Анри картье брессон фото: Поймать жизнь в объектив: Лучшие снимки фотографа Анри Картье-Брессона

Содержание

Поймать жизнь в объектив: Лучшие снимки фотографа Анри Картье-Брессона

Документалист и пионер уличной фотографии

110 лет назад родился французский фотограф Анри Картье-Брессон. Он вошел в историю как отец фотожурналистики и мастер документальной фотографии. В своем творчестве Анри придерживался главного принципа – не подделывать настоящее, а показывать саму правду.

В детстве Картье-Брессон учился живописи у своего дяди-художника. Позже эти знания очень помогали ему в работе фотографом. В фотоискусстве Анри был новичком и всему учился на собственных ошибках. Только со временем он стал разбираться во всех тонкостях: начиная с того, какую фотобумагу лучше использовать, и заканчивая тем, как выстроить цельный фоторепортаж.

"Я скитался по улицам, возбужденный и готовый наброситься на что-нибудь этакое, сцапать жизнь "в ловушку" — что называется, поймать момент. Сверх того, я страстно желал ухватить суть всего и сразу в одной-единственной фотографии или в контексте одной-единственной ситуации, готовой развернуться на моих глазах", — писал Картье-Брессон.

Для Анри было очень важно не упустить пиковую точку в любой ситуации, зафиксировать кульминацию сцены. Этот момент в своей работе фотограф называл "решающим". Картье-Брессон считал, что фотограф всегда должен носить с собой камеру, чтобы быть готовым к тому, что на его глазах может случиться что-то важное. По его мнению, часто самые лучшие фотографии сделаны в самый неожиданный момент.

Позже он выпустил книгу под названием "Решающий момент", куда вошли самые известные его работы и размышления автора об искусстве фоторепортажа. "Решающий момент" называют "библией фотографов" и одним из самых важных изданий в ХХ веке.

В 1947 году Картье-Брессон вместе с единомышленниками основал агентство "Магнум фото" (Magnum Photos), которое сотрудничало со многими печатными изданиями во всем мире. Когда в 1954 году Лувр, один из самых известных и самых больших музеев в мире, организовал свою первую выставку фотографий, на ней были представлены работы Анри Картье-Брессона.

Анри Картье-Брессону удалось запечатлеть не только жизнь улиц, но и поймать в объектив главных людей ХХ века, среди которых Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, Коко Шанель, Эзра Паунд, Мэрилин Монро, Джордж Баланчин, Эдит Пиаф и многие другие.

Писательница Сьюзан Сонтаг

Режиссер Джон Хьюстон

Дизайнер Коко Шанель

Мадам Ланвен, основательница модного дома Lanvin 

Писатель Альбер Камю

Философ Жан-Поль Сартр

Карикатурист Сол Стейнберг

Поэт Эзра Паунд

Писатель Андре Пьейр де Мандьярг 

Писатель Трумен Капоте

Фотограф Альфред Стиглиц

Художник Анри Матисс

Мэрилин Монро

Скульптор Альберто Джакометти

Художник Пьер Йосси

Писатель Артур Миллер

Хореограф Джордж Баланчин

Писатель Поль Леото

Певица Эдит Пиаф

Читайте также: Взгляд изнутри: Ночная жизнь Парижа 1930-х в объективе Брассаи.

 

30 снимков великого фотографа Анри Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон — человек-легенда и отец фотожурналистики, французский фотограф, без которого невозможно себе представить фотоискусство XX века. Он был основателем жанра «уличная фотография». Его черно-белые снимки — история, атмосфера, дыхание и ритм жизни целой эпохи, а на его фотографиях учатся сотни современных фотографов.

Мы не можем не поделиться лучшими снимками легендарного мастера.

Спонсор поста: На сайте wallpack.ru можно бесплатно скачать фото в высоком разрешении, которые послужат отличным украшением рабочего стола вашего компьютера.

1. Улица Rue Mouf­fe­tard, Париж, 1952.

В 30‑х годах молодой Брессон видит знаменитый снимок венгерского фотожурналиста Мартина Мункачи «Три мальчика на озере Танганьика». «Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно зафиксировать бесконечность в одном моменте времени, — писал Картье-Брессон много лет спустя. — И именно эта фотография убедила меня в этом. В этом снимке столько напряжения, столько непосредственности, столько радости жизни, столько сверхъестественности, что даже сегодня я не могу спокойно смотреть на него». 

2. Ребенок, освобожденный из концлагеря, Дессау — Германия, 1945.

Раскрытие Брессона как фотографа произошло во время Второй мировой войны: фашистский плен, побег, участие в Сопротивлении — чтобы фиксировать на пленку военные будни, от фотохудожника требовался не только верный глаз, но мужество и хладнокровие.

3. Рынок Les Halles, 1952.

В 1947 году Картье-Брессон стал одним из основателей знаменитого международного объединения фоторепортеров Mag­num — ответ на грабительскую в отношении фотографов политику многих западных агентств и журналов. Фотографы агентства разделили земной шар на «сферы влияния», и Картье-Брессону досталась Азия. Репортажи, сделанные им в странах, получивших или борющихся за независимость — Индии, Китае, Индонезии, сделали его фотожурналистом мирового масштаба. 

4. Последний день раздачи золота Куомитангом. Шанхай — Китай, 1949 г.

5. Ахмадабад — Индия, 1965 г.

Широко прославилась «невидимость» фотографа — его модели в большинстве случаев и не подозревали, что их снимают. Для большей маскировки Картье-Брессон даже заклеивал блестящие металлические части своего фотоаппарата черной изолентой.

6. Неаполь, Италия, 1960.

Но главная черта и поистине дар фотографа — это «решающий момент», выражение, которое с его легкой руки получило в фотографическом мире широкую известность. Брессон всегда старался снимать любой сюжет в момент достижения им пика эмоционального напряжения, и вы обязательно прочувствуете это через его фотографии.

7. Без названия, 1952.

8. Дети, играющие в ковбоев, Рим — Италия, 1951.

9. В поезде, Румыния, 1975.

10. Париж, 1954 г.

11. Митинг в Париже, 1954.

12. Ноги Мартины, жены фотографа, 1967.

13. Контрабас на велосипеде.

14. Цыгане, Испания,1933.

«Фотография сама по себе меня не интересует. Я просто хочу захватить кусочек реальности. Я не хочу ничего доказывать, ничего подчеркивать. Вещи и люди говорят сами за себя. Я не занимаюсь «кухней». Работа в лаборатории или в студии у меня вызывает тошноту. Ненавижу манипулировать — ни во время съемки, ни после, в темной комнате. Хороший глаз всегда заметит такие манипуляции… Единственный момент творчества — это одна двадцать пятая доля секунды, когда щелкает затвор, в камере мелькает свет и движение останавливается».

15. Сан-Франциско, 1960.

«Случается иногда, что ты, неудовлетворенный, застываешь на месте, ожидая момента, а развязка наступает внезапно, и, вероятно, удачный снимок не получился бы, если бы кто-то, проходя мимо, не попал бы случайно в объектив фотоаппарата».

16. Без названия.

17. Йер — Франция, 1932.

18. Негров не пускают в театр, 1961.

19. Брюссель, 1932 г.

«Не переношу устраивать события и режиссировать. Это ужасно… Нельзя подделывать настоящее. Люблю правду и только правду показываю…»

20. Без названия, 1969.

21. Трумэн Капоте, 1947.

22. Гамбург, Германия 1952. Надпись «Готов на любую работу».

«Реальность, которую мы видим, бесконечна, но лишь ее избранные, значимые, решающие моменты, которые нас чем-то поразили, остаются в нашей памяти. Из всех средств изображения только фотография может зафиксировать такой точный момент, мы играем с вещами, которые исчезают, и, когда они исчезли, невозможно заставить их вернуться вновь».

23. Портрет Альбера Камю, Париж, 1944.

Приходилось фотографу бывать и в СССР. В 1954 году Картье-Брессон стал первым западным фотографом, которому после смерти Сталина было позволено посетить Страну Советов. Фотографии, сделанные во время этого визита, вошли в альбом Картье-Брессона «Москвичи».

24. Рабочий завода ЗИЛ в СССР, 1954.

25. Изображение Ленина на фасаде Зимнего Дворца по случаю 9 мая, Ленинград, 1973.

«Фотографирование — это нечто вроде предчувствия жизни, когда фотограф, воспринимая меняющуюся пластическую информацию, в доли секунды захватывает выразительное равновесие, вдруг возникшее в бесконечном движении».

26. Анри Матисс, рисующий с натуры голубей, Венеция, 1944.

27. Мэрилин Монро, 1960.

28. Армения. Гости в деревне на озере Севан, 1972.

29. Художник Антонио Салазар, Мексика, 1934.

30. Анри Картье-Брессон.

Анри Картье-Брессон умер 2 августа 2004 года в Л’Иль-сюр-ля-Сорг, небольшом городке на юге Франции, не дожив нескольких недель до своего 96-летия.

Смотрите также:
Москва 1958 года в фотографиях Эриха Лессинга,
Бразильский фотограф снял женщин до, во время и после оргазма,
Тодд Уэбб — культовый фотограф 1940‑х, который никогда не стремился к славе

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

10 советов от классика фотографии.

Анри Картье Брессон — один из самых выдающихся фотографов XX веков, основоположник жанра фоторепортажа и фотожурналистики в целом, признанный при жизни гений фотографии. Его творчество по сей день представляет огромный интерес для историков и фотолюбителей. Сегодня мы поговорим о некоторых советах мастер, которые не утратили актуальность и в наши дни.

Фокусируйтесь на геометрии, продумывайте центр и границы кадра

Одной из явных особенностей фотографий Анри Картье-Брессона всегда оставалась способность удивительно точного строения кадра. Ему удавалось объединять самые различные и даже противоположные другу другу геометрические фигуры, линии и тени в единое гармоничное целое. Фотограф тщательно продумывал границы кадра и выбор объекта для центрального местоположения. Многие кадры фотографа обрамлены так называемыми «естественными» предметами. Такая многоплановость — один из признаков хорошего удачного кадра.

«Композиция должна быть предметом наших постоянных забот, но во время съемки мы можем почувствовать её только интуитивно», — не уставал повторять фотограф.

Будьте терпеливы, работайте «мягко»

«Фотограф должен работать мягко, незаметно, но иметь при этом острый глаз. Не надо толкаться, привлекать к себе внимание, не баламутьте воду там, где собираетесь ловить рыбу», — говорил Анри Картье-Брессон. Эту вечную для фотографии тему — как схватить главный, решающий момент, нажать на спуск затвора секунда-в-секунду с моментом кульминации события — французский фотограф объяснял весьма доступно и просто. Современники отмечали, что Анри Картье-Брессон всегда был очень последовательным и спокойным. При съёмке на улице он мог неторопливо дожидаться момента ,когда кто-то из прохожих окажется в той точке кадра, которая казалась ему идеально подходящей для его местоположения: «Иногда бывает так, что проходящих мимо человек делает снимок законченным. Можно ждать какого-то момента, но так и не дождешься без этого человека в кадре». — советовал он.

Из множества отснятых кадров он оставлял только тот, в котором все элементы — прохожие, фон, композиция — были расположены именно так, как задумал автор. Рассуждая о решающем моменте, он признавал интуитивную спонтанность решения фотографа сделать кадр.

Путешествуйте, познавайте мир

Французский фотограф был страстным любителем путешествий. Он побывал во многих странах мира, фотографировал разные населённые пункты и их жителей. В ходе путешествий он знакомился с людьми, много общался, изучал местные традиции, стараясь проникнуться этой атмосферой. Он не жалел для этого времени: например, чтобы сделать цикл фотографий Индии, он провёл в стране целый год. Анри Картье-Брессон был уверен, что знакомство с новыми культурами и общение с представителями других народов заряжает фотографа творческим вдохновением и расширяет границы мировоззрения.

Используйте для съёмки один объектив

За долгие годы своего сотрудничества с агентством «Magnum Photos» творчества Анри Картье-Брессон делал кадры с использованием самых разных объективов. Но для личного творчества он предпочитал работать с одним и тем же объективом — 50 мм, и оставался верным своему выбору на протяжении десятилетий. Он называл объектив «естественным продолжением глаз фотографа» и говорил, что «не хотел жить в мире, где видоискатели в фотоаппаратах показывали фотографу готовые композиционные схемы». Интересно, что сказал бы классик сегодня?

Фотографируйте детей

Признанный гений фотографии очень любил фотографировать детей, которые всегда выглядели в его фотографиях естественно и непринуждённо. Анри Картье-Брессон часто гулял по городам и снимал портреты случайных прохожих, в том числе и детей. Фотография, на которой запечатлён мальчик, несущий бутылки вина с искренне-торжественным выражением лица, стала известна на весь мир. Должно быть, каждый из нас, глядя на эту фотографию, переносится в собственное детство.

Оставайтесь незаметным, не будьте назойливы

Каждый раз во время съёмок Анри Картье-Брессон старался оставаться незаметным, слиться с толпой и не афишировать себя как фотографа. По некоторым источникам, зачастую он даже заклеивал блестящие элементы своей камеры чёрной изолентой и накрывал её платком. Сам он одевался скромно, фотографировал быстро, активно перемещаясь из точки в точку, чем просто не успевал привлечь к себе внимание зевак. Брессон не противопоставлял себя окружающим, он чувствовал себя одним из них. И именно благодаря этому люди в его кадрах всегда выглядели естественными, а снимки получались объективными. При этом фотограф был убежден, что необходимо находиться в гуще событий. «Мир разлетается на куски, а Адамс и Вестон фотографируют камни!» — говорил он.

Воспринимайте мир как художник

Анри Картье-Брессон умел отлично рисовать. Неслучайно уже в последние годы жизни он вновь вернулся к этому занятию. Поэтому в своих диалогах о фотографии он часто сравнивает кадр с картиной, проводя параллели с художественным творчеством. «Зритель рассматривает фотографию, как законченную картину, картину с композицией, которая постоянно должна притягивать внимание», — говорил он. Все правила создания картины и рисунка мастер перенёс и в фотографию.

Не кадрируйте фотографии

Анри Картье-Брессон был убеждён, что если композиция кадра смещена, то его нужно считать бракованным и негодным. Фотограф не признавал обрезку уже готовой фотографии, уверенный в том, что композиция может быть построена только один раз — при съёмке: «Процесс фотографирования — это процесс мгновенного определения события и организации форм, которые и выражают это событие».

Стремитесь к новым вершинам

Анри Брессон обладал уникальной по нашим временам способностью: он никогда не «цеплялся» даже за самые удачные свои кадры, признанные именитыми мастерами. Он не тратил время на то, чтобы возводить их в ранг предмета собственной гордости, и вместо этого стремился дальше, вперёд, к новым неизведанным горизонтам. Классик был уверен, что самодовольство может стать препоной для развития творческого человека. Не зря же он повторял: «Твои первые 10 000 снимков — худшие».

Не стремитесь сделать как можно большее количество кадров

«Не нужно слишком много фотографировать, не надо стрелять, изводя пленку. Это плохой признак. Это все равно, что много есть или пить: человек теряет вкус, теряет форму. И, тем не менее, стоит не забывать, что для того, чтобы получить молоко, надо подоить корову, а чтобы получить масло, нужно очень много молока», — говорил Анри Брессон. Наверное, именно такие, точно подмеченные особенности фотографии помогли ему достичь настоящих высот. Он как никто другой понимал, что такое «золотая середина» в фотографии. Признавая, что упорная практика является залогом успеха, он всегда обращал внимание на то, что любая съёмка должна быть продумана и иметь определённую цель.

Классик фотографии Анри Картье-Брессон и его наставления в манифесте «Решающий момент»

Открывается текст цитатой кардинала де Ретца, давшей название всей статье: «В мире нет ничего, что не имело бы своего решающего момента». Как можно понять, под решающим моментом Картье-Брессон подразумевает ту долю секунды, в которую следует нажать на спуск фотоаппарата. Но мастер не был бы мастером, если бы не рассказал в первую очередь о том, как он пришёл к фотографии; какие люди и явления сформировали его уникальное видение. Самое главное, рассказывая равно о жизни и профессиональных навыках, делает он это откровенно и порой в иронической манере, располагающей к себе читателя.


Неаполь. Италия (1960)

Нет ничего удивительного, что практически ровесник века (будущий мастер родился в 1908 году и умер 2004) Картье-Брессон с детских лет рисовал – тогдашняя фототехника не позволяла обращаться с ней ребёнку, хотя финансы родителей позволяли одарить мальчика камерой ещё в колыбели. Именно рисованию Анри отдавал большую часть свободного времени, даже такие драгоценные для школьника выходные. Но первая камера марки «Box Brownie» заставила мальчика позабыть о живописи. От ранних опытов фото, как способа развлечь себя, Анри вскоре перешёл к фотографированию вдумчивому. Произошло это не без влияния кинематографа, бегущие по экрану кадры, по словам Картье-Брессона, учили его «видеть, смотреть…». «Броненосец Потёмкин» Сергея Эйзенштейна, «Сломанные побеги» Гриффита, «Алчность» Штрогейма, «Жанна Д`Арк» Дрейера – именно эти работы мастер считает своими вдохновительницами, а их режиссёров – учителями.

Первой профессиональной фотокамерой Анри была каноническая коробка на треноге, объектив которой должен был открывать фотограф перед снимком. С помощью подобной техники можно было снимать лишь статичные, не требующие мгновенной реакции образы и сюжеты. Это, само собой, больно ударило по «притязаниям» начинающего фотографа. Здесь же, однако, Картье-Брессон успевает поиронизировать над собой, добавляя, что остальной инструментарий тогдашних фотографов делился в его глазах на «слишком сложный» и «любительский», и то и иное тогда не имело по его мнению ничего общего с Искусством (обязательно с большой буквы). Признаётся мастер и в присущем тогдашнему себе неумении заниматься проявкой снимков – юный Анри не знал, что разная фотобумага способна придавать снимкам необходимую мягкость или наоборот контрастность.


Сан-Франциско (1960)

В 1931 году, отправляясь в Кот-д`Ивуар, фотограф покупает миникамеру фирмы «Krauss» и продолжает снимать на неё в течение года. Несмотря на то, что Картье-Брессон на протяжении жизни часто и много ездил по миру, он признаётся, что толком ничего не понимает в путешествиях – привыкая к новой стране он скоро может представить её своей «родиной», которую вовсе не обязательно покидать. Но лишь вернувшись из Африки обратно во Францию, Картье-Брессон встретил свою «любовь» – фотоаппарат немецкой фирмы «Leikа», которая, по словам мастера, стала «продолжением его глаза» и с которой он не расставался больше никогда. Анри стал скитаться по улицам, его снедало желание запечатлеть, ухватить некий секундный момент, который без его фотоаппарата испарится, исчезнет навсегда. Этот процесс мастер сравнивает с попыткой поймать жизнь «в ловушку». Но молодому экспериментатору было далеко ещё от идеи «фоторепортажа», последовательности снимков, которые рассказывали бы целую историю. Несколько лет творческих поисков, наблюдений за коллегами потребовалось ему, чтобы сформировать свой уникальный стиль.

Фоторепортаж

С вершины прожитых лет Картье-Брессон замечает, что редко удаётся сделать снимок, который охватил бы значительное событие, впитал его в себя и представил зрителям. Такая удача, когда «рассеянные в пространстве и времени элементы изображения» создают единое целое, заставляя фотографию «излучать внутренний свет», очень редка. Решением, способным компенсировать недостаточность и обрывочность отдельного снимка является фоторепортаж, способный «свести воедино элементы, разбросанные по разным фотографиям». Нужно это для того, чтобы запечатлеть процесс разворачивания некоего события и максимально точно передать впечатление от него. Чтобы провернуть такую спецоперацию, фотограф должен задействовать одновременно зрение, сознание и чутьё, иными словами – интуицию. Последний пункт важен в силу того, что большинство событий несут в себе одновременно несколько разных смыслов и нужно быть достаточно «подвижным», чтобы успеть ухватить их все. Останавливаться нельзя – мир всё время в движении и, задержавшись на секунду, ты рискуешь его не догнать. Всё вышеперечисленное является единственной постоянной в уравнении фотосъёмки, отмечает Картье-Брессон – только личные качества могут прийти на выручку, ведь никаких готовых схем и концепций в этом деле нет и быть не может.


Армения. Гости в деревне на озере Севан (1972)

При этом фотограф должен уметь воздерживаться – слишком много вещей хотят привлечь его внимание, заставить снимать себя, настоящий мастер должен уметь противостоять соблазну «охватить всё на свете». Подобно скульптору, отсекающему всё лишнее, фотограф должен избирательно и осторожно избавляться от несущественного. Картье-Брессон замечает, что часто, даже сделав по ощущениям самый главный снимок, фотограф продолжает снимать не в силах предугадать куда повернёт ситуация дальше, рискуя впасть в состояние «механической» бессмысленной съёмки. Для этого нужна постоянная работа памяти – фотографу следует держать в голове сделанные им только что снимки, что позволяет не только не плодить лишний материал, но и не создать невосполнимых пустот. «Фотограф никогда не сможет повернуть время вспять, чтобы отснять сцену заново».

Далее Картье-Брессон размышляет над не менее сложным процессом – отбором фотографий, который, согласно его мнению, делится на два этапа. Первый происходит непосредственно в момент фотографирования, «через объектив». Второй же наступает после проявки снимков. В этот момент фотографу нужно выбрать лучшие снимки из хороших (наличие плохих мастер, видимо, не предполагает). Это момент истины, в который ты можешь осознать, вспомнить чувство, что твой палец, нажимая на спуск, дрогнул, глаз моргнул и вообще ум был в смятении перед открывшейся ситуацией. В общем, момент, в который была совершена ошибка.


Япония (1956)

Картье-Брессон делает акцент на том, что фотография – единственное искусство, которому под силу запечатлеть, остановить мгновенье. Писателю и художнику позволительно связывать и менять местами элементы своих произведений даже много лет спустя; создавать черновики и наброски – фотограф начисто лишён такой возможности. Но в этой же слабости, мастер находит и силу, сокрытую в собственной профессии. Документальная фотография по Картье-Брессону – искусство, лишённое искусственности. Фотограф не подтасовывает условия, не манипулирует реальностью (с чем поспорила бы Сьюзен Зонтаг в своём сборнике эссе «О фотографии»).

Больше того, мастер как будто и вовсе противопоставляет фотографа реальности. Тот должен быть как бы шпионом, обладающим «бесшумным ходом и орлиным взором», чувствующим себя всюду незваным гостем, даже если он просто снимает натюрморт(!). Отсюда же вытекает совет использовать вспышку только в крайних случаях. Фотограф не имеет права быть агрессивным и назойливым типом. Если «люди-объекты» воспримут его таким, нельзя и надеяться на качественную съёмку (существуют даже истории о том, что мастер для незаметности заклеивал металлические части фотоаппарата чёрной изолентой). С другой же стороны – при умелой работе фотограф сможет проникнуть камерой даже туда, куда обычно закрыт ход глазам. Здесь Картье-Брессон опять же оговаривается: нет универсальных подходов, каждый вырабатывается сиюсекундно с учётом местного менталитета, социальной группы и множества других условностей. Вообще, читая статью мастера, создаётся впечатление, что тот не только и не столько хотел поделиться с потомками профессиональными секретами, сколько хотел побудить их к размышлению, анализированию своего увлечения, своей профессии.


Любовники. Италия (1933)

Портрет

Переходя к осмыслению человека, как объекта изображения, мастер говорит, что нужно быть предельно честными в отношении собственных чувств и ясно осмыслять происходящее вокруг. Картье-Брессон замечает, что фотография в данный момент «отвоевала» у живописи некоторые жанры, «обесценившиеся» после появления фотокамер, например – портрет, на ниве которого трудятся лишь старорежимные живописцы, наследники канувшей викторианской эпохи. К тому же, мастер упрекает как художников, так и заказчиков, заинтересованных в создании льстивого, но далёкого от реальности образа.

Постановочный фотопортрет, пришедший на смену позированию перед художником, по мнению Картье-Брессона обезличивает человека, создавая иллюзию «единообразия рода людского». При этом Картье-Брессон отмечает, что многие фотографы приводят всех своих моделей к некоему общему знаменателю, делая их неосознанно похожими друг на друга, что, конечно же, неверно: настоящий портрет – отражение индивидуальности, изображённого на нём человека. В противном случае, заявляет мэтр, лучше смотреть на фотографии, сделанные для вклейки в паспорт.

А вот для того, чтобы запечатлеть человека настоящим, требуется поместить его «в естественную среду обитания». Ещё до появления Пола Экмана с его теорией о микромимике Картье-Брессон вопрошает: «Что может быть мимолётнее и неуловимее выражения человеческого лица?». Для того чтобы передать характер и душу подопечного, фотограф должен хотя бы на время «сжиться» с ним. Здесь психологизм и проникновение в суть снимаемого стоят выше технических формальностей. Должна соблюдаться неизменная пропорция между внешностью объекта и его внутренними скрытыми качествами. Как тут не вспомнить портрет Дэвида Линча, сделанный Уильямом Эгглстоном, оказавшийся по мнению режиссёра «расфокусированным, но хорошим». Но разве Линч, всю жизнь отдавший киносюрреализму должен был получиться глянцевым и причёсанным?


Портрет Мартина Лютера Кинга (1961)

Композиция

Переходя к композиции, Картье-Брессон обозначает её, как органичную взаимосвязь нескольких элементов, объединённых, ухваченных глазом фотографа, а следовательно и объективом, которая должна быть «необратимостью себя самой», т.е. включать только те элементы, которые не требуют прибавлений или убавлений. Для того, чтобы сделать снимок, фотограф, как уже говорилось, должен быть подвижен; не просто следуя за моментом, но как бы пытаясь его опередить и предвидеть, однако, само фото, сама композиция, когда наступает «решающий момент», должна находится в некоем гармоническом покое.

При этом не следует забывать, что гармония предопределяется не сама собой, но взглядом фотографа, который движением головы, наклоном туловища или приседанием может регулировать запечатлеваемую действительность. Именно эта попытка уловить неуловимое и формирует композицию снимка. При этом дискуссии о возможных ракурсах съёмки мастер считает необоснованными: совершенно неважно, падает ли фотограф на живот или выделывает иные па, чтобы добиться эффекта – не ракурс определяет удачность снимка, а та самая внутренняя «геометрическая» гармония.

Картье-Брессон буквально в каждой из глав настаивает на том, что шаблонный подход в фотосъёмке недопустим и композиция не есть уравнение из сборника задач по геометрии. «Я надеюсь, не наступит тот день, когда фотомагазины будут продавать схемы-решётки для наложения на видоискатели и мы не найдём на матовых стёклах наших аппаратов выгравированный шаблон золотого сечения». Необходимость последующей обрезки или иной «корректировки» готового снимка мастер оценивает как смерть жизни, сложившейся внутри снимка. Ни больше, ни меньше.


Замок Буживаль (1956)

Цвет

Эта глава несёт на себе ощутимый отпечаток времени, ведь в ней мастер сетует на несовершенство цветных плёнок, необходимость использования вместе с ними искусственного освещения, однако, и здесь обнаруживаются нюансы актуальные по сей день. Говоря о печати в изданиях, Картье-Брессон замечает, что постобработка снимков сторонними специалистами может свести на нет результат, к которому стремился фотограф. Сейчас, во времена «корпоративных» фильтров и страсти к постобработке эта проблема выглядит едва ли не более угрожающей. Мастер не любил цветных фото, но не отрицал их перспектив. Впрочем, отбросив «уловки» со стороны технической, Картье-Брессон говорил о том, что цветным снимкам трудно уловить тот «жизненный нерв», с которым мастерски управляется чёрно-белая фотография. Через два простейших цвета, акцентировал он, нецветные фото передают всё цветное многообразие мира, преломляя его в себе, добавляя к впечатляющему результату труднодостижимые для цветной фотографии возможности контраста.

Если же браться за работу с цветной фотографией, то стоит уделить огромное внимание отстаиваемой ещё импрессионистами теории соположенных контрастов, согласно которой каждый цвет, взаимодействуя с пространством фотографии, влияет не только на соседние цвета, но и на композицию, невольно увеличивая или уменьшая объекты в угоду оптической иллюзии; два соседствующих цвета неизбежно создают третий; сталкиваясь, они усиливают или наоборот обесцвечивают друг друга. Таким образом, фотограф, пользующийся цветной плёнкой, должен контролировать не только композицию снимка, его геометрическую зарифмованность, но и «внутреннюю цветовую драматургию происходящего».

Т.е. в представлении Картье-Брессона чёрно-белая и цветная съёмки подчиняются разным законам и являются разными течениями или направлениями в фотографии. На тот момент мастер связывал возможности распространения цветных фото не только с мастерством фотохудожников, но и с техническим совершенствованием, реформированием отрасли. На исполнение пророчества понадобилось почти двадцать лет – Уильям Эгглстон, о которого мы упоминали выше, смог преодолеть чёрно-белую изоляцию консервативного «чёрно-белого» сообщества.


Мехико (неизвестно)

Техника

Техника – ещё одна категория, которая в нынешнее время воспринимается несколько иначе, впрочем, и здесь мастер уронил несколько обязательных зёрен мудрости. Кстати, весьма показательно, что технические категории отложены напоследок, ставя во главу угла работу самого фотографа, а не его «инвентаря». Как бы подтверждая сказанное, Картье-Брессон заявляет: «Техника важна только в той мере, в какой ты можешь овладеть ею, чтобы передать своё видение реальности». А подтверждением состоятельности фотографа является только удачный снимок, распечатанный и действительный, говорит мастер, иронизируя над фотографами, бравирующими что они «вот-чуть-было-не-сняли» нечто гениальное. Допускает промахи не камера, являющаяся по сути инструментом, а фотограф, который подчас, слишком уповая на техническое совершенство, забывает о выработке и постоянной «тренировке» собственного видения. Картье-Брессон сетует на то, что одной из граней «техничности», к которой стремятся многие фотографы, является необъяснимое желание достигнуть максимальной контрастности и резкости, сделать фото ещё более реалистичным чем сама жизнь. Такой типаж в глазах мастера полностью уравновешивает фотографов, наоборот пытающихся спрятать свою несостоятельность в чрезмерной размытости снимков.

Камера, как и любой другой инструмент, должна быть в первую очередь удобной фотографу и выполнять его «приказы». Действие же самого фотографа, вроде работы с выдержкой и диафрагмой должны быть попросту доведены до автоматизма, как привычка пользоваться коробкой передач при обращении с автомобилем. Картье-Брессон оговаривается, что все остальные «технические» советы можно прочитать в инструкции к фотоаппарату, он же пишет для того, чтобы заставить читателя задуматься о природе фотографии. Весь «постпродакшн» мастер также относит к категории технической, замечая лишь что при вмешательстве в фотографию нужно руководствоваться тем видением, которое было у фотографа непосредственно в момент съёмки, т.е., как бы это ни звучало, изменения не должны менять первоначальный снимок. Много позже Картье-Брессон говорил: «Работа в лаборатории или в студии у меня вызывает тошноту. Ненавижу манипулировать — ни во время съемки, ни после, в темной комнате. Хороший глаз всегда заметит такие манипуляции…».


За вокзалом Сен-Лазар (1935)

Заказчики

Картье-Брессон утверждает, что любой фотограф несёт ответственность за сделанные им снимки, потому что  те, вольно или не вольно, дают оценку окружающей действительности. Фотограф, даже воспринимающий свои снимки, как личный дневник, выбирает, что именно он сохранит для истории и какие коннотации будет нести его фотоистория (здесь напротив, мастер вторит уже помянутой выше Зонтаг). При этом, сам фотограф зависит от своих «заказчиков», тех, кто публикует его снимки. Самое сложное не стать заложником редакционной политики того или иного журнала, либо же СМИ. Неправильно подобранный журналистами и редакторами сопровождающий текст может бросить тень на саму фотографию и её создателя; работа верстальщика также может не только приукрасить снимок, но и испортить его.

Заключение

Дав меткие и нетривиальные наставления, а также рассказав о предостерегающих фотографа опасностях самого разного происхождения, Картье-Брессон делает сдержанный поклон в сторону всех не подпадающих под его мерки жанров фотографии (от рекламы до мгновенной съёмки) и формирует своё кредо.

Для того чтобы создать хорошую фотографию, следует «найти равновесие» между миром внутри нас и миром нас окружающим, добиться того, чтобы наше воздействие на мир, осуществляемое с помощью фотоаппарата, не превалировало на воздействием мира на нас и наоборот. Тогда, сплотив эти миры в единое целое, фотограф может передать «опознавание значения того или иного события», организованное в выразительные «смыслоформы» другим людям. Это касается содержания снимка, неотделимая же от него форма должна также конкретизировать и преобразовать «концептуальное видение реальности» фотографа в доступные каждому образы, способные вызывать у зрителя эмоциональное сопереживание.

Довольно просто, не так ли?

Йер. Франция (1932)

Анри Картье-Брессон. Советы мастера

Все мы знаем классиков живописи и литературы. Но вот классиков фотоискусства, увы, знают далеко не все. Тем не менее, «классика из классиков» фотографии, Анри Картье-Брессона, знают практически все современные фотографы. А тем, кто пока еще по каким-либо причинам ничего не знает об этом выдающемся мастере фотографии, настоятельно рекомендуем что-нибудь почитать о нем. У Брессона действительно есть чему поучиться. Его работы стали поистине жемчужинами фотоискусства 20 века.

Самая, пожалуй, важная отличительная черта творчества этого мастера заключается в том, что он умел фотографировать ничего не подозревающих о съемке людей так, как до него это ни у кого не получалось. Брессон умел передать в своих фотографиях все эмоции фотографируемого человека, уловить и передать зрителю его душевное состояние в тот короткий миг, когда сработал затвор фотоаппарата. Именно Анри Картье-Брессон был основателем так популярного сейчас жанра уличной фотографии. В его черно-белых снимках – история целой эпохи, дыхание и ритм города.

Сегодня мы не будем пересказывать вам биографию и этапы творческого пути этого великого мастера. Мы просто покажем вам несколько его работ и приведем советы классика фотографии. Очень хочется верить, что эти советы пригодятся и вам. Ведь это своего рода маленький мастер-класс великого Анри Картье-Брессона.

Совет первый

Между по-настоящему хорошим произведением искусства и посредственным – очень маленькое расстояние. Всего лишь несколько миллиметров.

Совет второй

Что значит фотографировать? Это значит – сразу, в доли секунды суметь определить и само событие, и точную организацию визуальных форм, выражающих и определяющих это событие. Фотографировать – это значит выстроить ум и глаз вдоль одной единственной линии. Фотографировать -  это один из способов жить.

Совет третий

Никогда не надо думать во время съемки. Думать нужно до и после нее.

Совет четвертый

При любой ситуации, кульминационную точку развивающегося перед объективом вашего фотоаппарата события вы не схватите никогда. Вам постоянно будет казаться, что вот он, этот момент. Вы нажимаете спусковую кнопку, нервное напряжение спадает с вас, и… Но кто же знает, вполне возможно, что эта самая так ожидаемая вами кульминационная точка была  не в зафиксированном вами моменте, а в следующем! И как раз до этого момента вы не дотянули…

Совет пятый

Нет никакой нужды фотографировать много. Не стреляйте автоматными очередями, не тратьте зря пленку. Уверяю вас, это не самый хороший признак.  Это как чересчур много есть или пить много жидкости. Человек при этом теряет  вкус, теряет свою форму. Но, в то же время, никогда не стоит забывать и  то, что для того, чтобы у вас появилось молоко, вам нужно подоить корову. А для того, чтобы получить масло, нужно очень иметь очень много молока.

Совет шестой

Фотоаппарат – это не красивый и дорогой медальон, висящий у вас  на вашей шее. Ваш фотоаппарат - это часть вас самих. Это часть вашего ума. Часть ваших глаз. Это ваше главное орудие труда. Если ваш фотоаппарат соответствует тому, что вы хотите фотографировать – то его очень приятно держать в руках.

Совет седьмой

Самые худшие ваши снимки – это первые десять тысяч снимков, которые вы сделали.

Совет восьмой

Для того, чтобы запечатлеть на фотографии мир, вам нужно, прежде всего, быть в этот мир втянутым. Нужно добиться такого состояния, чтобы у вас появилось чувство, что вы находитесь внутри того, что вы видите в видоискателе. Такой подход к работе требует от фотографа строй дисциплины  духа, огромной сосредоточенности, а также чувства и чутья геометрии.

Совет девятый

Что для меня фотография?   это, прежде всего, поиск в реальной действительности линий, соотношений и пространственных форм.

Совет десятый

Любую фотографию надо  рассматривать, прежде всего, как картину с идеальной композицией, которая должна постоянно находиться в центре внимания зрителя, как законченное целое. Всё это достигается органичным соединением всех зрительных элементов кадра. Композиция каждой фотографии во всех ее элементах должна быть строго закономерна. В противном случае, форму от содержания невозможно будет отделить.

Совет одиннадцатый.

Каждому фотографу нужно научиться работать незаметно и мягко. Но при этом иметь хорошее чувство наблюдательности, острый глаз. Нужно видеть несколько больше, чем видят другие. Не толкайтесь в толпе, не привлекайте к себе внимания окружающих. Там, где вы собираетесь ловить рыбу – не нужно перед этим мутить воду.

Совет двенадцатый

Постоянно исчезающие вещи – удел любого фотографа.  Когда что-то уходит, ничто на свете, никакая изобретательность, никакое чудо не сможет это вернуть.

Совет тринадцатый

Делать хорошие фотографии сможет только тот, кто сумеет научиться на одной оси выстроить глаз, голову и сердце.  

15 высказываний Анри Картье-Брессона о фотографии

© Hotels Paris Rive Gauche

Первый фотоаппарат Анри Картье-Брессона, Leica I

Картье-Брессон - первый фотограф, чьи работы были выставлены в залах Лувра в Париже. Это было в 1954 году. Сегодня же его фотографии находятся в коллекциях ведущих музеев мира, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке и Музей Виктории и Альберта в Лондоне.

Французы, испанцы и все остальные европейцы, американцы, мексиканцы, китайцы, индийцы и даже россияне советского периода - героями его фотографий становились люди со всех уголков Земли. За почти сорок лет путешествий по миру с камерой в руках (в конце 60-х годов он практически забросил фотографию и вернулся к своему любимому занятию - живописи) Картье-Брессон создал сотни (если не тысячи) талантливых снимков, иллюстраций времени и настроений, многие из которых стали классическими. На его работах выросло не одно поколение фотографов, но не меньше для развития этого искусства сделали не только его снимки, но и его размышления о фотографии. Проект Weekend собрал 15 высказываний Анри Картье-Брессона о деле своей жизни:

1. Фотография - это одномоментное, в долю секунды, опознавание значения того или иного события, равно как и точная организация тех визуальных форм, которые позволяют этому событию себя выразить.

2. Каждый раз, под тем или иным углом нашего зрения, пространство может обретать объем и разворачиваться, ширясь до бесконечности. Пространство, в момент присутствия, воздействует на нас с большей или меньшей интенсивностью, а после оставляет нас наедине с нашей памятью и ее метаморфозами. Из всех средств визуального выражения фотография есть единственное, которое навечно фиксирует одновременно точный и мимолетный момент.

3. Только из глубокого, развитого чутья может возникнуть тонкая и точная визуальная организация смысла.

© AFP 2013, François Guillot

Выставка Анри Картье-Брессона в Национальной библиотеки Франции, 25 Апреля 2003 года

4. Удел фотографа - непрерывно исчезающие вещи. И когда они уходят, никакая изобретательность, ничто на свете не заставит их вернуться.

5. Порой одно-единственное событие может содержать в себе крайне богатый, многогранный, неоднозначный смысл. И тогда нужно углубиться во все сопутствующие ему обстоятельства, чтобы ухватить стоящую за ним проблему. Ибо мир всегда в движении, и ты не можешь застыть в своем отношении к тому, что изменчиво и подвижно.

6. Поэзия - основа всего. И только через глубинный контакт с реальностью и полноту жизни можно достигнуть поэзии. Очень часто я вижу фотографов, которые культивируют странность и нелепость сцены, думая, что это поэзия. Но это не так. Поэзия появляется тогда, когда два элемента неожиданно вступают в конфликтные отношения, и между ними вспыхивает искра. Но она возникает очень редко, и ты не можешь подстеречь ее. Это все равно, что гоняться за вдохновением.

7. Содержание не отделимо от формы. Под формой я подразумеваю строгую организацию поверхностей, очертаний и смыслов.

8. Свобода, для меня, заключается в строгой рамке кадра, а внутри этой рамки возможны любые вариации.

© AFP 2013, François Guillot

Выставка Анри Картье-Брессона в Национальной библиотеки Франции, 25 Апреля 2003 года

9. Наибольший восторг у меня вызывает геометрия кадра, его конструкция. Нельзя снимать ради структуры, форм и схем, но, когда каждый элемент фотографии находится на своем месте, - это доставляет чувственное и интеллектуальное удовольствие. Это осознание миропорядка, который находится перед тобой.

10. Золотое правило гласит: два единственных компаса, которые есть у фотографа в распоряжении, - это его глаза. Любой чисто геометрический анализ, любое сведение фотоснимка к голой схеме (и это в самой природе фотографии!) может быть сделано только после того, как фотография отснята, проявлена и распечатана.

11. Думать следует до или после съемки, никогда во время ее.

12. Разница между хорошим снимком и посредственным - вопрос миллиметров, малейших отличий, но она существенна. Я не думаю, что фотографы сильно отличаются друг от друга. Отличия почти не заметны, но это именно те маленькие различия, которые имеют значение.

13. Задача фотографа -  воспринять реальность, почти одновременно "записывая" ее в записную книжку, каковой является наша камера. Мы не должны ни манипулировать реальностью во время съемки, ни подтасовывать результаты нашей работы в фотолаборатории.

14. В истинном портрете Вы не найдете ни льстивых прикрас, ни гротескных карикатур, но только глубокое и точное отражение индивидуальности.

15. Мы, фотографы, снимая репортаж, неизбежно выносим суждения и оценки тому, что видим, и это предполагает большую ответственность.

Подготовлено на основе информации открытых источников

Композиция в фотографии: примеры фотографий Картье-Брессона

Вероятно, у 90 процентов людей, хоть что-то знающих об истории фотографии, имя «Картье-Брессон» неизбежно ассоциируется со словосочетанием «решающий момент». Все уверены, что главная фишка великого Анри — именно в этом. Допустим, это действительно так. Тогда, если уместно сравнение фотографа с охотником, Брессон относится не к тому типу охотников, которые, высунув язык, сломя голову мчатся за добычей через бурелом. У этих, в общем все просто: когда догнал, тогда и завалил, этот момент и решающий. Нет, концепция «решающего момента» предполагает долгое сидение в засаде в ожидании того самого мгновения, когда добыча окажется аккурат в том месте, чтобы ювелирно уложить ее одним точным выстрелом. Возвращаясь от охотничьей метафоры к языку фотографическому — чтобы запечатлеть «решающий момент», нужно сначала максимально точно выстроить кадр, а потом уже, заранее предугадав, в каком именно месте должен оказаться главный объект съемки, подождать, пока он окажется именно там, и нажать на спуск. Если внимательно посмотреть на снимки Картье-Брессона, можно обнаружить, что большинство их, действительно, были сделаны с использованием этого алгоритма. Разница лишь в том, что в одних случаях фотографу, вероятно, приходилось ждать несколько часов, а в других — несколько секунд.

Дадим, однако, слово самому Брессону, чтобы не получилось, как в анекдоте про Шаляпина и Мойшу: «Бывает так, что ты медлишь, тянешь время, ждешь, пока что-либо произойдет. Иногда возникает чувство, что все слагаемые картинки есть — кроме одного, которого определенно не хватает. Но чего? Внезапно кто-то появляется в твоем поле зрения. Следишь за его перемещением через видоискатель, ждешь и ждешь, а потом вдруг нажимаешь кнопку спуска — и уходишь с необъяснимым чувством, что на самом деле поймал что-то. Потом, чтобы понять, что именно, можно напечатать эту картинку, проанализировать, из каких линий и фигур она складывается, и увидеть, что снимок был сделан в решающий момент, на нем удалось инстинктивно запечатлеть такой геометрический узор, без которого фотография была бы бесформенной и безжизненной».

Давайте для примера попробуем проанализировать не самый известный снимок Картье-Брессона.

На первый взгляд очевидно, что снимок сбалансирован по объему светлых и темных областей, но положение двух маленьких фигур, пересекающих двор, кажется довольно произвольным. Однако, если начертить несколько линий, оказывается, что они прекрасно вписываются в геометрию картинки. Нетрудно заметить, что нижняя фигура находится на линии, продолжающей биссектрису прямого угла тени крыши.

Если же посмотреть чуть внимательнее, видно, что сама эта фигура и ее тень тоже образуют прямой угол, и его биссектриса строго перпендикулярна первой. Другая фигура вписывается в геометрию не так строго, но ее тень является прямым продолжением одной из линий, имеющихся в верхней части снимка, а сама она очень неплохо вписывается между двумя другими линиями. Если еще приглядеться к этой фотографии, можно заметить, что линии черепицы на крыше отлично перекликаются с маленькими косыми линиями, покрывающими прямоугольные тени в средней и нижней части кадра. Кроме того, на этой фотографии несомненно имеется множество других интересных линий и их комбинаций. Поиграться с ними и обнаружить узоры, которые они образуют, вы можете сами.

Ясное дело, та же самая операция весьма полезна для анализа не только других фотографий Картье-Брессона, но и своих собственных, причем как удачных, так и неудачных. Удачных — чтобы понять, как получилось то, что получилось. Неудачных — чтобы разобраться, как в следующий раз сделать лучше. Помимо всего прочего, не следует забывать, что у Брессона, как и у всякого другого фотографа, далеко не всякое нажатие на кнопку спуска рождало шедевр. Разумеется, у него было множество неудачных снимков, но он никому их не показывал, все они тщательно отбраковывались при отборе. Именно потому мы знаем его как великого мастера.

Рассмотрим внимательно еще одну его фотографию, пожалуй, самую знаменитую - «Париж.Площадь Европы. Вокзал Сент-Лазар».

Этот снимок — просто кладезь всевозможных подобий и геометрических находок. При взгляде на него первым делом внимание оказывается захвачено энергией момента — человек, прыгающий через лужу, пойман в поистине великолепной позе! Но этого, конечно же, для мастера мало, и через некоторое время глаз обнаруживает маленькую фигурку балерины на цирковой афише, поза которой почти в точности повторяет фигуру главного героя. Но и это еще не все — и прыгающий человек, и балерина отражаются в воде, ноги прыгуна вместе с ногами его отражения образуют практически правильный пятиугольник, который, в свою очередь, визуально равен другому пятиугольнику, образованному линиями отражений забора, линией обруч-пятка ноги отражения, и линией, соединяющей заднюю ногу прыгуна и ногу отражения.

При описании словами это все звучит громоздко и довольно глупо, но стоит посмотреть на фотографию, и все эти линии становятся прекрасно видны. Лестница, с которой прыгает главной герой, визуально рифмуется как с верхушкой забора, так и с частоколом на крайней левой крыше, а ноги прыгуна рифмуются с линиями крыш над ним. И, наконец, линии крыш, обрамляющие снимок сверху, подобны линиям, образованным обручами в и отражением фигуры человека в луже, а это уже придает фотографии некоторый философский смысл, заставляя вспомнить известное выражение Гермеса Трисмегиста «то, что находится вверху, соответствует тому, что пребывает внизу». Философский смысл можно найти и в том, что фигура мужчины (прыгуна) подобна фигуре женщины (балерины) — по крайней мере, так делал известный теоретик фотографии Александр Лапин.

Ни для кого не секрет, что Картье-Брессон пришел в фотографию, имея за плечами классическое художественное образование. Это означает, что он прекрасно знал композиционные приемы классического изобразительного искусства. Одно из главных правил, которым он неукоснительно следовал, касается соотношения фигуры и фона. Вообще-то, это очень простая и понятная вещь: чтобы изображение хорошо читалось и было приятным глазу, темные объекты следует располагать на светлом фоне, и наоборот. Очень характерный пример — портрет проститутки с улицы Куаухтемокцин.

Белая дверь служит фоном для черных волос и майки женщины, волосы и майка, в свою очередь, обрамляют белое лицо и грудь, на лице выделяются черные глаза, которые тоже служат рамой для светлых белков. Но и тут Брессон не был бы собой, если бы не включил в кадр темную полосу пространства комнаты — она отлично уравновешивает весь кадр.

Не менее интересен следующий снимок мастера, сделанный в Кальяри на острове Сардиния в 1962 году:

В этом кадре Брессону удалось втиснуть в одну рамку сразу темную фигуру женщины на светлом фоне (передний план) и светлую фигуру моряка на фоне темной стены на заднем плане. Тень моряка, в свою очередь, образует еще один композиционный центр — темную фигуру на светлом фоне.

Такое чередование светлых и темных областей, как на этой и предыдущей фотографией, подводит нас к следующему важному композиционному понятию — ритм в фотографии. Но эта тема настолько большая и важная, что было бы преступлением лишь мельком коснуться ее здесь. Поэтому ритму мы посвятим отдельный выпуск наших размышлений.

Итак, давайте подытожим, чему мы научились сегодня у Анри Картье-Брессона.

Первое: решающий момент — это не только кульминационный миг происходящего действия, это также и то самое краткое мгновение, когда все элементы картинки сошлись в неразделимое целое, чтобы распасться в следующую секунду. Когда снимаете, сначала тщательно выстраивайте кадр, потом ждите, пока не появится недостающий элемент. Дома анализируйте геометрию снимков, как удачных, так и неудачных.

Второе: главный объект съемки должен быть отделен от фона. Если объект светлый, его надо поместить на темный фон, и наоборот.

В заключение хотелось бы отметить вещь, казалось бы, очевидную — грамотной композиции недостаточно для того, чтобы сделать хорошую фотографию. Композиция — это о визуальном языке, о том, как сказано. Но у снимка должно быть содержание, более того, содержание, по крайней мере в документальной фотографии, обычно признается более важным, чем форма. То есть фотографу должно быть «что сказать». А для этого, как говорил Дерсу Узала, «много думать надо, трубка курить надо, однако». Понятно, что «о чем» рождается исключительно «в темноте под закрытыми веками», и любое публичное обсуждение этой тонкой материи бессмысленно. Но оно обязательно должно быть, свое, персональное.

Анри Картье-Брессон: 70-летняя ретроспектива - Фотографии Анри Картье-Брессона

Швейцарский художник и скульптор Альберто Джакометти, 1961 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Камагуэй, Куба, 1963 -Bresson / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Дессау, Германия, 1945 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Салерно, Италия, 1933 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, Любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Трумэн Капоте, 1947 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Торчелло близ Венеции, 1953 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессон

За вокзалом Сен-Лазар, Париж, Франция, 1932 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Rue de Vaugirard, Париж, Франция, 1 мая 968 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Велосипедный маршрут «Les 6 jours de Paris», велодром, Париж, Франция, ноябрь 1957 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье. Брессон

Альберто Джакометти, Рю д'Алезия, Париж, Франция, 1961 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Толпа ждет у банка, чтобы купить золото в последние дни Гоминьдана, Шанхай , Китай, декабрь 1948 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Линейный ускоритель, Стэнфордский университет, США, 1967 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Джордж Хойнинген-Хюэн: Анри Картье-Брессон, Нью-Йорк, 1935 г. © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Первый оплачиваемый отпуск, берега Сены, Франция, 1936 г. © Henri Ca Ртье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Мартина Франк, Париж, Франция, 1967 © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Ливорно, Тоскана, Италия, 1933 © Анри Картье -Bresson / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон - Художники - Галерея Говарда Гринберга

Сын богатого торговца тканями, Анри Картье-Брессон (1908–2004) изучал живопись в академии Андре Л’Ота на Монпарнасе в 1927 году и вскоре после этого вошел в богемный мир парижского авангарда.В 1931 году он начал использовать камеру и делать фотографии, демонстрирующие влияние кубизма и сюрреализма - смелые плоские плоскости, коллажные композиции и пространственную двусмысленность, - а также выражающие близость к изгоям общества и закоулкам, где они жили и работали. В течение года он освоил миниатюрную 35-миллиметровую камеру Leica и начал путешествовать по Италии, Испании, Марокко и Мексике, развивая то, что стало одной из отличительных черт фотографического стиля двадцатого века. Хотя на него повлияли такие фотографы, как Эжен Атже и Андре Кертес (1894–1985), его фотографическое слияние формы и содержания было новаторским.В 1952 году он опубликовал знаковую монографию The Decisive Moment .

Картье-Брессон был призван во французскую армию в 1940 году. Он был взят в плен немцами, но сбежал с третьей попытки и присоединился к французскому Сопротивлению. В 1946 году он помогал в подготовке «посмертной» выставки своих работ, организованной Музеем современного искусства в Нью-Йорке, ошибочно полагая, что он был убит на войне. В следующем году вместе с Робертом Капой (1913–1954), Дэвидом «Чимом» Сеймуром (1911–1956) и другими он основал фотоагентство Magnum и следующие двадцать лет провел в командировке, документируя великие потрясения в Индии и Китае. а также поездки в Советский Союз, Кубу, Канаду, Японию и Мексику.Он покинул Magnum в 1966 году и посвятил себя в первую очередь живописи и рисунку.

Анри Картье-Брессон - 20 произведений

Анри Картье-Брессон (французский: [kaʁtje bʁɛsɔ̃]; 22 августа 1908 г. - 3 августа 2004 г.) был французским фотографом-гуманистом, считавшимся мастером откровенной фотографии и одним из первых пользователей 35-мм пленки.Он был пионером в жанре уличной фотографии и рассматривал фотографию как способ запечатлеть решающий момент. Его работы повлияли на многих фотографов.

Анри Картье-Брессон родился в Шантелуп-ан-Бри, Сена и Марна, Франция, он был старшим из пяти детей. Его отец был богатым фабрикантом текстиля, чья нить Cartier-Bresson использовалась во французских швейных наборах. Семья его матери была торговцами хлопком и землевладельцами из Нормандии, где Генри провел часть своего детства. Семья Картье-Брессон жила в буржуазном районе Парижа, на улице Лиссабон, недалеко от площади Европы и парка Монсо.Его родители поддерживали его финансово, поэтому Анри мог заниматься фотографией более свободно, чем его современники. Анри тоже делал наброски.

Молодой Анри делал снимки в отпуске с помощью коробочного домового; Позже он экспериментировал с камерой обзора 3 × 4 дюйма. Он был воспитан в традиционной французской буржуазной манере, и от него требовалось обращаться к родителям с формальным vous, а не tu. Его отец предполагал, что его сын возьмется за семейный бизнес, но Анри был очень волевым и опасался такой перспективы.

Картье-Брессон посещал École Fénelon, католическую школу, готовившую учеников для лицея Кондорсе. Гувернантка по имени «мисс Китти», которая приехала из-за Ла-Манша, привила ему любовь и компетентность в английском языке. Наблюдатель поймал его за чтением книги Рембо или Малларме и сделал ему выговор: «Давайте не будем беспорядков в вашей учебе!». Картье-Брессон сказал: «Он использовал неформальное« ту », что обычно означало, что тебя собираются хорошенько побить. Но он продолжал:« Ты будешь читать в моем офисе.«Что ж, ему не пришлось повторять это предложение».

После попытки изучить музыку, Картье-Брессон познакомил с масляной живописью его дядя Луи, одаренный художник. Но уроки рисования были прерваны, когда дядя Луи погиб во время Первой мировой войны.

В 1927 году Картье-Брессон поступил в частную художественную школу и Академию Лхоте, парижскую студию художника-кубиста и скульптора Андре Лота. Стремление Лотэ состояло в том, чтобы объединить подход кубистов к реальности с классическими художественными формами; он хотел связать французскую классическую традицию Николя Пуссена и Жака-Луи Давида с модернизмом.Картье-Брессон также изучал живопись у светского портретиста Жака Эмиля Бланша. В этот период он читал Достоевского, Шопенгауэра, Рембо, Ницше, Малларме, Фрейда, Пруста, Джойса, Гегеля, Энгельса и Маркса. Лот брал своих учеников в Лувр, чтобы изучать художников-классиков, и в галереи Парижа, чтобы изучать современное искусство. Интерес Картье-Брессона к современному искусству сочетался с восхищением творчеством мастеров эпохи Возрождения: Яна ван Эйка, Паоло Уччелло, Мазаччо, Пьеро делла Франческа.Картье-Брессон считал Лота своим учителем «фотографии без фотоаппарата».

Хотя Картье-Брессон разочаровался в подходе Лота к искусству, основанном на правилах, строгая теоретическая подготовка позже помогла ему выявить и решить проблемы художественной формы и композиции в фотографии. В 1920-х годах школы фотографического реализма появлялись по всей Европе, но у каждой был свой взгляд на направление, в котором должна двигаться фотография. Сюрреалистическое движение, основанное в 1924 году, стало катализатором этой смены парадигмы.Картье-Брессон начал общаться с сюрреалистами в кафе «Сирано» на площади Бланш. Он встретился с рядом ведущих героев движения и был привлечен к технике движения сюрреалистов, использующей подсознательное и непосредственное влияние на их работу. Историк Питер Галасси объясняет:

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA).Полный текст статьи здесь →


Подробнее ...

Мартин Мункачи - 50 произведений

Мартин Мункачи (урожденный Мермельштейн Мартон; 18 мая 1896 - 13 июля 1963) был венгерским фотографом, работавшим в Германии (1928–1934) и Соединенных Штатах, где он проживал в Нью-Йорке.

Мункачи был газетным писателем и фотографом из Венгрии, специализирующимся на спорте.В то время спортивную фотосъемку можно было делать только на открытом воздухе при ярком освещении. Нововведение Мункачи состояло в том, чтобы делать спортивные фотографии как тщательно скомпонованные боевые фотографии, которые требовали как художественных, так и технических навыков.

Разрыв Мункачи должен был произойти после роковой драки, которую он сфотографировал. Эти фотографии повлияли на исход судебного процесса над обвиняемым убийцей и принесли Мункачи широкую известность. Эта известность помогла ему найти работу в Берлине в 1928 году в Berliner Illustrirte Zeitung, где его первой опубликованной фотографией был мотоцикл, шлепающий по лужам.Он также работал в модном журнале Die Dame.

Больше, чем просто спорт и мода, он фотографировал берлинцев, богатых и бедных, во всех их делах. Он побывал в Турции, Сицилии, Египте, Лондоне, Нью-Йорке и Либерии, где размещал фотографии в Berliner Illustrirte Zeitung.

Скорость современной эпохи и азарт новых фотографических точек зрения приводили его в восторг, особенно в полете. Есть аэрофотоснимки; есть фотографии авиашколы для женщин с воздуха; есть фотографии дирижабля, в том числе те, что были в его поездке в Бразилию, где он пересек лодку, пассажиры которой машут дирижаблю наверху.

21 марта 1933 года он сфотографировал роковой День Потсдама, когда престарелый президент Пауль фон Гинденбург передал Германию Адольфу Гитлеру. По заданию Berliner Illustrirte Zeitung он фотографировал ближайшее окружение Гитлера, хотя он был евреем-иностранцем.

Мункачи уехал в Нью-Йорк, где подписал контракт на существенные 100 000 долларов с журналом мод Harper's Bazaar. Его обнаружила Кармел Сноу, которая в 1933 году убедила его сфотографировать редакционную статью о купальниках «Палм-Бич» декабрьского выпуска Harper's Bazaar.Для этой редакционной статьи он заставил модель Люсиль Брокоу подбежать к камере, пока он фотографировал, что было первым случаем, когда манекенщица была сфотографирована в движении.

В отличие от обычной практики, он часто покидал студию, чтобы снимать на открытом воздухе, на пляже, на ферме и в поле, в аэропорту. Он опубликовал одну из первых статей в популярном журнале, иллюстрированную фотографиями обнаженной натуры.

В 1934 году нацисты национализировали Berliner Illustrirte Zeitung, уволили его главного редактора-евреев Курта Корфа и заменили его новаторские фотографии фотографиями немецких войск.Он скончался 13 июля 1963 года.

Портреты Мункачи включают Кэтрин Хепберн, Лесли Ховард, Джин Харлоу, Джоан Кроуфорд, Джейн Рассел, Луи Армстронг и окончательную танцевальную фотографию Фреда Астера.

Мункачи умер в нищете и раздорах. Несколько университетов и музеев отказались принять его архивы, и они были разбросаны по всему миру.

Берлинский архив Ульштейна и гамбургское собрание Ф. К. Гундлаха являются домом для двух крупнейших собраний работ Мункачи.

Семья Мункачи (Семья Гильбертов) остается в Венгрии.

В 1932 году молодой Анри Картье-Брессон, в то время неориентированный фотограф, который каталогизировал свои путешествия и своих друзей, увидел фотографию Мункачи «Трех мальчиков на озере Танганьика», сделанную на пляже в Либерии. Позже Картье-Брессон сказал:

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 Непортированная лицензия (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее ...

Magnum Photos - Фонд Анри Картье-Брессона

Члены Magnum Photos, 1982 © Рене БУРРИ / Magnum Photos

Вид на выставку «Анри Картье-Брессон. Образы и слова», 2012, Рим

Вид на выставку «Анри Картье-Брессон. Образы и слова», 2012, Рим

Вид на выставку "Анри Картье-Брессон, Фотограф", Стамбул

Вид на выставку "Анри Картье-Брессон, Фотограф", Стамбул

Созданная в 1947 году Робертом Капа, Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером и Дэвидом Сеймуром, сегодня Magnum Photos насчитывает около 80 членов.Мартина Франк стала членом клуба в 1983 году.

Magnum Photos - это кооператив, полностью принадлежащий его фотографам-членам. Эта независимость предлагает большую свободу выбора и лечения предметов. Фотографии Magnum известны своими публицистическими и эстетическими качествами. Через четыре редакции в Париже, Нью-Йорке, Лондоне и Токио, а также сеть из пятнадцати субагентов, Magnum Photos предоставляет фотографии для прессы по всему миру. В основе этой деятельности лежит стремление побудить фотографов выполнять свои индивидуальные проекты и действовать как чувствительные свидетели мировых событий.Особо внимательные к социальным явлениям, их образы часто напоминают события, движение или знаменитость последних шестидесяти лет. Работы фотографов Magnum доходят до своей аудитории как через мировую прессу, так и через книги и выставки.

Агентство является правообладателем произведений Анри Картье-Брессона и Мартин Франк.
Фонд сохраняет свои неимущественные права.

Если вы хотите воспроизвести изображение Анри Картье-Брессона или Мартин Франк, обратитесь в Magnum Photos.

Анри Картье-Брессон | Международный зал славы фотографии

С его новым интересом он начал путешествовать по миру. Африка, Восточная Европа и Мексика были местами, куда путешествовал один из самых путешествующих фотографов двадцатого века. Большая часть его работ была заказана и отправлена ​​в журналы для публикации, но Картье-Брессон был посвящен искусству фотографии и также был выставлен в нескольких галереях, первой из которых была Галерея Джулиана Леви в Нью-Йорке.Перед Второй мировой войной он работал над фильмами с Жаном Ренуаром, Жаком Беккером и Андре Звободой. Он также работал над документальными фильмами в Испании. С началом войны Картье-Брессон поступил во французскую армию в качестве фотографа.

Захваченный в Германии в 1937 году, три попытки и три года спустя, он сбежал. Этот опыт окрасил новое восприятие жизни, новое понимание людей. Таким образом, он начал новую серию портретов. За прошедшие годы портретная живопись Картье-Брессона была пересмотрена и теперь считается одним из его самых успешных портфолио.Tete a Tete - это издание портретов Картье-Брессона. Если при создании портрета вы надеетесь уловить внутреннюю тишину добровольной жертвы, это очень сложно, но вы должны каким-то образом расположить камеру между его рубашкой и его кожей. Успех в портретной съемке часто измеряется тем, насколько хорошо фотограф передает дух натурщика, и для Картье-Брессон это естественно.

После войны он присоединился к NMPGD, Французской ассоциации подпольных фотографов, и продолжал отправлять работы в такие журналы, как Harper’s Bazaar и Vu.Картье-Брессон оставался верным сюрреалистической мысли до 1947 года, затем под влиянием Роберта Капа Картье-Брессон изменил свое общее видение и подход к фотожурналистике. Это не было таким драматическим отклонением от первых 15 лет фотографической работы, которая документировала моменты повседневной жизни. Картина-рассказ представляет собой совместную работу мозга, глаза и сердца. Цель этой совместной операции - изобразить содержание некоторого события, которое разворачивается, и передать впечатления.Иногда отдельное событие может быть настолько богатым само по себе и в своих гранях, что необходимо перемещаться вокруг него в поисках решения проблем, которые оно ставит, потому что мир - это движение, и вы не можете оставаться неподвижным в своем отношении к чему-либо. это движется.

Фотожурналистика на пике своего развития в период с начала до середины 1900-х годов создавала собственные проблемы. Спрос со стороны журналов на фотографов для записи событий и людей мира на рубеже веков чрезвычайно вырос.Это стало большим бизнесом, и с большим бизнесом для фотографов возникли сложности. Большинство журналов, через комиссионных или внештатных сотрудников, требовали от фотографа отказаться от прав на представленные ими изображения. В ответ, вместе с Капой, Биллом Вандивертом, Джорджем Роджером и Дэвидом Сеймуром «Чимом», Картье-Брессон стал одним из основателей Magnum. Это была и остается организация, которая защищает права фотографов, отправляющих изображения в журналы. В настоящее время организация имеет четыре офиса: Лондон, Нью-Йорк, Париж, Токио.В его состав входят около 60 фотографов, которые работают с изданиями по всему миру. С этого момента Картье-Брессон продолжил свой фоторепортаж поездками в Китай, Индонезию, Индию, Бирму, Пакистан, СССР, Кубу и США. К 1970-м годам он начал переключать свое внимание на живопись. В течение этих более поздних лет, проживая во Франции, он является автором или был автором нескольких книг, «Мысленный взгляд», «Портфолио», «Tete a Tete», «Мексиканские записные книжки», «Мастера фотографии», «A Propos de Paris» и многих других.Анри Картье-Брессон получил множество выставок, наград, премий и почетных докторских степеней за свое оригинальное видение фотографии. В мире, который сгибается под тяжестью извлечения прибыли, который захвачен деструктивными сиренами техно-науки и властолюбивым голодом глобализации - этого нового вида рабства - помимо всего этого, существует Дружба, существует Любовь.

Лори Оден для IPHF

10 фактов об Анри Картье-Брессоне

Считающийся одним из величайших фотографов 20-го века, Картье-Брессон был свидетелем событий, изменивших мир - от гражданской войны в Испании до смерти Ганди, - и запечатлел «решающие моменты» из жизни простых людей.

1.Живопись и рисунок были его первой любовью

Родившийся в 1908 году в деревне под Парижем, молодой Картье-Брессон должен был унаследовать семейный текстильный бизнес, но у начинающего художника были другие идеи. После трехкратного провала экзаменов на степень бакалавра его родители наконец разрешили своему 17-летнему сыну учиться два раза в неделю у французских художников Жана Коттене и Жака-Эмиля Бланша.

2. Он двигался по чешским кругам

После обучения в Колледже Магдалины в Кембридже с 1928 по 1929 год Картье-Брессон занялся творчеством парижских художников.Он регулярно посещал дикие вечеринки, устраиваемые Гарри Кросби (племянником Дж. П. Моргана), где он пообщался с Сальвадором Дали и Максом Эрнстом, встретил Марселя Дюшана и Ман Рэя и был представлен галеристу из Нью-Йорка Жюльену Леви. Позже Леви дал Картье-Брессон свой первый коммерческий перерыв, устроив выставку своих работ в 1933 году.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), За вокзалом Св.Лазар, Париж, 1932. Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 40,6 x 30,4 см (16 x 12 дюймов). Эстимейт: 10-15 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

3. Он заболел черной лихорадкой в ​​ Кот-д'Ивуаре и ожидал смерти

Когда Картье-Брессон было чуть больше двадцати, он почти год жил в Кот-д'Ивуаре, где проводил большую часть своего времени на охоте.Он также путешествовал в Камерун и Того и вдоль реки Нигер.

Отсутствие доступа к материалам для рисования вдохновило его начать фотографировать людей, которых он встречал. Немногое из этих ранних изображений осталось; Картье-Брессон только с опозданием осознал их решающее значение и добавил их в свое портфолио ближе к концу своей жизни.

Приключение подошло к концу, когда он заболел черной лихорадкой (осложнение малярии) и вернулся во Францию, чтобы выздороветь, уже отправив инструкции своей семье на похороны.

4. Он не скрывал своих политических взглядов

Проведя время в Мексике и США, Картье-Брессон работал ассистентом режиссера Жана Ренуара на съемках Une partie de campagne и La Règle du jeu . Между тем, Картье-Брессон снял три документальных фильма в поддержку дела республиканцев в гражданской войне в Испании.

Позднее он сказал о том периоде: «Гитлер был за нами. Мы все были левыми. Здесь нечего стыдиться.Гордиться нечем ».

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Леонор Фини, Италия , 1933.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 16 x 11 дюймов (40,6 x 30,2 см). Эстимейт: 8-12 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

5. Он провел три года в качестве военнопленного и сбежал с третьей попытки

Стремясь присоединиться к борьбе с фашизмом, Картье-Брессон вызвался участвовать в военных действиях и в 1940 году был направлен в отдел кино и фотографии в Меце, Франция.Вскоре после призыва в плен к немцам он провел в плену три года.

После двух неудачных попыток побега ему наконец удалось добраться до ближайшего фермерского дома. Остаток войны он провел, работая, чтобы освободить других, и фотографировал оккупацию Франции своей любимой камерой Leica.

Американское Управление военной информации поручило Картье-Брессону снять документальный фильм о возвращении французских военнопленных ( La Retour , 1946), который стал центром первой персональной выставки художника в Музее современного искусства в 1947 году.Музей планировал выставку как ретроспективу, так как Картье-Брессон считался мертвым. Но художник был жив - и присутствовал на его открытии.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Тиволи, Лацио, Италия , 1933.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 20 x 15 ½ дюймов (50,8 x 39,3 см). Эстимейт: 10-15 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

6. Почему-то он всегда оказывался в нужном месте в нужное время

Cartier-Bresson плавно перемещался между искусством и коммерцией, участвуя в выставках галерей и работая фотожурналистом для таких изданий, как Harper’s Bazaar и LIFE .

В 1947 году вместе со своим близким другом Робертом Капа и несколькими другими фотографами он основал Magnum Photos, кооператив, который позволял членам сохранять права на свои изображения. Картье-Брессон провел три года, путешествуя по Азии и Ближнему Востоку вместе со своей первой женой, Каролиной Жанной де Соуза-Ийке, яванской танцовщицей, выступавшей под именем Ратна Мохини.

Заработав репутацию человека, оказавшегося в нужном месте в нужное время, он задокументировал похороны Махатмы Ганди - встретившись с лидером независимости Индии всего за несколько часов до его убийства.Он задокументировал гражданскую войну в Китае в 1948 году, падение Шанхая коммунистами в 1949 году и войну за независимость Индонезии.

В 1954 году он стал первым западным фотографом за семь лет, которому разрешили снимать на территории Советского Союза, потратив на LIFE небольшое состояние за свои снимки через Magnum.

7. Он превратил усмотрение в искусство

Чтобы добиться откровенных снимков, которыми он прославился, Картье-Брессон стремился максимально гармонировать со своим окружением.Он никогда не использовал вспышку и закрывал свою хромированную камеру Leica черной лентой, чтобы сделать ее менее заметной.

Его альбом 1952 года Images à la sauvette ( Изображения потихоньку ) ссылается на этот метод работы. Обложку книги разработал его близкий друг Анри Матисс, которого он сфотографировал в 1944 году - работа, которая была представлена ​​на персональной выставке Картье Брессона в 1947 году в MoMA.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), На берегах Марны , 1938.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 12 x 16 дюймов (30,4 x 40,6 см). Эстимейт: 6000-8000 долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

Картье-Брессон пошел на все, чтобы сохранить анонимность, которая облегчила его работу.Получая почетную степень в Оксфордском университете в 1975 году, он скрывал лицо от толпы листом бумаги.

8. Трумэн Капоте описал его как «танцующего, как взволнованная стрекоза»

В 1946 году Картье-Брессон был отправлен на задание к американскому писателю Трумэну Капоте.Как позже описал Капоте: «Я помню, как однажды наблюдал, как Брессон работает на улице в Новом Орлеане - танцует по тротуару, как взволнованная стрекоза, три лейки раскачиваются на ремнях на его шее, четвертый прижимается к его глазам: щелчок-щелчок - щелчок (камера кажется частью его собственного тела), щелчок с радостной интенсивностью, религиозное погружение. '

Это стремительное движение было подтверждено в документальном фильме 1962 года, в котором Картье-Брессон фотографирует французскую улицу.Фотограф постоянно находится в движении, пряча фотоаппарат за спиной до последнего момента.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Сринагар, Кашмир, Индия , 1948.Серебряно-желатиновый оттиск, отпечатанный 1989 г. Лист: 20 x 23 дюймов (50,8 x 60,6 см). Эстимейт: 18-22 тысячи долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

Картье-Брессон однажды сказал о своей работе: «Для меня фотография - это одновременное признание в доли секунды значения события, а также точная организация форм, которые придают этому событию его надлежащее выражение.Эта идея породила концепцию «решающего момента», которая остается синонимом Cartier-Bresson.

Возможно, нет изображения, лучше иллюстрирующего эту чувствительность, чем Behind the Gare St. Lazare (1932), на котором безымянный силуэт запечатлен на полпути через зеркальное водное пространство. Бомонт Ньюхолл, первый куратор отдела фотографии MoMA, выставил Gare St. Lazare на персональной выставке Cartier Bresson 1947 года Фотографии Анри Картье-Брессона в музее Нью-Йорка.

Зарегистрируйтесь сегодня

Интернет-журнал Christie’s каждую неделю доставляет на ваш почтовый ящик наши лучшие функции, видеоролики и новости аукционов

Подписаться

9.Он ушел из Magnum, агентства, в котором он был соучредителем, чтобы сосредоточиться на рисовании .

Проведя 1950-е и 1960-е годы, путешествуя по миру в командировках - возвращаясь в Китай, Индию и Мексику, а также побывав на Кубе и в Японии - Картье-Брессон в конце концов устал от своего путешествия по миру. Он женился во второй раз в 1970 году на фотографе Magnum Мартине Франк, и вскоре у пары родилась дочь.

В 1974 году он ушел из Magnum и переключился на портретную и пейзажную фотографию.Он также вернулся к своему первоначальному призванию: рисованию и рисованию.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Бал королевы Шарлотты, Лондон, Англия, , 1959.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 19 x 15 ¾ дюймов (50,5 x 40 см). Эстимейт: 12-18 тысяч долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

10. Он оставил после себя более полумиллиона негативов

На протяжении своей выдающейся карьеры Анри Картье-Брессон запечатлел некоторые из самых драматических моментов 20-го века, от коронации Георга VI до краха Пекина.Он фотографировал известных художников, писателей и кинозвезд, включая Пабло Пикассо, Альберто Джакометти, Альберта Камю, Мэрилин Монро, Кларка Гейбла и многих других.

Когда он умер в 2004 году, незадолго до своего 96-летия, он оставил после себя более полумиллиона негативов, сделанных за 50 лет в более чем 40 странах.

Анри Картье-Брессон (1908–2004), Hotel Courtyard, rue de la Boetie, Париж, , 1953.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный позже. Лист: 15 x 11 дюймов (40 x 30,2 см). Эстимейт: 5000-7000 долларов. Предлагается в Фотографии, 21-30 сентября 2020 г., онлайн

И все же самые любимые работы Картье-Брессона зачастую самые скромные в тематическом отношении: снимки обычных людей, ведущих свою повседневную жизнь.Такие изображения, как Rue Mouffetard (1952), переопределили роль фотографии «муха на стене» и вдохновили великих деятелей 20-го века, таких как Мартин Парр.

«Картье-Брессон работал до того, как появилось телевидение, когда люди видели мир глазами журналов», - говорит Питер Галасси, куратор ретроспективы Музея современного искусства 2010 года, Анри Картье-Брессон: современный век .

«Эта работа привела его по всему миру во все мыслимые сферы жизни.Он одинаково хорошо относился к крестьянам и королям. Я думаю, что сегодня для нас важна широта его любопытства ».

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *