Одинокое дерево в поле: Одинокие деревья на полях » BigPicture.ru

Содержание

Съемочные планы Природа Урала, одинокое дерево за оградой Гафурийский район, горы, лес, поле, дерево, облака,…

Гафурийский районгорылесполедеревооблакаветерприродаизгородьтаймлапс

Похожие съемочные планы

4K 00:30

Природа Урала, одинокое дерево на фоне гор Гафурийский район, горы, дерево, поле, облака, солнце,…

HD 00:23

Природа Урала, одинокое дерево в поле Урал, природа, поле, дерево, травы, ветер, небо, облака

HD 00:44

Природа Урала, одинокое дерево в поле Урал, природа, поле, луг, дерево, травы, небо, облака,…

HD 00:38

Природа Урала, одинокое дерево в поле Урал, природа, поле, дерево, травы, ветер, небо, облака

HD 00:20

Природа Урала, одинокое дерево в поле Урал, природа, поле, дерево, травы, кустарник, ветер, небо,. ..

HD 00:45

Природа Урала, одинокое дерево в поле, не в фокусе Урал, природа, поле, дерево, травы, ветер, небо,…

4K 00:26

Природа Урала, солнечный свет над полем Гафурийский район, поле, деревья, облака, солнце, свет,…

4K 00:26

Природа Урала, солнечный свет над полем Гафурийский район, поле, деревья, облака, солнце, свет,…

4K 00:29

Природа Урала, солнечный свет и тучи над полем, домашний скот на выпасе Гафурийский район, поля,…

HD 01:00

Природа Урала, горы, лес на склонах, отдельно стоящие деревья Горы, лес, деревья, сосны, облака,. ..

Похожая кинохроника

Сколько стоит пейзаж? 1987

видами природыдеревья, реки, лес, березовая роща и тд. Картина — пейзаж с вырубленными

деревьями — пеньками

Берендеи не из сказки 1975

«Кончезаро» Института леса Карельского филиала АН СССР. Ученые в лаборатории за работой. Лагерь «Берендей»Институте леса. Школьники помогают ученым, проводят самостоятельные исследования карельского леса. Всероссийскийдрузей природы, проходивший в Брянской области. Конкурс участников слета на знание природы леса, зоологии охраны природы. В конкурсе участвуют члены Малой лесной академии. Член Малой академии леса Саша МакаровМакаров защищает свой реферат о редких

деревьях на острове Валаам на ученом совете Малой лесной академии

Бурятия 1990-1999

на озере Байкал. Ночь, съемки воды с судна. Лес, горы, озеро. Луна над Байкалом. Утро. Прибой, цветы

держит ткань.
Одинокая
скала. Кора дерева с голыми ветками. Корявые деревья. Облако над горой. Листья папоротника

Природа Урала 2000-2003

Природа Урала

Для себя и потомков 1968

Хвойный лес. Падает спиленное дерево

. Дерево на земле и пень. Ветви деревьев на поляне. Деревья отражаются

Башкирия 1990-1999

Башкортостан, Гафурийский район. Панорама по полям из окна машины. Тракторы вспахивают поле. Частный кирпичный

Альманах кинопутешествий № 259 1992

«Североникель». Засохшие деревья. Погибший лес в зараженной зоне.

Вечерние облака над лесом. Закат над озером

Евгений Баратынский 1979

Баратынского. Поле с колосьями. Финляндия. Виды природы — море, скалы, камни, деревья. Портрет Баратынского

Похожие фотографии

Мастер резьбы по дереву деревни Зур Сердэк Кукморского района Республики Татарстан Горохов Васил с…

Сенокос на полях Лениногорского района.

Глава администрации Рыбно-Слободского района Хайруллин Равиль Гарифуллович (2-й слева) с. ..

Председатель Государственного Совета Республики Татарстан Мухаметшин Фарид Хайруллович (2-й…

Жители села Тубэн Ушма (Нижняя Ошма) на пшеничном поле.

Доярка Заинского района Республики Татарстан.

Продавец магазина Мамадышского района Республики Татарстан.

Продавец магазина «Кама» Буинского района Республики Татарстан.

Жительница Рыбно-Слободского района во время уборки картофеля.

Житель Заинского района Республики Татарстан у своего дома.

Пекари колхоза «Татарстан» Балтасинского района Республики Татарстан в цехе.

Жительница деревни Зур Сэрдек Кукморского района во время сбора яблок.

Мебельщик Мамадышского района Республики Татарстан Малик Нажмиев за работой в мастерской.

Жительница Балтасинского района Республики Татарстан Фахретдинова Гульназ во время чтения намаза.

Девочка с поделкой народного умельца, жителя Мамадышского района Республики Татарстан Дамира…

Самое одинокое дерево на Земле: акация Тенере

На десятки километров вокруг не было ничего, кроме раскаленного песка. Дерево росло в пустыне, в самом центре Нигерии, став настоящей загадкой для ученых. Рассказываем историю самого одинокого дерева мира.

В переводе с языка народа, населяющего нигерийский район Тарка, слово «тенере» означает «обособленная зона». Так и есть. Основные дороги огибают этот суровый край площадью 1300 км², где нет ничего, кроме песка и ветра. Единственная трасса, что проходит в регионе, ведет из города Агадес в другой — Бильму. Тут и росло дерево, завидев которое проезжающие кричали: «Тафагаг!» И хотя на местном диалекте это означает «акация», в бескрайнем море песка слово имело тот же смысл, что и «Вижу землю!» где-нибудь в Тихом океане.

Десятилетиями Тенере был настоящим маяком для проходящих караванов. Местные почитали его. А ученые в 1930 году решили исследовать. И выяснили, что корню трехметровой акации уже около 300 лет, ствол же мог меняться до трех раз. Но как оно вообще могло вырасти здесь и чем живет? Туареги давно ответили на этот вопрос — благодаря богу грома и молнии Адобу, что превратил в дерево одного непокорного, но стойкого юношу.

Фото: East News

Ученые нашли другое объяснение, а заодно и «вещдоки», оставленные древними предками, — наконечники стрел и каменные топоры. И да, останки многочисленной фауны: слонов, жирафов, бегемотов и антилоп. Все они бродили в этих местах порядка 600 000 лет назад. Потому что тогда жизнь в Тарке била ключом — прямо из-под земли: здесь было озеро, вокруг которого благоденствовала буйная растительность.

Фото: Shutterstock.com

К ее последнему «прощай» и относится одинокая акация. Климат менялся, а пустыня наступала. Растительность вымерла, люди и животные ушли. Перед натиском песка устоял только Тенере, подобно тому самому юноше из легенды. Никакой романтики тут нет: просто дерево сумело дотянуться до грунтовых вод, залегающих на глубине 33–36 м — тех самых, что когда-то питали древнее озеро.

Фото: Shutterstock.com

Когда это выяснилось, рядом с деревом вырыли два колодца: теперь путники могли не только укрыться в благословенной тени, но и вдоволь напиться холодной воды. Но французский этнограф и исследователь Африки Анри Лот проезжал мимо дерева неоднократно и, в очередной раз увидев его в 1959 году, написал, что оно пришло в довольно плачевное состояние — часть его была сломана. Почему — сказать трудно. Одни говорили, что в него случайно врезался военный грузовик, который, остановившись здесь, сдавал задним ходом, другие — что оно стало жертвой урагана.

Тем не менее акация жила и давала тень. По жестокой иронии ее участь окончательно решил грузовик, врезавшийся в дерево в 1973 году и окончательно его доломавший. За рулем сидел некий ливиец, который, вероятно, был пьян.

Фото: Shutterstock.com

Остатки Тенере увезли в Национальный музей Нигерии в городе Ниамей, построив для них даже отдельный павильон. А на том месте, где росла жизнестойкая акация, установили металлический памятник в виде сухого ствола.

Тенере и в самом деле была уникальным: отдельно стоящие деревья в пустыне — нонсенс. Считалось даже, что вокруг акации не встречалось ни одного другого дерева в радиусе 400 км. Позже выяснилось, что это не так — в 150 км от него находится оазис под названием Тимиа, где есть и водоемы, и растительность.

И все же аналоги погибшей акации, что росли бы в одиночку в столь безжизненной местности, неизвестны (речь не идет о просто отдельно растущих видах). Разве что Шаджарат-аль-Хаят, что в переводе с местных языков означает «древо жизни». К счастью, оно живет и здравствует до сих пор и произрастает в песках Бахрейна, в 2 км от горы Джебель-Дукан. Это не акация — дерево относится к так называемым прозописовым. Зато оно еще старше Тенере — ему около 400 лет. Оно также питается грунтовыми водами.

Самые большие леса на Земле

Девять фактов о деревьях

Болит ли голова у дятла?

На сайте могут быть использованы материалы интернет-ресурсов Facebook и Instagram, владельцем которых является компания Meta Platforms Inc., запрещённая на территории Российской Федерации.

Нигерия

Сахара

пустыня

дерево

рекорд

оазис

туареги

легенда

Пожар уничтожил в Греции оливковое дерево, которому было 2500 лет

Пожар уничтожил в Греции оливковое дерево, которому было 2500 лет

От плодоносящего дерева остался только пень

9 августа 2021

Существует ли самое большое число?

Существует ли самое большое число?

Сейчас появились числа, которые настолько велики, что их с трудом можно представить. А когда-то люди считали на пальцах! Рассказываем про самые большие и самые маленькие числа

17 июня 2022

Корабли-призраки

Корабли-призраки

Откуда берутся призраки и какие фантастические версии древних находят сейчас реальные отражения в исследованиях?

28 ноября 2017

Найденные в шахте 140-летние джинсы проданы с аукциона

15 октября 2022

В Германии археологи сделали сенсационную находку времен каменного века

15 октября 2022

РЖД запустят 200 дополнительных поездов на ноябрьские праздники

14 октября 2022

Палеонтологи нашли останки «адских рыб», вымерших вместе с динозаврами

14 октября 2022

Самые редкие животные: топ-15

Почему осенью нам грустно?

Клещи: знать врага в лицо

Самые большие города мира

Семь фактов про ворон и воронов

Растения, изменившие историю

Самая грустная рыба на Земле : рыба-капля

Читать онлайн «Одинокое дерево», Мария Папаянни – ЛитРес

Мелине Каракоста

«– Мать, отчего твои слёзы льются солёной рекою?

– Плачу водой, сеньор мой, водой морскою»[1].

Федерико Гарсиа Лорка

Симеоновы дни

Фото́[2] положила руку на живот.

– Богородица моя, сделай так, чтобы не сегодня я родила, и пусть дитя не выйдет меченым.

Со дня, как узнала, что родит после Трех святителей, обливалась Фото холодным потом.

– Доброго Сретенья тебе, моя девочка, зима уже почти позади, и хорошо. Скоро придет пора разрешиться тебе от бремени. А зима не помогает растить детей.

– Бабушка, откуда ты знаешь, что я рожу именно тогда? А вдруг днем позже?

– Все будет хорошо. Не тревожь себя дурными мыслями.

Но дурные мысли тревожили Фото. Снова и снова она считала и пересчитывала дни, всякий раз отмеряла время по великим праздникам, коих после Трех Святителей еще три. День Святого Трифона – покровителя виноградарей. Принесение во храм, или день Богородицы, останавливающей мельницы, потому что и мельницы будут стоять, и мели-не мели, всё одно – молоть не будут. И – Симеон Богоприимец. В него-то дети и рождаются мечеными. И захоти Фото, забыть об этом она бы не смогла.

Разве не слышала она десятки историй о страшных событиях, что происходили в Симеонов день? Разве не в такой день на острове напротив родился ребенок с кривым ртом, ушами на затылке, глазами на макушке? Мать ничего не сказала из страха перед деревенскими: боялась, что те заберут малыша и оставят на перекрестке без воды и хлеба. Спеленала его хорошенько и никому не показывала. Рос этот ребенок, и росли его рот, уши на затылке, глаза на макушке. И таким он стал большим, что пеленки теперь его не укрывали. И взяла его мать как-то ночью, и поглотила их обоих черная тьма. С тех пор никто их и не видывал, никто о них и не слыхивал.

Фото перекрестилась. Поднялась и воскурила ладан, пройдя по всему дому, чтобы не было в нем места для злого. Но если зло и ушло, то мысли остались. И если бы только мысли, так еще же и тошнота, которая не оставляла ее целых девять месяцев.

Все эти месяцы Фото будто странствовала по бурному морю и на каждой волне изливала желчь. Она все наглаживала живот – вдруг да и успокоится, но как же, без толку. Поймала волну, встала и пошла. От подушки не отрывалась, да вовсе не отдыхала. Спала на ходу, и ничего ей не помогало. Двери, окна, каждую мачту чувствовала.

Тихую деревню, уцепившуюся за края скал, день напролет укрывала тень соседней горы. Море простиралось в двух шагах, но здешние люди чувствовали себя горными жителями. Рожденные под сенью Кофины – так гора звалась, – то же имя они дали и своему поселению.

Под Кофиной родилась и Фото, на пять лет позже Стратоса, своего мужа. С детства они были неразлучны. Жили в соседних домах. Впереди шел Стратос, позади Фото вышагивала. За всю свою жизнь она на всё привыкла смотреть именно так – из-за его спины.

Однажды Стратос обернулся и взглянул на нее:

– Что ты ко мне привязалась, малявка?

Фото чуть не ударилась в слезы – подумала, что ее сейчас прогонят. Мальчики в деревне были суровыми, с малых лет привыкали к трудностям. Когда они появлялись на свет, имена им давали по тому занятию, что ждало их, когда подрастут. Один должен был стать дровосеком, другой – возделывать землю, третий – ходить за свиньями, четвертый – за ослами. Стратос смотрел на Фото, и ей казалось, что она вовсе язык проглотила. Она знала, что Стратос идет кормить свинью, и в смятении выпалила то же и про себя:

– Я иду к нашей свинье.

– Да что ты говоришь, малявка, вроде как у вас и свиньи никакой нет?

Теперь Фото захотелось сбежать. Мало того, что она таскалась за ним безо всякой причины, так у них еще и свиньи не было. Стыдно-то как… В деревне семьи, которые не могли позволить себе свинью, считались самыми бедными. Говорили даже, что в дома, где в канун Рождества не раздастся визг свиньи, которую режут, новый год не придет.

Своими словами Стратос ранил Фото в самое сердце. Все отец виноват: покинул дом, уехав в другую страну и оставив семью. Мама делала что могла, лишь бы Фото росла без забот, но свинью они в этом году не купили. Фото толком и не помнила отца, но простить ему жизнь без свиньи не могла:

– Мама, я не перейду в следующий класс в этом году?

– Если умеешь читать, перейдешь.

– Но мы же не купили свинью.

– Фото, новый год и с вареной курицей прекрасно наступит, свинья для этого не нужна.

Фото маме не поверила. Во взглядах других детей ясно читалось: с ее семьей что-то не так. Она слышала плач и вздохи бабушки. Все дело было в свинье. Все, чего Фото страстно желала, – получить свинью. Этого она хотела даже больше, чем возвращения отца.

И теперь она стояла за спиной Стратоса.

Он засмеялся, как будто жалея, что был так резок.

– Ладно, малявка. Раз уж ты таскаешься за мной везде, пойдем к нашей свинье. Не плачь. Будем вместе за ней ухаживать.

С этого дня Фото собирала для свиньи Стратоса все объедки. Оказанную им великую милость Фото так и не забыла, все детство была ему благодарна. Они стали неразлучны: каждый день шли одной и той же тропой к свинарнику, сначала кормили свинью, а затем играли с ней. И какие только истории не выслушала та первая свинья. На Рождество ее зарезали. Фото плакала навзрыд, но Стратос сказал, что свиньи на то и существуют, чтобы их есть.

Вот так они и влюбились друг в друга – ухаживая за свиньей. Шло время. Фото потеряла уже обоих родителей. Они со Стратосом выросли. Однако даже спустя годы все самые важные разговоры они вели возле свиньи – как привыкли. Именно здесь Стратос рассказал о своей мечте – уйти во флот. Фото стало страшно – она не представляла своей жизни без него. А потом Стратос добавил, что на самом деле у него две больших мечты: море и Фото. Стратос получил и то и другое. Он сделал Фото своей женой, а через несколько дней после свадьбы уехал наниматься на корабль. К счастью, он не оставил Фото одну, их страсть уже принесла плоды. Фото чувствовала, как растет в ней любовь Стратоса. Она написала мужу, и тот обещал вернуться к рождению ребенка.

Фото не рассказывала ему в письмах о головокружении и тошноте: боялась показаться недовольной и сварливой. По морям ходит он, а на бури и шторма жалуется она, сидящая в тени Кофины. «В следующий раз, – решила она, – точно напишу». Фото никак не могла взять в толк, что тому было причиной. Может, ребенок плавал в ее животе неустанно? Или она каким-то загадочным образом следовала за Стратосом в его долгих путешествиях? Она ничего не знала о море, и ее беспокоило, что, тоскуя по мужу днем и ночью, она видела его только в бушующих волнах. «Стратос, – выдохнула она, но что-то в ней договорило остальное, – Ах, Стратос, пожалуйста. Брось все и приезжай. Я больше не выдержу без тебя».

Фото почувствовала, как толкается ребенок, и прижала руку к животу.

– Не торопись, детка. Завтра тоже будет день. Не надо рождаться сегодня. Давай потерпим еще денек.

Пришла бабушка, совсем крохотная от прожитых лет, и сразу отправилась на кухню. Фото услышала, как бабушка зажигает лампадку и кладет девять земных поклонов, и прошептала:

– Бабушка, мне страшно.

Бабушка вошла. Она подошла к Фото, поцеловала во взмокший лоб, а затем, опустив взгляд, прикоснулась к ее животу.

– Началось?

– Нет, бабушка, я могу продержаться до завтра. Скоро стемнеет. Завтра, он родится завтра. Мне страшно, бабушка. Я боюсь, что ребенок будет меченым.

– До полуночи, Фото, ты родишь до полуночи. Так что будь готова. Этого не изменить. Если уж суждено ребенку родиться сегодня, сегодня он и появится на свет.

Бабушка бросилась в свою комнату, зашуршала чем-то в сундуке. Слушая этот звук, Фото вдруг почувствовала, как ускоряется дыхание. Теперь она втягивала и выдыхала воздух часто-часто – как лошадь, идущая в гору.

– На дикие горы, на бесплодные деревья, на птиц в долине пусть перейдут оспины да рябины.

Наконец появилась бабушка – в руках у нее была длинная белая рубашка.

– Давай, детка, смени-ка одежду на эту, из поденного полотна. За один день моя мать спряла ту пряжу и соткала полотно, и я хранила эту рубашку долгие годы.

Фото, просияв, скинула платье и надела рубашку.

– Нет такого зла, что не исправило бы поденное полотно. Так говорила моя мама. Все оно отгоняет, все, от болезней до ворожбы.

Фото легла на кровать, отпустила бабушку за повитухой и погладила свой живот. Усмирила волны Стратоса и призвала его к себе. Море ее тела словно бы улыбнулось ей, впервые за девять месяцев шторм унялся, и она жалобно закричала, чтобы хоть так успокоить свою душу.

Ребенок родился, и был это мальчик. Бабушка положила его Фото на грудь, на полотно рубашки, сотканное за один день. И дитя, будто услышав биение сердца матери, затихло.

 

– Все у него в порядке. Настоящий мужчина – твой сын, – прошептала ей бабушка.

Фото обняла сына, погрузилась в сон, и теперь уже вместе они плавали в волнах. И добралась Фото до Стратоса, и показала ему сына.

– Смотри, я справилась. Все для тебя, Стратос мой. Настоящий мужчина – твой сын.

Тот поднял ребенка над свиньей. «Откуда на корабле взялась свинья?», – подумала было Фото. Но в своем крепком сне она уже ни о чем не могла спросить Стратоса.

Морская виола

Симос как угорелый бежал по деревенским закоулкам. Он поспорил, что не боится темноты. Остальные ждали его на площади – ждали и следили с самого верха за тем, как его тень змейкой скользит по переулкам.

Вдоль домов наверху это легче легкого, каждый сможет. Двери открыты, да к тому же еще немного света просачивается через замочные скважины. Вот Симос уже промчался мимо закрытой кофейни кир-Фомаса[3]. Запрыгнул на ящики, где догнивало несколько забытых помидоров. Какая-то кошка громко мяукала. В спешке Симос наступил на пластиковую бутылку, потерял равновесие и зашатался. Дети еще не успели отсмеяться, как увидели, что тень поднимается и снова пускается бежать.


Симос услышал смех друзей, резко остановился и устремил взгляд к площади. Но он увидел лишь тьму и на мгновение – маленький огонек, что заставляет ночь улыбнуться. Кажется, Йоргос включил фонарик, чтобы подать знак. Симосу тоже предлагали взять фонарик с собой, но он отказался.

– Да не боюсь я темноты, говорю вам. Если уж я и пускаюсь во все это, так хочу обойтись безо всякой помощи.

С самого полудня мальчишки спорили: измеряли разницу в росте, делая зарубки на коре кипариса, который высился на площади. Маркос достал складной нож и выцарапывал отметки – новые над сделанными в прошлые годы. Каждый посмотрел на свою черточку, потом все их сравнили. Маркос превосходил остальных на целую ладонь; за ним шел Йоргос, потом Вретос, Илиас и, наконец, Симос. Все обернулись и воззрились на него с жалостью. Ну не позор ли оказаться ниже всех? Однако Симос не сдался. Нет, он не рассчитывал с таким ростом стать вожаком в играх: так или иначе Маркос был старше всех. Ему уже много месяцев как исполнилось тринадцать, и он был прирожденным главарем, никому не уступал дороги. Он громко разговаривал, дрался, кричал на всех и каждого. В последние годы он окончательно отвоевал свое право лидерства, тут и вопросов не было. Все это знали. Симос принял это так же, как другие. Никто сегодня и слова не сказал, когда зарубка Маркоса на израненном кипарисе оказалась куда выше их собственных. Маркос тогда торжествующе вскинул руки, повернулся и показал им язык.

– Старший всегда останется старшим! – прокричал он.  – Падите ниц перед вашим вождем.

Мальчики растерянно переглянулись. Маркос это всерьез, или это еще одна из его дурацких шуток?

– Что вы таращитесь, тупицы, сказано же, падите ниц перед вождем вашим!

Все слегка наклонили головы, Илиас упал на колени. Симос даже не шелохнулся.

– Ты почему не кланяешься, а?

– Ты выше всех, да. А я ниже всех, но никому кланяться не буду, да и тебя не боюсь.

– А чего же тогда ты боишься, ягненочек?

– Ничего не боюсь.

– И даже Аневалус или Леракий не боишься?

– Даже их.

Все обернулись и уставились на него. Даже Маркос не нашелся, что сказать.

Аневалусы и Леракии были злыми ночными духами. Они появлялись в селении Аневалуса и еще одном, чуть дальше, – в Леракиа. Эти существа были разными, да и вообще в каждом окрестном уголке водились свои темные силы. Не было в деревне человека, который бы не слышал о них.

Духи являлись только по ночам, потому что не желали иметь с людьми ничего общего. Симос немало слышал о них от маленькой бабушки – она была почти самой старшей в округе. Маленькая бабушка рассказывала, что духи живут здесь испокон веков, их видят с давних времен. Они похожи на младенцев – безволосые, с вытянутыми как кабачки головами. Но страшнее всего глаза – горящие угольки, что не погаснут никогда.

– То некрещеные детки, мальчик мой. Они лишены тела и крови Христовой и ищут свою мамочку, чтобы отнять ее душу и с этой взятой в долг душой войти во врата Нижнего мира, – так рассказывала Симосу маленькая бабушка. Она знала бесчисленные истории обо всем на свете, в том числе про русалок и злых духов, что жили в деревне.

Сказки не нравились Симосу, но слушать прабабушку он обожал. Он заставлял ее рассказывать то про одно, то про другое, и не было конца ее историям, и все они казались всамделишными. У каждого духа были имя и своя печальная история. Симос настолько сжился со всем этим, что где-то в глубине души и верил. Может, он даже хотел бы повстречать какую-нибудь одинокую тень с глазами, похожими на горящие угольки. Прабабушка обнимала его и говорила:

– Тебе, мой Симос, нечего бояться. Ты один во всей деревне родился на полотне, сотканном за день. Поденное полотно изгоняет все. И ворожбу, и демонов, и духов. Никогда ничего не бойся.

Эти слова звучали в мыслях Симоса, когда он выпрямился во весь рост перед Маркосом. В руках у того все еще был раскрытый нож. Маркос приблизился к кипарису и указал на зарубки.

– Ну, смотри сюда. Видишь, где я и где ты. Я тебя почти на две ладони, причем раскрытые, выше. А ты, птенчик, не хочешь признавать меня вожаком?

– Я уже сказал. Ты выше всех. Ты старше всех. Ты знаешь больше всех. Но кланяться тебе я не буду.

– Изображаешь тут умника, а сам несешь околесицу. Как это ты не боишься Аневалус и Леракий?

– Вот так – не боюсь, и все.

– Бери свои слова обратно, ты, грязный трус.

– Не возьму. Тебе-то что до того? Может, это ты боишься?

– Кто еще здесь боится, ты, малявка?

– Тогда почему бы тебе не прогуляться по всем деревням в низине? Через заброшенные дома, через Леракиа, через Дурную реку и через Обрыв.

– Захочу и прогуляюсь.

– А я вам говорю, что один, без кого-либо из вас, пройду до Камней Виолеты.

Мальчишки обернулись. Каждый взглянул на Симоса так, словно он только что выругался самыми страшными словами в мире. До Камней Виолеты? Да никого в целом свете не найдется, кто рискнул бы пойти туда. Лучше уж отправиться к краю вселенной без еды и воды, чем к дому безумной. Дома, конечно, уже толком не было – камни одни остались, обглоданные ветром и дождем. Прежде, когда там еще жили сестры Виолеты, это была большая крестьянская усадьба. Теперь от нее уцелела лишь малая часть – она выдерживала еще натиск времени, времени, которое пришло и превратило в руины все остальное.

Некоторые деревенские женщины поговаривали, будто дом уничтожило не время, но грехи – какое-то смертоубийство там случилось. Виолета была младшей из сестер и с первых своих дней отличалась от прочих: разговаривала с деревьями, с цветами, с птицами и животными. По утрам ее находили спящей в птичнике или в конюшне в обнимку с новорожденным жеребенком. Поначалу семья скрывала ее выходки, но чем старше Виолета становилась, тем хуже шли дела. А потом случилось что-то, и после смерти матери она стала дни и ночи проводить на кладбище. Сестры жаловались, что из-за Виолеты ни один жених и близко к их дому не подойдет. Отец подписал бумаги, Виолету заперли в клинике, чтобы вылечить; там ее и забыли. Годы шли, женихов так никто и не увидел, отец умер, а за ним одна за другой ушли сестры. Словно бы какое проклятие поразило дом. Усадьба впала в запустение, и мыши обгладывали ее.

И вот однажды кто-то из деревенских увидел, как из трубы вьется дымок. Он рассказал об этом всей округе, и каждый принялся судить на свой лад, что же там такое происходит. Одни утверждали, что это призраки, другие – что какие-то лиходеи превратили руины в тайное убежище. Наконец мужчины деревни собрались, отправились к тому дому и постучали в дверь. Им открыла женщина. Это была Виолета.

Как она добралась до деревни, не знал никто. Никто не видел, как она приехала. Она излечилась? Или из-за того, что все умерли, некому было больше подписывать бумаги, продлевая ее заточение?

Первое время все в деревне только и делали, что судачили о Виолете. Рассказывали истории о том, как она была маленькой. Каждый хоть что-то, да припоминал. Не было дома, где бы по вечерам про нее не болтали, но едва поблизости оказывались дети, разговоры тут же стихали. А уж если хотели их припугнуть, пугали Виолетой: «Вот ужо я тебе Виолету сейчас позову» или «Я тебя брошу в Камнях Виолеты». И вот теперь Симос бросает вызов всем их страхам.

– Да, говорю вам, пойду к Камням Виолеты.

– Придержи коней, никуда ты не пойдешь, а то…

Маркос попытался придумать что-нибудь ужаснее, однако не сумел, ведь ничего ужаснее на свете не существовало. Камни Виолеты были самым мрачным кошмаром мальчишек.

– Сказал, пойду.

– Иди, только сам будешь виноват, если вернешься в слезах! Так что не надо говорить своей матери, будто это мы тебя туда отправили. Эй, вы, дурачье, вы – свидетели. Он сам сказал, что пойдет туда.

– Не ходи, Симос. Свихнешься, как и она.

– А если она тебя съест?

– Если она меня съест, вряд ли я вернусь.

Йоргос отдал ему свой фонарик. Сколько Симос ни просил его раньше, друг ни за что не соглашался расстаться с фонариком, а теперь сам протянул.

– Он мне не нужен, Йоргос. Я сам должен это сделать, без помощи. Я справлюсь.

– Смотри не наделай в штаны от страха, – прошипел Маркос.

Симос попрощался со всеми и понесся по улочкам. Он был полон решимости. Ни за что не вернется, если не доберется до Виолеты. Он и раньше пробовал туда отправиться, безо всякого спора. Пробегал по пустынному селению в низине и на повороте к Камням Виолеты тормозил, карабкался на скалы и пытался разглядеть ее.

Однажды он видел Виолету меж камней: смотрел, как ее волосы развеваются на ветру, и не мог пошевелиться, пока та вдруг не обернулась и не устремила взгляд в его сторону. Невозможно – она не могла его увидеть. Но Симос испугался. Он кинулся прочь так, будто за ним гнались. Упал, ударился, вернулся с разбитыми коленками, чтобы услышать мамины причитания: «Ну, почему, мой мальчик, ты так неосторожен? Почему ты все время падаешь? Но ты не виноват. Это все крестный, которого тебе нашел твой отец. Одно прозвание, что капитан, а в карманах ветер свищет. Даже пары ботинок тебе не прислал. И что, нельзя было хоть разочек расщедриться? Хоть когда-нибудь? Как ты научишься правильно ходить, если не носил ботинки от крестного?»


Вот так она всегда: начинала его бранить, но на полпути обращала ярость на кого-то другого. Один Симос был у матери, отец же вечно пропадал в море. Ей всю жизнь приходилось все решать самой. И ей не нравилось его ругать.

Симос представил, как мама и маленькая бабушка сидят перед камином и ждут его. Прабабушка вовсе не была маленькой, она давно разменяла восьмой десяток, но все звали ее – такую крошечную и хрупкую – маленькой. Тростинка в юности, с годами, что легли бременем на плечи, она сгорбилась и стала совсем крошечной.

Свою бабушку Симос не знал: мама была совсем юной, когда осиротела. Вырастила ее прабабушка. Мама привыкла звать ее просто бабушкой, а Симос – маленькой бабушкой.

Наконец Симос домчался до края деревни. Тени следовали за ним все это время, трепетали, ложась на дорогу и на стены домов. Добежав до стены последнего дома, с ним простилась и последняя тень.

По грунтовой дороге он понесся еще быстрее. На следующем повороте начинались Аневалусы – маленькие усадьбы, участки. Как и в деревне Симоса, дома здесь тесно жались друг к другу, почти сливались, дворов не было. Сады каждого семейства находились за пределами деревни, и выращивали там только самое необходимое: салат, кабачки, помидоры, а летом можно было и арбузы увидеть.

В кустарнике за спиной Симоса послышался какой-то звук, и он остановился как вкопанный. Он не сомневался: еще мгновение – и вспыхнут два глаза-уголька, и появится одно из созданий, скитающихся по этой деревне. Шум не стихал, переходя теперь в чей-то плач. Все один в один, как рассказывала маленькая бабушка.

Симос бросился было бежать подальше от страшного звука, но тот его преследовал. Симос вернулся, подошел к кустам и услышал громкий лай. Наклонившись, он увидел собаку, привязанную за лапу к изгороди, – какой-то крестьянин, должно быть, оставил ее, чтобы отпугивать нежеланных гостей, да и забыл на много дней. Пес был весь в грязи и листьях и ощерился, когда Симос его погладил.

 

– Ты чего хочешь, чтобы я бросил тебя здесь или чтобы выпустил на волю, глупая ты псина?

Пес, словно поняв, что ему говорят, распластался на земле и больше не шевелился. Симос принялся бороться с веревкой – никак не мог ее распутать. Казалось, еще немного, и он придушит собаку. Когда руки задрожали, Симос наклонился, попытался потянуть узел зубами, и тот наконец поддался. За следующие несколько секунд Симосу удалось освободить пса.

– Ну, ты – счастливчик. Беги теперь. Ты свободен. Беги, тебе говорю.

Пес стоял и смотрел на него, не двигаясь с места.

– Ну, если ты не уходишь, то я точно пойду. У меня дела.

Симос сделал два шага, два шага сделал и пес.

– Ну, беги же, кому говорят.

Симос наклонился и сделал вид, что подбирает камень; пес в испуге снова спрятался в кустах. Симос бросился бежать. Он не оглядывался. Ему жаль было пса, но он не смог бы взять бедолагу с собой: мать и слышать не хотела о собаках. Не говоря уже о том, что Симоса мог увидеть тот, кто привязал пса, и принять за вора. Да и потом, как бы он вернулся на площадь с шелудивым псом? Так что все к лучшему.


Симос пулей пронесся через Леракиа, потом через высохшее поле. Чуть дальше он увидел Одинокое Дерево – так его называли в деревне, потому что оно стояло само по себе среди скал. Дерево. Гора. А дальше до самого горизонта – только море.

Когда-то, рассказывала маленькая бабушка, люди праздновали день Одинокого Дерева: один раз в году, в конце весны. Двадцать седьмого мая собирались здесь, принося еду, и пировали под его раскидистыми ветвями, взрослые даже и выпивали по рюмочке чего-нибудь покрепче. У всех было хорошее настроение, случались и танцы. Теперь же Дерево стояло в одиночестве. Вот уже много лет минуло с последнего счастливого праздника. «Вот когда вырастешь, Симос, сводишь меня на прогулку к Одинокому Дереву. Чтобы увидела я бесконечное море. Чтобы мы посидели и перевели дух. Что такой тени пропадать даром? Такой тени ни одно дерево не дает. Только это. Оно нуждается в компании. Мы и отцу твоему пошлем весточку на корабль, чтобы вернулся побыстрее и посмотрел на тебя, каким ты стал настоящим мужчиной», – так говорила Симосу бабушка.

Теперь же под покровом ночи Одинокое Дерево – предвестник волн – застыло молчаливым путником, остановившимся передохнуть.

Издалека увидел Симос Камни Виолеты. Как же доказать всей компании, что он сюда добрался? Он замедлил шаг. Ароматы тимьяна, орегано и базилика окружали его – точно такие же доносились к нему в комнату через окно. Он медленно-медленно подвигался вперед, чувствуя под ногами камни, оцепеневшие в дремоте. Полная темнота. Ни лучика света. Ни капли тени. Где Виолета? Что же ему взять с собой? Камни же везде одинаковые. До двери – два шага. Там внутри, должно быть, спит безумная Виолета.

Симос заметил окно, а на нем – три горшка. Он протянул руку, тронул листья базилика и замер, испугавшись, что поплывший от растения аромат выдаст его. И тут жутким проклятием загремел громкий лай. Пес – он шел следом, не отставая. Симос погиб. Теперь точно погиб! В отчаянии он замахал руками, чтобы прогнать пса, но тот стоял на месте, виляя хвостом. За спиной Симоса послышался женский голос:

– Где ты был, мой хороший? Где ты был, Мани? Три дня и три ночи я сижу здесь и слышу, как они зовут меня. Внутри моей головы. Их голоса. Как только их рты выдерживают такие слова? Они желают отмщения, Мани, слышишь меня? Что я им сделала? Мани?

Пес прошел мимо. Симос проводил его взглядом и только тогда обернулся. Виолета стояла метрах в двух от него, наклонившись и раскрыв объятия навстречу собаке.

– Кого это ты привел? Ты друг или враг? Почему ты молчишь? Кто ты такой?

На Симоса устремился взгляд, полный любопытства. Один глаз Виолеты был белый как молоко, мертвый, второй – черный как смоль, живой.

– Это просто я, госпожа. Я нашел вашу собаку, она была привязана в Аневалусах.

– Так ты ребенок? Мне нравятся маленькие дети!

На мгновение Симос представил, как Виолета вместе с Мани обгладывает его косточки, и тут же подумал, не броситься ли наутек, чтобы спасти свою жизнь. Но что-то в выражении лица Виолеты заставило его устыдиться собственных мыслей.

– Я не так уж хорошо вижу, потому и не встретила тебя поприветливее. Мне очень не хватало моего Мани, я уж решила, что потеряла его. А ты привел его обратно. Ты – его спаситель. Ты – мой маленький герой. Так, давай-ка начнем все сызнова. И давай познакомимся, как положено. Я – Виолета, а это – Манис. А тебя как зовут?

– Симос.

– Симос как Симеон, серебряное имя, драгоценное… Благодарю, мальчик мой.

– Не за что, госпожа, пес просто попался мне по дороге.

– Правда? А где ты живешь? Я уже много дней не говорила с людьми.

– Я живу в деревне, но пошел на наше поле в Аневалусах. По пути нашел вашего Маниса и так дошел сюда.

– Как же мне везет сегодня. И как бы я жила без Маниса? Он – мой друг, глаз, которого мне недостает, теплые объятия по ночам.

– Госпожа, мне уже пора идти.

– Не уходи так скоро и зови меня Виолетой. Теперь мы уже не незнакомцы. Друзья однажды – друзья навсегда. Предатель однажды – предатель навсегда. Так, господин Драгоценный?

– Так.

– Присядь-ка здесь, а я принесу тебе подарок.

Симос украдкой оглядел комнату, видневшуюся за приоткрытой дверью. Чисто и аккуратно прибрано. Цветастое покрывало брошено на кровать. Рядом – кресло-качалка. На столе – маленькая ваза со свежими полевыми цветами. Симос услышал шорох – Виолета что-то искала, затем – ее шаги, и торопливо устремил взгляд в сторону моря.

– Вот, я нашла.

Виолета села рядом с ним. В руках она держала маленькую подушечку в форме сердца. Ее украшала вышивка – цветок и под ним каллиграфически выписанная буква В.

– Это фиалка? – спросил Симос, дотронувшись пальцем до цветка.

Виолета тоже положила руку на подушечку. На мгновение ее пальцы коснулись ладони Симоса.

– Морская виола, дикая фиалка. Фиалка – знаменитый цветок, а виола более тихая, скромная, она расцветает на берегу моря весной. Похожа на фиалку, но цветы у нее не такие крупные. Фиолетовые, розовые, белые и красные. Виолы, дикие фиалки, счастливы на своем берегу. Они свободны.

– Очень красивый цветок.

– Я сама его вышила.

– Это слишком ценный подарок, я не могу его принять.

– Нет, я хочу, чтобы эта подушечка была у тебя. Ты еще совсем дитя. Такой же маленькой была и я, и, как и ты, я когда-то вылезала в окно и носилась по ночам. Знаешь, в те времена моя семья звала меня Виолой. Если придешь ко мне когда-нибудь еще, я могу рассказать тебе много историй. Тебе нравятся истории?

Симос кивнул.

– Придешь еще раз?

– Приду, госпожа.

– Виолета.

– Приду, Виолета.

– Манис и я будем ждать тебя.

Симос прижал подушечку к груди и помчался обратно. Он все бежал и бежал, остановился только неподалеку от Одинокого Дерева, обернулся и всмотрелся вдаль. Ему удалось разглядеть Виолету. Она все сидела на том же камне, а рядом, на соседнем, – Манис. Темнота, подобно реке, стекала к морю, а эти два белых пятнышка казались барашками на его первых волнах.


Зачем 1 одинокое дерево в поле?

Вы когда-нибудь проезжали по сельской местности и видели только одно одинокое дерево в поле? Если это так, вы, вероятно, задавались вопросом, почему это вообще было там.

Зачем оставлять одинокое дерево в поле, окруженное посевами? Этому дереву, вероятно, уже полвека или больше. Это легенда. Итак, вы думаете, что, возможно, у кого-то не хватило духу выкорчевать его.

Но это совсем не то. Причина, по которой вы увидите одно одинокое дерево в поле, заключается в том, что оно является источником тени. И это традиция.

Раньше у фермеров не было тракторов с крытыми кабинами. Это был источник тени от неумолимого солнца, идеальный для отдыха.

Животные также использовали тень, прячась под ветвями, чтобы спрятаться от солнца. Поскольку они тянули эти старые тракторы, это было естественное место для сбора людей и животных в поле.

Некоторые говорят, что помогает от летучих мышей. Другие говорят, что это связано с чувствами. Но если вы хотите узнать настоящую причину, по которой в поле растет одно одинокое дерево, продолжайте читать!

Зачем 1 одинокое дерево в поле?

Хотя есть много причин, по которым вы можете увидеть одинокое дерево в поле, большинство людей согласны с тем, что это единственное дерево служит источником тени для фермеров и домашнего скота. В поле вдали от фермерского дома имеет смысл иметь место, где можно укрыться от солнца под лиственными ветвями.

Если вам интересно, почему посреди поля растут деревья, то это не просто эстетика. Хотя это выглядит красиво, идеальное фото или место для пикника.

В США на Среднем Западе полно сельскохозяйственных угодий, в центре которых гордо стоит одно дерево. Это символ прошлого, который стоял здесь дольше, чем кто-либо из нас сегодня, и, вероятно, останется там, когда нас не станет.

Раньше пиломатериалы тоже были дорогими. Так что это, безусловно, заставляет задуматься и задаться вопросом, почему они оставили одно дерево не поднятым.

Естественно, он давал тень на открытом поле. Вот почему многие люди говорят, что вы увидите одинокое дерево в поле. Фермер и домашний скот должны найти тень.

Другие говорят, что летучим мышам негде жить. Летучие мыши являются естественной борьбой с вредителями и являются хорошими существами для вашей земли.

Но это могло быть и сентиментальным местом, где первоначальный владелец попросил свою жену выйти за него замуж. Или отметить место захоронения близкого человека.

Хотя есть много причин оставить одинокое дерево в поле, есть одна вещь, которую вы можете вычеркнуть из этого списка.

То одинокое дерево не осталось для укрытия от грозы. Никогда не прячьтесь под деревом во время грозы. Это и пребывание на открытом воздухе — худшие места.

Почему фермеры сажают деревья по краям своих полей?

Еще вы увидите деревья, обрамляющие сельскохозяйственные поля. Почему они там?

Деревья и кустарники часто высаживают по краям полей, особенно если они расположены вдоль водоема. Это может помочь остановить потерю питательных веществ с полей путем фильтрации или поглощения питательных веществ до того, как они попадут в воду.

Когда фермеры добавляют питательные вещества, такие как химические удобрения или навоз, это дает культурам необходимые фосфор и азот для производства продуктов, которые они выращивают для нас.

Но когда эти вещи не используются полностью выращиваемыми культурами, они могут быть потеряны с полей. Это может привести к негативным последствиям для качества воздуха и воды.

Естественно, смывается во время дождя или таяния снега. Он также может просачиваться через почву и попадать в грунтовые воды.

Высокие уровни этих соединений могут создавать мертвые зоны, которые убивают рыбу и разрушают водную среду. Это не просто плохие новости для животных.

Это плохая новость и для людей, потому что эти избыточные соединения могут вызвать вредоносное цветение водорослей, которые создают опасные токсины.

Таким образом, фермеры должны думать об умных способах сокращения потерь питательных веществ. Посадка деревьев — один из лучших способов помочь любому сельскохозяйственному угодью.

Пока мы изучали, почему в поле может быть одно одинокое дерево, вот почему вы можете увидеть деревья и кустарники, посаженные на краю сельскохозяйственных угодий.

– Помогает почве и уменьшает эрозию

Эрозия верхнего слоя почвы может уменьшить способность почвы к плодородию в долгосрочной перспективе. Когда богатый питательными веществами слой и органические вещества удалены, это может легко произойти. Это чаще встречается, когда у вас больше осадков или сильный ветер.

Когда фермеры сажают деревья по краям, они создают естественный барьер, защищающий как почву, так и урожай.

Эти деревья с глубокими корнями делают почву более стабильной, одновременно увеличивая количество органического вещества из листьев. Это может помочь улучшить структуру почвы и уменьшить сток поверхностных вод.

– Хорошо для животных

Когда поля обсажены деревьями по периметру, это может принести пользу и животным на земле. Укрытие полей может помочь уменьшить воздействие холода в зимние месяцы, что особенно полезно для полей, которые поддерживают ягнение.

Что касается домашней птицы, насаждения деревьев могут заставить птиц на свободном выгуле больше перемещаться по ареалу. Это помогает животным меньше подвергаться стрессу и улучшает качество яиц.

Для любой фермы с животными наличие деревьев по краям может защитить от непогоды и обеспечить животным более комфортные условия. Это сделает сельскохозяйственные угодья более продуктивными.

– Держите посевы в укрытии

Когда весенний и летний сезоны засушливые, это может стать катастрофой для посевов. Сухая погода вызывает плохую всхожесть и, как таковая, снижает скорость роста и приводит к снижению урожайности.

Посадка этих полей по краям деревьев может защитить эти культуры от засухи. Он изменяет микроклимат вокруг урожая. Таким образом, скорость ветра уменьшается, и скорость ветра может удалить влагу из воздуха.

Деревья также помогают продлить вегетационный период травы. Они создают необходимое укрытие, повышающее температуру почвы как ранней весной, так и поздней осенью. Это отличный способ сделать траву более зеленой, так сказать, при попытке повысить урожайность.

– Помогает управлять водными ресурсами

Если вы только скромно добавите линию деревьев вокруг ваших посевов, вы можете увеличить проникновение воды.

Это означает, что сток поверхностных вод уменьшается. Кроме того, вы уменьшите скорость попадания дождевой воды в ручьи, реки и озера.

Это может спасти территорию от затопления ниже по течению. Кроме того, с этими химическими соединениями на ферме вы также можете замедлить любой сток этих веществ, оказывая меньшее влияние на свое окружение.

– Снижение уровня загрязнения

Загрязнение вредно не только для окружающей среды. Для ферм это тоже дорого. В частности, фермы с домашним скотом производят аммиачные экскременты из мочевины домашнего скота. Этот аммиак может нанести ущерб окружающей среде и воде.

Это также влияет на здоровье скота и фермеров. С деревьями это создает физический барьер. Этот барьер может уменьшить любой снос брызг при улавливании загрязняющих веществ и аммиака от скота.

– Повышенная энергоэффективность

Древесина необходима для производства топлива. Его можно выращивать на землях, которые трудно обрабатывать, или его можно собирать с деревьев, которые вы сажаете, чтобы дать вам убежище.

Древесная щепа может быть дополнительно использована для создания подстилки или замены соломы. Смесь этих двух дает наилучшие результаты.

Посадка деревьев по периметру животноводческих и сельскохозяйственных построек может повысить энергоэффективность за счет создания тени и защиты от ветра.

– Создает еще один поток доходов

Посадка деревьев на краю вашей среды обитания может принести дополнительный доход фермеру. Вы можете выровнять сельскохозяйственные угодья деревьями, привлекающими диких птиц.

Эти птицы, такие как фазан или куропатка, ищут убежище и используют деревья как источник пищи. Вы также можете использовать их как источник дохода.

Фрукты и орехи — еще одна вещь, которую вы можете собрать с этих деревьев. Это создаст дополнительный поток доходов для любой фермы.

– Помогите задачке с пчелой

Одной из самых больших проблем в современном мире является сокращение количества опылителей. Утрата мест обитания является одной из наиболее важных причин этой проблемы.

Когда вы сажаете больше деревьев, живых изгородей и растений в лесозащитных полосах, это создает места для гнездования, убежища на зиму и подходящие источники пыльцы и нектара, которые можно использовать круглый год.

Кроме того, опылители, такие как пчелы, используют эти полосы укрытия от деревьев, как люди используют шоссе.

Они просматривают их, а затем останавливаются на одном месте. С регулярно расставленными деревьями это убежище помогает заполнить пробел в безлюдной местности, где они могут не найти то, что ищут.

Нам нужны опылители, чтобы наша окружающая среда процветала, и предоставление их источника на вашей земле может только улучшить ваши усилия.

– Сохранение дикой природы

Чем больше деревьев, тем больше среда обитания для диких животных. Когда вы буферизуете и расширяете древние леса новыми деревьями, вы приносите больше насекомых.

И хотя это может показаться вам нежелательным, это приведет к появлению птиц и других мелких млекопитающих. Когда они приходят, это привлекает на землю другие виды.

Поскольку изменение климата влияет на ареалы обитания различных животных, важно помочь им переселиться в район, где они могут процветать.

Конечно, жуков будет больше, но будет больше птиц и мелких животных, которые сделают землю процветающей.

Прекрасным примером этого является летучая мышь, которая поедает всех вредителей и может помочь земле стать более гармоничной.

Одно дерево или много?

Итак, если одно дерево, оставленное в одиночестве в поле, годится для укрытия для животных и людей, а ряд деревьев подходит для фермы, что делать?

В центре поля можно оставить одно одинокое дерево. Он создаст тень для животных и предоставит летучим мышам безопасное место для жизни.

Но наличие этой границы деревьев на краю вашей земли также служит хорошей цели. Эта граница может помешать важным удобрениям покинуть вашу землю.

Он также может предотвратить истощение богатого питательными веществами слоя почвы из-за дождя и ветра.

Окантовка деревьев особенно важна, когда ваша земля упирается в воду. Это замедлит сток, который может размыть вашу землю и нанести ущерб окружающим водным путям и землям. Это также может повлиять на наводнения, замедляя поток воды и предотвращая внезапные наводнения.

В идеале вы должны использовать обе тактики, когда готовите землю к росту и будущему урожаю.

Заключение

Причина, по которой вы видите одинокое дерево в поле сельскохозяйственных угодий, вероятно, в том, что в старые времена оно служило убежищем. Это убежище было источником тени от солнца, где фермеры и животные, которые тянули свои тракторы, могли отдохнуть.

Это также красиво с эстетической точки зрения, но причина, по которой вы его видите, заключается не только в красивой возможности сфотографироваться. Таким образом, вы также увидите деревья, окружающие сельскохозяйственные угодья, что служит дополнительным целям.

Деревья очень полезны для фермеров. Они предлагают еще один источник дохода от выращивания фруктов и орехов, тень для животных, защиту окружающей среды, а также фермы и многое другое.

Хотя добавление деревьев на окраине фермы может показаться дополнительной работой, этот шаг может еще больше увеличить прибыль фермеров, добавить определенную границу сельскохозяйственным угодьям и предотвратить сокращение прибыли из-за экологических проблем.

Одинокое дерево в поле Royalty Free Vector Image

Одинокое дерево в поле роялти бесплатно векторное изображение
  1. лицензионные векторы
  2. одинокие векторы
ЛицензияПодробнее
Стандарт Вы можете использовать вектор в личных и коммерческих целях. Расширенный Вы можете использовать вектор на предметах для перепродажи и печати по требованию.

Тип лицензии определяет, как вы можете использовать этот образ.

Станд. Расшир.
Печатный / редакционный
Графический дизайн
Веб-дизайн
Социальные сети
Редактировать и модифицировать
Многопользовательский
Предметы перепродажи
Печать по запросу
Способы покупкиСравнить
Плата за изображение $ 14,99 Кредиты $ 1,00 Подписка $ 0,69

Оплатить стандартные лицензии можно тремя способами. Цены составляют долларов США долларов США.

Оплата с Цена изображения
Плата за изображение $ 14,99 Одноразовый платеж
Предоплаченные кредиты $ 1 Загружайте изображения по запросу (1 кредит = 1 доллар США). Минимальная покупка 30р.
План подписки От 69 центов Выберите месячный план. Неиспользованные загрузки автоматически переносятся на следующий месяц.
Способы покупкиСравнить
Плата за изображение $ 39,99 Кредиты $ 30,00

Существует два способа оплаты расширенных лицензий. Цены составляют долларов США долларов США.

Оплата с Стоимость изображения
Плата за изображение $ 39,99 Оплата разовая, регистрация не требуется.
Предоплаченные кредиты $ 30 Загружайте изображения по запросу (1 кредит = 1 доллар США).
Дополнительные услугиПодробнее
Настроить изображение Доступно только с оплатой за изображение $ 85,00

Нравится изображение, но нужны лишь некоторые изменения? Пусть наши талантливые художники сделают всю работу за вас!

Мы свяжем вас с дизайнером, который сможет внести изменения и отправить вам изображение в выбранном вами формате.

Примеры
  • Изменить текст
  • Изменить цвета
  • Изменить размер до новых размеров
  • Включить логотип или символ
  • Добавьте название своей компании или компании
файлов включены

Информация о загрузке…

  • Идентификатор изображения
    17592583
  • Цветовой режим
    RGB
  • Художник
    CGforStock

Одинокое дерево в поле #2 Canv — Картины на холсте

  • 903:30
  • Без ярлыка

Выберите тип продукта

  • Холст в рамке
  • Печать в рамке

Выберите формат

  • 1 кусок

Выберите размер (дюймы)

  • MINI
    12×8

  • МАЛЕНЬКИЙ
    18×12

  • СРЕДНЯЯ
    24×16

  • СРЕДНЯЯ
    26×18

некоторых размеров временно нет в наличии

Выберите толщину

  • СТАНДАРТ [1,5 ДЮЙМА ТОЛЩИНОЙ]
  • ТОНКИЙ [. 75″ ТОЛЩИНА]
  • 1 дюйм

Выберите толщину рамы

  • Черная матовая плавающая рамка
    [толщина 2 дюйма]

  • Белая матовая плавающая рамка
    [толщина 2 дюйма]

  • Пятнистая золотая плавающая рамка
    [толщина 2 дюйма]

  • Пятнистая серебряная плавающая рамка
    [толщина 2 дюйма]

  • Состаренная черная плавающая рама
    [толщина 2 дюйма]

  • Классическая плавающая рама из темного дерева
    [толщина 2 дюйма]

  • Стандартная плавающая рама для шампанского
    [толщина 2 дюйма]

  • Галерейный холст (без рамки)

  • Тонкий черный матовый
    [0,75″ ШИРИНА]

  • Черная матовая рамка
    [ШИРИНА 1,25″]

  • Белая матовая рамка
    [ШИРИНА 1,25″]

  • Пятнистая золотая рамка
    [ШИРИНА 1,25″]

  • Каркас из натурального дерева
    [ШИРИНА 1,25″]

  • Классическая рамка из темного дерева
    [ШИРИНА 1,25″]

  • Роскошный черный
    [ШИРИНА 1,5″]

  • Изысканное золото
    [ШИРИНА 2 ДЮЙМА]

Выберите цвет рамы

Выберите рамку

  • Черный матовый
    ШИРИНА 1,25″

  • Черный матовый

  • Белый матовый

  • Тонкий черный матовый
    ШИРИНА 0,75 ДЮЙМА

  • НОВИНКА

    Роскошный черный
    ШИРИНА 1,5 ДЮЙМА

  • Пятнистое золото

  • Пятнистое серебро

  • Белый матовый
    ШИРИНА 1,25″

  • Пятнистое золото
    ШИРИНА 1,25″

  • Черный состаренный

  • НОВИНКА

    Изысканное золото
    ШИРИНА 2 ДЮЙМА

  • Натуральное дерево
    ШИРИНА 1,25″

  • Классическое дерево
    1,25″ ШИРИНА

  • Классическое дерево

  • Шампанское

REG

СКИДКА 30% —

БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА

В настоящее время недоступен

Картина на холсте «Одинокое дерево на поле № 2» Глауко Менегелли поставляется готовой к подвешиванию, с подвесными аксессуарами и дополнительным обрамлением не требуется.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *