросам разнообразия и интеграции 360 по назначению тогдашним президентом ABA Полетт Браун. Он был членом Целевой группы ABA по финансированию юридического образования и работал в Комиссии ABA по расовому и этническому разнообразию в профессии.Г-н Уэст также был членом Руководящего комитета ACC Value Challenge Ассоциации корпоративных юристов и входил в Совет по делам искусств Нового Орлеана и Совет по корпоративному лидерству Walton Arts Center.

В 2019 году г-н Уэст был удостоен первой награды «За заслуги в жизни»: «Разнообразие и равенство» от Chambers and Partners. Г-н Уэст был включен в список самых влиятельных чернокожих юристов журнала Savoy за 2018 год. Он был награжден премией Diversity Collaboration Award в 2016 году от JTB Pipeline Organization, наградой Beacon Diversity Award в 2014 году от Black Entertainment and Sports Lawyers Association, Louis L.Redding Lifetime Achievement Award в 2014 году от Ассоциации адвокатов штата Делавэр и награда за выдающиеся достижения в бизнесе в 2014 году от Washington Business Journal. Каждый год, начиная с 2013 года, он был включен в список Power 100 самых влиятельных поверенных из числа меньшинств по версии Lawyers of Color, Inc. Г-н Уэст был назван CUP Catalyst Советом городских профессионалов в его инаугурационном списке 2012 года, а в 2010 году. Национальная коллегия адвокатов назвала его штатным советником года. Его вклад вне юридического сообщества был признан ABC и NBC за личную помощь, которую он оказал пациентам, оказавшимся в методистской больнице в Новом Орлеане, штат Луизиана, во время и после урагана Катрина, разрушившего город Новый Орлеан в 2005 году.

Г-н Уэст окончил юридический факультет Тулейна, где раньше работал адъюнкт-профессором судебной адвокатуры. Он получил степень бакалавра журналистики в Южном университете.

Хиропрактик Нью-Йорк | Мануальный терапевт Рожь

Ваш мануальный терапевт во Ржи и центре Манхэттена


Covid-19, обновление

Добро пожаловать в практику хиропрактики доктора Джозефа К. Аскинаси! Доктор Аскинаси - мануальный терапевт из Ри и Манхэттена, специализирующийся на хиропрактике, ортопедии и прикладной кинезиологии.Его продвинутая подготовка помогла ему стать одним из ведущих хиропрактиков в своем сообществе, и на протяжении своей карьеры он помог буквально тысячам людей справиться с различными острыми и хроническими состояниями или даже вылечиться от них.

Предлагаемые индивидуальные услуги

В офисе доктора Аскинаси вы больше, чем симптомы, которые привели вас к нам. Вы - прежде всего человек с уникальной физиологией, биологией, генетикой, личностью, образом жизни и опытом.Все эти факторы вступают в игру, когда доктор Аскинаси оценивает вас и разрабатывает уникальный план лечения, который будет отвечать вашим конкретным потребностям и устранять как симптомы, так и основную причину (или причины) этих симптомов.

Важно понимать, что основные причины дисфункции часто бывают скрытыми или косвенными; то есть они могут не вносить активного вклада в симптомы в данный конкретный момент, но «готовят почву» для дисфункции. Вот почему консультация с опытным и знающим мануальным терапевтом действительно может иметь для вас огромное значение, и даже вы почувствуете себя лучше, чем вы думали.

Невозможно узнать точные услуги, которые вы получите, когда придете к доктору Аскинаси, пока он не сможет оценить вас и получить четкое "целостное" представление о вашем теле, здоровье и общем самочувствии. Основываясь на своих выводах и вашем мнении, он может использовать одно или несколько научно-обоснованных вмешательств, в том числе:

Позвоните в нашу команду манхэттенских и ржаных хиропрактиков сегодня, чтобы обеспечить вам здоровую жизнь, которую вы заслуживаете

Вы устали бороться с хронической болью и дисфункцией? У вас острая травма или вы просто чувствуете, что вам нужна помощь в улучшении здоровья? Позвоните нашему манхэттенскому и ржаному мануальному терапевту, доктору.Аскинаси. Для него большая честь работать вместе с каждым из его пациентов, чтобы найти подходящий план ухода, который будет отвечать их уникальным потребностям.

Чтобы назначить первичную консультацию в Нью-Йорке, свяжитесь с нашим офисом на Манхэттене по телефону 212-557-5822 или, если вы живете ближе к Рю, свяжитесь с нашим вторым офисом по телефону (914) 481-4692. Мы также приглашаем вас изучить наш веб-сайт, чтобы узнать больше о том, кто мы и как мы можем помочь вам и вашим близким любого возраста. Пожалуйста, не стесняйтесь звонить; для нас будет честью служить вам!

Щелкните здесь, чтобы просмотреть подкаст "HTW с Зои и Эрикой", в котором я был гостем

Джозеф К.Рейнхарт - поверенные

Джозеф К. Рейнхарт

Область акцента

Джо Рейнхарт является акционером и сопредседателем Группы по энергетике и природным ресурсам Babst Calland. Он также является членом экологической группы фирмы. Его экологическая практика сосредоточена на областях экологического права, которые касаются разработки нефтяных и газовых скважин, эксплуатации химических заводов, добычи угля и других видов добычи. Кроме того, практика г-на Рейнхарта включает применение государственных и федеральных законов, регулирующих удаление пластовых вод и других отходов, образующихся в газовой, угольной и электроэнергетической отраслях.Г-н Рейнхарт также регулярно консультирует клиентов по вопросам программ реабилитации с учетом рисков, таких как Программа закона штата Пенсильвания 2, особенно в том, что касается отходов, полученных из ископаемого топлива.

Г-н Рейнхарт имеет более чем 30-летний опыт работы в области экологического права. Он представлял интересы промышленных и коммерческих клиентов во многих сложных разрешительных и правоприменительных вопросах в соответствии с федеральными законами и законами штата. Г-н Рейнхарт согласовал приказы о согласии с агентствами для урегулирования обязательств, связанных с обязательствами по рекультивации и восстановлению в соответствии с SMCRA, CERCLA, RCRA, SDWA, Законом о нефти и газе Пенсильвании, Законом об обращении с твердыми отходами, Законом Пенсильвании об очистке опасных участков и Законом Пенсильвании. Закон о чистых ручьях.Он согласовывал положения об охране окружающей среды в деловых операциях с угольными шахтами, нефтехимическими предприятиями и промышленными объектами в Соединенных Штатах.

Г-н Рейнхарт часто читает лекции о новых разработках в области экологического права и от имени промышленности комментирует инициативы регулирующих органов. Начиная с 2003 года, а затем ежегодно, он назначался секретарями Департамента охраны окружающей среды Пенсильвании в Консультативный комитет по твердым отходам Пенсильвании (SWAC).Кроме того, г-н Рейнхарт является попечителем Фонда энергетического и минерального права, где в настоящее время входит в состав его комитета по стипендиям для студентов-юристов. Он также был сопредседателем программы Нефть и газ в 60 th Annual Rocky Mountain Mineral Law Institute в Вейле, Колорадо, и председательствовал в программе Oil & Gas в Ежегодном институте Фонда энергетического и минерального права 2015 года. на острове Амелия, Флорида.

Фон

г.Рейнхарт получил степень бакалавра искусств. окончил Университет Нотр-Дам в 1981 году и получил степень доктора права на юридическом факультете Питтсбургского университета в 1984 году. С 1984 по 1988 год он работал советником Департамента экологических ресурсов Пенсильвании. Г-н Рейнхарт пришел в юридическую фирму в 1988 году и в течение восьми лет занимал должность председателя группы по охране окружающей среды.

Членство и принадлежность

Г-н Рейнхарт имеет лицензию на практику в Пенсильвании и Западной Вирджинии. Он является членом Коллегии адвокатов округа Аллегейни, штат Пенсильвания, Западная Вирджиния, и Американской коллегии адвокатов.Г-н Рейнхарт был включен в список Лучшие юристы Америки © Секции экологического права с 2003 года; Судебная практика - Экологическая секция с 2011 года; Секция Закона о природных ресурсах с 2017 года; и Секции энергетического права с 2018 года по рейтингу BL Rankings. Он также был признан Best Lawyers ® «Юрист года в области энергетики» за 2018 год, «Юрист года» в области экологического права в 2019 г. и «Юрист года в области природных ресурсов 2021 года» в Питтсбурге, штат Пенсильвания.

Публикации / презентации
  • Рейнхарт, Джозеф К. и Грэм, Мередит Одато, «Выход на глобальный уровень: расширение объема экологической экспертизы для энергетического сектора», Конференция по экологическому праву энергетической отрасли, Институт энергетического права, май 2018 г.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Экологические разрешения и вопросы для нефтехимической промышленности», Специальный институт нефтехимии Фонда энергетического и минерального права, 11 апреля 2018 г.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Перспективы правительства и НПО в отношении поправки к экологическим правам и других актуальных экологических проблем», Конференция Института энергетического права и политики Питта Лоу 2018 г., 15 марта 2018 г.
  • Рейнхарт, Джозеф К. и Лукас, Блейн А., «Анализ потенциальных конфликтов при разработке месторождений сланцевого газа: конфликты между государством и местными органами власти в свете Range Resources и Huntley & Huntley », Специальный институт Фонда минерального права Роки-Маунтин по вопросам разработки в сланцевых месторождениях Марцеллуса, Mineral Law Series, Volume 2010, Number 5, 7 декабря 2010 г.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Соответствие муниципальным и остаточным отходам», Торгово-промышленная палата Пенсильвании, апрель 2008 г.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Экологические соображения при разработке проектов альтернативной энергетики», Американская ассоциация планирования, Ежегодная национальная конференция, 15 апреля 2007 г.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Закон о стандартах портфеля альтернативных источников энергии», представленный 14 сентября 2006 г. как часть презентации, организованной Британо-американским деловым советом под названием «Правовая политика и экономические факторы альтернативной энергетики».
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Источники и развитие стандартов Закона 2», Форум экологического права, Институт адвокатов Пенсильвании, PBI № 2006-4215.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Обновление твердых отходов», Форум экологического права, Институт адвокатов Пенсильвании, PBI № 2001-2708.
  • Рейнхарт, Джозеф К., и Кристман, Стейсиа, «Применение законов и принципов о зрелых месторождениях штата в горнодобывающей, газовой и электроэнергетической отраслях», 21 Energy & Min. L. Inst. Гл. 3, 2000.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Элементы идеальной программы зрелых месторождений штата», представленная 15 апреля 1999 года в Сан-Антонио, штат Техас, в рамках курса, организованного корпорацией оценки рисков под названием «Расчет и понимание риска, связанного с выбросами химических веществ в окружающую среду».
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Новости горнодобывающей промышленности», Форум экологического права, Институт адвокатов Пенсильвании, PBI № 1997-1232.
  • Рейнхарт, Джозеф К., «Создание пулов и объединений в Пенсильвании: обзор», Закон о разработке минеральных ресурсов, Институт адвокатов Пенсильвании, PBI No.1984–276.


Адвокат - Джозеф К. Фортье

Джо потратил почти четыре десятилетия, помогая крупным группам корпоративной недвижимости и другим клиентам достигать своих бизнес-целей, покупая, продавая, арендуя и развивая коммерческую недвижимость.

В качестве специального советника Департамента недвижимости, окружающей среды и энергетики Джо хорошо разбирается в бизнесе клиентов, отрасли и текущем рынке. Он применяет практический, основанный на оценке рисков подход к проблемам клиентов, гарантируя, что клиенты могут легко предпринять эффективные действия для продвижения своих проектов.

В своей национальной практике коммерческой недвижимости Джо накопил обширный опыт в коммерческой аренде (как для арендодателей, так и арендаторов), приобретении, отчуждении и заключении строительных контрактов. Он представляет отделы корпоративной недвижимости нескольких компаний из списка Fortune 100 в их национальных и международных проектах коммерческой недвижимости. Его опыт включает коммерческие офисы, розничную торговлю, промышленные объекты и объекты смешанного использования.

Например, Джо недавно заключил договор об аренде штаб-квартиры компании из списка Fortune 100 площадью 145 000 квадратных футов, провел переговоры и заключил несколько значительных коммерческих сделок продажи / обратной аренды и только за последний год заключил четыре крупных договора аренды офисных помещений на условиях индивидуального строительства.

Джо, внесенный в список Super Lawyers , является членом Коллегии адвокатов Коннектикута и Американской ассоциации адвокатов. Он также является членом Отделения Коннектикут-Вестчестер и Отделения Новой Англии CoreNet Global и является членом Международного совета торговых центров.

Джо также активен в своем сообществе. Он входит в состав консультативного совета по вопросам недвижимости Community Renewal Team, местной группы по борьбе с бедностью, занимающейся жильем для малообеспеченных, ветеранов, инвалидов и пожилых людей.

Джо получил докторскую степень в Корнельском университете и степень бакалавра искусств. и Б.С. из Университета Коннектикута.

Образование

  • Школа права Корнелла (J.D.)
  • Университет Коннектикута (бакалавриат и бакалавриат)

Прием адвокатов

Членство и принадлежность

  • Американская ассоциация юристов
  • Коллегия адвокатов Коннектикута
  • Коннектикут-Вестчестер Глава CoreNet Global, член правления
  • Международный совет торговых центров (ICSC)

Джозеф К.Лихи - Юридический колледж Южного Техаса, Хьюстон,

СТАТЬИ

ООО - это ключ: ложная дихотомия между непреднамеренным партнерством и свободой договора , 52 Tex. Tech L. Rev. 243 (2020). [Доступно на SSRN]

Промежуточная проверка взносов корпораций в политическую жизнь , 44 Fla. St. U. L. Rev. 1119 (2017) [доступно на SSRN].

Десятилетие после Disney: Учебник по доброй и злой воле , 83 U.Cin. L. Rev. 859 (2015) [доступно на SSRN].

Взносы корпораций в политическую жизнь как недобросовестность , 86 U. Colo. L. Rev. 477 (2015) [доступно на SSRN].

Корпоративный вклад Super PAC - пустая трата или самоокупаемость? Подробный обзор , 79 мес. Л. Ред. 283 (2014 г.) [доступно на SSRN].

Неудержимые мифы BarChris, 37 Del. J. Corp. L. 411 (2012) [доступно на SSRN].

Какая дилемма дилеммы? Переосмысление постоянной должной дилемии андеррайтеров после Worldcom , 30 Cardozo L.Ред. 2001 (2009 г.). Перепечатано в ценных бумагах 2010 г. Ред. §3: 1 [доступно на SSRN].

Лаборатории демократии? Инновации в политике в децентрализованных правительствах , 58 Emory L.J. 1333 (2009) (с Брайаном Галле) [доступно на SSRN].

ПРЕЗЕНТАЦИИ И РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Докладчик , Корпоративный политический вклад - бизнес-суждение? Корпоративный политический вклад - бизнес-суждение? на семинаре техасских ученых-юристов, Южный методистский университет, Даллас, Техас, август 2016 г.

Докладчик , Является ли корпоративный политический вклад бизнес-суждением? Национальная конференция ученых по бизнес-праву, Юридический университет Чикаго, июнь 2016 г.

Представлено, Корпоративные политические взносы как Ultra Vires на семинаре техасских ученых-юристов, Юридический центр Хьюстонского университета, Хьюстон, Техас, август 2015 г.

Спикер четвертого дня программы юридического образования Petrobras Юридического центра Хьюстонского университета, Программа углубленных юридических исследований Хьюстонского университета, Хьюстон, Техас, июнь 2015 года.

Представлено, Корпоративные политические взносы как Ultra Vires на Национальной конференции ученых в области коммерческого права, спонсируемой юридической школой Сетон Холл, Ньюарк, Нью-Джерси, июнь 2015 г.

Представлено, Промежуточное исследование корпоративных политических взносов , Южный Техасский университет, Юридическая школа Тергуда Маршалла, программа для преподавателей, Хьюстон, февраль 2015 г.

Представлено, Промежуточное исследование корпоративных политических взносов , Национальная конференция ученых по бизнес-праву, Юридическая школа Лойолы, Чикаго, июнь 2014 г.

Представлено, Промежуточное исследование корпоративных политических взносов , Юго-восточная конференция ученых-юристов, Юридическая школа Чарльстона, октябрь 2013 г.

Представлено, Взносы корпораций на политические цели - пустая трата или самоокупаемость? Взгляд внимательнее , Южный Техасский университет, Юридическая школа Тергуда Маршалла, программа для преподавателей, Хьюстон, апрель 2013 г.

Представлено, Непреодолимые мифы Бар-Крис, Южный университет Техаса, Юридическая школа Тергуда Маршалла, программа для преподавателей, Хьюстон, октябрь 2011 г.

Представлено, Непреодолимые мифы BarChris, Юго-восточная конференция ученых-юристов, Юридическая школа Чарльстона, октябрь 2011 г.

Джозеф К. Изес, доктор медицины - Больницы Университета Джефферсона

Закладка Поделиться профилем

Прием новых пациентов

Оценка пациентов

Joseph K Izes MD

Поставщик медицинских услуг Джефферсона Врач Университета Джефферсона

Ученое звание

Клинический доцент

Специальность

Урология

Если у вас есть учетная запись Jefferson Health MyChart, вы можете запланировать ее непосредственно в MyChart.

Обзор

Локации
Образование и стипендии
  • Медицинский колледж Джефферсона Университета Томаса Джефферсона, медицинская школа
  • Стажировка: Университетские больницы Томаса Джефферсона
  • Резиденция: Госпиталь Мерси Филадельфия
  • Резиденция: Клиника Лахи Хичкока
  • Резиденция: Медицинский центр Бет Исраэль Диаконисса
  • Стипендия: Клиника Лахи Хичкока
Принадлежность больницы
  • Университетская больница Томаса Джефферсона
  • Госпиталь Джефферсона Абингтона
  • Методистская больница Джефферсона
Принято страхование

Врачи Джефферсона принимают большинство планов медицинского страхования, включая перечисленные ниже.Однако принятие плана может варьироваться в зависимости от практики и может быть изменено. Если у вас есть вопросы о том, принимает ли конкретный врач вашу страховку, обратитесь в свою страховую компанию.

  • Aetna Better Health
  • Aetna HMO, PPO POS
  • Aetna Medicare
  • Целевой фонд пособий сотрудникам Aetna PA (PEBTF)
  • Allwell from PA Health & Wellness Health Plan
  • Амбеттер
  • Amer Assoc Пенсионеры (AARP)
  • AmeriHealth
  • Комплексный план AmeriHealth
  • AmeriHealth HMO
  • AmeriHealth Major Medical
  • AmeriHealth Personal Choice
  • Америхелс 65
  • Amerihealth Caritas
  • BC BS Особый уход
  • Berkshire Health Partners
  • Синий выбор
  • Синий крест / Синий щит
  • Синий крест / Синий щит Делавэра
  • Cigna HMO, PPO, POS
  • Cigna Healthspring
  • Clover Health Plan
  • Сеть здравоохранения потребителей PPO
  • КорВел
  • Ковентри / Health America
  • Девон
  • Эволюции (Ресурсы Хранителей)
  • Федеральный BCBS
  • Первая сеть здравоохранения
  • Укрепленная сеть провайдеров
  • Галактика
  • План медицинского страхования Geisinger
  • Health America PPO
  • Сеть управления здравоохранением PPO
  • Horizon Blue Cross / Синий щит
  • Горизонт HMO
  • HumanaChoicePPO, Medicare, GoldPlusHMO
  • Межгрупповое предпочтение
  • Keystone 65 HMO
  • Keystone First
  • Keystone First VIP Choice
  • Keystone Health Plan East
  • Medicaid PA
  • Medicare
  • ЖИЗНЬ Милосердия
  • Multiplan INC.
  • PPO с одной сеткой
  • Оксфорд PA
  • План медицинского страхования PA Health & Wellness Community Health Choice (CHC)
  • Персональный выбор (GPPPN)
  • Персональный выбор 65
  • Prime Health Services, Inc.
  • Частные системы здравоохранения (PHCS)
  • Provider Select Inc
  • Qualcare
  • UPMC HMO, чтение PPO HspEmpONLY
  • UPMC Medicare HMO
  • План охраны здоровья семьи США
  • United AARP Medicare Complete
  • United Healthcare
Рейтинги пациентов

Объяснения, которые поставщик медицинских услуг дал вам о вашей проблеме или состоянии:

Обращение к врачу по поводу ваших вопросов или опасений:

Усилия поставщика услуг по привлечению вас к принятию решений о вашем лечении:

Вероятность того, что вы порекомендуете этого поставщика медицинских услуг другим:

Узнать больше о рейтингах пациентов

Филиалы

9-я Южная улица, 33,
Люкс 703
Филадельфия, Пенсильвания 19107

Телефон: (215) 955-1000
Факс: (215) 503-2066

Получить направления 3 Полумесяц проезд
Этаж 2
Филадельфия, Пенсильвания 19112

Телефон: (215) 503-7124
Факс: (215) 503-3321

Получить направления
Свяжитесь с нами

Новые или вернувшиеся пациенты могут заполнить нашу безопасную онлайн-форму запроса на прием.Представитель Jefferson свяжется с вами по электронной почте, чтобы подтвердить вашу встречу.

Если вы предпочитаете поговорить с представителем JEFF NOW®, щелкните 1-800-JEFFNOW ниже. Вам будет предложено ввести свой номер телефона.

Звоните 1-800-JEFFNOW
Свяжитесь с нами

Новые или вернувшиеся пациенты могут заполнить нашу безопасную онлайн-форму запроса на прием. Представитель Jefferson свяжется с вами по электронной почте, чтобы подтвердить вашу встречу.

Если вы предпочитаете поговорить с представителем JEFF NOW®, щелкните 1-800-JEFFNOW ниже.Вам будет предложено ввести свой номер телефона.

Звоните 1-800-JEFFNOW .

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *