Сидни шерман: Синди Шерман — 130 произведений

Содержание

Синди Шерман - 130 произведений

Синди Шерман (англ. Cindy Sherman, 19 января 1954, Глен Ридж, Нью-Джерси) — популярная современная американская художница, работающая в технике постановочных фотографий. По версии ArtFacts.net является самой известной и влиятельной художницей в мире (за всю историю искусств). В рейтинге ArtReview «Сто самых влиятельных персон в арт-мире-2011» Синди Шерман заняла 7-е место.

Синди Шерман родилась 19 января 1954 года в Глен-Ридже, штат Нью-Джерси, в семье инженера Чарльза Шермана и учительницы. Она стала пятым и последним ребёнком в семье, правда, двое старших детей к моменту её рождения жили уже отдельно. Отец Синди обладал тяжёлым характером и, по воспоминаниям художницы, мать была вынуждена заступаться за своих детей. Один из братьев художницы — Фрэнк, — не смог найти себя в жизни, был вынужден вернуться жить к родителям и в 27 лет покончил с собой.

Всё своё детство Синди очень любила наряжаться в старую одежду, в том числе оставшуюся от бабушки. Делала это она не вместе с кем-то, а играя сама с собой. Образы принцесс её не интересовали, обычно она придумывала себе роли старушек, ведьм и чудовищ. Помимо этого, Синди с детства много и хорошо рисовала, а также запоем смотрела фильмы по телевизору. На одном из телеканалов сетка вещания была устроена так, что один и тот же фильм повторялся пять вечеров подряд, и каждый день девочка возвращалась к этой киноистории.

Денег на обучение в частном колледже у семьи не было, и поэтому Синди в 1972 году поступила в Университетский колледж в Буффало, на факультет изобразительных искусств. Там она познакомилась со студентом постарше Робертом Лонго (сегодня Роберт Лонго также является прославленным художником), который и обратил её внимание на модернистское и контемпорари искусство. С Робертом Лонго Синди жила вплоть до 1979 года, после чего они расстались, но остались друзьями.

В 2012 году состоялась большая ретроспектива Синди Шерман в главном музее современного искусства — в MoMA. На выставке (которая до сих пор доступна онлайн) можно было увидеть полностью серию Untitled Film Stills (70 чёрно-белых снимков), раннюю минисерию Untitled A-E, выборочные работы из более поздних серий, а также специально снятый для выставки документальный фильм «Карт-Бланш: Синди Шерман». Выставку посетили 605 586 человек (и ещё 183 788 в Сан-Франциско), таким образом она стала второй по посещаемости выставкой года в Нью-Йорке (на первом месте — ретроспектива Виллема де Кунинга), восемнадцатой — в мире, а также первой в мире по количеству зрителей выставкой фотографии. Позже выставка была показана в SFMOMA, Центре искусств Уокера (англ.) и Музее искусств Далласа.

В 1997 году Синди Шерман выступила в качестве режиссёра и сценариста своего единственного полнометражного фильма — комедийного хоррора «Office Killer». Фильм не имел успеха ни у критики, ни в прокате.

Начиная с 2007 года отдельные фотоработы художницы начинают продаваться на аукционах «Кристис», «Сотбис» и «Филипс» за суммы, превышающие 1 млн долл. Для единичных фотографий цена молотка может доходить до $3,89 млн (Без названия #96 от 1981 года; цена зафиксирована в мае 2011 г.) или $3,86 млн (Без названия #93 от 1981 года; цена зафиксирована в мае 2014 г.).

Шерман посвящён игровой короткометражный фильм французского кинорежиссёра Бертрана Бонелло Cindy: The doll is mine (2005), в роли художницы и её двойника снялась Азия Ардженто.

На русском языке:

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё ...

3 факта о художнике • Интерьер+Дизайн

Синди Шерман. Untitled Film Stills. № 577. 2016–2018. Фото: Courtesy of the artist and Metro Pictures, New York

Одна из фигур современного искусства, американская художница Синди Шерман выставляется в Национальной портретной галерее в Лондоне. Известная своими автопортретами, она ставит под сомнение репрезентацию женственности в поп-культуре. Куратор Пол Мурхаус собрал 180 работ за 40 лет, начиная с 70-х, некоторые из которых никогда не выставлялись, находясь в частных коллекциях.

По теме: Арт-рекордсменки: 8 самых дорогих современных художниц

Телезависимый ребенок Детство и юность Синди Шерман прошли на Лонг-Айленде и, по ее словам, она была настоящим «телеманьяком». Пока родителей не было дома, Синди пересматривала одни и те же фильмы: среди которых «Окно во двор» Альфреда Хичкока, кардинально повлиявшей на ее творчество. Позже Шерман стала перевоплощаться в героинь вымышленных ею фильмов и фотографировать сама себя. Серия Untitled Film Stills («Кадры из фильмов без названия») — 70 черно-белых снимков, созданных в начале 1980-х, была встречена неоднозначно: Шерман удалось продать всего несколько фото по 50 долл. В марте 2019 года «№ 21» из этой серии была продана на аукционе Sotheby’s  за более чем 800 тыс. долл. 

Синди Шерман. Без названия #204, 1989. Фото: Courtesy of the artist and Metro Pictures, New York

 Апроприантка Шерман принимает образы подростков, лежащих на кровати и смотрящих в потолок, фотомоделей, мадонн, домохозяек, проституток, роковых женщин, клоунов, вампиров... Она — художник поколения модернистов и апроприаторов, чей жанр — присваивать и перевоплощать все, что понравилось в истории. Ее привлекают популярные ссылки из мира телевидения, кино, медиа, а сегодня интернета и соцсетей. Шерман словно говорит: «это не женщины, а образы женщин». Ее портреты не являются «автопортретами». Они представляют собой бесконечность масок, стереотипов, странных и знакомых одновременно, отражений множества идентичностей. Кто такая Синди Шерман? «Но кто вы, кто смотрит на меня?», — отвечает художник.

Синди Шерман. Без названия #92. 1981.  Фото: Courtesy of the artist and Metro Pictures, New York

Манипулятор «Фотографии Синди Шерман как никогда актуальны в эпоху селфи и соцсетей», — считает директор Национальной портретной галерее Николас Каллинан. В инстаграме 65-летней Шерман: новые фильтры и фотоприемы, а мужские характеры сменяют женские. «В истории искусства существует непреложный закон: характер человека читается в его лице, — говорит Мурхаус. — Мы смотрим на других людей и пытаемся понять по тому, как они выглядят, какие они. Но дело в том, что мы никогда не узнаем правду до конца, сколько бы мы ни смотрели». «Мне нравится делать действительно сложные вещи, которые люди не могут купить», — говорит Шерман.

Синди Шерман. Без названия #15. 1978. Фото: Courtesy of the artist and Metro Pictures, New York Синди Шерман. Без названия #574. 2016. Фото: Courtesy of the artist and Metro Pictures, New York Синди Шерман. Без названия #602. 2019. Фото: Courtesy of the artist and Metro Pictures, New York

 • Cindy Sherman, National Portrait Gallery, Лондон, до 15 сентября.

Как Синди Шерман стала иконой современного искусства просто фотографируя себя

Если Энди Уорхола принято называть отцом современного селфи, то его матерью можно считать Синди Шерман, которая сегодня носит гордый статус звезды современного искусства. За полвека творческой деятельности 66-летняя американская художница создала несколько сотен фоторабот, где единственной героиней выступает она сама. В эпоху цифровых технологий они также займут логичное место в инстаграм-аккаунте художницы @cindysherman.

Справедливо будет заметить, что работы Шерман практически начисто лишены самолюбования, чего нельзя сказать про обычные селфи. Вдобавок узнать саму художницу на этих фотографиях подчас бывает практически невозможно. Каждый раз перед нами предстают совершенно новые персонажи, созданные при помощи нарядов, париков, слоев грима, цифровых фильтров и, конечно, выразительной актерской игры Шерман.

Ознакомиться с обширным творчеством одной из самых значимых художниц XX века предлагает выставка в парижском Fondation Louis Vuitton, которая обещает стать самой крупной европейской ретроспективой Шерман. Экспозиция открывается уже 23 сентября 2020 года и продлится до 3 января 2021 года. Дело за малым – дождаться открытия границ и изучить наш путеводитель по творчеству художницы.

Истоки

Примерять на себя различные образы будущая художница начала еще в детстве, наряжаясь в старую одежду из гардероба своей бабушки. В то время как сверстницы воображали себя принцессами, юная Шерман выбирала непопулярные роли старушек, ведьм и чудищ.

А еще Синди запоем смотрела фильмы, пока родителей не было дома. Некоторые пересматривала десятки раз. Один из телеканалов планировал сетку вещания таким образом, чтобы один и тот же фильм крутили по несколько раз за неделю. Особенное влияние на творчество художницы окажет хичкоковский нуар «Окно во двор».

Впоследствии эта и другие любимые киноленты из детства станут отправной точкой для знаменитой серии Untitled Film Stills («Кадры из фильмов без названия») из 70 черных снимков, где Шерман изображает героинь из вымышленных фильмов. В начале 1980-х ей удалось продать всего несколько фото по 50 долларов за штуку. Спустя 40 лет рекордная цена за работы художницы достигнет отметки почти в 3 миллиона долларов.

Фотография

Начало этому увлечению положило знакомство с художником Робертом Лонго, который учился вместе с Шерман в университете Буффало. Ее отношения с живописью совсем не клеились, поэтому университетский товарищ посоветовал ей взять в руки фотоаппарат. Важно подчеркнуть, что Шерман – именно художник, а фотография служит всего лишь инструментом для выражения ее идей.

Синди Шерман и Роберт Лонго

© Andrew Toth

С самых первых работ главной и единственной моделью Шерман станет она сама. Первоначально такое решение было продиктовано соображениями экономии, равно как и привлечение любых подручных средств для создания образов. Кроме того, художница не раз подчеркивала, что ее работы требуют максимальной отдачи, чего не стоит ожидать от натурщиц. Как говорится, хочешь, чтобы все было идеально, – сделай это сам.

Авторское «я»

Автопортрет существует не одно столетие, однако с творчеством Синди Шерман имеет не так уже много общего. Если в первом случае главным героем выступает сам творец, то во втором – всегда некий вымышленный персонаж. За последние полвека художница успела сменить сотни разных амплуа: домохозяек и стареющих кинозвезд, невинных жертв и роковых красоток, провинциалок и дам высшего света.

Важными элементами перевоплощения для Шерман служат костюмы, парики и грим, а в современных работах она все чаще прибегает к цифровым эффектам. Однако результат был бы неполным без актерского таланта художницы. Чтобы добиться необходимых эмоций, она сначала тщательно репетирует их перед зеркалом, чтобы затем повторить перед камерой.

Порой за всем этим маскарадом невозможно узнать саму художницу, которая неизменно старается дистанцироваться от собственного «я». Эта идея достигает своего апогея в  серии Clowns («Клоуны»), где лицо Шерман становится и вовсе неузнаваемым. «Я полностью растворяюсь в своих образах, в этот момент я совершенно другой человек», – делится она.

Феминизм

На протяжении многих лет творчества главными персонажами Шерман выступают женщины. Зачастую эти образы лишены общепринятой привлекательности и вызывают довольно смешанные чувства. Вспомните хотя бы псевдовуайеристскую серию Centerfolds/Horizontals («Гризонтальные/Вертикальные»), пугающие изображения сказочных героинь из Fairy Tales («Сказки») или портреты стареющих кинозвезд из Hollywood/Hampton Types («Типажи Голливуда/Хэмптонса»).

В этих играх с переодеванием нередко усматривают критику мужского взгляда, который навязывает женщине стереотипные роли. Укреплению феминистского имиджа Шерман также способствовала провокационная серия Sex Pictures («Секс-картинки»), где художницу заменили жутковатые куклы, собранные из фрагментов манекенов, протезов и секс-игрушек.

Старательно избегая любых ярлыков, художница видит свое предназначение шире – в поиске красоты как таковой. Согласно ее теории, существуют два способа ее распознать – обнаружить изъян в совершенстве или разглядеть прекрасное в уродстве. Таким образом Синди раз за разом напоминает нам о том, что подлинная красота существует за рамками возраста и канонов, принятых в обществе.

Источники вдохновения

Как настоящий постмодернист, Шерман выстраивает свое творчество, ловко жонглируя уже существующими культурными кодами. И хотя образы кажутся знакомыми, зачастую их первоисточники так и остаются загадкой для зрителя. А порой и вовсе отсутствуют.

Художница создает то пародии на работы великих мастеров, то изображает героинь кинофильмов, то предстает в виде персонажей глянцевых съемок и ТВ-шоу. Все это мы как будто бы уже видели, однако вспомнить, где и когда, едва ли получится. Этот неловкий и причудливый эффект дежавю наделяет работы Шерман особой магией.

Названия

«Мои работы всегда многозначны, они открыты самым различным толкованиям», – подчеркивает Шерман. Эту идею наглядно иллюстрируют названия картин – вернее их отсутствие. Типичное для художницы Untitled («Без название») сопровождает лаконичный порядковый номер. Поначалу она использовала буквы латинского алфавита, которые довольно быстро закончились, в последствие уступив место цифрам.

Мода

«Какие только ухищрения не используют люди ради того, чтобы выглядеть красиво. Я же стараюсь создавать пародию на моду», – сказала как-то художница. И в доказательство тому представила в 1975 году серию работ Cover Girl («Девушка с обложки»), где пробует себя в качестве модели для вымышленных обложек Vogue.

Спустя почти двадцать лет художница повторит это вновь – на этот раз для настоящей съемки в Harper’s Bazaar. А результатом следующего сотрудничества уже в 2016 году станет серия снимков, где Шерман изображает звезд стритстайла. Ирония в том, что кадры вроде бы сделаны случайно, однако их постановочный стиль сомнений не вызывает.

При всей своей саркастичности Шерман всегда была близка с миром моды: создавала рекламные кампании Comme Des Garсons, Balenciaga и косметического гиганта M.A.C., появлялась на футболках Marc Jacobs, дважды становилась героиней коллекций Undercover и даже придумала чемодан-гримерку для Louis Vuitton. Не остался в стороне и Supreme, украсив скейтборды работами художницы с изображением плесени, рвотных масс и фрагментов человеческих тел. Пожалуй, это тот самый случай, когда уже так плохо, что даже хорошо.

Вероятно, вам также будет интересно:

Как найти современных художников, чье искусство вам по карману

Русские фотографы, о которых вы не знали

Не надо стесняться: почему публиковать свои обнаженные фото – это нормально

17 зарубежных фотографов, на которых стоит подписаться

Фотограф Синди Шерман (Cindy Sherman)

Синди Шерман (Cindy Sherman) родилась в США, в пригороде Нью-Йорка 19 января 1954 года. Отец и мать Синди от искуства были достаточно далеки, и когда дочь сказала родителям, что планирует заняться живописью, они порекомендовали ей сначала получить более простую профессию для того, чтобы реально зарабатывать себе на жизнь.

Тем не менее, девушка в 1972 году поступает в Университет штата Нью-Йорк в Буффало. Живописью она занималась недолго. Быстро пришло разочарование в этом деле. Позже Шерман скажет в своих записках, что ей надоело копировать чужие произведения, она поняла, что фотоаппарат сможет эту копию сделать точнее и лучше. А освободившееся время намного разумнее потратить на генерацию новых идей. Что интересно, её первые опыты в фотографии прошли совершенно незамеченными. Интерес к снимкам Синди того времени появился лишь тогда, когда её имя стало известным.

После окончания учёбы в университете Шерман начала работу над серией снимков, которая впоследствии получила название «Кадры из фильмов без названия» («Untitled Film Stills»). Эта работа длилась около трёх лет, и закончилась в 1980 году представлением свету 69-ти работ форматом 20х25 см., который трудно назвать выставочным. Да и по своему содержанию они больше напоминали стоп-кадры из фильма, чем фотографии. Во всех этих работах Синди Шерман показала себя и как модель, и как фотограф. В каждом снимке она представляла зрителям определенный типаж. Не конкретно какого то человека, а именно типаж, её заинтересовавший. Героини работ, вошедших в эту серию, напоминали киноактрис шестидесятых годов, играющих самые различные роли: танцовщицу, домохозяйку, деловую женщину, проститутку, женщину-вамп, простушку, женщину близкую к истерике или подчеркнуто спокойную. Своих героинь, то есть саму себя, Синди помещала в самые различные условия и ситуации. Её женщина находилась то в магазине, то у себя дома, то в офисе, а то и просто на улице.

Между тем, серия снимков «Кадры из фильмов без названия», высоко оцененная не только публикой, но и критиками и другими специалистами, это не первая попытка Синди использовать себя как модель. Еще в период обучения в университете она создавала много живописных автопортретов. Да и потом, работая уже не с красками, а с фотокмерой, она не озадачивалась выбором натурщиков. Как-то Шерман спросили, почему она так поступает, и она ответила, что пробовала приглашать для позирования друзей и родственников, нанимала натурщиков. Но, даже заплатив им за позирование, хотела выгнать их из мастерской. Синди чувствовала, что она давит на них. Ведь для этих людей позирование было просто развлечением, чем-то типа игры с переодеванием. Художница же подходила к работе очень серьезно.

Но бестолковость родственников и друзей была не основной причиной того, что Синди начала использовать себя в качестве натурщицы. Фотограф Франческа Вудмэн, тоже, как и Синди Шерман сама себе служившая моделью, однажды сказала, что она - единственная модель, которая всегда свободна и прекрасно понимает всё то, что хочет от неё фотограф. То же самое происходило и с героиней нашего рассказа. Потом Шерман напишет, что она поняла, что даже сама точно не знает, что ей хочется увидеть перед собой, а уж тем более объяснить это кому-нибудь другому. Позируя самой себе, художница смотрит на себя в зеркало и пытается вызвать в себе что-то, даже сама не зная что, смотрит на себя до тех пор, пока что-то ЭТО не увидит. Именно в этом, думается, и кроется секрет успеха Синди Шерман. Она не играет роли своих персонажей, она не ведет себя как актриса. Она просто перевоплощается, превращается в других людей, пытаясь разобраться, что они собой представляют. Синди пытается найти, понять, почувствовать некий момент истины в жизни этих людей. В процессе работы на секунду стать собой и успеть, суметь зафиксировать на пленке это только автором почувствованное мгновение. Критики считают, что именно поэтому её работы так не похожи на автопортреты.

Первая серия фотографий, с которой Шерман заявила о себе, быстро сделали её имя известным в Америке. Еще до завершения работы над «Кадрами из фильмов без названия» молодая фотохудожница получила стипендию Национального фонда искусств США. А уже в начале восьмидесятых участвовала в нескольких крупных всемирных фотовыставках, включая знаменитое Венецианское биенале. Участие в этих проектах принесли Шерман известность и популярность в мире фотоискусства, но не принесли ожидаемых больших доходов. «Я зарабатывала на жизнь, но мои гонорары не шли ни в какое сравнение с заработками художников. Меня это сильно задевало: мы получали схожие отзывы в прессе, при этом у них были просто сумасшедшие продажи» - рассказывала она впоследствии.

В середине восьмидесятых Синди Шерман стала работать в фотографии с цветом. Увеличился формат её снимков. Но тематика осталась прежней. Новые цветные фотоработы были как бы продолжением серии, сделавшей её известной. Всё так же она сама себе служила моделью. Разве что характеры этих работ стали более жесткими, отчасти порой даже скандальными. Синди говорила, что тогда она была совершенно свободна и могла делать всё, что хотела. В интервью разных лет Шерман этот период своего творчества оценивала по разному. То возмущалась тем, что ей уделяли недостаточно внимания, то была недовольна, что всевозможные бестолковые коллекционеры пачками покупали её работы. Именно это заставило фотографа создавать работы, вызывающие откровенно отрицательные эмоции. На этих снимках, например, она изображала рвотные массы или еще что-нибудь подобное этому. Она как бы говорила коллекционерам: «А ну-ка, повесьте это у себя над кроватью!». Синди в своих мыслях была чуть не точна. работы продолжали покупать, но вешали их не в спальне, а в музеях.

В самом начале 1990 года Синди Шерман предьявила миру свои «исторические портреты» (полное название серии - «исторические портреты/Старые Мастера» («History Portraits/Old Masters»). Это 35 работ, над которыми она работала больше двух лет, по-прежнему выступая и моделью, и фотографом в одном лице. На этих снимках Синди предстала перед изумленными зрителями в образах персонажей самых разных стран и эпох. В фотопортретах мастера можно было узнать женщин с полотен Караваджо, Боттичелли, Рафаэля, Жана Фуке и других старых знаменитых мастеров. Часть работ трудно ассоциировать с работами конкретных художников, они просто имитируют тот или иной стиль, направление в живописи. Интересная деталь: когда Синди Шерман работала над этой серией, она жила в Италии, в Риме. Но за все месяцы работы там ни разу не открыла двери музея или храма. Главными её помошниками и консультантами были альбомные репродукции полотен старых мастеров. Это для фотографа было делом принципа, ведь цель проекта - создать иллюстрации, которые могут быть воспроизведены любым желающим, в любое время и в любом месте. Эта серия принесла Шерман так долго ожидаемую материальную независимость. Она тогда усмехалась: наконец то удалось прилично заработать. Но, возможно, что это было связано с тем, что зрителям в какой то период стали надоедать некоторые формы современного искусства, им хотелось чего-то более мягкого, классического.

Очередным этапом в творчестве Синди Шерман стала серия фотографий «Сексуальные картинки» («Sex Pictures»). Она была создана в самом начале девяностых. После «общения» с классикой, наша героиня вновь возвратилась на грешную землю, погрузилась сама и погрузила зрителей в реальность современности. Во время этой работы Синди сама себе не позировала, изменила традиции. Ей вообще никто из натурщиков не позировал. На этот раз её моделями были именно модели. Модели людей, манекены. Она заказывала по каталогам различные учебные пособия для медицинских учебных заведений, причем и «мужчин» и «женщин». Это были и цельные манекены, и копии отдельных частей человеческого тела. Но, тем не менее, какие же сексуальные картинки без некоторых человеческих органов. Но на манекенах они были не особенно привлекательными. Шерман сама взялась за их доработку, вспомнив свое «живописное» прошлое: раскрашивала всё в разные цвета, приклеивала лобковые волосы и пр.. Эти снимки даже были немного похожими на порнографию. Но от этого работы Синди из этой серии не стали более привлекательными, эротичными. Впрочем, она ведь к этому и не стремилась. «Возможно, в этом есть что-то инфантильное» - говорила Синди. Она чувствовала наивно-детское влечение к тому, что должно внушать отвращение. Ей хотелось исследовать те или иные предметы, понять, почему они вызывают такие чувства.

Наверное, эти же, как говорила сама Синди, детские влечения привели её к новой серии снимков, которую фотограф назвала «Гражданская война» («Civil War»). На снимках – куски гниющих человеческих тел. Шерман считала, что это – своеобразный памятник жертвам насилия. Но на «памятник» это не очень похоже. А если и похоже, то на памятник не жертвам, а всему насилию на земле. А может быть, это памятник смерти. В одном из интервью тех лет художница говорила, что она предполагала, что у нее нет навязчивой идеи о смерти. Но потом она начала задумываться об этом и поняла, что такая идея всё таки у неё есть. Ведь смерть - это одна из тайн жизни. Это одновременно и страшно, и нелепо, и это действительно так. После создания «Гражданской войны» Шерман увлеклась кино. В 1996 году вышел на экраны её фильм «Убийца в офисе» («Office Killer»). Этот фильм можно охарактеризовать как черная комедия. Он был снят в духе Шерман-фотографа. Провальным фильм назвать, конечно, нельзя, но популярности автору он не добавил. В новом тысячелетии наша героиня снова возвратилась к истокам своего творчества. Создала серию снимков, на которых она запечатлела образы стареющих актрис. Эти снимки перекликаются со снимками из её первой серии - «Кадры из фильмов без названия». Но актрисы 21 века уже сыграли свои главнее роли.

Попробовала себя Синди и в роли циркового клоуна. Результат – скорее грустная, чем смешная серия. 2006 год. Шерман создает рекламные плакаты модельера Марка Джейкобса из США. Фотограф продолжает творить и сегодня. В интернете доступно множество её работ последних лет. Можно смело сказать: Синди Шерман одна из самых успешных и известных фотохудожников нашего времени. Ее фотографии дешевле, чем за 50 тысяч долларов не продаются. Полный комплект «Кадров из фильмов без названия» Нью-Йоркский Музей современного искусства купил за один миллион долларов в 1996 году. В 1995 году Шерман была вручена стипендия Фонда Маккартуров, которую также называют «Грантом для гениев» - полмиллиона долларов на пять лет, при этом – никаких условий и требований.

Все выставки, на которых побывали работы Синди Шерман, перечислить практически невозможно. Множество самых известных музеев мира имеют в своих коллекциях её работы. Шерман посвящают фильмы, пишут о ней книги. Издано множество альбомов с её фотографиями. А уж журнальные и газетные публикации вообще не имеют счёта. О Синди даже написана песня. Всё это – и есть главная награда художнику. Но именитые теоретики фотоискусства до сих пор продолжают умалчивать о том, что лучшие снимки Синди Шерман – это работы далеких семидесятых 20 века. Эти небольшие черно-белые фотографии до сих пор производят очень сильное впечатление. Гораздо более сильное, чем созданные позже цветные работы большого формата, сложные по своей идее. И дело тут не в том, что стареет «натурщик». Дело в «фотографе». Тем не менее, кто знает, что ещё покажет нам Синди Шерман. Она полна сил, она работает, и последнего слова пока ещё не сказала. Создаст ли она более сильные работы, чем «кадры из фильмов без названия» - не известно. Но даже если бы Синди Шерман явила миру только одну эту серию – все её последующие призы и награды были бы заслуженными.

Copyright by TakeFoto.ru

Женские доли Синди Шерман: творчество художницы рассматривают под лупой, пытаясь понять, насколько она феминистка

Синди Шерман занимается творчеством уже около 40 лет — если считать произведения, которые она создала, будучи студенткой факультета искусств Университета штата Нью-Йорк в Буффало в 1975 году. А если принять во внимание Альбом Синди, который она начала в 1964 году в 10-летнем возрасте, получится и вовсе полвека.

Это я, это я, это я!

Тот детский альбом состоял из темно-желтых папочек, в которые она вкладывала линованные листки из школьных тетрадей с наклеенными на них семейными снимками. На кадрах Синди обводила свое изображение зеленым карандашом, а под каждой фотографией самовлюбленно подписывала: «Thats me», «Thats me», «Thats me» («Это я», «Это я», «Это я»). Видимо, ее еще не научили ставить апостроф перед s — впрочем, когда Синди поступила в колледж, она стала добавлять в альбом свои подростковые фотографии, опять-таки обводя себя зеленым карандашом и воспроизводя детским почерком ту же подпись все с той же ошибкой. При этом она истрепывала края папок, чтобы они не отличались от краев старых папок, которые не пощадило время.

Одно из замечаний критиков по поводу ретроспективы творений Шерман, состоявшейся в нынешнем году в Музее современного искусства в Нью-Йорке, касалось того, что на выставке было мало ее ранних работ. Поэтому нельзя не порадоваться тому, что первый том полного каталога произведений художницы был выпущен одновременно с показом ее фотографий в Музее современного искусства. Этот том посвящен двум первым годам творчества Шерман, начиная с 1975-го, когда она поступила на факультет искусств Университета штата Нью-Йорк в Буффало, и заканчивая 1977-м, когда она переехала в Нью-Йорк и придумала свою самую знаменитую серию Безымянные кадры из фильмов (Untitled Film Stills).

Годы становления

Габриэла Шор, директор компании Sammlung Verbund, во владении которой находятся многие из ранних работ художницы, написала для ее полного каталога статью Синди Шерман: это я — это не я. Ранние работы 1975–1977 гг., где подчеркивает, насколько важным для формирования художницы было то, что она пришла в искусство именно в середине 1970-х. Шерман училась в университете, когда для студентов были актуальны разные направления искусства и науки: концептуализм, перформансы, инсталляции, фотоискусство, боди-арт, киноведение, критическая теория и феминизм. На протяжении двух лет Шерман экспериментировала в области живописи (которую затем отвергла), фотографии, кино и перформанса, всегда используя в качестве модели саму себя. Сначала она сконцентрировалась на преображении лица с помощью грима (от студентки до вампира за 23 шага), а позднее стала использовать и свое тело. Она создавала персонажей, фотографировала их, вырезала и располагала в определенной последовательности, все более совершенствуя драматургию. Ее самая впечатляющая серияпод названием Игра с самой собой была создана в 1976 году. Туда вошли 244 вырезанные фигуры, которые были задействованы в 72 сценах (Шерман приложила к ней список исполнителей, заметки сценариста и указания к трактовке мотивов и действия). В этой серии рассказывается история Сломленной Женщины, «печальной и поставленной в тупик (так она себя видит)», и ее борьбы с Агонией и Страстью, Безумием и Тщеславием (все это составляющие ее личности), а также с Мужчиной-соблазнителем и Рассказчиком. Когда в 2007 году история Сломленной Женщины была издана небольшой книжкой, Шерман начала предисловие так: «Это единственная работа в моей жизни, которая сознательно автобиографична». Больше всего ей нравилось работать в одиночестве перед зеркалом, подбирая персонажей, в которых она могла бы перевоплотиться. В этом художница призналась в небольшой рукописной заметке: «Я начала заниматься фотографией около двух лет назад и решила использовать фотоаппарат для того, чтобы исследовать свой женский опыт… Мое главное занятие состоит в подборе костюмов, грима и париков для того, чтобы сыграть роли, которые меня развлекали и очаровывали на протяжении длительного времени».

Позже Шерман объяснила, что ее «отталкивало религиозно-почтительное отношение к искусству». Поэтому она хотела создать нечто такое, к чему люди смогут прикоснуться спонтанно, без подготовки, нечто, что сможет оценить человек с улицы, даже если полностью этого не поймет… Насколько просто это звучит и насколько отличается от мнения критиков, которые высказывались о творчестве Шерман в последующие десятилетия!

Феминистический взгляд

Первая из основных фотографических серий Шерман Безымянные кадры из фильмов имитировала сценарии второсортных фильмов. В ней Шерман воплотила целый спектр основных женских ролей: ребенка в городе, девушки из офиса, девушки, путешествующей автостопом, одинокой девушки, живущей в бедной квартирке, брошенной любовницы, рыдающей пьянчужки (образы, навеянные Хичкоком и Антониони). Конечно же, эта серия сначала была истолкована как феминистский манифест. Шерман играла женщину, разыгрывающую из себя женщину, подделку, разыгрывающую из себя подделку. Таким образом она ставила под вопрос и неестественность женских ролей, и их стереотипную роль в повседневной жизни. Одновременно с этим она показывала, как при помощи фотографии создается образ.

Шерман всегда знала, что «фотоаппарат лжет» (так она сказала в 1983 году интервьюеру из ArtNews). Это отличало ее от других фотографов того же поколения и их предшественников, полагавших, что фотография говорит правду. Шерман вошла в первое поколние художников, использующих фотографию, чтобы проповедовать свой творческий взгляд на мир, а не просто отображать этот мир.

Произведения, которые последовали за Безымянными кадрами из фильмов, еще сильнее продемонстрировали феминистские настроения Шерман и укрепили ее положение в художественном сообществе. Заказ на серию Журнальные развороты она получила в 1981 году от журнала Artforum — и создала 12 изображений молодых женщин, которые стали своеобразной пародийной отсылкой к фотографиям в порнографических журналах. Однако героини вовсе не вызывали сексуального возбуждения — напротив, они были несчастными и погруженными в себя. Это было больше, чем инсценировка или переодевание: Шерман передавала особое настроение и представление о том, как ужасно чувствует себя женщина под мужскими взглядами и как уязвима она в обществе, где представительницы слабого пола все еще находятся на вторых ролях.

Художественное развитие

Поскольку работы Шерман четко распределены по сериям, хронологическое рассмотрение ее творческой карьеры — самый продуктивный путь, чтобы проследить становление художника. Респини в своей статье для каталога придерживается именно хронологической последовательности. Становится ясно, что у Шерман нет явной политической программы: ее всякий раз вдохновляла реакция публики на предыдущую серию фотографий. Ей больше хотелось пойти наперекор ожиданиям своих поклонников, нежели угодить критикам.

В середине 1980-х годов художница на протяжении двух лет работала с домами мод и создала антимодные фотографии («Я хотела сделать понастоящему уродливые снимки», — говорила она). Жуткие, таинственные женские образы из альбома 1985 года Волшебные сказки были навеяны не только сказками братьев Гримм, но и криминальной хроникой и жестокими кадрами из кино.

После этого появилась серия Несчастья (1986–1989), в которой Шерман все же не стала реалистично изображать гниение, расчлененные тела и катастрофы. В начале 1990-х годов последовал альбом Сексуальные фотографии, где она использовала протезы, чтобы создать чудовищные, изуродованные фигуры, запечатленные в момент омерзительныполовых актов. Многие полагали, что она выражает протест против коммерциализации секса и женской погони за красотой. Другими словами, серия Сексуальные фотографии стала реакцией художницы на проблему успешности. «Мне отвратителен мир искусства в целом, — сказала она в 1987 году корреспонденту еженедельника Village Voice, — все эти коллекционеры и вечная атмосфера борьбы… Мне хотелось создать нечто такое, что никто не захотел бы покупать. Мои работы как бы говорят: «Спорим, вам это не понравится?»

Обращение к персонажам старых мастеров кажется самым простым упражнением за все время творчества художницы. Тем не менее каталог Музея современного искусства уделяет серии Исторические портреты полноценный раздел. В 2000 году Шерман вернулась к прежнему формату, создав серию, которая рисует женщин с Западного побережья, чьи лучшие годы уже позади. Эту серию обычно называют Голливуд. Несколько лет спустя она была дополнена персонажами с Восточного побережья, чьи портреты составили подборку Хэмптонс. Эти две серии, как правило, объединяют под названием Голливуд/Хэмптонс. В Хэмптонс вошли узнаваемые типы женщин, променявших молодость и красоту на благосостояние и безделье. Именно такие женщины торгуются на аукционах, где продают работы художницы.

В промежутке между Голливудом и Хэмптонсом появилась серия Клоуны (2003–2004). Она состоит из фотографий, на которых запечатлены зловещие фигуры, которые, как и снимки из Журнальных разворотов, демонстрируют глубину души, а не то, что лежит на поверхности. В этой серии искусство Шерман доводится до абсурда. Она показывает, как создается маска, которая скрывает внутреннюю сущность. Обычно художники играют на том, что клоуны печальны. У Шерман все сложнее. За одним из угрожающих образов может скрываться, как она предполагает, «алкоголик или даже растлитель малолетних».

Компьютерная обработка

На фотографиях 2010 года Шерман запечатлена в костюмах, сделанных нарочито грубо. Это и розовое облегающее одеяние с намеренно подчеркнутыми сосками и лобком, и хлопковое платье домохозяйки с цветными резиновыми перчатками и связкой зеленого лука. Каждый из портретов выполнен на черно-белом пасторальном фоне. Чтобы фон выглядел, как нарисованный, Шерман пришлось немало потрудиться в Photoshop.

Компьютерная обработка открывает перед художницей большие перспективы. Бросающаяся в глаза неопрятность и самодельный характер реквизита и костюмов всегда были частью произведения и служили для того, чтобы подчеркнуть фальшь персонажей и, если посмотреть шире, поддельность образов, которые люди для себя создают. Скоро мы увидим, изменят ли цифровые технологии творчество Шерман. Прелесть ее работ заключается в том, что художница одновременно насмехается над своими персонажами и сочувствует им.

Синди Шерман: автопортреты фотографа на выставке в нью-йоркском MoMA | VOGUE

Фото «Без названия № 425», 2004.

В лобби отеля кого-то поджидает нарядная девушка. Она же в коктейльном платье распласталась на гостиничной кровати. Ловит машину на безлюдной трассе. А еще — куда-то спешит на фоне небоскребов, моет посуду, вертится перед зеркалом... Лицо повсюду сосредо­точенно и напряжено: кажется, что-то должно вот-вот случиться или только что случилось.

Фото «Без названия № 119», 1983.

Этих, казалось бы, банальных черно-белых снимков, напомина­ющих кадры из американских и европейских фильмов пятидесятых годов, ровно шестьдесят девять. Этой серией фотографий «Без названия. Кадры из фильмов», начатой в 1977 году, двадцатитрехлетняя американка Синди Шерман впервые показала себя публике в качестве художницы.

Фото «Без названия № 463», 2007–2008.

Такого количества автопортретов Шерман, как на открывшейся 26 февраля в нью-йоркском МоМA выставке, не встретишь больше ни в одном музейном собрании. Несколько лет назад MoMA приобрел серию «Кадры из фильмов», и это была удача, потому что сегодня Шерман — одна из самых дорогих художниц. Недавно на аукционе Phillips de Pury один ее снимок ушел с молотка почти за четыре миллиона долларов, став самым дорогим в истории фотографии: на нем — разочарованная в любви молодая домохозяйка, горю­ющая прямо на кухонном полу.

Кадр из фильма «Без названия № 6», 1977.

Все творчество Шерман — сплошной автопортрет, которому не уста­ешь удивляться. Он не столько о ней, сколько о нас, о нашей способности обманываться, глядя на себя, о природе фотографии, которая смакует эту ложь. От черно-белых стилизаций в духе кино­ме­ло­драм она перешла к фото в цвете и предстала в роли персонажей полотен классических мас­теров: есть даже «Юноша с фруктами» Караваджо.

Кадр из фильма «Без названия № 21», 1978.

Шерман интересует неизбежность наших перевоплощений перед камерой. Бываем ли мы вообще настоящи­ми на фотографиях? Или постоянно кому-то подражаем? Одеваясь, делая лицо, позируя, мы становимся похожими на героев кино, живописи, рекламы, модных съемок. Получается, что именно это сходство объектив фиксирует в первую очередь, а уже потом нас самих — наивных, заслуживающих сочувст­вия, как та девушка, льющая слезы на полу кухни. Синди Шерман сделала это открытие, разглядывая свои детские фотографии и обводя себя на них маркером. «Это очень по­знавательно», — уверяет художница. С ней трудно не согласиться – может быть, именно на детских снимках мы пока еще не обманы­ваем себя.

Фото «Без названия № 216», 1989.

Перешагнув через открытие фальши фотографических порт­ретов, Шерман не остановилась, а, наоборот, сделала это главной темой своего творчества и с годами ее радикализировала. Художница начала исследовать роли и маски, которые мы примеряем на себя. Появилась серия ярких автопортретов, на которых она — клоун: сложный грим, фальшивая улыбка. Но Шерман призывает разглядеть за этими обез­личенными персонажами человека: единственная ненакрашенная часть лица на снимках — уставшие, слегка покрасневшие глаза. На последней Венецианской биеннале ее работы занимали отдельную комнату: обои с пасторальными видами за спиной художницы без макияжа, но облаченной в очень странные костюмы — то ли святой, то ли воительницы.

Тема перевоплощения — плоть от плоти фэшн-индустрии, именно поэтому Шерман снялась в реклам­ной кампании Marc Jacobs 2005 года, для которой впервые доверилась другому фотографу кроме себя самой — Юргену Теллеру. В 2007 году французский VOGUE опуб­ликовал ее фотосессию в качестве модели Balenciaga. А прошлой осенью Шерман стала лицом косметики M.A.C. Неплохие результаты для пятиде­сятивосьмилетней художницы. И эти ее фотографии теперь тоже искусство.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: CIndy Sherman

Выставка Синди Шерман в Fondation Louis Vuitton

«Шерман обожала наряжаться с детства, причем скорее в старушек, чем в принцесс, – продолжает свой рассказ Сюзанн Паже. – Ей нравится провоцировать, и в первую очередь саму себя». Игры в переодевания превратились в искусство, когда Синди начала фотографировать свои эксперименты.

В 1977-м серия черно-белых портретов Untitled Film Stills, где художница предстает в образах, напоминающих героинь фильмов Хичкока или французской новой волны, принесла ей мировую славу. Дальше – больше: History Portraits, вдохновленные классикой итальянской и фламандской живописи, сатирические Hollywood / Hamptons Types – портреты богачей с Восточного и Западного побережья США в бескомпромиссной борьбе за молодость, шокирующие серии о смерти и боли Disasters («Это были годы СПИДа – так она отреагировала на эпидемию») и о печальных клоунах («Здесь Синди впервые открыла для себя Photoshop – отсюда такие насыщенные цвета; кстати, сейчас она даже не красится, а рисует грим на компьютере»), где художница ставит над собой все новые и новые эксперименты, меняясь до неузнаваемости.Искусство Шерман по-настоящему модное: она придумывала рекламные кампании для Marc Jacobs и открытки для Comme des Garçons, скейтборды для Supreme и футболки для Undercover. А шесть лет назад разработала аксессуары для Louis Vuitton – вместительную сумку через плечо и огромный сундук с разделами для своих рабочих инструментов: париков, накладных носов, ушей и грима. Сюзанн рассказывает, что образы с обложек журналов она начала изучать и переосмысливать в своих фотографиях, еще будучи студенткой университета в Буффало. Но первый полноценный fashion-проект сделала только в 1993-м, когда редакторы американского Harper’s Bazaar привезли в ее квартиру-студию вещи из последних коллекций и дали художнице карт-бланш. Через пару недель Синди прислала семь фотографий с созданными специально для журнала персонажами на злобу дня. В 2016-м Bazaar вернулся к ней с новым заданием – придумать историю об иконах стритстайла в главных образах сезона. Так на страницах мартовского номера появилась ироничная съемка с героинями, напоминающими реальных инфлюэнсеров из инстаграма: сыгранные Шерман персонажи позируют в ожидании, когда же их сфотографируют.

Исторический музей Сан-Хасинто


(1805–1873)

Сидни Шерман родился в Мальборо, Массачусетс. Осиротев в 12 лет, он выжил, работая клерком в бостонском офисе. После ряда коммерческих попыток он стал успешным производителем. Его деловые навыки привели его в Кентукки, где он механически обработал хлопок и стал капитаном роты ополчения Кентукки.

Шерман был в восторге от борьбы и возможностей в колониальном Техасе.В 1835 году он продал свое хлопковое предприятие и на вырученные деньги снабдил добровольческий отряд из 52 ополченцев. Шерман и его истребители из Кентукки отправились в Техас в конце 1835 года, принеся с собой единственный флаг, который теасцы должны были нести во время битвы при Сан-Хасинто.

Оказавшись в Техасе, Шерман и его люди устремились в Сан-Фелипе для выполнения приказов, которые в конечном итоге поставили Шермана во главе второго полка техасских добровольцев в Хьюстоне. Их день в поле настанет достаточно скоро.

Во время Разгромов на побегах Шерману не терпелось вступить в бой с мексиканскими централистами и показать им ярость, которую вызвала их деспотическая политика. У реки Колорадо Шерман умолял своих людей переправиться и сразиться с мексиканскими войсками под командованием Хоакина Рамиреса-и-Сесмы.

Но Хьюстон этого не допустил.

За день до битвы при Сан-Хасинто Шерман организовал попытку захватить пушку генерала Санта-Анны, но орудие было отозвано.Но на следующий день, 21 апреля 1836 года, Шерман наконец получил удовлетворение.

Шерман возглавил левое крыло техасской армии в тот роковой день, наконец, дав своим людям почувствовать вкус действий. Именно Шерману приписывают крик: «Помните Аламо!» Когда силы Техаса одержали победу, Шерман отвечал за распределение захваченного мексиканцами оружия, припасов и полезного имущества среди техасских солдат.

После боя Шерман дослужился до генерал-майора ополчения.Когда Техас был присоединен к Соединенным Штатам, он возобновил свою роль бизнесмена. Он управлял отелем в Галвестоне, штат Техас, в начале гражданской войны, когда его назначили комендантом Галвестона. Он умер в 1873 году.

Чтобы узнать больше о Шермане, поищите его в нашем разделе «Биографии ветеранов». Чтобы узнать больше о ключевых событиях Войны за независимость Техаса, ознакомьтесь с нашей интерактивной временной шкалой.


TSHA | Шерман, Сидней

Сидней Шерман, солдат и предприниматель, один из десяти детей Мики и Сюзанны (Фрост) Шерман, родился в Мальборо, штат Массачусетс, 23 июля 1805 года.Шерман осиротел в двенадцать и в шестнадцать лет работал клерком в бостонском торговом доме. В следующем году он работал на себя, но потерпел неудачу из-за нехватки капитала. Он провел пять лет в Нью-Йорке; в 1831 году он отправился в Цинциннати. В Ньюпорте, штат Кентукки, через Огайо от Цинциннати, Шерман основал компанию, первую в мире, которая производила машинную упаковку хлопка в мешки. Он также был первым производителем листового свинца к западу от Аллегениса. Шерман стал капитаном роты добровольцев ополчения штата в Кентукки, а в 1835 году продал свою фабрику по упаковке хлопка и на вырученные деньги оснастил роту из 52 добровольцев для Техасской революции.Добровольцы отправились в Техас на пароходе в последний день 1835 года. То, что они уже считались солдатами в армии Техаса, показывает земельный сертификат на 1280 акров, выданный Шерману за услуги с 18 декабря 1835 года по 16 декабря 1836 года. Они несли с собой единственный флаг, который был у техасцев для битвы при Сан-Хасинто. Добровольцы Шермана спустились по Огайо и Миссисипи и вверх по Ред-Ривер до Натчиточеса, где Шерман был задержан по болезни. Они прибыли в Техас за день до выборов делегатов на Конвенцию 1836 года.Компания Шермана потребовала и получила право голоса. Они проследовали в Сан-Фелипе, где их принял губернатор Генри Смит, и Шерман получил его команду. Когда Сэм Хьюстон организовал свой первый полк в Гонсалесе в марте 1836 года, Эдвард Бурлесон стал полковником, а Шерман - подполковником. Армия была реорганизована в Groce's Ferry, и Шерман, недавно получивший звание полковника, получил командование Вторым полком техасских добровольцев. При отступлении через Техас Шерман рвался в бой.В Колорадо он попросил разрешения снова пересечь реку и вступить в бой с Хоакином Рамиресом-и-Сесмой, но его просьба была отклонена. Во второй половине дня 20 апреля 1836 года противостоящие армии столкнулись друг с другом у Сан-Хасинто. Шерман призвал добровольцев захватить мексиканскую пушку, но оружие было изъято. На следующий день Шерман командовал левым крылом Техасской армии, начал атаку и получил боевой клич «Помни Аламо». После боя он исполнял обязанности председателя совета офицеров, который распределял захваченное имущество между солдатами.

Президент Дэвид Дж. Бернет отказался принять отставку Шермана после окончания боевых действий и вместо этого назначил его полковником регулярной армии и отправил в Соединенные Штаты для сбора дополнительных войск. После нескольких недель болезни Шерман вернулся в Кентукки и отправил войска и одежду обратно в Техас. Его жена, бывшая Кэтрин Изабель Кокс, вернулась с ним в Техас. Они основали свой дом, Маунт-Вернон, однокомнатный бревенчатый дом, на утесе под полем битвы Сан-Хасинто.В 1839 году семья переехала в Cresent Place в заливе Сан-Хасинто. Шерман был представителем округа Харрис на Седьмом Конгрессе республики, занимая пост председателя комитета по военным делам. Во время своего пребывания в должности он внес законопроект об учреждении должности генерал-майора милиции и усилении защиты вдоль западной и юго-западной границ. В 1843 году он был избран генерал-майором милиции и занимал эту должность до аннексии. Именно в качестве главы милиции он председательствовал на суде над капитаном.Эдвин В. Мур.

После аннексии Шерман переехал в Гаррисбург и при финансовой поддержке инвесторов купил город и местную железнодорожную компанию. Город был спланирован заново, и он организовал железнодорожную компанию Buffalo Bayou, Brazos and Colorado Railway Company, которая построила первую железнодорожную линию в штате. В 1852 году Шерман был среди пассажиров, когда пароход Farmer взорвал его котлы; он был спасен, цепляясь за обломки. В 1853 году сгорела лесопилка в Гаррисбурге, принадлежавшая Шерману и ДеВитту Клинтону Харрисам.После того, как его резиденция также сгорела, Шерман отправил свою семью в Кентукки, и он переехал в офис железной дороги в Гаррисберге. Затем этот офис сгорел. Шерман держал отель Island City в Галвестоне, когда началась Гражданская война. Назначенный Сецессионным соглашением комендантом Галвестона, он умело выполнял свои обязанности, пока не заболел и не удалился в свой дом в заливе Сан-Хасинто. Сын лейтенанта Сидни Шерман погиб в битве при Галвестоне. Дэвид Бернет Шерман, оставшийся сын, умер после того, как семья переехала в Ричмонд.Шерман умер в 1865 году. Последние годы жизни Шерман провел в Галвестоне. Он умер там, в доме своей дочери, миссис Дж. М. О. Менард, 1 августа 1873 года. В его честь названы округ Шерман и город Шерман в округе Грейсон.

Сидней Шерман - автор, специализирующийся на танатологии (жизнь после смерти), мастер Рейки и консультант по ауре

«Мы - часть этой Вселенной. Мы в этой Вселенной. Но более важным, чем оба этих факта, является то, что ВСЕЛЕННАЯ находится в нас.”… (Нил де Грасс Тайсон )

Об авторе

« Мы не должны упускать из виду необычайные возможности расширения наших отношений после смерти ». ( Сидней Шерман ).

Сидней Шерман более четырех десятилетий обучает других. Она - разумный голос в море ложных заявлений и паранормальной чепухи. Она надеется, что каждый из нас сможет определить реальность загробной жизни рациональным и научным способом.

С детства Сидни осознавала энергии вокруг себя и других. Этому уникальному пониманию способствовал ее дедушка по отцовской линии, индеец Пенобскот, у которого тоже был подобный опыт. Естественные науки и знания об общем универсальном существовании были для него образом жизни, и он привил эту веру в Сидней.

Всегда заинтригованный наукой, Сидней начал изучать философию жизни и смерти, клинические и биологические проявления, которые присутствуют в обоих процессах.Ее тщательно продуманные исследования, а также ее собственный личный опыт и рекомендации деда укрепили ее веру в то, что: мы не умираем.

Из многих хорошо задокументированных теорий, которые Сидни считает доказательством существования загробной жизни, по ее мнению, объясняется все. Она не одинока в своей вере. В 1907 году Альберт Эйнштейн представил миру Закон сохранения энергии: «Энергия не может быть создана или уничтожена, хотя она может быть изменена из одной формы в другую.”

В то же время другие ученые изучали основы жизни, нашу жизнь, биологическую жизнь. Их выводы? Чтобы жить, процветать, размножаться и умирать, нужна энергия. Следовательно, - это энергия . Итак, что происходит после того, как мы умрем? Просто в Сидней и многие другие:

  • Мы энергия.
  • Энергия не может быть создана или уничтожена.
  • Наша энергия была здесь с незапамятных времен.
  • Наша энергия меняется, и мы теряем физическую форму.
  • Наша энергия не разрушается, поэтому остается то, что делает нас теми, кто мы есть.
  • Мы не умираем.

Это не новая информация. Это было хорошо задокументировано во многих источниках на протяжении многих лет, включая Библию. Так почему это малоизвестно? К чему такая секретность? Некоторые известные ученые, религиозные и политические деятели считают, что люди не смогут обработать эту информацию. Но то, что он открывает, касается не только нашей жизни после смерти, но и нашей жизни при нашей жизни.На что мы способны и что мы можем сделать. Для некоторых эта информация слишком важна, и ее следует скрывать. Именно здесь Сидней Шерман может дать ответы и предложить решения, рекомендации и утешение.

Сидни Шерман годами боролась за то, чтобы отделить свое послание от паранормальных телешоу и забавных хеллоуинских шутов. Ее послание нужно слышать круглый год, а не в развлекательных целях.

Вот почему Сидней был ведущей силой в предоставлении другим людям конкретного, основанного на научных знаниях образа мышления.Это очень научное объяснение показывает, что смерть - это не конец жизни. Это другой образ жизни, но каждый по-прежнему здесь и способен принимать участие в повседневной жизни и событиях своей семьи и близких, а не отстранен от нас, как многие учат.

Как профессиональная медсестра, Сидни стала свидетельницей смерти и процесса умирания на своей работе. Акт умирания может отличаться от человека к человеку или от способа смерти, однако фактический переход от нашей физической формы к нашей естественной форме энергии одинаков для всех.Изучение жизни после смерти (или перехода) называется танатологией, и это хорошо задокументированная область исследований. Миссия Сиднея - способствовать лучшему пониманию и демистификации смерти, предлагать людям необходимую информацию, чтобы понять смерть, и предоставлять доказательства того, что жизнь не заканчивается смертью.

Цель Сидни - послание ее книг - состоит в том, чтобы обеспечить ясность, повышенный уровень понимания загробной жизни, а также энергий (аур) вокруг людей, а также осознание того, что ждет всех нас, когда (и после ) мы умрем.Помогая другим ощутить особую связь с близкими, которые умерли, она совершает полный круг, предлагая другим то, что она пережила из первых рук с детства. Благодаря сиднейским презентациям, семинарам, занятиям и частным консультациям люди стали более образованными, успешными и обоснованными. Они также обрели чувство внутренней силы и покоя, принимая эти особые связи вокруг себя каждый день!

Синди Шерман | MoMA

Синди Шерман (американка, р.1954) широко признан одним из самых важных и влиятельных художников в современном искусстве. На протяжении всей своей карьеры она представила устойчивое, красноречивое и провокационное исследование построения современной идентичности и природы репрезентации, почерпнутое из неограниченного количества изображений из фильмов, телевидения, журналов, Интернета и истории искусства. Работая своей собственной моделью более 30 лет, Шерман запечатлела себя в различных образах и образах, которые по очереди были забавными и тревожными, неприятными и трогательными.Чтобы создавать свои фотографии, она берет на себя несколько ролей фотографа, модели, визажиста, парикмахера, стилиста и хозяйки гардероба. С арсеналом париков, костюмов, макияжа, протезов и реквизита Шерман ловко изменила свое телосложение и окружение, чтобы создать множество интригующих сцен и персонажей, от экранной сирены до клоуна и стареющей светской львицы.

Этот ретроспективный обзор объединяет более 170 фотографий и прослеживает творческий путь художника с середины 1970-х годов до наших дней.На выставке представлены подробные презентации ее ключевых серий, в том числе новаторской серии «Кадры из фильмов без названия» (1977–80), черно-белых картин, на которых художница играет стереотипные женские роли, вдохновленные Голливудом 1950-х и 1960-х годов. , фильм-нуар и европейское арт-хаусное кино; витиеватые исторические портреты (1989–90), на которых художница изображает аристократов, священнослужителей и доярок в манере картин старых мастеров; и ее портреты общества «больше, чем жизнь» (2008), которые обращаются к опыту и представлению старения в контексте современных навязчивых идей молодостью и статусом.Выставка исследует доминирующие темы на протяжении всей карьеры Шермана, включая искусство и художественную литературу; кино и перформанс; ужас и гротеск; миф, карнавал и сказка; и гендерная и классовая идентичность. Также включены недавние фотообои Шермана (2010 г.), американская премьера которых состоится в Музее современного искусства.

В связи с выставкой Шерман выбрал фильмы из коллекции MoMA, которые будут показаны в кинотеатрах MoMA во время выставки.Выставка будет сопровождаться крупными публикациями.

Выставку организовали Ева Респини, помощник куратора, и Люси Галлун, помощник куратора отдела фотографии.

Документы Сидни Шермана, 1833-1835, 1873, 1936-1954

СОДЕРЖАНИЕ

Краткое описание

Биографическая справка

Объем и содержание

Ограничения

Условия индекса

Административная информация

Описание серии

Опись


Документы Сидни Шермана, 1833-1835, 1873, 1936-1954



Краткое описание

Создатель: Шерман, Сидней, 1805-1873 гг.
Заголовок: Документы Сидни Шермана
Даты: 1833-1835, 1873, 1936-1954
Аннотация: Записки Сиднея Шермана за 1833-1835, 1873, 1936-1954 гг., Состоящие из переписки, биографических и генеалогических очерков, речей, газетных вырезок, документов, отчета и фотографий, описывают политическую и военную карьеру Шермана, а также его историю. история семьи.
Идентификация: урна: taro: utexas.cah.02368
Объем: 52 позиции
Язык: Английский .
Репозиторий: Центр американской истории Дольфа Бриско, Техасский университет в Остине,

Биографическая справка

Сидней Шерман (1805–1873) родился в Мальборо, штат Массачусетс, и был одним из десяти детей Мики Шермана и Сюзанны Фрост.Осиротев в возрасте 12 лет, Шерман через четыре года начал работать клерком в бостонском торговом доме. Проведя пять лет в Нью-Йорке, он переехал в 1831 году в Цинциннати, штат Огайо, где основал компанию по упаковке хлопка. В 1835 году Шерман стал капитаном роты добровольцев ополчения и продал свой бизнес, чтобы вооружить пятьдесят два солдата для участия в Техасской революции. После того, как Шерман и его компания боролись и несли флаг Техасской революции в битве при Сан-Хасинто, они получили право голоса в Техасе на Конвенте 1836 года.Впоследствии Шерман был назначен подполковником полка Сэма Хьюстона в Гонсалесе в марте 1836 года, а затем стал полковником 2-го полка Техасских добровольцев. В 1839 году он переехал со своей женой Кэтрин Изабель Кокс (1815-1865) и тремя детьми в Кресент-плейс на берегу залива Сан-Хасинто и стал представителем округа Харрис. После внесения законопроекта о создании должности генерал-майора милиции для усиления защиты вдоль западных и юго-западных границ, Шерман был избран на эту должность в 1843 году.

После аннексии Техаса Шерман поселился в Гаррисбурге, где он купил местную железнодорожную компанию, которую он реорганизовал, чтобы создать Buffalo Bayou, Brazos and Colorado Railway Company. Пережив затопление парохода «Фермер» в 1852 году, Шерман пережил ряд трагедий, в том числе уничтожение его офисов и дома пожаром и смерть своего сына лейтенанта Сиднея Шермана во время битвы при Галвестоне во время Гражданской войны. . Другой его сын, Дэвид Бернет Шерман, и его жена Кэтрин также погибли к концу Гражданской войны.Шерман умер в Галвестоне 1 августа 1873 года. Его внук, В. Н. Бейт, опубликовал его биографию в 1975 году.

Источник:

Бизли, Джулия. «Шерман, Сидни». Справочник Техаса онлайн . По состоянию на 25 февраля 2011 г. http://www.tshaonline.org/handbook/online/articles/fsh37.

Вернуться к содержанию


Объем и содержание

Состоящие из переписки, биографических и генеалогических очерков, речей, газетных вырезок, дел, отчета и фотографий, «Записки Сидни Шермана за 1833-1835, 1873, 1936-1954 годы» рассказывают о политической и военной карьере Шермана, а также его семьи. история.Коллекция, состоящая в основном из исследовательских материалов, собранных Беном Проктором для его магистерской диссертации в Техасском университете в Остине, и У. Н. Бэйтом, касается битвы при Сан-Хасинто; Основание Шерманом компании Buffalo Bayou, Brazos и Colorado Railway Company; и его отношения с Сэмом Хьюстоном. Переписка между Проктором и различными репозиториями и государственными учреждениями относится к Шерману [ок. 1950], а машинописный отчет У.Н. Бэйт содержит биографический очерк Шермана и фотостаты переписки между Бэйтом и Исторической ассоциацией штата Техас (1951–1954). Сборник также содержит речи о Шермане и связанных с ним исторических темах, вырезки из газет, относящиеся к его смерти и карьере (1873, 1936–1952), машинописные тексты земельных документов Шермана в Кентукки (1833–1835) и переписку с Сэмом Хьюстоном (1836). Кроме того, биографические и генеалогические очерки описывают жизнь и семейную историю Шермана и его жены Кэтрин.

Вернуться к содержанию


Ограничения
Условия доступа

Эта коллекция открыта для исследования.

Условия использования

Для данной коллекции нет ограничений на использование. Издатель несет ответственность за соблюдение закона об авторском праве.

Вернуться к содержанию


Условия индекса

Личные имена
Бейт, В.№
Хьюстон, Сэм, 1793–1863 гг.
Проктор, Бен Х.
Шерман, Кэтрин Изабель Кокс, 1815-1865 гг.
Шерман, Сидней, 1805-1873 гг.
Фирменные наименования
Буффало Байу, Бразос и железная дорога Колорадо
Историческая ассоциация штата Техас
Субъекты
Битва при Сан-Хасинто (Техас: 1836 г.)
Железные дороги
Революция (Техас: 1835-1836)
Мест
Кентукки
Техас
Типы документов
Постановления

Вернуться к содержанию


Административная информация

Предпочтительное цитирование

Документы Сидни Шермана, Центр американской истории Дольфа Бриско, Техасский университет в Остине.

Обработка информации

Базовая обработка и каталогизация этой коллекции были поддержаны за счет средств Национальной комиссии по историческим публикациям и записям (NHPRC) для проекта Центра Бриско «Разоблачение истории: раскрытие коллекций», 2009-2011 гг.

Вернуться к содержанию


Инвентарь

ящик
2G201 [SRh2230007846] Переписка, речи, вырезки, биографии, дела, генеалогические очерки
ящик
3T112 [SRh2230027299] Фотографии: Сидней Шерман Екатерина I.Надгробие Шермана Сиднея Шермана и Дэвида Дж. Бернета Памятники Шерману

Вернуться к содержанию




Наша богатая история: Генерал Шерман, солдат, новатор, отвечает на звонок из Ньюпорта о независимости Техаса

Часть 10 нашей серии, «Устойчивость и Возрождение: Ньюпорт, Кентукки, 1795-2020»

Стива Престона
Специально для NKyTribune

Генерал Сидней Шерман был больше, чем солдат из Ньюпорта, Кентукки.Он был новатором в отрасли, способствовав внедрению новых производственных технологий в Ньюпорт и Цинциннати. Его влияние было решающим для индустриализации региона, помогая ему избавиться от своей пограничной репутации.

Сидни Шерман (фото Wikimedia Commons)

Сидни Шерман родился 23 июля 1805 года в Мальборо, штат Массачусетс. Он был дальним родственником Роджера Шермана, подписавшего Декларацию независимости. Осиротев в возрасте двенадцати лет, его мать умерла в 1811 году, а отец - в 1816 году, Шерман провел следующие четыре года своей жизни, живя с родственниками.

Когда ему исполнилось шестнадцать, он переехал в Бостон, где нашел работу клерком в торговом заведении. Позже он переехал в Нью-Йорк, чтобы открыть собственный бизнес, который закончился неудачей. По иронии судьбы, эта неудача стала успехом Ньюпорта.

Сидней Шерман вскоре переехал в Ньюпорт, штат Кентукки, в 1831 году. Он основал успешный бизнес по упаковке хлопка в мешки. На своих фабриках Шерман использовал оборудование нового типа для сборки своих сумок. Инновации имели решающее значение для успешного ведения бизнеса Шерман.Он также стал первым промышленником к западу от Аппалачей, производившим листовой свинец. Оба эти начинания оказались неожиданной финансовой удачей для Шермана. Его бизнес и финансовый успех сделали его уважаемым членом общества как в Цинциннати, так и в Ньюпорте.

Шерман также был свободным холостяком. Такая ситуация длилась недолго.

27 апреля 1835 года Сидней Шерман женился на Кэтрин Изабель Кокс из Франкфурта, штат Кентукки. Их союз произвел на свет восемь детей.Семейная жизнь и время в социальных кругах в этом районе были бы короткими. Новости о борьбе за независимость в Техасе между Санта-Анной и англо-колонистами вскоре вернулись в Кентукки.

Флаг сражения Сан-Хасинто, как показано в Палате представителей Техаса. (Любезно предоставлено Wikimedia Commons.)


На просьбы о финансировании, материалах и бойцах наш регион ответил на массовом митинге 17 ноября 1835 года в Цинциннати, на котором были пожертвованы припасы, две пушки, получившие прозвище «Сестры-близнецы», а также услуги Сиднея Шермана и еще 51 добровольца.Эта группа, известная как «Ньюпортские винтовки», добралась до Техаса на пароходе. Шерман и его небольшой отряд отправились в Техас 29 декабря 1835 года. Они забрали припасы, «сестер-близнецов» и флаг, сшитый дамами Ньюпорта. Все четыре из них будут присутствовать в решающий момент в истории Техаса.

Прибыв в Техас, силы не были вызваны для усиления Аламо, который вскоре трагически пал. Скорее, Шерман и винтовки Ньюпорта обретут свою славу в битве при Сан-Хасинто. Там Шерман возглавит второй полк.В Сан-Хасинто 21 апреля 1836 года Шерман и его люди, несущие единственный флаг армии - свой флаг Ньюпорта, - первыми произнесут боевой клич: «Помните Аламо, помните Голиада!»

После стрельбы «Сестер-близнецов» и Шермана со своими людьми на левом фланге бой закончился через 20 минут. С победой над Санта-Анной Техас стал независимым. Шерману было поручено вернуться в Кентукки, чтобы набрать больше добровольцев. Позже он ушел из армии Техаса в звании генерала.

Сидней Шерман вернулся в Техас и поселился недалеко от места решающего сражения. Некоторое время он работал в Палате представителей Техаса. Он также построил лесопилку на своей территории и вложил деньги в спекуляцию землей для строительства будущей железной дороги. Первый двигатель, работавший на этой линии, был назван «Генерал Шерман».

После того, как пожар уничтожил его мельницу и дом, Шерман переехал в Галвестон и управлял отелем. После начала Гражданской войны в США Шерман переехал со своей семьей в его первоначальную усадьбу недалеко от поля битвы Сан-Хасинто.Он умер в Галвестоне 1 августа 1873 года.

Стив Престон - директор по образованию и хранитель истории в музее Heritage Village. Он получил степень магистра общественной истории в Университете Северного Кентукки.


Автор средних и паранормальных явлений Сидней Шерман выступает перед аншлагом. . . Буквально

В субботу, 9 ноября, писательница средних и паранормальных явлений Сидни Шерман рассказала собравшимся о своей книге «Ты не один: наши любимые здесь… Ты просто не слушаешь».«И сказать, что это был аншлаг, не будет преувеличением. . . В дополнение к переполненному залу посетителей были духи, которые сопровождали каждого человека в пространство. Г-жа Шерман даже прокомментировала подавляющее гудение духовной энергии, которое гудело в толпе, и то, как она за годы научилась игнорировать эти энергии и иметь возможность сосредоточиться, что было немалым подвигом в субботу, поскольку она упомянула двух конкретных духов, которые были либо достаточно «воодушевлен», пытаясь привлечь ее внимание, либо не переставая говорить на протяжении всего времени!

Благодаря бесчисленным историям и доброму юмору, г-жаШерман поделилась своим опытом с миром духов и тем, как она впервые пришла к пониманию и принятию своего подарка. Как основатель организации «Охотники за привидениями» в Коннектикуте, она также имеет опыт расследования паранормальных явлений и развенчания мифов о мире духов и загробной жизни.

Она считает, что каждый может взаимодействовать с духовным миром, но некоторые из нас более созвучны ему, чем другие. Чтобы помочь людям практиковать оттачивание этих навыков, она проводит семинары для тех, кто хочет узнать больше.Посетите ее веб-сайт: http://sydneysherman.net/ для получения дополнительной информации. Информация также находится в книге, которую можно было продать и подписать на мероприятии.

Сидней Шерман рассказал о той части жизни, которую большинство людей не знает или не понимает полностью, и помогло обеспечить некоторый покой и ясность, отвечая на многие вопросы наших любопытных участников. Интерес был такой, что мы могли бы весь день поговорить на эту увлекательную тему!

«Музыкальный сериал Гармани: Дань Коулу Портеру ДокторЛеон Хамейдес прочитал 7-ю ежегодную лекцию о Холокосте "Хрустальная ночь" » .

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *