Йозеф куделка: Йозеф Куделка: гениальный документальный фотограф

Йозеф Куделка: гениальный документальный фотограф

В копилке документального фотографа более 100 известных работ. Он умело передает через объектив камеры свое видение мира и отношение к ситуации, не боится высказывать мысли и критиковать известных личностей. Даже те фотографии, которые сделаны мимолетно, выглядят так, будто автор долго выстраивал композицию, искал удачный ракурс. Один снимок гениального фотографа мог рассказать целую историю, передать душевное состояние героев, попавших в объектив. Творческий путь Йозефа не закончен. Он трудится и сегодня, радуя поклонников новыми шедеврами.

Жизненный путь

Появился на свет будущий документальный фотограф 10 января 1938 года. Его детство прошло в деревне Босковцы (Южномаравский край).

После окончания школы он поступил в Пражский технический университет. На данном этапе Йозеф Куделка (Josef Koudelka) не планировал связывать свою жизнь с фотографией, но камера частенько во время прогулок оказывалась у него в руках. Прилежный студент в 1961 году получил степень, и на протяжении 6 следующих лет трудился авиаинженером. При этом он продолжал на любительском уровне заниматься фотографией. Параллельно с основной работой он устроился в столичный театр на должность фотографа.

В 1967 году в Кракове была организована фотовыставка, на которой представил свои работы и Куделка. Компетентная комиссия обратила внимание на «живые» фотографии. Йозефа признали профессиональным фотографом, после чего его жизнь обрела новый вектор развития. Он начал плотно заниматься своим увлечением, превратил его в профессию.

В 1968 году талантливого и готового пожертвовать собственной жизнью ради хорошего кадра фотографа заметил Ян Берри, работающий в фотоагентстве Магнум. Присмотревшись к Йозефу Куделке, руководство агентства в 1971 году приняло его в штат. Здесь он тесно сотрудничал с известным на то время фотожурналистом Анри-Картье Брессоном. Впоследствии они стали хорошими друзьями. В 1980 году Йозеф получил французское гражданство и продолжил трудиться в «стране любви». В 1994 году Куделку пригласили для участия в съемках фильма «Взгляд Уилисса». Необычными работами, которые надолго врезаются в память, фотограф радует своих почитателей и сегодня.

Творческий путь

Фотография увлекала Йозефа Куделку с детства. Первая камера была куплена на деньги, вырученные от продажи мороженщику клубники. Даже без специального обучения юному фотографу удавалось поймать интересные кадры, передать через снимки настроение и важные мысли о жизни общества.

После признания на краковской выставке Йозефа профессиональным фотографом, он вплотную занимается исключительно фотографией. Первая тема, которая вызвала у него интерес – жизнь цыган. Чтобы запечатлеть быт и традиции этого народа, Куделка отправился в Румынию.

Он собирал материал 10 лет. Результатом работы стала книга «Цыгане». Она принесла на тот момент уже известному в узких кругах фотографу всеобщую славу. Фотограф не ожидал такой оценки своей работы. Вместе с признанием пришла и ответственность за публикуемый материал. В одном из интервью Йозеф отмечал, что после выхода книги о цыганах трудно было смириться с мыслью, что видеть его работы могут теперь не только люди, которым он сам их показал.

Йозефу удалось запечатлеть вторжение в Прагу государств-учасников Варшавского договора, которое произошло 21 августа 1968 года. Отснятые кадры могли стоить жизни фотографу. Позже снимки были вывезены из страны и Эллиотт Эрвитт, к которому они попали в руки, опубликовал их во многих зарубежных изданиях.

Из соображений безопасности имя автора указано не было. О своем авторстве Куделка заявил лишь в 1984 году, после смерти отца, который жил на территории Чехословакии. Кроме него родственников в стране у фотографа не было. Сам же Куделка на тот момент уже проживал во Франции.

Определенный вклад в профессиональное развитие Йозефа сделало общение с Анри Картье-Брессоном. Ставшие друзьями сотрудники, молодые на тот момент фотографы, не любили стиль друг друга. Здравая критика способствовала постоянной работе над собой.

Йозеф всегда отдавал предпочтение черно-белой фотографии. Он пробовал работать и с цветной пленкой. Это привело к тому, что начал сомневаться в своих черно-белых снимках, и вернулся к монохрому. Такой выбор, по словам Йозефа, был обусловлен еще и сложностью работы с цветной пленкой. Контролировать композицию было сложно из-за того, что все выпускаемые в то время фотопленки для печати в цвете отличались друг от друга.

Среди работ документального фотографа много снимков людей, которые ищут свое место в жизни. Все эти фотографии объединены в книгу «Изгнанники». И, если работа над ней, как и над «Цыганами» закончена, то над проектом «Черный треугольник» автор продолжает трудиться. Альбом состоит из снимков пейзажей, которых больше нет. Йозеф хочет показать людям разницу между прошлым и настоящим, донести до людей какие изменения Земля претерпевает из-за деятельности человека.  

Награды

Йозеф Куделка никогда не стремился к славе. Фотография для него – это способ самовыражения. Возможно из-за такого отношения к работе, снимки приглянулись многим почитателям этого вида искусства, а автор был удостоен престижных премий.

Документальный фотограф первую награду получил в 1969 году. Это была «Золотая медаль Роберта Капы». Она вручается документалистам за лучший зарубежный фоторепортаж, работа над которым требовала храбрости и инициативы.

В 1978 году он получил престижную французскую премию Prix Nadar. В 1989 году министерство Франции присудило документальному фотографу Гран-при Национальной de-la-Photographie. Через 2 года он был удостоен награды «Картье-Брессона». В 1992 году получил международную премию за существенный вклад в искусство фотографии Хассельблад.

В 1975 году вышла первая фотокнига Йозефа Куделки — «Цыгане», которая принесла ему известность. В 1988 году было представлено собрание работ, объединенных отображающим их суть названием «Изгнание». В 1994 году появляется книга «Черный треугольник», а в 1999 году – «Хаос».

Йозеф Куделка/Josef Koudelka (часть 1)

«Хорошая фотография — это когда ситуация в своем максимуме и когда я сам — в своем максимуме...»
Йозеф Куделка.
Josef Koudelka (b. January 10, 1938 in Boskovice, Czechoslovakia)

"Однажды я встретил отличного парня, югославского цыгана. Мы подружились. Как-то раз он спросил меня: "Йозеф, ты путешествуешь столько лет не останавливаясь, ты видел стольких людей, столько стран, посмотрел все уголки природы. Скажи мне, где лучше всего? Где бы ты хотел остановиться?..". Я ничего не ответил тогда. Когда я встретился с ним в следующий раз, он повторил свой вопрос. Я снова не хотел отвечать, но мой друг настаивал. Наконец он сказал: "Ты не хочешь говорить потому, что еще не отыскал такого места!". "Мой друг", - ответил я, - "ты совсем не прав, я безнадежно стараюсь НЕ найти такого места". Йозеф Куделка

Влюблен по собственному желанию… Влюблен в жизнь и окружающий мир безоглядно и безгранично. Влюблен в свободу и людей.  Влюблен в родные, до боли знакомые с детства места и в те далекие уголки земного шара, где еще никогда не был, но которые собирается открыть, как для себя, так и для всего остального мира, посредством подвластного ему способа – фотографирования.

Знакомьтесь, Йозеф Куделка – поэт и философ от фотографии. Фотография, вот еще одно то, и, возможно, самое главное, во что Куделка влюблен без остатка. Фотография – это не просто смысл его жизни, профессия или способ зарабатывания денег. Фотография для Йозефа Куделки – это что-то гораздо большее, насыщеннее и важнее. Это больше, чем страсть. Не раз и два ему приходилось в своей практике нетрадиционного фотографа с маниакальным упорством подвергать свою жизнь смертельному риску, и все ради одного единственного кадра. Поэтому, с уверенностью можно сказать, что фотография для Йозефа Куделки - это даже больше, чем сама жизнь.

Ведь, с помощью фотоаппарата он мог запечатлеть любой момент или событие, даже не глядя в видоискатель, а просто «навскидку». Но получалось это у него так же гениально, как будто щелчку затвора предшествовало долгое выстраивание композиции. И фотография становилась шедевром. Хотя моменты, прочувствованные им и схваченные объективом были разными. Они могли быть прекрасными и невинными, как улыбка ребенка, непосредственными и непредсказуемыми, как бег животного, трагическими и непоправимыми, как смерть осужденного. Они могли быть окрыленными надеждой и унылыми от безысходности.

Вечный странник и изгнанник, persona non grata и аутсайдер для своей Родины, цыган поневоле, странствующий менестрель XX столетия. Только в руках вместо музыкального инструмента – фотокамера, вместо струн – катушки с пленкой, а вместо баллад – фотографии. Зато каждая фотография, не меньше, чем любая баллада, могла рассказать о человеке всю его историю. Каждая была, словно музыка – простой и утонченной одновременно, грустной и жизнеутверждающей, понятной всем и каждому, кто смотрел на них.

А начал Йозеф Куделка свой путь в большую фотографию, как и все великие мастера того времени еще подростком, фотографируя на простую бакелитовую камеру 6х6 улицы небольшой чехословацкой деревушки Босковицы, располагающейся на территории Моравии, с населением в 10000 человек, где он родился в 1938 году. Главными персонажами его фотографий того времени становились родные и друзья. Но увлечение фотографией вполне могло так и остаться всего лишь увлечением. Молодой Йозеф в 1956 году поступает в пражский Технический университет, закончив который в 1961 году по специальности инженера-механика, вплоть до 1967 года работает авиаинженером в Праге и Братиславе. Но, благодаря, то ли злому року, то ли Божьему провидению, параллельно со своей основной работой, Куделка стал подрабатывать фотографом в театральных журналах.

В его обязанности входило фотографирование театральных постановок, проходивших на сцене пражского театра «За воротами». Возможно, именно с этого времени к нему пришел вкус к профессиональной съемке и осознание того, что фотография может стать смыслом его жизни. И, возможно, именно от актеров он научился любить и понимать свободу, уходить от обыденности в творчество и искать реальность там, где другим она не доступна. Возможно от пражских артистов, а может быть, от словацких цыган, которые становятся главной страстью его жизни и постоянными героями его фотографий. Сейчас уже не важно, как именно это стремление свободы пришло к нему, самое главное, что придя однажды, это в нем осталось навсегда. Мир открыл для себя непревзойденного фотографа Йозефа Куделку, а мы получили возможность видеть, восхищаться, и каждый раз, вновь и вновь удивляться тому, как четко он видит все грани этого непростого мира и так мастерски запечатлевает их в своих работах.


27 июня 1967 года проходит его первая выставка «Цыгане», в основу которой легли работы, на которых запечатлена вся жизнь этого извечнокочующего в поисках счастья народа. Пойдя по, казалось бы, изначально проторенному пути, по которому уже прошли многие известные мастера (ведь цыган снимали Анри Картье-Брессон, Андре Кертеш, Роберт Франк и многие другие гении фотографии, цыгане также были любимой кинематографической темой Эмира Кустурицы), Йозеф Куделка сумел проложить свою дорогу и показать совсем другую сторону этого особого мира, его колорит и фольклор. Только он смог воссоздать реальный, не приукрашенный ретушью портрет этого народа. Романтику, которой наполнены работы других авторов, он заменяет жестокой прозой жизни. Совершенству, необыкновенности и поэтичности цыган, он противопоставляет фанатично задокументированную каждую деталь их быта: от одежды до мелких предметов повседневного обихода. Но именно это позволяет фотографу с удивительной точностью воссоздать целостный портрет этого свободолюбивого народа.

Цыгане всегда были символом сопротивления всеобщей одинаковости и самоотверженного сохранения традиций своей общины. Однако в своих фотографиях Куделка уходит не только от романтики, присущей другим фотографам, в его снимках так же отсутствует и философия, и поучительство, и оголение социальных проблем. Без излишней вычурности, он просто снимает то, на что смотрит и что ему самому интересно. Как он сам говорит о своей работе: «…Я не пытаюсь понять. Для меня удовольствие фотосъемки состоит в том, чтобы проснуться, выйти и смотреть. На все. Я не говорю себе — «Ты должен смотреть на это или это». Я смотрю на все и пытаюсь найти то, что интересует меня, потому что, когда отправляюсь снимать, я еще не знаю, что заинтересует меня. Иногда я фотографирую вещи, которые другие сочли бы глупым, но с которыми я могу играть я пытаюсь реагировать на происходящее. Впоследствии я могу возвратиться к тому, что меня заинтересовало, возможно, я буду возвращаться туда каждый год, десять лет подряд. Понимание придет в конце работы. Придет понимание, и тема будет закончена».

Ему интересны люди – и он помещает их в центр кадра, создавая уникальную типологию образов, составляющих общую картину жизни цыган, с их уникальной историей и особенностью взглядов. Его интересует, где спят эти люди ночью, чем накрыта кровать, что стоит на столе и что висит на стене цыганской комнаты, и все это мы видим уже в готовых снимках. Его интересует подтекст, ситуация либо людская история и мы видим повествовательный рассказ, такой же темный, тягучий, простой и печальный, как цыганская музыка. По словам самого Куделки, начав фотографировать цыган еще в начале 60-х годов, он настолько увлекся, что уже не смог остановиться. Поэтому после цыган Чехословакии, в его арсенале появились фотографии цыган Румынии, Югославии и других стран Европы. Почти десять лет он был поглощен жизнью этого народа.

Итогом этой многолетней работы стала его первая книга «Цыгане», увидевшая свет в 1975 году, куда вошли очень многие работы этого периода. Как вспоминает сам фотограф в одном из своих интервью: «У меня есть немного портретов, которыми я действительно восхищаюсь. Однажды произошла забавная вещь. Я был недалеко от Рима с паломничеством цыган из Югославии, организованной католическими священниками. Не конкретными священниками, а непрофессиональными добровольцами, они зарабатывали на жизнь и были хорошими людьми. В разговоре со мной они узнали, что я был автором книги о цыганах. Они сказали мне, что у них была такая книга и что они выдергивали из нее страницы, чтобы развесить их на стенах лачуги, которую они использовали для часовни. И под каждой фотографией цыгане написали имя кого то, кого они знали».

Но все это было гораздо позже. А в 1967 году, после первой успешной выставки его работ, Йозеф окончательно принимает решение бросить карьеру инженера и посвятить себя профессиональной фотографии.

И опять в его жизнь, круто меняя ее и задавая направление на многие годы, вмешивается случай. Трагический случай в истории его родной Чехословакии. В августе 1968 года танки государств членов Варшавского договора появились на улицах Праги. Это положило конец короткому периоду политической либерализации в Чехословакии, вошедшему в аналоги мировой истории под названием «Пражская весна». Молодой тридцатилетний Йозеф, только что вернувшийся из Румынии, где снимал румынских цыган, с головой окунается в атмосферу почти боевой ситуации. Он, до этого снимавший мирные бытовые и театральные сцены, стал фотографом новостных репортажей, сам даже не подозревая об этом. Не думая об опасности, поджидавшей его на каждом шагу, он без страха взбирался на танки, входил в горящие дома, фотографировал советских солдат и жителей растоптанной Праги.

Позже некоторые люди, которые видели его перед танками, видели, как он работает и что снимает, признавались ему при последующих встречах, что считали его погибшим. Но он, в то время, не думал об этом. Он не боялся за свою жизнь, хотя по его же словам не отличался особым бесстрашием, единственное, чего он боялся в тот момент – это, что у него может вдруг закончится пленка или его схватят переодетые агенты КГБ. Не будучи профессиональным фотожурналистом, он сумел снять не только излом отдельно взятой человеческой судьбы, он запечатлел боль и крушение надежд целой страны. Куделка забывал о еде, сне и отдыхе. Вспоминая те дни, Йозеф говорит: «Это был максимум моей жизни. Через десять дней все, что могло произойти в моей жизни, действительно произошло. Я был в своем собственном максимуме и ситуации в ее максимуме. Это, возможно, было причиной, почему я «отработал» ее лучше, чем все те профессиональные репортеры, которые приехали со всех континентов. Я ведь не был фотожурналистом. Те, кто хорошо знали меня, сказали бы, что я мог преуспеть в любом виде фотографии, кроме репортажа».

Позже поисками этого максимума в себе самом и в ситуациях он занимался всю последующую жизнь. Хотя сам же понимал, что и в жизни и в работе может случиться так, что этот пик достигается в самый первый раз, и совершенно случайно. И, что возвращаясь в то первоначальное место еще десять раз, более чем десять лет, у него может не получится лучше, чем получилось в первый раз. Но именно в постоянном поиске того единственно истинного максимума, он находил что-то еще, до этого не замеченного им самим, что даже он не мог себе представить. Именно этот поиск каждый раз побуждал его идти дальше. И возможно, та колоссальная работа, которую он почти интуитивно, но так филигранно провел в те незабываемые десять дней «Пражской весны», была следствием поиска максимума во всей предыдущей его работе на протяжении десяти прошлых лет. Это было своего рода подготовкой, без которой он бы не был в состоянии сфотографировать «Пражскую весну», так как он это сделал тогда.

Другая причина, по которой все что он снимал в августе 1968 на улицах Праги стало прямым попаданием и в сердца, и в души тех, кто смотрел эти фотографии, состояла в том, что он не был заброшен в Прагу, как остальные. Он был чехом, фотографировал в стране, на языке которой говорил, чьи проблемы были его собственными проблемами. И он работал только для себя. Пока другие «обменивали свой талант на деньги» – он фотографировал. Он всегда фотографировал с мыслью, что никто не будет интересоваться его фотографиями, что никто не заплатит ему. Что, если он сделал что-то – это только для себя. Он выбрал себе профессию, которую действительно любил и которой отдавался без остатка. Это единственная привилегия, которую Йозеф Куделка мог себе позволить.

Позже, его фотографии, отснятые в повергнутой Праге, были тайно вывезены из Чехословакии и напечатаны без указания имени автора. Агентство «Магнум», взявшееся за их распространение по всему миру, во избежание репрессий по отношению к самому Куделке и его семье, приписывало их создание «неизвестному чешскому фотографу», поэтому его фотографии вышли в свет под инициалами P.P. ( Prague Photographer, Пражский фотограф). За остроту и выразительность политического и фото высказывания, за мужество при их создании Куделка, оставаясь неизвестным, получил премию Роберта Капа в 1969г. И только спустя 16 лет он смог признать свое авторство, не опасаясь преследования властей. И уже гораздо позже, спустя сорок лет после вторжения, лучшие 250 снимков, посвященные тем незабываемым «максимальным» десяти дням, отобранные самим автором вошли во вторую книгу Куделки. Кроме фотографий в его книгу также вошли пропагандистские тексты и газетные хроники тех лет, отобранные фотографом, а также тексты чешских историков.

Именно эти фотографии, сделанные в Праге 1968 года, и принесли Йозефу Куделке мировую славу. Ему, никогда не пользовавшемуся ни ретушью, ни другими «подобными глупостями», от которых, по его мнению, снимок становился лживым, удалось создать, возможно, самую острую фотопублицистику того времени. Он сумел показать на своих снимках не человека на фоне танков и разрушенных домов, а руины и клубы дыма на фоне человека. И десятилетия спустя, зритель, все так же «видит человеческую судьбу на срезе эпохи, а не просто живую фигурку среди обломков», как говорил сам Йозеф Куделка. Но кроме всемирной славы, эти фотографии приносят Куделке и изгнание из Родины.

В 1970 году Йозеф Куделка покидает Чехословакию и уезжает в Англию. По рекомендации Элиота Эрвитта в 1971г. он вступает в фотоагентство «Магнум», где работает в тесном содружестве с Генри Картье-Брессоном. В 1980-х годах Куделка переезжает во Францию и получает французское гражданство. Но даже полученное гражданство не позволяет ему чувствовать себя в этой стране как дома. Он сравнивал себя с рабочим-иммигрантом, который не зная местного языка и даже имея деньги, не может, добиться обслуживания в ресторане. Большую часть своего времени он был один, в итоге его переполняли идеи, которые, возможно, не всегда соответствовали действительности. Невольно, он становился заложником этих идей. Более 20-ти лет вынужденного изгнания оставляют свой трагический и неизгладимый след и в жизни, и в творчестве Йозефа Куделки. Только в 1990 году он смог вернуться в Чехословакию.

А вся грусть и безысходность его существования на чужбине были отображены в книге «Изгнанники», которая вышла в 1988 году. В многочисленных образах, собранных в этой книге фотограф хотел рассказать о поиске самого себя и своего места под солнцем. В образы таких же «изгнанников», каким был и он все эти 20 лет, Куделка вложил ностальгию, созерцание и отчуждение, которые переполняли его самого все эти годы.

Но, возвратившись домой, он, по-прежнему, путешествует по всей Европе, фотографируя быстро меняющийся европейский мир и продолжая снимать жизнь цыган, одновременно укрепляя репутацию одиночки и нетрадиционного фотографа, который «живет в спальном мешке». Не смотря на все трудности и скудность быта, на непонимание окружающих и многолетнюю планиду отверженного, Йозеф Куделка считал, что ему в жизни несказанно повезло. Потому что он всегда имел возможность делать то, что он хотел, и никогда не работал на других. Понимая, что это, возможно и глупый принцип, все же он не мог отказаться от идеи, что никто не может его купить. Это было очень важно для него. Уже в то время он отказывался от контрактных обязательств даже в тех проектах, которые он все равно реализовывал в дальнейшем. Ему порой бывало даже трудно смириться с мыслью, что его книги, вышедшие в свет, теперь может купить каждый и он больше не сможет самостоятельно выбирать людей, которым хотел бы их показать. Поэтому Куделка в основном занимался собственными проектами за счет премий и грантов, которые ему выделяли организации Франции, Великобритании и Соединенных Штатов Америки.

И каждый раз, начиная новый проект и доводя его до совершенства, он не уставал бросать все, продвигаться вперед и начинать что-то новое на абсолютно пустом месте. Самым страшным для него было стать рабом того, что он уже построил и позволить результатам выходить автоматически. Его не интересовало повторение. И он категорически не хотел достигать в своем творчестве той точки, где он не знал бы, куда пойти дальше. Он умел устанавливать для себя пределы, но только для того, чтобы определить момент, когда он должен разрушить все то, что построил ранее.

Наверное, поэтому творчество Куделки настолько бесконечно разнообразно и многогранно, что восхищает и поражает своей неординарностью, внутренней напряженностью, трагизмом, а иногда и сложностью. Каждый новый этап его не легкой жизни можно прочувствовать в его творчестве разных годов.

Так на очередном витке поиска своего максимума, пораженный формой и широтой пейзажа, Куделка открыл новую главу в своем творчестве. В 90-х годах Йозеф Куделка начал использовать панорамный формат для пейзажных съемок. Он с упоением рассказывает в своих работах о всем том прекрасном, что нас окружает и о жестокости и равнодушии человека, который это прекрасное разрушает. Именно этому, теме уничтожения человеком окружающей среды, была посвящена его следующая книга «Черный треугольник», выпущенная в 1994 году. Для этой книги автор отобрал фотографии, которые были сделаны в Рудных горах, что находятся в северо-западной части Чешской Республики. Безлюдные, покинутые области, заброшенные угольные шахты, электростанции, загрязняющие атмосферу соединениями серы, все это вместе составляет зону экологической катастрофы и приводит к исчезновению горных лесов. Книга нашла свое продолжение в выставке под одноименным названием. В основу выставки вошли 35 черно-белых фотографий из книги.

Расширяя пределы своих возможностей, в том же 1994 году Йозеф Куделка рассматривает предложение режиссера Эрика Хеуманна и берет участие как консультант в съемках фильма «Взгляд Уилисса» Тео Ангелопулоса. Он вместе со съемочной группой путешествует по странам Европы, в которых до этого бывал не раз, но в которые ему все еще интересно возвращаться. В своем непревзойденном стиле Куделка снимает нагромождения колонн Афин, соединяя руины древней античности и современность с ее темпом и динамикой, индустриальные пейзажи Англии, растрескавшиеся автострады севера Франции, заброшенные станции метро Парижа, железные фермы мостов и лестничных клеток Праги, обломки Берлинской Стены, разрушенные дома Бейрута и результаты бомбардировок Югославии. Одним словом, хаос созданный человеком внутри и снаружи себя. Пейзажные фотографии, сделанные в Греции, Албании, Румынии и бывшей Югославии в тот период входят в книгу, изданную в 1999 году, которая так и была названа - «Хаос».

Но и сегодня Йозеф Куделка не перестает удивлять почитателей своего таланта. Совсем недавно в Риме во время известного фестиваля FotoGrafia, он презентовал свой новый проект «Театр времени». В нем мастер, по прежнему, не изменил себе и своему нетрадиционному видению окружающего мира. Поэтому такой древний и такой современный Рим предстает перед нами не легендарными термами, памятниками и храмами, а всего лишь небольшой частью мостовой со спящими на солнце кошками и маленьким фрагментом выложенной на полу мозаики.

Работы Йозефа Куделки были неоднократно отмечены престижными наградами и премиями, такими как Prix Nadar (1978), Гран-при Национальной de-la-Photographie в (1989), Гранд Карье-Брессона (1991) и Премия «Хассельблад» — международная премия в области фотографии (1992). Его фотоработы были показаны в Музее современного искусства и Международном центре фотографии в Нью-Йорке, в Лондонском Hayward Gallery, городском музее современного искуства в Амстердаме и Palais de Tokyo в Париже.

Известность, талант, всеобщее признание, награды, книги, интервью и тысячи фотографий не убеждают самого Йозефа Куделку в том, что он действительно хороший фотограф. Он не раз говорил о том, что ему нравятся далеко не все его роботы. «Если я неудовлетворен — это просто потому, что хороших фотографий мало. Хорошая фотография — чудо».

Когда-то, еще в молодости, установив возрастной предел для фотографа в сорок лет, он с каждым новым годом своей жизни, с каждой новой фотографией, новым проектом, новой книгой или путешествием сам себе доказывает обратное. По сей день, он продолжает познавать свой максимум и пределы, радоваться жизни и любимому делу и в то же время боясь остановиться хотя бы на миг.

Йозеф Куделка: «Я родился таким. Это во мне от кого-то, кто был там, передо мной. Но в некотором смысле я хотел быть таким, какой я есть, и именно поэтому я не считаю свой образ жизни рабством. Кому-то, кто смотрит на меня извне, это может казаться рабством, но для меня это — свобода. Это не означает, что ничего не может измениться. Я теперь отец маленькой девочки и должен зарабатывать деньги как все остальные. Мне пятьдесят лет, а это время подведения итогов. Я сделал то, что хотел и теперь должен правильно использовать оставшееся время и силы. Смотри: во всех этих файлах хранятся мои контактные отпечатки — это не означает, что они содержат много хороших фотографий, а только то, что я проделал большую работу. Потребуются годы, чтобы действительно внимательно рассмотреть все это. Даже если я заболею или если мне придется остановиться по некоторой другой причине, есть много работы, которая должна быть сделана».

Йозеф Куделка (Josef Koudelka) (часть 2)

Йозеф Куделка (Josef Koudelka) - безошибочно определяет грани этого мира и отображает их в своих фото-работах. Он целиком и полностью поглощен своим делом. Он совсем не похож на привычно окружающих Вас людей. Речь пойдет о Йозефе Куделке. Неподдельный интерес вызывает непосредственно то, как он работает. Он всюду ездит один, спит где придется, для него совершенно не имеет значения, понравятся ли кому-либо его работы. Он просто просыпается рано утром и начинает фотографировать 


Часто случалось так, что он работал без перерыва, пока не обнаруживал, что у него заканчивается пленка. Он взял себе за правило работать так, как будто каждый новый день мог стать последним.

 


Йозеф Куделка родился в далеком 1938 году в маленькой деревеньке на территории Моравии. Естественно, увлечение фотографией, как и у большинства настоящих художников, у него появилось рано. Подростком он начал свое знакомство с фотоискусством с простенькой бакелитовой камеры. Он фотографировал своих родных и ближайшее окружение. Чуть позже он поступил в Технический университет в Праге, который закончил в 1961 году, получив степень. После учебы, в течение 6 лет он работает авиаинженером и, как и положено, занимается своим любимым делом – фотографией.
 


Он снимает постановки театра «За воротами». Но его настоящей страстью становятся словацкие цыгане. В 1967 году он организует свою первую выставку в доминиканском монастыре в городе Кракове. В это же время Куделка окончательно принимает решение посвятить свою жизнь фотографическому искусству и бросает карьеру инженера. 
Известность Йозефу, как фотомастеру, принесли упомянутые выше цыгане. Он запечатлевал их жизнь и быт в Чехословакии, а позже и в Румынии, и в других европейских странах. Жизнь цыган поглотила Йозефа почти на 10 лет!

 


Цыгане были интересны многим мастерам фотографии и кино, но Куделка по праву считается лучшим фотографом, сумевшим с невероятной точностью и целостностью передать все грани жизни этого свободолюбивого народа. Он фотографировал всё до мельчайших деталей. Как правило, герои его снимков были расположены в центре кадра, что позволяло зрителю полностью ощутить картину жизни и уникальность взглядов этой народности. 

Одна из фотографий, сделанных в 963 году очень глубоко передает историю убийцы, которого ведут на казнь. Фото сделано таким образом, что человек, расположенный в центре кадра, как бы немного наклонен. Это как бы дает понять зрителю, что скоро его тело безжизненно упадет на землю. Человек на фото идет по грязной дороге, изъезженной машинами. Зртелю очень красочно дается понять, что грязная дорога – это своего рода жизненный путь человека, который в конечном счете ведет его к смерти. При этом, автор говорит о том, что его работы не несут в себе никакого философского подтекста, он просто рассказывает истории. 

Результатом почти десятилетней работы на цыганскую тему становится книга «Цыгане», вышедшая в 1975 году и вобравшая в себя наиболее яркий материал данной темы. В 1968 году он снимает окончание «Пражской весны» в Праге. Он снимает танки, двигающиеся по городу. Ян Берри, член известного фотоагентства «Магнум», который в это же время присутствовал на месте событий, назвал Йозефа маньяком. Куделка забирался на русские танки и фотографировал всё вокруг. Сам он позже говорил, что в те моменты совсем не думал о какой-либо опасности, хотя не считает себя бесстрашным человеком.  


Фотографии, сделанные в это непростое время, были тайно вывезены за пределы страны с помощью агентства «Магнум» и напечатаны без указания авторства Куделки, дабы уберечь мастера и его семью от политических гонений. Позже, в 1969 году эти работы получили золотую медаль имени Роберта Капы, как фотографии, потребовавшие большого мужества. Куделка все ещё не был отмечен, как автор данных работ. Через какое-то время Куделка перебрался в Англию по рабочей визе, и ему удалось получить политическое убежище. И только через 16 долгих лет Йозеф смог открыто признаться  в авторстве фотографий, сделанных во время «Пражской весны». Эти работы в последствии принесли ему мировую известность. Спустя 40 лет, увидела свет книга, посвященная тем событиям. Автор отобрал для неё 250 фоторабот, а также хроники и агитационные тексты. 


По рекомендации Эллиота Эрвита Йозеф Куделка в 1971 году становится членом фотоагентства «Магнум, где знакомится с Анри Картье-Бресоном, который впоследствии стал его хорошим другом. В этот период он по прежнему отказывается от коммерческих работ и продолжает свои одинокие путешествия по Европе. Он опять фотографирует цыган. За ним прочно закрепляется статус одиночки, и, можно даже сказать, что он сам становится в какой-то мере цыганом. Он занимается своими проектами на средства грантов, выделяемых различными организациями Франции, США и Великобритании. Отсутствие денег для него никогда не было проблемой.  


Позже Йозеф получает французское гражданство. В 1986 году он начинает использовать в работе панорамную камеру, благодаря чему открывается новая веха в творчестве мастера. Он с присущим ему фанатизмом снимает пейзажи, рассказывая о величественной красоте окружающей природы и о наглом вмешательстве человека в её владения.  


 Долгие годы скитания по разным странам не прошли бесследно для мастера. Как бы там ни было, он тосковал по родной стране. В 1988 году выходит его новая книга многоговорящем названием «Изгнанники», в которой он рассказал при помощи фотографии о поиске человеком своего места, то есть о самом себе. Работы были переполнены ностальгией и отчуждением. Вернуться на родину в Чехословакию ему удалось только в 1990 году. В 1994 году выходит его новая книга под названием «Черный треугольник». Автор посвятил её разрушениям, которые несет человек в окружающую среду. Также, на основе этих снимков прошла выставка под тем же названием.  


Вскоре Куделка получает предложение от режиссера Эрика Хеуманна присутствовать на съемках фильма Ангелопулоса «Взгляд Уилисса». Он путешествует со съемочной группой по разным странам Европы, продолжает делать панорамные снимки. Ему интересно всё, что было создано и разрушено человеком. Он снимает обломки Берлинской стены, заброшенные станции Парижа, колонны в Афинах. Героем его работ становится хаос, созданный человеком как вокруг, так и внутри себя. В 1999 году выходит книга «Хаос».
 


 Всемирная известность и признание всё равно не дали уверенности самому мастеру в том, что он хороший фотограф. Далеко не все его работы нравились ему самому. И по сей день мастер продолжает познавать свои пределы. Он продолжает путешествовать и снимать, несмотря на то, что когда-то был уверен, что фотограф заканчивается в 40 лет.

 

 

 



 

 

 

 

 

Источник: creativestudio.ru

Руины. Линда Женгова / GUP Magazine

Давний участник «Магнум» Йозеф Куделка, родившийся в Чехии в 1938 году, выпускает новую монографию «Руины» (Ruins) в издательстве Thames & Hudson. Книга подводит итог авторским съёмкам в Средиземноморье на протяжении двадцати восьми лет. Побывав в таких странах, как Италия, Греция, Сирия и Ливия, он фотографировал более двухсот археологических памятников. Его авторские панорамные фотографии крупного формата отражают такие места, как Петра, Помпеи и Дельфы в состоянии трансформации и разрушения под действием как сил природы, так и человеческой активности.

Тексты, сопровождающие его фотографии в книге, рассказывают о сложности руин и их историческом значении в различных культурах.

Открывает «Руины» предисловие Лоренс Энгель (Laurence Engel), президента Национальной библиотеки Франции (BnF), а продолжают несколько эссе. Одно, написанное Элоиз Конеза, куратором фотографических коллекций BnF, дает историческое представление об иконографии руин в связи с образами Куделки — особенно в том, чем они отличаются от традиционных представлений.

Ливия, Аполлония в Киренаике, южная базилика. Её высокие колонны, увенчанные капителями, сделаны из циполина (полосатого мрамора). 5-6 век © Josef Koudelka / Magnum

С другой стороны, Бернар Латаржет (Bernard Latarjet), президент Centres culturels de rencontre, рассказывает о том, как он познакомился и подружился с Куделкой, когда поручил ему фотографировать французские пейзажи для проекта DATAR. И наконец, Наконец, Ален Шнапп, заслуженный профессор греческой археологии в университете Сорбонны в Париже, помещает руины в исторический контекст древних цивилизаций, обсуждая их универсальную природу, меняющиеся определения и их мощное присутствие.

Куделка не снимает руины живописно или романтически. Он показывает их как многозначные объекты, отражающие течение времени. Его характерное использование панорамного формата дают зрителю открытое пространство, лишенное границ. Можно ожидать, что взгляд на такие фотографии будет давать ощущение свободы, но построение кадра в работах Куделки, где небо и горизонт композиционно блокируются колоннами или растительностью, создаёт скорее напряжение клаустрофобического характера.

© Josef Koudelka / Magnum

Игра Куделки со светом и тенью в дополнение к композиции помогают избежать простой иллюстрации действительности. Нестабильность видимого и невидимого создаёт фрагментарную картину, в которой руины оказываются аллегорией мира. Изредка вставляя в книгу по горизонтали вертикальные панорамы, Куделка добивается в своих чёрно-белых фотографиях ещё более высокого уровня отчуждения.

«Руины» — это памятник времени и человеческой цивилизации, в центре которого — напряжение между запомненным и забытым. С этой субъективной точки зрения Куделка указывает на нашу слабость и неизбежность смерти. Смесь прошлого, настоящего и будущего в его работах помогает нам понять, что однажды мы все окажемся среди руин, особенно если продолжим всё разрушать.

«Руины» были опубликованы в сочетании с большой экспозицией в Национальной библиотеке Франции, которая пройдёт 15 Сентября — 16 Декабря 2020 года. В Европе и Австралии книга распространяется Thames & Hudson, а в остальном мире — Aperture.

Josef Koudelka: Ruins
Josef Koudelka, Alain Schnapp, Héloïse Conésa, Bernard Latarjet
Format:Hardback
Size:24.0 x 31.5 cm
Extent:368 pp
Publication date:28 May 2020
ISBN:9780500545348


Оригинал на сайте GUP Magazine
Перевод с английского Александра Курловича

Знаменитый фотограф документалист Josef Koudelka

Фотограф: Josef Koudelka

Будущий документальный фотограф Josef Koudelka (Йозеф Коуделка)  родился 10 января 1938 года в Чехии, обучался в Техническом университете в Праге и работал авиационным инженером в Праге и Братиславе с 1961 по 1967 год. Он изначально не планировал связывать свою жизнь с фотографией, однако, камера часто была у него в руках, особенно во время прогулок.

Фотограф: Josef Koudelka

В 1961 году параллельно с основной работой Josef Koudelka устроился в столичный театр на должность фотографа, тогда же он начал детальное изучение цыган Словакии, которые пытались «ассимилироваться» в чешском государстве. В 1968 году Josef Koudelka распространил свой проект на общины цыган в Румынии и в том же году смог заснять вторжение в Прагу армий Варшавского договора.

Снимки появления российских танков в Праге, фотограф смог вывести контрабандой из страны. В этом ему помог друг чешского куратора Анны Фаровой. Тогда же, эти фотографии были опубликованы в мировых СМИ, а фотограф подписали только инициалами П.П. (Пражский фотограф), чтобы защитить его семью. Очень драматичные фотографии, показывающие российские танки, въезжающие в Прагу, и чешское сопротивление – эти снимки в дальнейшем получили множество международных премий и престижную золотую медаль Роберта Капы. Хотя, если быть честными, в то время премию давали любому деятелю искусства, кто шел против Советской власти.

В 1970 году Josef Koudelka покинул Чехословакию и, получив статус лица без гражданства, получил убежище в Англии. Через год, в 1971 году он стал партнёров фотографического сообщества Магнум, а в 1974 году полноценным его членом. При этом, уже именитый фотограф все еще отказывался от большинства журналистских заданий: в постоянном движении он предпочитал бродить по Европе в поисках картин мира, которые, по его мнению, быстро исчезали. После того, как в 1987 году он стал гражданином Франции, Josef Koudelka впервые смог вернуться в Чехословакию в 1990 году, тогда он создал свой известный проект «Черный треугольник».

Josef Koudelka никогда не стремился к славе. Фотография для него, всегда была способом самовыражения. Возможно, из-за такого отношения к работе, его снимки и приглянулись многим почитателям этого вида искусства, а автор был удостоен престижных премий.

Свою первую награду, именитый фотограф документалист получил в 1969 году. Это была «Золотая медаль Роберта Капы». Она вручается документалистам за лучший зарубежный фоторепортаж.

В 1978 году Josef Koudelka получил престижную французскую премию Prix Nadar. В 1989 году министерство Франции присудило документальному фотографу Гран-при Национальной de-la-Photographie. А уже через 2 года Josef Koudelka был удостоен награды «Картье-Брессона».

В 1975 году вышла первая фотокнига Josef Koudelka — «Цыгане», которая принесла ему мировую известность. В 1992 году получил международную премию за вклад в искусство фотографии Хассельблад. В 1994 году выходит книга «Черный треугольник», а в 1999 году – «Хаос».

Работы Josef Koudelka – это настоящее произведения искусства уличной, черно-белой, документальной фотографии. Его работы ценятся не только в США и Европе, но и в сообществе фотожурналистики, так, как он боялся показывать правду.

Фотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef KoudelkaФотограф: Josef Koudelka

[instagram.com/josef_koudelka]

Еще больше новостей и вдохновения в наших социальных сетях: Вконтакте, Facebook, Instagram и Telegram

comments powered by HyperComments

В Париже открылась выставка Йозефа Куделки

Опубликовано: Отредактировано:

Впервые за 29 лет в Париже проходит выставка снимков классика документальной фотографии Йозефа Куделки. В прошлом году он передал в дар Центру Помпиду все 75 фотографий своей серии «Изгнанники» (Exils), сделанных в 70-80-е. Куделка покинул родную Чехословакию после подавления «Пражской весны». Фотограф, много снимавший цыган, сам в некотором смысле стал цыганом: скитальчество из объекта творчества превратилось для него в образ жизни. На выставке в Центре Помпиду представлены некоторые известнейшие снимки из книги «Изнанники» и другие уникальные черно-белые фотографии.

Прага, 22 августа 1968 года. На снимке — сжатая в кулак рука Йозефа Куделки с часами на запястье. На втором плане — пустынная, оцепеневшая Вацлавская площадь. Днем ранее по ней проехали танки стран Варшавского договора.

Invasion, Prague, 1968 © Josef Koudelka / Magnum Photos

30-летний Куделка, авиаинженер и театральный фотограф, только вернулся из Румынии, где снимал жизнь цыган. Не интересовавшийся политикой и журналистикой Куделка в дни окончания «Пражской весны» превзошел многих фоторепортеров. Его снимки разлетелись по всему миру. Занимавшееся их распостранением агентство «Магнум» в качестве автора указывало «неизвестного чешского фотографа», чтобы огородить Куделку от преследований. Авторство пражских фотографий он открыто признал только 16 лет спустя.

Фотография с часами, хоть и сделана в Чехословакии, открывает новый период жизни Куделки — изгнание — и его книгу «Изгнанники». В «Изгнанниках», кстати, есть похожий снимок с часами на запястье. Но здесь уже не важно, который час и какой за пейзаж на втором плане. В изгнании время не останавливается, то теряет привычный смысл. Так же, как и место.

Irlande, 1976 © Josef Koudelka / Magnum Photos

Йозеф Куделка уехал из Чехословакии в 1970-м благодаря стипендии агентства «Магнум», получил убежище в Великобритании. Зимы проводил в Лондоне или Париже, а все остальное время скитался по Европе со спальным мешком и фотоаппаратурой. Спал то у друзей, то в агентстве «Магнум», а то и под открытым небом.

«Я знал, что мне не нужно много, чтобы жить и фотографировать: просто еда и ночь сна. Я научился спать везде, в любых условиях. У меня было такое правило: „Не волнуйся о том, где будешь спать: до этого тебе всегда удавалось где-то поспать, и этим вечером снова получится“», — вспоминает Йозеф Куделка. 

Bureaux de Magnum Photos, Paris, France, 1984 © Josef Koudelka / Magnum Photos

«Куделка вел очень аскетичный образ жизни. Путешествовал он с еженедельниками, куда записывал адреса и номера телефонов, даты ярмарок, карнавалов, религиозных праздников, разных массовых мероприятий в Западной Европе. В течение 15 лет он скитался по дорогам, спал в палатке, не оставался в населенных пунктах и вообще избегал сильных привязанностей. А зимами он проявлял фотографии, делал контактные отпечатки, отбирал снимки», — рассказывает куратор выставки Эмманюэль Эчекопар-Эчар.

Куделка признавался, что не искал нового пристанища, а старался никогда его не найти: «Мне не хотелось иметь того, что люди называют „своим домом“. Мне не хотелось куда-то возвращаться. Мне нужно было знать, что ничто и нигде меня не ждет ... Быть изгнанником заставляет начать все сначала. Мне выпала такая удача».

Черная собака на снегу, тени ног на мостовой, лошадь на обочине дороги. Эти образы скитаний вечного изгнанника Куделки стали базой для целых поколений фотографов.

France, 1987 © Josef Koudelka / Magnum Photos

Фотожурналист Дмитрий Костюков, сотрудничающий с New York Times и France-Presse, в интервью RFI отмечает, что многие знают Йозефа Куделку по его пражским фотографиям, однако именно снимки из серии «Изгнанники» — его самые иконические.

Дмитрий Костюков: «Исторически, наверное, Куделка известен за 68-й год, но фотографически он гораздо больше известен фотографиями цыган, или, например, собаки — уже из серии „Изгнанники“. Это было современно для того времени и сегодня остается актуальным. Форма живет во времени дольше, чем содержание. Форма — это более универсальный язык.

„Пражская весна“ — это конкретное событие. И если вам это событие не интересно, если вы не имеете к нему отношения, оно никак не будет вас касаться. А там (в „Изгнанниках“) очень сильные образы. Вот собака на снегу. Миллион людей снимает собак на снегу. Но очень немного фотографий делаются так, что создается образ, который запоминается. У Куделки в этой серии есть много таких фотографий, которые „впечатываются“ вам в память. Эти образы всплывают у вас в памяти каждый раз, когда вы видите, например, черного дога или гуляете по такому снегу».

Выставка фотографий Йозефа Куделки в Центре Помпиду (Josef Koudelka, la fabrique d’Exils) продлится до 22 мая 2017 года.

Йозеф Куделка - биография и семья

Биография

Работать Йозеф устроился авиаинженером, в период 1961-67 он работал в Праге и Братиславе (Bratislava), а свободное время он по-прежнему посвящал фотографии. Именно тогда он начал делать свои снимки в пражском театре Theatre Behind the Gate. Тогда же он начал фотографировать цыган, и именно эти снимки Куделки неизменно оказывались самыми колоритными. Сначала он снимал только словацких цыган, а в 1968-м он проделал весьма интересную работу в Румынии (Romania) и других европейских странах.

Йозеф Куделка (Josef Koudelka) родился в 1938 году в местечке Босковице в Моравии (Boskovice, Moravia). С самого детства Йозеф увлекся фотографий, делая свои первые снимки бакелитовой камерой 6х6. Позже была учеба в Чешском техническом университете в Праге (Czech Technical University in Prague), специализацией Куделки, увы, была не фотография, и в 1961 году он получил диплом инженера.

Работать Йозеф устроился авиаинженером, в период 1961-67 он работал в Праге и Братиславе (Bratislava), а свободное время он по-прежнему посвящал фотографии. Именно тогда он начал делать свои снимки в пражском театре Theatre Behind the Gate. Тогда же он начал фотографировать цыган, и именно эти снимки Куделки неизменно оказывались самыми колоритными. Сначала он снимал только словацких цыган, а в 1968-м он проделал весьма интересную работу в Румынии (Romania) и других европейских странах.

В 1967-м именно цыгане стали темой его первой выставки.

Примечательно, что цыгане, их быт, персонажи и колорит, окружавший их в целом, всегда являлись интересным и ценным материалом для художников. Так, именно цыган до Куделки снимали такие фотографы, как Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson), Андре Кертеш (Andre Kertesz), Роберт Франк (Robert Frank), а, кроме того, цыгане стали одной из любимых тем культового режиссера Эмира Кустурицы (Emir Kusturica).

Так, по признанию самого Куделки, начав работать над 'цыганской' темой, он просто не мог остановиться. Кстати, к концу 1960-х Куделка уже принял окончательное решение перестать быть инженером и быть профессиональным фотографом.

Его 'цыганские' фотографии не перегружены социальными проблемами, они не несут в себе никаких политических аспектов или протестов, фотографии Куделки – это искусство в его чистом виде.

Впрочем, в конце лета 1968 года, когда он едва вернулся в Чехословакию после поездки по Европе, Йозеф стал свидетелем весьма драматических политических событий. Так, Куделка снимал советские танки на улицах Праги, и этот момент настолько увлек его как фотографа, что он попросту совершенно забыл об опасности. Позже те, кто видел его с камерой в руках в эти драматические часы, назвали его 'безумцем', 'маньяком' и 'одержимым'. Так, он влезал на танки, фотографируя все подряд, и позже он признался, что совсем не думал о том, что это опасно – он попросту 'забыл бояться'.

Снимки Куделки были контрабандным путем переправлены в 'The Sunday Times', автором значился П.Ф., Пражский Фотограф (P. P., Prague Photographer). В тот период Йозеф не мог назвать своего имени – он опасался расправы. Кстати, в то время он уже значился фотографом в штате крупного агентства 'Magnum Photos'.

В 1969-м анонимный чешский фотограф был награжден Золотой медалью Роберта Капы (Robert Capa Gold Medal).

Через год он сумел получить рабочую визу в Великобританию, где попросил политического убежища.

Авторство свое Йозеф Куделка признал лишь спустя 16 лет, и тогда его снимки конца 1960-х годов еще раз принесли ему мировую известность.

В 1980-х Куделка переехал жить во Францию (France), где он продолжал фотографировать.

На родине в Чехословакии ему впервые после бегства удалось побывать лишь в 1991 году.

Работы Йозефа Куделки завоевали большое количество наград и премий, вроде французских наград 'Prix Nadar' (1978) и Grand Prix Henri Cartier-Bresson (1991), британской British Arts Council Grant (1976), американской Cornell Capa Infinity Award (2004), шведской Erna and Victor Hasselblad Foundation Photography Prize, и чехословацкой премии Award by Union of Czechoslovakian Artists.

Фотоработы Йозефа Куделки выставлялись по всему миру, в том числе в Музее современного искусства (Museum of Modern Art) и Международном центре фотографии (International Center of Photography) в Нью-Йорке (New York), в лондонской галерее Hayward Gallery, в Музее современного искусства в Амстердаме (Stedelijk Museum of Modern Art) и в галерее Palais de Tokyo в Париже.

Йозеф Куделка продолжает работать и сегодня, он много путешествует по миру, доказывая самому себе неверность сказанной им когда-то фразы, что любой фотограф 'выдыхается' к сорока годам.

Он живет то в Праге, то в Париже; известно, что у фотографа есть две дочери и сын.


Exiles • Йозеф Куделка • Magnum Photos

«Находиться в изгнании - значит просто покинуть свою страну и не иметь возможности вернуться. Каждый изгнанник - это свой личный опыт. Я сам хотел увидеть мир и сфотографировать его. Я путешествую уже сорок пять лет. Я нигде не останавливался больше трех месяцев. Когда мне больше нечего было фотографировать, пришло время уходить », - сказал чешский фотограф Йозеф Куделка в интервью, опубликованном французской газетой в Le Monde в 2015 году.

Жизнь Куделки была полна неумолимого беспокойства, постоянных путешествий и никогда не оседания. Начав заниматься фотографией в 1967 году, Куделка сфотографировал советское вторжение в Прагу, публикуя свои фотографии под инициалами П. П. (Пражский фотограф), опасаясь расправы с ним и его семьей. В 1969 году он был анонимно награжден Золотой медалью Роберта Капы Заграничного пресс-клуба за эти фотографии. Куделка покинул Чехословакию в поисках политического убежища в 1970 году и вскоре после этого присоединился к Magnum Photos.Началось его постоянное изгнание, и он не имел гражданства, пока не натурализовался во Франции и не получил французский паспорт в 1987 году.

Присоединение к Магнуму дало Куделке не только банк друзей, но и сеть людей, которые могли ему помочь, и места, где он мог остановиться, когда он путешествовал. Однако Куделка не работал обычным фотографом в агентстве, отказываясь от заданий и предпочитая путешествовать и заниматься личным изучением. Он сфотографировал цыганское население, группы меньшинств и все, что обречено на вымирание, на какое-то «изгнание» - это стало путешествием на всю жизнь фотографической документации, которое продолжается и по сей день.

«Пятнадцать лет я ни на кого не работал. Я никогда не принимал никаких заданий, никогда не фотографировал за деньги. Я фотографировал только для себя. Я жил по минимуму. Мне было не нужно много: хороший спальный мешок и немного одежды - одна пара обуви, две пары носков и пара брюк на один год. Одного пиджака и двух рубашек мне хватило на три года », - объяснил Куделка в беседе с чешским писателем Карелом Хвиждалой, опубликованной в книге« Йозеф Куделка »за 2002 год.

«У меня не было квартиры - она ​​не была нужна. Напротив, я старался ничем не владеть. Я не платил за аренду. Я понял, что могу путешествовать на деньги, которые потратил бы на квартиру. Больше всего мне нужно было путешествовать, чтобы фотографировать ... Я знал, что для нормального функционирования мне не нужно много - немного еды и хорошего ночного сна. Я научился спать где угодно и при любых обстоятельствах. У меня было правило: «Не беспокойся, где ты будешь спать, пока ты спал почти каждую ночь, сегодня ты снова будешь спать.А если вы спите на открытом воздухе, у вас есть два варианта - бояться, что с вами что-то может случиться, и тогда вы не будете спать спокойно, или смириться с тем, что что-то может случиться, и хорошо выспаться, что является самым важным. на следующий день тебе нужно хорошо работать ».

В 2018 году ему исполнится 80 лет, и Куделка задумался о более стабильном будущем, когда посетил лондонский офис Magnum в феврале 2017 года. Когда он больше не сможет путешествовать, «я буду путешествовать в своих контактных таблицах», - сказал он.«У меня есть 30 000 контактных листов от 35 мм, и 10 000 из них я редактировал, но никогда не исследовал их».

Ранее, в феврале 2017 года, Куделка открыла специальную выставку в Центре Помпиду в Париже. Эта выставка - Exiles - включает серию фотографий, сделанных в Европе и США с 1968 до начала 1980-х годов, включая некоторые ранее не публиковавшиеся изображения. Концепция состоит в том, чтобы показать, как создавались Exiles, а также включает в себя понимание непрекращающихся путешествий фотографа, а завершение выставки - необыкновенной серией автопортретов, сделанных Куделкой во время своих путешествий.

Куратор выставки Клеман Шеру написал в сопроводительной книге La Fabrique d’Exils : «Это был верный знак того, что его фотография теперь стала чем-то гораздо более личным. Он пошел еще дальше в эксперименте, сфотографировав себя утром и вечером, держа камеру на расстоянии вытянутой руки или ставя ее на землю. Эти фотографии, сделанные первым делом утром в офисах Magnum, в домах друзей или незнакомцев, на обочинах дорог или в полях, до сих пор держались в секрете.Они публикуются здесь впервые. Их нельзя назвать автопортретами, равно как и фотографии, на которых его тень или части его тела вторгаются. В них нет и следа нарциссизма. Образ фотографа, пойманный в отражении - по определению, самая нарциссическая форма саморепрезентации - никогда не присутствует в работах Куделки. Отнюдь не; он просто подчеркивал тот факт, что фотографировал то, что он пережил, и испытывал то, что фотографировал ».

Йозеф Куделка: Цыгане • Magnum Photos

Один из основополагающих фоторепортажей ХХ века, фотография Gypsies фотографа Magnum Йозефа Куделки предлагает беспрецедентный взгляд на повседневную жизнь цыганских общин в Европе.Неся с собой только свое снаряжение, рюкзак и спальный мешок, Куделка свободно перемещался между разными деревнями и лагерями в течение шестидесятых и начала семидесятых, спал на улице и проводил дни, погружаясь в запись людей, с которыми он встречался. Как и сообщества, которые он снимал, жизнь Куделки в этот период характеризовалась смещением и отчуждением. Несомненно, его близость к образу жизни этих людей побудила его сфотографировать их и позволила Куделке запечатлеть интимность и сложности их существования в такой беспрецедентной степени.

После того, как Куделка сделал карьерные фотографии советского вторжения в Чехословакию в 1968 году, он опасался за свою безопасность и планировал покинуть родину. Снимки, запечатленные противостоянием российских танков и невооруженных демонстрантов на улицах Праги, были вывезены из страны и опубликованы под псевдонимом в The Sunday Times Magazine . Несмотря на эту предосторожность, в 1970 году Куделка бежал в Англию, чтобы просить политического убежища, и стал, как и многие цыгане на его изображениях, фактически апатридом.Действительно, и Gypsies , и его последующий проект Exiles сосредоточены вокруг темы перемещения, которая была определяющей реальностью его собственного существования.

Сделанная в течение десятилетия, с 1962 по 1971 год, серия откровенных черно-белых изображений запечатлела повседневную жизнь цыганского общества в тогдашних Чехословакии, Румынии, Венгрии, Франции и Испании в период неопределенности для сообщество. Приход коммунистического правительства в послевоенную Чехословакию с ее обещаниями равенства, казалось, вселял надежду после ужасов, которые пережили цыгане по всей Европе от рук нацистов во время Второй мировой войны.Однако к тому времени, когда Куделка начал свой проект, уже началась амбициозная попытка положить конец их кочевому образу жизни и полностью ассимилировать всех цыган в общество. Хотя многие цыгане были не прочь выйти на рынок основной рабочей силы и воспользоваться предложениями жилья, настойчивые попытки подорвать и искоренить их идентичность, хотя в большинстве своем потерпели неудачу, были глубоко унизительными.

Gypsies существует как бесценная документация народа в неспокойное время в его истории.От изображения трио музыкантов в костюмах, поглощенных своими инструментами, до волнующих портретов семей в стесненных условиях жизни - фотоэкспресс является одновременно свидетельством силы цыганской культуры и ярким документом о реалиях жизни этих людей. Полностью погрузившись в проект, Куделка представляет собой беспристрастный и честный портрет сообщества, чей кочевой образ жизни оспаривался на протяжении всей истории.

Для многих цыган в Европе десятилетие, в течение которого было сфотографировано цыган , теперь вспоминается как золотой век в их прошлом.Коммунистический режим в Чехословакии способствовал как улучшению качества их жизни, так и защитил их от расизма, жертвами которого они стали как до, так и во время Второй мировой войны. С распадом этого правительства в 1989 году и возвращением к демократии качество жизни цыган резко ухудшилось, и, несмотря на усилия в Европе, для многих их положение остается ужасным.

Пражское вторжение 1968 года • Magnum Photos

События, приведшие к вторжению Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году, были, для многих обозревателей, оглядывающихся назад, неизбежными.После двух десятилетий деспотического коммунистического правления под эгидой советского режима страна была готова к радикальным изменениям. Когда Александр Дубчек был избран первым секретарем Коммунистической партии Чехословакии, политик воспользовался возможностью для демократических реформ. Был введен период «либерализации», известный как «Пражская весна», который позволил расширить гражданские права и свободы, частичную демократизацию и децентрализацию экономики. Также были ослаблены ограничения на свободу прессы, передвижения и свободу слова.Все это к большой досаде СССР, который в перерывах между неудачными переговорами с Дубчеком внимательно наблюдал.

21 августа 1968 г. вторглись войска пяти стран, входящих в Варшавский договор. Танки заполнили улицы Праги, когда жители заградили тротуары и здания, защищая Чехословацкий радиоцентр и уничтожая уличные знаки, чтобы сбить с толку захватчиков из Восточного блока. Во время политической нестабильности Йозеф Куделка был вынужден задокументировать его страну во время потрясений.Здесь он вспоминает события того определяющего года и историю своего начала в качестве фотографа Magnum, опубликованную в Magnum Stories (Phaidon, 2014).

Российское вторжение в Чехословакию в августе 1968 года напрямую коснулось моей жизни. Это была моя страна. Я сделал эти фотографии для себя, а не для журнала. Они были опубликованы только случайно. Я не был репортером. Я никогда не фотографировал ничего, что вы бы назвали «новостями». Внезапно, впервые в жизни, я столкнулся с такой ситуацией.Я ответил на это. Я знал, что фотографировать важно, поэтому фотографировал. Я не особо задумывался о том, что делаю.

Позже некоторые люди сказали мне, что меня могли убить, но я тогда не подумал об этом. Я не думаю, что люди, знавшие меня, думали, что я могу фотографировать такую ​​ситуацию так, как я. Я тоже. С тех пор я ничего подобного не пережил и не фотографировал. Во время вторжения я просто фотографировал, но не проявлял их.На это не было времени. И только потом все обработал. Я оставил несколько фотографий с моей подругой Анной Фаровой. Она показывала их разным людям, включая Вацлава Гавела.

Он предложил отвезти их в Америку, куда его пригласил Артур Миллер. но потом его не пустили. Несколько фотографий были вывезены из страны Юджином Остроффом, куратором отдела фотографии Смитсоновского института в Вашингтоне, который посещал Прагу.В Нью-Йорке он показал их своему другу, фотографу Эллиоту Эрвитту, который в то время был президентом фотоагентства Magnum, а также другом Фаровой. Эрвитт хотел знать, есть ли другие фотографии, кроме тех, которые он прислал, и готов ли я отправить негативы Магнуму.

Я не очень хотел этого делать, но Фарова заверила меня, что мне не о чем беспокоиться - это серьезная организация. В конце концов, негативы благополучно покинули страну и прибыли в Нью-Йорк.Магнум руководил печатью фотографий и их распространением по всему миру. Они должны были быть опубликованы без моего имени и были подготовлены для публикации в ведущих журналах многих стран, чтобы отметить первую годовщину российского вторжения в августе 1969 года. В то же время фотографии были также собраны Эрвиттом в качестве новостного ролика для телевидения.

Думаю, серия моих фотографий вторжения России важна как исторический документ, она показывает, что на самом деле произошло в Чехословакии в 1968 году.Но, возможно, некоторые из фотографий - лучшие из них - это нечто большее. Это те, где неважно, кто чех, а кто русский, те, где важно то, что у одного человека есть пистолет, а у другого - нет. А тот, кто этого не сделал, на самом деле сильнее.

В августе 1969 года я был в Лондоне с пражским Театром За воротами , который давал там гастроли. Было воскресное утро. Фотографии были опубликованы в журнале Sunday Times , приложении к большой британской газете.Участники труппы показали журнал друг другу. Это было странное чувство - видеть мои фотографии опубликованными и не иметь возможности сказать кому-либо, что они мои.

Позже, во время моего пребывания в Лондоне, мне удалось связаться с Эрвиттом в Нью-Йорке. Мы решили, что Магнум должен прислать мне письмо с предложением предоставить мне грант на три месяца на фотографирование цыган в Западной Европе. После того, как я вернулся в Прагу и пришло письмо, мне удалось составить все необходимые рекомендательные письма.Затем друг из министерства культуры Чехословакии помог мне получить паспорт с разрешением на пребывание за границей на 80 дней. Я уехал из Чехословакии в мае 1970 года. Я хотел увидеть все места, где собираются цыгане.

Я начал на юге Франции во время цыганского паломничества в Les Saintes Maries de la Mer. Оттуда я поехал на скачки в Эпсоме под Лондоном, затем на конную ярмарку Эпплби на границе с Шотландией, а затем в Ирландию. Проезжая через Париж, я посетил офис Magnum.Там мне сказали, что, хотя мои фотографии были опубликованы без моего имени, чешской полиции не составит труда выяснить, кто был фотограф. Мне посоветовали не возвращаться в Прагу. Я решил остаться в Англии. Чтобы избежать репрессий против моей семьи, Магнум продолжал распространять мои фотографии вторжения 1968 года, не упоминая моего имени. Только после смерти отца я признал, что они мои. Это было по случаю моей первой большой выставки в лондонской галерее Хейворд в 1984 году, которую курировал Роберт Делпайр и организовал Совет по искусству Великобритании.

В Чехословакии фотографии были впервые опубликованы через 22 года после того, как они были сделаны, в специальном приложении к еженедельнику Respekt , в августе 1990 года. Я смог вернуться в Чехословакию после Бархатной революции 1989 года, где я сделал снимки в «Черном треугольнике». Я был очарован этим пейзажем и просто просил сфотографировать его на панорамную камеру.

(отрывок из Magnum Stories, Phaidon)

Йозеф Куделка | Pace Gallery

Даты

Родился в 1938 году, Моравия, Чехословакия

Живет и работает в Париже, Франции и Праге, Чехия

Образование

1961, Технический университет, Прага, Чешская Республика, диплом инженера

2020

Josef Koudelka: Ruines , Bibliothèque Nationale de France, Париж, 15 сентября - 16 декабря 2020 г.(Каталог)

KOUDELKA - Exiles and Panoramen 1968–2012 , Музей Эрнста Лейтца, Вецлар, Германия, 6 марта - 23 августа (продлен до 20 сентября), 2020 г.

2018

Josef Koudelka: Industrial пейзажи , Kunsthal Helmond, Нидерланды, 16 октября 2018 г. - 27 января 2019 г.

KOUDELKA: INVASION 1968 и архивные кадры Яна Немца , Národní galerie Praha, Прага, Чешская Республика, 22 августа 2018 г. - 6 января ( продлен до 13 января 2019 г.

Josef Koudelka: INVASION PRAGUE 1968 , Le Botanique, Брюссель, Бельгия, 14 июня - 12 августа 2018 г.

Koudelka: De-creazione , Národní galerie Praha, Прага, Чешская Республика, 22 марта - 23 сентября , 2018. (Каталог)

Koudelka: Returning , Uměleckoprůmyslové muzeum v Praze, Prague, Czech Republic, 22 марта - 30 сентября 2018 г.

2017

Josef Koudelka: Invasion / Exiles / Wall , C / O Берлин, 13 июля - 10 сентября 2017 г.

Josef Koudelka: La fabrique d'Exils , Center Pompidou, Paris, 22 февраля - 22 мая 2017 г.

2016

Josef Koudelka: Gypsies , Музей фотографии Сеула, Южная Корея, декабрь 17, 2016 - 15 апреля 2017.

Josef Koudelka: TEATRO DEL TEMPO, FOTOGRAFIA - Festival Internazionale di Roma , Museo d'Arte Contemporanea Roma, 21 октября 2016 - 8 января 2017.

Josef Koudelka: Изгнанники | Wall , Nederlands Fotomusuem, Роттердам, 17 сентября 2016 г. - 15 января 2017 г.

2015

Josef Koudelka: 12 Panoramas, 1988 2012 , Pace / MacGill Gallery, Нью-Йорк, 16 января - 14 февраля 2015 г.

2014

Йозеф Куделка. Национальность сомнительна. , Институт искусств Чикаго, 7 июня - 21 сентября 2014 г. Посетил: Центр Дж. Пола Гетти, Лос-Анджелес, 11 ноября 2014 г. - 22 марта 2015 г .; Fundación MAPFRE, Мадрид, 12 сентября - 29 ноября 2015 г.

Josef Koudelka: Sledi / Vestiges 1991–2012 , Galerija Jakopič, Любляна, Словения, 20 мая - 3 сентября 2014 г.(Каталог)

2013

Josef Koudelka , Национальный музей современного искусства, Токио, 6 ноября 2013 г. - 13 января 2014 г.

Josef Koudelka: Vestiges 1991-2012 , Centre de la Vielle Charité , Марсель, Франция, 12 января - 15 апреля 2013 г.

2012

ZINGARI di Josef Koudelka, Fondazione Forma per la Fotografia, Милан, Италия, 22 июня - 16 сентября 2012 г.

2008

Йозеф Куделка: Вторжение 68 Прага , Pace / MacGill Gallery, Нью-Йорк, 4 сентября - 11 октября 2008 г.

Йозеф Куделка: Вторжение 68 Прага , Aperture Gallery, Нью-Йорк, 4 сентября - 30 октября 2008 г. Посетил: Центр искусств Катцена, Вашингтон, округ Колумбия, 11 ноября - 28 декабря 2008 г .; Museo Memorial del 68, Мехико, 3 апреля - 31 июля 2009 г .; Университет Колгейт, Гамильтон, Нью-Йорк, 14 октября - 20 ноября 2009 г .; Башня свободы, Майами, 1 декабря 2009 г. - 6 февраля 2010 г .; Фонд Осде, Буэнос-Айрес, 5 августа - 30 сентября 2010 г .; Токийский Метрополитен-музей фотографии, 14 мая - 18 июля 2011 г .; Центр фотографии имени братьев Люмьер, Москва, 5 октября - 4 декабря 2011 г .; Международный фестиваль фотографии Pingyao, Китай, 19–25 сентября 2012 г .; Фестиваль фотографии Look 3, Шарлоттсвилль, Вирджиния, 7–29 июня 2012 г .; Museu da Imagem e do Som, Сан-Паулу, 1 мая - 22 июня 2013 г.(Каталог)

Josef Koudelka , Музей Пера, Стамбул, Турция, 16 января - 13 апреля 2008 г. (Каталог)

2006

Josef Koudelka: Synergy Seminar Gallery , Bates College, Museum of Art , Льюистон, Мэн, 1 апреля - 28 мая 2006 г.

2002

Йозеф Куделка: Fotograf , Национальная галерея, Прага, Чешская Республика, 2002.

Йозеф Куделка: Ретроспектива , Museo del Palacio de Bellas Artes, Мехико, 2002 год.

1998

Josef Koudelka: Reconnaissance: Wales , National Museum of Wales, Cardiff, United Kingdom, 1998.

1997

Josef Koudelka , Metropolitan Museum of Photography, Tokyo, 1997.

1993

Josef Koudelka: Vintage Photographs , Pace / MacGill Gallery, Нью-Йорк, 1993.

1990

Josef Koudelka , Museet for Fotokunst, Одензее, Германия, 1990.

Josef Koudelka z Fotografickeho dila 1958-90 , Прага, Чешская Республика, 1990.

1989

Josef Koudelka , Pace / MacGill Gallery, Нью-Йорк, 1989.

1988

Josef Koudelka , Palais de Tokyo, Национальный центр фотографии, Париж, 1988.

Josef Koudelka , Museum Folkwang, Essen, Germany, 1988.

Josef Koudelka , Международный центр фотографии, Нью-Йорк, 1988 .

1985

Josef Koudelka , Национальный музей фотографии, кино и телевидения, Брэдфорд, Йоркшир, Англия, 1985.

1979

Josef Koudelka , Fototeca, Каракас, Венесуэла, 1979.

1978

Josef Koudelka , Stedelijk Museum, Амстердам, Нидерланды, 1978.

1977

Josef Koudelka , Kunsthaus Zurich, Швейцария, 1977.

Josef Koudelka: Gypsies , Тель-Авивский музей, Израиль, 1977 г.

Josef Koudelka , Galerie Delpire, Париж, 1977 г.

1976

Josef Koudelka , Институт искусств Чикаго, 1976.

Josef Koudelka , Victoria & Albert Museum, Лондон, 1976 г.

1975

Josef Koudelka , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 24 февраля - 11 мая 1975 г.

1968

Йозеф Куделка: Театральная фотография 1965-68 , Theater za Branou, Прага, Чешская Республика, 1968.

Вторжение в Прагу | 100 фотографий

Советы не заботились о «социализме с человеческим лицом», который правительство Александра Дубчека принесло Чехословакии. Опасаясь, что реформы Дубчека в области прав человека приведут к демократическому восстанию, подобному восстанию в Венгрии в 1956 году, силы Варшавского блока решили подавить это движение. Их танки въехали в Чехословакию 20 августа 1968 года. И хотя они быстро захватили Прагу, они неожиданно натолкнулись на массы размахивающих флагами горожан, которые бросали баррикады, забрасывали танки камнями, переворачивали грузовики и даже убирали уличные знаки, чтобы сбить с толку. войска.Йозеф Куделка, молодой инженер моравского происхождения, который делал задумчивые и мрачные фотографии чешской жизни, был в столице, когда прибыли солдаты. Он сфотографировал закручивающуюся суматоху и создал новаторский отчет о вторжении, которое изменило курс его нации. Самая оригинальная работа - это мужская рука на переднем плане, показывающая на его наручных часах момент советского вторжения с безлюдной улицей вдали. Он прекрасно воплощает в себе время, потерю и пустоту - а также удушение общества.

Визуальные воспоминания Куделки о разворачивающемся конфликте - с его свидетельствами тикающего времени, жестокости нападения и вызовов со стороны чешских граждан - изменили определение фотожурналистики. Его фотографии были вывезены контрабандой из Чехословакии и появились в лондонской газете Sunday Times в 1969 году, хотя и под псевдонимом P.P. для Prague Photographer, поскольку Куделка опасался репрессий. Вскоре он сбежал, мотивируя его отъезд из страны свидетельством силы фотографических свидетельств: «Я боялся возвращаться в Чехословакию, потому что знал, что если они захотят узнать, кто был неизвестный фотограф, они смогут это сделать.”

Посмотрите на вторжение России в Чехословакию через объектив Йозефа Куделки

TIME 100 Photos

Откройте для себя больше знаковых изображений, которые изменили мир. Посетите магазин TIME, чтобы приобрести принты, плакаты и многое другое.

Посетить магазин

Josef Koudelka | Художественный музей

Галерея семинаров Synergy, 1 апреля - 28 мая 2006 г.

Йозеф Куделка, родившийся в 1938 году в Монровии, Чехословакия, в подростковом возрасте начал фотографировать свою семью и окрестности на бакелитовый фотоаппарат 6 x 6.

Он прошел обучение в Техническом университете в Праге и работал авиационным инженером в Праге и Братиславе с 1961 по 1967 год. Ему удалось достать старый Rolleiflex, и в 1961 году, работая театральным фотографом в Праге, он начал детальное изучение словацких цыган, которые в то время предпринимали дальнейшие попытки «ассимилировать» их в пределах Чешского государства. Его работы были предметом выставки в Праге в 1967 году.

В 1968 году Куделка расширил свой проект на цыганские общины в Румынии и в том же году зафиксировал вторжение в Прагу армий Варшавского договора.Вывезен контрабандой из страны и опубликован с инициалами П.П. (Пражский фотограф), чтобы защитить свою семью, драматические фотографии, на которых показаны российские танки, въезжающие в Прагу, и чешское сопротивление стали международными символами и принесли ему престижную золотую медаль Роберта Капы. Изображения, которые будут показаны в Bates, взяты из этих двух проектов.

В 1970 году Куделка покинул Чехословакию и, официально не имеющий гражданства, получил убежище в Англии. Представленный Magnum Эллиотом Эрвиттом, он стал партнером в 1971 году и членом в 1974 году, но по-прежнему отказывался от большинства журналистских заданий: в постоянном движении он предпочитал бродить по Европе в поисках изображений мира, который, как он чувствовал, быстро исчезал. Куделка был получателем крупных грантов и наград, таких как Prix Nadar (1978), Грант на исследования за рубежом и официальное приглашение от Министерства Франции для документирования городского и сельского пейзажа во Франции (1986), а также Грант Национальный приз фотографии (1989) и Гран-при Картье-Брессон (1991).Гранты поддерживали его через долгосрочные черно-белые проекты, которые привели к множеству выставок и публикации нескольких книг после Gypsies (1978), таких как Exiles (1988), снятых на краю Европы в Ирландии, Испании, Португалия и Греция.

Став гражданином Франции в 1987 году, Куделка впервые смог вернуться в Чехословакию в 1990 году и произвел Черный треугольник , исследование ландшафта его родной страны, разрушенного индустриализацией и экологическими катастрофами.

Биографическая информация с номера www.magnumphoto.com

Йозеф Куделка курируют Джулия Найт '06 и Джон Фелан '06 в рамках серии выставок «Студенты в Убежище».

Йозеф Куделка | Фотография и биография

Йозеф Куделка, родился 10 января 1938 года, фотограф из Чехии. Первоначально он использовал камеру Bakelite , чтобы фотографировать свое окружение и свою семью для практики и экспериментов.С 1956 по 1961 год он учился в Чешском техническом университете в Праге и получил степень инженера. В том же году состоялась его первая фотовыставка. Некоторое время он занимался авиационной техникой в ​​Братиславе и Праге.

Куделка начал работать над заказами для театральных публикаций и часто делал снимки сценических представлений в Theater Behind the Gate в Праге, на своем Rolleiflex . В 1967 году он перестал работать инженером и полностью сосредоточился на фотографии.

В 1968 году он вернулся с фотографирования румынских цыган всего за два дня до советского вторжения. Он не только был свидетелем, но и задокументировал действия боевиков Варшавского договора, когда они захватили Прагу и разрушили чешскую застройку. Его фотографические негативы были доставлены контрабандой в агентство Magnum Photos ' из Праги. Снимки были также анонимно опубликованы в The Sunday Times .

Magnum Photos рекомендовал Йозефа Куделку властям Британии, и это дало ему возможность оформить рабочую визу на три месяца.В 1970 году он переехал в Англию, где подал прошение о политическом убежище и продержался там десять лет. Все это время Куделка бродил по Европе с фотоаппаратом в руке.

На протяжении 70-х и 80-х годов он поддерживал поток своей работы благодаря нескольким наградам и грантам. Он продолжал выставлять свои работы и публиковать свои главные проекты, такие как Gypsies , 1975; и Exiles , 1988. Куделка работал с панорамной камерой с 1986 года и в 1999 году собрал эти фотографии в своей книге под названием Chaos .Помимо этой, Йозеф Куделка опубликовал более двенадцати книг о своих фотоработах.

Он был награжден несколькими наградами за свои достижения, такими как Фонд Хассельбальда Международная премия в области фотографии , 1992; Grand Prix Cartier Bresson , 1991 год; Гран-при Национальная фотография , 1989; Prix Nadar , 1978 и другие.

Важные выставки его работ проходили в таких местах, как Международный центр фотографии Нью-Йорка и Музей современного искусства ; Лондонская Галерея Хейворда ; Амстердамский музей современного искусства Stedelijk ; и парижский дворец Palais de Tokyo .Помимо этого, его работы выставлялись на многих выставках по всему миру.

Его сторонник и друг, Анри Картье-Брессон , признал работу Куделки. Кроме того, его поддержала и искусствовед Анна Фарова .

К 1987 году он стал гражданином Франции, а в 1990 году, наконец, смог вернуться на родину в Чехию. Впоследствии он записал затертые пейзажи страны и назвал проект «Черный треугольник» .

Фотография Куделки поздних лет жизни основана на его ранних работах. Его работа делает упор на культурных и социальных ритуалах, а также на смерти. Он также предпринял активные и подробные исследования румынских и словацких цыган. Его работа была выставлена ​​в 1967 году в Праге.

За всю свою профессиональную жизнь Йозеф Куделка получил восхищение и признание за то, что запечатлел человеческое мужество среди мрачных пейзажей. Обычные темы, которые отражаются в его работах, - это расточительство, отчаяние, уход, отчуждение и запустение.Несмотря на все эти негативные моменты, есть люди, которые видят надежду в его работе. Его работы более поздних лет были сосредоточены на пейзажах без человеческого существования.

Фотографии Йозефа Куделки

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *