Темные пейзажи: Темные пейзажи

Содержание

Темный пейзаж — 58 фото

1

Ночной пейзаж


2

Мрачный пейзаж


3

Пейзажи горы темные


4

Ночь горы река


5

Вечерний пейзаж


6

Синий цвет в природе


7

Лесной пейзаж


8

Темный пейзаж


9

Красивые темные пейзажи


10

Лес горы утро


11

Природа вечер


12

Небо горы


13

Темный пейзаж


14

Ночной пейзаж


15

Мрачный лес


16

Красивый закат в лесу


17

Природа ночью


18

Ночные горы


19

Горы в облаках


20

Темный лес


21

Коричневый цвет в природе


22

Пейзажи в сером цвете


23

Темные горы


24

Мрачный пейзаж


25

Мистические горы


26

Депрессивная природа


27

Лес горы ночь


28

Фиолетовое озеро


29

Эстетика мертвой природы


30

Темный пейзаж


31

Классные пейзажи


32

Закат сепия


33

Пейзажи в темных тонах


34

Красивые темные


35

Горы ночь туман


36

Темное озеро природа


37

Природа ночью


38

Темные горные цветы


39

Вечерний лес


40

Закат в горах


41

Красивые темные пейзажи


42

Мрачное лето


43

Буковая аллея дарк Хеджес


44

Темные пейзажи на рабочий стол


45

Ночное болото


46

Темный лес


47

Исландия шторм


48

Природа ночью


49

Штат Монтана ночь горы


50

Красный закат


51

Таинственный лес


52

Красивая темная природа


53

Лес горы туман


54

Мрачная осень


55

Рассвет в лесу


56

Закат в лесу


57

Озеро ночью

Как нарисовать пейзаж, передав глубину пространства.

Меня спросили: «Как нарисовать пейзаж, чтобы передать в нем глубину пространства? Есть ли общие правила рисования пейзажа?»

Да, есть!

Чтобы ваш пейзаж выглядел достоверно, важно соблюдать 3 основных правила. Коротко объясню каждое из них и покажу на примере своих работ.

Не важно, пишете вы при этом пейзаж маслом, акварелью или пейзаж гуашью. Принципы рисования пространства везде одинаковы.

I правило — ИЗМЕНЕНИЕ ЦВЕТА ОБЪЕКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ

Первое правило, надеюсь, понятно даже детям.

Заключается оно в том, что объекты дальнего плана всегда выглядят более холодными по цвету, нежели объекты ближнего плана.

Посмотрите на деревья в этой картинке, каковы они на переднем, среднем и дальнем плане. Видите, как меняется их цвет от теплого к более холодному и совершенно голубому, голубо-сиреневому вдалеке?

Наиболее явственно эти изменения цветы заметны на очень далеких объектах. Так, мы хорошо различаем, что горы вдали приобретают совершенно голубой оттенок. Хотя на самом деле они, конечно же, имеют ту же растительность, что и горы ближнего плана.

Это тоже может быть вам полезно:

II ПРАВИЛО — ДЕТАЛИЗАЦИЯ В ОБЪЕКТАХ ПЕЙЗАЖА

Второе правило — детальность переднего плана и общность дальнего.

Глаз человека по-разному видит передний и дальний план. Если мы смотрим на предметы вблизи, то видим их четко, а дальние при этом размываются.

Эта анатомическая особенность используется в живописи.

Так, объекты переднего плана изображаются более детально.

В акварели при этом часто используется техника письма по-сухому, когда мы прорисовываем разные детальки,  цветочки-стебелечки тонкой кистью.

А дальний план, в свою очередь, мы пишем общо, размыто, в технике письма по-сырому или крупными кистями, с размытием.

III ПРАВИЛО — КОНТРАСТ И НЮАНС

Третье правило — это различие соотношений тона вблизи и вдали.

На переднем плане мы видим контрастные сочетания света и теней, вдали тона сближаются по тону, светлое темнеет, темное — светлеет.

В результате дальний план становится не столь контрастным по тону, свет и тень стремятся стать едиными по светлоте.

Посмотрите на этот пейзаж из мастер-класса «Деревья поздней осени».

Обратите внимание, как хорошо подчеркивает глубину пространства темное дерево на переднем плане. На среднем и дальнем планах растут такие же деревья, но насколько они светлее становятся из-за своей удаленности!

Итак, подведем итог:

Три правила, Как нарисовать пейзаж, чтобы передать пространство:

1) При удалении цвет всех объектов изменяется в сторону более холодного и менее насыщенного.

2) На переднем плане мы видим объекты детально, а вдали — размыто.

3) При удалении контраст падает: светлое темнеет, а темное светлеет.

Напишите в комментариях, какое из правил было для вас новым!

1)Как вы думаете, почему рассказ «Темные аллеи» начинается с осеннего пейзажа? Какой

Ну, что теперь делать, говори! — спросил он, вдруг подняв голову и с безобразно искаженным от отчаяния лицом смотря на нее. — Что делать! — воскликну … ла она, вдруг вскочив с места, и глаза ее, доселе полные слез, вдруг засверкали. — Встань! (Она схватила его за плечо; он приподнялся, смотря на нее почти в изумлении.) Поди сейчас, сию же минуту, стань на перекрестке, поклонись, поцелуй сначала землю, которую ты осквернил, а потом поклонись всему свету, на все четыре стороны, и скажи всем, вслух: «Я убил!» Тогда бог опять тебе жизни пошлет. Пойдешь? Пойдешь? — спрашивала она его, вся дрожа, точно в припадке, схватив его за обе руки, крепко стиснув их в своих руках и смотря на него огневым взглядом. Он изумился и был даже поражен ее внезапным восторгом. — Это ты про каторгу, что ли, Соня? Донести, что ль, на себя надо? — спросил он мрачно. — Страдание принять и искупить себя им, вот что надо. 1) Как передаёт Достоевский силу духовного порыва Сони и душевной муки Раскольникова? 2) Чего ждал от Сони Раскольников, признаваясь ей в убийстве, и оправдались ли его ожидания?

Які людські чи суспільні вади засуджуються у байці «Вовк та ягня»?​

Написати твір «Чого мене навчив принц Датський?»

Пожалуйста помогите написать сочинение на тему Любовная линия в романе. Любовная линия в романе «Женщина в море» Автор: Алексей Силыч Новиков-Прибой

Пж очень срочно составьте слово из 7 букв Т,К,Ы,И,В,Н если не получится то из Т,К,А,Ы,И,В,Н​

Любовная линия в романе. Любовная линия в романе «Женщина в море» Автор: Алексей Силыч Новиков-Прибой

нетрадиционная сюжетная модель это?

Якотор ма бути води, щоб, змішавши 10 л такой води і 8 л води за температури 15 degrees * C отримати воду за температури не менше ніж 30 degrees * C 1 … не більше ніж 40 3 degrees * C?

анализ поэзии «давня весна»пож помогите ​

Допоможіть.Навести по 2 приклади комічного та трагічного у творі «Мартин Боруля»​

Роль пейзажа в рассказах И.А.Бунина «Кавказ» и М.Горького «Челкаш» Разное Бунин И.А. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Бунин И.А. / Разное / Роль пейзажа в рассказах И.А.Бунина «Кавказ» и М.Горького «Челкаш»

    Пейзаж является важной частью художественного произведения. Описание природы считается внесюжетным элементом, то есть тем, что не влияет на развитие действия. Однако пейзаж выполняет ряд значимых функций в рассказе: он не только воссоздает место действия, его фон, но и служит для характеристики героев, передачи их психологического состояния, выражения глубоких философских идей. Кроме того, пейзаж помогает создать портрет времени, передать колорит места, эпохи.

    Для примера возьмем рассказ И.А. Бунина «Кавказ», входящий в цикл «Темные аллеи». Здесь пейзаж дан по контрасту: Москва – Кавказ. Рассказчик со своей возлюбленной уезжает из холодной сырой Москвы на юг. Героиня бежит от своего любовника (или мужа, мы точно не знаем). Про этого человека мы знаем только, что он очень ревнив и будет искать свою женщину везде: и в Геленджике, и в Гаграх.
    Пейзаж помогает передать состояние всех героев. Рассказчик с героиней бегут из холодной Москвы: «В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток. И был темный, отвратительный вечер, когда я ехал на вокзал, все внутри у меня замирало от тревоги и холода».
    Но ожидание окончилось — возлюбленная героя пришла. И наступили дни счастья, солнца, знойного лета: «Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы…»
    Кавказский пейзаж резко контрастировал с холодной, серой, унылой Москвой. Как контрастировало и душевное состояние героев. Здесь они были вместе, на фоне этого солнечного, яркого, экзотического пейзажа: «Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте».
    Эти совместные мгновения становились еще дороже от того, что скоро нужно было возвращаться в Москву, к привычной и постылой жизни.
    Казалось бы, этот рассказ про двух любящих людей. Но финальные строки произведения все переворачивают, все меняют. Мы понимаем, что главный герой «Кавказа» — тот человек, который любил героиню, и про которого упоминалось лишь вскользь.
    Этому человеку отданы лишь финальные строки рассказа: «Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов». Вот для кого любовь была настоящим наваждением, вот чьи чувства передавал знойный кавказский пейзаж! Я думаю, навязчивое чувство этого человека схоже с навязчивой кавказской жарой, которая мутит рассудок, заставляет человека бредить.
    Мы помним, что любовь, по Бунину, — это короткий миг, оставляющий след на всю жизнь. Это сильнейший всплеск чувств, клубок, состоящий из радости и боли, любви и ненависти, горя и счастья. Такой любовь была для всех героев рассказа, но особенно для того, кто любил героиню. И пейзаж помог нам понять всю силу чувств героя, помог почувствовать то, что чувствовали они, помог передать их состояние.
    В рассказе М. Горького «Челкаш» также присутствует пейзаж. Он дан в романтических тонах и выполняет ряд важных функций.
    Герой рассказа – вор Челкаш – промышляет тем, что обворовывает корабли. В рассказе даны описания моря – стихии главного героя: «Ночь была темная, по небу двигались толстые пласты лохматых туч, море было покойно, черно и густо, как масло. Оно дышало влажным соленым ароматом и ласково звучало, плескаясь от борта судов о берег, чуть-чуть покачивая лодку Челкаша. На далекое пространство от берега с моря подымались темные остовы судов, вонзая в небо острые мачты с разноцветными фонарями на вершинах. Море отражало огни фонарей и было усеяно массой желтых пятен. Они красиво трепетали на его бархате, мягком, матово-черном. Море спало здоровым, крепким сном работника, который сильно устал за день».
    Горький показывает, что Челкаш любил море и не боялся его: «На море в нем всегда поднималось широкое, теплое чувство, — охватывая всю его душу, оно немного очищало ее от житейской скверны. Он ценил это и любил видеть себя лучшим тут, среди воды и воздуха, где думы о жизни и сама жизнь всегда теряют — первые — остроту, вторая — цену».
    Этого героя восхищал вид величественной стихии, «бесконечной и могучей». Море и облака сплетались в одно целое, вдохновляя Челкаша своей красотой, «возбуждая» в нем высокие желания.
    Совсем иные чувства вызывает море у Гаврилы, деревенского парня, которого Челкаш взял с собой на промысел. Он видит его как черную тяжелую массу, враждебную, несущую смертельную опасность. Единственное чувство, которое вызывает у Гаврилы море, — страх: «Только боязно в нем».
    Отличается и поведение этих героев на море. Челкаш сидит прямо, спокойно и уверенно смотрел на водную гладь, вперед, общаясь с этой стихией на равных: «Сидя на корме, он резал рулем воду и смотрел вперед спокойно, полный желания ехать долго и далеко по этой бархатной глади». Гаврила же придавлен морской стихией, она сгибает его, заставляет чувствовать себя ничтожеством, рабом: «… охватил грудь Гаврилы крепким объятием, сжал его в робкий комок и приковал к скамье лодки…»
    Таким образом, пейзаж в обоих рассказах выполняет важные функции: он служит для характеристики героев, передачи их чувств и психологического состояния, для выражения авторской позиции и авторского отношения к героям.


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Бунин И.А. / Разное / Роль пейзажа в рассказах И.А.Бунина «Кавказ» и М.Горького «Челкаш»


Пространственная и фото-медитация «Скупой пейзаж» появилась в Темной галерее

В Темной галерее музея появилась объектная, пространственная и фото-медитация «Скупой пейзаж». Галерея объединила проекты «Норильск. Полярный день» Александра Гронского из коллекции музея и «Скупой русский пейзаж» Бориса Матросова. В концептуальном пространстве соединяются северный берег (на котором можно посидеть), скупой русский пейзаж, проглядывающий сквозь трафаретные буквы, и человек в пространстве фотографии.

Фотосерия «Норильск. Полярный день» Александра Гронского была создана в рамках красноярской музейной биеннале «Любовь пространства» (2013). Автор о своей работе: «Норильск – очень интересное пространство. Город ритмично разлинован пятиэтажками и находится как будто в пустом пространстве, потому что вокруг нет ни гор, ни леса, всё достаточно пусто, только на горизонте видны какие-то трубы, дым. Норильск на самом деле — сложносочинённое пространство, такое, как я люблю. Согласен, местами я сгущаю краски, сдвигаю акценты, но делаю это ради фотографии как таковой, а не ради высказывания о городе. Cоциально-информативная часть фотографии меня не тревожит. Важнее сделать просто интересные снимки, которые бы меня задевали и задевали других. А на каком материале – пустыри, города, лес – неважно».

Забор «Скупой русский пейзаж» остался в галерее после красноярской биеннале «Мир и мiръ» (2017). Работа подталкивает к утверждению, что человек воспринимает объекты, пейзаж, через слово, то есть буквально. Деревенский забор охраняет тайну того, что изображено за ним и позволяет настраивать различную оптику восприятия – на него или сквозь него можно смотреть, прислонясь лицом и заглядывая в щели, наслаждаться видом издалека или просто проходя мимо,  как если бы это был пейзаж из окна поезда.

Выставка является продолжением годовой серии событий музея под темой «Ландшафты возможного». Она визуально взаимодействует с новой экспозицией в Белых залах «Горизонты возможного», представляющей работы из музейной коллекции «ландшафтных миров».

0+


Рисование пейзажа в технике перекрестной штриховки для начинающих

Возьмите в руку карандаш или ручку, и я научу вас рисовать пейзажи в технике штриховки. Вы начнете с создания шкалы оттенков серого, чтобы научиться выражать глубину посредством линий, а затем нарисуете свой собственный пейзаж по выбранной вами фотографии.

Штриховка была на пике моды в середине 1800-х, во времена Золотого Века Иллюстрации. Художники во всем мире использовали ручку и чернила для иллюстрации рекламных объявлений, портретов и пейзажей. В этом уроке я покажу вам, как создать шкалу оттенков серого и, затем, красивый пейзаж. Вы можете использовать, любой тип ручки, с которым вам удобнее работать.

Что вам понадобится:

  • Фотография-образец
  • Бумага для рисования (желательно Бристольская)
  • Карандаш
  • Ластик
  • Ручка по Вашему выбору (шариковая, перьевая или рапидограф)

1. Создание шкалы оттенков серого

Шаг 1

Прежде чем мы займемся рисунком, нам нужно создать шкалу оттенков серого, это значительно облегчит процесс заштриховки. Шкала оттенков серого – это последовательный ряд оттенков серого, разбитый на ячейки (в нашем случае их 8), идущих от белого к черному. Это поможет вам увидеть диапазон, доступный вашей ручке. Поэтому давайте нарисуем прямоугольник 2 сантиметра высотой и 16 сантиметров длиной и поделим его на 8 одинаковых квадратов.

Шаг 2

Проще начинать рисовать от светлого к темному, если вы делаете шкалу светлоты впервые. Начните с ячейки слева и пронумеруйте их с 1 по 8. Ячейку № 1 оставьте пустой. В ячейке № 2 равномерно прочертите вертикальные линии. Вы можете сделать два ряда линий. По мере улучшения навыков, ваши лини и интервал между ними станут ровнее. Посмотрев на эту ячейку, сквозь прищуренные глаза, Вы должны увидеть светло-серый оттенок.

 

Шаг 3

Прочертите такие же вертикальные линии в ячейках с 3-й по 8-ю.

 

Шаг 4

Вернитесь к ячейке № 3 и проведите горизонтальные линии с тем же интервалом. Для удобства можно развернуть лист. Прочертите такие же горизонтальные линии в ячейках с 4-й по8-ю.

Шаг 5

Вернитесь к ячейке № 4 и проведите диагональные линии слева направо. То же самое повторите в ячейках с 5 – по 8-ю.

Шаг 6

Вернитесь к ячейке № 5 и проведите диагональные линии справа налево. У Вас должна получиться ячейка с четырьмя видами линий. Сделайте то же самое для ячеек с 6-й по 8-ю.

Шаг 7

Вернитесь к ячейке 6. Теперь, когда у вас есть четыре линии, идущие в разных направлениях, вам нужно сделать следующую ячейку более темной, с помощью добавления линий, идущих под новым углом, примерно в 30 градусов. Не нужно рисовать новые линии вдоль, проведенных ранее. Повторите это в ячейках № 7 и № 8.

Шаг 8

Вернитесь к ячейке № 7. Теперь, когда у вас есть пять разных типов линий, вам нужно сделать ячейку еще более темной, для этого нарисуйте линии под новым углом, примерно в 30 градусов в противоположном от предыдущих направлении. Не нужно рисовать новые линии вдоль проведенных ранее. Проведите те же линии в ячейке № 8.

Шаг 9

Заполните последнюю ячейку линиями так, чтобы она стала практически черной. При такой степени заштриховки человеческий глаз не может отличить отдельные линии, так можете не стараться сделать их идеально прямыми.

Поздравляю! Вы только что создали свою первую шкалу оттенков серого.

2. Подготовьте рисунок

Распечатайте фотографию, которуювы хотите нарисовать. Вам будет легче, если Вы переведете фотографию в черно-белую гамму в Photoshop. Иначе, вам будет сложно оценить светлоту изображения.

3. Изобразите пейзаж схематически

Шаг 1

Изобразите схематически свой пейзаж, включив все детали, такие как скалы, деревья, заросли цветов, и т.д.

Если у вас нет большого опыта в рисовании эскизов, воспользуйтесь отличным способом обойти этот шаг. Вам нужно распечатать пейзаж, который вы хотите нарисовать в том масштабе, в котором должен выглядеть готовый рисунок. Затем приклейте распечатанный рисунок к окну скотчем. Возьмите бумагу для рисования и приклейте ее поверх распечатки. Затем, обведите контуры пейзажа. Когда вы закончите, снимите свой набросок и распечатку с окна. Вуаля! Ваш набросок пейзажа готов!

Шаг 2

Теперь, когда у вас есть набросок, пора превратить его в «нарисованный по номерам» рисунок. Точно так же, как, как способ «рисования по номерам» превращает нас в великих художников, он существенно облегчит и нашу работу и со штриховкой. Посмотрите на свою фотографию и определите наиболее темные области. Выделите эту черную область на вашем рисунке. Для удобства, вы можете обозначить темные области цифрой 8, в соответствии со шкалой оттенков серого. Затем пройдитесь по шкале (или особенностям рельефа, если это для Вас легче), и присвойте областям соответствующие числа.

 

4. Начните с оттенков средней степени светлоты

Сделать первую линию на рисунке порой бывает сложно. Не нужно волноваться. Мы будем все делать постепенно.

Шаг 1

Проще всего начать с оттенков средней степени светлоты, не самых темных или светлых оттенков вашего пейзажа. Я начну со светлого оттенка (#2) в областях, которые позже, возможно, станут оттенками № 5 или № 6.

 

Шаг 2

Пройдитесь по тем же самым областям еще раз и заштрихуйте их в соответствии с оттенком № 3.

 

Шаг 3

Увеличьте степень заштриховки еще на один уровень, на № 4. Теперь область закрашена наполовину.

5. Заштрихуйте светлые области

Шаг 1

Используя вашу фотографию в качестве образца, заштрихуйте области с оттенком № 2 в соответствии со шкалой (Не трогайте белые области). Вы можете решить, какое направление вы хотите придать вашим линиям, исходя из особенностей рельефа на вашей фотографии. Если это — травы или стволы деревьев, подойдут вертикальные линии. Если это — покатый холм, больше подойдут диагональные линии. В моем случае я оставляю пляж белым, поскольку он состоит из очень мелких деталей. Вы можете оставить мелкие детали белыми на время.

 

6. Затемните пейзаж

Шаг 1

Посмотрите, прищурившись, на фотографию и определите, какие области Вашего пейзажа, изначально заштрихованные оттенком № 4, должны быть темнее. Добавьте еще один слой линий в эти более темные области.

 

Шаг 2

Посмотрите на более светлые области вашего пейзажа, и добавьте еще один слой штриховки к областям, которые должны быть более темными, чем оттенок № 3.

 

Шаг 3

Затемните крупные области пейзажа так, чтобы они соответствовали оттенку, который вы видите в своей фотографии.

Шаг 4

Пройдитесь по рисунку еще раз доведите необходимые области до более темного оттенка, в диапазоне от № 6 до № 8 соответственно. Теперь, диапазон вашего рисунка должен включать в себя оттенки № 1 до № 8.

7. Работа над более мелкими деталями

Шаг 1

Заштрихуйте одним слоем линий, до оттенка светлоты № 2 мелкие детали, кроме самых светлых.

Шаг 2

Используя фотографию-образец, заштрихуйте еще один слой, обводя более темные области так, чтобы оттенок соответствовал № 3.

Шаг 3

Пройдитесь по белым областям, аккуратно добавляя несколько линий там, где нужно выделить маленькие детали и тени. Не торопитесь делать их слишком темными.

 

8. Завершение пейзажа

Шаг 1

Посмотрите, прищурившись, на вашу фотографию-образец, проверьте соответствие оттенков на фотографии и на рисунке. Затемните необходимые области, с помощью одного или двух слоев штриховки.

 

Шаг 2

Сотрите карандашные линии, будьте аккуратны, чернила должны полностью просохнуть.

 

Вы только что создали свой первый пейзаж в стиле штриховки! Спустя несколько работ вы начнете чувствовать, как положить штрихи для лучшего отображения особенностей рельефа. Нет никакого правильного или неправильного способа нанесения линий, коль скоро в конце выходит широкий диапазон оттенков. Рисование пейзажа в стиле штриховки — отличный способ сделать ваш отдых осмысленным и прекрасный повод посидеть на пляже подольше.

Эксперименты с различными пейзажами

Теперь, когда вы знаете основы штриховки пейзажа, экспериментируйте с разными пейзажами. Для воды и песка, пытайтесь использовать более волнистые или более короткие линии. Для скал и деревьев, попробуйте рисовать линии в разных направлениях, чтобы отобразить формы сторон объекта. Ручка и чернила были востребованным методом иллюстрации в 1800-х, но это — все еще замечательное средство отображения красоты пейзажа. Экспериментируйте и практикуйтесь, и вскоре вы сможете создавать замечательные работы.

Жилой квартал на улице Александры Монаховой выполнят по мотивам скандинавского пейзажа — Агентство городских новостей «Москва»

Жилой квартал на улице Александры Монаховой выполнят по мотивам скандинавского пейзажа

10:46

Теги: архитектура

Москомархитектура одобрила проект жилого комплекса на ул. Александры Монаховой в Сосенском, в основе внешнего образа двух кварталов лежит сочетание образов «айсбергов» и «скал». Об этом сообщили в пресс-службе Москомархитектуры.

Как уточняется, жилые кварталы с подземным паркингом построят в поселении Сосенское, на ул. Александры Монаховой, участок 3Г. Комплекс состоит из двух кварталов, в каждом из которых есть многосекционная часть, прилегающая к улице, и башня, расположенная в глубине участка. Общая площадь составит около 56 тыс. кв. м.

«Композиция прямоугольных башен противопоставлена секционным корпусам с выразительным силуэтом, сформированным декоративными скосами и равномерными перепадами этажности. Во внешнем виде присутствует своеобразная метафора скандинавского пейзажа: угловатые светлые «айсберги» на фоне темных «фьордов». Контраст подчеркивается разницей в отделке: для башен используют более темные тона, преимущественно кирпич, крупные фрагменты зеленого цвета, более строгий рисунок; а вот для секционных корпусов будут характерны светлые, гладкие материалы, несколько типов рисунка», — приводятся в сообщении слова главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова.

Отмечается, что комплекс будет состоять из корпусов переменной этажности. На углах участка размещены акценты высотой 15-16 этажей. Первые этажи будут нежилыми, с общественной функцией, остальные помещения займут квартиры.

Добавляется также, что планировка территории полностью разделяет дворовую и общественную зоны. Входы в общественные заведения возможны только со стороны улицы, а подъезды будут доступны только со стороны двора.

Рубрика: Строительство

Ссылка на материал: https://www.mskagency.ru/materials/3165179

8 советов по съемке мрачных и темных пейзажей

Темные пейзажи могут быть более мощными и заставлять задуматься, чем стандартные пейзажи.

Чтобы делать мрачные снимки, вам нужен отличный вид, подходящая погода и несколько камер.

8. Найдите мрачное место, чтобы усилить темный пейзаж

Найдите минутку, чтобы проанализировать свои любимые фотографии мрачных пейзажей. Вы замечаете какие-нибудь закономерности?

На многих пейзажных фотографиях изображены яркие объекты, например горы и густые леса.Выбор правильного места и объекта может упростить получение высококачественных снимков мрачных пейзажей.

Найдите место с прекрасным видом. Он должен быть просторным и открывать полный обзор ландшафта.

Если вы снимаете с низкого ракурса, пейзаж будет выглядеть еще более выразительным и превосходным. Это простой способ усилить настроение ваших снимков.

7. Делайте фотографии в пасмурную погоду, чтобы создать преследующую атмосферу

Еще один способ улучшить ваши темные пейзажи — это делать снимки в определенных погодных условиях.Пасмурная погода может не подходить для портретной фотосессии, но она идеально подходит для съемки темных пейзажей.

Делайте снимки в очень пасмурную, дождливую или туманную погоду. Если вы планируете фотографировать под дождем, обязательно накройте свое оборудование специальным дождевиком.

Несмотря на то, что это будет стоить денег, с его помощью вы сможете сделать несколько довольно крутых фотографий.

6. Настройте параметры камеры вручную, чтобы не снимать тусклые фотографии

Многие современные камеры имеют автоматический и ручной режимы.Автоматический режим подходит для съемки хороших фотографий при хорошем освещении. Если вам нужно что-то более конкретное, вам нужно будет настроить параметры камеры вручную.

По возможности снимайте в режиме RAW. Это позволит сохранить больше данных изображения, что поможет вам быть более гибкими при дальнейшей обработке изображений.

Как следует из названия, темная фотография обычно требует небольшого количества света. Не бойтесь использовать немного большее значение ISO, чем вы привыкли. Вы можете удалить ненужную зернистость в профессиональной программе редактирования, такой как Lightroom.

Если на улице очень темно, используйте как можно большую диафрагму. Большая диафрагма позволяет большему количеству света попадать в объектив, что упрощает съемку фотографий с хорошей экспозицией.

5. Используйте штатив для резких фотографий и потрясающих длинных выдержек

Обязательно приобретите прочный штатив. Это не только сделает ваши фотографии резкими, но и поможет вам поэкспериментировать с творческими приемами фотографии.

Многие известные пейзажные фотографы используют технику длинной выдержки, чтобы сделать свои фотографии сюрреалистичными.Длинная выдержка позволяет показать, как что-то движется. Это создает мягкий и шелковистый эффект.

При съемке темного пейзажа идеально подходит для съемки движения облаков и воды. Вы даже можете использовать его, чтобы снимать движение звезд в ночных пейзажах.

Установите камеру на штатив и используйте длинную выдержку. Чем он длиннее, тем плавнее будут выглядеть движения на ваших фотографиях. Для этого нет специальной настройки, но вы можете начать с 5 секунд. Убедитесь, что штатив не двигается из-за вас или ветра, иначе ваши фотографии получатся размытыми.

4. Используйте ручную фокусировку, чтобы ваши фотографии были резкими в нужной области

Вашей камере может быть сложно сфокусироваться на нужном объекте в условиях низкой освещенности. Если в кадре есть передний план, ваш объектив может сфокусироваться на ближайшем к нему объекте.

Чтобы избежать этого, сфокусируйтесь вручную. Этот метод потребует больше времени и усилий, но он гарантирует, что ваши фотографии будут выглядеть настолько резкими, насколько вы хотите.

3. Пролетайте сквозь объекты, чтобы создать глубину

Когда вы стреляете сквозь объекты, вы создаете нечто, называемое передним планом.Передний план отлично подходит для добавления глубины фотографии, но его также можно использовать для кадрирования простых объектов.

Вы также можете использовать цветной передний план, чтобы тусклые фотографии выглядели более яркими.

Если пейзаж кажется пустым, стреляйте сквозь такие объекты, как ветки или трава. Это добавит больше интересных элементов к вашей фотографии и создаст глубину. Вместе эти вещи сделают ваш темный пейзаж более привлекательным.

2. Снимайте в черно-белом режиме для создания драматических пейзажных фотографий

Черно-белая пейзажная фотография — один из самых распространенных видов фотографии.Причина, по которой он работает, заключается в том, что он фокусируется на формах и тонах. Без цвета мир выглядит более драматичным и мрачным.

Вы можете подойти к этому двумя способами:

  • делать фото в черно-белом режиме
  • конвертирует ваши изображения в ч / б в программе редактирования

Многие фотографы предпочитают второй метод, потому что он дает им больший контроль над оттенками на своих фотографиях. Однако первый метод может быть полезен, если вы хотите делать творческие снимки.

Взгляд на мир с другой точки зрения может помочь вам придумать новые захватывающие идеи для пейзажной фотографии.

1. Улучшение тусклых пейзажных фотографий с помощью градуированного фильтра в Lightroom

Даже если ваши фотографии не выглядят слишком мрачными, вы можете улучшить их, используя приемы капризной обработки. В Lightroom этого можно добиться с помощью градиентного фильтра.

Перейдите в модуль «Разработка» и щелкните четвертый значок под гистограммой. Или нажмите M на клавиатуре.Это откроет новую панель.

Затем, удерживая кнопку Shift, перетащите указатель мыши от вершины неба к горизонту. Это создаст три отдельных раздела.

Темный кружок в центре будет вашей точкой фокусировки или областью, которая больше всего пострадала. Остальные части станут блеклыми, чтобы создать естественный вид.

Перетащите ползунок «Экспозиция» влево. Это затемнит небо. Вы можете настроить горизонтальные участки, чтобы эффект был сильнее в одних местах и ​​менее интенсивным в других.

Вы также можете использовать другие ползунки, такие как «Света» и «Тени», чтобы небо выглядело более драматично.

Когда вы закончите, вы можете перейти к другим панелям в Lightroom, чтобы весь ваш пейзаж выглядел мрачным. Вы можете добиться этого путем цветокоррекции, обесцвечивания определенных цветов и добавления большего контраста.

Общие вопросы по пейзажной фотографии

Какие настройки камеры мне следует использовать для пейзажной фотографии?

Убедитесь, что вы снимаете в ручном режиме.Обратите особое внимание на выдержку, диафрагму и цветовую температуру. Если вам нужны резкие изображения, используйте короткую выдержку. Для получения более мечтательных пейзажных фотографий используйте длинную выдержку.

Как снять пейзаж при слабом освещении?

При съемке в условиях низкой освещенности всегда используйте штатив. Это поможет вам сохранить резкость ваших изображений. Снимайте в ручном режиме и убедитесь, что ваши снимки в формате RAW. Не бойтесь использовать высокое ISO. Вы можете уменьшить ненужный шум в предпочитаемой вами программе редактирования.

Как сделать снимки ночного пейзажа?

Убедитесь, что вы используете штатив и пульт дистанционного управления, чтобы ваши пейзажные фотографии выглядели резкими. Используйте высокое значение ISO, но убедитесь, что оно не слишком большое, иначе ваши фотографии будут выглядеть слишком зернистыми. И последнее, но не менее важное: используйте ручную фокусировку и большую диафрагму.

Заключение

Вы можете снимать темные и мрачные пейзажи с помощью нескольких инструментов и приемов. Не забывайте выбирать правильное место, делать снимки в облачную погоду и всегда использовать штатив.

Вы можете вывести свои пейзажные фотографии на новый уровень, используя приемы обработки капризов в Lightroom или аналогичной программе.

Light Dark Landscape — Миннеаполис

Light Dark Landscape предоставляет услуги по ландшафтному дизайну, установке, обслуживанию, реставрации и управлению проектами в районе Большого Миннеаполиса — Сент-Пол. Мы работаем на стыке озеленения и реставрации.

В 2013 году мы основали Light Dark Landscape, чтобы объединить принципы устойчивости, красоты и восстановления ландшафта.Цели дизайна Light Dark Landscape заключаются в создании натурализованных систем, минимизации воздействия на окружающую среду, защите нашей воды, обеспечении круглогодичного интереса как для людей, так и для живых существ, при этом удовлетворяя практические потребности наших клиентов в строительстве и визуализации. Мы считаем, что пейзажи должны вовлекать все ваши чувства.

Несмотря на то, что мы специализируемся и преуспеваем в наших планах озеленения для естественных сред, мы являемся полноценными комплексными дизайнерами. Наши проекты различаются по размеру и масштабу и могут удовлетворить потребности в конкретных местах на участке или работать над комплексным планированием всего ландшафта.Light Dark разрабатывает каждый проект с учетом уникальных задач и потребностей объекта — решая проблемы управления водными ресурсами и качества, создавая конкурентоспособные палитры местных растений, подходящие к почве и доступному солнечному свету, предоставляя образовательные возможности, при этом используя материалы, которые соответствуют существующим структурам. и природное окружение. Мы стремимся расширять творческие границы с помощью инновационных подходов и решений, которые учитывают культурный и исторический контекст объекта, соединяют и дополняют существующую застроенную среду, а также окружающий природный и естественный ландшафт.

Устойчивое и инновационное

Устойчивое развитие — это градиент, и благодаря инновационным конструкциям и методам мы достигаем целей наших клиентов, не ставя под угрозу сложные экологические проблемы. Наши основные принципы:

  • По возможности покупайте у местных производителей.
  • Знайте методы наших производителей, предпочитающих органические продукты или продукты, не содержащие неоникотиноидов.
  • Используйте растения, которые минимизируют потребление воды.
  • Конструкция для использования улавливания воды на месте.
  • Увеличьте биоразнообразие — пчелы! бабочки! существа!
  • Никогда не используйте токсичные удобрения, пестициды или другие химические вещества.
  • Использование переработанных материалов в дизайне.
  • Аборигенные и съедобные виды растений.
  • По возможности избегайте тяжелых машин, чтобы уменьшить уплотнение.

Дебора Оропалло: Темные пейзажи для Белого дома: 2018

  • Дебора Оропалло

    Инсталляционное изображение из Темные пейзажи для Белого дома , 2018

  • Дебора Оропалло

    Инсталляционное изображение из Темные пейзажи для Белого дома , 2018

  • Дебора Оропалло

    Инсталляционное изображение из Темные пейзажи для Белого дома , 2018

  • Дебора Оропалло

    Blazes , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, бумага на холсте

    69 x 120 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Удаление красного , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Rising Tide , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Топливный привод , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Разбойник , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Нефть , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Потоп , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Meltdown , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Шварцвальд , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    80 x 50 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Шварцвальд красный , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    80 x 50 дюймов

  • ПРОДАНО

    Дебора Оропалло

    Овал О , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Осторожно , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • ПРОДАНО

    Дебора Оропалло

    Пожар и вода , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    25 x 37 дюймов

  • ПРОДАНО

    Дебора Оропалло

    Линия огня , 2018

    Фотомонтаж, пигментная печать, краска на бумаге

    50 x 80 дюймов

  • Дебора Оропалло

    Овал О , 2018

    Монтаж видео и звуковой дизайн Энди Раппапорта

    Одноканальное цифровое видео со звуком

    Издание 8 + 3AP

    6:40 минут

  • Дебора Оропалло

    Blazes, 2018

    Монтаж видео и звуковой дизайн Энди Раппапорта

    Одноканальное цифровое видео со звуком

    Издание 8 + 3AP

    3:31 минуты

  • Дебора Оропалло

    Нефть , 2018

    Монтаж видео и звуковой дизайн Энди Раппапорта

    Одноканальное цифровое видео со звуком

    Издание 8 + 3AP

    6:39 минут

SF

Дебора Оропалло |

Темные пейзажи для Белого дома
12 мая — 16 июня 2018

Галерея Кэтрин Кларк представляет темных пейзажей для Белого дома , выставку фотомонтажей и видео Деборы Оропалло.Фильм «Темные пейзажи для Белого дома» с 12 мая по 16 июня 2018 года критикует нашу культурную привычку к политическим и экологическим травмам.

Прием при открытии: суббота, 12 мая, с 14 до 17 | Беседы художников с Деборой Оропалло и Энди Раппапорт в 15:00

Темные пейзажи Дона МакКаллина

В этом интервью из летнего выпуска журнала Aperture за 2009 год Дон Маккаллин рассказывает о своем опыте документирования войн и конфликтов в Биафре, Бангладеш, Камбодже, Кипре, Ливане, Северной Ирландии и Вьетнаме, среди других мест, с Фредом Ричином. сейчас декан школы при Международном центре фотографии.Как пишет Ритчин во введении, «Маккаллин восстает против прозвища« военный фотограф ». Он недоволен влиянием своих десятилетий изображений, особенно их недостаточной ролью в уменьшении самого насилия, которое они изображают».

Одновременно с выпуском Aperture Don McCullin , хронологического обзора, впервые опубликованного в 2001 году, теперь расширенного по случаю восьмидесятилетия Маккаллина, мы перепечатываем отрывок из их разговора. Этот отрывок также появляется в выпуске 17 приложения Aperture Photography.

Поля сражений на Сомме, Франция, 2000, Все изображения © Don McCullin

Fred Ritchin: Сегодня мы поговорим о том, что вы фотограф, и ваша карьера больше, чем у военного фотографа.

Дон Маккаллин: Я бы хотел избавиться от ужасной репутации военного фотографа. Я думаю, что это в некотором роде похоже на то, чтобы называть меня работником скотобойни, тем, кто работает с мертвыми, или гробовщиком, или чем-то в этом роде.Я не из тех. Я пошел на войну, чтобы сфотографировать это из сострадания, и пришел к выводу, что это грязное, мерзкое дело. Война — это было трагично, и это было ужасно, и я был свидетелем убийств и ужасной жестокости. Так нужен ли мне для этого титул? Ответ — нет. Ненавижу, когда меня называют военным фотографом. Это почти оскорбление.

Я не пытался поднять мантию Роберта Капы; Я пошел на войну, потому что чувствовал себя подходящим для этого. Я был молод и амбициозен, но амбиции начали угасать, когда я увидел людей, идущих ко мне с мертвыми детьми, или раненых, идущих ко мне со своими внутренностями.. . такие вещи. То, что обычный обыватель просто не поймет, потому что, слава богу, он там никогда не был.

FR: В работе, которую вы делаете сейчас, в римской работе и пейзажах, кажется, что жизнь может предложить больше, чем просто смерть. Ваше чувство времени другое. Вы работаете намного медленнее. Время проходит тысячи лет. Это следы вещей. Раньше это были быстрые, мгновенные новости.

DM: Это было похоже на то, что мы назвали бы ударом головы.Речь шла о том, чтобы ударить кого-то по голове и показать им свои изображения. Теперь я веду себя более достойно. Естественно, я старею и подхожу к концу своей жизни, поэтому я притормозил. Я заново открыл себя. Причина, по которой я делаю эти новые пейзажи, этот новый римский проект, заключается в том, что это форма исцеления. Я как бы лечусь. Мне не снятся эти дурные сны. Но вы никогда не сможете убежать от увиденного. У меня есть дом, полный негативов всех тех ужасных моментов моей жизни в прошлом.

Итак, теперь моя задача — это пейзаж, археологический ландшафт Рима. . . это очень сложно и очень красиво. Когда я могу попасть в страны-изгои — Сирию и Ливан, они немного расслабились, хотя Сирия — печально известное полицейское государство, — но когда я там, я в полной безопасности и один. Я постоянно раздвигаю барьеры просто ради привилегии достать фотоаппарат и сделать красивые фотографии.

FR: О том, что произошло две тысячи лет назад.

DM: Да. Потому что я не пытаюсь сфотографировать сегодняшнюю политическую борьбу. В каком-то смысле я пытаюсь отдать должное культуре этих исторических мест.

FR: Но мне кажется, вы также пытаетесь найти смысл в жизни, что в жизни хорошо, что важно, или, как вы говорите, достойно. Сама война — это бойня. Сама война — это бессмысленность жизни, и почему-то это присутствует даже в ваших пейзажах и римских произведениях.Вы находите в жизни что-то другое, что-то духовное, какие-то другие ответы.

DM: Мои пейзажи темные. В народе говорят: «Ваши пейзажи почти граничат с военными пейзажами». Я все еще пытаюсь избежать тьмы, которая внутри меня. Во мне много тьмы. Я могу быть довольно веселым, шутливым и тому подобным, но когда дело доходит до серьезного дела человечества, я не могу растрачивать жизни других людей.

Вьетнамская семья после обстрела их бункера с помощью гранаты, Хюэ, 1968

FR: Это из-за того, что вы видели в жизни, или из-за того, откуда вы пришли в жизни? Вы говорите о своей жизни военного фотографа или о районе, где вы выросли, — о чувстве справедливости в игре?

DM: Ну, там, где я вырос, ничего такого не было.Мальчики, с которыми я вырос, были полны решимости стать преступниками. Я никогда особо не хотел попасть в тюрьму. Я провел несколько дней в тюрьмах Уганды, где меня избили солдаты. Свобода была моей мечтой.

А в Англии у нас есть такая классовая структура. Его очень много, хотя его обменивают на новые расовые структуры и религиозные структуры, которые пришли. Англия — довольно расовая страна: она никогда не была бы на вашей стороне, если бы у вас не было белой кожи. Так что я вырос со всеми этими вещами, и я все еще живу с ними, хотя я живу в сельской местности.В моей стране много препятствий; вы никогда не избавитесь от препятствий.

FR: Но в каком-то смысле, может быть, вы обратились к некоторой поэзии изображения или к разновидности лирической фотографии с другими тональными диапазонами, более прилежными, более крупными форматами. . . . Другими словами, вы говорите об этом как об информации, о «Римской империи», но делаете что-то другое. Вы показываете свет и красоту, метафоры. Вы работаете в более широком смысле. Как будто у вас теперь палитра побольше.

DM: Да, палитра побольше. Римская империя в своем нынешнем виде была необычной, если не считать того факта, что в ее основе лежали жестокость и ужас. . . . Знаешь, когда я нахожусь в этих великих римских городах, которые разрушили землетрясения и время, мне нравится то, что я там, я наслаждаюсь вызовом, но все время мне кажется, что я слышу крики боли людей, которые построили эти города. Это никуда не денется. Римским рабам ничего не платили. Все, чего они, вероятно, ожидали, было тарелкой еды.Поэтому, когда вы находитесь в этих замечательных городах, вам действительно не комфортно.

Вы могли бы сказать: «Ну, зачем ты это делаешь?» Я делаю это, потому что я никогда не видел вместе нескольких римских городов на Ближнем Востоке. Я понимаю, что когда я только начинал фотографировать, я думал: «Это будет хорошо. Я займусь этой камерой, и мне не придется беспокоиться об академических кругах. Я просто сфотографирую. Это будет легко. И, конечно же, никакой политики! » В своей жизни я занимался только политикой.Даже в Древнем Риме он был пропитан политикой и злом.

Я чувствую себя комфортно, когда пишу пейзажи в Англии. У меня нет никаких извинений, у меня нет проблем. И я никогда не занимаюсь пейзажами в Англии, когда солнечно. Я всегда делаю их зимой, когда деревья голые. Это больше по-вагнеровски. Я не знаю . . . Я люблю драму и люблю тьму.

Рыбаки, играющие во время обеденного перерыва, Скарборо, Йоркшир, 1967

FR: Юджин Смит слушал Вагнера, когда тот печатал.Вот так он не спал ночами подряд, слушая Вагнера, и получал такие же глубокие отпечатки, как и ваш — глубокое небо, ваше темное небо.

DM: Ну, на меня повлиял Юджин Смит, равно как и Билл Брандт. Мне нравятся отличные гравюры, которые сделал Стейхен. Я действительно глубоко изучал фотографию. [Я принес стопку книг] домой, туда, где я жил, в пригороде Хэмпстед-Гарден, и они были такого же роста, как этот стол — и, боже мой, они были полны информации.

Я сидел по ночам, когда мои дети ложились спать, и изучал эти книги.Они стали моим университетом. В фотографии я научился всему, что знаю. Не поймите меня неправильно, я все еще занимаю определенную позицию, но я все еще изучаю фотографию. В тот момент, когда я думаю, что я прибыл, я получил это. Я никогда не приеду.

Дон Маккаллин появится в разговоре с Себастьяном Юнгером на 92-й улице Y в Нью-Йорке 30 октября: нажмите здесь, чтобы узнать больше.

Щелкните здесь, чтобы прочитать полное интервью из журнала Aperture в цифровом архиве Aperture, которое будет доступно бесплатно до 6 ноября.

The Power of Dark и Moody Images

Moody processing — это способ обработки изображения при плохом по стандартам освещении. Это означает, что здесь не красочное небо, а драматическая атмосфера с туманом, дождем, снегом или грозой.

Моя идея обработки настроения родилась примерно в 2013/2014 году, когда я проводил большую часть выходных, фотографируя во Французских Альпах. Проблема, однако, в том, что в этом регионе много штормов, а погода суровая с полностью облачным небом.Эти условия расстроили меня, но в то же время я был очарован.

Я очень увлекаюсь искусством, и меня всегда тянуло к картинам с мрачной и драматической атмосферой. Вот почему я начал разрабатывать серию техник в Adobe Photoshop, чтобы добиться аналогичных результатов с моими изображениями.

Процесс начинается с базового изображения, которое уже имеет мрачную атмосферу. Выбрав это изображение, я обычно меняю его внешний вид, используя сильную цветокоррекцию, чтобы подчеркнуть определенное состояние.Например, в дождливые дни я сосредотачиваюсь на темно-синем с небольшим количеством зеленого.

Когда вы смотрите сцену в горах в дождливый день, вы можете быть очарованы тонкими тонами и деталями, которые не заметны в солнечные дни. Проблема в том, что стандартная зеркалка, на мой взгляд, не может точно передать эту суть.

Тенденция капризной обработки

Обработка темноты в настоящее время популярна в Интернете, и я рад этому, но лично для меня это больше, чем просто тенденция; это совсем другая точка зрения.

Думаю, многие из нас устали видеть одни и те же фотографии из одних и тех же мест с тем же классическим хорошим освещением. Меня больше привлекает туманная долина, маяк во время шторма или популярное место в снежный день.

Например, сколько фотографий Киркьюфелля в Исландии вы видели в туманный день или во время снежной бури? Бьюсь об заклад, их немного. Обычно изображения из этих популярных мест очень похожи, и редко можно увидеть что-то другое.

Съемка этих мест в плохую погоду может сделать снимки более кинематографичными и драматичными. Меня очаровывают именно такие изображения, и поэтому я изо всех сил стараюсь использовать определенные условия и редактировать изображения, чтобы они были более приятными.

Что нужно учитывать при обработке мрачных изображений

Для обработки мрачных изображений требуется такое программное обеспечение, как Adobe Photoshop. Вы также можете многое сделать в Adobe Lightroom, но для некоторых методов требуется более сложное программное обеспечение.

Я рассмотрел инструменты, необходимые для этого типа обработки, в моем видеоуроке по Dark Processing, но, как вы понимаете, каждое изображение отличается и имеет разные потребности.

Главное — оставить достаточно деталей в тенях и , избегая слишком большого контраста . Лучше сделать немного меньше контраста и больше деталей в тенях.

Dodging and Burning — чрезвычайно важная техника, используемая для изменения внешнего вида и атмосферы изображения.Например, это позволяет более мягко затемнять самые темные тени горы, но более агрессивно в небе.

Визуализируйте, фиксируйте, обрабатывайте

Самое главное — иметь в виду проект. Для меня проект обычно начинается дома за несколько дней или даже месяцев, прежде чем я пойду делать снимок. Этот процесс включает в себя поиск определенного места и посещение его при определенных условиях.

Когда я нахожусь в поле и в подходящих условиях, я снимаю все файлы RAW, которые мне нужны для обработки моего изображения.

Ключевым фактором капризного изображения, как и для большинства других видов фотографии, является композиция . Однако композиция для этого типа изображений даже более важна, чем при хорошем освещении. Если у вас не получится составить хорошую композицию, изображение не будет выглядеть великолепно.

Давайте посмотрим на это изображение в качестве примера:

Так как травянистое поле было довольно скучным и не хватало каких-либо интересных объектов, я решил подойти очень близко к переднему плану и использовать технику наложения фокуса.А теперь представьте эту сцену без цветов на переднем плане: это было бы не так интересно .

Еще одним важным фактором при обработке мрачных изображений является гистограмма. Вам следует внимательно следить за ним в поле и при обработке, а также избегать обрезки теней (недоэкспонирования или попадания гистограммы в левый край). Причина в том, что мы хотим сохранить как можно больше информации в тени.

Обработка изображений на откалиброванном мониторе также важна для получения точных цветов.Это можно сделать с помощью такого инструмента, как Datacolor Spyder5Pro или Spyder5Express.

Я также рекомендую использовать светло-серый фон в Photoshop при обработке мрачных изображений. Это поможет вашему глазу увидеть немного больше деталей в тенях, чтобы вы могли более точно обработать изображение.

Подделка или настоящая?

Потенциально любое изображение можно превратить в темное и угрюмое, но чем больше вещей мы создаем в Photoshop, тем более искусственным будет наше изображение.

Не поймите меня неправильно, я много использую Photoshop, но я избегаю чрезмерной обработки изображений и не добавляю много фальшивых элементов.Творческий подход важен, но есть предел.

Например, при обработке видео я работаю над изображением, снятым в течение синего часа. Это изображение было легко преобразовано в темное ночное изображение, но если вам также нужен туман, дождь или другие элементы, вам просто нужно подождать.

Подробнее об обработке темных и угрюмых оттенков

Если вам нужен подробный пошаговый урок, в котором вы точно узнаете, как я снимаю и обрабатываю свои изображения, обязательно взгляните на мой мастер-класс Dark Processing Masterclass .Это углубленный курс, состоящий из пяти видеороликов, в которых вы будете изучать предметы как:

  • Перспективное смешивание
  • Панорамное сшивание
  • Наложение экспозиции
  • Временное смешивание
  • Цветовая градация
  • Color Dodge
  • … и многое другое

Dark Processing — один из самых популярных и имитируемых стилей пост-обработки среди пейзажных фотографов, и этот курс научит вас, как переделать и преобразовать любой пейзаж в эпическую и кинематографическую сцену.Курс доступен как на английском, так и на испанском языках.

>> Нажмите здесь, чтобы приобрести мастер-класс по обработке тьмы <<

Пейзаж тьмы: язан халили

Пейзаж тьмы (2010)
Фотография и видео

Весной 2002 года, во время массового израильского вторжения в города Западного берега, мой друг Моханнад и я застряли в городе Бирзейт на несколько недель в условиях «легкого» комендантского часа. Однажды в 3 часа ночи, обеспокоенные сокрушительной скукой и отключениями электричества, мы решили прогуляться до ближайшего холма.Было так темно, что мы едва могли видеть впереди, и, хотя мы шли медленно, мы продолжали падать, но благодаря силе скуки мы достигли вершины этого холма.

И вот оно. Прямо в этой полной темноте сиял, как алмаз, только что приземлившийся на землю, город, береговая линия: Яффа. Между нами не было ничего, кроме безбрежной тьмы.

Моханнад посмотрел на меня и сказал: «Боже мой, я никогда не знал, что это так близко». «Я никогда там не был…» — ответил я, не сводя с нее глаз.Без особых разговоров мы двинулись в путь. Так близко, что мы были уверены, что добраться до него займет всего несколько часов. Мы шли и шли, и пока мы шли, первые пятна рассвета уже осветляли край средиземноморского неба. Чем больше освещалось небо, тем медленнее город удалялся от нас, пока, наконец, полностью не растворился в свете.

В тот момент, когда город растворился в свете, тьма объявила себя пейзажем. Тьма, которая в одном взгляде объединила эту раздробленную землю, сгладила ее и послужила платформой, где изгнанное пространство могло быть возвращено и построено повествование о непрерывном пространстве.

Произведено при поддержке
AFAC, YATF, Mawred

Выставка:
Вглядываясь в темноту, Культурный центр Халила Сакакини, куратор Лара Халди, Рамаллах, 2013 г.
Миров, куратор Пьер Луиджи Тацци, Галерея die Mauer, Прато, 2012 г.
Пейзаж тьмы, Галерея транзита, Мехелен, 2011

Тексты:
ArtAsiaPacific, HG MASTERS, 2011
Фотография в исчезающем пейзаже, Найруз абу Хатум, 2013

Тьма на фоне ландшафта — это диссертация, которую я написал в связи с этим проектом для моей магистерской программы в Goldsmiths Collage. здесь

Darkness Against Landscape @ Kalamon (на арабском языке) здесь

______
Другие тексты о пейзаже тьмы
Память света и тьмы
Рим Фадда

Запись пространства, создание географии и воспоминания о месте — все это фундаментальные компоненты, из которых конструируются идеи принадлежности и облегчается создание национализма. Исторические повествования о странах создаются через понимание пространственности.Коллективные визуализации пространства создают коллективную принадлежность. Когда это потеряно, когда диаспора — это все, что осталось, что можно изобразить?

Довольно убедительно наблюдать, как ежедневно происходят радикальные военные процедуры, которые напрямую влияют на палестинское восприятие места. Военные действия Израиля приводят к фрагментации палестинской концепции непрерывной географии и времени. Кажется, что разворачивается произвольная военная схема, которая затрагивает территориальную принадлежность Палестины и создает разобщенность городов.Однако эти, казалось бы, спонтанные действия в значительной степени непроизвольны, и они не только направлены на создание разрыва на местности и, следовательно, на невозможность существования жизнеспособного прилегающего палестинского государства, но, что более опасно, они фрагментируют возможность коллективного творчества истории. в палестинском национальном смысле.

История — творец национального самосознания. Это не следует путать с воображаемым коллективом. Когда история не может быть объединена, страдает национальное сознание.Представьте себе, когда урбанистичность ландшафта искажена до такой степени, что не может быть ни единого признания, ни возможного воображения непрерывности географии. Это усугубляется, когда городской и географический опыт одного человека резко отличается от его / ее соседа. Возьмем, к примеру, израильский мост Алленби, пункт пересечения границы, обязательный для палестинцев, желающих выехать за границу. Военные процедуры там меняются, иногда радикально, а иногда тонко, до такой степени, что исключается возможность коллективного признания.Учет часов, потраченных на ожидание в очереди, или конкретных процессов проверки безопасности различается в зависимости от времени и от человека к человеку. Израильские солдаты всегда относят эти крайние несоответствия к «соображениям безопасности», но это обоснование безопасности призвано стереть коллективную память. Это создает состояние постоянной неопределенности и удаляет историческую связность из любой перспективы национального воображения. Это не говоря уже о сотнях «летающих» контрольно-пропускных пунктов, разбросанных по всему Западному берегу и в секторе Газа, или постоянных контрольно-пропускных пунктах, которые, кажется, всегда находятся в постоянной физической перестановке.В результате долгого и тонкого преобразования контрольно-пропускной пункт Каландия, который находится между пограничным переходом соседних городов Рамаллаха и Иерусалима, за несколько лет превратился из поста в казармы в терминал.

Следовательно, эти постоянные изменения ландшафта не только целенаправленны, но и напрямую влияют на палестинское восприятие своего времени и пространства. Исторические и географические представления прекращены. Осознание становится фрагментированным с точки зрения пространства и времени на мельчайших масштабах.То, что один человек представляет себе о географии или современной истории Палестины, резко отличается от другого. То, как вы переживаете контрольно-пропускной пункт, отличается от того, что вы испытываете у ваших соседей в повседневных случайных, казалось бы, случайных событиях. Коллективная форма национального сознания бесконечно фрагментирована — палестинцы являются не только диаспорой во внешнем мире, но это также находит свое отражение внутри. У палестинцев нет места для создания «общего» прошлого в этой реальности. И этот непрерывный радикальный принудительный разрыв с прошлым превращает его в навязчивую идею безвременья: современность усиливается, и единственным фокусом становится повседневное выживание, а не исследование истории и ее связи с национальными проектами.

Важно помнить, что отношения палестинцев со временем разрываются ежедневно, поэтому это характерно сильные отношения. Жестокость этих разрывов подтверждает необходимость уловок, чтобы иметь дело с этой исключительной реальностью времени, а необходимость отстаивать историю делает его все более политическим актом. Однако среди этих хаотических отношений с прошлым и постоянной борьбы за то, чтобы подчеркнуть историю, появляется новая возможность. Возможность состоит в том, чтобы переконфигурировать время и сознание таким образом, чтобы не стремиться быть просто реакционным или отзывчивым, но ответственным за создание новых формул для интерпретации этой современности.Новое толкование времени создает лазейки для улавливания свободы воли.


Язан Халили жадно делал фотографии района, обозначенного как «C» [контролируемый Израилем Западный берег] на палестинских территориях. Он сделал это с выгодной позиции объездных дорог, которые соединяют различные израильские поселения и скрывают палестинские деревни и города. Однако он работал в темноте. Халили выбрал маску тьмы, чтобы открывать случайные слои света. Городские пейзажи появляются только при свете.Хотя кажется, что несбалансированность силы и репрезентации разрушается светом, это не является предполагаемой причиной работы художника.

Халили приглашает нас в слои тьмы, потому что тьма становится символической пеленой. Тьма, окутывающая пейзаж, означает нечто по отношению к нашему пространственному сознанию. Он работает в темноте, чтобы задействовать память и воображение. Как еще может соединиться дизъюнктивное пространство? Как еще мы запоминаем свое окружение? Как нам объединить эти изрезанные линии и неровности живой земли? Эти недра тьмы кажутся не только напоминанием о бедственном положении политических обстоятельств, но и намеком на глубину забвения того, как выглядит когерентное пространственное сознание.Будь то Палестина или Израиль. Очень похоже на те линии света, которые он так умно изображает, границы размыты. Он пытается уловить свет, который показывает разницу без предубеждений, но все же Халили сосредотачивается на тьме посреди.

Халили также ищет особое место на этом участке земли, где диаспора наиболее очевидна: земля в убытке. Эта «С», эта третья зона создана политическими реалиями, которые оставили пространство в состоянии замешательства. Художник буквально шагает по этим дорогам, словно воплощая беженца, ища смысл в пейзаже, не имеющем определения.Насколько значительна эта потеря для политики идентичности, личного замешательства и растворения националистических программ? Бездна тьмы — свидетельство всего этого, но огни усложняют повествование. Они не линейны и, конечно, не непрерывны.

Съемка в темноте — одна из самых сложных задач для фотографа. Сколько света нужно, чтобы сделать снимок в полной темноте? Проблема усугубляется, когда поиск света ведется буквально во время движения по дороге (в том числе опасной).В качестве индикатора важности процесса поиска света художник убрал названия на фотографиях, представленных в этой книге. Единственные значения — выдержка и время выдержки. Подчеркивая меры и процессы поиска и их изображения, произведение становится своего рода поиском, сказкой. Ибо этот свет — это исправление. Или это воспоминание подскажет выход?

Память — важный компонент, который, кажется, привязан к имеющейся полярности.Память связана с процессом изображения света. Это объединенный проект. Он используется здесь, чтобы придать связность визуальному повествованию, которое уже давно разрознено. Да, память тоже решает. Сохранение памяти — это то, что делает культурный агент, раскрывая исторические истины в условиях конфликта. Халили делает это не в мимолетном документальном смысле, а в максимально возможной поэтической форме. Он использует память, чтобы ссылаться на историческую принадлежность.

В своей предыдущей работе «Цветовая коррекция» Халили попытался предоставить еще одно «исправление» городских реалий в палестинском контексте.В серии фотографий он запечатлел углы различных лагерей беженцев в Палестине, сосредоточив внимание на их городских проявлениях и условиях. Тем не менее, он применил воображаемое с помощью Photoshop, чтобы раскрасить дома беженцев в различные пастельные тона, что сделало их визуально более преобладающими. Они отличаются от волн в бетонной массе. Он проливает цвет, чтобы сделать их более заметными.

Халили делает то же самое на текущих фотографиях. Он снова использует силу воображаемого, но без силы цвета.Уравнение света, тьмы и памяти естественным образом приводит к выводу о воображаемом. Что мы представляем, что означают огни? Какой символизм они проповедуют? Какие реальности они представляют и как эти реальности могут измениться? Это всего лишь несколько вопросов, которые остаются у смотрящего.

Отображение света на этой подборке фотографий Халили имеет много намеков. Ему удается вызвать ностальгию или чувство романтизма, напоминание о сумеречных ночах, свечах, отключениях электроэнергии, одиночестве и спокойствии.И все же каким-то образом знание о неровности окружающей планировки вызывает потрясение или постоянно ползучую тревогу и беспокойство. Благодаря успокаивающему эффекту света мы обнаруживаем спектр возмущений, также воспринимаемых светом. Деревни физически отделены в передаче света от несколько вынужденных световых линий, исходящих от поселений. Культурные и городские различия и противоречия исчезают. Как этот же свет становится таким тревожным и нервирующим? Это одновременно и инструмент, и зеркало; пассивный, агрессивный и в то же время активный.Провокатор и искупитель одновременно.

Среди тихого хаоса разрушенных территорий предпринимаются попытки примирения в поисках света, который кристаллизует понимание. Попытка найти свет становится попыткой найти согласованность, будь то национальное повествование или продолжение географии. Однако на самом деле он является свидетелем сложных реальностей, свидетелем, который медленно превращается в агента изменений, как свет, когда вы его включаете.

______
Спасение во тьме
Адания Шибли

Иногда несколько точек света рассеиваются в темноте, а иногда толстые последовательные точки света отталкивают темноту как можно дальше. Это два пейзажа, которые Язан Халили представляет в своем сборнике «Пейзаж тьмы».

На фотографиях, где преобладает темнота, которых много, здесь свет выходит из первого этажа здания в правом нижнем углу фотографии, или там свет в центре исходит с балкона, а десятки окон находятся в темноте .Эти фотографии, несмотря на то, как мало на них кажется на первый взгляд, открывают безграничные возможности изменения сфотографированного пейзажа. Ведь в любой момент может быть освещена комната или балкон, когда мать подростка встает поздно ночью, чтобы посмотреть, вернулся ли ее сын, когда кто-то хочет сходить в туалет или выпить, или если он страдает бессонницей и, наконец, отказывается от всех попыток притвориться спящим. Количество возможностей для изменения ландшафта после внезапного излучения света здесь или там по той или иной причине не меньше количества темных окон и балконов на фотографии.

Эти фотографии света и тьмы не только изображают пейзаж в момент фотографирования, но также изображают продолжение его существования в другие несфотографированные моменты; некоторые из них прошли, а другие еще нет. Таким образом, несмотря на то, что они являются фотографиями, они представляют собой «движущиеся картинки».

В отличие от этих полутемных фотографий, в коллекции есть несколько менее темных, с преобладанием толстых последовательных светлых точек. Здесь кажется, что горят большинство ламп, если не все.Почти упорядоченное распределение световых точек предполагает, что они не были зажжены индивидуально, в разное время и разными людьми. Скорее, все они были освещены одновременно центральным осветительным прибором, и кажется, что они будут выключены вместе таким же образом после исчезновения темноты. Существует небольшая вероятность того, что лампа внезапно загорится или другая внезапно выключится, конечно, если с ней что-то не так. Таким образом, эти фотографии — в отличие от фотографий с несколькими случайными световыми точками — не раскрывают бесконечных возможностей изменения, которое может произойти в изображаемом ими ландшафте.Поэтому можно сказать, что эти фотографии в результате изображенного на них пейзажа остаются «неподвижными» в полном смысле этого слова.

Тем не менее, разница между двумя типами пейзажа на фотографиях заключается не только в том, что камера изображает и как световые точки рассеиваются внутри кадра, но также в том, как камера это делает и в частности с какого расстояния.

Камера изображает пейзажи тьмы, пронизанные несколькими случайными огнями, разбросанными среди полей или из жилых районов; среди домов или над улицами.Фактически можно заметить постепенное вхождение камеры в этот полутемный пейзаж через изменяющиеся расстояния, на которых она появляется. Также можно заметить, что на фотографиях изображен палестинский район. Об этом можно догадаться по оливковым деревьям, архитектуре зданий, их удаленности друг от друга и садам, которые их соединяют.

Вдобавок кажется, что камера свободно перемещается в пределах палестинской области или пространства, поскольку она может исследовать ее размеры с разных точек, и если бы между ними была натянута нить, можно было бы измерить глубину этого пространства и даже образуют объемную форму, отражающую ее реальные особенности.

Это отличается от фотографий, на которых тьма пронизана упорядоченными густыми огнями. На этих фотографиях камера изображает пейзаж с точек гораздо дальше, чем на предыдущих снимках. Камера делает это изнутри темноты, а иногда и сверху дороги, ведущей в это пространство, или даже изнутри палестинского пространства, в результате чего оба типа ландшафта появляются вместе на одной фотографии. Тем не менее, камера на всех этих фотографиях остается за пределами сильно освещенного пространства.Он не входит в него ни разу, как будто ему запрещено входить или даже приближаться. Он только смотрит на него издалека; поскольку это на самом деле израильский район.

Но из таких далеких точек изображения ландшафт израильской области, который в данном случае изображен палестинцем, которому запрещено приближаться к нему или входить в него и перемещаться внутри него, превращается в двумерное зрелище, а не в трехмерное изображение. -габаритный сайт; достопримечательность, которую нужно представить, а не место для присутствия, по сравнению с палестинской территорией.

Наконец, кажется, что тьма не только отличает палестинское пространство от израильского, но также символизирует пространство свободного передвижения палестинца. Между тем толстый свет делает прямо противоположное: он ограничивает и затрудняет такое движение. Предотвращая и пытаясь воспрепятствовать тьме, израильское пространство пытается удержать палестинцев от нее и защитить себя от них светом.

Это уравнение света и тьмы — свет как ограничение свободы передвижения и темнота как его разрешение — и то, что оно означает для палестинца, включая самого фотографа Язана Халили, ярко отражено на одной фотографии, фотографии освещенного туннеля. окруженный абсолютной тьмой.

Здесь можно вспомнить знаменитую поговорку «свет в конце туннеля» как выражение приближающегося спасения, в котором темнота туннеля является источником неприятностей, а свет — облегчением. Но, как следует из этой конкретной фотографии, о палестинце можно сказать прямо противоположное. Здесь можно сказать, что человек тоскует по тьме в конце туннеля, чтобы достичь свободы и спасения.

Маржа

Изображение палестинского пространства в этом случае фактически повторяет то, что Брайсон отмечает о видимой невидимости или пустоте внутри изображения в его тексте «Взгляд в расширенном поле».Опираясь на понятие «шуньята», означающее пустота или пустота, которое было введено японским философом-экзистенциалом Кейджи Нишитани (1900–1990), Брайсон пересматривает роль невидимости или «пустоты» в изображении.

Если объект, скажем, цветок, он существует только как фаза постепенного преобразования между семенем и пылью…: ни в какой момент объект не попадает под арест, который обездвижил бы его как Форму… Перемещенный на поле шуньяты или радикальное непостоянство, сущность распадается.Нельзя сказать, что он занимает одно место, поскольку его локус всегда является универсальным полем трансформации: он не может достичь отделения от этого поля или приобрести какой-либо ограниченный контур. (Брайсон 1988, с. 98)

Итак, переходя в поле видимого, шуньята, как пустота или пустота, открывает изображение, чтобы включить в него то, что является эффектом исключения — невидимое. Таким образом, Брайсон продолжает утверждать:

С этого момента только техника, подрывающая рамку, может заменять невидимое, которое исключается рамкой.И если мы пытаемся представить себе взгляд шуньяты или пустоты, это должно быть в терминах непредставляющего или антирепрезентативного. (Брайсон 1988, стр.101)

На самом деле Брайсон находит иллюстрацию этого визуального порядка в японской технике живописи, «отброшенных чернилах», когда чернила вылетают и оставляют части картины пустыми. Метод отброшенных чернил включает ссылку на то, что осталось за рамкой; невидимое или непредставительное.

Для Брайсона, включая непредставляющее или антирепрезентативное, «изображение заставляется плавать на силах, которые лежат за пределами кадра», или «то, что разбивается на изображение, — это остальная часть вселенной, все, что находится за пределами кадра». , то есть невидимое.(Брайсон 1988, стр.103)

______
Инверсия света и тьмы
Язид Анани

Мы все с детства учились создавать коллективные представления о тьме и свете со всем, что эти два термина основаны на библейских и популярных коннотациях. Это поддерживается поддерживающей и преобладающей репрезентацией, обеспечиваемой культурной и развлекательной индустрией посредством телешоу и фильмов, которые усиливают ассоциацию дьявола с тьмой и божественности со светом.Кажется, что когда темнота удаляет визуальные потоки из окружающей среды, разум искажает наше восприятие того, что могло бы или могло бы произойти. Может быть, поэтому мы боимся темноты и неумолимо склонны относить ее к злу. Это своего рода насилие над тем, что мы не можем понять нашими человеческими чувствами и логикой. Следовательно, способ, которым мы справлялись с необъяснимым исторически, — это либо коллективное насилие, как сожжение женщин в средние века для колдовства, либо создание вымышленных систем верований, к которым мы созерцаем и привязываем все необъяснимое.Поэтому ассоциация, что свет божественен, а тьма демонична, очень спорна.

Свет — это угнетающая стихия, а тьма — прибежище и безопасность. Это пейзаж оккупации Западного берега, который я лично испытываю, путешествуя по географии Западного берега в ночное время. Темный пейзаж становится прибежищем визуальной борьбы силы и сопротивления, страха и безопасности, органичности и военного порядка, беспомощности и ограничений. Тот факт, что свет является дорогостоящей услугой и оплачивается, приводит к интерпретации ночного пейзажа как показывающего только то, что важно и стоит того, чтобы осветить и потратить деньги.Поэтому все детали, которые могут отвлекать, окутываются тьмой, оставляя диалог между огнями. Путешествие с разными друзьями и посетителями из Рамаллаха в Бейт-Сахур, чтобы посетить Санди и Алессандро, всегда было возможностью исследовать территориальную дихотомию света и тьмы.

На обратном пути из Бейт-Сахура в Рамаллах ночь также показывает, что большинство поселений возвышаются на вершинах гор и холмов, особенно на тех участках, которые обеспечивают 360 °. визуальной экспозиции — паноптикума — городского и сельского ландшафта оккупированных территорий.Упорядоченная система света в поселениях с потоками оранжевого света, покрывающими всю колониальную территорию, бросает вызов соперничеству и господству этим голубоватым и белесым, органически рассеянным огням палестинских застроенных территорий. Если смотреть из пейзажа темноты, щупальца из пунктирных линий огней обозначают артерии поселений, известные как объездные дороги. Многие из них запрещены для движения палестинцев и, таким образом, предназначены только для передвижения других: богов света в оккупированной темной местности.Палестинские дороги, напротив, невидимы, как будто мобильность в ночное время перестает существовать или предпочитает тайно окутывать тьму. Вид поселения, парящего над пустой областью оранжевого света, создаваемый прожекторами, обеспечивающими безопасность поселения в ночное время, завораживает. Этот свет злой. Он предупреждает палестинцев, что любой шаг в этой области света означает обнажение и означает активацию защиты поселения. Это означает стрельбу со сторожевых вышек, и это означает, что армейские машины появляются сразу из ниоткуда.Ночью не видно физических заграждений из колючей проволоки вокруг населенных пунктов, они не важны. Свет — это нефизический барьер; свет — самая дешевая психологическая защита, терроризирующая разум и контролирующая массовое поведение.

Палестинские дороги и земли окутаны тьмой. Созвездие света всегда является территориальной границей между тем, что является колониальным, и тем, что является локальным в темном ландшафте. Когда вы видите небольшой оазис света во время движения в темноте, вы сразу понимаете, что это контрольно-пропускной пункт; постоянный.В темноте машины выстраиваются в очередь, освещенные как красными стоп-сигналами, так и белыми фарами, и ждут перехода в зону оранжевого света — контрольно-пропускной пункт. Внезапно огни машин выключаются один за другим, мерцая в одном и том же месте, когда вы проезжаете параметрические блок-посты на блокпосту. Те, кто находится в автомобилях, освещены светящимися прожекторами, ослепленными их яркостью. Единственное, что можно увидеть, — это силуэты солдат впереди, которые внезапно исчезают, когда машины с противоположной стороны пересекают блокпост и включают свет, увеличивая интенсивность света и ослепляя тех, кто ждет сигнала от солдата.Это сбивает с толку. Вы не можете знать, сигнализируют ли вам силуэты о продвижении или нет. Если вы двинетесь без предупреждения, вас ждет наказание. Разве этот колониальный свет не угнетает? Хотя он полупрозрачный и в темноте привлекает красивых мотыльков, он наполняет окружающую среду и ландшафт враждебностью. При освещении в темноте человека выдаёт собственный пейзаж.

Иногда мне интересно, боимся ли мы темного пейзажа Западного берега и его очевидного манифеста власти, представленного в свете.Мне интересно, подпитывает ли эта болезненная реальность тьмы и света нашу усвоенную беспомощность и психологически вынуждает нас выдерживать наше заточение в нашей кантонизированной географии, когда наступает тьма. Когда я проезжаю по деревням на дороге, огни светятся дружелюбно, может быть, из-за того, что это место мне знакомо, или, может быть, из-за незначительности света, который не используется как средство контроля или подавления. Иногда свет используется для обозначения социального статуса и богатства. В некоторых из этих деревень вы часто видите большие виллы, построенные теми палестинцами, которые были вынуждены или решили покинуть страну в 1967 году или ранее и уехали в Соединенные Штаты или страны Южной Америки, такие как Бразилия и Чили.Эти виллы ночью выглядят как цирк огней, особенно крыши, сад и длинная аллея, ведущая ко входу. Они выглядят как сверкающие инопланетные объекты в деревенском пейзаже с его более тонким, скромным светом.

Вы начинаете ощущать своего рода аналогию в плане схемы освещения в поселениях, когда достигаете пункта назначения и входите в город Аль-Бирех. Основная дорога освещена в том же порядке и по принципу, что и объездная дорога! Однако это скорее признак неолиберализма и глобальных тенденций, влияющих на городские преобразования Рамаллаха и Аль-Биреха.С другой стороны, это парадоксально забавно, когда вы возвращаетесь в свою квартиру после долгой поездки и, опуская ставни на балконе, понимаете, что огни побережья такие ясные. Это Тель-Авив выглядит блестящим и ярким. Смотрится красиво. Тем не менее, это напоминание о недоступном пейзаже и белом городе, который указывает на начало оккупации. Но все равно красиво.

Тем не менее, когда дневной свет снова доминирует над всем городским пейзажем и детали того, что было темным или освещенным ночью, снова становятся видимыми, возникает вопрос о визуальной аналогии между колониальным и местным.Вы много задаетесь вопросом о доминирующих ценностях и эстетике сильных мира сего и их принятии бессильными. Возможно, ночью для палестинцев наблюдается инверсия значений темноты и света, но при дневном свете наблюдается инверсия значений колониального и колонизированного.

ТЕМНЫЕ ПЕЙЗАЖИ | Марьяна Крайач

DARK LANDSCAPES — это балетное произведение для 16 танцоров, созданное для балета Хорватского национального театра в Загребе в 2016 году. Его можно охарактеризовать как хореографическую поэму с мрачными следами, интуитивными пространствами и зонами исчезновения.Это одновременно исполнительский жест и длительная практика, которая порождает плавающую хореографическую структуру как коллективную территорию мышления и восприятия. Он стремится творить с фрагментами будущего, с чем-то, что недавно сформулировано и, следовательно, все еще хрупким, предлагая такую ​​открытость для осмысленного понимания мира: обширный ландшафт, след, пространство со многими еще не осознанными связи.

Первоначально партитура к этому произведению написана Томасом Кёнером.

По заказу Государственного балета Хорватского национального театра в Загребе на сезон 2016/2017 и репертуар 2017/2018. Премьера: 11 ноября 2016 года.


ТЕМНЫЙ ПЕЙЗАЖ может обозначать все, что интуитивно вписано в мир, другими словами, все, что еще не нашло своего возможного возникновения. Если мы представим себе любую форму, которая сообщает что-то, не обозначенное языком, тогда это понимание вписывается в рамки нашего внутреннего знания самим своим проявлением в форме.Амплитуда воображения в объеме пространства, способная пополнить этот объем каким-то другим опытом ритма, времени и субстанции, является фокусом этого балета и его мрачных видений. В сфере хореографии тело способно расширяться дальше, объединяя повествования о живой и неодушевленной материи и приближаясь к пониманию всех явлений в единой иерархической линии, будь то одушевленная или (очевидно) неодушевленная материя: объекты разных объемов пространство как объект или временная структура, время как средство или отсутствие, а затем еще; мысль как объект или как отсутствие, эмоция как объем — как мысль — как пространство, форма как мысль — как объект во времени — как знание без истории, динамическое как след субстанции — как кинестетик напряжение — как мысль.Таким образом, это хореографическое балетное произведение артикулирует в нескольких рамах рельефы темных пейзажей, создающих возможность разных миров, в различении своего собственного метафизического, формального и трансформирующего диапазона.

В этом балете исполнительский жест формулируется как поэтическая, интуитивная и длительная практика. Поэтический в смысле осознания возможности эстетического познания; интуитивный в смысле выхода на самые дальние границы сознания и артикуляции; и длительность в смысле понимания танца как средства времени и течения времени, которое, кроме того, воспринимает его как строительный материал, где выражение продолжительности времени является пористой структурой.

В длительных танцевальных сессиях, в которых тело проходит через слои существующих паттернов, записанных последовательностей, ограниченных возможностей и компульсивных реакций, постепенно возникает уверенность в грядущем неопределенном. Этот толковательный термин «открытая неопределенность» стабилизирует уверенность в том, что еще не вписано, что еще не обосновано, что еще не признано. Другими словами, есть доверие, которое создает пространство движения как место взаимного размышления о мире.

Единственное тело, способное самоопределяться по отношению к целому, захватывает целое и воссоздает его заново. Этот жест созидания с фрагментами будущего, с чем-то свежо сформулированным и, следовательно, все еще хрупким — именно то, что танец может предложить как осмысленное понимание мира. В этом отношении чем-то чувствительным и открытым для переформулирования может быть только темный пейзаж, пространство зарождающихся граней.

Марьяна Крайач

ИЗ ОТЗЫВОВ

«Танцоры движутся пластикой, знаком, пульсом, отпечатком и следом; в постоянном преобразовании пространства.Во время тщательно организованной импровизации они движутся или стоят, в коде классического балета — изысканный абстрактный язык положений тела, линий и фигур; они скользят, меняют положение во времени или перемещаются в пространстве, как фигурки. Марьяна Крайач извлекла из танцоров концентрированное и интенсивное слушание своего места в изображении и полифонический резонанс смены, которая тихо и непрерывно происходит во вселенной сцены. Есть некоторые незаметные, но заметные и разные, раскрывающие уникальные детали на всех уровнях, такие как мертвый лебедь или выкрашенное в белый цвет лицо одного танцора.Музыка Томаса Кёнера, созданная с взаимной отправной точки, представленная в движении как плотный поток энергии, полностью интегрирована в хореографию и формирование мрачных пейзажей ».

Майя Джуринович, Plesnascena.hr

«Наряду с музыкой немецкого композитора Томаса Кёнера, в которой преобладают ударные и гонг, хореограф Марьяна Крайач создала современное танцевальное произведение в рамках партитуры классического балета. Это визуально насыщенное и интересное исследование меланхолии, горя и недоумения заставляет танцоров проходить сквозь музыку, а иногда даже против нее.Визуализация работы, а также декорации и дизайн костюмов выполнены одним из самых интересных хорватских дизайнеров Сильвио Вуичичем в минималистичном и монохроматическом выражении ».

Бояна Радович, Вечерний список

«Марьяна Крайач создала произведение современного танца, которое с равным успехом можно трактовать как антиутопический романтический балет. Ставя хореографию в расширенном смысле, она создала танцы на пуантах для балерин и танцы на грани классического балетного словаря для мужчин-танцоров, соединив импровизацию как по существу современный танцевальный акт и академические правила абстрактного движения, которое, согласно мысли Джона Мартина, укоренившегося в корнях балетной эстетики.Хореография также опирается на классические партнерские отношения между мужчиной и женщиной-танцором, а также на скульптурную хватку двух мужских тел, которые взаимно переносятся из одного места в другое. Утонченная техника максимальной ясности в исполнении таких танцоров, как Аска Маруо, Ива Витич-Гамейро, Кристиана Ротоло или Дуилио Инграффиа, например, добавляет к бесспорной разборчивости движений, нескрываемым прикосновениям телесности, мягким взглядам, вытягивающимся жестам рук. что-то кому-то.Все это создает тонкий рассказ о меланхоличных фланерах, задумчивых странниках, силуэтах пассажиров, окруженных напряженной дымкой на романтических картинах. … Марьяна Крайач в своей хореографической постановке объективизирует балетную технику и ставит ее в самый исток перформативной мысли. Танцовщицам предоставляется возможность свободно погрузиться в бесконечный архив кодифицированных шагов, поворотов, прыжков, опор или поз. Они импровизируют траектории, графичность своих танцевальных жестов и вспышки классических балетных фигур в сценографии белого пространства, пропитанной мрачным звуком.” (Полный текст: здесь)

Катя Шимунич, Журнал танцев Kretanja / Движения

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *