Аведон ричард фотограф: Страница не найдена

Содержание

Новатор и бунтарь: 22 лучших фотографии Ричарда Аведона

Которые стоит увидеть хотя бы раз

Один из самых влиятельных артистов в фотографии, Ричард Аведон, создал целую систему визуальных образов в фотоискусстве, став новатором и бунтарём. Он решительно отметал устоявшиеся каноны статичной буржуазно-показательной фотографии, экспериментируя с нестандартными сюжетами, локациями и художественными приёмами. А главное - благодаря Ричарду Аведону модели на фотографиях начали смеяться, танцевать и прыгать, играть и проживать жизнь, благодаря ему модные съёмки стали по-настоящему захватывающими произведениями искусства.

Ричард начинал со службы в фотоателье военно-морского флота США, а продолжил 20-летним сотрудничеством с Harper’s Bazaar. Отличительной чертой снимков Аведона была игра контрастов. Самый знаменитый снимок, сделанный с культовой моделью 50-х - Довимой и слонами, демонстрировал резкое отличие фактур и силуэтов - хрупкости женской фигуры в шелковом платье и грандиозных созданий дикой природы.

Никто до этого не решался на подобные эксперименты. Тему контрастов мэтр продолжил и в последующих съёмках, выдерживая даже в студийной работе динамичные и завораживающие приёмы. Так он снял Настасью Кински с удавом.

Одной из самых значимых съёмок Аведона стала серия с Надей Ауэрман, позирующей с человеческим скелетом, - In memory of the Late of Mr. and Mrs. Comfort. Портреты Одри Хепбёрн, Мэрилин Монро, Дэвида Боуи и Твигги, созданные Ричардом Аведоном, являются одними из наиболее глубоких и эмоционально насыщенных. Сегодня исполняется 96 лет со дня рождения великого классика, а мы рассматриваем самые красивые его фотографии.

Читайте также: Ким Кардашьян, Бьорк и Виктория Бекхэм: Знаменитые работы Юргена Теллера

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

Спасибо!

Ваша подписка на наш дайджест оформлена. Добро пожаловать в сообщество L’Officiel!

СПАСИБО, ЖДУ ОБНОВЛЕНИЙ

Ричард Аведон Творчество и биография

Знаменитый американский фотограф Ричард Аведон (Richard Avedon) родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года. Его предки эмигрировали из России в конце 19-го века. Русская тема тонко прослеживается в его огромном фотонаследии, начиная с детского портрета великого русского композитора Сергея Рахманинова, который ныне утерян, и заканчивая портретом поэта Иосифа Бродского.

С детства Аведон мечтал стать поэтом, склонность к литературе проявилась в его работе в качестве со-редактора литературного журнала школы, в которой он учился. А в 1941 году он даже стал лауреатом поэтического конкурса городских средних школ Нью-Йорка. И возможно, эта любовь к поэзии отразилась в портретах многих известных поэтов, таких как Эзра Паунд, Иосиф Бродский, Марианна Мур, Уистон-Хью Оден и др. Но все же молодой Ричард Аведон недолгое время изучает поэзию и философию в Колумбийском университете. Фотография оказалась более привлекательной для начинающего поэта, она предлагала более быстрое воплощение его бурлящих эмоций. С 1942 по 1944 год, Аведон проходит армейскую службу в морской пехоте США.

После окончания службы в 1945 году, Аведон собирает портфолио и направляется к художнику и знаменитому дизайнеру российского происхождения Алексею Бродовичу и в те годы уже арт-директору журнала Harper`s Bazar. Это были 40-е годы двадцатого века, расцвет журналов Vogue и Harper's Bazaar, годы становления фэшион-фотографии, становления новых форм и стилей. И в начале этого пути, под предводительством редакторов моды Дианы Вриланд, Кармел Шоу и в связке с известными фотографами и дизайнерами Ирвином Пенном, Хиро, Беном Девидсоном и другими, Ричард Аведон начал формировать новый взгляд на моду, на ее отражение в журнальных и рекламных фотографиях.

Именно Ричард Аведон и Ирвин Пенн открыли выразительный минимализм студийных съемок моды. В те годы блистала прекрасная Довима ван Клиф, любимая модель Кристиана Диора и Жака Фата. Один из самых знаменитых ее снимков – снимок Ричарда Аведона, на котором царствует она, в первом платье юного Ива Сен-Лорана для дома Диор в окружении африканских слонов.

Как первый итог творчества, в 1959 году выходит «Observations» – эпохальный альбом фотографий уже признанного мастера Ричарда Аведона, в оформлении Алексея Бродовича и с литературными комментариями писателя Трумена Копоте. В 1956 году Аведон продолжил свое фототворчество в мире моды уже в киноискусстве. Студия "Парамаунт" и режиссер Стенли Донен сняли фильм «Лицо Фанни». Фред Астер увлеченно играл в нем фотографа Дика Авери, с ним в паре снималась Одри Хепберн, а сам Ричард Аведон принимал участие в картине как художественный консультант. А в 1958 году в возрасте 35 лет фотограф Ричард Аведон включен журналом «Популярная фотография» в список «10 великих фотографов мира».

1960-1970-е годы отметились зарождением и расцветом рок-музыки, началом триумфа Битлз, войной во Вьетнаме, движением хиппи – движущей силой и воплощением эпохи свободной любви. Эти новые веяния не могли не сказаться на стиле работ Ричарда Аведона. На страницах глянца главенствует Твигги – девушка-тростинка, чью полудетскую внешность в буйном танце с распущенными волосами Аведон запечатлел на страницах журнала Vogue. В 1967 году американский журнал Look заключил контракт с Ричардом Аведоном, представляющий право на проведение фотосъемки The Beatles. Аведон сделал несколько снимков группы в августе 1967 года, четыре фотографии из этой сессии позже были украшены психоделическими эффектами. Впервые психоделические фото The Beatles были опубликованы в американском журнале Look 9 января 1968 года, а затем были проданы на многочисленных аукционах в виде плакатов.

В 1966 году заканчивается долгое и яркое сотрудничество Аведона с журналом Harper`s Bazaar, и с этого периода по 1990 год он работает штатным фотографом американского Vogue. Лучшие рок-музыканты: Боб Дилан, Дженис Джоплин, Элис Купер и Френк Заппа, весь состав Битлз, певица Джоан Баэз и другие музыканты, а также люди искусства – актеры, художники, среди них Энди Уорхол с шрамами на теле после покушения, Эдгар и Джонни Винтер, "эпохальная" модель Твигги и эпохальная балерина Майя Плисецкая, скульптор Луис Невельсон и многие другие предстали в альбоме-фотолетописи поколения 60-х, книге «Аведон: Шестидесятые», выпущенной издательством Рэндом Хаус. Но в этом же альбоме не осталась без внимания и другая сторона времени – военные и антивоенные действия пересеклись в портретах представителей двух взглядов на вьетнамскую войну. Неизвестный американский солдат снятый на военной базе во Вьетнаме, Дэвид МакРейнолдс – активист антивоенной лиги, Глория Эмерсон – корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс» во Вьетнаме, доктор Бенджамэн Спок – педиатр, активист антивоенного движения, активисты Чикагской семерки и другие лица запечатлены на портретах Ричарда Аведона.

Начиная с 70-х годов, одна за другой выходят книги с фотографиями мастера и проходят выставки-ретроспективы его работ в лучших музеях Америки. Это и упомянутая выше ретроспектива портретов «Ричард Аведон», снятых в 1945-1970 годах (1970, Институт Искусств, Миннеаполис), выставка «Портреты», 1969-1975, в которую в том числе вошли работы антивоенной тематики. В 1978 и 1980 годах проходят две ретроспективы фотоискусства Ричарда Аведона в Метрополитен-музее в Нью-Йорке и Музее института искусств в Беркли.

Тридцатилетний период работы в фотографии был подведен теперь уже раритетными альбомами: «Портреты» (1976), «Аведон: фотографии 1947-1977» (1978) и интересным альбомом под названием «Семья», в котором запечатлены известные политики, бизнесмены и лидеры властных структур. В этот же период времени Аведон начинает работу над своим знаменитым фото-проектом “На американском Западе”. С 1979 по 1984 год Аведон объезжает 17 штатов и 189 городов, чтобы сфотографировать 752 человека, оставив лица этих рядовых американцев навсегда в истории не только Америки, но и всего мира. Результатом пятилетних съемок стал вышедший в 1985 году одноименный альбом. Сразу после его выхода мнения о проекте резко разделились. Большинство американцев не хотело признавать себя в этих странных, порой чего-то страшащихся лицах. «Я фотографировал то, что неловко и страшно: старение, смерть и отчаяние жизни». Экспозицию не принял ни один музей Нью-Йорка и первое представление грандиозной эпопеи состоялось лишь в Музее Картера в форте Уорт штата Техас и уже далее экспозиция прошла по ряду музеев и галерей Америки.

Последние годы Ричард Аведон работал штатным фотографом в знаменитом еженедельнике «Нью-Йоркер». Его фотопортреты ведущих иллюстрировали критические статьи и эссе. Жизнь и искусство всегда были для Ричарда Аведона чем-то единым, сплетенным в тугой узел красоты и вульгарности, актуального и вечного, примитивного и сложного. 1 ноября 2004 года на 82-м году жизни великий американский фотограф Ричард Аведон скончался от кровоизлияния в мозг в больнице штата Техас, где снимал серию под названием «За демократию» для журнала «Нью-Йоркер».

Официальный сайт Ричарда Аведона –

Ричард Аведон: американская легенда | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 18 июля 2016

Ричард Аведон родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года. Его предки эмигрировали из России в конце 19-го века, и русская тема тонко прослеживалась в его огромном фотонаследии. Начиная с того, что первой моделью маленького фотографа Ричарда был его сосед, великий русский композитор Сергей Рахманинов. «Шпион» с фотоаппаратом караулил мэтра в вестибюле дома, всячески старался обратить на себя внимание. «Я хотел, чтобы он увидел меня, признал меня, так или иначе», - говорил Аведон одному французскому журналисту несколькими годами позже. «Я хотел, чтобы он дал мне что-то от себя, что-то, что бы я мог хранить, что-то тайное и постоянное, которое бы соединило меня с ним». К сожалению, снимок великого композитора ныне утерян, но это был первая работа в частном пантеоне великих портретов Аведона. Интересно, что с детства Аведон мечтал стать поэтом, склонность к литературе проявилась в его работе в качестве со-редактора литературного журнала «The Magpie» средней школы Клинтона, в которой он учился. А в 1941 году он даже стал лауреатом поэтического конкурса городских средних школ Нью-Йорка.

В 1942-1944 годах Ричард служил в морской пехоте. После армии, решив посвятить себя фотографии, он создал портфолио и отнес его арт-директору журнала «Harper’s Bazaar» Алексею Бродовичу.

40-е годы ХХ века – это расцвет Кристиана Диора и эпоха New Look, на смену сдержанности военного времени приходят элегантность и шик. В истории моды начался новый виток. Одними из тех, кто стоял во главе фешн-индустрии тех лет, были журналы «Harper’s Bazaar» и «Vogue». Именно с ними и сотрудничал Ричард Аведон

Аведон принадлежал к тем, кто сформировал новое видение моды, свежий взгляд на рекламную и фешн-фотографию. Совместно с Ирвином Пенном Ричард открыл миру всю уникальность и выразительность студийных съемок.

50-е годы стали расцветом творчества Аведона. Самой яркой и известной моделью тех лет была неповторимая Довима, вдохновлявшая ведущих кутюрье тех лет: Кристиана Диора и Жака Фата. Одним из самых лучших снимков прекрасной модели стал тот, на котором Довима была изображена в окружении слонов. Его автором был Ричард Аведон.

«Довима со слонами, вечернее платье от Dior»

В 1956 году его пригласили стать консультантом и фотографом на съемках фильма «Fanny Face», с Фредом Астером и Одри Хепберн в главных ролях.  Фред Астер сыграл популярного модного фотографа Дика Эйвери, в котором угадывались черты Ричарда Аведона. Аведон, кстати, предоставил некоторые из своих фотографий для этой постановки, включая знаменитый потрет Одри Хепберн, на котором видны только глаза, брови и губы актрисы, но не узнать ее невозможно.

В 1958 году журнал «Популярная фотография» признал Аведона одним из 10 великих фотографов мира.

Хотя в модной съемке Ричард Аведон нашел свое призвание, он никогда не ограничивался только фэшн-фотографией. С 1952 по 1954 год, не прекращая сотрудничество с модными изданиями, Аведон был редактором и фотографом в журнале «Театральное искусство». 

Работы с 1951 по 1960:


Некоторым подведением итогов за этот период стал альбом фотографий Ричарда Аведона под названием «Наблюдения» («Observations»), который вышел в 1959 году. Он интересен тем, что над ним работали три знаменитости: Ричард Аведон (автор фотографий), Алексей Бродович (автор полиграфического оформления) и Трумен Капоте (автор текстов).

При этом, в угоду дизайнерским изыскам Бродовича, Капоте пришлось изменять текст таким образом, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. В 1962 году в Смитсоновском институте Вашингтона прошла авторская выставка Ричарда Аведона, в оформлении которой также участвовал Алексей Бродович. Известный дизайнер вообще принимал участие в судьбе Ричарда Аведона вплоть до конца своей жизни. Однако, не в последнюю очередь благодаря непростому характеру Бродовича, их отношения нельзя назвать безоговорочно дружескими - дизайнер и фотограф навсегда остались строгим учителем и «нерадивым» учеником. «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», - с горечью сказал Ричард Аведон после смерти Алексея Бродовича в 1971 году.

В 1966 году Ричард Аведон расстался с «Harper's Bazaar» и перешел в «Vogue». На страницах этого журнала он открыл миру модель Твигги, которая стала идеалом новой красоты.

Для «Vogue» Аведону позировал Энди Уорхол со свежими шрамами после операций и Ринго Старр с белым голубем на руке.

Лукино Висконти, Фрэнк Заппа, Боб Дилан - список знаменитостей, представших перед нами на фотопортретах работы мастера можно продолжать и продолжать. 

Излюбленный прием фотографа при портретной съемке - нейтральный, по преимуществу белый фон. Благодаря ему, персонажи Аведона оказывались вне предметного контекста, который способен отвлечь зрителя от личности модели. Сам фотограф писал об этом так: «Я всегда, с самого начала, пользовался белым фоном. Серый фон - только тогда, когда присущий ему викторианский романтизм входит в конфликт с объектом съемки, как это видно на примере Энди Уорхола, демонстрирующего свои шрамы. При работе с белым фоном очень трудно удержаться от того, чтобы графичность не вышла на первый план». 

Но на фотографиях Аведона появились и герои, далекие от гламура - ведь шли семидесятые, время хиппи и войны во Вьетнаме. В разгар вьетнамской войны Аведон приехал в Сайгон для фотосъемки американских солдат. Это поездка принесла ряд снимков (например, очень известный «Армия США с вьетнамскими женщинами. Сайгон»), при работе над которыми Аведону удалось очень успешно испытать себя в новом жанре военного репортера. 

К этому времени перестал восприниматься как фэшн-фотограф, а слава его шагнула далеко за пределы модных журналов. Выставочные залы Америки буквально боролись за каждую экспозицию Аведона - выставки следовали одна за другой. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) прошла выставка Ричарда Аведона - ретроспектива портретов, сделанных в 1945-1970 годах. В 1974 году нью-йоркский Музей современного искусства показал экспозицию, посвященную отцу фотографа. В следующем году в Нью-Йорке состоялась выставка «Портреты» (1969-1975 гг.), в которую вошли в том числе и работы антивоенной тематики. В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитан (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) прошли ретроспективы фэшн-фотографий Ричарда Аведона. Активно издавались и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г.), «Аведон: Фотографии», 1947-1977 гг. В 1976 году в журнале «Rolling Stone» были опубликованы фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам.  

Между тем фотограф, при жизни признанный классиком, отнюдь не почивал на лаврах. Более того, к концу семидесятых годов он выработал новую стилистику «реальной» фотографии. Вместо гламурного сияния этот стиль давал портреты, отчетливо прорисованные до последней морщинки, шрама, родинки. Таким образом был выполнен альбом «Американский запад» («In The American West», 1985 г.) - строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. Это снова была революция, но если идея привнесения в моду жизни, с которой началась карьера Аведона, сразу нашла множество поклонников, то новая «минималистическая» стилистика автора поначалу понравилась далеко не всем. 

Портреты 1979-1984 годов, объединенные в проект «Американский запад», казались странными, выставку принимали не все музеи, а критика восприняла альбом негативно. Например, в журнале «Искусство в Америке» («Art In America») появилась статья Макса Козлова, в которой говорилось: «Он (Аведон) изображает американский запад, как быдло, состоящее исключительно из уродов». Многие критики просто отказывались считать эти работы предметом искусства. Лишь годы спустя фотографии альбома «In The American West» заняли подобающее им место в мировом культурном наследии - как уникальные художественные документы, непредвзято запечатлевшие целую эпоху. 

С 1992 года Ричард Аведон работал штатным фотографом в еженедельнике «The New Yorker». Без портретов его работы не обходилась ни одна более или менее значимая статья. Параллельно Аведон занимался и собственными проектами. Одним из таких проектов была серия под названием «За демократию». При работе над ней на 82 году жизни Ричард Аведон скончался от кровоизлияния в мозг. 

Ричард Аведон и Твигги в парижской студии 1967.

Барбара Стрейзанд, 1965

Рене, 1947 из коллекции Диора

Человек в шляпе, Италия 1948

Элиза Даниелс, 1948

Мэрлин Монро. Нью-Йорк 6 мая 1957


Момент работы.


Модель Кармен. Париж, 1957. Была одной из муз Сальвадора Дали.

Марлон Брандо, 19 апреля 1951.

Сьюзи Паркер и Робин Тэттерсолл. Париж, площадь Согласия 1956

Таким мы ещё Чарли Чаплина не видели . Нью-Йорк 13 сен 1952

Одри Хепберн, 18 декабря 1953.


Рудольф Нуриев,1962. Он великий балерун. Он даже на фото парит.

Mikhail Baryshnikov and Jon DeVries by Richard Avedon for 'Forbidden Christmas or the Doctor and the Patient, 2004


Верушка и Ричард Аведон, 1967.

Она же Верушка, 1967. 

Сюзи Паркер, 1962. «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели – это не просто вешалки для одежды».

Боб Дилан. Нью-Йорк, Гарлем 4 ноя 1963

Боб Дилан. Нью-Йорк 10 фев 1965. Снимали после дождя, и мне так нравиться свечение на заднем плане. Как будто что-то сверхъестественное.

Катрин Денев. 22 сентября 1968

София Лорен, 2 октября 1972. Одна красивая женщина за другой.

Элизабет Тэйлор, 1 июля 1964.

Энди Уорхол, 1969. В 1968 феминистка Валери Соланас три раза выстрелили в живот Энди, он остался жив, но шрамы всегда напоминали ему об этом.


Он всегда боялся, что следующий снимок может быть хуже предыдущего, это чувство преследовало его всю жизнь. Заканчивая одну фотографию он уже думал о следующей, выстраивая сюжет.

«Это как проклятие, — говорит он. — У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это слоган моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию»».


Джин Шримптон, 1965

Твигги, 1968

Майя Плисецкая, 1966

1962 год

Шер, 1974

Чина Мачадо, 1965

Джин Шримптон, 1970

Верушка, 1972

Настасья Кински, 1981. Для этого снимка Настя пролежала 2 часа на холодном цементном полу, так же ей надо было зажать хвост удава косточками щиколоток. Она лежала не двигаясь, даже не шелохнулась когда змеиный язык коснулся мочки уха. На фото это прекрасно видно.

Германия, Берлин, Бранденбургские ворота; Канун Нового 1989 года. Год падения Берлинской стены. Можно только гадать, что конкретно празднует этот человек.

Стефани Сеймур

Маглозия Бела и Жизель Бундхен, 2000

Кутюрье Джон Гальяно. Нью-Йорк 9 дек 1999

Бьорк. Нью-Йорк 2 июня 2004

Ирвин Лазар, Элизабет Тэйлор и Джек Николсон, 29 марта 1993.

Ричард Аведон и Одри Хепберн

Просто Одри

 

Софи Лорен и Ричард Аведон, 1966

Миа Фэрроу, 1966. Это от нее Вуди Аллен ушел к её приемной дочери, после 12 лет отношений.


Верушка Нью-Йорк 1967 январь. Дочь немецких аристократов, а говорила всем, что из России, поэтому придумала себе такое экзотическое имя )))))


Она же в 1966.

Снимок называется «Собрание» 15 октября 1963 г.

Сид Чарисс, 1961. Американская танцовщица и актриса. Уже в 1952 году она застраховала свои ноги на 5 миллионов долларов, это была самая высокая сумма страховки в те года.

Туфелька (дизайн от Перуджи). Париж, площадь Трокадеро авг. 1948

Дориан Ли. 1949. Одна из первых моделей, получившая широкую известность.


Дориан Ли и велогонщик. Париж 1949

Сьюзи Паркер, Париж 1952. Сьюзи родная сестра Дориан Ли, она младше её на 12 лет. Сьюзи было 15 лет, когда Дориан (уже была очень известна) организовала для Сьюзи встречу в модельном агентстве, позже она также станет актрисой.

Сьюзи и Робин Таттерсолл, Мулен Руж, Париж 1957. В 1-ой части было ещё одно очень красивое совместное их фото.


Сьюзи Паркер, авг. 1956


Сьюзи Паркер, Робин Таттерсолл и Гарднер МакКей. 1956

Кэтрин Хепберн. Нью-Йорк 2 марта 1955. У Кэтрин кстати 4 Оскара, больше чем у кого-либо.

Коко 1958

Бриджит Бардо в парижской студии 27 янв. 1959

Довима. Париж янв. 1955. Была музой таких домов моды как Christian Dior, Yves Saint-Laurent.

Довима, 1950. Была самая высокооплачиваемая модель, $75 в час.

Ричард называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени». А фотография, сделавшая её популярной «Довима со слонами» (она в 1-ой части) была продана на аукционе Кристис за 841.000 €.

Довима. Египет янв. 1951

Кстати, она сыграла в фильме с Одри «Забавная мордашка». (Снимок не из фильма)

Альфред Хитчкок, 16 марта 1956

 

Одри Хепберн (а также Арт Бухвольд, Симон, Барбара Маллен, Фредерик Эберстадт и Кернан Реджинальд) (вечерние туалеты от Бальмы, Диора и Пату) авг. 1959

Мария Каллас, 1970. Какие у нее тут глаза!! Я в них вижу и боль, и злость, и удивление. Шикарный Автопортрет.

Карита Маттила. 1975

Верушка, 1972


Настасья Кински, 1982

Стефани Сеймур в фотосессии Ричарда Аведона, 1994 год

Она же в 90-е.




Лиса Бигелоу и Альфред Лэсли, 1960. 

Майя Плисецкая. 1966

Дети Пабло Пикассо, Клод и Палома Пикассо. Париж 25 янв 1966

Убийца Дик Хикок. Канзас, Garden city 15 апр. 1960. Обратите внимание на лицо, как два разных человека, что свойственно убийцам.

Певица Дженис Джоплин. Техас, Порт Артур 1969

Тилли Тиззани, 1964. Известная в свое время модель.

Жена Ричарда Аведона, Эвелайн Аведон. Нью-Йорк 23 июля 1975

Отец Ричарда,Якоб Исраэль Аведон, 1975.

Тина Тернер, 1971

Бьянка Джаггер, 1972

Санни Харнетт, 1954. Модель и актриса, тоже снялась в «Забавная Мордашка».

Санни Харнетт. Париж, Казино Ле-Туке

Певица Мариан Андерсен. Нью-Йорк 30 июня 1955

Марк Шагал, 1959

Герцог и герцогиня Винздор. Нью-Йорк. Waldorf Astoria, номер 28А. Снимок сделан в гостинице ))))

Герцог Виндзорский отрекся от престола в 1936 и наследником стал Георг Шестой, который был заикой (Колин Фёрт «Король говорит»). Существует 2 причины отречения от престола: он был влюблен и женился на разведенной американке Уоллис Симпсон (на фото), и как он говорил: «Я нашёл невозможным… исполнять обязанности короля без помощи и поддержки женщины, которую я люблю»; вторая причина — вся любовь была прикрытием его нездоровой симпатии к Гитлеру, поэтому и отрекся. В жизни они прослыли отвратительной и бесчувственной парой. Аведон хотел показать их другими, и перед тем как щелкнуть затвор камеры, соврал, что по дороге к ним на съемку, его такси задавило собачку. Ричард Аведон: «Они любили собак больше, чем они любили евреев».

Элиза Даниелс, 1948

Элиза Даниелс и уличные актеры, Париж 1948

Кристиан Берард и Рене, 1947

Джорджия Хэмилтон, 1953

Марго Маккендри и Чина Мачадо, 1961

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс».

Данни Веил, 1962. Писательница.

Ингрид Бергман, 1962

Михаил Барышников и Твила Сарп (тоже танцовщица), 1975

Ингрид Боултинг, 1970

Наталья Семанова, 1998

Маурицио Кателлан, 2004. Одна из последних фотографий.

 

Джон Кеннеди и его дочка Каролина. Она единственный их ребенок из 4-ых, оставшийся в живых, все остальные умерли ((((

Снимки, которых я не нашла названий и моделей ((((

Скорее всего из рекламы одежды.


Вроде как Сьюзи Паркер

Ричард Аведон и Фред Астер за работой, ничто не помеха )))

Все новое это хорошо забытое старое..

 Dovima by Richard Avedon.

Ричард Аведон часто многие фотографии делал “первым”. На обложке Harper Bazar в 1965 впервые для женского модного журнала появился мужчина - Стив Маккуин. Его голову обнимает рука модели Джин Шримптон со множеством браслетов. В 2010 году фотограф Дэвид Слайпер повторил сцену на обложке GQ Australia, изобразив человека года - Райана Квэнтина.

Были у него и такие снимки ))))

Вики Гилберт в рекламе духов Chanel No.5. 

Audrey Hepburn, photo by Richard Avedon, Harper's Bazaar, September 1961

Kate Moss Photography by Richard Avedon For Versace Campaign Fall 1996

Calvin Klein Jeans Brooke Shields  ©Richard Avedon

А на Заречной улице весна))

Та фотосессия, что побудила меня написать этот пост. 22 декабря 1958 годаMarilyn Monroe позировала фотографу Ричарду Аведону. Он решил сделать фотосессию в которой Монро должна была изображать кинозвезд прошлых лет. В итоге получилось следующее:

 

 Marilyn Monroe as Lillian Russell


 

 

Marilyn Monroe as Marlene Dietrich

 Marilyn Monroe as Clara Bow


 

 

Marilyn Monroe as Jean Harlow

Ричард Аведон: «Удиви меня. Каждый снимок должен изумлять!»

Ричард Аведон вдохновляет #1

​Одно из самых великих наслаждений в жизни – наблюдать свет. Проводить послеполуденное время в Монтоке и смотреть как свет движется, меняется, облако закрывает солнце. Уроки жизни, преподносимые в награду лишь за умение наблюдать.

Ричард Аведон1

Ричард Аведон, ему 71 год, в своём доме-студии в Ист-Сайде, Нью-Йорк. Автор фотографии: Джон Лоэнгард (John Loengard). Источник: «Gallery M».

Ричард Аведон – фотограф, живший и трудившийся преимущественно в XX веке, чьё имя известно благодаря 60-ти летней работе в индустрии моды и нескольким проектам в художественной фотографии, среди которых сам фотограф наиболее отчётливо выделяет серию под названием «In the American West» (с англ. «На американском Западе»).

Утверждают, что Аведон – первый человек в истории фотографии, который одновременно преуспел и в коммерческой, и в художественной фотографии. Более того, он осознанно способствовал размыванию границы между «коммерцией» и «искусством», до середины XX-ого века прослеживающейся отчётливо и редко пересекаемой. Многогранность творческой природы Аведона ёмко и точно раскрывают две цитаты из очерка в «The New York Times», опубликованного в день смерти фотографа:

«Фотографии мистера Аведона отражают свободу, возбуждение и энергичность моды в момент её появления на пороге эпохи преобразований и популяризации. Превалирующий стиль не имел значения, Глаз Мастера всегда находил возможность довести дух выбранного стиля до крайности, куда бы не стремился творческий порыв мира моды: к “Новому Облику” освобождённого Парижа или к практичной спортивной одежде, разработанной в Нью-Йорке, к независимой моде лондонской Карнаби-стрит или к утончённо-строгим платьям и костюмам из Милана»;

«Непохожие на его полные жизни и театрализованные fashion-фотографии, портреты мистера Аведона последовательно запечатлевают нарастающее разочарование в возможностях американской жизни и культуры, особенно после взлёта его карьеры в 50-ых и ранних 60-ых. С самых первых, его портреты, кажется, намеренно срывают с известных личностей их яркое мерцание и обнажают обычных, часто, ранимых людей. А с 70-ых внимание портретов смещается к испытаниям старением и близостью смерти.»2

Безусловно, это не единственная заслуга Аведона. И на мой взгляд, не главная. Мне не хочется начинать эту статью с чопорного списка регалий и достижений, массовой публикации наиболее знаменитых произведений Аведона. Они настолько яркие, и яркие стабильно вплоть до конца карьеры, настолько сильно пульсируют в контексте истории и культуры, что читателя – талантливого фотографа, но пока ещё не достигшего высот таких же, как Мастер – результаты Аведона могут либо отпугнуть, либо найти узкое «применение»: стать лишь примером технических приёмов. «Ему можно только завидовать!» – возможно, скажет кто-то из вас. «Он гений. А я обычный фотограф», – скажут другие. «И что особенного в этих фотографиях? Разве что поучиться, как управлять светом», – ограничат себя третьи.

В этой статье я хочу показать Ричарда Аведона «обычным» человеком, как Вы и я, не родившимся фотографом, а ставшим им благодаря методичному труду и умению использовать воображение и имеющиеся качества своей личности – целеустремлённость, смелость, настойчивость, аналитическое мышление, эмпатичность, чуткость и эмоциональную чувствительность – развивать их и находить для них точки приложения, соответствующие внутренним желаниям и целям. В этом созданном собственными руками умении, на мой взгляд, и заключается гений Аведона. Гений, подвластный каждому человеку.

Для тех же, кого вдохновляют регалии и признанные достижения приведу их краткий список:

  • В свои 10 лет Аведон на семейную «мыльницу» делает портрет выдающегося музыканта XX века Сергея Рахманинова;
  • В 21 выполняет первый заказ на рекламную съёмку одежды для одного из нью-йоркских универмагов, начинает сотрудничество с Алексеем Бродовичем, гигантом в области визуальных коммуникаций, влияние которого на мир графического дизайна и рекламной фотографии сложно переоценить;
  • В 22 фотографии Аведона появляются в «Junior Bazaar», «Vogue» и «Life».
  • В 23 у него своя студия, его работы на страницах «Harper’s Bazaar», он становится главным фотографом этого крупнейшего в США (ныне в мире) издания о моде;
  • В 26 штатный фотограф и младший художественный редактор журнала «Theatre Arts», журнал «Popular Photography» называет Аведона одним из 10 величайших фотографов в мире;
  • В 27 его работы стабильно публикуются в «Life», «Graphis» и «Look»;
  • В 32 Аведон создаёт фотографию, которая в 2010 году уходит с молотка за более чем 1 150 000 долларов;
  • В 34 по мотивам его жизни снимают голливудский фильм-мюзикл, в котором сам Аведон выступает техническим консультантом;
  • В 36 выпускает первую книгу фотографий;
  • В 39 проходит его первая выставка сразу в одном из крупнейших научно-образовательных учреждений США и самом крупном в мире хранилище музейных экспонатов – Смитсоновском институте;
  • В 43 года Аведон становится штатным фотографом «Vogue», принимая предложение в размере одного миллиона долларов (семь миллионов в пересчёте на 2014 год), беспрецедентная сумма по тем временам, и в течение 15 лет снимает почти все обложки «Vogue». В этом же возрасте он участвует в одном из самых дорогих редакторских заданий в истории журналов о моде;
  • В 47 редактирует книгу о вот-вот получившем мировое признание фотохудожнике Жаке Генри Лартиге (Jacques Henri Lartigue). Книга сыграла роль в постепенном становлении фотографии как вида искусства и популяризации ранних работ Лартига.
  • В 51 проходит его выставка в Музее Современного Искусства в Нью-Йорке, называемом самым влиятельным музеем современного искусства в мире и являющимся одним из самых крупных музеев мира;
  • В 52 выставка в Нью-Йорке в международной галерее «Marlborough Gallery», на стенах которой регулярно появляются произведения художников с мировым именем, в частности, Винсента Ван Гога (Vincent van Gogh), Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon) и Люсьена Фрейда (Lucian Freud).
  • В 54 передвижная выставка в крупнейшем (третье место после Эрмитажа и Лувра) и четвёртом по посещаемости в мире художественном музее – Метрополитен-музее – побывавшая в нескольких крупных городах США и в Токио.
  • В 57 создаёт серию портретов «The Family» (с англ. «Семья») по поручению популярного в США, в настоящее время в мире, журнала о культуре «Rolling Stone», запечатлевших наиболее влиятельных американцев того времени: государственных и политических деятелей, финансистов и медиамагнатов;
  • В 66 получает звание почётного доктора искусств Королевского Колледжа Искусств в Лондоне;
  • В 69 становится первым штатным фотографом журнала «The New Yorker», с учётом, что издание никогда ранее в своей почти 70-ти летней истории не публиковало обширные фотоповествования и, в целом, фотографии за исключением маленьких отдельных снимков;
  • В 71 об Аведоне снимают полуторачасовой документальный фильм;
  • В 72 создаёт свой первый эротический календарь для «Pirelli»;
  • К 81 году он оставил после себя 14 книг, работы в Музее Современного Искусства в Нью-Йорке, Метрополитан-музее, Институте Искусств в Миннеаполисе, Смитсоновском Национальном Музее Американской Истории, Музее Американского Искусства Амона Картера, Национальном центре искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже, собственный фонд, регулирующий творческое наследие – Фонд Ричарда Аведона («The Richard Avedon Foundation») – учеников и ассистентов, многие из которых стали впоследствии востребованными и известными фотографами, в частности Хиро (Hiro), Эми Арбус (Amy Arbus), Себастиан Ким (Sebastian Kim), Дэймиан Мардл (Daymion Mardel) и Дирк Кикстра (Dirk Kikstra).

Наверное, проще сказать, чего в профессиональной карьере Аведона не было, и каких высот он не достигал.

Едва ли существовал известный человек в Соединённых Штатах Америки XX века, будь то чиновник, политический активист, супермодель, танцор и танцовщица, актёр и актриса, писатель, художник, драматург или композитор, которого не запечатлел Мастер. Ещё бы. Как Вы можете видеть выше, своеобразная традиция берёт начало в раннем возрасте Аведона, когда «Kodak Box Brawnie» в детских, но уже тогда смелых и целеустремлённых ручках, запечатлевает Рахманинова: «Я хотел, чтобы он видел меня, каким-то образом признал меня. Я хотел, чтобы он дал что-то от себя, что я мог бы хранить, что-то личное и всегда существующее, что связывало бы меня с ним»3 .

Постепенно я ближе познакомлю Вас с почвой, на которой появлялись эти и другие достижения, сыгравшие, как я постараюсь показать, ключевые роли в карьере обычного человека и одного из самых необычных фотохудожников в мировой истории фотографии.

О форме и содержании статьи

Это статья аналитическая. Она не столько представляет события из официальной биографии Ричарда Аведона 4, сколько связывает их, пробует найти зависимости. Задача такой формы – ответить на ряд более «практичных» вопросов. Чем может вдохновить Аведон современного фотографа? Чему у него можно поучиться? И чему, возможно, учиться не стòит?

Для этого необходимо взглянуть на работы Аведона 5. Тем не менее, этого недостаточно. Ценную информацию несут атмосфера, в которой автор создавал фотографии, их предназначения и интерпретации, связь с его личностью и с событиями его жизни. Метод данной статьи – показать такую атмосферу в тесном взаимодействии с произведениями.

 

Эта работа Ричарда Аведона – «Dovima With Elephants, Evening Dress By Dior, Cirque D'hiver, Paris, August 1955» (с англ. «Довима и слоны, вечернее платье от Диор, «Зимний Цирк», Париж, август 1955 года») – одна из самых узнаваемых. Считается «визитной карточкой» fashion-Аведона.

Также, в настоящей статье на примере творческого пути Мастера я затрагиваю «стратегические» вопросы, не подразумевающие под собой наличие правильных или неправильных ответов на них. На мой взгляд, каждому портретисту следует спрашивать у себя: «Что такое портрет?», «Чей это портрет на самом деле: фотографа или модели?», «Постановочная фотография: может ли она документировать, отражать действительность?», «Что нужно для “хорошего” портрета?», «Какой портрет считать “хорошим”?», «Что делает фотографа-портретиста “хорошим” фотографом-портретистом?», «Нужно ли манипулировать моделью, чтобы получить “хороший” портрет?», «И, вообще, влияют ли отношения фотографа и модели на фотографию? Если влияют, то как?», «Существует ли чёткая граница между коммерческой и художественной фотографией?», «Как жить в достатке, создаваемом за счёт собственного творчества?». Пусть жизненный опыт Аведона станет для Вас примером в поиске собственных ответов.

Для удобства восприятия статья разделена на четыре части.

Первая часть – введение, с ним Вы сейчас знакомитесь. Здесь кратко представлены достижения и заслуги Ричарда Аведона, с какими принято ассоциировать имя этого фотографа, а также цель, задачи, метод и форма настоящей статьи.

Во второй части Вы увидите некоторые произведения Аведона, узнаете истории их создания и познакомитесь с интерпретациями. Здесь Вы можете почерпнуть для своей личной практики многое о взаимодействии фотографа и модели, о собственном стиле, а также о пути от некой идеи до конкретного изображения, обретающего в историческом контексте смыслы и предназначения. Отдельная ценность второй части заключается в ответах на вопросы «Что отличает “хороший” снимок от “плохого”?» и «Почему конкретная фотография может выделиться, может остаться незамеченной или стать заметной спустя какое-то время?». Поиск ответов на эти вопросы ведётся здесь в единой связке с третьей частью. Наконец, Вы сможете пополнить свои знания по истории фотографии.

В третьей части Вы познакомитесь с биографическим портретом Ричарда Аведона. Здесь я рассматриваю не только события профессиональной и личной сфер жизни Мастера, но и связь индивидуальных событий с общественными. Эта часть играет ключевую роль в понимании произведений Аведона, то есть содержания второй части, и в поиске ответов на стратегические вопросы.

Чтобы метод, выбранной для этой статьи, работал эффективно, произведения во второй части и события в третьей части я представляю в хронологическом порядке.

Четвёртая часть посвящена наследию мастера: влиянию его творчества и личности на будущие поколения фотографов. Здесь я концентрирую внимание на двух «корневых» вопросах: «Чему стòит поучиться у Аведона?» и «Чему у него учиться не стòит?».

Настоящая статья основывается на нескольких десятках источников, преимущественно на английском языке. Среди них научные исследования и публицистика всех мастей: от «аналитики», биографических очерков, интервью до анонсов выставок, заметок и результатов аукционов. Полный перечень использованных источников Вы найдёте в конце статьи.

Особый вклад при подготовке данной статьи внесли два источника: документальный фильм об Аведоне ([1]) и научная диссертация вместе с её обзорной статьёй, исследующие творчество фотографа ([10], [11]). Первый содержит в большом количестве диалоги с Аведоном, по сути, его собственные мысли, плюс интервью с широким кругом лиц, охватывающим коллег, друзей и ситтеров фотографа (от англ. «sitter» – букв. «человек, сидящий перед камерой», смысл. «модель»; в англоязычной литературе в контексте рекламной фотографии часто используется слово model, в художественной портретной фотографии – sitter). Второй отражает глубокое и обширное исследование, охватывающее весь путь Мастера и затрагивающей философию его творчества. Помимо прочего, этот источник представляет ценность глубиной и тщательностью интерпретаций аведоновских фотографий. Я рекомендую Вам самостоятельно изучить оба источника.

Содержание настоящей статьи основывается на опубликованной информации, образующей некий образ, который лишь в определённой степени отражает реальную личность Ричарда Аведона. Тем не менее, я постарался сохранить разнообразие субъективных мнений. Например, два источника, указанных выше, способствуют скорее положительному отношению к Мастеру и его творчеству, пробуждают к нему интерес, в чём их главная, на мой взгляд, заслуга. Я сошлюсь как минимум на три источника, которые подвергают критике жизненный стиль и творчество Аведона. Я как автор этой статьи и Вы как её читатель можете быть согласными или не согласными, или согласными отчасти с предложенными точками зрения. Их разнообразие поможет Вам сформировать общую картину, в некоторой степени объективную.

Настоящая статья содержит изображения обнажённых человеческих тел и сюжетов, которые могут быть неприемлемыми для Вас по религиозным, этическим или иным убеждениям. Данные изображения я привёл с целью исследовать жизненный и творческий путь конкретного фотохудожника. Читателей, возраст которых менее 18-ти лет, я прошу знакомиться с содержанием настоящей статьи только при наличии возможности получить комментарии от людей с бòльшим жизненным опытом.

Добро пожаловать в Аведониану!

Примечания:

1 Оригинальный текст: «One of the greatest joy in life is watching light. To spend in the afternoon in Montauk and watch a light move and light change, and a cloud cross the sun. The lessons to be learned about life by just observing» ([1] , 1:13:15 – 1:13:34).

Монток  (Montauk) – местность, пляжный курорт на берегу Атлантического океана, в Лонг-Айленд, округ Саффолк, штат Нью-Йорк, США. Здесь у Ричарда Аведона в период с 1970 по 2000 годы располагался летний дом. Обратно к тексту.

2 Оригинальный текст: «Mr. Avedon's photographs captured the freedom, excitement and energy of fashion as it entered an era of transformation and popularization. No matter what the prevailing style, his camera eye always found a way to dramatize its spirit as the fashion world's creative attention swayed variously from the "New Look" of liberated Paris to pragmatic American sportswear designed in New York, and from the anti-establishment fashion of London's Carnaby Street to sophisticated, tailored dresses and suits from Milan» ([2], 3 абзац).

«Unlike his upbeat and glamorous fashion photography, Mr. Avedon's portraiture chronicled a growing sense of disillusionment about the possibilities of American life and culture, especially after his optimistic years in the 50's and early 60's. From the start, his portraits seemed intent on peeling away the bright sheen of celebrity to reveal the ordinary, often insecure human being underneath, but in the 1970's they became focused on the trials of aging and death» ([2], 15 абзац). Обратно к тексту.

3 Оригинальный текст: «I wanted him to see me, to recognize me somehow. I wanted him to give me something of himself that I could keep, something private and permanent that would connect me to him» ([3], 3 абзац). Обратно к тексту.

4 Биографические очерки на русском и английском языках существуют, и Вы можете найти их, например: [4], [5] и [6]. Познакомьтесь также с «живой» статьёй на русском языке, единственной в своём качестве, которую мне удалось найти – [7].  Обратно к тексту.

5 Качественные подборки Вы можете найти в [8] и [9]. Некоторые фотографии я включил в настоящую статью.

Все фотографии, автором которых является Ричард Аведон и репродукции которых иллюстрируют настоящую статью, я скопировал с официального сайта Фонда Ричарда Аведона (The Richard Avedon Foundation), если не указано иного. Эта организация является их правообладателем. Обратно к тексту.

Источники:

В порядке упоминания в статье

[1] (англ.) Полуторачасовой документальный фильм «Richard Avedon: Darkness and Light» (с англ. «Ричард Аведон: Тьма и Свет») из серии «An American Masters Special» (с англ. «Специальный выпуск серии “Американские Мастера”») о Ричарде Аведоне. Автор и продюсер – Хелен Уитни (Helen Whitney), 1995 год, производство «PBS», «Thirteen/WNET». Источник.

[2] (англ.) 13-ти минутный портретный очерк «Richard Avedon, the Eye of Fashion, Dies at 81» (с англ. «Ричард Аведон, Глаз Моды, умер в 81»), подготовленный Энди Грундбергом (Andy Grundberg) и опубликованный в день смерти Аведона в «The New York Times». Источник.

[3] (англ.) 50-ти минутное эссе Марии Моррис Хэмбург (Maria Morris Hambourg) и Мии Файнман (Mia Fineman) «Richard Avedon: Avedon’s Endgame (2002)» (с англ. «Ричард Аведон: Эндшпиль Аведона (2002)»). Источник.

[4] (рус.) 8-ми минутный портретный очерк о Ричарде Аведоне и подборка из 39 его произведений на сайте «Фото Перспектива». Источник.

[5] (англ.) 6-ти минутное изложение биографии Ричарда Аведона от «A&E Television Networks». Источник.

[6] (англ.) 12-ти минутный проиллюстрированный биографический очерк о Ричарде Аведоне на сайте «HistoryGraphicDesign.com». Источник.

[7] (рус.) 10-минутный портретный очерк о Ричарде Аведоне, частично составленный из прямых переводов статей на английском языке, указанных с настоящем списке ранее. Возможный автор – Шилова Татьяна. Источник.

[8] (англ.) Официальная подборка фотографий в высоком качестве и с подписями, опубликованная Фондом Ричарда Аведона. На июнь 2016 года содержит 450 фотографий. Источник.

[9] (рус.) Подборка из 585 фотографий Ричарда Аведона в низком разрешении с полными подписями на английском языке, без дополнительных комментариев. Источник.

[10] (англ.) 322-ух страничная научная диссертация Эрика Артура Палмера (Erik Arthur Palmer) «Seeing Richard Avedon» (с англ. «Понимание Ричарда Аведона»), изданная в 2008 году. Содержит большое количество ссылок на дополнительную литературу, в том числе философские, «стратегические», концепции. Источник.

[11] (англ.) 30-минутная научная статья Эрика Артура Палмера (Erik Arthur Palmer) «How to Read Richard Avedon» (с англ. «Как читать Ричарда Аведона»). Тезисное изложение идей, представленных в диссертации [10]. Источник

Тяжелый путь на вершину - Photar.ru

Richard Avedon (1923–2004) родился и жил в Нью-Йорке. Его интерес к фотографии начался в раннем возрасте, и когда ему было двенадцать лет, он вступил в операторский клуб Ассоциации молодых мужчин иврита (YMHA). Он учился в средней школе имени ДеВитта Клинтона в Бронксе, где он совместно с Джеймсом Болдуином редактировал школьный литературный журнал «Сорока».

Richard Avedon

Аведон присоединился к вооруженным силам в 1942 году во время Второй мировой войны и служил фотографом. Он описал это так: «Моя работа заключалась в том, чтобы делать фотографии людей. Должно быть, я сфотографировал сто тысяч лиц, прежде чем понял, что стал фотографом».

Richard Avedon

После двух лет он покинул службу, чтобы работать профессиональным фотографом, сначала создавая модные образы и обучаясь у арт-директора Алексея Бродовича в лаборатории дизайна Новой школы социальных исследований.

Richard Avedon

В возрасте двадцати двух лет Аведон начал работать в качестве внештатного фотографа, в первую очередь на Harper’s Bazaar. Изначально журнал запрещал использование студии, он фотографировал моделей и моду на улицах, в ночных клубах, в цирке, на пляже и в других необычных местах, используя бесконечную находчивость и изобретательность, которые стали отличительной чертой его искусства. Под опекой Бродовича он быстро стал ведущим фотографом Harper’s Bazaar.

Richard Avedon

С самого начала своей карьеры Аведон делал официальные портреты для публикации в  журналах Theatre Arts,  Life,  Look, Harper’s Bazaar и многих других. Он был очарован возможностью передавать личность человека при помощи фотографии.

Richard Avedon

Аведон покинул журнал Harper’s Bazaar в 1965 году после того, как столкнулся с критикой за сотрудничество с чернокожими моделями. Он присоединился к Vogue, где работал более двадцати лет. В 1992 году Аведон стал первым штатным фотографом в The New Yorker, где его портретная живопись помогла переопределить эстетику журнала. В этот период его модная фотография появилась и во французском журнале É goïste.

Richard Avedon

На протяжении всего времени Аведон управлял успешной коммерческой студией, и ему приписывают стирание граней между «художественной» и «коммерческой» фотографией. Его работа с Calvin Klein, Revlon, Versace и десятками других компаний привела к созданию самых известных рекламных кампаний в американской истории. Эти кампании дали Аведону свободу заниматься крупными проектами, в которых он исследовал свои культурные, политические и личные увлечения.

Richard Avedon

Первая музейная ретроспектива Аведона была проведена в Смитсоновском институте в 1962 году. За этим последовало множество крупных музейных выставок, в том числе две в Метрополитен-музее (1978 и 2002), Миннеаполисском институте искусств (1970), Музее американского искусства Амон Картера (1985) и Музее американского искусства Уитни (1994). Его первая фотокнига «Наблюдения» с эссе Трумэна Капоте была опубликована в 1959 году. Он продолжал публиковать книги своих работ на протяжении всей своей жизни, в том числе «Ничего личного» в 1964 году (с эссе Джеймса Болдуина), «Портреты 1947–1977 годов» (1978, с эссе Гарольда Розенберга),  Автобиография (1993),  Свидетельство  1944–1994 (1994, с эссе Джейн Ливингстон и Адама Гопника) и The Sixties  (1999, с интервью Доон Арбус).

Richard Avedon

После перенесенного кровоизлияния в мозг Ричард Аведон скончался в Сан-Антонио, штат Техас, 1 октября 2004 года. Он основал Фонд Ричарда Аведона ещё при жизни.

Richard AvedonRichard AvedonRichard AvedonRichard AvedonRichard Avedon

Richard AvedonRichard Avedon

Richard AvedonRichard AvedonRichard AvedonRichard AvedonRichard Avedon

Ещё больше вдохновения: Facebook, Вконтакте и Telegram

comments powered by HyperComments

Разбор фотографов. Richard Avedon. Портрет и fashion. | Рада Полуэктова

«Мои портреты больше обо мне, чем о тех, кого я фотографирую»

Легендарный фотограф Ричард Аведон родился в 1923 году в еврейской семье, эмигрировавшей из России. Семья его мамы  Анны Полонски, были владельцами швейных фабрик в России, а отец Джейкоб Аведон владел универмагом на Пятом авеню, и в их доме всегда водились свежие номера «Harper’s Bazaar», «Vogue», или «Vanity Fair». Листая их, юный Ричард нашел новое увлечение, которое в последствие переросло в профессию. В десятилетнем возрасте Ричард сделал свой первый снимок, запечатлев русского пианиста и композитора Сергея Рахманинова, который жил в одном доме с дедушкой Аведона на Манхэттене.

«Я начал фотографировать еще подростком. Видя в глянцевых журналах изображения прекрасных моделей, сделанные Стейхеном, Мункачи и Мэн Реем, я подражал им, фотографируя свою младшую сестру. Моя Луиза была восхитительна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели — Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — обладали темными волосами, тонкими чертами лица и утонченной элегантностью. Все они — мои воспоминания о Луизе».

В возрасте 12 лет Ричард вступил в фотокружок, а в старших классах к фотографии добавилось увлечение литературой. Аведон стал редактором школьного литературного журнала The Magpie («Сорока»). Получив главный приз городского поэтического конкурса среди школьников, юный Аведон решил продолжить движение по литературной стезе. По окончании школы он поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать там философию и поэзию.

«Огромное влияние на меня оказала литература. Чтение — великая вещь. Поведение персонажей настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения, полностью забывая о себе».

И все же через два года литература наскучила Ричарду и он бросил университет. В последующем свою любовь к литературе Аведон воплотил в портретах знаменитых писателей и поэтов того времени: Трумена Капотэ, Иосифа Бродского, Исак Динесен, Эзры Паунда, Марианны Мур и многих других.

Сразу после школы Ричард поступил на службу в торговый флот США, где пробыл с 1942 по 1944 годы. Перед отправкой отец подарил Ричаду камеру «Rolleiflex», благодаря которой он стал помощником фотографа в Управлении американским торговым флотом. Он делал снимки пехотинцев для удостоверений личности. Ричард Аведон называл работу «настоящей школой портретной фотографии», он самостоятельно изучал мимику, строение лица и основные приемы съемки.

Карьера

Вернувшись со службы, Ричард начал снимать рекламу для магазина своего отца. Собрав из этих снимков портфолио, он отправился в Design Laboratories — школу Алексея Бродовича. Этот знаменитый художник и дизайнер русского происхождения тогда уже был арт-директором журнала Harper's Bazaar, и знакомство с ним стало точкой отсчета в блистательной карьере Аведона. Именно Бродович смог оценить революционную для того времени идею Ричарда: вытащить моделей из безликих и «продуманных» студий. В то время, как все fashion-редакторы забраковали «пляжную» серию Аведона (в которой он изобразил своих одетых в haute couture моделей босыми, растрепанными, проваливающимися в песок по самые щиколотки, играющих в чехарду), именно Бродович опубликовал эти снимки в «Harper's Bazaar».

В 1945 году Ричард Аведон открыл собственную фотостудию, начал сотрудничать с журналами Harper’s Bazaar, Theater Arts, Life, Look. В те годы было принято снимать моделей в студии, в довольно статичных позах. Аведон же предпочитал необычные места для фотосессий, стремился передать движение, запечатлеть жизнь. Его работы знакомы вам, даже если вы не помните имени их создателя: черно-белая гамма, минимум посторонних предметов в кадре — только люди, внимательно вглядывающиеся в зрителя. Он показал миру студийные снимки, отличающиеся при кажущейся простоте уникальной пластикой движений.

На уличных снимках Аведона тех лет царствовали воздушные модели в развевающихся нарядах от известных кутюрье, а его студийные барышни в изломанных позах, с бровями-ниточками, нитями жемчуга и осиной талией стали символами созданного Кристианом Диором стиля new look. Это были 40-е годы: расцвет глянцевых изданий Vogue и Harper's Bazaar, становление fashion-фотографии, новые формы, новый стиль.

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс.»

Аведон следовал своей идее интеграции моды и реальной жизни, выводя своих моделей из студии на улицы, в кафе, в казино, в музеи и театры. Повседневный контекст лишь подчеркивал роскошь и гламурный блеск фотографии. Личный интерес Аведона всегда был направлен на самих людей, а не на моду. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели — это не просто вешалки для одежды». Действительно, его модели не выглядят красиво наряженными куклами — они реальные женщины, красивые, элегантные, неповторимые. У работы Аведона появился неожиданный побочный эффект: модные журналы, издававшиеся исключительно для женщин, наперебой расхватывали мужчины.

В 1955 году фотограф сделал черно-белый снимок модели Довимы ван Клиф. Об истории создания «Довимы и слонов» известно немного. Съемка проходила в Париже в августе 1955 года, в здании Зимнего цирка («Цирк д’Ивер»). Впервые фотография была напечатана в сентябрьском номере знаменитого журнала мод Harper’s Bazaar. Элегантное черное платье на модели — первая работа тогда никому не известного 19-летнего юноши, которого мэтр Диор недавно взял в ассистенты. Звали юношу Ив Сен-Лоран.

Доподлинно известно что сам Аведон снимком был недоволен. Пересматривая его позже, он говорил, что фото можно было сделать лучше. Что надо было принести на съемки вентилятор — чтобы пояс лег по-другому, параллельно ноге слона, что стоит справа от Довимы. Самая знаменитая и самая дорогая фотография Аведона, «Довима и слоны», не вошла в «Автобиографию» фотографа — книгу, изданную им самим в 1993 году.

Мало кто знает, но у этой его работы есть другая, гораздо менее известная версия — с иной композицией, иным платьем и совершенно иной атмосферой.

«Я составил свой список «не надо»: не надо искать наилучший свет, не надо выстраивать композицию, не надо поддаваться искушению красноречивых поз. И все эти «не надо» приводят меня к тому, что «надо». К белому фону, к личности, которая мне интересна, и к тому, что происходит между нами».
Ричард Аведон

В 1956 году Ричард Аведон выступил в качестве консультанта визуальных эффектов на съемках фильма «Забавная мордашка» (1957 г.), главные роли в котором исполнили Одри Хепберн и Фред Астер.

В конце 50-х годов за Ричардом Аведоном окончательно закрепилась репутация признанного мастера: в 1958 году журнал «Популярная фотография» включил его в список «10 великих фотографов мира». В это время в жизни Аведона снова возникает его учитель Алексей Бродович. В 1959 году вышел первый альбом — «Наблюдения» («Observations»), который подытожил целое десятилетие работы. Именно Бродович занимался графическим оформлением альбома, а друг фотографа, писатель Трумен Капоте, взял на себя написание литературных комментариев к работам. Бродович принимал участие в судьбе фотографа вплоть до конца своей жизни: их связывали многие годы совместной работы, журнальные, выставочные и другие проекты и во многом трудные отношения учитель-ученик. После смерти своего учителя Аведон с горечью заметил: «Он умер, так ни разу не похвалив меня».

В январе 1961 года фотограф сделал серию портретов семьи Кеннеди за несколько дней до инаугурации президента. Шесть снимков были опубликованы в февральском номере Harper’s Bazaar, остальные — переданы Смитсоновскому институту.

Безумные 60-е принесли миру рок-музыку и «Битлз», войну во Вьетнаме и антивоенные парады имини-юбки. В 1965 году фотограф покинул американский Harper’s Bazaar. С 1966 по 1989 гг. Ричард Аведон работал в американском Vogue. На страницах этого журнала он открыл миру моды модель Твигги, подростковая внешность которой стала новым эталоном красоты.

«Лица отражают наш жизненный опыт. И, работая с людьми, я не только забираю немного их души, но и отдаю часть своей».

В это время карьера Аведона находилась на пике. Ему позировали самые известные музыканты, художники, певицы, модели, балерины и скульпторы. Из их портретов составлена книга «Аведон: Шестидесятые» (Avedon: The Sixties) — своеобразная летопись того времени. Тогда же Аведон приходит к идее использования портрета как возможности привлечь внимание к проблемам общества — в частности, войне во Вьетнаме. Поэтому изображения деятелей искусства и модного бизнеса соседствуют в альбоме с портретами неизвестных солдат, военных корреспондентов, антивоенных активистов.

Переломный момент. 70-е.

«Когда я был молодым, мои требования как художника в точности совпадали с требованиями журнала, в котором я работал. Они печатали то, что я хотел выразить. Но сейчас то, что интересует журналы моды, перестало быть интересным мне».

Аведон полностью погрузился в портретирование. Выставки-ретроспективы мастера проходили в лучших музеях Америки, а тридцатилетний период работы в фотографии был подведен теперь уже раритетными альбомами: «Portraits» (1976) и «Avedon: 1947-1977» (1978). В 1976 году в преддверие президентских выборов он выпустил альбом «Семья» (The Family) c 69 черно-белыми снимками известных политиков, бизнесменов и лидеров властных структур, таких, как Джордж Буш, Дональд Рамсфельд и другие.

Аведон твердо настаивал на том, чтобы снимать окружающую действительность такой, какая она есть, изо всех сил стараясь добиться объективности. Он всегда тяготел к максимальному упрощению фотографии, стараясь оторвать объект съемки от окружающей его среды. Даже те, кто, казалось бы, был неуместен на белом фоне (например, рабочий-нефтяник Рэд Оуэнс, сфотографированный Аведоном в 1980 году), оказывались один на один с честной камерой фотографа.

Новый путь был тернист — многие критики просто отказывались считать новые работы фотографа предметом искусства. Речь идет об альбоме «Американский запад», в которой Аведон сфокусировал свое внимание на замалчиваемой стороне жизни в Соединенных Штатах.

Эту серию фотографий Аведон представил в 1985 году (в нее вошел и упомянутый выше портрет рабочего Рэда Оуэнса). На создание серии ушло 5 лет: с 1979 по 1984 год Аведон объехал 17 штатов и 189 городов, чтобы сфотографировать 752 человека. В этом проекте Аведон выработал новую стилистику «реальной» фотографии: на смену сияющему гламуру пришли отчетливо прорисованные — до последней морщинки, шрама, родинки — портреты. Строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. Мастер сознательно использовал нетипичный для портретной съемки широкоугольный объектив — это вызывало оптические искажения, подчас шокировавшие зрителя. Серия подверглась яростной критике за представление Америки в «неприглядном виде», большинство американцев не захотело признать себя в этих лицах, а экспозицию не принял ни один музей Нью-Йорка. Первое представление грандиозной эпопеи американцев произошло в том же году в Amon Carter Museum в Техасе, и уже дальше экспозиция прокатилась по ряду музеев и галерей Америки.

«Вот как были сделаны эти снимки: я фотографировал человека на фоне белого полотна. Я работал в полумраке, потому что солнечный свет создает тени, блики, ставит акценты, словно указывая вам, куда именно надо смотреть. Я стоял рядом с камерой, не позади нее, а на несколько дюймов левее объектива. Когда я работал, я должен был сам вообразить кадр, так как не смотрел в объектив и не знал в точности, что именно получится. И благодаря этому достигался эффект естественности. Казалось, человек на фотографии всегда был здесь, ему никто не говорил принять такую позу, спрятать свои руки или улыбнуться, и, в конце концов, присутствие камеры и фотографа исчезало».

В 1984 году фотограф сотрудничал с французским изданием Egoïste.

В 1989 году Ричард Аведон покинул Vogue.

В 1992 году Ричард Аведон начал работать в издании «The New Yorker », он стал первым штатным фотографом за всю историю американского еженедельника. Его снимки иллюстрировали критические статьи и эссе. Ричард Аведон также вел мастер-классы в Международном центре фотографии в Нью-Йорке.

В 1997 году Ричард Аведон был приглашен для съемок календаря Pirelli. Он выбрал тему «Женщины мира». Среди множества кандидаток в течение нескольких месяцев работы он отобрал 19 самых красивых женщин, которые, по его мнению, могут представлять свои страны. Иногда Аведон выбирал сразу 2-3-х девушек, как в случае с Россией, чтобы подчеркнуть разнообразие ее культур и типов красоты. Манекенщицы Ирина из Якутии, Татьяна из Казахстана и москвичка Кристина удостоились чести позировать Ричарду Аведону. В престижном календаре присутствует и француженка. Аведон не пожелал снимать какую-либо известную модель, а выбрал Мари-Софи Уилсон, бывшую барабанщицу из музыкальной панк- группы.

Стиль и отличительные особенности

Вообще-то, Ричард Аведон мог снимать как угодно. Ему, королю черно-белой фотографии, не чужд был цвет. Он далеко не всегда отказывался от вычурных постановочных поз. Он мог вполне сойти за высококлассного репортера. И даже нейтральный фон, незыблемая, казалось бы, составляющая его фотографий, мог быть уничтожен ради нужного фотографу эффекта. Неизменно только одно — внимание художника к лицу человека. Любого человека. На многие его портреты трудно смотреть: в них почти нет защищающей модель от мира улыбки. Так мы видим только очень близких людей, и акт этот бывает чрезвычайно драматичен.

Аведон умел перебить даже несмываемую улыбку королевской вежливости. Рассказывали такой анекдот. Он приехал к Симпсонам (герцог и герцогиня Виндозорские), знаменитым супругам, бывшему королю и его жене-американке, и те все время улыбались. И тогда Аведон был вынужден соврать, что по дороге к ним его машина переехала собаку. В этот момент у них вытянулись лица, они хотели посочувствовать собаке. В тот момент кнопка и была нажата.

«Аведоновский минимализм» стал эталоном отсекания лишнего и ненужного в кадре. Отказ от сложносочиненного фона, света ровно столько, сколько нужно, чтобы подчеркнуть то, что работает на образ, уже созданный воображением. В своих работах Аведон переосмысливал, а иногда и напрямую цитировал принцип светотени на полотнах Рембрандта, которого чтил выше всех образцов для подражания.

Цитаты Ричарда Аведона

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться».

Но в цитате про забывшего проснуться фотографа пойманы два очень важных момента: он всю жизнь работал как сумасшедший и всю жизнь пытался найти «что-то очень важное».

«Это как проклятие. У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это девиз моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию».
«Я все время смотрю и очень редко слушаю. Я могу беседовать с кем-то и в какой-то момент перестать слушать, только притворяясь, что я это делаю. Мои хорошие друзья всегда замечают, когда это происходит».

Последней, так и не законченной работой Ричарда Аведона стала серия для журнала New Yorker «За демократию». Исколесив полстраны, снимая политиков и их избирателей, он вынужден был остановиться в Сан-Антонио (Техас). Тогда у него и произошло кровоизлияние в мозг. Так, на 82-м году жизни ушел из жизни один из самых выдающихся фотографов, а дата его смерти, 1 октября 2004 года, теперь означает конец искусства фотографии ХХ века.

«Я всегда предпочитаю работать в студии. Она изолирует людей от их окружения. Они становятся в каком-то смысле… символами самих себя. Я часто чувствую, что люди приходят ко мне сниматься, как пошли бы к врачу или гадалке — чтобы выяснить, каковы они. Поэтому они от меня зависят. Я должен завладеть их вниманием.
Иначе снимать будет нечего. Сосредоточенность должна исходить от меня и захватывать их. Иногда это достигает такой интенсивности, что звуки в студии не слышны. Время останавливается. Между нами возникает краткая, напряженная близость. Но она не заработанная. У нее нет прошлого… нет будущего. И когда сеанс окончен — когда снимок сделан, — не остается ничего, кроме фотографии… фотографии и какого-то смущения. Они уходят… и я их не знаю. Я едва ли слышал, что они говорили. Встретив их спустя неделю в какой-нибудь комнате, я не думаю, что они меня узнают. Потому что мне кажется, что на самом деле меня там не было. По крайней мере той моей части, которая была… есть сейчас в фотографии. И для меня фотографии обладают реальностью, которой лишены люди. Я узнаю людей через фотографии. Может быть, такова природа фотографа. Я никогда по-настоящему не вовлечен. Мне никогда не надо знать по-настоящему. Все ограничивается узнаванием».

Официальный сайт фотографа: http://www.richardavedon.com

Ричард Аведон — талантливый портретист

Ричарда Аведона, по-праву, можно назвать одним из самых талантливых и выдающихся фотографов прошлого столетия. Этому американскому мастеру портретов позировали многие знаменитости, включая политических деятелей, звезд шоу-бизнеса и людей искусства. Он обладал огромным художественным талантом и своеобразным очарованием, что позволяло ему раскрепостить известных людей в кадре и показать на листе фотобумаги их внутренний мир, искренние чувства и эмоции.Черно-белые портреты Ричарда Аведона, выполненные в строгом, минималистическом стиле, определили американский образ красоты и культуры на десятилетия вперед.

Ричард Аведон родился в еврейской семье в Нью-Йорке в 1923 году. Известно, что его предки эмигрировали из Российской империи в конце XIX века, поэтому в творчестве американского фотографа прослеживаются и русские темы. Он достаточно рано погрузился в мир моды благодаря тому, что его отец являлся владельцем популярного магазина женской одежды на Пятой авеню.

Фотографией Ричард Аведон также увлекся с детских лет, осваивая простую семейную камеру Kodak. Одной из первых моделей юного фотографа стал композитор Сергей Рахманинов, который был соседом его деда. Аведон записался в фотокружок и постоянно искал новые темы для творчества, гуляя по Центральному парку Нью-Йорка. Впрочем, уже в школе в старших классах у Ричарда появилось другое увлечение – литература. Аведон был редактором школьного литературного журнала «The Magpie», где публиковались и его собственные сочинения.

В 1941 году будущий фотограф даже стал лауреатом поэтического конкурса городских школ Нью-Йорка. Впоследствии Ричард Аведон вспоминал: «Огромное влияние на меня оказала литература, чтение — великая вещь. Поведение персонажей книги настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения на социальной лестнице, полностью забывая о себе».

Некоторое время Ричард изучал поэзию и философию в Колумбийском университете, но в 1942 году был призван в армию. После возвращения со службы в морской пехоте он учился в школе фотографии Алексея Бродовича, арт-редактора журнала «Harper’s Bazaar». Портреты и фотографии, сделанные Ричардом Аведоном, были оценены по достоинству и его тут же приняли в штат «Harper’s Bazaar».

Его снимки отличались живостью, энергией и весельем в отличие от холодных и пустых фотографий моделей, которые в то время публиковались в модных журналах. С этого момента и началась звездная карьера Ричарда Аведона в качестве фэшн-фотографа.

40- 60-е годы можно назвать становлением «модной» индустрии и Аведону посчастливилось стоять у истоков этого жанра, в котором тесно переплелись мода, гротеск и реальная жизнь. «Сниматься у Аведона» стало символом престижа и респектабельности, его яркие фотографии формировали новый взгляд на мир моды и гламура.

В 1959 году вышел альбом фотографий «Observations» Ричарда Аведона с литературными комментариями писателя Трумена Копоте и художественным оформлением Алексея Бродовича. Сам Аведон начинает свое сотрудничество с американским журналом Vogue, на страницах которого появляются снимки популярной модели Твигги в танце с распущенными волосами.

На портретных фотографиях Аведона одни знаменитости — Боб Дилан, Дженис Джоплин, Элис Купер, Энди Уорхол, Одри Хепберн, Майя Плисецкая, весь состав группы «Битлз». Он также уделяет внимание трагическим событиям вьетнамской войны: снимки американского солдата, снятого на военной базе во Вьетнаме, доктора Бенджамэна Спока, активиста антивоенного движения, корреспондента газеты «Нью-Йорк Таймс» Глории Эмерсон во Вьетнаме и другие персонажи.

В 70-е годы выходит в свет фотоальбом «Семья» Ричарда Аведона с портретами представителей американской политической и бизнес элиты, включая Джорджа Буша и Дональда Рамсфельда.

Интересной и противоречивой получилась серия фотографий под названием «Американский Запад», сделанная Аведоном в 1979-1984 годах. Он объездил 17 штатов и более 180 городов США, чтобы запечатлеть на своих фотографиях лица простых американцев – шахтеров, нефтяников, безработных. Как выразился сам Ричард Аведон, «я фотографировал то, что неловко и страшно: старение, смерть и отчаяние жизни».

Однако результаты его пятилетней работы шокировали граждан, фотографа подвергли критике за то, что он якобы представил Америку в неприглядном виде. Ни один музей Нью-Йорка так и не принял в свою экспозицию выставку с этой серией фотографий и впервые ее представили только в Музее Картера в форте Уорт штата Техас.

Стиль Ричарда Аведона в фотографии легко узнаваем, он угадывается по черно-белому цвету, белому фону и крупным портретам. Казалось бы, в его работах нет ничего необычного. Однако именно простота и искренность портретов Аведона каким-то магическим образом притягивает зрителя. Пожалуй, самым главным его талантом в фотографии была способность устанавливать особые взаимоотношения между ним и его моделью, чтобы достичь полной откровенности на снимке.

Благодаря его харизме и кипучей энергии Аведон добивался того, что человек, находящийся перед объективом фотоаппарата, откликался — глазами, выражением лица или позой, передавая свое настроение или искренние эмоции. В результате, его модели всегда на снимках выглядели «живыми» и реальными. Черно-белые портреты Ричарда Аведона стали настоящей классикой в фотографии.

С 1992 года Аведон начал работать штатным фотографом в еженедельнике «The New Yorker», одновременно занимаясь и собственными проектами. Он скончался от кровоизлияния в мозг в больнице штата Техас в 2004 году в возрасте 82-х лет. Последним, так и не завершенным, проектом Ричарда Аведона стала серия под названием «За демократию».

Источник: Фотокомок.ру

Ричард Аведон | Международный зал славы фотографии

Помимо работы в мире моды, Аведон был мастером портретной живописи, а также работал в политической фотографии. Он сфотографировал бесчисленное количество икон, таких как доктор Мартин Лютер Кинг-младший, Мэрилин Монро, The Beatles и президент Эйзенхауэр. Помимо работы в сфере моды и портретов, Аведон опубликовал более десятка книг, в том числе две из его самых известных работ, «Наблюдения» и «Ничего личного», которые содержат коллекции его фотографий с комментариями и эссе известных коллег. Завершив свою карьеру в Vogue в 1990 году, Аведон стал первым штатным фотографом журнала New Yorker, где он стремился «сфотографировать успешных людей, а не знаменитостей, и помочь еще раз определить разницу». Аведон умер 4 октября 2004 года, выполняя задание для жителя Нью-Йорка. Аведон был дважды женат и разведен, у него остались сын Джон и четверо внуков.

Спорные и провокационные фотографии Ричарда Аведона бросили вызов традиционной фотографии его времени и помогли превратить фотографию в выразительную форму искусства.Одно из его самых знаковых произведений - «Довима со слонами», в котором модель в элегантном платье Dior позирует с двумя слонами в цирке. Его портреты были очень известны не только своим уникальным черно-белым стилем, но и его способностью улавливать грубые, интимные эмоции, сохраняя при этом чувство формальности. Его фотографические способности были чрезвычайно разносторонними, поскольку он работал в области политики и медицины, в дополнение к моде и портретной работе. Он сфотографировал борцов за гражданские права и вьетнамских солдат, а также создал коллекцию портретов неизлечимо больного отца, которая появилась в Музее современного искусства в 1974 году, а затем в галерее Мальборо.Коллекция его работ за всю его карьеру под названием «Ричард Аведон: Фотографии 1947-1977» была представлена ​​в Метрополитен-музее перед тем, как отправиться в различные музеи по всему миру. Он получил бесчисленное количество наград за свои работы, в том числе специальную медаль к 150-летию Королевского фотографического общества и почетную стипендию в 2003 году. Журнал Popular Photography назвал его одним из десяти лучших фотографов мира. Помимо своих коллекций и наград, Аведон оставил похвальное наследие в Фонде Ричарда Аведона.Фонд, созданный Аведоном и поддерживаемый его выжившей семьей, служит своего рода архивом всех его работ и «поощряет изучение и признание фотографий Аведона посредством публикаций, выездных выставок и контактов с академическим сообществом». Аведон также вдохновил фильм 1957 года «Забавная мордашка», в котором главный герой основан на своей собственной жизни.

Ричард Аведон страстно увлекался фотографией и посвятил свою жизнь запечатлению реальности своих объектов. Он является одним из самых известных фотографов всех времен из-за его новаторских фотографических методов и стремления превратить фотографию в нечто большее, чем просто изображения, расширив мир моды и превратив жанр фотографии в уникальную форму искусства.

Кёрстин Хилл, Университет Маркетта, для IPHF

Ричард Аведон Фотография, биография, идеи

Резюме Ричарда Аведона

Жестом высшей юношеской уверенности Ричард Аведон покончил со стандартным образом статуй, застывших во времени моделей традиционной модной фотографии. Вместо этого энергичный молодой фотограф, который, по легенде, никогда не стоял на месте, оживил своих моделей и, самое главное, показал их человеческую сторону, недостатки и все такое.Однако он, вероятно, наиболее известен своими захватывающими черно-белыми и часто широкоформатными портретами людей, будь то знаменитостей или неизвестных, которые являются психологическими исследованиями не меньше, чем физическими. В диапазоне от коммерческой работы, которую он делал в качестве модного фотографа до новаторских портретов в изобразительном искусстве, широта и креативность творчества Аведона сделали его одним из самых влиятельных фотографов 20 века. Его фотографии, как утверждала New York Times, «помогли определить образ стиля, красоты и культуры Америки» с 1950-х годов.Хотя он не создавал одежду, которую носили Верушка, Твигги или Брук Шилдс, он создавал инновационные контексты как для модели, так и для ее владельца, создавая визуально захватывающие, запоминающиеся образы, которые изменили ход многих аспектов американской культуры.

Достижения

  • Стиль модной фотографии Аведона привнес в этот жанр свежесть и гуманизм. Аведон брал модели, которые казались застывшими во времени, и придавал им силы, индивидуальности и даже недостатки.Часто за этим скрывается повествование, поскольку он понял, что модная фотография - это не просто продажа продукта, а скорее общий дух изображения, которого желал зритель / потребитель.
  • Мастерство Аведона в портретной живописи было во многом связано с его взаимопониманием со своими объектами, как с его техническими способностями или чувством эстетики. Его обычная практика заключалась в установлении близости между собой и его натурщиком, завоевание доверия субъекта стало для Аведона формой искусства. Его откровенные, эмоциональные портреты, часто фотографируемые и печатаемые в большом формате, помогли преобразовать фотографию в выразительную форму искусства.
  • Портреты Аведона чаще всего тревожат, а во многих случаях и очень тревожат. Его сюжеты занимают большую часть композиции, иногда даже превышая ее границы и, таким образом, кажутся необъяснимо обрезанными. Эффект крупного плана заключается не только в том, чтобы показать детали, включая физические недостатки, но и в том, чтобы заставить зрителя почувствовать, как будто они вторгаются в личное, личное пространство натурщика. Вдобавок фирменный белый фон Аведона не дает никакого контекста; нет истории, кроме лица и тела испытуемого. Обычно портреты черно-белые, что также кажется менее лестным или снисходительным. С точки зрения Аведона, цвет создает нежелательное отвлечение от откровенного визуального контроля натурщика.

Биография Ричарда Аведона

Ричард Аведон, родившийся в Нью-Йорке, всегда был известен в семье и друзьях как «Дик», был сыном русско-еврейских родителей, Джейкоба и Анны Аведон. Его знакомство с модой и фотографией началось в раннем возрасте. Поскольку его отец владел магазином женской специализированной одежды на Пятой авеню, он часто присутствовал, когда представители престижных модных журналов, таких как Harper's Bazaar, Vanity Fair и Vogue, посещали его каждый месяц, чтобы обсудить модную одежду.

Ричард Аведон | Ричард Аведон Биография | Американские мастера

«Все фотографии точные. Ни одно из них не является правдой ».
- Ричард Аведон

Что общего у Жана Жене, Джимми Дюранте, Брижит Бардо, Джорджии О’Киф, Жака Кусто, Энди Уорхола и Лены Хорн? Это были некоторые из многих личностей, снятых фотографом Ричардом Аведоном. Более пятидесяти лет портреты Ричарда Аведона заполняли страницы лучших журналов страны.Его резкие образы и блестящее понимание персонажей его героев сделали его одним из ведущих американских фотографов-портретистов.

Ричард Аведон родился в Нью-Йорке в 1923 году. Он бросил школу и присоединился к фотографической секции торгового флота. По возвращении в 1944 году он устроился фотографом в универмаг. В течение двух лет его «нашел» арт-директор Harper’s Bazaar и продюсировал его работы, а также Vogue , Look и ряд других журналов.В первые годы жизни Аведон зарабатывал на жизнь в основном работой в рекламе. Однако его настоящей страстью был портрет и его способность выразить суть предмета.

По мере роста известности Аведона росли и возможности встречаться и фотографировать знаменитостей из самых разных областей. Способность Аведона излагать личные взгляды общественных деятелей, которые в остальном были далекими и недоступными, была немедленно признана публикой и самими знаменитостями. Многие искали Аведона для своих самых публичных изображений. Его художественный стиль привнес в портреты изысканность и авторитетность. Больше всего на свете умение Аведона успокаивать своих героев помогает ему создавать настоящие, интимные и долговечные фотографии.

На протяжении всей своей карьеры Аведон сохранял свой уникальный стиль. Портреты Аведона, известные своим минимализмом, часто хорошо освещены на белом фоне. При печати изображения регулярно содержат темный контур пленки, на которой изображение было обрамлено.В минимализме его пустой студии предметы Аведона перемещаются свободно, и именно это движение придает изображениям ощущение спонтанности. Часто содержащие только часть снимаемого человека изображения кажутся интимными в своем несовершенстве. В то время как многие фотографы заинтересованы в том, чтобы поймать момент времени или подготовить формальное изображение, Аведон нашел способ сделать и то, и другое.

Помимо работы в журнальной индустрии, Аведон сотрудничал над рядом книг с портретами. В 1959 году он вместе с Трумэном Капоте работал над книгой, в которой были описаны некоторые из самых известных и важных людей века. Наблюдения включали изображения Бастера Китона, Глории Вандербильт, Пабло Пикассо, доктора Дж. Роберта Оппенгеймера, Фрэнка Ллойда Райт и Мэй Уэст. Примерно в это же время он начал серию изображений пациентов психиатрических больниц. Заменив контролируемую среду студии на среду в больнице, он смог воссоздать гениальность других своих портретов с участием лиц, не являющихся знаменитостями.Жестокая реальность жизни безумцев резко контрастировала с другими его работами. Спустя годы он снова откажется от своих портретов знаменитостей с серией студийных изображений бродяг, карнавалов и американцев из рабочего класса.

На протяжении 1960-х годов Аведон продолжал работать в Harper’s Bazaar , а в 1974 году он сотрудничал с Джеймсом Болдуином над книгой Nothing Personal . Встретившись в Нью-Йорке в 1943 году, Болдуин и Аведон были друзьями и сотрудниками более тридцати лет. Все 1970-е и 1980-е годы Аведон продолжал работать в журнале Vogue , где он снимал одни из самых известных портретов десятилетий. В 1992 году он стал первым штатным фотографом для The New Yorker , а два года спустя музей Уитни собрал пятидесятилетнюю его работу в ретроспективе «Ричард Аведон: доказательства». Он был назван одним из десяти величайших фотографов мира журналом Popular Photography , а в 1989 году получил почетную докторскую степень Королевского колледжа искусств в Лондоне.Сегодня его картины продолжают приближать нас к более близкому видению великих и знаменитых.

Аведон умер 1 октября 2004 года.

Ричард Аведон | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Ричард Аведон родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Его отец был владельцем Avedon’s, универмага на Пятой авеню, а его мать была из семьи производителей одежды, поэтому он вырос в богатой, культурной и городской среде.В детстве он был одержим журналами мод и наклеивал вырезки из них на стены своей спальни.

Он получил образование в средней школе Де Витта Клинтона, а затем в Колумбийском университете, где изучал философию. В 1942 году он поступил в торговый флот и был переведен на фотоотдел, где оттачивал навыки, полученные в киноклубах в подростковом возрасте. Сделав тысячи портретов моряков, он также приобрел навыки, которые помогут ему во многих аспектах его будущей карьеры портретиста.

В 1944 году Аведон поступил в Новую школу социальных исследований в Нью-Йорке, в класс Алексея Бродовича, дизайнера и арт-директора Harper’s Bazaar (1938-58). Бродович и Аведон сблизились, и фотографии последнего вскоре стали появляться в Junior Bazaar , а затем, в 1946 году, в самом Harper’s Bazaar . Это было началом девятнадцатилетней карьеры в журнале, которая привела Аведона к вершинам славы фотографа.При непосредственном покровительстве Бродовича и Кармел Сноу, редактора журнала, Аведон получил множество самых желанных должностей.

Модная фотография

Следуя примеру более ранних фотографов, таких как венгр Мартин Мункаши, Аведон вывел свои модели из студии на улицу. Многие из его изображений из этого периода Harper’s Bazaar были сделаны в Париже и его окрестностях, а его модели размещены в очаровательной, стереотипной французской среде, такой как кафе и ночные клубы.Его неподражаемый глаз и смелое остроумие создали множество важных модных фотографий. Например, модель Dovima with Elephants, Paris , 1955 представляет Довима, самая востребованная модель своего времени, в платье до пола от Dior, элегантно (и смело) позирующая перед тремя цирковыми слонами. Этот драматический и изящный образ типичен для лучших работ Аведона, в которых он делает все возможное, чтобы найти новые и новаторские способы фотографирования моды. К 1957 году Аведон стал настолько известным, что Голливуд использовал его как вдохновение для персонажа Дика Эйвери в фильме « Смешные лица ».С участием Фреда Астера и Одри Хепберн, Эйвери сыграл Астер, и фильм был о начале карьеры Аведона.

В 1965 году Аведон покинул Harper’s Bazaar в пользу Vogue , где работал под руководством другого известного российского арт-директора Александра Либермана. С ним был заключен контракт с журналом только на несколько лет, но он продолжал снимать для них обложки до конца 1980-х годов. Он также нашел время для съемок рекламных кампаний Versace, Calvin Klein и многих других.

Портретная фотография

Став одним из самых значительных модных фотографов своего времени, Аведон одновременно развивался как фотограф-портретист, создавая одни из самых известных портретов знаменитостей и документальных портретов 20-го века. Аведон понимал природу славы и снискал себе расположение, позволяя своим знаменитым натурщикам подыгрывать его камере. Будучи большим любителем театра и в некотором роде знаменитостью, Аведон прекрасно разбирался как в перформансе, так и в публичном имидже, и позволял своим натурщикам быть теми, кем они хотели быть.Его стиль в студии был стилем интенсивной концентрации, мягко уговаривая и направляя его ситтера, пока они играли свою роль. Многие из его ранних триумфов были опубликованы в его первой книге « Наблюдения » (1959), которая содержала предисловие Трумэна Капоте.

Хотя Аведон большую часть своих модных работ использовал внешнее пространство, он, как Ирвинг Пенн, предпочитал студию портретной живописи. Однако в отличие от Пенна, который использовал свою приземленную и грязную студийную среду, чтобы представить знакомого сидящего в незнакомой обстановке, Аведон в значительной степени полагался на белый фон.Это стало его визитной карточкой и повлияло на многих будущих фотографов-портретистов, от Дэвида Бейли до Терри Ричардсона.

Аведон сфотографировал большинство известных имен и лиц своего времени, в том числе Бастера Китона, Джуди Гарланд, Одри Хепберн, Марлона Брандо, The Beatles, Мэрилин Монро, Рудольфа Нуреева, Бриджит Бардо, Фреда Астера, Кэри Гранта, Джона Хьюстона и целый ряд знаменитых личностей на протяжении шести десятилетий, в которых он работал, многие из этих портретов стали культовыми изображениями этого человека.

Аведон был заинтересован в славе, но его также интересовали люди. Делая успешную карьеру в качестве фотографа моды и портрета, он все активнее участвовал в проектах по фотографированию и записи лиц других людей, особенно обездоленных и обездоленных. Его ранние проекты включали фотографирование Движения за гражданские права в 1960-х и документирование долгой смерти его отца от рака между 1969 и 1973 годами. В 1978 году директор музея Амона Картера в Техасе попросил его сфотографировать серию портретов. название выставки: Американский Запад. В течение следующих шести лет Аведон часто выходил из своего обычного расписания, путешествуя по западным штатам США в поисках предметов. Этот проект подтвердил статус Аведона как великого портретиста-документалиста.

Следуя традициям более ранних фотографов, таких как Доротея Лэнг и Уокер Эванс, Аведон был привлечен к суровым реалиям повседневной жизни, от которых страдают бродяги, заводские рабочие, шахтеры и другие представители рабочего класса в сельских районах Соединенных Штатов. Используя широкоформатную пластинчатую камеру 10 x 8 дюймов, Аведон сделал более 17000 фотографий обычных людей в их естественном состоянии, без макияжа и реквизита и всегда на белом фоне.Последняя выставка, показанная в Музее Амона Картера в 1985 году, содержала 124 негабаритных гравюры, которые были выбраны из более обширной коллекции. Выставка вызвала большие споры, так как представляла удручающий взгляд на Америку и поэтому была обвинена в нерепрезентативности. Несмотря на это, портреты этих людей, представленные Аведоном, одни грязные, грязные и истощенные, измученные и потерянные, другие красивые и полные юношеского неповиновения, были документом американского низшего класса, подобных которому не было со времен Великой депрессии.

Более поздняя карьера

В 1992 году Ричард Аведон был нанят The New Yorker в качестве «штатного» фотографа. Низкое название должности для такого знаменитого фотографа противоречило более значительным возможностям. Аведону якобы была предоставлена ​​свобода фотографировать кого угодно и что угодно, и он воспользовался этой возможностью с обычным рвением. В течение следующего десятилетия он фотографировал портреты Сола Беллоу, Хиллари Клинтон, Стивена Сондхейма и других, просматривая свой архив, чтобы предоставить журналу невидимые снимки Мэрилин Монро, Одри Хепберн и У. Х. Одена.

Ричард Аведон умер 1 октября 2004 года от кровоизлияния в мозг. Он был дважды женат: сначала на модели Доркас Новелл (1944-49), а затем на Эвелин Франклин (1951-2004). Вместе у них был сын Джон и четверо внуков.

Произведения Ричарда Аведона и известные фотографии

1973

Джейкоб Исраэль Аведон, Сарасота, Флорида, 25 августа

1973

В течение последних шести лет жизни своего отца Аведон записывал ухудшение своего здоровья и, возможно, его дух на многих фотографиях.Он начал делать портреты своего отца, Джейкоба Исраэля Аведона, когда он навещал его в доме, куда он переехал в Сарасоте, Флорида. Через несколько лет после того, как Аведон начал сериал, у Джейкоба диагностировали рак, от которого он, наконец, скончался в 1973 году.

На этом глубоко тревожном изображении отец Аведона выражает глубокую тревогу или горе. Суровый и неуклюжий в мрачном черном костюме, старший Аведон стоит на совершенно белом фоне, на котором, кажется, растворяется его голова. Фотография не идеализирует, а, скорее, отражает неуверенность и страх, которые, должно быть, испытывали и отец, и сын. Аведон процитировал венского художника-экспрессиониста Эгона Шиле, оказавшего на него большое влияние в области портретной живописи. Он объяснил, что портреты Шиле содержат уровень «откровенности и сложности», который далек от, как сказал Аведон, «традиции лести и лжи в портретной живописи».

В письме своему отцу Аведону, написанному примерно в то время, когда он создавал эту серию портретов пожилого Джейкоба Аведона, он писал: «Что мне нравится в тебе, так это то, что тебе за восемьдесят, ты голоден и жаден жизнь...и все сложные вещи о тебе, и это то, кого я хочу сфотографировать ». Фотографии определенно контрастируют с его портретами людей великой власти и знаменитостей.

В 1970-х годах Аведон заинтересовался попыткой сформулировать ход времени. Фотографии его и его отца из детства Аведона не сохранились, поэтому отчасти серия символизирует попытку установить связь с Джейкобом и задокументировать это взаимодействие. «Фотографии моего отца», - признался Аведон. "создание этих фотографий не имело ничего общего с искусством фотографии.Это было связано с тем, как я пытался связаться с ним ».

Однако всего несколько лет спустя он пересмотрел то, что могло также лежать в основе глубоко личного проекта. Аведон размышлял:« Позже, годы спустя, мне пришло в голову, что фотографирование он был актом враждебности. Снимать, убивать его моей камерой, смотреть, как он умирает, с моей камерой ... Неужели я говорил себе, что это было о любви и связи, и это действительно было своего рода убийство? »Портрет его отца подталкивает наше понимание меняющихся личных границ, которые возникают вместе с фотографированием.

В итоге в 1974 году Аведон отобрал восемь фотографий из этой серии для персональной выставки под названием «Джейкоб Исраэль Аведон» в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Что касается острой интимности работы, Джон Шарковски, директор Департамента фотографии во время выставки, заметил: «Фотографическая портретная живопись, преследуемая с высокими амбициями, которые предполагают традиции, является чрезвычайно сложным искусством. Только принятие и доверие могут привести к успеху.Портреты отца Ричарда Аведона - это глубоко трогательный отчет о таком успехе."

Платиновый палладиевый принт - Фонд Ричарда Аведона

Каково было помогать модному фотографу Ричарду Аведону

После окончания Художественного центра колледжа дизайна в Пасадене, Калифорния, в сентябре 1964 года фотограф из Иерусалима Гидеон Левин отправился в Нью-Йорк на собеседование для приема на работу с Ричардом Аведоном . Он прибыл на 58-ю восточную улицу, 110 с портфелем в кожаном переплете в руке, и поднялся на лифте на четвертый этаж.Как раз когда он собирался войти в студию Аведона, прославленная модель Вильгельмина вылетела из него. «Я знал, что попал в нужное место», - говорит Левин AnOther.

После интервью с менеджером студии Левин случайно поговорил с Аведоном, который разговаривал по телефону, и был немедленно нанят. «Я был в шоке, - вспоминает Левин. «Я сказал:« У меня здесь даже квартиры нет ». Аведон сказал мне: «Не торопитесь. Я еду в Испанию. Вы начнете с Хиро, моего помощника, и я увижу вас, когда вернусь.Я надеюсь, ты получишь квартиру. Я люблю интернациональную команду ».

Эта благоприятная встреча ознаменовала начало 16-летнего партнерства, ярко отраженного в новой книге Avedon - Behind the Scenes 1964-1980 , щедрой монографии, в которой представлены интимные истории и закулисные фотографии некоторых из лучших моментов в мире. Карьера Аведона. Снимая легенды, такие как Софи Лорен, Одри Хепберн, Шер, Верушка или Твигги, Левин рисует откровенный портрет Аведона, художника и человека.Здесь Левин делится своими воспоминаниями о том, каково было работать бок о бок с одним из величайших фотографов 20 века.

«Аведон понимал мою потребность в творчестве, поэтому я также делал свою собственную работу в студии. У меня были свои клиенты. Зарплата была невысокой. Я начинал с 65 долларов в неделю, чего в то время было едва ли хватало на оплату аренды в Нью-Йорке. Я стал менеджером студии в 1965 году, когда предыдущий менеджер студии заболел и решил, что с него достаточно. Я был не совсем готов к этому, потому что на тот момент у меня была студенческая виза.Аведон настоял на том, чтобы я остался, и сказал: «Я хочу, чтобы у вас был опыт. Мы поговорим об этом позже ».

«Это было сотрудничество во многих смыслах. Я был в тонусе с его мыслями и приготовлениями к его различным фотографиям. Я стал нервным центром студии. Синхронизация достигла точки на съемочной площадке. Освещение было абсолютно плавным, а это означало, что я держал источники света в руке, двигаясь вместе с моделью, когда она бежала, и прыгая, чтобы каждый раз обеспечивать идеальное освещение.Мысленно я слышал щелчок затвора до того, как он был открыт. Я точно знал, когда будет сделан снимок. То же и с портретами; Я создал свет для каждого кадра.

«Каждый день был полезным, каким бы трудным и веселым он ни был. Это было о превосходстве, о достижении лучшего, никогда не идти на компромиссы и полной преданности своему делу; Если вы достаточно хорошо подумаете, есть решение любой проблемы. Не было никого подобного ему ни до, ни после.Он был самым преданным фотографом, которого я знаю, работая 24 часа в сутки. Но у него была и забавная сторона. Он мог быть как ребенок, очень игривым. Однажды он решил нарядиться куклой пикси и показать, что он узнал из фильмов о Фреде Астере.

«Конец отношений наступил, когда я открыл свою собственную студию в 1980 году. Это было также около моего дня рождения, и он пришел со своими сотрудниками, принес мне те же блюда, что и в студии, еду, шампанское, стихотворение, которое все участвовал с их комментариями и печатью его самой культовой фотографии Довима со слонами , которая висела в студии и очень редка, потому что была сделана с оригинального негатива.

«На оригинальном негативе было пятно, которое мы не могли удалить, поэтому я создал новый негатив для его выставки 1978 года в The Met. Затем Аведон приказал нам уничтожить все предыдущие отпечатки, сделанные с оригинального негатива. Осталось всего два: один в Смитсоновском институте, а другой в моем распоряжении. Это сокровище, которое мне передали, и это действительно памятник нашим отношениям ».

Аведон - За кулисами 1964-1980 сейчас вышел, опубликован PowerHouse Books.

Ричард Аведон, фотограф, который хотел обогнать фактор блеска

Аведон наслаждался своим стремительным обуржуазиванием. «Ричард Аведон научил меня быть богатым человеком», - прокомментировал Николс. Дома и апартаменты фотографа были баронскими. Если он видел в Стокгольме спектакль, который ему нравился, он еще четыре раза прилетал, чтобы посмотреть его, каждый раз привозя с собой друзей. У него в студии каждый день были большие, разнообразные и элегантные обеды «шведский стол»; друзья заглядывали, чтобы встретиться с кем бы он ни стрелял.Он мог получить столик в последнюю минуту в любом ресторане, лучшие места для любой оперы. Его друг Адам Гопник писал о нем: «От него сильно пахло липами».

Аведон летал первым классом, пока его помощники были в тренере. Один помощник сказал Гефтеру: «Дик привезет на рейс огромную банку икры из Петросяна, а в какой-то момент он принесет нам недоеденную половину банки и блины и скажет:« Я больше не могу есть ». . Наслаждайтесь ».

Он мог быть великодушным; он любил большой жест.В длительных поездках на автомобиле со своей командой он любил сидеть на заднем сиденье и читать книги вслух. Он так же часто был удален. Он не был эмоционально близок к своему сыну. Позже, когда он завел серьезного любовника-мужчину, он публично не признавал их отношения, даже когда его элитные друзья-геи один за другим выходили из туалета.

Гефтер, чьи предыдущие книги включают «Вагстафф: до и после Мэпплторпа», и который 15 лет был редактором The New York Times (The Times - большое издание, и я никогда с ним не встречался), подробно описывает долгую жизнь. разногласия между Аведоном и Джоном Шарковски, главным фотографом в Музее современного искусства.Критики были горячими и холодными по поводу щедрых выставок работ Аведона в Метрополитен-музее, галерее Мальборо и других местах, и он терпеливо относился к критике.

Когда в разделе «Искусство и досуг» этой газеты появилась негативная рецензия на его шоу 1974 года «Джейкоб Исраэль Аведон», представляющее собой серию портретов его пожилого отца, Аведон попал в больницу с перикардитом, воспалением в области сердца.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *