Фото на развалинах: Книга: «Фото на развалинах» — Пономарева, Пономарев. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-08-006074-8

Содержание

Читать онлайн «Фото на развалинах» автора Пономарева Светлана — RuLit

Светлана Пономарева

Николай Пономарев

Фото на развалинах

Дорогой мой юный друг!

Яне знаю, какие книги ты любишь и читаешь, и мне трудно предугадать, понравится ли тебе эта повесть — «Фото на развалинах». Но я уверен в одном: на какой-то из страниц ты узнаешь себя. Может быть, это будет страница о твоей первой любви… Может быть, это будет страница о мучительном чувстве разлада и непонимания между тобой и родителями. Или о тоске и одиночестве в мире, где тебе однажды показалось, что ты никому не нужен. Или ты вдруг совершенно неожиданно для себя откроешь в ненавистном тебе прежде школьном учителе или другом взрослом понимающего друга. Или узнаешь в герое книги, в его отчаянье и озлоблении на мир свои собственные мысли о роковом поступке…

Книга захватывает тебя с первых страниц и не отпускает до конца, хоть это не детектив, не приключения, не фэнтези. Это просто жизнь твоих ровесников в пору взросления, когда болезненно переживаешь малейшую фальшь отношений, мысленно ставишь самые строгие оценки поступкам и словам своих товарищей и родных. Случается, в душе перепутывается столько противоречивых чувств, что кажется: выхода нет. А выход есть всегда! Выход в простых и вечных истинах. Не надо поддаваться на модную уловку, что «вся любовь износилась со временем и превратилась в дешёвые пиратские копии». Это неправда. Жизнь не кончается, если тебя обидели и даже предали. Не замыкайся на неудаче. Найди в себе силы простить обидчика. «Просто не делай никому больно — и любовь придёт». Вот чему учит эта книга, суровая и нежная, правдивая и добрая, в лучшем смысле слова — современная. Потому, что добро — современно всегда, во веки веков. А время взросления отсчитывается первыми поступками во имя Любви и Добра.

Сергей Михалков

Фото на развалинах

В серой дымке октябрьской мороси наш город выглядит просто отвратительно. Местами он тяжеловато-грязный, вросший окнами в землю, местами казенно-серый, по-военному выстроившийся в ряд панельными пятиэтажками, ещё часть города дымит заводскими трубами. То там, то тут по залитым утренним дождём дорогам тяжело проползают серо-желтые автобусы. Даже новые дома, из красно-белого кирпича, город не украшают. В октябре они незаметны среди мрачных зданий. Город вообще недостоин того, чтобы его рисовали красками. Если рисовать — то углем на сероватом ватмане, если снимать, то ставить фотоаппарат на «чёрно-белый». Я — не рисую город, я фотографирую его. Сейчас — с верхнего этажа давно заброшенной ТЭЦ. Пройти сюда просто так нельзя, но у меня есть особый дар — проникать во всякие развалины, подвалы, дома под снос. Иногда мне кажется, что недоступных мест для меня не существует. Я бывал и на охраняемых сторожами территориях, и в таких завалах, куда, на первый взгляд, кроме кошки никто не протиснется. Эта ТЭЦ по сравнению с другими местами относительно легкодоступна. Мне и пришлось всего-то подлезть под бетонную плиту забора, земляную насыпь у которой размыло многолетними дождями и таянием снега, пробежать, прыгая через лужи и кучи мусора по территории, да отодвинуть ржавую входную дверь. Если сторож тут и был, то плохо исполнял свои обязанности — меня во всяком случае никто и не подумал остановить…

Безусловно, пробираясь в такие места, я рисковал. Меня могло придавить, я мог упасть, расшибиться, попасться наркоманам, маньяку, сторожу, милиции. В общем — многое теоретически могло со мной произойти. Я знал это, но ни за что бы не отказался от своего увлечения. Это было как наркотик… Найти в городе то, что раньше что-то значило, а теперь не значит ничего. Найти и сфотографировать.

В прошлом году я занимался в фотокружке. Там нас учили делать снимки допотопным фотоаппаратом, проявлять, печатать плёнки. Сначала это было интересно, а потом надоело — зачем так мучиться, когда можно купить хороший цифровик и щёлкать что угодно и сколько угодно. Неудачные снимки я удаляю, остальные скидываю на компьютер. Самые удачные отдаю в распечатку и развешиваю у себя в комнате. Для этого я выделил целую стену. Целая стена ржавых железок, труб, крыш, поросших мхом, разбитых ступенек, покосившихся калиток, пустых оконных проёмов… Мать приходит в ужас, когда это видит. Ей, конечно, больше хочется, чтобы я снимал цветочки и белочек в зоопарке. Впрочем, она редко заходит в мою комнату…

Поднявшись по нескольким железным лестницам на самый верх ТЭЦ и отсняв её внутренности, я высунулся в проем давно разбитого окна. Тут уже и рамы не было, и не было досок, которым окно заколачивали много лет назад, — жители частных домов всё утащили на растопку. Поэтому можно было облокотиться на тёмный от времени кирпич и смотреть на город через объектив.

«Фото на развалинах» читать онлайн книгу 📙 автора Светланы Пономаревой на MyBook.ru

Елисей Федоров любит фотографировать. Фотография для него не только хобби, это вся его жизнь. Он находит красоту в развалинах и с удовольствием снимает разрушенные или заброшенные дома. А еще он любит фотографировать Наташу Титову, в которую давно и безответно влюблен. Однажды в школе появляется новый учитель истории В.Карбони, и в него сразу же влюбляются многие девочки. Да и Наташа явно увлечена историком. А вот Елисей просто на дух не переносит Карбони, видя в нем соперника.

В семье героя все сложно. Мать часто и помногу пьет. Отец, потеряв надежду привести жену в чувство, уходит из семьи. Ну а Лесь хочет забыть обо всех проблемах хоть ненадолго. Ему тяжело видеть пьяную мать, тяжело взваливать на себя груз взрослой жизни, тяжело разочаровываться в Наташе, которая оказывается далека от идеального образа. Из-за разрыва с мужем, мать переживает нервное потрясение и едва не сводит счеты с жизнью. Проблемы валятся на Елисея снежным комом. С ними не каждый взрослый справится, а тут – подросток. Конечно, ему тяжело. Конечно, в качестве защитной реакции он выбирает язвительность, грубость, дерзость. Казалось бы, нет никакого света в конце тоннеля. Но этот свет есть! Потому что иначе и быть не может!

Во-первых, рядом все это время бродит Алиска Зеленина, которую Лесь сначала не воспринимает всерьез, но постепенно начинает ценить ее чувства и понимает, что Наташа ей и в подметки не годится. А во-вторых, в трудную минуту всегда помогает историк Карбони, и вот уже он становится не соперником, а близким и верным другом, старшим товарищем. Карбони говорит важные вещи. Он предлагает Лесю не акцентироваться на разрушении, а направить энергию на созидание. Тогда, по мнению учителя, и вокруг жизнь изменится. Похоже, Елисей на этот раз прислушается к мнению педагога.

Замечательная подростковая повесть, которая очень легко читается и при этом держит в напряжении с самого начала и до конца. Книга написана в 2009 году, поэтому реалии времени немного иные, но это не мешает общему впечатлению. Она намного современнее многих сегодняшних произведений. Ведь подростковые проблемы – конфликты с родителями, претензии к миру – одинаковы для любого времени. А в этой повести они описаны очень правдиво: внутренний мир подростка просто вывернут наизнанку. Читаешь, и душа болит за главного героя. Так хочется ему помочь, подсказать, защитить.
Мне кажется, это лучшее доказательство того, что книга – настоящая.

Оформление и формат немного отличаются от всей серии «Лауреаты Международного конкурса имени Сергея Михалкова». Формат квадратный, нестандартный. Обложка не белая, как мы привыкли, а цветная. Бумага офсет, черно-белые иллюстрации Марьям Садердиновой. От себя добавлю, что повесть «Фото на развалинах», пожалуй, лучшая из тех, что я читала в этой серии. Дочке тоже очень понравилась, хотя она уже скептически относится к подростковой прозе в свои 18 лет, переключившись на классику. Но эту повесть хвалила и отметила, что очень хорошо написана. Рекомендую для чтения 12+.

Светлана Пономарева — Фото на развалинах читать онлайн

Светлана Пономарева

Николай Пономарев

Фото на развалинах


Дорогой мой юный друг!

Яне знаю, какие книги ты любишь и читаешь, и мне трудно предугадать, понравится ли тебе эта повесть — «Фото на развалинах». Но я уверен в одном: на какой-то из страниц ты узнаешь себя. Может быть, это будет страница о твоей первой любви… Может быть, это будет страница о мучительном чувстве разлада и непонимания между тобой и родителями. Или о тоске и одиночестве в мире, где тебе однажды показалось, что ты никому не нужен. Или ты вдруг совершенно неожиданно для себя откроешь в ненавистном тебе прежде школьном учителе или другом взрослом понимающего друга. Или узнаешь в герое книги, в его отчаянье и озлоблении на мир свои собственные мысли о роковом поступке…

Книга захватывает тебя с первых страниц и не отпускает до конца, хоть это не детектив, не приключения, не фэнтези. Это просто жизнь твоих ровесников в пору взросления, когда болезненно переживаешь малейшую фальшь отношений, мысленно ставишь самые строгие оценки поступкам и словам своих товарищей и родных. Случается, в душе перепутывается столько противоречивых чувств, что кажется: выхода нет. А выход есть всегда! Выход в простых и вечных истинах. Не надо поддаваться на модную уловку, что «вся любовь износилась со временем и превратилась в дешёвые пиратские копии». Это неправда. Жизнь не кончается, если тебя обидели и даже предали. Не замыкайся на неудаче. Найди в себе силы простить обидчика. «Просто не делай никому больно — и любовь придёт». Вот чему учит эта книга, суровая и нежная, правдивая и добрая, в лучшем смысле слова — современная. Потому, что добро — современно всегда, во веки веков. А время взросления отсчитывается первыми поступками во имя Любви и Добра.

Сергей Михалков

Фото на развалинах


В серой дымке октябрьской мороси наш город выглядит просто отвратительно. Местами он тяжеловато-грязный, вросший окнами в землю, местами казенно-серый, по-военному выстроившийся в ряд панельными пятиэтажками, ещё часть города дымит заводскими трубами. То там, то тут по залитым утренним дождём дорогам тяжело проползают серо-желтые автобусы. Даже новые дома, из красно-белого кирпича, город не украшают. В октябре они незаметны среди мрачных зданий. Город вообще недостоин того, чтобы его рисовали красками. Если рисовать — то углем на сероватом ватмане, если снимать, то ставить фотоаппарат на «чёрно-белый». Я — не рисую город, я фотографирую его. Сейчас — с верхнего этажа давно заброшенной ТЭЦ. Пройти сюда просто так нельзя, но у меня есть особый дар — проникать во всякие развалины, подвалы, дома под снос. Иногда мне кажется, что недоступных мест для меня не существует. Я бывал и на охраняемых сторожами территориях, и в таких завалах, куда, на первый взгляд, кроме кошки никто не протиснется. Эта ТЭЦ по сравнению с другими местами относительно легкодоступна. Мне и пришлось всего-то подлезть под бетонную плиту забора, земляную насыпь у которой размыло многолетними дождями и таянием снега, пробежать, прыгая через лужи и кучи мусора по территории, да отодвинуть ржавую входную дверь. Если сторож тут и был, то плохо исполнял свои обязанности — меня во всяком случае никто и не подумал остановить…

Безусловно, пробираясь в такие места, я рисковал. Меня могло придавить, я мог упасть, расшибиться, попасться наркоманам, маньяку, сторожу, милиции. В общем — многое теоретически могло со мной произойти. Я знал это, но ни за что бы не отказался от своего увлечения. Это было как наркотик… Найти в городе то, что раньше что-то значило, а теперь не значит ничего. Найти и сфотографировать.

В прошлом году я занимался в фотокружке. Там нас учили делать снимки допотопным фотоаппаратом, проявлять, печатать плёнки. Сначала это было интересно, а потом надоело — зачем так мучиться, когда можно купить хороший цифровик и щёлкать что угодно и сколько угодно. Неудачные снимки я удаляю, остальные скидываю на компьютер. Самые удачные отдаю в распечатку и развешиваю у себя в комнате. Для этого я выделил целую стену. Целая стена ржавых железок, труб, крыш, поросших мхом, разбитых ступенек, покосившихся калиток, пустых оконных проёмов… Мать приходит в ужас, когда это видит. Ей, конечно, больше хочется, чтобы я снимал цветочки и белочек в зоопарке. Впрочем, она редко заходит в мою комнату…

Поднявшись по нескольким железным лестницам на самый верх ТЭЦ и отсняв её внутренности, я высунулся в проем давно разбитого окна. Тут уже и рамы не было, и не было досок, которым окно заколачивали много лет назад, — жители частных домов всё утащили на растопку. Поэтому можно было облокотиться на тёмный от времени кирпич и смотреть на город через объектив.

Я навёл объектив на автобусную остановку прямо под оградой ТЭЦ. На остановке ёжились несколько человек под чёрными зонтиками. Как будто специально они были одеты в серое, черноё, коричневое. И для большего эффекта крыша остановочной будки была ржавая и провисшая внутрь. Я щёлкнул эту картинку. Люди были под стать пейзажу, под стать городу: такие же безликие, словно их нарисовали под копирку. Наверняка и внутренне они одинаково серые и пустые. Не надо даже особо напрягаться, чтобы представить их жизнь, — утром они заталкивают себя в грязные автобусы и едут на работу, вечером — едут домой. В промежутке между автобусами сидят в какой-нибудь конторе и зарабатывают пропуск в вечность. Хотя туда, конечно, не попадут — зачем вечности серость? Вечером эти бесцветные люди смотрят тупые сериалы, а ночью делают таких же тупых детей. Дети вырастают, надевают тёмные куртки, берут зонтики и с трудом заталкивают себя в те же автобусы, в каких ездили их родители…

К мусорному бачку на остановке подошла облезлая дворняга. Она подёргивала носом, вынюхивая съестное. Но в этом бачке ничего подходящего не оказалось. Дворняга потыкалась в бачок и разочарованно села на землю. Я щёлкнул дворнягу.

Осталось пройтись по территории и снять само здание с разных сторон. Но я не торопился. Мне было хорошо. Я сел в проёме, упершись ногами, и смотрел вверх. Внизу — порядочная высота, вверху — пепельно-серое небо, вокруг — мёртвый камень. Если бы меня сейчас увидел кто-нибудь из знакомых, то глазам бы своим не поверил. Сказать честно, так меня бы и не узнали. Собираясь на вылазки, я надевал самое старое, что у меня было, и обязательно — темные очки. И снимал эти очки, только оказавшись далеко от своего района. Сейчас я выглядел как беспризорник или наркоман, словом, совсем не так, как обычно выгляжу. И это мне тоже нравилось — побыть не собой. Это давало некую свободу. Хотя и очень ненадолго.

Читать дальше

Пономаревы. Фото на развалинах. Обсуждение книги


Прочитаем?

Обсудим? Дорогие читатели!

Приглашаем вас принять участие в письменном обсуждении повести С. и Н. Пономаревых «Фото на развалинах».

Вот что пишет об этой книге наша читательница Юля Глухова:

«Ребята, а признайтесь честно: легко ли понимать окружающих? Чувствовать так, как чувствуют ваши близкие, думать так же, как они — одним словом, легко ли понимать других? Думаю, ответ очевиден – сложно! Но этому можно научиться! И, прочитав эту книгу, вы сможете это сделать, но лишь при условии, что вы хотите этого добиться, что вы не хотите быть эгоистами, думающими только о себе! Итак, если вы согласны, берите в руки эту книгу и читайте о том, как ваш ровесник научился самому главному – он научился любви! Удачи!»

В обсуждении участвуют авторы повести — С. и Н. Пономаревы. Они ответят на ваши, ребята, вопросы и прокомментируют обсуждение.

Вопросы:
  1. Кто из героев книги тебе нравится? Почему?
  2. Согласен ли ты с Елисеем, что в книгах нет «ничего настоящего» «всё только ложь и повторение, тысячу раз переписанный «Колобок» для трёхлеток, семилеток и пенсионеров»?
  3. Елисей говорит: «Ничего не поделаешь, мир такой. Чтобы что-то получить, надо толкаться локтями или топать по головам». Прав ли он? Поясни свою точку зрения
  4. В начале повести у Елисея нет друзей. Как ты думаешь, почему?
  5. Нравится ли тебе Наташа? Что она за человек?
  6. Как ты думаешь, чем Алиска Зеленина привлекла Елисея? Ведь сначала он считал её пустой и глупой девчонкой.
  7. Елисей считает, что, пригласив его на свидание, Наташа поступила подло. А что по этому поводу думаешь ты?
  8. Как ты относишься к Карбони? Встречал ли ты в своей жизни таких учителей?
  9. Елисей говорит о Карбони: «В нём что-то было, какая-то сила». Какая, на твой взгляд?
  10. Как ты думаешь, Карбони – счастливый человек? Почему?
  11. Каким ты представляешь будущее Елисея? Наташи? Алиски Зелениной? Карбони? Родителей Елисея?
  12. Есть мнение, что в любой книге для подростков должно быть послание, т.е. то, что автор хочет сказать читателю. Если это так, то какое послание автора ты видишь в этой повести?
  13. Твои вопросы авторам книги
  14. Твоё отношение к книге (подчеркни нужный вариант):
  • Классная!
  • Интересная, но есть и лучше!
  • Так себе!
  • Неправдоподобная, такого в жизни не бывает.
  • Скучная.
  • Другое.

Фото на развалинах, размер 216x215x13 мм. ISBN: 978-5-08-006074-8

Елисей (Лесь) в обычном десятом классе обычной средней школы. Все, что вокруг него, обычно и буднично. И проблемы его самые обычные подростковые, такие, как и у всех в его возрасте: влюблен в девочку, а ей не до него, в него влюблена другая – ему не до нее. Кругом все гаммы и оттенки серой, осенней, мрачной действительности. Даже его уникальное хобби – фотографировать развалины – такое же мрачное и черно-белое. И так бы все вяло продолжалось. Перетекая непонятно в какое состояние, но в школе появился новый учитель истории и разрушил обыденность, заставил пересмотреть взгляды на жизнь, внес в нее яркие краски.

Авторы Пономарев Николай , Пономарева Светлана
Издательство Детская литература
Иллюстратор Садердинова М.
Серия Лауреаты Международного конкурса имени Сергея Михалкова
Язык русский
Год 2019
ISBN 978-5-08-006074-8
Тираж 3000 экз.
Переплёт твердый переплет
Количество страниц 118
Страна-производитель Россия
Размер 216x215x13 мм
Длина 216мм
Ширина 215мм
Высота 13мм
Объём 1
Возрастная категория 16
Тип иллюстраций черно-белые
Наличие иллюстраций рисунки
Тип бумаги офсетная (60-220 г/м2)
Количество томов 1

283

Купить »

В других магазинах:

Фото на развалинах — Журнал «Читаем Вместе. Навигатор в мире книг»

В школе всегда так: девочкам нравятся мужчины-учителя, а их одноклассникам — сами девочки. В этом Светлана и Николай Пономаревы, авторы повести «Фото на развалинах» (получившей первую премию литературного конкурса Сергея Михалкова), пожалуй, правы. И ничего удивительного в том, что их главный герой Лесь (кстати, назвать своего персонажа Лесем, Елисеем дело нешуточное и очень смелое) влюблен в Наташу, которая в свою очередь немножко влюблена в молодого учителя истории Виктора Валентиновича Карбони («внука итальянского коммуниста»). Сами понимаете, подростковый возраст, взросление, вокруг мир жестокий и прекрасный, не удивительно, что в таких условиях Карбони мнится Лесю соперником, а Наташа — единственной надеждой на счастье. Конфликт, прямо скажем, не новый. Еще Лесь нравится Алиске Зелениной, некрасивой и нескладной дурехе. Но в целом не в Алиске дело. И вот у Леся рождается хитроумный план…

Как ни крути, а перед нами редкий для современной русской литературы случай — повесть о подростках. Однако текст не без минусов. Местами язык не просто неточен, но безвкусен — чего только стоят пассажи вроде «вмонтировать факультатив в свое и без того нагруженное расписание» или «три часа истории у нашего класса скомпонованы в два дня». Особенно много шероховатостей на первых пятидесяти страницах, потом повествование выравнивается. То ли оттого, что вначале авторы еще пытаются говорить языком тинэйджеров и неумело иронизируют, то ли потому, что, ставя перед собой задачу-максимум, пробуют рассуждать с позиций подростка, однако потом с текстом что-то происходит и начинается хорошая проза.

Но важнее другое: авторам все-таки удается отойти от своего взрослого восприятия мира и понять самого Леся, в общем-то неплохого мальчишку. Просто так уж получается, что в 14-15 лет запутаться и натворить глупостей куда проще, к тому же если ты одинок (или тебе так кажется).

Плюс книги в том, что Пономаревы не морализируют открыто (за исключением того момента, когда рассуждают о вреде алкоголя), просто насыщают повествование размышлениями самого Леся. О том, почему мать, с детства мечтавшая быть пианисткой и в юности сломавшая правую руку, теперь пьет, чувствуя свое отчуждение. Почему отец так часто ездит в командировки и ходит в кафе с неизвестными женщинами, а дома постоянные скандалы.

В общем, Лесю только и остается, что рисовать картинки, фотографировать развалины, строить планы по отмщению Карбони и завоеванию Наташи, да рассуждать о Граале, который приносит счастье своему владельцу.

Вот только жизнь берет свое… и развалины рано или поздно перестают быть развалинами…

Фотосъемка развалинах и заброшенных зданиях

Фотографирование заброшенных зданий и различных развалин является очень интересным занятием. Драматическая атмосфера на снимках очень чётко передаёт настроение фильмов ужасов и постапокалиптичных сюжетов. Портреты, снятые в руинах домов являются очень готичными.

Подготовка

Пара фонариков всегда должна быть с собой. Заброшенные здания не освещаются. Даже в самый яркий день в них может быть очень темно. Кроме того, полы и потолки могут быть ветхими. Это будет не просто заметить даже со светом. Без освещения шансов увидеть это вообще нет. Это может быть смертельно опасно.

Кроме помощи в ориентировании по коридорам фонарик может помочь при съёмке в условиях недостаточной освещённости. Фотографируя с длинной выдержкой лучом света можно высветлять определённые участки комнат или предметы, делая на них световой акцент. Фонари с фокусировочной линзой позволят освещать не только большую область, но и маленький участок, открывая новые горизонты в творчестве.

Сочетая освещение вспышкой и фонарём можно получать интересные тени.

Для того, чтобы научиться работать со светом, придётся попрактиковаться, но со временем придёт видение теней и света, а это позволит получать необычные и интересные фотографии.

Штатив

Мы уже поняли, что в заброшенных зданиях очень темно. Фотографирование на длинной выдержке требует жесткой фиксации камеры. В этом поможет штатив. Для некоторых снимков придётся использовать выдержку 20 или даже 30 секунд. При съёмке в комнатах с большими окнами можно обойтись светосильным объективом и стабилизацией изображения, но не всегда можно будет обойтись без штатива.

Используем ручное управление

Обычно, фотоаппарат способен определить в автоматическом режиме оптимальные настройки для съёмки. Современные камеры имеют очень умную систему определения сцен.

При плохом освещении или его полном отсутствии камера не сможет понять где она находится и насколько длительная выдержка нужна. В таких условиях приходится полностью вручную контролировать все параметры съёмки.

Широкоугольная оптика – лучший выбор для передачи атмосферы

Оптика с маленьким фокусным расстоянием отлично подходит для архитектурной съёмки, а заброшенные здания – это и есть архитектура. Именно широкоугольный объектив поможет передать больше пространства и окунуть зрителя в эту зловещую атмосферу.

Выделяйте основные композиционные элементы

Так как фотографирование заброшенных зданий является уникальным жанром и не слишком распространено, нужно подходить к данному виду съёмки с особой инициативой. Расскажите историю здания. Покажите его с уникального ракурса.

  • Наклоняйте камеру, заваливайте горизонт. Это даст необычные ракурсы.
  • Опустите камеру к полу. Это позволит подчеркнуть пространство. Также в кадре окажется потолок, который по-своему может быть интересен.
  • Сфотографируйте угол, где грани стен сходятся в одной точке. Это заставит зрителя задуматься о том, что это за элемент.

Самый малый сдвиг камеры в любом направлении может преобразить снимок и создать совершенно уникальную атмосферу.

Уделяйте внимание деталям

Архитектура зданий очень разнообразна и насыщенна. Старые заброшенные сооружения не менее насыщены деталями. Особенно важен хаос, который творится вокруг. Его нужно систематизировать, выделив основной ключевой элемент светом или крупным планом. Мелкие элементы должны лишь создавать настроение, но не отвлекать на себя внимание.

Различные предметы, такие как стулья, шкафы, телефоны, столы, телевизоры, детские игрушки свидетельст

Смотрите под ноги и вверх

Старые здания могут быть очень ветхими. Будьте осторожны. Даже самые шедевральные снимки не стоят здоровья.

Сначала осмотрите местность. Изучите все элементы. Пользуйтесь фонариками. Обзаведитесь налобным фонарём. Это очень удобный девайс. Держите при себе заряженный мобильный телефон. Будет очень хорошо, если вам составят компанию ваши друзья. Они и помогут со съёмками, и развлекут, и из беды выручат.

Сфотографируйте фрески в руинах: Сага о мистере Забвении World Quest | Остров Цуруми

В этой статье показано, как выполнить задание «Сфотографировать фрески руин» в локальном задании «Сага о мистере забывчивости» на острове Цуруми. Для выполнения цели вам нужно сфотографировать 6 фресок в подземелье Пика Ширикоро. Для выполнения задачи вам понадобится гаджет « Pecture Pinion », который вы получите во время « октавы мирового квеста Мауширо ».

Примечание: Три фрески — это подсказки для решения головоломок с факелами, которые дают вам изысканные сундуки. Щелкните здесь, чтобы увидеть полное решение головоломок с факелами.

Примечание: Вы можете получить Роскошный сундук, используя три камня в форме звезды на трех фресках. Щелкните здесь, чтобы просмотреть полное руководство.


Фреска 1/6

Спрыгните на Подземный пик Ширикоро. Поверните налево, прежде чем пройти через первую дверь, как показано ниже.

Затем поверните налево и спуститесь вниз. здесь вы увидите стену с изображением Thunderbird. Используйте гаджет « Pecture Pinion » перед стеной. Это заставит стену исчезнуть, открыв секретную комнату.

Внутри секретной комнаты вы найдете комнату с несколькими световыми зондами. Фреска находится на потолке этой комнаты.


Фреска 2/6

Пройдите через первые двери в подземелье Пика Сирикоро. Затем пройдите в комнату с левой стороны.Здесь вы увидите фреску на стене, как показано ниже.


Фреска 3,4,5 / 6

Пройдите через первые двери в подземелье Пика Сирикоро. Затем пройдите в комнату с правой стороны. Здесь вы увидите три фрески на стенах, как показано ниже.

Примечание: Вы можете получить Роскошный сундук, используя три камня в форме звезды на фресках. Щелкните здесь, чтобы просмотреть полное руководство.


Фреска 6/6

Пройдите через вторую дверь в подземелье Пика Ширикоро.Затем поверните направо, чтобы увидеть фреску на стене.

археологов находят древние руины на шпионских фотографиях времен холодной войны

В фильме Микеланджело Антониони 1966 года « Blow-Up » рассказывается о своенравном лондонском модном фотографе Томасе, который невольно задокументировал убийство. На размытом фоне одной из его последних фотографий скрыта деталь, настолько скрытая тенями и листвой, что сначала Томас даже не замечает ее. Только после того, как он неоднократно увеличивал изображение, увеличивая снова и снова эту незначительную деталь, открывается тревожная правда: было совершено ужасное преступление, и эта фотография сделала Томаса неожиданным свидетелем.Самое главное на фото все время было скрыто на заднем плане.

Ранее в этом месяце стало известно, что рассекреченные американские спутниковые снимки, сделанные над Антарктикой, также непреднамеренно задокументировали, как этот континент пострадал от изменения климата. В данном случае глубоко в архивах национальных спецслужб лежат спутниковые фотографии полувековой давности, в которых у всех на виду скрываются полезные с научной точки зрения данные. Таким образом, эти устаревшие шпионские фотографии обрели неожиданную вторую жизнь в качестве важных инструментов планетарной науки — и, как и фотография Томаса в Blow-Up , их фоновые детали оказались, по крайней мере, если не намного, более ценными, чем их оригинал. цель.

Группа исследователей, возглавляемая Шуцзе Вангом из Университета Цинциннати, объяснила, что секретные фотографии, сделанные спутниковой платформой ЦРУ ARGON в начале 1960-х годов, при повторной оценке добавили на десятилетия визуальные свидетельства, с помощью которых гляциологи могут отследить таяние ледяных щитов Антарктиды. Основываясь на более раннем анализе тех же спутниковых снимков, выполненных командами из других учреждений, группа Вана продемонстрировала, что снимки отодвинули дату начала крупномасштабного таяния Антарктики как минимум на три десятилетия.Другими словами, эти, казалось бы, безликие ледяные просторы, захваченные просто как случайная деталь во время наблюдательных миссий времен холодной войны, теперь позволяют по-новому взглянуть на то, как полярные регионы Земли реагируют на изменение климата.

В то время как работа Ванги сосредоточена конкретно на доказательствах предвестников обрушения шельфового ледника Ларсен Б. в 2002 году, главный вывод из подхода ее команды состоит в том, что очень легко упустить из виду необычные наборы данных просто из-за их исходного контекста.Как вы можете найти что-то, если даже не знаете, что должны это искать? Однако, как показывает эта работа, спутниковая фотография, сделанная из соображений международного шпионажа, технически идентична спутниковой фотографии, сделанной из соображений гляциологии. В самом прямом смысле, единственная разница заключается в том, на чем зритель хочет сосредоточиться.

Археолог Джесси Казана описывает достижение этого осознания в своей области, используя метафору превращения мечей в орала, то есть превращения того, что по сути является оружием холодной войны, в инструмент гражданских исследований.В частности, Казана рассказал мне о спутниковой программе CORONA. Фотографии CORONA — это самые ранние доступные спутниковые снимки-шпионы, сделанные примерно за десять лет, начиная с конца 1950-х годов. Когда они были рассекречены администрацией Клинтона в 1995 году, почти 900 000 ранее совершенно секретных спутниковых изображений стали доступны для публичного исследования одним росчерком пера.

Археологи одними из первых набросились на него.

Казана описал снимки CORONA с нескрываемым энтузиазмом.«В целом КОРОНА — удивительный инструмент для археологических открытий», — сказал он, — но инженерные достижения, благодаря которым фотографии стали возможными, не менее впечатляют. Например, в системах спутниковых камер использовалась специальная пленка высокой четкости, секретно разработанная компанией Kodak. Затем экспонированный рулон этой сверхчувствительной пленки необходимо будет физически извлечь со спутника для обработки. Это означало, что отдельные канистры с пленкой будут сброшены с орбиты; когда пленка упала обратно на Землю, крошечный парашют раскрылся, обычно где-то над Тихим океаном, и баллон тогда улетел обратно в атмосферу.Военный самолет США, вооруженный воздушным крюком, затем захватывает пленку во время снижения и опускает ее на землю для обработки. Эти сложные воздушные акробатические трюки выглядят почти до смешного архаичными по сегодняшним меркам, но они также показывают, сколько усилий приложили США для отслеживания наращивания советских вооружений и внутренней деятельности других национальных государств.

Как указал Казана, приказ о рассекречивании был принят после активного лоббирования со стороны Роберта Маккормика Адамса, археолога и в то время секретаря Смитсоновского института.Адамс знал историческую ценность этих фотографий, но он также знал, что в 1990-х годах, когда Советский Союз перестал существовать, они больше не играли реальной стратегической роли для американской разведки. Лучше всего, отметил Казана, фотографии CORONA также запечатлели пейзажи всего Ближнего Востока в преимущественно доиндустриальном состоянии, до того, как поверхностные руины или подземные остатки были навсегда уничтожены урбанизацией 20-го века, сельским хозяйством или даже военными действиями. «На старых спутниковых снимках 1960-х годов или ранее часто сохраняются изображения этих мест и объектов, которые во многих случаях больше не существуют сегодня», — сказал мне Казана.Другими словами, фотографии часто являются единственной физической записью, которой сейчас обладают археологи.

Казана является директором проекта CORONA Atlas Project, целью которого является попытка методично и систематически идентифицировать все места, представляющие археологический интерес, на заднем плане этих изображений. Археологи изучают каждое изображение в поисках аномальных элементов ландшафта, таких как необычные линии или странные узоры. Цифры пока поразительны. Вместе с другими недавно рассекреченными спутниковыми фотографиями из США — из программ ARGON, HEXAGON, GAMBIT и LANYARD — эти изображения включают снимки примерно 4200 ранее известных мест.Однако к настоящему времени археологи определили до 12 000 новых мест, представляющих потенциальный исторический интерес. По словам Казаны, спутниковые снимки, изначально сделанные для международного шпионажа, действительно были «золотым дном для археологии».

Снимок со спутника КОРОНА. (Проект CORONA Atlas)

Добыча этого ресурса ради его археологических богатств, однако, требует много времени. Теоретически археологи могли бы последовать примеру таких фирм, как Orbital Insight, и запрограммировать алгоритм машинного зрения, чтобы помочь идентифицировать неизвестные исторические места на этих фотографиях.Анализируя одновременно сотни, если не тысячи фотографий, археологи будущего смогут работать бок о бок с ИИ.

Хотя Казана согласился с тем, что этот вид «автоматического обнаружения» имеет свои применения, использование распознавания образов для обнаружения следов древних цивилизаций представляет собой значительную проблему. Казана подчеркнул, что мы просто можем не знать, что ищем, не говоря уже о том, на что смотрим, даже если смотрим прямо на многообещающий археологический объект. Например, сооружение могло подвергнуться особому воздействию погодных условий или изначально иметь необычный узор.Это могло быть из ранее неизвестной культуры или цивилизации. Чтобы использовать машинное зрение, по крайней мере на данный момент, вам придется ограничиться известными ландшафтными особенностями очень обычного размера и типа. «Нахождение вещей, которые отличаются, необычны или не соответствуют шаблону, — предупредил он, — это именно те задачи, с которыми эти методы машинного обучения справляются хуже всего».

Столица ассирийской империи в Хорсабаде, Ирак. (Изображение любезно предоставлено Джейсоном Уром)

Касана не одинок в своем подходе, надеясь заново открыть для себя утраченное древнее прошлое с помощью неба.Статьи о дистанционном зондировании регулярно появляются в академических публикациях, а в 2013 году Springer опубликовал два огромных сборника, посвященных археологии из исторических воздушных и спутниковых архивов и картированию археологических ландшафтов из космоса соответственно. Многие другие археологи сегодня, в том числе Сара Паркак, также помогли пионерам космических исследований ландшафта, в первую очередь с использованием новейших спутниковых изображений. Паркак, например, использовала спутниковые данные, чтобы найти вероятное место захоронения египетских пирамид, и она также была частью группы, которая обнаружила новые свидетельства существования городского поселения недалеко от Петры, используя как современные спутниковые изображения, так и дроны.Дальше Паркак также помог обнаружить ранее неизвестное поселение викингов на юго-западе Ньюфаундленда, чему в значительной степени способствовал доступ к современному глазу в небе.

Снимок со спутника КОРОНА. (Проект CORONA Atlas)

Джейсон Ур, директор Центра географического анализа в Гарварде, также использовал рассекреченные фотографии CORONA в своих археологических исследованиях. Как и Казана, Ур с энтузиазмом относится к потенциалу такого рода изображений, но он отметил, что одно из основных ограничений, присущих этому анализу, состоит в том, что он неизбежно склоняется к «чертам, которые сохраняются в ландшафте».

«Однако те особенности, которые мы можем найти, часто являются продуктом очень могущественных централизованных правительств самых ранних империй», — пояснил он. «Они построили большие города, обнесенные стеной; они раскопали сложные ирригационные системы, протянувшиеся на десятки километров; они построили дороги ». Следы, оставленные второстепенными тропами, сезонными лагерями и другими эфемерными ландшафтами, возникающими в результате повседневного передвижения людей, часто выходят за рамки возможностей спутниковой съемки. Таким образом, космическая археология может непреднамеренно склоняться к анализу империй, а не скотоводов, центров, а не периферий.

Спутниковый снимок столицы ассирийской империи в Хорсабаде, Ирак. (Изображение любезно предоставлено Джейсоном Уром)

Хотя изображения CORONA бесспорно ценны, они не обязательно обнаруживают тонкие эффекты ландшафта на удаленных окраинах этих некогда великих империй. Подобно Томасу в «Раздутии», археологи могут изучать бесконечные архивы фотографий, увеличивая масштаб до еще более экстремальных уровней разрешения, чтобы найти следы стен, фундаментов и затерянных городов, но и другие культуры, о которых рассказал мне Джейсон Ур — пастораль кочевники, болотники — не обязательно сниматься в кино.Чтобы узнать о них больше, археологи должны полагаться на старые добрые раскопки.

Как сфотографировать руины за 5 простых шагов

Вот руководство ePHOTOzine по фотографированию руин в поездках, когда вы в отпуске или немного ближе к дому, на многих сайтах Национального фонда, разбросанных по всей Великобритании.

| Пейзаж и путешествия

Исторические руины, такие как церкви, замки и аббатства, украшают нашу сельскую местность и приморские города, но вы также найдете несколько небольших, но все же впечатляющих руин поближе к дому.Стены, арки и колонны по-прежнему разбросаны вокруг нескольких городов и деревень, которые по-прежнему фотогеничны, даже если не так много структуры осталось сфотографировать. Если вы уезжаете в путешествие, загляните в Интернет и в местные туристические центры, чтобы узнать, какие руины находятся недалеко от того места, где вы остановились.

1. Какое снаряжение мне нужно?

Для общих снимков здания и окрестностей вам понадобится широкоугольный объектив, но вам понадобится и более длительный зум, чтобы приблизиться к интересным архитектурным деталям.Штатив удобен, но если вы хотите путешествовать налегке, попробуйте взять что-нибудь меньшего размера, например настольный штатив, и использовать стену, чтобы сделать снимок более устойчивым. Если в выбранном вами здании остались какие-либо окна, поляризатор уменьшит отражения, а синий цвет неба усилится, придав вашему изображению больше контраста.

2. Делайте домашнее задание

Многие из наших аббатств и других руин теперь находятся под присмотром Национального фонда или «Английского наследия», так что вы можете заплатить за прогулку по ним, у них будет определенное время работы, и могут быть ограничения, если вы хотите использовать свои изображения в коммерческих целях, поэтому стоит быстро поискать в Интернете или поговорить по телефону, чтобы узнать все, что вам нужно знать.Таким образом, вы не будете тратить деньги на бензин.

3. Прогуляйтесь

Первое, что вам нужно сделать по прибытии, это размять ноги во время прогулки по развалинам. Это даст вам возможность найти интересные детали и найти лучший ракурс. Не стоит просто стоять и фотографировать первую кучу обломков, которую вы видите, так как это не даст вашему зрителю ни малейшего представления о том, что это за здание и для чего оно использовалось. Ищите области, которые имеют более определенную форму, и, если возможно, те места, где природа еще не полностью взяла верх.Конечно, некоторые стены выглядят великолепно с корнями, прорастающими сквозь них, и это действительно может подчеркнуть, насколько разрушено здание, так что имейте это в виду.

4. Посмотрите внимательнее

Ищите уникальные детали, которые выделяют здание среди других, и если снаружи не очень интересно, вы всегда можете заглянуть внутрь, чтобы увидеть, дают ли скрытые детали больше представления о том, какова функция здания. Если в здании все еще есть внутренняя часть, посмотрите свои экспозиции и проверьте гистограмму, прежде чем двигаться дальше, чтобы убедиться, что все в порядке.Попробуйте снимать наизнанку через разбитое окно или используйте длинный коридор, чтобы провести взгляд зрителя по изображению.

Знаки — это прямой способ рассказать больше о здании, которое вы фотографируете, и они часто могут быть довольно интересными сами по себе с такими особенностями, как отслаивающаяся краска и ржавые болты, достойные быстрой фотографии.

5. Высокий и широкий

Если вы работаете с особенно высоким зданием, сходящиеся вертикали могут быть проблемой, но при съемке с высоты это легко исправить.Шаги, холмы или стрельба из другого здания — все это способы исправить искажение или вы можете попробовать отступить еще дальше, что даст вам возможность использовать окружение для создания контекста здания.

Если земля действительно добавляет к вашему изображению, попробуйте снять панораму. Некоторые камеры поставляются со встроенной этой функцией, но если ваша камера не просто снимает несколько изображений, движущихся справа налево или слева направо, и соединяет их вместе с помощью специально разработанного программного обеспечения, когда вы возвращаетесь к компьютеру.

Вы ознакомились с техникой, теперь поделитесь своими фотографиями, чтобы получить шанс выиграть призы: Ежедневный конкурс форума

Поддержите этот сайт, сделав пожертвование, купив членство Plus или совершив покупки у одного из наших аффилированных лиц: Amazon UK, Amazon США, Amazon CA, ebay UK

Использование этих ссылок не требует дополнительных затрат, но поддерживает сайт, помогая сохранить бесплатный доступ к ePHOTOzine, спасибо.

Этот забавный сиба-ину игриво портит свои групповые семейные фотографии

У всех нас есть один друг, которому всегда удается испортить групповые фото.Неважно, гримасничают ли они или моргают в неподходящий момент, запечатлеть каждого человека в приятном свете может стать настоящей проблемой. Но на людях борьба не заканчивается — животные тоже могут быть нефотогеничными. Возьмем, к примеру, эту гонконгскую семью шиба ину. Когда Кикко, Саша и Момо идеально позируют своей хозяйке Йоко, Хина, белый щенок, не может не вести себя глупо.

Шиба Ину известны своей волей, но Хина, кажется, выводит свою индивидуальность на новый уровень.В то время как ее братья и сестры послушно позируют в соответствии с просьбами Йоко, Хина — самая младшая из стаи — просто делает свое дело. Этому дерзкому щенку явно не до идеальных групповых фотографий, от неправильного взгляда до высунутого языка.

У Кикко, Саши, Момо и Хины более 87 000 подписчиков в Instagram, что неудивительно. Простая прокрутка фотоархива Йоко обязательно вызовет у вас широкую улыбку. Хина — это напоминание о том, что нужно просто быть собой и веселиться!

Посмотрите на эту очаровательную группу сиба-ину ниже и посмейтесь над глупыми позами Хины.Если вам не хватает этих милых собак, вы можете подписаться на Йоко в Instagram, чтобы узнать больше о махинациях Хины.

Познакомьтесь с Кикко, Сашей, Момо и Хиной; Прелестная семья Шиба Инус.

В то время как ее братья и сестры прекрасно позируют, Хина (белый щенок) не может не вести себя глупо.

Она всегда портит их семейные фотографии самыми восхитительными способами.

И если вы думали, что все не может быть милее, вот Хина в образе щенка!

Йоко: Instagram
ч / т: [Скучающая панда]

Все изображения предоставлены Йоко.

Статьи по теме:

Очаровательная японская кошка думает, что она собака, как и ее братья и сестры сиба-ину

Художник создает японские банкноты в стиле сиба-ину, которые слишком милы, чтобы их можно было потратить

Эти стаканы для питья сиба-ину идеально отражают очаровательную породу животных

Керамика сиба-ину — восхитительная альтернатива традиционной посуде

Как фотографировать руины — Фотограф-любитель

18 декабря 2020 г.

Любовь Джереми Уокера к фотографированию руин и их истории шла параллельно с его карьерой одного из самых уважаемых пейзажных фотографов Великобритании.Впервые он высказал идею публикации своей серии «Руины» более десяти лет назад и с тех пор повторяет свои намерения через регулярные промежутки времени, так что, увидев этот сборник работ, с такой любовью составленный в его новой книге, Пейзаж , панорамный кофе Настольная книга, в которую он вложил столько души и сердца, очень полезна. Читайте советы Джереми о том, как улучшить фотографии руин…

Церковь Святой Марии, Тинтерн, Монмутшир Nikon D810, 19 мм PC-E, 1,3 секунды при f / 11, ISO 64

«Бродить во время града, заниматься исследованиями под дождем и вообще просто ждать, независимо от условий, — все это часть того, чтобы быть пейзажным фотографом», — говорит он.«Случаев, когда вы просто появляетесь, становитесь свидетелями великолепного восхода солнца, а затем идете домой, очень мало. Ожидание — это ключ к такому количеству изображений, и, как профессионал, у меня чаще всего есть время поваляться; Я не тороплюсь делать настоящую работу ».

Проект медленно развивался из прозрения, пережитого на диком побережье Нортумберленда. Он создавал кадр с замком Данстанбург и инстинктивно создал культовые руины, играющие второстепенную роль после отдаленного мыса и Северного моря.«Я начал сомневаться, был ли это пейзаж, изображение замка или морской пейзаж», — объясняет он. «Изображение не получилось бы без замка, и я начал думать о том, как он играет роль в ландшафте, не только композиционно, но также исторически и стратегически. Затем я поймал себя на том, что снимаю пейзажи с руинами где-то на изображении, пытаясь передать, почему определенная структура находится там, где она есть.

Fussells Iron Works, Меллс, Сомерсет. Три изображения сшиты Nikon D810, Zeiss 35mm, 8 секунд при f / 11, ISO 100

Исторический аспект был важен с самого начала.Хотя я не знал многих исторических подробностей, когда начал снимать, и едва коснулся поверхности, краткие исторические заметки в книге дают общий контекст проекта. Я не думаю, что история повлияла на фотографический процесс, но тип структуры и ее настройка определенно повлияют на мой подход и тип изображения, которое мне нужно. Замки с сомнительной историей и каменоломни с недобросовестными владельцами не заслуживают золотого неба и красивых рассветов, поэтому много времени проводилось в серых мрачных днях.’

Более мрачное настроение
Любой, кто знаком с «нормальной» работой Джереми, заметит немного более мрачное настроение в Пейзаж , тонкий сдвиг, который он приписывает предмету и его часто бурному прошлому. «Я, наверное, стал немного злее, мрачнее и атмосфернее», — соглашается он. «Я сознательно выбрал снимать, когда, возможно, многие фотографы даже не вынимают свои фотоаппараты из сумки. К тому же, в одной или двух локациях мне ничего не оставалось, кроме как снимать.Они были далеко от дома, и вероятность повторной съемки была минимальной, поэтому мне пришлось использовать условия, которые у меня были, которые обычно были мрачными и мрачными.

«Чем дальше я продвигался в проекте, тем больше я начинал понимать, какие локации будут работать и в каких условиях. Я также начал придумывать, какие места мне нужны и в какой части страны они мне нужны, вместо того, чтобы иметь большой список случайных руин. По мере того, как я снимал все больше и больше изображений, я отходил от восходов и закатов и вместо этого искал штормовые или пасмурные дни.Я искал, что я считал «правильными» условиями, которые замедляли качество фотографий, поскольку я тратил больше времени на ожидание и меньше времени на съемку ».

Время — одна из главных тем «Пейзаж», и, как вы можете представить, для проекта, который создавался десять лет, на его пути были взлеты и падения. Однако на каждый момент разочарования, сомнений и одиночества решимость Джереми обновлялась моментами удивления и восторга. « Я был в некоторых замечательных местах, о многих из которых я не знал и, конечно, не знал истории, и я встречал и получал помощь от многих незнакомцев, от эксцентричных владельцев отелей до суровых шотландцев. фермеры.У одного было лицо, подобное грому, и он агрессивно шагал по своему полю. Я предполагал, что отругал бы меня за вторжение, но он не мог бы быть более дружелюбным и услужливым, если бы попытался.

Еще одним приятным сюрпризом было то, что меня накормили чаем и печеньем во время съемки замка из заднего сада человека, с которым я столкнулся ранее днем. Что касается стихийных бедствий, что ж, всегда есть трюк «быть отрезанным от прилива и мокрых ног» и сидеть в пробках на автомагистралях в самых потрясающих условиях.Однако самая большая катастрофа, вероятно, произойдет в одном и том же месте в одно и то же время года, год за годом, только для того, чтобы вам сказали, что вы приехали совершенно не в то время года ».

Местоположение, местоположение, местоположение
Определение местоположения, похоже, не является точной наукой. О некоторых, таких как аббатство Святого Бенета в Норфолке, Джереми уже хорошо знал, посетив его во многих предыдущих случаях, в то время как другие, такие как Уорден-Пойнт на острове Шеппи, были лишь смутно известны или обнаружены в ходе исследований или при просмотре боеприпасов. Обзорные карты.Некоторые из них, например, старые промышленные выработки в Роуздейле в Йоркшире, были обнаружены случайно и подарили ему одни из самых запоминающихся опытов.

Динорвикский карьер, Карнарфоншир. Nikon D850, Zeiss 50 мм, 1/8 с при f / 11, ISO 64

«Обычная прогулка с другом превратилась в съемку с эпическим небом и великолепным светом», — вспоминает он. «Это было поспешно, незапланированно, неожиданно и совершенно удачно. Снимать локацию без чьего-либо влияния — это чувство удовлетворения.’

Даже с его подходом «больше времени на ожидание, меньше времени на съемку», когда дело дошло до выбора 109 изображений, которые украсили бы страницы Пейзаж , Джереми столкнулся с титанической проблемой, поскольку он собрал более 500 фотографий для Выбери из. Его прагматическое решение заключалось в том, чтобы сосредоточиться не только на творческих замыслах, но и на географии.

«Окончательный выбор был сделан из-за того, что я предпочел мои любимые изображения, а также благодаря их разумному распространению по Великобритании.Я также хотел иметь разумное распространение разрухи, от социальной до религиозной, от военной до промышленной. К сожалению, я пропустил некоторые области, такие как Оркнейские острова, Шетландские острова и Северная Ирландия, но у меня просто не было времени или средств ».

Замок Дански, Дамфрис и Галлоуэй. Nikon D810, зум 14-24 мм, 2 минуты при f / 11, ISO 100

Собираем все воедино
После долгих раздумий Джереми решил самостоятельно публиковать материалы, что дало ему полную свободу в производстве.Однако это был не его первоначальный выбор. «Чем больше я разговаривал с издателями и, что более важно, с другими опубликованными фотографами, я понимал, что для выпуска книги, которую я хотел, мне нужно было все контролировать. К счастью, меня поддержал мой отличный друг, у которого есть опыт публикации, и он смог познакомить меня с подходящим дизайнером и типографами. Собрать все вместе было сложной задачей, как и маркетинг и продажа. Если вы не хотите, чтобы в вашей жизни был стресс, не публикуйте сами! »

Железорудный завод Роуздейл, Северный Йоркшир.Nikon D3X, зум 24-70 мм, 1/80 с при f / 11, ISO 100

Теперь, когда Пейзаж поступил в продажу — идеальный рождественский подарок для любителей пейзажной фотографии (см. Наше специальное предложение ниже) — каковы надежды Джереми на эту книгу. «Моя главная надежда — продать каждую копию», — смеется он. «Кроме того, это амбиции реализованы. Я также искренне надеюсь, что это вдохновит людей исследовать британскую сельскую местность, возможно, даже заинтересоваться невероятной историей, которая у нас есть. Что касается продолжения, я бы с удовольствием выпустил еще один том в том же духе, и есть и другие фотографические проекты, которые, надеюсь, будут напечатаны, если мне повезет.’

Радиолокационная станция Уорден-Пойнт, Кент. Nikon D810, зум 24-70 мм, 5 минут при f / 11, ISO 64

Главные советы Джереми
1) Я провожу много времени в ожидании, пока утихнут штормы, прекратятся удары града и утихнет дождь. К тому времени, как указанная буря утихнет, свет, который вы хотели, мог появиться и исчезнуть, поэтому вам нужно быть готовым и ждать, пока идет дождь, снег или град. У вас может быть подходящее снаряжение для влажной погоды, но как насчет камеры? Раньше я использовал замшевую ткань, закрывающую камеру и объектив, которая удерживалась на месте зажимом типа «бульдог», и она хорошо себя зарекомендовала.Теперь у меня есть кусок кожи, обрезанный по размеру камеры, с липучками в каждом углу. Это просто, эффективно и быстро в использовании. Может, запатентовать?

2) Во время съемки изображений для книги я охватил много мест и много местности, и одна вещь, которую я всегда осознаю, — это нахождение на территории других людей. Я стараюсь соблюдать общественное право проезда, но если я отклоняюсь от пути, мне нравится спрашивать разрешения у землевладельца. Ближайший фермерский дом или офис поместья — хорошая отправная точка, и ни разу фермер не отказал мне, стоя посреди грязного поля после того, как объяснил, что я задумал.В Шотландии о законодательстве о праве на передвижение удобно знать, и его можно скачать в Интернете.

3) Помимо камеры и нескольких объективов с постоянным фокусным расстоянием, я никогда не обошелся без пары фильтров ND gradient. Да, небеса можно настроить на этапе пост-обработки, но, пройдя мили в ужасных условиях, есть что-то в том, чтобы сделать окончательное изображение на месте. Градиенты позволяют контролировать экспозицию облаков, но также позволяют интерпретировать изображения, добавляя настроение и драматизм, когда природе требуется небольшая помощь.Я ношу с собой всего пару средних и твердых градаций, а также поляризатор — а иногда и Big Stopper — и они справятся с большинством ситуаций ».

4) Мы живем в эпоху мгновенного удовлетворения, и фотография, кажется, пошла по тому же пути, но многие изображения в этой книге мне потребовались несколько лет, чтобы запечатлеть. Помогли настойчивость, настойчивость и, возможно, немного кровопролития. Время от времени возвращаться в места только для того, чтобы еще раз отмокнуть, — часть работы локационного фотографа.Если вы сдадитесь после первой попытки, вы не получите желаемого изображения. Некоторые повторные посещения были через год или два после того, как я впервые наткнулся на место. Я веду базу данных о местах: где это, в какое время года я впервые побывал, где ближайшее жилье и так далее ».

Jeremy’s Gear
«Моим основным комплектом всегда был Nikon, и я использовал D810 для съемки большинства пейзажных изображений. Однако вместо того, чтобы использовать зум, я предпочитаю снимать с несколькими простыми линзами: Zeiss Milvus 21 мм, 35 ​​мм и 50 мм.Я считаю, что простые числа заставляют вас исследовать, а зумы заставляют вас лениться. На более поздних стадиях проекта я также обнаружил, что использую Leica M10. Компактность камеры и ее объективов идеально подходили для длительных прогулок без необходимости таскать с собой большой рюкзак. Как и в случае с любой съемкой в ​​локации, вам понадобится множество нефотографических предметов и частей снаряжения: хорошие ботинки, водонепроницаемые материалы, карты для съемки боеприпасов, налобный фонарик и иногда такие глупые вещи, как мягкая подушка из пеноматериала, на которой можно сидеть. Вы пытаетесь сидеть на холодной каменной плите под ветром и дождем, ожидая света! »

Эксклюзивное предложение на новую книгу Джереми Уокера
Пейзаж включает 109 изображений самых драматических руин Британии на 232 панорамных страницах.На его веб-сайте это стоит 45 фунтов стерлингов, но Джереми предлагает подписанные копии исключительно читателям AP всего за 35 фунтов стерлингов плюс цена за человека. Посетите здесь, чтобы заказать копию по этой специальной цене. Предложение закрывается в полночь 24 декабря 2020 года.

Дополнительная литература
Как фотографировать черно-белые пейзажи
Основные советы по съемке зимних пейзажей

Руины в Ричмонде

{ ссылка: "https://www.loc.gov/pictures/item/91787369/", thumbnail: { url: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsca/08200/08230_150px.jpg ", alt: 'Изображение из онлайн-каталога эстампов и фотографий - Библиотека Конгресса' } , download_links: [ { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsca/08200/08230_150px.jpg", label: 'Маленькое изображение / gif', meta: 'цифровой файл из исходной фотографии [6kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsca/08200/08230r.jpg", label: 'Среднее изображение / jpg', meta: 'цифровой файл из исходной фотографии [67kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsca/08200/08230v.jpg ", label: 'Большое изображение / jpg', meta: 'цифровой файл из исходной фотографии [169kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/master/pnp/ppmsca/08200/08230u.tif", label: 'Изображение большего размера / tif', meta: 'цифровой файл из исходной фотографии [74,7 МБ]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/cph/3b40000/3b41000/3b41900/3b41999_150px.jpg", label: 'Маленькое изображение / gif', meta: 'цифровой файл с черно-белой копии фильма neg.[5kb] ' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/cph/3b40000/3b41000/3b41900/3b41999r.jpg", label: 'Среднее изображение / jpg', meta: 'цифровой файл с черно-белой копии фильма neg. [64kb] ' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/master/pnp/cph/3b40000/3b41000/3b41900/3b41999u.tif", label: 'Изображение большего размера / tif', meta: 'цифровой файл с черно-белой копии фильма neg. [1,4 МБ] ' } ] }

Руины в Ричмонде

  • Название: Руины в Ричмонде
  • Создатель (и): Рассел, Эндрю Дж., фотограф
  • Дата создания / публикации: 1865 г., апрель.
  • Средний: 1 фотопечать: альбумин.
  • Резюме: На фотографии видны два солдата, три мальчика и груды ядер среди руин.
  • Номер репродукции: LC-DIG-ppmsca-08230 (цифровой файл с исходной фотографии) LC-USZ62-95869 (ч / б пленка, копия негр.)
  • Информация о правах: Нет известных ограничений на публикацию.
  • Телефонный номер: ЛОТ 11486-А, № 9 [P&P]
  • Репозиторий: Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса Вашингтон, округ Колумбия 20540 США http://hdl.loc.gov/loc.pnp/pp.print
  • Примечания:
    • Этикетка с надписью с выставки «Память сокровищ Америки»: Руины в Ричмонде.«Сгоревший район» в Ричмонде представлял собой жалкое зрелище для различных фотографов, которые пытались запечатлеть столицу Конфедерации в последние дни гражданской войны. Когда правительство рухнуло, и люди начали бунтовать, пожары, призванные уничтожить арсенал, мосты и все, что имело военное значение, распространились на большую часть основных коммерческих районов города. Усталые и многострадальные жители Ричмонда искали пропавших без вести друзей и родственников и прочесывали пепел в поисках того, что можно было спасти. Такие фотографии, как эта, двух солдат и трех мальчиков с грудой ядер на переднем плане, служат напоминанием потомкам об ужасах и опустошениях войны.
    • Заголовок из п.
    • Выставлено: «Со злым умыслом против никого: выставка, посвященная 200-летию Авраама Линкольна» в Библиотеке Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия, 2009.
  • Темы:
  • Формат:
  • Коллекции:
  • В составе: Рассел, Эндрю Дж.Военные сооружения, мероприятия и виды, Вашингтон, округ Колумбия, Ричмонд, штат Вирджиния, и окрестности
  • Добавить в закладки эту запись:
    https://www.loc.gov/pictures/item/91787369/

Просмотрите запись MARC для этого элемента.

Библиотека Конгресса, как правило, не владеет правами на материалы в свои коллекции и, следовательно, не может предоставить или отказать в разрешении на публиковать или иным образом распространять материал.Для дальнейших прав информацию см. в разделе «Информация о правах» ниже, а также о правах и Страница информации об ограничениях ( http://www.loc.gov/rr/print/res/rights.html ).

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию.
  • Номер репродукции : LC-DIG-ppmsca-08230 (цифровой файл с исходной фотографии) LC-USZ62-95869 (ч / б пленка, копия негр.)
  • Телефонный номер : ЛОТ 11486-А, №9 [P&P]
  • Средний : 1 фотопечать: альбумин.

Если изображение отображается, вы можете загрузить его самостоятельно. (Некоторые изображения отображать только в виде эскизов за пределами Библиотеки Конгресса из-за прав соображений, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайте.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Библиотеку. службы тиражирования Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточные, такие как негативная копия или прозрачная пленка. Если воспроизведение Числовое поле выше включает номер репродукции, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, которое было сделано напрямую от оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикаций целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Услуги.Он будет сделан из источника, указанного в скобках после номер.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники и вы хотите, чтобы копия имела цвет или оттенок (при условии, что в оригинале они есть), как правило, вы можете приобрести качественную копию оригинала в цвете, со ссылкой на номер телефона, указанным выше, и включая запись в каталоге («Об этом товаре») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» нет информации выше: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Услуги тиражирования.Укажите номер вызова, указанный выше, и включите запись в каталоге («Об этом элементе») с ваш запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

  • Телефонный номер: ЛОТ 11486-А, № 9 [P&P]
  • Средний: 1 фотопечать: альбумин.

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнить квитанцию ​​о звонке в Читальном зале эстампов и фотографий для просмотра оригинального товара (ов).В некоторых случаях суррогатный (замещающее изображение) доступно, часто в виде цифрового изображение, копия оттиска или микрофильма.

  1. Товар оцифрован? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет быть видимым слева.)
    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения можно просматривать в большом размере когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса.В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения. когда вы находитесь за пределами Библиотеки Конгресса, потому что элемент имеет ограниченные права или не оценивался для ограничения прав.

      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем оригинал при наличии цифрового изображения. если ты есть веские причины посмотреть оригинал, проконсультируйтесь с библиотекарь-справочник. (Иногда оригинал просто слишком хрупкий, чтобы служить.Например, стеклянные и пленочные фотографические. негативы особенно подвержены повреждению. Они также легче увидеть в Интернете, где они представлены как положительные изображений.)

    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.

  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или номера вызова, что существует нецифровой суррогат, такой как микрофильм или копии?
    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогату.

    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.

  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогатная мать, пожалуйста, заполните квитанцию ​​о звонке в разделе «Распечатки и фотографии». Читальный зал. Во многих случаях оригиналы можно подавать в несколько минут. Другие материалы требуют предварительной записи на потом. в тот же день или в будущем.Справочный персонал может проконсультировать вас в как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться с сотрудниками справочной службы в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей службой «Спросите библиотекаря» или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

10 глупых ошибок, которые могут испортить качество вашего изображения

Центральный парк Юг.

Сколько раз вы делали потрясающие снимки только для того, чтобы просматривать их на компьютере или в виде распечаток и понимать, что вы что-то напортачили на этом пути.

К сожалению, единственный способ перестать делать множество этих простых ошибок — это испортить ими имидж. Как только вы испортите изображение, вы быстро научитесь не повторять ту же ошибку снова.

Вот самые частые случаи, когда фотографы портят свои изображения. Избегайте этих 10 ошибок, которые могут испортить ваши изображения

1. Оставление стабилизации изображения включенной при использовании штатива

Все усваивают этот совет слишком поздно. Стабилизаторы изображения (в вашем объективе) обычно делают ваши изображения более резкими, уменьшая дрожание камеры.Однако, когда ваша камера находится на штативе и совершенно неподвижна, двигатель может действительно вызвать тряску! Я знаю, что некоторые из вас сейчас качают головой, как и я, когда узнал об этом. Если вы не могли понять, почему ваши изображения со штатива не были идеально резкими, это обычно является причиной, хотя сильный ветер или касание штатива или камеры во время съемки тоже может сделать это.

2. Недостаточно короткая выдержка

Девушка из Лего, Сохо.

Если вы не на штативе, для получения резкого снимка выдержка должна быть как минимум на 1 больше фокусного расстояния.Так что, если вы снимаете на 50 мм, ваша выдержка должна быть не менее 1/50 секунды (и я хотел бы добавить к этому небольшую свободу действий, чтобы быть в безопасности). Если вы используете кадрированный датчик, помните, что объектив 50 мм может быть эквивалентом обзора 80 мм или 100 мм, поэтому обязательно отрегулируйте его.

Для движущихся объектов моя идеальная скорость — 1/320 секунды, чтобы заморозить движение. Для быстро движущихся объектов, таких как автомобили или спорт, я предпочитаю еще более короткую выдержку.

Будьте особенно осторожны при съемке в режиме приоритета диафрагмы или в автоматических настройках, потому что камера может легко установить скорость затвора на настройку, которая незаметно внесет размытие в ваше изображение.По этой причине мне часто нравится снимать в режиме приоритета выдержки.

3. Не фокусируйтесь на самом важном объекте, особенно при съемке с большой диафрагмой.

Если вы снимаете с малой диафрагмой, такой как f / 8 и выше, у вас часто будет свобода действий, но особенно при съемке с большой диафрагмой (например, f / 2) вам нужно убедиться, что самый важный элемент в изображение самое резкое. Если это не так, это может не всегда быть заметно на мониторе, но это будет видно при печати.

Это особенно важно при портретной съемке. Отсутствие резкости на глазах часто означает испорченное изображение.

Будьте особенно осторожны, когда объект, на котором вы фокусируетесь, маленький, потому что вместо этого камере будет очень легко сфокусироваться на области позади него. Это ошибка, которую часто совершают начинающие фотографы. В этих сложных ситуациях вам нужно обратить внимание на то, улавливает ли автофокусировка мелкий элемент.

4. Не повышать ISO при необходимости

В ситуациях, когда свет слабый и вам нужна короткая выдержка и большая диафрагма, не бойтесь повышать ISO.Я вижу слишком много людей, которые боятся превышать ISO 200. Я использую ISO 800, 1600 и даже 3200 в значительной степени. Многие цифровые камеры, особенно сделанные в течение последних четырех лет, могут работать с этими ISO. Да, это добавит шума к вашим фотографиям, но во многих случаях вы заметите, что, несмотря на шум, техническое качество ваших изображений будет лучше. Шум может выглядеть очень приятно, особенно на новых цифровых камерах.

Мобильный офис, Мидтаун. ISO 3200

5. Движение во время выстрела

На данный момент это моя самая большая домашняя мозоль.Обычно я очень спокойный человек, но когда я это вижу, мне хочется схватить фотографа и глупо его встряхнуть. Я вижу так много людей, которые фотографируют, не сбиваясь с пути. Останавливайте движение каждый раз, когда делаете снимок, хотя бы на секунду! Держи руки неподвижно! Это не трудно. Уважайте каждое изображение, которое вы делаете достаточно, чтобы остановиться и подумать о нем на секунду, и ваши изображения в конечном итоге будут уважать вас, когда они будут хорошо печататься. Извини, это конец моей сегодняшней тирады.

6. Чрезмерная заточка

Будьте осторожны, не увеличивайте резкость фотографий. Я вижу, что это случается слишком часто. В частности, с камерами с высоким разрешением и правильными настройками вашим изображениям часто требуется минимальная резкость. Если вы переборщите с резкостью, это на самом деле будет иметь обратный эффект, заставляя ваше изображение выглядеть фальшивым или как будто оно было увеличено до большего размера.

Пара в метелице, Центральный парк

7. Изменение размера изображений после повышения их резкости

Повышение резкости должно быть последним этапом после того, как вы подобрали изображение к окончательному размеру печати.Если вы увеличите резкость изображения, а затем измените его размер, это отрицательно скажется на качестве фотографии.

8. Неправильное цветовое пространство: ProPhoto RGB> Adobe RGB> sRGB

Вы всегда должны хранить цифровую фотографию в максимально возможном цветовом пространстве. Хотя цифровые принтеры еще не могут печатать все цвета в ProPhoto RGB, многие службы печати предпочитают, чтобы вы отправляли им свои файлы в Adobe RGB. При обработке моих изображений RAW в файлы Tiff я всегда конвертирую их в цветовое пространство ProPhoto, потому что оно самое большое.Почему бы не сохранить ваши файлы с максимально возможным количеством информации о цвете? Многие камеры позволяют установить это в настройках.

Однако знаете ли вы, что sRGB — лучшее цветовое пространство для показа ваших изображений в Интернете? Да, при печати изображений лучше всего хранить их в ProPhoto или Adobe RGB, но при рендеринге для просмотра через Интернет конвертируйте их в sRGB.

Когда вы конвертируете изображение в другое цветовое пространство, всегда делайте это как копию исходного изображения.Если вы конвертируете изображение ProPhoto в sRGB и сохраняете его, вы не сможете получить эту цветовую информацию, если затем конвертируете ее обратно в ProPhoto.

Bow Bridge in Fall, sRGB.

Bow Bridge in Fall, Adobe RGB. Тонкая, но заметная разница.

9. Без компенсации экспозиции (+/-)

При съемке в слишком светлых или темных условиях в режиме приоритета диафрагмы или приоритета выдержки свет будет вводить в заблуждение сенсор камеры. Например, если вы фотографируете в темном переулке, датчик вашей камеры будет пытаться чрезмерно осветлить сцену, а если вы сделаете снимок с большим количеством яркого неба или белого снега, камера попытается чрезмерно затемнить сцену.

Вот где вам пригодится компенсация экспозиции. Это жизненно важный инструмент для любого фотографа, особенно в сложных условиях освещения.

10. Не сбрасываются настройки камеры

Проверяйте настройки камеры в начале дня и почаще в течение дня съемки. Некоторые из наиболее распространенных настроек, которые нужно забыть сбросить, — это высокое значение ISO прошлой ночи, компенсация экспозиции, настройка баланса белого и проверка переключателя автофокуса.

Заключительные мысли

Несколько заключительных примечаний, которые необходимо упомянуть.С цифровыми изображениями вы всегда можете решить многие проблемы позже на этапе пост-обработки. Однако до сих пор нет замены получению идеального изображения в камере. Обработка так или иначе необходима для каждого цифрового изображения, но чем сильнее, тем сильнее вы можете испортить качество своих изображений.

Трудно заметить последствия многих из этих ошибок при просмотре изображений в Интернете или на мониторе, но когда вы приближаете к деталям или делаете отпечаток, особенно отпечаток приличного размера, эти эффекты с быть очень заметным.

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.