Лейбовиц фотографии: Идеи на тему «Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz)» (70) в 2021 г

Содержание

10 лучших работ фотографа Энни Лейбовиц

«Лебединая верность» Ди Каприо, Вупи Голдберг в молоке, обнажённая Дэми Мур и другие известные фотографии.

Энни Лейбовиц считается одной из самых востребованных и талантливых женщин-фотографов современности, её работы выставляются в галереях по всему миру и украшают обложки Vogue и Vanity Fair. Начав свою карьеру в качестве внештатного фотокорреспондента в журнале Rolling Stone, Лейбовиц впоследствии стала фотографом с мировым именем, в чей объектив попали актёр Арнольд Шварценеггер, королева Великобритании Елизавета II, артист балета Михаил Барышников, музыкант Майкл Джексон, экс-президент США Барак Обама и другие знаменитости. По признанию самой Лейбовиц, она была влюблена в каждого персонажа своих работ, пыталась запечатлеть малейшие изменения в их настроении и сделать образы на фотографиях максимально достоверными.

ART FLASH предлагает взглянуть на самые известные портретные работы Энни Лейбовиц.

1. Джон Леннон и Йоко Оно, 1980

Джон Леннон и Йоко Оно (1980). Источник: Instagram @annieleibovitz

Съёмки музыкантов стали основной задачей Лейбовиц в период начала работы в Rolling Stone. Фотосессия со знаменитым экс-битлом Джоном Ленноном состоялась в 1970 году. Он стал первой звездой мирового масштаба, с которой пришлось работать тогда ещё совсем молодой Энни.

Несмотря на это, свою лучшую обложку для журнала фотографу удалось сделать только в 1980 году. Музыкант попросил Лейбовиц сфотографировать его вдвоём со своей женой Йоко Оно. На фото Джон Леннон предстаёт перед зрителем обнажённым и беззащитным, прильнувшим к телу любимой женщины. Позже Энни рассказывала, что заранее не планировала воплощать эту задумку — герои фото не репетировали перед съёмками, а поза Леннона была спонтанной и «очень сильной».

Спустя пять часов после фотосессии великий музыкант был застрелен, а выпуск номера Rolling Stone со знаменитой обложкой вышел посмертно без заголовков 22 января 1981 года, став одной из лучших журнальных обложек по версии Американского общества редакторов.

2. Мерил Стрип, 1981

Мерил Стрип (1981). Источник: Instagram @annieleibovitz

Продолжив работу в Rolling Stone, Энни Лейбовиц начала фотографировать не только всемирно известных музыкантов, но и именитых деятелей искусства. Удивительно, но Мерил Стрип, которой предстояло украсить обложку журнала в 1981 году, не понравилась идея портретной фотосессии от Лейбовиц: настолько сильно она не любила фотографироваться.

Тогда в голову фотографа пришла прекрасная мысль – нанести на лицо актрисы плотную белую краску, которую обычно используют мимы. В результате фотография с гримом была продана на аукционе Christie’s за $15 тыс.

3. Вупи Голдберг, 1984

Вупи Голдберг (1984). Источник: Instagram @annieleibovitz

В начале 1980-х годов Энни Лейбовиц решила развиваться в сфере коммерческой и fashion-фотографии и начала делать снимки для Vanity Fair. Новое место работы существенно повлияло на стиль фотографа: Лейбовиц обратила особое внимание на ракурс и стиль фотографий, тщательно продумывая образы своих героев. Так, актрису и комедиантку Вупи Голдберг фотосессия от Энни подняла на пик славы.

«В пятницу вечером я спокойно шла по улице, а в субботу на той же улице люди выкрикивали моё имя», – вспоминала потом Голдберг.

Так произошло потому, что Лейбовиц пришла интересная идея — снять темнокожую актрису в ванне с подогретым молоком. Контраст сделал своё дело: фотография Вупи Голдберг, вскинувшей вверх ноги и руки в молочной ванне, произвела фурор и позже была продана на аукционе Christie’s за $9560.

4. Деми Мур, 1991

Деми Мур (1991). Источник: Instagram @annieleibovitz

Обложка Vanity Fair с обнажённой беременной актрисой Деми Мур стала одной из самых скандальных в работе фотографа: журнальные киоски либо отказывались выставлять издание на прилавки, либо оборачивали его в белую бумагу, как делали это со всеми порнографическими материалами. Только на Центральном вокзале Нью-Йорка продавцы не испугались нескромности обложки респектабельного журнала и распродали весь тираж в считанные часы.

5. Леонардо Ди Каприо, 1997

Леонардо Ди Каприо (1997). Источник: Instagram @annieleibovitz

Фотосессия с Леонардо Ди Каприо состоялась, когда молодой актёр был ещё мало знаком широкой общественности. Энни решила взглянуть на образ юного бунтаря иначе, чем его представляли в СМИ: нежная и одновременно серьёзная натура молодого Ди Каприо удачно сочеталась с образом лебедя, такого же сильного и гордого, как восходящая звезда Голливуда.

6. Каст «Гарри Поттера», 2001

Актёрский состав «Гарри Поттера» (2001). Источник: Instagram @annieleibovitz

Первый фильм из серии о мальчике-волшебнике Гарри Поттере имел ошеломительный коммерческий успех, собрав $978 млн. по всему миру и став самым кассовым фильмом 2001 года. Энни Лейбовиц получила возможность одной из первых провести фотосессию молодых актёров прямо на съёмочной площадке. Профессионализм фотографа произвёл впечатление на создателей картины, и после выхода новых частей саги в свет Лейбовиц занялась съёмкой всего актёрского состава поттерианы снова.

7. Кейт Бланшетт, 2004

Кейт Бланшетт (2004). Источник: Instagram @annieleibovitz

Выбрав Кейт Бланшетт в качестве модели для одной из своих фотосессий, Лейбовиц значительно облегчила себе задачу: молодую актрису с лёгкостью можно было отнести к числу фотогеничных людей, которым было достаточно быть собой, чтобы получить идеальный снимок. Так и вышло: по-детски наивная и милая фотография с улыбающейся девушкой на велосипеде быстро привлекла внимание аудитории, несмотря на то, что на её создание не были потрачены колоссальные бюджеты.

8. Анджелина Джоли с сыном Мэддоксом, 2005

Анджелина Джоли с сыном Мэддоксом (2005). Источник: Instagram @annieleibovitz

Лейбовиц сфотографировала Джоли, когда та была ещё матерью-одиночкой усыновлённого Мэддокса и только что снялась в фильме «Мистер и миссис Смит» вместе с Брэдом Питтом. В то время он всё ещё был женат на Дженнифер Энистон. Семейный портрет актрисы с сыном стал первым в истории их сотрудничества с Энни Лейбовиц: в будущем фотограф также снимала Джоли в своих популярных проектах, а позже продала эти фотографии за несколько десятков тысяч долларов.

9. Барак Обама, 2009

Барак Обама (2009). Источник: Instagram @annieleibovitz

Помимо коммерчески успешных фотосессий звёзд рок-н-ролла и актёров мирового масштаба Энни Лейбовиц была удостоена чести снимать первых лиц многих государств. К примеру, официальный портрет членов семьи президента США Барака Обамы был сделан Энни, так же как и другие его портреты в Белом Доме. На первый взгляд в строгом и консервативном фотоснимке Лейбовиц нет ничего особенного. Однако почерк мастера виден даже на фотосессиях государственного масштаба, где каждая деталь снимка дополняет и создаёт образ президента.

10. Эллен Дедженерес, 2013

Эллен Дедженерес (2013). Источник: Instagram @annieleibovitz

В последние десять лет Энни Лейбовиц сфокусировалась на создании онлайн-курсов по фотографии, но при этом не забывала о своей основной профессии. Она продолжает экспериментировать с необычным реквизитом, фоном и неординарными позами. Яркий пример тому – фотосессия с американской комедианткой и телеведущей Эллен Дедженерес. Перевёрнутая с ног на голову фотография отражает бунтарский дух Эллен, которая при этом сохраняет элегантные манеры и тонкое чувство вкуса.

Лейбовиц на протяжении всей профессиональной карьеры чувствовала своих героев, узнавала и влюблялась в каждого из них. Такой внимательный и тщательный подход к делу обеспечил фотографу профессиональный успех, благодаря которому каждый зритель способен сходу узнать практически любую фотографию Энни Лейбовиц.

Фотограф Анни Лейбовиц

Для современной американской фотографии имя Анни Лейбовиц (Annie Leibovitz) является знаковым. Пожалуй, она одна из самых талантливых и востребованных фотографов современности. Очень разная, ей подвластны любые жанры, хотя свою известность она приобрела как фотограф-портретист. Среди ее моделей — лица, множество раз появлявшиеся перед объективом профессиональных камер. Но только Лейбовиц удается так точно передать сущность человека, что впоследствии портрет становится его символом: Деми Мур, Мик Джаггер, Михаил Барышников, Патти Смит, Леонардо ди Каприо, Роберт де Ниро, Аль Пачино, Скарлетт Йохансон — это далеко не полный список…

Николь Кидман, Нью-Йорк.

2003 Хромогенный отпечаток

Анни Лейбовиц

Анни родилась в 1949 году в местечке Вестпорт, в пригороде Уотербери (штат Коннектикут), и была третьим ребенком из шести в семье офицера ВВС США. Ее прабабушка и прадед со стороны матери — еврейские эмигранты из России, а родители отца приехали в Америку из Румынии. Семья часто переезжала с одной военной базы на другую. Свои первые кадры Анни сделала на Филиппинах, где ее отец проходил службу во время войны во Вьетнаме. Это были пейзажи, семейные и жанровые фотографии. Уже в старшей школе девочка интересовалась творчеством, играла на музыкальных инструментах. После окончания Института искусств Сан-Франциско она отправилась в Израиль, где работала в археологической экспедиции на раскопках в Старом городе Иерусалима. Именно там Лейбовиц приняла решение стать фотографом.

Карьера Анни началась в 1970 году в журнале Rolling Stone. Устроившись туда внештатным корреспондентом, она тринадцать лет снимала музыкантов и в конце концов стала главным фотографом издания.

Позже ее пригласили в самый «звездный» журнал Америки — Vanity Fair, с которым она успешно сотрудничает до сих пор.

В начале 1990-х Анни открыла собственную студию в Нью-Йорке, снимала моду для журнала Vogue и рекламные кампании известных марок, например, Louis Vuitton, Disney, Gap и других. Лейбовиц — не просто фотограф, она летописец целой эпохи: от «роллингов» до Трампов и королевы Елизаветы. В списке ее наград, кроме «Грэмми», есть даже «живая легенда» от Библиотеки американского конгресса, а званий «лучший фотограф года» в разных номинациях — от портрета до съемки мод и рекламы или «лучшая обложка десятилетия» — не счесть.

Сегодня 62-летняя Лейбовиц — главный портретист американского истеблишмента, богиня журнального гламура, икона феминистского и либертарианского движения, дама, биография которой всегда вызывает толки. Может быть, именно поэтому и была задумана книга и выставка с одноименным названием «Анни Лейбовиц. Жизнь фотографа. 1990–2005» (Annie Leibovitz: A Photographer’s Life, 1990–2005).

Но не только потому, что она хотела показать свою личную жизнь как жизнь простой американки. Были и другие причины.

В 1990 году Анни выпустила свой первый ретроспективный альбом «Фотографии» (Photographs 1970–1990), созданный при участии ее близкой подруги, американского культуролога и писательницы Сьюзен Зонтаг. В нем были собраны работы начиная от самых первых опытов до 1990 года. Это своего рода первая часть сегодняшней ретроспективы. Тогда она была представлена в Международном центре фотографии (Нью-Йорк), во многих странах Европы и Азии, а также в Австралии. В 2000 году выставка была показана Московским домом фотографии в Манеже. Вторая часть ретроспективы началась в Бруклинском музее (октябрь 2006), после чего выставка отправилась в свой успешный международный тур.

Сьюзен Зонтаг, Петра, Иордания. 1994

Хромогенный  отпечаток.

Материал, попавший в книгу и показанный на выставке, — больше, чем блестящие портреты знаменитостей, завсегдатаев «ярмарки тщеславия».

Здесь не только знаковые работы самого успешного и высокооплачиваемого фотографа Америки. Это своего рода биография в фотографиях, вернее, рассказ о последних пятнадцати годах ее жизни и работы, полные счастливых и трагических моментов. «Дневник» — подобная концепция выставки свидетельствует о том, что Лейбовиц не делит жизнь на профессиональное, творческое, личное, — все едино, взаимодействует и переплетается, все отражает душевное состояние человека в тот или иной момент. «У меня только одна жизнь…» — говорит Анни. Поэтому рядом с Бараком Обамой, Джеком Николсоном и Николь Кидман представлены карточки из семейного архива Лейбовиц. Групповое фото из Белого дома, парадные портреты генералов, кадры со съемочной площадки киноэпопеи «Звездные войны» соседствуют с трогательными изображениями детей, фотографиями из путешествий, с самыми интимными кадрами из личной жизни.

— Не то чтобы я все время перебираю свои фотографии, — объясняет Анни Лейбовиц. — Я просто люблю снимать. Пока я способна стоять и снимать, я понимаю, что ценность моей работы не в отдельных изображениях. Это все вместе. Снимки — они как братья и сестры, они нужны друг другу. Я не выделяю ту или иную фотографию. Я люблю делать книжки и выставки, потому что тогда возникает игра между фотографиями, каждая по отдельности начинает значить больше благодаря той, которая находится рядом с ней. Я не из тех, кто работают ради одной удачной карточки, — мне кажется, это ограничивает фотографию.

Портретная съемка появилась сразу после изобретения фотографии, и были фотографы, получившие признание как большие портретисты. Анни Лейбовиц придала этому жанру иное звучание.

— Когда я пришла в Vanity Fair, мне сказали, что я должна стать Эдвардом Штайхеном журнала. Великие традиции великой портретной съемки, — рассказывает она о своей работе и продолжает. — Никто не предполагал, что это повернется в сторону попа или хипа. А получилось… получилось очень «блестяще».

Мастерство Лейбовиц как «модного портретиста» — теперь уже общая тема. Существуя в рамках жестких коммерческих условий, выполняя сложные требования самых разных заказчиков глянцевой продукции, Анни ни на йоту не уступает в художественном качестве создаваемых работ. Пожалуй, она среди тех немногих, кого можно назвать «учениками» Ричарда Аведона. Ему удалось поднять глянцевую журнальную фотографию на уровень высокого искусства еще в 1950-х. Говоря о методе Лейбовиц, нельзя не отметить особые черты, присущие только ей. При помощи «особых приемов»  фотографу удается охарактеризовать человека чуть глубже, чем даже он себя порой позиционирует. Самые успешные ее работы — красноречивое тому подтверждение.

Среди них — яркая Николь Кидман в ворохе складок платья, какая-то неземная, «золотая», готовая взлететь, как ракета, и скрыться в звездных далях. Закрытый и сильный Леонардо ди Каприо с лебедем. Что-то мифическое — Лебедь и Леда? Художница-минималист Агнес Мартин в интерьере своей скромной студии. Или «коллективный портрет Синди Шерман», которая всегда пряталась под масками, теперь нужно вновь отгадать, кто же из героинь здесь Синди? Их великое множество — этих прекрасных находок, точно выявляющих сущность человека, ситуации, судьбы… Но не ищите психологизма. Разве это важно для «глянцевых» героев.

Мой брат Филип и мой отец, Сильвер-Спринг, Мэриленд. 1988

Хромогенный  отпечаток

Портретист Лейбовиц не из тех, кто ведет диалог с моделью. Она объясняет, что ищет тему, а не изучает душу! Схватывает ли Анни суть людей, которых фотографирует? Нет! «А вы можете заглянуть внутрь человека на портрете? И многие фотографы утверждают, что это невозможно», — говорит Лейбовиц. «Есть доля минуты, есть тот, кто позирует перед камерой, и есть фотограф, который контролирует ситуацию. Люди не хотят отдавать вам то, что они считают своей сущностью, они хотят представить некий персонаж, а это совсем другое. Если ты фотографируешь «актера», почему же не придумать небольшую историю!? А обложка — это не совсем фотография, скорее реклама», — продолжает Анни. — Настоящие портреты живут внутри журнала.»

Лейбовиц не любит слова «знаменитость», «звезда»: — Была возможность работать с людьми, которые являлись лучшими: актерами, писателями, спортсменами, танцорами; я чувствовала, что снимаю людей стоящих.

Она никогда не относится к своим работам как к чему-то выдающемуся, но ей лестно сравнение с Аведоном. На выставке есть портрет мастера и «портрет» его камеры. «Аведон был гением общения; а я лишь наблюдаю». Когда она фотографирует Везувий или Долину монументов, как бы невзначай замечает: «Я думаю, что в подобной ситуации Адамс тоже нанял бы вертолет, он любил новые технологии».

Ее камера никому не льстит, ни перед кем не заискивает. И не то, чтобы ей все равно кого фотографировать — хотя свою оптику она не станет менять даже ради английской королевы. Никаких вуалей и сложных манипуляций со светом. Она снимает просто, порой безжалостно, отчужденно, бесстрастно, пронизывающе. Немногие из ее моделей способен это выдержать. Говорят, что мало кто хочет повторить с ней сеанс.

Анни признается, что ей с трудом дается контакт с людьми. Ей не нужны откровения, душевная близость. Она знает мир и нравы шоу-бизнеса не хуже, чем интерьеры нью-йоркских и парижских гранд-отелей, где проходит большая часть ее журнальных съемок. Наверное, поэтому она так мечтала вырваться из голливудских павильонов и номеров-люкс на природу, на просторы безлюдных пустынь и эпических пейзажей. В 1993 году Анни даже согласилась заключить контракт с Conde Nast Traveller, чтобы наконец перестать снимать знаменитых и известных и начать фотографировать иное: священные камни Иордании, хмурые пляжи Коста-Рики, мифологическую мощь Пергамского алтаря.

Но от Лейбовиц все ждали и хотели только одного — звезд. Поэтому ее грандиозные натурные съемки остались документальным свидетельством мечты, которая жила отдельно от заказов, профессиональных успехов, личных обстоятельств, включая рождение детей, общение с многочисленной родней, смерть отца и любимой Сьюзен. Однажды она вдруг подумала, что, снимая других, совсем забыла о своей собственной жизни. И тогда родился альбом Photographer’s life, и появилась выставка, вот уже шесть лет путешествующая по миру и вызывающая огромный интерес у публики. Поэтому, наверное, что холодная отстраненная звездная красота соседствует с чем-то родным, близким, таким привычным и узнаваемым каждым. И каждый находит то, что хочет найти, и видит то, что хочет видеть.

Михаил Барышников и Роб Бессерер, Камберленд-Айленд, Джорджия. 1990

Хромогенный отпечаток

Все личное на фотографиях: и дети, и веселая танцующая мама на пляже, и серьезные сестры, и брат-атлет в купальных трусах, и папа, бывший военный летчик, ветеран Второй мировой, со строгим благородным лицом, — это своего рода «дочерняя любовь». Но ни на одной «семейной фотографии» нет Сьюзен. Она на соседних страницах альбома, она — другая часть жизни Анни Лейбовиц. И именно ей суждено было стать главной ее героиней.

На снимках жизнь и смерть, черное и белое, и цветное. И любовь. И смерть. И прощание с любовью. И встреча с нею уже где-то не здесь, а в каком-то ином измерении, в другом пространстве, у которого имени нет. Сама Анни сравнила работу над этим главным альбомом своей жизни с археологическими раскопками. Это не фигурально — буквально так. В течение месяца она каждое утро приходила в свою нью-йоркскую студию на Vandam Street разбирать груды непроявленных пленок и черно-белых контактов, сваленных в кучу. Что она искала? И почему каждый раз начинала плакать, как только переступала порог студии? Тогда сложилось что-то вроде ритуала: она работала, и звучала музыка. Одна и та же запись Розаны Кэш Black Caddilac, которую Анни включала очень громко. И так день за днем, целый месяц. Боль потери уходила, по мере того как уменьшалась количество непросмотренных пленок. Постепенно начали прорисовываться очертания будущей книги и проявляться любимые лица: Сьюзен, папа, Сараево, Иордания, Венеция, последняя поездка в Париж, дети, мама, опять Сьюзен…

Сьюзен Зонтаг. Писатель, философ, икона американского феминизма, одна из ключевых фигур западной интеллектуальной жизни 70–80-х. По иронии судьбы одно из самых известных эссе Сьюзан было посвящено как раз фотографии. На снимках Лейбовиц мы видим задумчивую, грустную немолодую женщину с эффектными седыми прядями, запутавшимися в копне иссиня-черных волос, или уже совсем седую, коротко стриженную. Она не позирует настырной камере — она живет на фотографиях, словно не замечая нацеленного на него объектива. Просто за долгие годы своего романа с Анни она к нему привыкла. Вот ее наброски в блокнотах к будущему бестселлеру Volcano lover, вот отполированные морем камни, собранные ею на пляже в Мексике. Вид из окон ее квартиры. Коллекция морских ракушек, стоптанные кроссовки, утренний кофе на террасе в отеле на Капри, походная раскладушка в Сараево.

Набережная де Гранд-Огюстен, Париж Декабрь 2003 г.

Хромогенный отпечаток

Камера не устает любоваться спокойствием ее лица, благородством осанки, изысканной красотой рук. Но что-то тревожное есть в этой влюбленной и жадной пристальности, в оклике, который как будто бы слышен из-за камеры: «Посмотри на меня!» Кажется, что им озвучен каждый кадр со Сьюзен. И когда она любуется восходом над Сеной, и когда стоически переносит боль в госпитальной палате, и когда после родов Анни первой берет на руки ее новорожденную дочь — камера преследует ее, не отпускает, словно боится потерять из виду. Сьюзен в Венеции проплывает мимо Сан-Микеле, острова мертвых, Сьюзен на Ниле зябко кутается в теплое одеяло, Сьюзен у себя дома, в Нью-Йорке, на балконе квартиры на London Terrace… Посмотри же! Кому нужны все эти портреты и пейзажи, если ты их не увидишь? Теперь уже никогда…

Сьюзан всегда оставалась очень важной частью жизни Анни. Между ними была эмоциональная, интеллектуальная связь, очень необходимая каждой. Зонтаг принадлежала миру слов, Лейбовиц — миру образов. Они дополняли друг друга. Они являлись неисследованными частями самих себя. Кажется, что выставка и альбом как будто примиряют Лейбовиц с действительностью, в которой больше нет Зонтаг. Но остались память и этот «мемориальный» проект, который не только обескураживает откровенностью, но и потрясает смелой и почему-то до сих пор никому не приходившей в голову идей: показать все работы фотографа. И те, что принято демонстрировать на выставках, и те, что снимаются просто так, для домашнего пользования, как это делают все. Бесхитростно или безжалостно. Все ли мы снимаем умирающих близких, а потом показываем эти снимки? Только профессиональный фотограф способен на такое, или, может быть, это род шизофрении или психотерапии?

И если первая ретроспектива — это время Rolling Stone, время первых шагов в рекламе и моде, начало многолетнего сотрудничества с Vanity Fair, то нынешняя начинается там, где заканчивалась первая, — девяностыми. И это какая-то другая, незнакомая Лейбовиц:

— Я даже не подозревала, сколько у меня фотографий, помимо отредактированных и упорядоченных по заданиям журналов и рекламных кампаний, — признается Анни.

Патти Смит со своими детьми – Джексоном и Джесси, Сент-Клэр-Шорс, Мичиган. 1996

Хромогенный  отпечаток

Да и мы, надо сказать, не особо задумывались до сих пор о том, что у Лейбовиц есть какая-то другая жизнь помимо Vanity Fair и дорогих рекламных проектов. Но она решила убедить весь мир в обратном. Соотношение «пятьдесят на пятьдесят» строго выдерживается в экспозиции. И даже прессу предупреждают специально, что в случае публикации одной официальной журнальной фотографии необходимо будет обязательно поставить какой-нибудь из снимков родителей или сестер с племянниками. Театрально-эффектные, постановочные снимки почему-то не конфликтуют с теми, что принято называть «любительскими». Небольшие трогательные фотографии из личного архива и огромные парадные портреты вполне уживаются на одной стене. Здесь умирающий отец в постели, рядом жена и сын. Отец, только что ушедший, на той же постели, ставшей смертным одром. Овдовевшая мать и осиротевшие дочери на следующий день. Приготовленная могила на еврейском кладбище в Олни штата Мэриленд — еще через два дня. Переживаний утраты в этой хронике ничуть не меньше, чем переживаний, связанных, например, с неизвестным мальчиком, который был убит снайпером в Сараево (он просто катался на велосипеде). Фотография этого велосипеда рождает то же щемящее чувство.

Летом в Эрмитаже эта выставка была представлена в сокращенном виде. Сотня фотографий — примерно половина оригинальной версии. В Москве в ГМИИ им. А. С. Пушкина показаны все работы, входящие в экспозицию, включая три громадных стенда, которые установлены друг против друга. На них хаотично пришпилены «контрольки» и «контакты», справа семейная съемка, слева заказная; простейшее сравнение, «личное» и «профессиональное». Рабочие материалы, из которых обычно выбирают самые удачные кадры, — в следующих залах они приобретают нужный масштаб.

Хилари Клинтон как-то сказала о Лейбовиц: в ее снимках собрана вся наша жизнь, то, о чем мы думаем, что важно для нас. По утверждению фотографа, жизнь, оставленная за кадром, намного сложнее. И именно она, эта живая жизнь, особенно важна.

При подготовке статьи были использованы материалы фильма Annie Leibovitz. Life through a lens.

Ли Бовери, Студия на Вандам Стрит, Нью-Йорк. 1993

Хромогенный  отпечаток

Мои родители, Питерс Понд Бич, Уайнскотт, Лонг-Айленд. 1992

Серебряно-желатиновый  отпечаток

Брэд Питт, Лас-Вегас. 1994

Хромогенный  отпечаток

Сьюзен Зонтаг, Венеция. 1994

Серебряно-желатиновые отпечатки (контактные)

Филип Джонсон, Стеклянный дом, Нью-Канаан, Коннектикут. 2000

Хромогенный отпечаток

Королева фотографии Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz)

Опубликовано Дмитрий в Портреты, Фотография | Нет комментариев

Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz) или Анна–Лу – ее еврейское имя, родилась 2 октября 1949 года в городе Уотербери, штат Коннектикут. Закончила институт искусств в Сан-Франциско, занималась изучением работ таких фотографов как Роберт Франк и Картье-Брессон. Во время работы с “Rolling Stone”, параллельно увлекается журналистикой. После своих начальных успехов, открывает фото студию в Нью-Йорке и берётся за работу в одном из самых знаменитых журналов Vanity Fair. На данный момент это одна из самых знаменитых фотографов на Американском континенте и во всём мире.

Под объектив её фотокамеры, попали такие звёзды как – Деми Мур, Бетти Мидлер, Стинг. Главное, авторитет Энни, позволил сделать снимки этих звёзд, в обнажённом виде. Чтобы угодить Энни Лейбовиц, Арнольд Шварценегнер полуголым позировал с сигарой во рту, верхом на коне в Малибу. А знаменитый футболист Дэвид Бэкхем в открытом кабриолете показывал свои татуировки. Если вспоминать все работы Энни Лейбовиц, можно узнать много известных музыкантов, спортсменов, актёров и актрис.

Энни научилась методу, которым пользуются почти все фотографы мира. Суть метода в том, чтобы разговорить человека, позирующего перед объективом и тем самым сделать снимки более естественными и непринуждёнными. После проведенных фото – сессий, знаменитости оставались в восторге, всё время потраченное на фотографа, пролетало незаметно.

Изучение журналистики, говорит Лейбовиц – помогло мне более четко выражать свои взгляды на жизнь. После этого её стали называть портретным фотографом. Момент портретного фотографирования превращается в интервью, тем самым помогая полностью выразить всю тему в которой участвует модель.

Однажды у Энни спросили, в чём же ваш секрет? Её ответ был таков – Я просто люблю всех тех людей с кем работаю!!

10 цитат Энни Лейбовиц об искусстве фотографии | Vogue Ukraine

Энни Лейбовиц является одним из самых известных живых фотографов в мире. За свою карьеру она сняла множество легендарных людей: от Анджелины Джоли до Барака Обамы и королевы Елизаветы II. Известная как интимными портретами, так и эпическими ансамблями, Лейбовиц часто предстает в роли новатора, а ее работы невозможно перепутать с чьими-то другими. 2 октября Энни исполняется 70 лет, а vogue.ua вспоминает ее 10 высказываний о ее любимом деле.

  • Моя работа оказалась моим самым большим романом в жизни.
  • Чтобы делать безупречные снимки, мне надо быть в теме, оказаться внутри ситуации, она должна меня окружать. Лучшие снимки это всегда о том, что окружает именно тебя, когда ты сама тоже часть окружающего.
  • Когда я делаю кадр, я запечатлеваю только 10 процентов того, что вижу.
  • Камера заставляет вас забыть о вашем присутствии. Не то чтобы вы прячетесь, но вы забываете — так сильно вы вглядываетесь.
  • В моих фотографиях вы можете увидеть, что я не боялась влюбиться в этих людей.
  • Когда я снимаю кадр, мне хочется, чтобы остановленные мгновения продолжались!
  • Если вы хотите быть фотографом, перестаньте думать, что это мёртвое искусство, из-за того, что все сейчас что-то фотографируют! Это ведь совершенно другой жанр фотосъёмки – тут вы должны думать, заботиться о представлении работ и редактировании отснятого материала. Вы должны думать о том, что вы делаете и что пытаетесь сказать.
  • Фотография – это как ребенок, которого нужно постоянно кормить. Он всегда голоден. Ему нужно читать, заботиться о нем. Мне приходилось лелеять свою работу разными способами. Одна из причин, по которой я пошла в Vanity Fair, заключалась в том, что я знала, что у меня будет более широкий круг объектов – писатели, танцоры, художники и музыканты всех мастей. И я хотела узнать о гламуре. Я восхищаюсь работами таких фотографов, как Битон, Пенн и Аведон, так же, как и уважаемых фотографов, таких как Роберт Франк. Но я должна была найти свой собственный способ репортажа, я должна была найти свою собственную форму гламура.
  • Природа такая могущественная, такая сильная. Захватить ее суть нелегко – ваша работа превращается в танец со светом и погодой. Она заставляет погрузиться в себя.
  • Я миллион раз говорила, что лучшее, что может сделать молодой фотограф, это оставаться рядом с домом. Начните с ваших друзей и семьи, людей, которые будут терпеть вас. Узнайте, что такое близость с работой, с предметом. Измерьте разницу между этим и работой с кем-то, о ком вы не так много знаете. Конечно, есть много хороших фотографий, которые не имеют ничего общего с тем, чтобы находиться рядом с домом, и я думаю, что я на самом деле говорю, что вы должны сфотографировать то, что имеет для вас значение.

Знаменитости, война и любовь: знаковые фотографии Энни Лейбовиц

На этой одна из самых известных фотографов современности Энни Лейбовиц завела аккаунт в Instagram и уже успела запостить 3 фотографии, ни одна из которых не была сделана на телефон. Пока Энни получает лайки и комментарии от подписчиков, вспоминаем, какие ее снимки уже вошли в историю.

Отставка Никсона, 1974 год

Журнал Rolling Stone стал отправной точкой в карьере Энни Лейбовиц — именно обложки для издания прославили ее как «фотографа знаменитостей». Но жизненные принципы Лейбовиц не давали ей возможности спокойно удержаться в рамках снимков селебрити. Обосновавшись в Rolling Stone, Энни начала тесно сотрудничать с отцом гонзо-журналистики Хантером Томпсоном — он как раз работал штатным политическим корреспондентом.

Хантер Томпсон, 1976 / © Getty Images

Энни называла Томпсона своим наставником — он делился с ней опытом и немного приобщал к нарко-культуре (что потом пригодилось Лейбовиц в работе с рок-звездами).

Изначально Rolling Stone должен был стать журналом о рок-музыке и поп-культуре, но оставаться в стороне от политической обстановки США 70-х, базируясь при этом в вольнодумном Сан-Франциско, не было никакой возможности. Тогда у власти находился президент-республиканец Ричард Никсон, чья деятельность широко освещалась в Rolling Stone трудами Томпсона и Лейбовиц. Они оба считали, что «этот парень должен быть побежден». В 1974 году, когда Никсон объявил о своей добровольной отставке, Энни была в Белом Доме. С ней должен был быть и Хантер Томпсон, но он остался в отеле Hilton — сидел в бассейне перед телевизором на батарейках. Лейбовиц удалось запечатлеть важный момент в американской истории — пехотинцев, сворачивающих ковровые дорожки, за спинами которых поднимается вертолет с уже бывшим президентом.

Courtesy of Annie Leibovitz

Мерил Стрип в белой маске, 1981 год

Лейбовиц ездила в туры с музыкантами, снимала фотосессии с известными актерами, но не все популярные герои ее фотографий без проблем позировали перед камерой. В 1981 году, когда Лейбовиц получила задание сделать обложку для Rolling Stones с Мерил Стрип, оказалось, что актриса терпеть не может фотографироваться. «Для Мерил важно играть роль, и ей неинтересно, когда она находится за пределами этой роли», — вспоминала позднее Лейбовиц. Было решено нанести на лицо Стрип белую маску, это помогло актрисе справиться с беспокойством из-за съемки портрета, а Лейбовиц — показать с помощью фото, что Мерил может сыграть любую роль.

Courtesy of Annie Leibovitz Комьюнити Твигги — 70: как британка Лесли Хорнби изменила индустрию моды

Вупи Голдберг в ванне с молоком, 1984 год

В 1984 году Вупи Голдберг еще не стала известной актрисой, но уже прославилась как комик. За остросоциальные шутки ее сравнивали с другим чернокожим стендапером, Ричардом Прайором, и пророчили большое будущее, а журнал Vanity Fair попросил Энни Лейбовиц запечатлеть восходящую звезду для своего издания.

Готовясь к съемке, Лейбовиц вдохновилась одним из выступлений Вупи Голдберг о маленькой чернокожей девочке, которая хотела отбелить свою кожу, искупавшись в отбеливателе Chlorox. Для фотографий вместо бытовой химии добыли несколько галлонов молока — его подогревали на плите и выливали в ванну, в которой позировала Голдберг.

Courtesy of Annie Leibovitz

Фотографии Сьюзен Зонтаг, период с 1988 по 2004 год

Со Сьюзен Зонтаг, интеллектуалкой и писательницей, придумавшей термин «кэмп», Лейбовиц познакомилась в 1988 году. У Сьюзен готовилась к печати книга «СПИД и его метафоры», для которой понадобились фотографии, и она решила обратиться за ними к Лейбовиц. «Она вошла в мою жизнь, когда я искала кого-то, кто бы показал мне дальнейшее направление», — говорила Энни о знакомстве со Сьюзен.

Ролевая модель Соавтор бога: как Гарриет Бичер-Стоу боролась за права женщин и написала книгу, которая перевернула мир

В их союзе идеально переплелись творчество и любовь — Зонтаг помогала Лейбовиц с идеями для фотографий, подталкивала к саморазвитию и постоянно призывала «быть лучше себя самой». Она стала постоянной моделью Энни, которая успела запечатлеть Сьюзен и все, что с ней связано, в самых разных условиях и декорациях. В портфолио Лейбовиц фотографии обнаженной Сьюзен в ванной соседствуют со снимками ее рабочего стола с компьютером, чистыми листами бумаги и пустой пепельницей. Последней работой стала фотография мертвой Сьюзен в гробу — она умерла от рака в 2004, сражаясь с ним последнее десятилетие своей жизни. Фотография находится в личном архиве самой Лейбовиц и была представлена публике лишь однажды — на выставке «Энни Лейбовиц: жизнь фотографа». Энни фотографировала свою возлюбленную на всех этапах ее борьбы с раком — во время химиотерапии, умирающую Сьюзен в постели.

Courtesy of Annie Leibovitz

Сараево. Велосипед подростка, убитого снайперами, 1993 год

Лейбовиц всю жизнь стремилась выйти за рамки селебрити-фотографии и тяготела к фотожурналистике. В 1993 году вместе со Сьюзен Зонтаг она отправляется в осажденный Сараево, где в воздухе свистели пули сербских снайперов. Вспоминая о своей поездке в город, Энни рассказывала, как прямо на ее глазах обстреляли подростка на велосипеде. Вместе со своим сопровождающим фотограф погрузила мальчика в машину, чтобы отвезти в больницу, но он умер от потери крови по дороге. Фото его окровавленного велосипеда стало одной из самых мрачных и реалистичных работ Лейбовиц.

Courtesy of Annie Leibovitz

Календарь Pirelli, 2016 год

Энни Лейбовиц работала над легендарным календарем Pirelli дважды: в 2000 году снимала для него Летицию Каста, а в 2015 решила раз и навсегда изменить образ календаря с командой известных женщин. Лейбовиц отошла от традиционной ключевой темы — женской сексуальности, в рамках которой снимались модели разной степени обнаженности, и сфокусировалась на их достижениях. Для календаря снялась поэт и музыкант Патти Смит в неизменной белой рубашке, Тави Гевинсон, которая, будучи подростком, покорила мир моды своим блогом, 77-летняя Агнесс Ганд, президент Музея современного искусства, теннисистка Серена Уильямс и еще 8 женщин, которыми стоит восхищаться. Ведь они меняют мир к лучшему.

Courtesy of Annie Leibovitz

Courtesy of Annie Leibovitz

Courtesy of Annie Leibovitz

Courtesy of Annie Leibovitz

Энни Лейбовиц - "Фотографии изменившие мир"

      Энни Лейбовиц родилась 2 октября 1949 года. Её мать посвятила всю жизнь искусству, и поэтому не удивительно, что Энни поступила в Сан-Францисский художественный университет. После второго курса она съездила в Японию. Там Энни сильно увлекла фотография. По возвращению, она записалась на вечерние курсы фото мастерства, а через некоторое время бросила институт.

    В 1970 Энни познакомилась с главным редактором журнала "Rolling Stone", которому очень понравились её фотографии. Уже через год её фото красовались на обложке журнала. Через некоторое время Энни уже главный фото редактор "Rolling Stone"

    В начале 90-х Энни открывает свою фото студию в Нью-Йорке. 

    Энни Лейбовиц на данный момент 62 года. Она очень востребованный и хорошо оплачиваемый фотограф. Энни работала со множеством знаменитостей, таких как: Барак Обама, Елизавета II, Джек Николсон, Анджелина Джоли, Арнольд Шварцнегер, Майкл Джексон, Джонни Депп, Кейт Мосс, Кэмерон Диаз, Вупи Голдберг, Джуд Лоу, Риз Уизерспун, Наталья Водянова, Кейт Бланшетт, Леонардо ДиКаприо и многими другими.

\

Елизавета II

_____________________________________________________________________________

Джек Николсон (Портрет с выставки "Жизнь фотографа")

_________________________________________________________________________

Анджелина Джоли и Мэддокс

Анджелина Джоли

______________________________________________________________________________________________________

Леонардо ДиКаприо

______________________________________________________________________________________________________

Вупи Голдберг

______________________________________________________________________________

Кейт Бланшетт

_______________________________________________________________________________

Кэти Перри для Vanity Fair

________________________________________________________________________________________

Рианна для Vogue US

_______________________________________________________________________________________

Наталья Водянова и Пи Дидди для Vogue (фотосессия "Короткая встреча")

 

_____________________________________________________________________________

Пенелопа Крус для Vogue

_____________________________________________________________________________

Риз Уизерспун

_____________________________________________________________________________

Арнольд Шварцнегер

_____________________________________________________________________________

Кэмерон Диаз

_____________________________________________________________________________

Барак Обама

________________________________________________________________________________

Голливудский выпуск журнала Vanity Fair 2009

Пенелопа Крус и Вуди Аллен

_____________________________________________________________________________________________________

Николь Кидман и Баз Лурман

_____________________________________________________________________________________________________

Мерил Стрип и Джон Патрик Шэнли

________________________________________________________________________________________________________

Кейт Уинслет и Сэм Мендес

_______________________________________________________________________________________________________

Энни Лейбовиц: наследие в фотографиях

В честь дня рождения Энни Лейбовиц, Esquire собрал 6 самых фундаментальных работ американского фотографа и записал их истории.  

За десятилетия своей карьеры американский фотограф Энни Лейбовиц успела сделать множество интимных и эпохальных снимков звезд, которые вошли в историю поп-культуры. Имя и талант Энни Лейбовиц знают все.

Многие знаменитости нанимают ее в качестве свадебного фотографа и просят ее делать первые семейные портреты их детей. Такие журналы как Vogue и The Hollywood Reporter приглашают ее и только ее для съемок самых важных обложек и материалов.

За более чем 50 лет успешной карьеры в портфолио Энни Лейбовиц огромное количество знаковых и красивых фотопортретов. Esquire предлагает узнать побольше о 6 самых главных работах фотографа.

Джон Леннон и Йоко Оно, 8 декабря 1980

Конечно же первым фото в этом списке должен был оказаться снимок обнимающихся Джона Леннона и Йоко Оно. На сегодняшний день эту фотографию считают чуть ли не исторической реликвией, так как это последний профессиональный снимок Джона Леннона, сделанный всего лишь за 5 часов до его убийства.

Журнал Rolling Stone, в котором тогда работала Лейбовиц, поручил ей снять Джона Леннона для обложки следующего номера. По заданию редакции Леннон должен был появиться в кадре один, но певец настоял, чтобы в кадре была и его жена Йоко Оно. К Оно тогда все еще относились с ярко выраженным неодобрением, но Лейбовиц на стала возражать. Она решила воссоздать сцену поцелуя в духе обложки альбома Double Fantasy, попросив Леннона снять одежду и прижаться к Оно, словно он ее согревает.

«Я хотела, чтобы они оба были голыми, но Йоко отказывалась снимать штаны, поэтому я сказала ей вообще ничего не снимать. В тот день я вытащила полароид и мы втроем сразу поняли, что он хорош. Джон потребовал от меня убедиться, что именно этот снимок попадет на обложку. … После его убийства я рассказала эту историю Rolling Stone и они поставили эту фотографию на обложку». 

Мик Джаггер, 1975

В 1975 году солист The Rolling Stones позвонил Лейбовиц, которая прежде снимала их для статьи в Rolling Stone, и предложил стать их штатным фотографом во время турне. Лейбовиц уволилась из Rolling Stone и отправилась на американские гастроли вместе с группой. Именно этот снимок Мика Джаггера в халате и с полотенцем на голове в лифте отеля она считает характерным всему турне.

Лейбовиц вспоминает, что в конце каждого концерта группа исполняла еще две-три песни на бис, но они всегда были запланированы заранее. Также во время шоу Джаггер всегда выливал на себя по 2-3 ведра воды, поэтому в конце концерта он был мокрым с головы до ног – макияж всегда стекал по его лицу. На выходе со сцены он заворачивался в полотенца, садился в машину и уезжал, обычно, в аэропорт. Однако в ночь, когда была сделана эта фотография, группа оставалась в городе на ночевку в отеле. Фото было сделано, когда Джаггер и Лейбовиц поднимались к нему в номер.

«Я ездила на многие турне и была на куче концертов, но самые лучшие фотографии музыкантов я сделала именно во время турне с The Rolling Stones. Я, наверное, потратила на них больше времени, чем на любой другой предмет», – говорит Лейбовиц.  

Деми Мур, 1991

В августе 1991 года на обложке Vanity Fair появилась очень беременная и очень голая Деми Мур. Сейчас в это сложно поверить, но когда этот снимок только опубликовали, он вызвал шквал негативных комментариев и критики. Но это, конечно, лишь прибавило тому номеру популярности.

Перед Энни Лейбовиц и редакцией Vanity Fair тогда предстала довольно сложная ситуация: у Деми Мур выходил новый фильм и ее хотели поместить на обложку, но она была на последних сроках беременности. Лейбовиц и главный редактор журнала Тина Браун решили сделать съемку как можно более гламурной и сексуальной. В итоге Мур сфотографировали в наборе нижнего белья и в темно-зеленом платье в пол. Обнаженный снимок был сделан не для журнала, а для личного архива актрисы. Но когда Лейбовиц увидела эту фотографию вживую, она поняла, что та великолепно бы смотрелась на обложке. Браун поддержала ее идею, так же, как и сама Мур.

В итоге, фотография появилась на обложке и вышла в печать. В первый же час продаж экземпляры журнала буквально смели со стендов, которые отважились их продавать. Некоторые киоски, однако, отказались выкладывать этот номер, даже обернутым в белую бумагу, настолько он казался им скандальным.

Королева Елизавета II, 2007

Энни Лейбовиц стала первым американским фотографом, которого королевская семья Великобритании попросила снять портреты Ее Величества. В планировку этой съемки ушло очень много времени и усилий. Лейбовиц дали всего лишь 25 минут на то, чтобы отснять сразу несколько портретных снимков Королевы. При этом многие ее идеи и предложения зарубали на корню. Королеву нельзя было снимать на улице, она уже не носит наряды, которые представляла себе Лейбовиц, и нет, локации, которые она хотела, тоже недоступны – снимать будут в Букингемском дворце.

Фотограф поняла, что придется немного изловчиться, чтобы получить несколько динамичных снимков, и без цифрового редактирования не обойтись. Поэтому в Англию она приехала за несколько дней до съемки и обошла территорию Букингемского дворца, сняв несколько пейзажных фотографий. Лейбовиц показалось, что зимнее небо и голые ветки деревьев хорошо передадут этап в жизни Ее Величества, на который пришлась фотосессия.

Как и было утверждено сотрудниками Дворца, фотосессия проходила только внутри помещения. Желанный снимок Лейбовиц был сотворен благодаря цифровым технологиям – королеву сфотографировали на сером фоне во дворце, а зимний пейзаж наложили позже.

«Как я позже написала королеве, мне показались удивительными ее упорство и верность долгу. Она осталась до тех пор, пока я не сказала, что съемка закончена. До тех пор, пока я не сказала «спасибо». 

Михаил Барышников, 1990

В 1990 году Энни Лейбовиц провела три недели во Флориде, фотографируя танцоров, в том числе Барышникова и Роба Бессерера. Изначально ее просили быстро сфотографировать лишь нескольких танцоров, но она осталась на задании несколько недель, так как оно напоминало ей о матери. Именно мама вдохновила Лейбовиц на увлечение искусством и фотографией.

Лейбовиц уже работала с Барышниковым в 1987 году, когда она снимала танцора и актера для главной статьи номера Vanity Fair. Касательно именно этого снимка с Робом Бессерером, она заметила: «Коленки у Барышникова на этой фотографии были не в лучшем состоянии».

«Моя мама была танцовщицей и учителем танцев, поэтому я выросла с танцами. Так что вы можете представить, каково мне было фотографировать танцоров», – сказала Лейбовиц о съемках во Флориде. 

Вупи Голдберг, 1984

Вдохновением для этой фотографии послужил скетч из комедийного шоу Голдберг, в котором она играла девочку, использовавшую хлорку, чтобы побелеть. Лейбовиц решила полностью окунуть актрису в ванну, заполненную до краев молоком. Для этого литры молока подогревали в кастрюлях, а потом выливали в ванну. Вупи залезла в ванну, высунула язык и сразу подарила Лейбовиц снимок, который она и по сей день считает одним из лучших в своей карьере.

Этому фото приписывают явный политический характер, отмечая, что Голдберг всегда довольно громко высказывалась по вопросам расовой дискриминации. Однако ни Голдберг, ни Лейбовиц не подтвердили этой теории.

«Я подумала, «О мой бог, это графически великолепно и интересно» и мы сделали эту фотографию», – вспоминает Лейбовиц. 


 

Читайте также

Известные фотографы и фотографы Энни Лейбовиц


Фотография Анни Лейбовиц | Ярмарка тщеславия


Фотография Анни Лейбовиц | Ярмарка тщеславия

Мы очень рады видеть Кейтлин Дженнер в наших серьгах-подушках в оправе в июльской обложке Vanity Fair. Учитывая любовь Моники к фотографии и ее роль в истории нашего бренда, мы поближе познакомились с Анни Лейбовиц, женщиной за камерой.


Энни Лейбовиц.Фотография Джона Лока | Сиэтл Таймс

Лейбовиц говорит о своей фотографии в своей книге Энни Лейбовиц за работой :
«Для меня рассказ о фотографиях - это почти потеря себя и возвращение, а также то, что значит быть глубоко вовлеченным в предмет. можно получить потрясающую работу, но вы должны быть осторожны. Меня спасло то, что рядом со мной был фотоаппарат. Он должен был напоминать мне, кто я и что я делал. Это отделяло меня от них ».

Начав свою карьеру фотографа для Rolling Stones , Энни Лейбовиц начала создавать свои культовые работы, запечатлевая знаменитостей.Она присоединилась к Vanity Fair в 1983 году, начала регулярно работать в Vogue в 1998 году и создала отмеченные наградами рекламные кампании среди других своих совместных работ и книг.

Вот несколько наших любимых изображений от фотографа.


Мик Джаггер, Буффало, Нью-Йорк, 1975. Фотография Энни Лейбовиц.


Елизавета II, Букингемский дворец, Лондон, 28 марта 2007 г. Фотография Энни Лейбовиц.


Арнольд Шварценеггер, Малибу, Калифорния, 1988.Фотография Энни Лейбовиц.


Деми Мур, Калвер-Сити, Калифорния, 1991 год. Фотография Энни Лейбовиц.


Джон Леннон и Йоко Оно, фотография Энни Лейбовиц в день расстрела Леннона.


Брюс Спрингстин на обложке журнала Rolling Stone, 1984. Фотография Энни Лейбовиц.


Мерил Стрип, 1981 г. Фотография Энни Лейбовиц.


Вупи Голдберг, 1984.Фотография Энни Лейбовиц.


Рэйчел Вайс в образе Белоснежки, 2007 год. Фотография Анни Лейбовиц из рекламной кампании курортных отелей Disney.

Энни Лейбовиц на кадрах, сделавших ее | Анни Лейбовиц

Энни Лейбовиц стоит возле фотографии моста Пон-Нёф в Париже. Это круговой панорамный снимок знаменитого моста, сделанный, когда она была студенткой и бродила по улицам города с камерой в руке. Однажды она с волнением поняла, что стоит там, где когда-то стоял ее кумир, Анри Картье-Брессон, чтобы сделать свой призрачно-серый снимок пересечения Сены.

Дань уважения Лейбовица великому французскому фотографу на этом не закончилась. На ее последней выставке - «Анни Лейбовиц: первые годы, 1970–1983» - также представлен замечательный снимок самого Картье-Брессона. Француз, печально известный своей застенчивостью перед камерой, смотрит в ее объектив. «Он не позволил мне сфотографировать его», - говорит Лейбовиц. «Так что я каждый день изучал его маршрут на работу, сел на мост и стал ждать. «Ты!» - сказал он, увидев меня. Затем: «Хорошо, сделайте снимок».

Выставка с подзаголовком «Архивный проект № 1», представленная в Hauser & Wirth в Лос-Анджелесе, содержит колоссальные 4000 фотографий.Они охватывают первые годы существования журнала Rolling Stone, где Лейбовиц прорезала свои зубы, и четко фиксируют определяющие моменты эпохи, от бесславного отъезда президента Никсона из Белого дома на вертолете в 1974 году до чрезвычайного съезда демократов двумя годами ранее, на котором заседания длилось до восхода солнца. Знаменательное событие, произошедшее в Майами, стало основой для книги «Страх и ненависть на следе кампании '72», политической классики, написанной постоянным гонзо-журналистом Rolling Stone Хантером С. Томпсоном.

«Ты должен быть безумным, одержимым. Это нужно прожить и съесть »… Большой совет Лейбовица для фотографов.

«Это шоу о фотографии», - говорит Лейбовиц. «Я могу стоять вне себя и оглядываться на этого молодого фотографа, который учится снимать, учится видеть». Этот молодой фотограф не только занял первое место в кавалькаде американской истории. Отражая меняющуюся культурную роль самой фотографии, Лейбовиц перешел от фотожурналистики к портретной живописи, делая яркие снимки великих художников той эпохи, от Энди Уорхола до Ричарда Аведона, от Анселя Адамса до засадного снимка Картье-Брессона.

Но на самом деле имя ей сделали ее фотографии знаменитостей: обложки журналов Rolling Stone, Vanity Fair и Vogue, на которых изображены топлес Майли Сайрус в возрасте 15 лет и беременная Деми Мур с бриллиантовым кольцом всего в 30 карат. . Эти два знаковых снимка являются прообразом ее недавнего снимка Серены Уильямс, обнаженной и беременной. Ее последняя обложка для Vanity Fair - это Бето О’Рурк, который недавно объявил о своем намерении баллотироваться на пост президента США в 2020 году. Именно эти изображения сделали Лейбовица той редкостью: фотографом-знаменитостью.

Многих из ее самых узнаваемых снимков нет в этом новом шоу, хотя они, вероятно, появятся в будущем Архивном проекте. А до тех пор мы получаем фотографа, которым была Лейбовиц до того, как она решилась в студию, все еще в поле и ловила момент, находя свет и композицию на копытах. «В эти годы, - говорит она, - я формируюсь. Конечно, я большой поклонник фотографии. Это началось в школе у ​​Картье-Брессона и Роберта Франка ». Школой был Институт искусств Сан-Франциско, колледж, в котором в 1940-х годах Ансель Адамс был главой отдела фотографии.

Высокая и стройная, в очках и седеющих светлых волос, оттененных ее черным ансамблем, Лейбовиц имеет дружелюбное поведение, соответствующее ее простонародным корням из Коннектикута. Легко понять, как она могла взломать Картье-Брессон или обезоружить Мика Джаггера. Фронтмен Stones появляется на выставке в халате с полотенцем на голове и сердито смотрит, как боксер из лифта. Снимок был сделан, когда Лейбовиц гастролировал с группой в 1975 году.Экскурсии посвящена целая стена, свидетельствующая о полном погружении фотографа в свой объект. Волнующий, но изнурительный опыт преподал ей жизненно важный урок о том, как знать свои пределы.

В поле ... изображения из раннего архива Лейбовица. Фотография: Студия Фредрика Нильсена / Предоставлено художником и Hauser & Wirth

«Шоу - своего рода ода молодому фотографу, - говорит она. «Вся идея создания всей этой работы из коробок заключалась в том, чтобы показать, что вы должны делать, если вы хотите это сделать.Вам придется быть безумным, одержимым - жить и есть ».

Шоу заканчивается в начале 80-х, когда Лейбовиц переезжает в студию и создает фантастические портреты, которые стали синонимами ее имени: Дэвид Бирн, скоординированный цвет, чопорный, цивилизованный, с примесью дикой природы в куртка из листьев; Мерил Стрип за маской из белой краски, непропорционально ущипнувшая ее лицо. Кажется, это ничего не говорит о Стрипе. Он просто позволяет зрителю проецировать ее на ее лицо, что является прекрасной иллюстрацией актерского мастерства.

«Я знаю, как люди хотят выглядеть», - говорит Лейбовиц. «Я не всегда могу этого добиться. Как будто я бездельник. Мне очень нравится нравиться. Это их жизнь, и мне нравится позволять им делать следующий шаг, которого они хотят достичь. У меня нет причин не делать этого ».

Лейбовиц сначала пугала фотосъемка знаменитостей, потому что она неизбежно сталкивалась с одним и тем же первым вопросом: «Что вы хотите, чтобы я сделал?» У нее не было ответа. Ее прорыв наступает ближе к концу шоу, когда поэты Тесс Галлахер и Роберт Пенн Уоррен сфотографированы для журнала Life.

Целая эпоха под одной крышей… шоу в Лос-Анджелесе. Фотография: Студия Фредрика Нильсена / Предоставлено художником и Hauser & Wirth

«Я читал их стихи и начал думать, как было бы интересно, если бы я мог показать, как выглядят их стихи, о чем они пишут. Это была часть портрета. И это было знаменательное начало. Я обнаружил, что сейчас пытаюсь вернуться к этой работе. Вы оглядываетесь на свою работу - чтобы узнать, что вам нужно делать, чтобы двигаться вперед ». В последний момент она попросила Уоррена снять рубашку, превратив выстрел в момент уязвимости.Семидесятилетний поэт, кажется, обнажает не только грудь.

Если у Лейбовица самая известная обложка, то это обложка январского выпуска журнала Rolling Stone 1981 года, на которой изображен обнаженный Джон Леннон, свернувшийся калачиком рядом с полностью одетой Йоко Оно. Планировалось снять их обоих обнаженными, но Оно возразил. Это последняя фотография Леннона, который был застрелен несколько часов спустя. Лейбовиц должен был встретиться с ними в студии той ночью, но ему позвонил Ян Веннер, соучредитель и редактор Rolling Stone, и сказал, что кто-то, похожий на описание Леннона, был доставлен в больницу.

Как работающий фотограф, Лейбовиц не решается слишком много говорить о своих предметах, но сочувствует детям-звездам, которые, в ее глазах, часто с трудом удерживаются за реальность. Она также упоминает более серьезных актеров, таких как Стрип, Дэниел Дэй-Льюис и Ванесса Редгрейв, которые предпочли бы вообще не фотографироваться. А еще есть странная порода, которая ее встревожила. «Такие люди, как Джонни Депп или Николь Кидман - я начал кричать и кричать от этой идеи, что на самом деле есть люди, которых камера действительно любит.Сначала я отказывался в это верить. Пришлось смириться с тем, что есть фотогеничные люди ».

Не особо фотогеничным оказался Уорхол, которого можно увидеть на разных снимках с писателем Трумэном Капоте, режиссером Полом Моррисси и модным редактором Дайаной Вриланд. «Он был везде», - говорит она. «Думаю, можно было бы сказать, что если бы он был во всех этих разных местах, я тоже». Она пожимает плечами. «Он почти не разговаривал, пока не стал ходить с магнитофоном. Потом он заговорил, а ты вроде как не хотел.Это было что-то вроде: «Все в порядке, Энди, не говори, ты был более загадочным». Когда он умер, это был такой шок, потому что он был такой привязанностью. Это была настоящая потеря. Он был гением ».

Залили керосин в какие-то бочки, и он просто вылетел. Патти Смит сгорела. Мы были полностью незаконны
Энни Лейбовиц

Певица и автор песен Патти Смит приехала на запад на вечеринку в честь открытия в Hauser & Wirth, на которой присутствовали и другие известные люди, такие как художник Пол Маккарти и кинорежиссер Сэм Тейлор-Джонсон.«Я спросил Патти, придет ли она поиграть. Она сказала: «Энни, я знаю тебя 30 лет. Я буду там ''. Она сдержала свое слово и отыграла акустический сет, в который входили Ghost Dance и классическая песня "Потому что ночь".

В конце 70-х Лейбовиц отправился со Смитом в тур по трем городам, и с тех пор они стали друзьями. Лейбовиц вспоминает, как однажды снимал Смита для обложки Rolling Stone. Она хотела, чтобы Смит позировал в прозрачной рубашке и бюстгальтере, которые выделялись бы линией пламени на заднем плане.«Я построил за ней эту огненную веревку», - говорит Лейбовиц. «И она сгорела - буквально. Ее спина была красной несколько дней. Мы были абсолютно незаконны. Мы залили керосин в несколько бочек, и он просто начал вырываться ».

Обложку дебютного альбома Смита «Horses» 1975 года снял близкий друг певца Роберт Мэпплторп. Считается одной из величайших обложек альбомов всех времен. Лейбовиц говорит о «призраке Мэпплторпа», находящемся вокруг Смита. «Я всегда думала, что она была музой Мэпплторп», - говорит она.«Я говорил с ней об этом, как будто вторгался, особенно после его смерти. Я очень боялся Роберта за то, как он создавал ее образы ».

Лейбовиц в настоящее время ведет предвыборную кампанию вместе с Бето О’Рурк, хотя ей не разрешают обсуждать проект. В 2016 году она была в пуле прессы, освещая заявку Хиллари Клинтон, и, как и многие другие, считает, что роль прессы в нынешнем политическом климате является неотложной. «Я так горжусь журналистикой сегодня», - говорит она. «Никто не съежится.Они держат свои позиции. Когда ты начал работать с Rolling Stone, как ты мог не интересоваться журналистикой? Юджин Смит и Ларри Эрл, затем Ричард Аведон, Дайан Арбус и Гельмут Ньютон ». Ее голос затихает, когда она смотрит на тысячи фотографий вокруг. «Это продолжается, продолжается и продолжается».

В наши дни, когда большинство из нас носит в своих телефонах высококачественные камеры, фотографии стали повсеместными, а любители публикуют бесконечный поток часто привлекательных изображений.Проблема, однако, в том, что мы потребляем их так же быстро, как производим, переходя к следующему за секунды. Если Лейбовиц беспокоит такое невнимание, она хорошо это скрывает. Вместо этого она кажется оптимистичной, приветствуя преобладание изображений и фотографические инстинкты, которые их присутствие подразумевает. «Я не борюсь с этим», - говорит она с улыбкой. «Интересно иметь все эти образы там. Это мощно ".

• Энни Лейбовиц: Первые годы, 1970–1983, Архивный проект № 1 находится в Хаузер и Вирт, Лос-Анджелес, до 14 апреля.

ANNIE LEIBOVITZ - Photography Magazine - Lens Magazine

Фотограф. Родилась Анна-Лу Лейбовиц 2 октября 1949 года в Уотербери, штат Коннектикут. Она была одной из шести детей, рожденных от Сэма, лейтенанта ВВС, и Мэрилин Лейбовиц, инструктора по современным танцам. В 1967 году Лейбовиц поступила в Художественный институт Сан-Франциско, где (хотя сначала изучала живопись) у нее появилась любовь к фотографии.

Прожив недолго в израильском кибуце, Лейбовиц вернулся в США.С., в 1970 году, и устроился на работу в начинающий рок-музыкальный журнал Rolling Stone. Под впечатлением от портфолио Лейбовица редактор Ян Веннер предложил ей работу штатным фотографом. Через два года 23-летняя Лейбовиц стала главным фотографом - титул, который она будет удерживать в течение следующих 10 лет. Работа в журнале дала ей возможность сопровождать группу Rolling Stones в их международном туре 1975 года.

Работая с Rolling Stone, Лейбовиц разработала свою фирменную технику, которая включала использование ярких основных цветов и удивительных поз.Веннер приписал ей создание множества коллекционных вещей для обложек журнала Rolling Stone, в первую очередь выпуска, в котором был изображен обнаженный Джон Леннон, свернувшийся вокруг своей полностью одетой жены Йоко Оно. Фотография бывшего битла, сделанная Лейбовицем 8 декабря 1980 года, была сделана за несколько часов до его смерти.
В 1983 году Лейбовиц покинул Rolling Stone и начал работать в развлекательном журнале Vanity Fair. Фотографии Лейбовица для Vanity Fair с более широким спектром сюжетов варьировались от президентов до литературных икон и подростков-сердцеедов.На сегодняшний день на нескольких обложках Vanity Fair были изображены потрясающие - и часто вызывающие споры - портреты знаменитостей. Деми Мур (очень беременная и очень обнаженная) и Вупи Голдберг (наполовину погруженная в ванну с молоком) - одни из самых запоминающихся актрис, украшавших обложку последних лет. Один из самых известных портретов Лейбовица, известный своей способностью заставлять своих натурщиков физически участвовать в своей работе, - это портрет покойного художника Кита Харинга, который изобразил себя как один из своих полотен для фотографии.

В конце 1980-х Лейбовиц начал работу над рядом громких рекламных кампаний. Наиболее заметной была кампания American Express «Членство», в которой ее портреты таких знаменитостей, как Элмор Леонард, Том Селлек и Лучано Паваротти, принесли ей премию Clio в 1987 году.

Читать статью в выпуске № 7 израильского журнала Lens Magazine

Leibovitz Anni © Все права защищены.

Лейбовиц Анни © Барышников.Все права защищены.

Кейт Бланшетт, Энни Лейбовиц © Все права защищены.

Рианна, автор - Анни Лейбовиц в журнале Lens. Лейбовиц Анни © Рианна. Все права защищены.

Энни Лейбовиц - Организация Объединенных Наций в фотографии

Энни Лейбовиц родилась (как Анна-Лу) в Коннектикуте 2 октября 1949 года, она была третьей из шести детей. Ее родителями были Сэм, подполковник ВВС США, и Мэрилин, учительница танцев, оба еврея.Во всяком случае, это то, что написано в книге рекордов. На самом деле она родилась на фотографии Роберта Франка.

«Мой отец служил в ВВС», - написала Лейбовиц в своей книге « Жизнь фотографа 1990–2005 ». «Каждый раз, когда его переводили на новую базу, мы прыгали в машину и ехали туда. Мы вместе жили в машинах. Когда молодые фотографы спрашивают меня, что им делать, я всегда говорю им оставаться поближе к дому. «Чем больше вы читаете эти строки, тем больше удивляетесь, действительно ли она уловила парадокс как в них самих, так и в работе своей жизни - своей личной жизни, тоже, как бывает.Двигайся, двигайся, двигайся. Машины, машины, автомобили. Но оставайся дома.

Она - ведущий портретист Vanity Fair , взрослая женщина, рост 6 футов, с тремя собственными детьми. Тем не менее, она также маленькая девочка, которая всматривается с камерой в комнаты и жизнь богатых, счастливых, оседлых семей. «На моих фотографиях вы видите то, что я не боялась влюбиться в этих людей», - сказала она. Поверхностный блеск и яркость этих портретов бессознательно вызывают тоску и стремление к романтическому домашнему прошлому, которого, конечно, никогда не существовало - по крайней мере, для нее. Это их трюк. Благодаря собственным невозможным и завистливым чаяниям Лейбовица нам дается возможность увидеть и почувствовать наши собственные тайные желания.

Она занялась фотографией во время учебы в Институте искусств Сан-Франциско и была быстро нанята журналом Rolling Stone , который тогда базировался в городе. В течение 10 лет, начиная с 1973 года, она была главным фотографом журнала, став основным игроком - возможно, или - главным игроком в установлении протоколов и возможностей репортажа о рок-н-ролле.Она отправилась в турне с Rolling Stones, сняв серию ярких рок-выступлений. Она пристрастилась к кокаину, чтобы избавиться от нее потребовалось пять лет и реабилитация.

В 1983 году она перешла в недавно вновь открывшуюся Vanity Fair . Там под руководством редактора Тины Браун она заново изобрела себя как каталогизатор богатых, знаменитых и их богатого и знаменитого образа жизни - может быть, - . Она улавливает богатство и власть - изнутри, с любовью, восхищением и остроумием избранного придворного, даже придворного шута. Я думаю о Гольбейне, Рейнольдсе, Гейнсборо, Веласкесе. Любящие образы богатства, власти, денег и взглядов искупленных и благословленных открытостью желаний как натурщика, так и фотографа. Когда она фотографировала королеву, она была как королева, вся белая, в короне и мехах.

Чтобы проникнуться симпатией к ее фотографиям или даже просто оценить их, вы должны позволить себе поверить в то, что поверхность может быть глубиной. Ее портрет президента Буша и его внутреннего кабинета после 11 сентября. Это одновременно исторический документ и портрет власти и ее опасений.Каждой фигуре на картинке уделено внимание, чтобы выразить свою собственную историю. И в нем есть большая загадка - что стоит за пластырем на пальце Дональда Рамсфелда?

Она также сохранила связь с миром рок-н-ролла. Ее фотографии музыкантов похожи на фотографии друзей. Здесь царит теплая близость, пропитанная знаниями, опытом и пониманием, поражающая своей прямотой. Рука Пита Сигера и банджо. Лу Рид и Лори Андерсон в роли младенцев Кони-Айленда.Вид сзади Брюса Спрингстина, который использовался для обложки своего альбома Born In The USA . Брайан Уилсон в халате у бассейна, под грозным серым небом. Сделать этот снимок мог только тот, кто знал Beach Boys так, как будто они знали свои собственные ладони. Его жалкое заблуждение - это осознанное воплощение всего, что вы можете думать о Beach Boys: вода, небо, противоречивое «я» Уилсона, обещания земли обетованной. И не только выполненные обещания, но и пустые - тоже пустые.Именно эта нестабильность, эта беспочвенность - опять же парадокс - коренит ее работу. Без этого ее портреты американской элиты были бы банальными, может быть, даже отталкивающими. Напротив, их пустое стремление дает жизнь и благодать.

Ее достижения и репутация основаны на двух вещах: технической бравуре (теперь часто через пост-продакшн) и аппетите плоти, под которым я и подразумеваю, и не имею в виду секс. В своих лучших проявлениях она использует наготу как способ раскрытия, а не разоблачения. Она сделала это с самого начала.Обнаженный, казалось бы, Дэвид Кэссиди на обложке журнала Rolling Stone произвел революцию в его карьере, переделав его как нечто иное, нежели объект любви для подростков.

Иногда ее фотографии с телом просто забавны. Вупи Голдберг в ванне с молоком - очевидность бело-черной кляпы является ее очарованием. Иногда они глубже. Джон Леннон, голый, рядом с одетой Йоко - за несколько часов до его убийства. Беременный живот Деми Мур - но скрытая грудь - для обложки Vanity Fair .Звезда Ханны Монтаны Майли Сайрус в роли какой-то приманки - возможно, преднамеренный комментарий Лейбовица по поводу продвижения Диснеем молодой и зрелой исполнительницы. Или, возможно, непреднамеренный комментарий.

Иногда они демонстрируют глубокое понимание мускулов, костей и движений - чему она наверняка научилась, наблюдая за работой и отдыхом своей обученной Марты Грэм матери. На этих рисунках современный танцор с большим трудом осознает способность физического тела к значению. Она застрелила Лэнса Армстронга голым на его гоночном велосипеде - голой белой плотью там, где обычно были бы его гоночная рубашка и шорты.Это поразительное самомнение и во всех смыслах выигрышное. Со временем, конечно, с раскрытием обмана и издевательств велосипедиста, его нагота станет еще одним символом двуличности Армстронга: голая правда против неприкрытой лжи.

Ее автопортрет, изображающий ее собственный тяжело беременный живот с открытой и открытой миру тяжелой грудью, приятно солипсистичен. В нем содержится больше, чем намек на то, что она не забеременела в результате непорочного зачатия.Тем не менее мы знаем, что в каком-то смысле она знала. Ребенок родится от женщины к женщине. Ее партнершей была покойная Сьюзан Зонтаг, американская писательница, которая, среди прочего, познакомила мир с идеей «лагеря» и написала первую великую современную интеллектуальную книгу по фотографии. Почти взамен Лейбовиц сфотографировала своего партнера. Изображение полуобнаженной Зонтаг на кровати восхитительно, но не лениво. Эта Зонтаг написала , что книга по фотографии усиливает резонанс фотографии.Фотография буквально и сознательно придает тело - и сексуальность - сухой коже и костям книжной жизни.

Гигантские постановочные изображения голливудских звезд и шейкеров Лейбовица тоже вызывают удивление. Их празднование поверхности тайно раскрывает - может быть, даже удовлетворяет - универсальные человеческие желания. Посмотрите на ее съемки «Алисы в стране чудес». Актеры и актрисы - творцы нашей мечты - великолепно позировали в картинах, которые перекликаются и играют не только с ранними годами фотографии и собственными фотографиями Льюиса Кэрролла (особенно с фотографиями - предположительно молодых обнаженных девушек - которые он уничтожил, и которые поэтому мы никогда не видели, только мечтали), но и наши самые ранние годы, когда мы все верили в говорящих кроликов и гусениц, курящих кальян.

Со временем она занялась репортажем о войне - доброжелательным и, возможно, эффективным, но каким-то образом механическим. Спасительная черта этих снимков - их невинность: военная фотография, какой она может быть в не очень умном фильме о военных фотографах. Кроме того, она публиковала фотографии из собственной семейной жизни. Через объектив она отслеживала рождение и рост своих детей, а также смерть обоих родителей и ее возлюбленной Сьюзен. Возможно, неудивительно для такой хозяйки публичной поверхности, что эти частные изображения в чем-то менее личны, чем ее портреты публичных деятелей.

Между тем, ее личная жизнь все больше и больше заполняет мир ее образов Vanity Fair. Лофт на Манхэттене, таунхаусы в Гринвич-Виллидж (один из них был продан за 33 миллиона долларов), поместье в северной части штата Нью-Йорк, квартира в Париже (в здании, которое сфотографировал Атже). Частные самолеты. Судебные процессы - по поводу собственности и налогов. Она преодолела банкротство благодаря сделке с частной инвестиционной фирмой - ссуде в 24 миллиона долларов на ее работу от Art Capital Group. Она стала одним из тех, кого фотографирует. Анна-Лу шагнула в зеркало.

© Питер Сильвертон 2019

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Энни Лейбовиц биография | Гамильтон

Американский фотограф-портретист Энни Лейбовиц родилась в 1949 году в Коннектикуте. Ее отец был подполковником ВВС США, из-за чего семья часто переезжала; она сделала свои первые фотографии, когда они находились на Филиппинах во время войны во Вьетнаме.Художественные способности Лейбовиц проявились еще в школе, она продолжила изучать живопись в Институте искусств Сан-Франциско и продолжала оттачивать свои навыки работы с камерой, работая на различных должностях.

В 1970 году она начала работать фотографом в журнале Rolling Stone , через три года она стала главным фотографом журнала; к 1983 году она переехала в Vanity Fair . В течение этого десятилетия на Лейбовица оказали влияние другие художники, в частности Ричард Аведон и Анри Картье-Брессон. Она заметила, что помимо личных проектов можно сделать успешную коммерческую карьеру.

Важные вехи для фотографа включают сопровождение The Rolling Stones в их турне по Америке '75; фотографировал Джоан Арматрейдинг в течение четырех дней для обложки ее альбома To The Limit в 1978 году; культовое изображение 1991 года тогда еще беременной актрисы Деми Мур и ее портрет Джона Леннона и Йоко Оно - это изображение стало одной из самых известных обложек журнала Rolling Stone , поскольку всего через несколько часов после того, как Лейбовиц сфотографировал пару, Леннон был убит.

Лейбовиц продолжала заниматься портретной фотографией для редакционных и рекламных кампаний, но в девяностые годы все больше и больше сосредотачивалась на своих личных начинаниях. Ее работы стали выставляться в галереях и музеях. В 1991 году Национальная портретная галерея в Вашингтоне, округ Колумбия, смонтировала более 200 цветных и черно-белых работ, была опубликована сопроводительная книга Фотографии: Энни Лейбовиц 1970–1990 .

В 2006 году Бруклинский музей первым из многих учреждений представил Энни Лейбовиц: Жизнь фотографа, 1990–2005 годы ; Эта выставка, в которой в хронологическом порядке рассказывается о ее коммерческой и личной работе бок о бок, посетила музеи по всему миру, включая Национальную портретную галерею в Лондоне в 2008 году.

Помимо знаменитостей, Лейбовиц имел возможность сфотографировать британских королевских особ в 2007 году в качестве официального фотографа-портретиста во время первого государственного визита королевы Елизаветы II в Америку за 16 лет. Как первая американка, которую попросили сделать официальный портрет королевской семьи, Лейбовиц говорила о той чести, которую она чувствовала.

Между 2009 и 2011 годами Лейбовиц разнообразила свою личную работу в Pilgrimage, очень личном проекте. Она решила выбирать предметы, которые что-то значили для нее индивидуально, будь то буквальные виды жилых помещений, отдельные объекты или пейзажи. Лейбовиц - знаменитый фотограф-портретист, но «Паломничество» не содержит людей - это заметки для портретов. В 2011 году Гамильтон выставил 26 работ из серии Pilgrimage . Эта выставка предшествовала выставке Смитсоновского музея американского искусства, состоявшейся в 2012 году; в постоянное собрание музея поступило 64 произведения.

5 знаменитых фотографий Леннона и Оно, Деми Мур и других

2 октября исполняется 66 лет со дня рождения Анни Лейбовиц, возможно, самого известного фотографа в мире.И хотя технически она уже вышла из пенсионного возраста, Лейбовиц не собирается сбавлять обороты - помните, какой шум этой весной был вызван великолепными новаторскими фотографиями Кейтлин Дженнер, которые она сделала для обложки Vanity Fair ? Но шум вокруг изображений Дженнер не был новостью для известного фотографа. На протяжении всей своей карьеры Лейбовиц создавала работы, которые порождают культурный диалог, будь то возмущение, восхищение, шок или некое сочетание всех трех. В честь празднования дня рождения Лейбовиц посмотрите наш обзор пяти ее самых обсуждаемых фотографий.

1. Деми Мур, 1991

Когда Лейбовиц сфотографировал кинозвезду для обложки Vanity Fair в августе 1991 года, редакторы журнала были озабочены тем, как скрыть фигуру актрисы на седьмом месяце беременности. Соответственно, они попросили, чтобы Лейбовиц снял обрезанный портрет лица Мура. Лейбовиц потратила день, пытаясь придерживаться их директивы, прежде чем предложить Мур, с которой у нее были близкие отношения, раздеться. Поразительные, непримиримые результаты привели к тому, что обложки журналов стали одними из самых обсуждаемых в истории.Со своей стороны, Лейбовиц скептически относится к качеству фотографии. В 2012 году она сказала: «Это была популярная фотография, и она стала прорывом, но я не думаю, что это хорошая фотография сама по себе. Если бы это был отличный портрет, она бы не закрывала грудь. Она не обязательно будет смотреть в камеру ».


2.

Джон Леннон и Йоко Оно, 1980

8 декабря 1980 года агентство Rolling Stone поручило Лейбовицу сфотографировать Джона Леннона и Йоко Оно в рамках промоушена их совместного альбома Double Fantasy .В то время как Лейбовиц надеялся, что и Леннон, и Оно будут позировать обнаженными, Оно было неудобно сбрасывать одежду. Но сопротивление Оно привело к легендарной импровизации. Об этом опыте Лейбовиц сказал: «Я был в некотором роде разочарован и сказал:« Просто оставь все включенным ». Мы взяли один Polaroid, и мы трое сразу поняли, что он глубокий». Позже тем же вечером Леннон был застрелен возле своего жилого дома в Нью-Йорке. В следующем месяце на обложке журнала появилось преследующее изображение (без заголовков).


3. Вупи Голдберг, 1984

В 1984 году Вупи Голдберг была многообещающей комедийной актрисой, которая сравнивала с Ричардом Прайором и Ленни Брюсом свои грубые, расовые сцены. Назначенный Vanity Fair для фотографирования юного таланта, Лейбовиц был вдохновлен пронзительным набором декораций Голдберга, в котором шутил об использовании хлорокса в попытке отбелить ее кожу. Лейбовиц решил использовать молоко для портрета после того, как друг по рекламе сообщил, что на фотографиях он воспринимается как настоящий, непрозрачный белый цвет.В то время как политический подтекст картины был преднамеренным и преднамеренным, яркая поза Голдберга - нет: актриса поскользнулась, когда садилась в ванну, наполненную молоком. Об этом моменте Лейбовиц сказал: «И я подумал, о боже мой, это потрясающе и интересно графически».


4. Майли Сайрус, 2008 г.

Учитывая преобразование поп-звезды Майли Сайрус за прошедшие годы, почти странно вспоминать шум, вызванный портретом певицы Лейбовицем в 2008 году для Vanity Fair .В то время молодые фанаты Сайруса - и, предположительно, их родители - были возмущены, увидев позу юной старлетки с только атласной простыней, закрывающей ее торс. Представитель Disney обвинила Лейбовица и издание в «преднамеренном манипулировании 15-летним подростком с целью продажи журналов». После шума Лейбовиц и Vanity Fair выступили с совместным заявлением в защиту своей работы: «Мне жаль, что мой портрет Майли был неправильно истолкован. Мы с Майли вместе смотрели модные фотографии и обсуждали снимок в этом контексте, прежде чем снимать.Это простой классический портрет, сделанный с очень небольшим количеством макияжа, и я думаю, что он очень красивый ».


5. Жизель Бундхен и Леброн Джеймс, 2008 г.

На обложке Vogue за апрель 2008 года супермодель Жизель Бундхен и баскетбольный вундеркинд Леброн Джеймс были изображены Лейбовицем в образе Лейбовица, который для случайного наблюдателя выглядел просто как умная повседневная модная фотография. Но более близкие читатели заметили, что на изображении Лейбовиц процитировал визуальные отсылки из версии King Kong 1933 года, переделав Джеймса в качестве главного персонажа и переосмыслив Бундхен - вплоть до шелкового платья косого покроя - как современного Фэй. Wray.Критики разделились. Один лагерь утверждал, что Лейбовиц и Vogue опрометчиво пропагандировали тревожные расовые стереотипы, в то время как другие полагали, что это было постепенное изменение этих стереотипов. Лейбовиц, со своей стороны, хранила молчание по этому поводу.

(Статья пересмотрена 5 октября 2020 года)

Бруклинский музей: Энни Лейбовиц: жизнь фотографа, 1990–2005

Annie Leibovitz: A Photographer's Life, 1990–2005 , выставка из более чем 200 фотографий, дебютирует в Бруклинском музее, где она будет представлена ​​с 20 октября 2006 г. по 21 января 2007 г., до начала международной выставки. тур.Выставка, спонсируемая American Express, организована Бруклинским музеем. Среди других мест, которые он посещает, - это Художественный музей Сан-Диего, Художественный музей Хай, Галерея Коркорана, Музей де Янга, Maison Européenne de la Photographie в Париже и Лондонская национальная портретная галерея.

Материал на выставке и в сопроводительной книге с тем же названием, изданной Random House, охватывает работы, сделанные Лейбовиц по заданию профессионального фотографа, а также личные фотографии ее семьи и близких друзей. «У меня нет двух жизней», - говорит Лейбовиц. «Это одна жизнь, и личные фотографии и задания - все это ее части». В материалах документируется рождение трех дочерей и многие события, связанные с ее большой и крепкой семьей, включая смерть ее отца.

Портреты общественных деятелей включают беременную Деми Мур, Нельсона Манделу в Соуэто, Джорджа Буша с членами его кабинета в Белом доме, Уильяма С. Берроуза в Канзасе и Агнес Мартин в Таосе.Работа также включает в себя яркий репортаж об осаде Сараево в начале 1990-х годов и серию пейзажей, сделанных на американском Западе и в иорданской пустыне.

Одна из самых знаменитых фотографов нашего времени, Энни Лейбовиц делает остроумные, мощные изображения, документирующие американскую популярную культуру, с начала 1970-х годов, когда ее работы начали появляться в Rolling Stone . Она стала главным фотографом журнала в 1973 году, а десять лет спустя начала работать в Vanity Fair , а затем в Vogue , создавая легендарные работы. В дополнение к своей журнальной работе Лейбовиц создала влиятельные рекламные кампании для American Express, Gap, Givenchy, The Sopranos и Milk Board. Ретроспектива ее работ с 1970 по 1990 год была представлена ​​в Национальной портретной галерее в Вашингтоне, округ Колумбия, и в Международном центре фотографии в Нью-Йорке.

Лейбовиц удостоен многих наград, в том числе звания командора Ордена искусств и литературы французского правительства и медали отличия колледжа Барнарда.Библиотека Конгресса в 2000 году назвала ее «живой легендой», а в 2005 году журнал Smithsonian назвал ее одним из тридцати пяти новаторов нашего времени.

Шарлотта Котик, куратор современного искусства Джона и Барбары Фогельштейн, является куратором выставки.

Организовано Бруклинским музеем

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *