Анри картье брессона: Биография Анри Картье-Брессона — Fototips.ru

Биография Анри Картье-Брессона - Fototips.ru

Анри Картье-БрессонАнри Картье-Брессон Анри Картье-Брессон

История жизни самого знаменитого “беглеца” и “анархиста” мира фотографии.

Биография Анри Картье-БрессонаFRANCE. The Var department. Hyères. 1932.

В январе 1948 года Анри Картье-Брессон приехал в Индии по заданию агентства “Магнум” — он должен был сделать репортаж о Махатме Ганди и его голодовке в знак протеста против насилия между индуистами и мусульманами. Не прошло и часа после съемки, как Ганди застрелили, и Картье-Брессон снова был рядом: его камера запечатлела Неру, объявляющего стране о смерти “Великой души”, истощенное тело погибшего, толпы людей, пришедших попрощаться, простой погребальный костер и Ганг, над которым развеяли прах. Эти удивительной силы снимки были опубликованы в журнале Life — и стали пиком в и так славной карьере 40-летнего французского фотографа.

Картье-Брессон был одним из самых уважаемых летописцев минувшего века, человеком, который, казалось, всегда оказывался в нужное время в нужном месте, чтобы запечатлеть поворотные моменты истории. Он вел насыщенную, беспокойную жизнь: снимал Великую депрессию в Америке, борьбу Азии за независимость, приход коммунизма в Китай, “оттепель” в России. Он был дружен с целой плеядой артистов, писателей, танцоров, актеров, политиков, драматургов — его неизменная Leica запечатлела Пикассо, Эзру Паунда, Альбера Камю, Трумана Капоте и многих других.

Биография Анри Картье-БрессонаINDIA. Punjab. Kurukshetra. A refugee camp for 300.000 people. Refugees exercising in the camp to drive away lethargy and despair. Autumn 1947.

В быстро меняющемся мире он был своего рода этнографом, спешащим запечатлеть жизнь до того, как она превратится во что-то совершенно другое. Богатство его семьи давало ему финансовую независимость, но его работы, словно в пику, всегда требовали справедливости и равенства для всех.

Как писал о его послевоенных фотографиях знаменитый драматург Артур Миллер: “Его снимки задают неизбежный вопрос: какой будет наша следующая глава? Куда мы пойдем дальше?”

Бурная юность

Дед Картье-Брессона по отцу был богатым промышленником; нитки, производимые на его фабрике, шли на экспорт по всему миру. Мать Анри была потомком Шарлотты Корде, французской аристократки, которая убила Жана Поля Марата. Судьба старшего сына Андре Картье-Брессона и Марты Ле Вердьер, родившегося 22 августа 1908 года, была распланирована заранее — школа, университет, работа на семейной фабрике, которую он унаследует за своим отцом. Но у решительного и волевого Анри были свои планы.

Отучившись в католической школе, той же, которую окончили Марсель Пруст и Андре Мальро, он провалил экзамены в университет и решил стать художником, как его дядя, погибший в Первой Мировой войне. Отец не был в восторге от этой идеи, но дал денег на художественные занятия. Анри стал учеником у кубиста Андре Лота, который научил юношу ценить графические формы. После этого Картье-Брессон провел год в колледже Магдалины при Кембриджском университете в Великобритании (английский он знал с детства, благодаря гувернантке-англичанке). Там он познакомился и подружился с историком и шпионом Антони Блантом и легендарным антропологом и этнологом сэром Джеймсом Фрэзером.

Биография Анри Картье-БрессонаSOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954.

Вернувшись в Париж в 1929-м, он вошел в художественные и литературные салоны французской столицы благодаря знакомству с портретистом Жаком-Эмилем Бланшем. Богема приняла его по-разному: Гертруда Стайн, посмотрев картины Анри, порекомендовала ему вернуться к семейному бизнесу, но Рене Кревель взял молодого человека под свое крыло и познакомил с сюрреализмом (течению было тогда всего четыре года). Слушая Андре Бретона, Луи Арагона, Макса Эрнста, Картье-Брессон впитывал их идеи о снах, совпадениях, сознании и коммунизме.

Участие в этой романтической революции привело к знакомству с американским поэтом Гарри Кросби, который тоже бежал в авангардистские круги от буржуазности и обязательств своего круга. Друг Кросби побудил Анри заняться фотографией, а его жена, с которой у Кросби были свободные отношения, стала первым серьезным романом в жизни Картье-Брессона. Их отношения окончились в 1931-м, и Анри уехал лечить разбитое сердце в Кот-Д’Ивуар.

Здесь, потратив все деньги, что у него были с собой, Брессон начал стрелять дичь и продавать ее местным жителям. Подхватив малярию, которая едва не убила его, он вернулся домой — лечиться и отходить от увиденного в колонии. Именно в это время он наткнулся в журнале на фотографию Мартина Мункачи, на которой трое мальчишек бегут в воды озера Танганька, и окончательно “заболел” фотографией.

Фотография и сожженные идеалы

Навсегда сменив ружье на фотоаппарат, Анри начал охотиться за хорошими кадрами. “Целыми днями я рыскал по улицам”, — писал он, — “в напряжении, готовый в любой момент щелкнуть затвором, чтобы поймать жизнь в ловушку, запечатлеть ее в процессе”. Недовольный устройством мира, потрясенный ужасами колониального режима, требующий социальной революции, Брессон, тем не менее, позволял себе развеять свой общественный гнев ледяным шампанским и роскошным ужином — за такие деньги, на какие в Кот-Д’Ивуаре можно было прожить почти год.

Но параллельно он неустанно совершенствовал свое мастерство фотографии. Его снимки появились в журналах Voilà и Photographies. Почти 12 месяцев он провел в Мексике, стране, которую Бретон называл “самой сюрреалистичной в мире”, снимая ее бордели и уличную жизнь. В 35-м владелец нью-йоркской галереи Жюльен Леви, друг Гарри Кросби и человек, познакомивший Америку с сюрреализмом, выставил фотографии Брессона вместе с работами таких заслуженных фотографов как Уолкер Эванс и Мануэль Альварес Браво.

Биография Анри Картье-БрессонаSOVIET UNION. Moscow. 1954. Elementary school.

И тут, когда его репутация фотографа только начала устанавливаться, неугомонный Анри решил сменить карьеру и стать кинорежиссером. Он провел год в Нью-Йорке, обучаясь принципам монтажа, и вернулся в Париж в 36-м, с намерением запечатлеть на камеру ухудшающийся политический климат в Европе. Вместе с Жаном Ренуаром он снял пропагандистский фильм, который Луи Арагон заказал последнему для коммунистической партии. Лента под названием La vie est à nous (“Жизнь — наша”) подвергала нападкам 200 ведущих семей, контролировавших Францию. Одной из них была и семья самого Картье-Брессона. Следующий фильм Ренуара, La Regle du Jeu (“Правила игры”), в котором Анри сыграл английского дворецкого, и вовсе снимался в огромном шато его отца.

В 37-м Картье-Брессон снова вернулся к фотографии и стал работать в коммунистической газете Ce Soir, вместе с Робертом Капой и Дэвидом Сеймуром, с которыми он десять лет спустя создаст агентство Magnum Photos. В том же году он женился на Ратне Мохини, гламурной яванской танцовщице и поэтессе. В мае его отправили в Великобританию — снимать коронацию Георга VI, откуда он привез множество снимков простых людей на улицах, но не самого короля. В 39-м, после того, как СССР подписал Пакт о ненападении, газета закрылась, а Брессон в порыве разочарования в своих идеалах, сжег многие свои фотографии и негативы.

Война и “Магнум”

В мае 1940-го он вступил во французскую армию, а через месяц попал в плен к немцам. Следующие три года он провел в фашистских лагерях, вынужденно работая на Германию и безуспешно пытаясь сбежать. Получилось только на третий раз — он долго скрывался, потом по поддельным документам жил в Париже, помогая Сопротивлению. “Я постоянно чувствую себя как беглый заключенный”, — утверждал он уже в мирное время. Даже постарев и перестав метаться по миру, он говорил, что на его истории можно ставить штамп “неисправимый беглец”.

Биография Анри Картье-БрессонаGERMANY. April 1945.
Dessau. A transit camp was located between the American and Soviet zones organised for refugees; political prisoners, POW’s, STO’s (Forced Labourers), displaced persons, returning from the Eastern front of Germany that had been liberated by the Soviet Army.
A young Belgian woman and former Gestapo informer, being identified as she tried to hide in the crowd.

В 45-м, уже после победы, Картье-Брессона попросили снова вернуться за камеру — снять документальный фильм о возвращении военнопленных и угнанных на принудительные работы.

Биография Анри Картье-БрессонаGERMANY. Dessau. April 1945.

Закончив эту работу, он уехал в Нью-Йорк, где выставлял свои сюрреалистические фотографии в Музее современного искусства. Но Капа предостерег его от упоения успехом и посоветовал быть не “мелким фотографом-сюрреалистом”, а фотожурналистом. В итоге пару месяцев спустя, в ресторане музея родилось фотоагентство “Магнум” — организация, призванная распространять репортажные снимки в печати. В тот момент оно состояло всего из пяти фотографов, но фотографов с мировыми амбициями. Друзья разделили между собой территории, на которых будут работать. Джорджу Роджеру досталась Африка и Средний Восток, Дэвиду Сеймуру — Европа (поляк по происхождению, он знал много европейских языков), Уильяму Вэндиверту — Америка, Картье-Брессону — Индия и Китай, а Капе — все остальное.

Брессон сразу же приступил к работе и вместе с женой отправился в Индию — Ратна была подругой сестры Джавахарлала Неру, благодаря чему Анри допустили снимать Ганди, как при жизни, так и после смерти. Позже пара путешествовала по Пакистану, Мьянме, Малайе, Китаю (Брессон заснял Пекин за несколько дней до провозглашения Китайской народной республики и сразу после этого). В Индонезии он наблюдал за борьбой страны за независимость от Нидерландов. Правительство в Амстердаме утверждало, что колонии еще рано жить своей жизнью, ведь там до сих пор нет среднего класса. На это Картье-Брессон едко заметил: “Интересно, сколько еще лет нужно Нидерландам, если последних трехсот не хватило, чтобы его построить”.

Биография Анри Картье-БрессонаITALY. Naples. 1960.

Из своих путешествий фотограф отправлял негативы в Нью-Йорк и редко видел, как они получились, до того, как редакторы Life, Harper’s Bazaar, Paris Match, Saturday Evening Post или New York Times отправляли ему вырезанные из журналов страницы с его снимками. Результаты его интересовали мало — он любил сам процесс съемки. Как-то однажды он обмолвился, что большое влияние на него оказала книга немецкого философа Ойгена Херригеля “Дзен в искусстве стрельбы из лука”. Она рекомендует читателю ослабить сознательный контроль над собой, представить себя луком и вообразить стрелу, которая попадает в цель. Все, что нужно фотографу, говорил Брессон, — быть терпеливым и открытым для возможностей, уметь вопрошать и иметь хорошее чувство формы.

Решающий момент

В 52-м вышла его первая собственная книга Images à la sauvette (“Решающий момент”), настолько успешная, что практически ее одной хватило для поддержания на плаву идущего ко дну “Магнума”. В 1954-м, после смерти Сталина, Картье-Брессон первым из иностранных журналистов получил разрешение и побывал в СССР (подборка лучших снимков Брессона из СССР). Большая шумиха, которую вызвал его фоторепортаж, не принесла ему особой радости. 1954 год нанес фотоагентству и Картье-Брессону серьезный удар — погиб Роберт Капа, подорвавшись на мине в Индокитае. Два года спустя в Египте застрелили Дэвида Сеймура.

Биография Анри Картье-БрессонаSOVIET UNION. Russia. Leningrad. 1973. A portrait of LENIN decorates a facade of the Winter Palace; for May Day celebrations and to commemorate the victory over the Nazis (9 May).

Долгое время после потери друзей фотограф пытался поддерживать изначальный дух “Магнума”, стараясь избавить его от неминуемой коммерциализации. Много путешествовал — в Китай, Мексику, Кубу, Японию, Индию. По заказу IBM сделал серию снимков о взаимоотношениях людей и механизмов. В конце 60-х и начале 70-х он опубликовал еще одну книгу, Vive la France (“Да здравствует Франция”) и снял два документальных фильма для американского канала CBS News. Его 30-летний брак с Ратни Мохини распался; Брессон женился во второй раз, на Мартине Франк, фотографе и члене “Магнума”. Ему было 64, когда родился его первенец, дочка Мелани.

Постепенно начал сказываться возраст — Картье-Брессон оставил фотографию и посвятил себя своему первому увлечению — рисованию. Драгоценную Leica он доставал из сейфа только чтобы заснять своих близких — жену, дочку и котов. Кошачьих Анри очень любил — за их сопротивление дисциплине и власти — и часто фотографировал: гуляющих по улицам, сидящих за окном, возлежащих на руках своих знаменитых хозяев. Себя он тоже сравнивал с кошкой: “Я анархист, да. Я против людей у власти и того, что дает эта власть… Спросите кошку. Она знает, что такое анархия. Собаку учат подчиняться, но кошек подчинить нельзя. Они приносят хаос”.

Анри Картье-Брессон умер в 2004 году, в возрасте 95 лет, до последних дней сохраняя характерное остроумие и бодрость духа. Он часто шутил, что у него нет воображения — поэтому он не стал художником и оставил работу режиссера. Делать фотографии, утверждал он, куда проще. Тем более что “жизнь меняется каждую минуту и каждую минуту рождается и умирает новый мир”.

Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson) | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 22 марта 2014

«Я, как и многие другие дети, попал в мир фотографии с камерой Brownie-box, которую использовал для сохранения воспоминаний о летних каникулах. ... Но постепенно передо мной открывались все новые и новые стороны фотографии. Когда я начал думать о том что фотографирую, глупым картинкам с выходных и фотографиям друзей пришел конец. Я стал серьезным. Я чувствовал, что в моей жизни что-то вот-вот должно произойти и старался понять что именно».

Так начинает свою коротенькую автобиографию самый знаменитый фотограф XX века Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson). В начале его жизненного пути не было ничего необычного. Будущий великий фотограф родился 22 августа 1908 года в небольшом городке Шантлу недалеко от Парижа. Когда ему было пять лет, он познакомился со своим дядей Луи, одаренным художником. В рождественские каникулы 1913 года дядя привел Анри в свою студию. «Здесь я ощутил атмосферу живописи; казалось даже воздух пропитан полотнами», - вспоминал он свои детские ощущения. И хотя два года спустя дядя Луи погиб, его уроки определили всю дальнейшую жизнь мальчика – он решил стать художником.

В 1927 году 19-летний Картье-Брессон поступил в частную школу скульптора и художника-кубиста Андре Лота. У молодого человека были противоречивые воспоминания о своем учителе. С одной стороны он говорил что Лот, сам того не ведая, научил его «фотографировать без фотоаппарата» и заразил «вирусом геометрии». С другой стороны, слишком строгий и требовательный учитель раздражал упрямого ученика и после службы в армии он решил не возвращаться: «Я покинул студию Лота потому что не хотел пропитаться этим школярским духом», - говорил он, - «Я хотел быть собой. Передо мной стояли весьма важные цели: заняться живописью и изменить мир».

Дьепп, Франция, 1927

Видимо стремясь поскорее выполнить свою миссию, в 1931 году Картье-Брессон уезжает в Африку в Кот-д’Ивуар (другое, более романтичное название - Берег Слоновой Кости). Поездку трудно назвать успешной: с живописью не ладилось, первые фотографические опыты тоже ничего хорошего не предвещали; вдобавок ко всему он заболел лихорадкой едва не стоившей ему жизни. Анри даже написал инструкцию о своих похоронах и послал ее своему деду. Молодой художник пожелал быть похороненным в Нормандии, на опушке леса, под звуки музыки струнного квартета Дебюсси. В ответ он получил письмо от дяди: «Твой дед сказал, что все это чересчур дорого. Лучше бы ты сначала вернулся во Францию». На этот раз внук решил послушаться.

Во Франции Картье-Брессон некоторое время проходил курс лечения в Марселе. Он продолжил заниматься фотографией, впервые стал задумываться о ней как о профессии. Последней каплей оказался знаменитый снимок венгерского фотожурналиста Мартина Мункачи «Три мальчика на озере Танганьика».

«Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно зафиксировать бесконечность в одном моменте времени», — писал Картье-Брессон много лет спустя, — «И именно эта фотография убедила меня в этом. В этом снимке столько напряжения, столько непосредственности, столько радости жизни, столько сверхъестественности, что даже сегодня я не могу спокойно смотреть на него».

Там же в Марселе молодой фотограф впервые взял в руки фотоаппарат Лейка, с тех пор на сорок с лишним лет ставший «продолжением его глаза». Он бродил по марсельским улицам, выискивая достойные снимка сцены. «Это не были спокойные прогулки, это была напряженная работа», - писал он, - «Моим главным желанием было поймать в одном изображении основной смысл возникшей сцены. Мне тогда даже в голову не приходила мысль делать фоторепортажи, то есть рассказывать истории в нескольких фотографиях. Только позже, глядя на работы моих друзей по профессии, на иллюстрированные журналы, и работая для них, я понемногу научился их снимать».

Марсель, 1932

Франция, Йер, 1932

Париж, 1932

Вылечившись Картье-Брессон отправился в путешествие по странам Европы, а позднее побывал в Мексике и США. Уже в 1932 году состоялась первая выставка его фотографий в Нью-Йорке, несколько позднее в Мадриде, а в 1934– в Мехико. 

Марокко, 1933

Испания, Севилья, 1933

Испания, Аликанте, 1933

Испания, Мадрид, 1933

Салерно, Италия, 1933

Сиена, Италия, 1933

Флоренция, Италия, 1933

Италия, 1933

 

Мексика, 1934

Мексика, 1934-1935

Мексика, 1934

В 1935 году в США он с треском провалил задание журнала "Harper's Bazaar» снять коллекцию модной одежды: гений фоторепортажа обнаружил полную неспособность руководить моделями. В это же время он пробует свои силы в кинематографе, сначала в США в сотрудничестве с фотографом Полем Стрэндом, потом во Франции под руководством знаменитого кинорежиссера Жана Ренуара. Картье-Брессон продолжает фотографировать, но особого успеха на этом поприще не добивается. Тем не менее, его стиль начинает вырисовываться. В 1937 году был опубликован его первый фоторепортаж, сделанный в Великобритании во время коронации Георга VI. Интересный факт: этот репортаж не содержал ни одной фотографии августейшей особы!

Лондон, Гайд Парк, 1937

Лондон, коронация Георга IV, 1937

С началом Второй Мировой Войны Картье-Брессон вступает в армию, а в июне 1940 года попадает в плен. Следующие 35 месяцев он проводит в лагере для военнопленных, где выполнял «тридцать два вида грязной, неквалифицированной работы», делая это «насколько возможно плохо и медленно». Он бежал с третьей попытки, по фальшивым документам пробрался в Париж и стал участником Сопротивления. Он фиксировал события времен оккупации и освобождения Франции от фашистских захватчиков, суды над предателями, возвращение французских солдат и военнопленных. О военнопленных он рассказал также в фильме «Возвращение» («Le Retour») который снял по заданию американской службы военной информации.

Франция, Эльзас, Мост около Страсбурга,  1944

Германия, Дассау 1945

В 1947 году Картье-Брессон стал одним из основателей фотоагентства «Магнум» («Magnum Photos»). Самым деятельным, предприимчивым и целеустремленным (да и самым знаменитым) из первых членов был Роберт Капа, ставший его первым директором. Картье-Брессон на всю жизнь запомнил отповедь, которую Капа ему устроил, когда он попробовал подражать Ман Рею: «Тебе не место среди сюрреалистов. Будь фотожурналистом. Иначе ударишься в маньеризм. Оставь сюрреализм в сердце, приятель. Прекрати скулить и принимайся за работу».

США, Нью-Йорк, Брукли, 1946

США, Луизиана, писатель, 1946

США, Нью-Йорк, Бруклин,  кафе, 1947

Нью-Йорк, Манхэттен, 1947

США, Нью-Джерси, 1947

США, Лос-Анджелес, 1947

США, Миссисипи, 1947

США, Нью-ЙОРК, Гарлем, 1947

США, Масачусетс, Бостон, 1947

Трудно себе представить, что такое преуспевающие объединение фотографов-документалистов, каковым является «Магнум» в наши дни, в конце 1940-х годов едва сводило концы с концами. Чего только не делали его основатели, чтобы помочь своему детищу – чтобы добыть денег на зарплату секретаршам Роберт Капа даже играл на скачках. Но благодаря реальной помощи, которую агентство оказывало своим членам, а также громким именам и таланту основателей, «Магнум» развивался необычайно быстро и эффективно и вскоре достиг финансовой независимости.

Фотографы агентства разделили земной шар на «сферы влияния» и Картье-Брессону досталась Азия. Репортажи сделанные им в странах получивших или борющихся за независимость - Индии, Китае, Индонезии – сделали его фотожурналистом мирового масштаба. Всеобщая слава пришла к маэстро после ряда выставок в Европе и Америке в начале 1950-х годов; в 1955 году состоялась первая персональная выставка Картье-Брессона в Париже и не где-нибудь, а в Лувре, до тех пор остававшихся одним из немногих музеев закрытых для фотографии.

Кашмир, 1947

Пекин, 1948

Индия, 1947

Индия, 1949

Индия,1950

Индия, 1966

Индонезия, 1949

В 1952 году вышла в свет первая книга фотографа «Решающий момент». Книга включала 126 фотографий отобранных мастером из уже достаточно большого архива, но, может быть, самым главным было предисловие, в котором он рассказывал о себе и своей работе. В качестве эпиграфа он взял фразу кардинала Ретца жившего в XVII веке: «В этом мире нет ничего, что бы не имело своего решающего момента». Это понятие стало ключевым в его теории фотографии, практически синонимом его имени. «Фотографирование», - писал он, - «это нечто вроде предчувствия жизни, когда фотограф, воспринимая меняющуюся пластическую информацию, в доли секунды захватывает выразительное равновесие, вдруг возникшее в бесконечном движении».

Картье-Брессон дважды был в СССР – в 1954 и 1972 годах. Результатами стали фотоальбомы «Москвичи» (1955) и «О России» (1974). Его российские работы встретили довольно спокойные отзывы: «Эта вполне доброжелательная книга состоит совсем не из одних шедевров, но все снимки, опубликованные на ее страницах, отражают фотографическое кредо автора», - писал о «Москвичах» Валерий Генде-Роте. Сам фотограф выразил свое отношение еще более определенно: отбирая в начале XXI века снимки для своего официального портфолио он не оставил ни одной фотографии из России.

Москва, 1954

Россия, Владимировская область, 1972

Баку, 1972

Иркутск, 1972

Москва, 1972

Ленинград, 1973

В конце 1960-х, начале 1970-х годов в жизни Картье-Брессона происходят большие перемены. Он выходит из состава «Магнум», разводится со своей первой женой и женится на Мартине Франк (Martine Franck), талантливом фотографе, одной из немногих женщин в составе «Магнума». В 1972 году Мартина, которая была на 30 лет моложе мужа, родила ему дочь Мелани. Но самым важным стало решение маэстро оставить фотографию. Существует легенда, что около 1968 года его друг, известный художественный критик и издатель Эжен Териад сказал фотографу: «В фотографии ты сделал все, что мог. Сказал все, что должен был сказать, и тебе более нечего доказывать. Пойти дальше того чего достиг ты бы не смог, затем споткнулся бы, стал повторяться и превратился в окаменелость. Тебе нужно вернуться к живописи и рисунку». Послушался ли фотограф своего издателя или, что более вероятно, пришел к этому самостоятельно мы, скорее всего, никогда не узнаем. Так или иначе, к середине 1970-х годов его верная «Лейка» оказалась запертой в сейфе, а сам маэстро с тех пор занимался живописью и графикой.

Лишь изредка хозяин открывал сейф и «выводил» камеру на прогулку. Его друг Хельмут Ньютон – видимо самый знаменитый фотограф в жанре модной и эротической фотографии – любил рассказывать, как во время их совместной прогулки Анри вдруг неожиданно достал фотоаппарат и стал снимать что-то совершенно непонятное. Из-за возраста его рука была слаба и дрожала; было очевидно, что снимки получатся нерезкими. «Резкость - буржуазный предрассудок», - проворчал Картье-Брессон в ответ на замечание товарища. «Буржуазный предрассудок. … Божественно!» - умилялся Ньютон.

В 2003 году фотограф вместе с женой и дочерью создал «Фонд Анри Картье-Брессона», главная задача которого – сохранение и распространение его наследия. Он умер менее чем год после этого, 3 августа 2004 года, не дожив трех недель до своего 96-летия. После смерти его имя обрастает все новыми и новыми легендами, его называют гением, величайшим фотографом XX века, а сам XX век – эрой Брессона. На его фотографиях, книгах, идеях выросло несколько поколений фотографов – и сколько их еще впереди!

Париж,  воскресенье на лодке на реке Марне,1938

Жан-Поль Сартр, 1946

Анри Матис, 1951

Италия, Абруццо, 1951

Турция, Стамбул, 1964

Торчелло, 1953

Париж, Сена, Понт-Неф, 1951

Франция, Сена, 1955

Париж, Сена, 1953

Париж, Сена,  1956

США, Миссури, Железнодорожная станция, 1957

Италия, Неаполь, 1960

Мерилин Монро, 1961

Греция, 1961

Франция, Прованс, 1951

Франция, 1954

Франция, Бургундия, 1955

Франция, Британь, 1956

Франция, Прованс, 1962

Франция, Бри, 1968

Коко Шанель, 1964

Мадам Ланвин, 1945

Кристиан Диор, Париж, 1953

Кристобаль Баленсиага,  1968

Сан-Франциско, 1960

Париж, 1969

Ноги Мартины, 1967

Нидерланды, 1956

Ирландия, 1952

Ирландия, 1962

Испания, 1953

Мексика, 1962

Венгрия, 1964

США, Нью Джерси, 1964

Матера, Италия 1973

США, Нью-Джерси, 1975

Франция, Париж, Сад Тюильри, 1976

Анри Картье-Брессон. Советы мастера

Все мы знаем классиков живописи и литературы. Но вот классиков фотоискусства, увы, знают далеко не все. Тем не менее, «классика из классиков» фотографии, Анри Картье-Брессона, знают практически все современные фотографы. А тем, кто пока еще по каким-либо причинам ничего не знает об этом выдающемся мастере фотографии, настоятельно рекомендуем что-нибудь почитать о нем. У Брессона действительно есть чему поучиться. Его работы стали поистине жемчужинами фотоискусства 20 века.

Самая, пожалуй, важная отличительная черта творчества этого мастера заключается в том, что он умел фотографировать ничего не подозревающих о съемке людей так, как до него это ни у кого не получалось. Брессон умел передать в своих фотографиях все эмоции фотографируемого человека, уловить и передать зрителю его душевное состояние в тот короткий миг, когда сработал затвор фотоаппарата. Именно Анри Картье-Брессон был основателем так популярного сейчас жанра уличной фотографии. В его черно-белых снимках – история целой эпохи, дыхание и ритм города.

Сегодня мы не будем пересказывать вам биографию и этапы творческого пути этого великого мастера. Мы просто покажем вам несколько его работ и приведем советы классика фотографии. Очень хочется верить, что эти советы пригодятся и вам. Ведь это своего рода маленький мастер-класс великого Анри Картье-Брессона.

Совет первый

Между по-настоящему хорошим произведением искусства и посредственным – очень маленькое расстояние. Всего лишь несколько миллиметров.

Совет второй

Что значит фотографировать? Это значит – сразу, в доли секунды суметь определить и само событие, и точную организацию визуальных форм, выражающих и определяющих это событие. Фотографировать – это значит выстроить ум и глаз вдоль одной единственной линии. Фотографировать -  это один из способов жить.

Совет третий

Никогда не надо думать во время съемки. Думать нужно до и после нее.

Совет четвертый

При любой ситуации, кульминационную точку развивающегося перед объективом вашего фотоаппарата события вы не схватите никогда. Вам постоянно будет казаться, что вот он, этот момент. Вы нажимаете спусковую кнопку, нервное напряжение спадает с вас, и… Но кто же знает, вполне возможно, что эта самая так ожидаемая вами кульминационная точка была  не в зафиксированном вами моменте, а в следующем! И как раз до этого момента вы не дотянули…

Совет пятый

Нет никакой нужды фотографировать много. Не стреляйте автоматными очередями, не тратьте зря пленку. Уверяю вас, это не самый хороший признак.  Это как чересчур много есть или пить много жидкости. Человек при этом теряет  вкус, теряет свою форму. Но, в то же время, никогда не стоит забывать и  то, что для того, чтобы у вас появилось молоко, вам нужно подоить корову. А для того, чтобы получить масло, нужно очень иметь очень много молока.

Совет шестой

Фотоаппарат – это не красивый и дорогой медальон, висящий у вас  на вашей шее. Ваш фотоаппарат - это часть вас самих. Это часть вашего ума. Часть ваших глаз. Это ваше главное орудие труда. Если ваш фотоаппарат соответствует тому, что вы хотите фотографировать – то его очень приятно держать в руках.

Совет седьмой

Самые худшие ваши снимки – это первые десять тысяч снимков, которые вы сделали.

Совет восьмой

Для того, чтобы запечатлеть на фотографии мир, вам нужно, прежде всего, быть в этот мир втянутым. Нужно добиться такого состояния, чтобы у вас появилось чувство, что вы находитесь внутри того, что вы видите в видоискателе. Такой подход к работе требует от фотографа строй дисциплины  духа, огромной сосредоточенности, а также чувства и чутья геометрии.

Совет девятый

Что для меня фотография?   это, прежде всего, поиск в реальной действительности линий, соотношений и пространственных форм.

Совет десятый

Любую фотографию надо  рассматривать, прежде всего, как картину с идеальной композицией, которая должна постоянно находиться в центре внимания зрителя, как законченное целое. Всё это достигается органичным соединением всех зрительных элементов кадра. Композиция каждой фотографии во всех ее элементах должна быть строго закономерна. В противном случае, форму от содержания невозможно будет отделить.

Совет одиннадцатый.

Каждому фотографу нужно научиться работать незаметно и мягко. Но при этом иметь хорошее чувство наблюдательности, острый глаз. Нужно видеть несколько больше, чем видят другие. Не толкайтесь в толпе, не привлекайте к себе внимания окружающих. Там, где вы собираетесь ловить рыбу – не нужно перед этим мутить воду.

Совет двенадцатый

Постоянно исчезающие вещи – удел любого фотографа.  Когда что-то уходит, ничто на свете, никакая изобретательность, никакое чудо не сможет это вернуть.

Совет тринадцатый

Делать хорошие фотографии сможет только тот, кто сумеет научиться на одной оси выстроить глаз, голову и сердце.  

10 уроков от Анри Картье-Брессона

Portrait of the French photographer Henri Cartier Bresson a founder member of MAGNUM Photos on the roof of the Magnum office penthouse of Magnum Photos in Manhattan on West 57th Street.1961

Советы которые мог бы дать культовый фотограф.

Анри Картье-Брессона часто называют величайшим фотографом в истории и изобретателем современной стрит-фотографии. Вы можете узнать о нём в нашей биографии.

С тех пор, как он впервые вышел на улицу с верной Leica, прошло много времени. Изменились камеры, изменились технологии, изменились люди. Но его советы о самой сути фотосъемки актуальны и сейчас.

1. Сосредоточьтесь на геометрии

10 советов о фотографии от Анри Картье-БрессонаFRANCE. The Var department. Hyères. 1932.

У Анри Картье-Брессона было замечательное чувство геометрии, которое позволяло интуитивно выстроить композицию. Вертикали и горизонтали, диагонали, кривые, треугольники, круги и квадраты — он искал формы, линии, которые могут вести к персонажу, использовал любые фигуры, чтобы сделать снимок лучше. Большое внимание он уделял и границам кадра — на многих его фотографиях есть обрамление из “естественных” предметов.

2. Имейте терпение

10 советов о фотографии от Анри Картье-БрессонаFRANCE. Paris. Place de l’Europe. Gare Saint Lazare. 1932.

Говоря о “решающем моменте”, Картье-Брессон отмечал, что иногда тот приходит спонтанно, а иногда его приходится ждать — долго и терпеливо. При этом фотограф очень методично относился к съемке и из множества отснятых работ оставлял только те, где каждый элемент изображения (персонажи, фон, обрамление и так далее) был идеален. Чтобы получить такой снимок, он мог спокойно ждать, пока какой-нибудь прохожий войдет в кадр, чтобы получить законченную композицию. Правда, — говорил Картье-Брессон, — порой этого момента можно так и не дождаться.

3. Путешествуйте

10 советов о фотографии от Анри Картье-БрессонаSOVIET UNION. Moscow. 1954. Workers of a state-farm visiting the Metro.

Картье-Брессон очень любил путешествовать и работал во всех странах Европы, США, СССР, Китае, Африке. В поездках он старался не только запечатлеть разные срезы жизни, но и больше узнать о тех людях, рядом с которыми жил. Например, в Индии он провел целый год, чтобы изучить местные традиции, проникнуться ее культурой.
Да, отличные кадры стрит-фотографии можно сделать на той же улице, где стоит ваш дом. Но, по мнению французского фотографа и заядлого путешественника, знакомство с новыми странами и культурами приносит вдохновение и позволяет по-новому взглянуть на мир.

4. Пользуйтесь только одним объективом

10 советов о фотографии от Анри Картье-Брессона

Работая для фотоагентства Magnum, Анри Картье-Брессон пользовался разными объективами. Но снимая для себя, он предпочитал только один — 50-миллиметровый, и оставался верен своему выбору десятки лет. Его и камеру он называл “продолжением своего глаза”.

Разные объективы позволяют по-разному взглянуть на мир, поэтому экспериментировать с ними можно и нужно, но выбор объектива, одного конкретного фокусного расстояния позволит создать и закрепить ваше собственное художественное видение. Так глаз будет натренирован видеть границы кадра в любой сцене из повседневной жизни, и вы точно будете знать, что будет на фотографии, если снимать с определенного угла или расстояния.

5. Фотографируйте детей

10 советов о фотографии от Анри Картье-Брессона

Мальчик с двумя бутылками вина в руках и победной улыбкой на лице — одна из самых узнаваемых фотографий Картье-Брессона. Дети на его снимках всегда выходили естественно и непринужденно. Они — замечательные персонажи для уличной фотографии; редко стесняются камеры и зачастую ее даже не замечают. И это дает возможность запечатлеть истинную сущность ребенка, со всем его весельем, любопытством и шалостями.

6. Будьте незаметными

10 советов о фотографии от Анри Картье-БрессонаITALY. Naples. 1960.

Фотографируя на улицах, Картье-Брессон всегда старался быть незаметным. Говорят, он даже заклеивал блестящие детали своей Leica черной изолентой, а иногда просто накрывал камеру платком, чтобы ее не было заметно. Большинство людей на его фотографиях не подозревали, что их снимают, и потому получались естественными.
Сам фотограф одевался так, чтобы слиться с толпой, часто перемещался с места на место, чтобы не привлекать внимания.

7. Смотрите на мир как художник

10 советов о фотографии от Анри Картье-БрессонаFRANCE. Paris. 1973.

До того, как заняться фотографией, Анри Картье-Брессон увлекался рисованием, а в последние годы жизни снова вернулся к этому занятию. Поэтому и при съемке он пользовался правилами классической живописи, уделяя большое внимание композиции. Она должна постоянно привлекать внимание, — полагал он, — потому что зритель рассматривает фотографию так же, как и картину.

8. Не кадрируйте

10 советов о фотографии от Анри Картье-БрессонаSOVIET UNION. Russia. Leningrad. 1973. A portrait of LENIN decorates a facade of the Winter Palace; for May Day celebrations and to commemorate the victory over the Nazis (9 May).

Анри Картье-Брессон был категорически против кадрирования изображений. Он был убежден, что строить кадр надо во время, а не после съемки, и если обрамление или композиция смещены, фотографию можно выбрасывать. Забавно, что один из самых знаменитых его снимков, тот, где мужчина прыгает через лужу, все-таки пришлось обрезать (но, как говорил Картье-Брессон, тут уж ничего нельзя было поделать, потому что он снимал через дырку в заборе). Фотографирование — это процесс мгновенного определения события и организации форм, которые и выражают это событие, полагал он. Если приходится часто прибегать к кадрированию, значит, хромают способность составлять кадр и фотографическое видение.

9. Стремитесь к большему

Картье-Брессон никогда не испытывал особой эмоциональной привязанности к своим фотографиям, не идеализировал даже самые удачные и признанные всеми снимки. Гордость и самодовольство он считал препятствием для творческого развития. “Сделав кадр, я просто двигаюсь дальше и ищу следующий”, — говорил он.

10. Но не стремитесь делать как можно больше кадров

10 советов о фотографии от Анри Картье-Брессона

“Не нужно снимать слишком много, изводя пленку”, — был убежден Картье-Брессон. Казалось бы, в век цифровой фотографии о пленке можно не беспокоиться — снимай и снимай, чтобы точно не пропустить “решающий момент”, было бы место на флешке. Но тут дело в другом. “Это все равно, что много есть или пить: человек теряет вкус, теряет форму”, — говорил он. С другой стороны, и необходимость практики фотограф не отрицал. “Первые 10 000 снимков — худшие”, — гласит еще одно известное его изречение. Чтобы достичь золотой середины между бездумным щелканьем затвора и получением опыта, надо помнить, любая съемка должна быть продумана и иметь определенную цель.

Классик фотографии Анри Картье-Брессон и его наставления в манифесте «Решающий момент»

Открывается текст цитатой кардинала де Ретца, давшей название всей статье: «В мире нет ничего, что не имело бы своего решающего момента». Как можно понять, под решающим моментом Картье-Брессон подразумевает ту долю секунды, в которую следует нажать на спуск фотоаппарата. Но мастер не был бы мастером, если бы не рассказал в первую очередь о том, как он пришёл к фотографии; какие люди и явления сформировали его уникальное видение. Самое главное, рассказывая равно о жизни и профессиональных навыках, делает он это откровенно и порой в иронической манере, располагающей к себе читателя.

reshaushiy moment kartie bresson 2
Неаполь. Италия (1960)

Нет ничего удивительного, что практически ровесник века (будущий мастер родился в 1908 году и умер 2004) Картье-Брессон с детских лет рисовал – тогдашняя фототехника не позволяла обращаться с ней ребёнку, хотя финансы родителей позволяли одарить мальчика камерой ещё в колыбели. Именно рисованию Анри отдавал большую часть свободного времени, даже такие драгоценные для школьника выходные. Но первая камера марки «Box Brownie» заставила мальчика позабыть о живописи. От ранних опытов фото, как способа развлечь себя, Анри вскоре перешёл к фотографированию вдумчивому. Произошло это не без влияния кинематографа, бегущие по экрану кадры, по словам Картье-Брессона, учили его «видеть, смотреть…». «Броненосец Потёмкин» Сергея Эйзенштейна, «Сломанные побеги» Гриффита, «Алчность» Штрогейма, «Жанна Д`Арк» Дрейера – именно эти работы мастер считает своими вдохновительницами, а их режиссёров – учителями.

Первой профессиональной фотокамерой Анри была каноническая коробка на треноге, объектив которой должен был открывать фотограф перед снимком. С помощью подобной техники можно было снимать лишь статичные, не требующие мгновенной реакции образы и сюжеты. Это, само собой, больно ударило по «притязаниям» начинающего фотографа. Здесь же, однако, Картье-Брессон успевает поиронизировать над собой, добавляя, что остальной инструментарий тогдашних фотографов делился в его глазах на «слишком сложный» и «любительский», и то и иное тогда не имело по его мнению ничего общего с Искусством (обязательно с большой буквы). Признаётся мастер и в присущем тогдашнему себе неумении заниматься проявкой снимков – юный Анри не знал, что разная фотобумага способна придавать снимкам необходимую мягкость или наоборот контрастность.

reshaushiy moment kartie bresson 8
Сан-Франциско (1960)

В 1931 году, отправляясь в Кот-д`Ивуар, фотограф покупает миникамеру фирмы «Krauss» и продолжает снимать на неё в течение года. Несмотря на то, что Картье-Брессон на протяжении жизни часто и много ездил по миру, он признаётся, что толком ничего не понимает в путешествиях – привыкая к новой стране он скоро может представить её своей «родиной», которую вовсе не обязательно покидать. Но лишь вернувшись из Африки обратно во Францию, Картье-Брессон встретил свою «любовь» – фотоаппарат немецкой фирмы «Leikа», которая, по словам мастера, стала «продолжением его глаза» и с которой он не расставался больше никогда. Анри стал скитаться по улицам, его снедало желание запечатлеть, ухватить некий секундный момент, который без его фотоаппарата испарится, исчезнет навсегда. Этот процесс мастер сравнивает с попыткой поймать жизнь «в ловушку». Но молодому экспериментатору было далеко ещё от идеи «фоторепортажа», последовательности снимков, которые рассказывали бы целую историю. Несколько лет творческих поисков, наблюдений за коллегами потребовалось ему, чтобы сформировать свой уникальный стиль.

Фоторепортаж

С вершины прожитых лет Картье-Брессон замечает, что редко удаётся сделать снимок, который охватил бы значительное событие, впитал его в себя и представил зрителям. Такая удача, когда «рассеянные в пространстве и времени элементы изображения» создают единое целое, заставляя фотографию «излучать внутренний свет», очень редка. Решением, способным компенсировать недостаточность и обрывочность отдельного снимка является фоторепортаж, способный «свести воедино элементы, разбросанные по разным фотографиям». Нужно это для того, чтобы запечатлеть процесс разворачивания некоего события и максимально точно передать впечатление от него. Чтобы провернуть такую спецоперацию, фотограф должен задействовать одновременно зрение, сознание и чутьё, иными словами – интуицию. Последний пункт важен в силу того, что большинство событий несут в себе одновременно несколько разных смыслов и нужно быть достаточно «подвижным», чтобы успеть ухватить их все. Останавливаться нельзя – мир всё время в движении и, задержавшись на секунду, ты рискуешь его не догнать. Всё вышеперечисленное является единственной постоянной в уравнении фотосъёмки, отмечает Картье-Брессон – только личные качества могут прийти на выручку, ведь никаких готовых схем и концепций в этом деле нет и быть не может.

reshaushiy moment kartie bresson 6
Армения. Гости в деревне на озере Севан (1972)

При этом фотограф должен уметь воздерживаться – слишком много вещей хотят привлечь его внимание, заставить снимать себя, настоящий мастер должен уметь противостоять соблазну «охватить всё на свете». Подобно скульптору, отсекающему всё лишнее, фотограф должен избирательно и осторожно избавляться от несущественного. Картье-Брессон замечает, что часто, даже сделав по ощущениям самый главный снимок, фотограф продолжает снимать не в силах предугадать куда повернёт ситуация дальше, рискуя впасть в состояние «механической» бессмысленной съёмки. Для этого нужна постоянная работа памяти – фотографу следует держать в голове сделанные им только что снимки, что позволяет не только не плодить лишний материал, но и не создать невосполнимых пустот. «Фотограф никогда не сможет повернуть время вспять, чтобы отснять сцену заново».

Далее Картье-Брессон размышляет над не менее сложным процессом – отбором фотографий, который, согласно его мнению, делится на два этапа. Первый происходит непосредственно в момент фотографирования, «через объектив». Второй же наступает после проявки снимков. В этот момент фотографу нужно выбрать лучшие снимки из хороших (наличие плохих мастер, видимо, не предполагает). Это момент истины, в который ты можешь осознать, вспомнить чувство, что твой палец, нажимая на спуск, дрогнул, глаз моргнул и вообще ум был в смятении перед открывшейся ситуацией. В общем, момент, в который была совершена ошибка.

reshaushiy moment kartie bresson 9
Япония (1956)

Картье-Брессон делает акцент на том, что фотография – единственное искусство, которому под силу запечатлеть, остановить мгновенье. Писателю и художнику позволительно связывать и менять местами элементы своих произведений даже много лет спустя; создавать черновики и наброски – фотограф начисто лишён такой возможности. Но в этой же слабости, мастер находит и силу, сокрытую в собственной профессии. Документальная фотография по Картье-Брессону – искусство, лишённое искусственности. Фотограф не подтасовывает условия, не манипулирует реальностью (с чем поспорила бы Сьюзен Зонтаг в своём сборнике эссе «О фотографии»).

Больше того, мастер как будто и вовсе противопоставляет фотографа реальности. Тот должен быть как бы шпионом, обладающим «бесшумным ходом и орлиным взором», чувствующим себя всюду незваным гостем, даже если он просто снимает натюрморт(!). Отсюда же вытекает совет использовать вспышку только в крайних случаях. Фотограф не имеет права быть агрессивным и назойливым типом. Если «люди-объекты» воспримут его таким, нельзя и надеяться на качественную съёмку (существуют даже истории о том, что мастер для незаметности заклеивал металлические части фотоаппарата чёрной изолентой). С другой же стороны – при умелой работе фотограф сможет проникнуть камерой даже туда, куда обычно закрыт ход глазам. Здесь Картье-Брессон опять же оговаривается: нет универсальных подходов, каждый вырабатывается сиюсекундно с учётом местного менталитета, социальной группы и множества других условностей. Вообще, читая статью мастера, создаётся впечатление, что тот не только и не столько хотел поделиться с потомками профессиональными секретами, сколько хотел побудить их к размышлению, анализированию своего увлечения, своей профессии.

reshaushiy moment kartie bresson 3
Любовники. Италия (1933)

Портрет

Переходя к осмыслению человека, как объекта изображения, мастер говорит, что нужно быть предельно честными в отношении собственных чувств и ясно осмыслять происходящее вокруг. Картье-Брессон замечает, что фотография в данный момент «отвоевала» у живописи некоторые жанры, «обесценившиеся» после появления фотокамер, например – портрет, на ниве которого трудятся лишь старорежимные живописцы, наследники канувшей викторианской эпохи. К тому же, мастер упрекает как художников, так и заказчиков, заинтересованных в создании льстивого, но далёкого от реальности образа.

Постановочный фотопортрет, пришедший на смену позированию перед художником, по мнению Картье-Брессона обезличивает человека, создавая иллюзию «единообразия рода людского». При этом Картье-Брессон отмечает, что многие фотографы приводят всех своих моделей к некоему общему знаменателю, делая их неосознанно похожими друг на друга, что, конечно же, неверно: настоящий портрет – отражение индивидуальности, изображённого на нём человека. В противном случае, заявляет мэтр, лучше смотреть на фотографии, сделанные для вклейки в паспорт.

А вот для того, чтобы запечатлеть человека настоящим, требуется поместить его «в естественную среду обитания». Ещё до появления Пола Экмана с его теорией о микромимике Картье-Брессон вопрошает: «Что может быть мимолётнее и неуловимее выражения человеческого лица?». Для того чтобы передать характер и душу подопечного, фотограф должен хотя бы на время «сжиться» с ним. Здесь психологизм и проникновение в суть снимаемого стоят выше технических формальностей. Должна соблюдаться неизменная пропорция между внешностью объекта и его внутренними скрытыми качествами. Как тут не вспомнить портрет Дэвида Линча, сделанный Уильямом Эгглстоном, оказавшийся по мнению режиссёра «расфокусированным, но хорошим». Но разве Линч, всю жизнь отдавший киносюрреализму должен был получиться глянцевым и причёсанным?

reshaushiy moment kartie bresson 800 3
Портрет Мартина Лютера Кинга (1961)

Композиция

Переходя к композиции, Картье-Брессон обозначает её, как органичную взаимосвязь нескольких элементов, объединённых, ухваченных глазом фотографа, а следовательно и объективом, которая должна быть «необратимостью себя самой», т.е. включать только те элементы, которые не требуют прибавлений или убавлений. Для того, чтобы сделать снимок, фотограф, как уже говорилось, должен быть подвижен; не просто следуя за моментом, но как бы пытаясь его опередить и предвидеть, однако, само фото, сама композиция, когда наступает «решающий момент», должна находится в некоем гармоническом покое.

При этом не следует забывать, что гармония предопределяется не сама собой, но взглядом фотографа, который движением головы, наклоном туловища или приседанием может регулировать запечатлеваемую действительность. Именно эта попытка уловить неуловимое и формирует композицию снимка. При этом дискуссии о возможных ракурсах съёмки мастер считает необоснованными: совершенно неважно, падает ли фотограф на живот или выделывает иные па, чтобы добиться эффекта – не ракурс определяет удачность снимка, а та самая внутренняя «геометрическая» гармония.

Картье-Брессон буквально в каждой из глав настаивает на том, что шаблонный подход в фотосъёмке недопустим и композиция не есть уравнение из сборника задач по геометрии. «Я надеюсь, не наступит тот день, когда фотомагазины будут продавать схемы-решётки для наложения на видоискатели и мы не найдём на матовых стёклах наших аппаратов выгравированный шаблон золотого сечения». Необходимость последующей обрезки или иной «корректировки» готового снимка мастер оценивает как смерть жизни, сложившейся внутри снимка. Ни больше, ни меньше.

reshaushiy moment kartie bresson 800 2
Замок Буживаль (1956)

Цвет

Эта глава несёт на себе ощутимый отпечаток времени, ведь в ней мастер сетует на несовершенство цветных плёнок, необходимость использования вместе с ними искусственного освещения, однако, и здесь обнаруживаются нюансы актуальные по сей день. Говоря о печати в изданиях, Картье-Брессон замечает, что постобработка снимков сторонними специалистами может свести на нет результат, к которому стремился фотограф. Сейчас, во времена «корпоративных» фильтров и страсти к постобработке эта проблема выглядит едва ли не более угрожающей. Мастер не любил цветных фото, но не отрицал их перспектив. Впрочем, отбросив «уловки» со стороны технической, Картье-Брессон говорил о том, что цветным снимкам трудно уловить тот «жизненный нерв», с которым мастерски управляется чёрно-белая фотография. Через два простейших цвета, акцентировал он, нецветные фото передают всё цветное многообразие мира, преломляя его в себе, добавляя к впечатляющему результату труднодостижимые для цветной фотографии возможности контраста.

Если же браться за работу с цветной фотографией, то стоит уделить огромное внимание отстаиваемой ещё импрессионистами теории соположенных контрастов, согласно которой каждый цвет, взаимодействуя с пространством фотографии, влияет не только на соседние цвета, но и на композицию, невольно увеличивая или уменьшая объекты в угоду оптической иллюзии; два соседствующих цвета неизбежно создают третий; сталкиваясь, они усиливают или наоборот обесцвечивают друг друга. Таким образом, фотограф, пользующийся цветной плёнкой, должен контролировать не только композицию снимка, его геометрическую зарифмованность, но и «внутреннюю цветовую драматургию происходящего».

Т.е. в представлении Картье-Брессона чёрно-белая и цветная съёмки подчиняются разным законам и являются разными течениями или направлениями в фотографии. На тот момент мастер связывал возможности распространения цветных фото не только с мастерством фотохудожников, но и с техническим совершенствованием, реформированием отрасли. На исполнение пророчества понадобилось почти двадцать лет – Уильям Эгглстон, о которого мы упоминали выше, смог преодолеть чёрно-белую изоляцию консервативного «чёрно-белого» сообщества.

reshaushiy moment kartie bresson 4
Мехико (неизвестно)

Техника

Техника – ещё одна категория, которая в нынешнее время воспринимается несколько иначе, впрочем, и здесь мастер уронил несколько обязательных зёрен мудрости. Кстати, весьма показательно, что технические категории отложены напоследок, ставя во главу угла работу самого фотографа, а не его «инвентаря». Как бы подтверждая сказанное, Картье-Брессон заявляет: «Техника важна только в той мере, в какой ты можешь овладеть ею, чтобы передать своё видение реальности». А подтверждением состоятельности фотографа является только удачный снимок, распечатанный и действительный, говорит мастер, иронизируя над фотографами, бравирующими что они «вот-чуть-было-не-сняли» нечто гениальное. Допускает промахи не камера, являющаяся по сути инструментом, а фотограф, который подчас, слишком уповая на техническое совершенство, забывает о выработке и постоянной «тренировке» собственного видения. Картье-Брессон сетует на то, что одной из граней «техничности», к которой стремятся многие фотографы, является необъяснимое желание достигнуть максимальной контрастности и резкости, сделать фото ещё более реалистичным чем сама жизнь. Такой типаж в глазах мастера полностью уравновешивает фотографов, наоборот пытающихся спрятать свою несостоятельность в чрезмерной размытости снимков.

Камера, как и любой другой инструмент, должна быть в первую очередь удобной фотографу и выполнять его «приказы». Действие же самого фотографа, вроде работы с выдержкой и диафрагмой должны быть попросту доведены до автоматизма, как привычка пользоваться коробкой передач при обращении с автомобилем. Картье-Брессон оговаривается, что все остальные «технические» советы можно прочитать в инструкции к фотоаппарату, он же пишет для того, чтобы заставить читателя задуматься о природе фотографии. Весь «постпродакшн» мастер также относит к категории технической, замечая лишь что при вмешательстве в фотографию нужно руководствоваться тем видением, которое было у фотографа непосредственно в момент съёмки, т.е., как бы это ни звучало, изменения не должны менять первоначальный снимок. Много позже Картье-Брессон говорил: «Работа в лаборатории или в студии у меня вызывает тошноту. Ненавижу манипулировать — ни во время съемки, ни после, в темной комнате. Хороший глаз всегда заметит такие манипуляции…».

reshaushiy moment kartie bresson 800
За вокзалом Сен-Лазар (1935)

Заказчики

Картье-Брессон утверждает, что любой фотограф несёт ответственность за сделанные им снимки, потому что  те, вольно или не вольно, дают оценку окружающей действительности. Фотограф, даже воспринимающий свои снимки, как личный дневник, выбирает, что именно он сохранит для истории и какие коннотации будет нести его фотоистория (здесь напротив, мастер вторит уже помянутой выше Зонтаг). При этом, сам фотограф зависит от своих «заказчиков», тех, кто публикует его снимки. Самое сложное не стать заложником редакционной политики того или иного журнала, либо же СМИ. Неправильно подобранный журналистами и редакторами сопровождающий текст может бросить тень на саму фотографию и её создателя; работа верстальщика также может не только приукрасить снимок, но и испортить его.

Заключение

Дав меткие и нетривиальные наставления, а также рассказав о предостерегающих фотографа опасностях самого разного происхождения, Картье-Брессон делает сдержанный поклон в сторону всех не подпадающих под его мерки жанров фотографии (от рекламы до мгновенной съёмки) и формирует своё кредо.

Для того чтобы создать хорошую фотографию, следует «найти равновесие» между миром внутри нас и миром нас окружающим, добиться того, чтобы наше воздействие на мир, осуществляемое с помощью фотоаппарата, не превалировало на воздействием мира на нас и наоборот. Тогда, сплотив эти миры в единое целое, фотограф может передать «опознавание значения того или иного события», организованное в выразительные «смыслоформы» другим людям. Это касается содержания снимка, неотделимая же от него форма должна также конкретизировать и преобразовать «концептуальное видение реальности» фотографа в доступные каждому образы, способные вызывать у зрителя эмоциональное сопереживание.

Довольно просто, не так ли?

reshaushiy moment kartie bresson 7Йер. Франция (1932)

25 кадров Анри Картье-Брессона из Советского Союза 1954 года

Подборка фотографий из “советской” серии великого фотографа.

В январском номере Paris Match от 1955 года вышел фоторепортаж знаменитого Анри Картье-Брессона, фотографа агенства Magnum, привезенный из Советского Союза. “Впервые эти люди, надежно спрятанные завесой секретности на протяжении последних 37 лет, люди, которых мы знали только из кадров пропаганды, раскрылись для нас такими, какими они есть в своей обычной жизни”, — гласила вступительная статья.

Но мнения читателей об этой обычной жизни разделились. Кто-то считал, что эти фотографии в самом деле передают действительность жизни в Союзе, кто-то обвинял Брессона в склонности к коммунизму, кто-то, напротив, был уверен, что его снимки подрывают саму идеологию советского строя. Кто-то указывал на тот факт, что фотографа везде сопровождал переводчик, который наверняка следил за Брессоном и интерпретировал для него местные особенности так, как то было нужно правительству СССР.

SOVIET UNION. Russia. 1954.  Moscow . Dynamo stadium. Every year in July delegations from all over the Soviet Union gather to celebrate the day of sports.SOVIET UNION. Russia. 1954. 
Moscow . Dynamo stadium. Every year in July delegations from all over the Soviet Union gather to celebrate the day of sports.

Когда у самого автора интересовались, что он видел, он отвечал “Пусть мои глаза говорят за меня”, имея ввиду свои фотографии. “Кто-то начинал спрашивать “Как там дела на самом деле?”, а потом, не давая мне шанса ответить, начинали выдвигать свое мнение. Другие бормотали: “О, вы только что оттуда!” и смущенно или настороженно замолкали”, — писал он.

Анри Картье-Брессон был первым иностранным фотографом, которого допустили снимать в Советском Союзе после начала “оттепели” — но, разумеется, снимать только то, что было позволено. В июле-сентябре 1954-го он посетил несколько городов России, Грузии, Узбекистана. Итогом поездки стали публикации в журналах Paris Match и Life, а также фотоальбом “Москва”.

SOVIET UNION. Moscow. 1954. Moscow State University main building.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Moscow State University main building.

Уже много позже, даже когда не стало Советского Союза, Картье-Брессон не любил говорить о России, будто чего-то опасаясь. Может быть, опять неприятных двойных и тройных смыслов, которые люди находили в его работах именно из этого государства. И все же в 1972-м он вернулся в СССР, потому что “ничто так не раскрывает истину, как сравнение страны с самой собой, поиск разницы и преемственности”.

SOVIET UNION. Moscow. 1954. Textile factory.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Textile factory. SOVIET UNION. Moscow. Red Square, facing the KremlinSOVIET UNION. Moscow. Red Square, facing the Kremlin’s brick wall. 1954. Old railway worker. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Lenin State Library. Inside one of the reading rooms.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Lenin State Library. Inside one of the reading rooms. SOVIET UNION. Moscow. 1954.SOVIET UNION. Moscow. 1954. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Elementary school.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Elementary school. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Elementary school.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Elementary school. SOVIET UNION. Moscow. Gorky Park of Culture and Rest. 1954.SOVIET UNION. Moscow. Gorky Park of Culture and Rest. 1954. SOVIET UNION. Moscow. Red Square. The Kremlin. 1954.SOVIET UNION. Moscow. Red Square. The Kremlin. 1954. SOVIET UNION. Moscow. 1954.SOVIET UNION. Moscow. 1954. SOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954.SOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954. SOVIET UNION. Russia. Leningrad. 1954. "Univermag", State department store.SOVIET UNION. Russia. Leningrad. 1954. «Univermag», State department store. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Moscow State University.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Moscow State University. SOVIET UNION. Moscow. 1954. In August government members inaugurated a giant agricultural fair. The general commissioner, Tsistsin, member of the Academy, saw it as a permanent element in the aims of education. Many diverse Soviet Republics participated at this fair where they displayed various products, photographs, diagrams, and graphics demonstrating the evolution and methods of production.SOVIET UNION. Moscow. 1954. In August government members inaugurated a giant agricultural fair. The general commissioner, Tsistsin, member of the Academy, saw it as a permanent element in the aims of education. Many diverse Soviet Republics participated at this fair where they displayed various products, photographs, diagrams, and graphics demonstrating the evolution and methods of production. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Metro.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Metro. SOVIET UNION. Russia. 1954.SOVIET UNION. Russia. 1954. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Lenin State Library.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Lenin State Library. SOVIET UNION. 1954.SOVIET UNION. 1954. SOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954.SOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Workers of a state-farm visiting the Metro.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Workers of a state-farm visiting the Metro. SOVIET UNION. Moscow. Gorky Park of Culture and Rest. 1954.SOVIET UNION. Moscow. Gorky Park of Culture and Rest. 1954. SOVIET UNION. Moscow. 1954. A man from the Caucasus region in front of the Hotel Metropol.SOVIET UNION. Moscow. 1954. A man from the Caucasus region in front of the Hotel Metropol. SOVIET UNION. Moscow. 1954.SOVIET UNION. Moscow. 1954. SOVIET UNION. Moscow. 1954. Workers of a state-farm visiting the Metro.SOVIET UNION. Moscow. 1954. Workers of a state-farm visiting the Metro.

Ещё 143 фотографии из поездки Брессона

Великий фотограф. Анри Картье-Брессон | Artifex.ru

Можно постоянно сокрушаться из-за того, что у тебя нет дорогущего профессионального оборудования для занятий фотоискусством. Можно броситься в другую крайность и скупать все самые современные технические приспособления. Но так ли важно это на самом деле? Великий французский фотограф Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson, 1908-2004) с 1932-го года и на протяжении всей своей творческой деятельности снимал на маленькую простую камеру Leica 35 mm с объективом 50 mm.

С бликующими участками фотоаппарата он поступил без церемоний: обмотал их черной изолентой. И, тем не менее, он вошел в историю как легендарный фоторепортер, гений уличной фотографии и классик фотоискусства. Вы всё ещё верите, что для профессионального счастья вам не хватает какого-то супер оборудования? Глупость. Важно совсем не это. Камера должна быть у вас в глазах, кадр должен формироваться в ваших зрачках, а шедевр рождаться в мозгу. Только так можно добиться успеха. И неважно, на каком гаджете вы нажимаете кнопку «снять».

 

У каждого именитого фотографа, как и у каждого, например, знаменитого хирурга, есть свой метод. Что же характеризует творчество Брессона? Его «визитная карточка» − Решающий Момент. Фотографы всего мира стали использовать этот термин с 1952-го года, после выхода книги Брессона Images a la Sauvette. Сейчас этот метод преподается в творческих вузах, и современные мастера активно используют его в своей работе. Куда же в XXI веке без Решающего Момента? Вся медиа индустрия построена на нем.

Итак, Решающий Момент – это наивысший эмоциональный пик того или иного момента, запечатленный фотографом. Необходимо щёлкнуть затвором камеры в тот самый миг, ни секундой раньше или позже. Здесь не обойтись без профессионального чутья, таланта или задатков снайпера. Сам Анри часто сравнивал фотографирование со стрельбой, а стрелял он, кстати, весьма неплохо. Впрочем, даже слова «фотография» и «стрельба» на английском языке звучат одинаково - shoot. А в реальности - тот же выбор места и ракурса, то же поджидание «добычи», тот же «щелчок» в решающий момент.

«Для меня быть фотографом − значит молниеносно, в долю секунды, осознавать важность события и точную организацию тех форм, которые придали этому событию настоящее значение», − говорил он.

Интересно, что, по мнению Брессона, в момент съёмки совсем не обязательно знать, зачем ты это делаешь. Действие ради действия, осознанность в чистом виде - именно так рождаются настоящие шедевры.

Второй «фишкой» Анри Картье-Брессона был «метод невидимой съёмки». Тот самый репортажный навык фотоискусства, столь широко и, к сожалению, довольно «грязно» применяемый в современной действительности. Но у великого Брессона всё было иначе. Он стал основоположником этого метода. Поэтому его работы стали легендой, поэтому они так разительно отличались от всех других.

Не будем забывать, в какое время жил мастер. Фотография была в новинку, люди стремились позировать перед камерой и выглядеть лучше, чем на самом деле. Отсюда зажатость и неестественность. Анри пошел другим путем: его герои даже не подозревали, что за ними наблюдали через объектив. Фотограф не раз говорил, что его интересует жизнь, происходящая вокруг, а не постановочные сюжеты и искусство. Секрет популярности его работ заключался, видимо, в том, что Брессон не стремился к популярности и признаю. Он даже ставил фотоискусство на ступень ниже живописи. Парадоксально, не правда ли?

Анри Картье-Брессон родился 22 августа 1908 года. Первым его учителем был дядя-художник, который и «влюбил» мальчика в искусство. Родители Анри были состоятельными людьми, поэтому фотокамера у юного творца была с самого детства, только пользовался он ею нечасто. Но однажды во время путешествия по Африке он увидел снимок фотографа Мартина Мункачи, и он перевернул микрокосмос в его голове. Анри сразу же попросил у родителей «настоящую», солидную камеру, которой пытался делать «настоящие» фотографии. Они не удавались, камера заплесневела от влажного климата, а мальчик заболел и вернулся домой. Но все оказалось «не просто так»: это помогло Брессону познакомиться с главной любовью жизни – той самой камерой Leica.

Пик популярности Картье-Брессона пришёлся на 50-е годы двадцатого столетия. Фотограф был очень известен и в СССР, так как официально был допущен за «железный занавес». Альбом под названием «Москвичи» затем выставлялся в странах Запада. Именно благодаря Анри европейцы увидели «человеческое лицо» Советского Союза.

 

Ведь на снимках фотографа были не угрюмые люди с винтовками и бутылками, а обычные персонажи, живущие своей жизнью вне зависимости от политической ситуации в мире.

Вот обычный советский гражданин идет куда-то с маленькой дочуркой на фоне изображения великого Вождя.

 

 

Обратите внимание, как удачно Брессон поймал момент – поза мужчины и поза Ленина практически идентичны. И сколько разных мыслей рождается при рассматривании этой карточки…

Или вот эта игра в волейбол на фоне несокрушимой сталинской высотки. Удивительное сочетание обычных человеческих радостей и нерушимых идеалов того времени. Прекрасный контраст жизни и политики.

 

 

Потрясающие портреты людей.

О работах Анри Картье-Брессона можно говорить бесконечно. Разумеется, в его творческой копилке были не только фотографии советского народа. Брессон снимал во многих странах, под «дуло» его объектива попадали как бедняки, ничего не знающие о фотоискусстве, так и сильные мира сего. Сейчас работы великого мастера находятся в главных музеях планеты. О его жизни и творчестве написано множество книг, а в 2003-м году режиссер Хайнц Бютлераи снял о нем известный документальный фильм Henri Cartier-Bresson − Biographie eines Blicks.

К сожалению, Анри Картье-Брессона уже 13 лет нет с нами. Он умер в 2004-м году, но его творчество до сих пор актуально и востребовано.

90000 Biography - Fondation Henri Cartier-Bresson 90001 90002 90003 To tell Henri Cartier-Bresson's story and to unravel his work is essentially to tell the story of a look. Throughout the 20th century, this roaming, lucid eye has captured the fascination of Africa in the 1920's, crossed the tragic fortunes of Spanish republicans, accompanied the liberation of Paris, caught a weary Gandhi just hours before his assassination, and witnessed the victory of the communists in China. Henri Cartier-Bresson was also Jean Renoir's assistant on three major films, an artist who sees himself an artisan but who nevertheless established Magnum, the most prestigious of all photo agencies, and who immortalised his major contemporaries: Mauriac in a state of mystical levitation, Giacometti, Sartre, Faulkner or Camus, and as many more all taken at the decisive moment, all portraits for eternity.90004 90005 90002 - Pierre Assouline, 90003 Henri Cartier-Bresson, l'oeil du siècle 90004, Folio / Gallimard 90005 90002 90005 90002 90013 Early Life 90014 90005 90002 90013 1908: 90014 Born on August 22nd in Chanteloup, Seine-et-Marne. Educated at the Lycée Condorcet, Paris. 90005 90002 90013 1926: 90014 Studies painting under André Lhote. Takes his first photographs. 90005 90002 90013 1930: 90014 Spends almost one year in the Ivory Coast. 90005 90002 90013 1931: 90014 Discovers a photograph by Martin Munkácsi in the arts magazine 90003 Arts et Métiers Graphiques 90004 and decides to focus on photography.90005 90002 90013 90014 90005 90002 90013 First Photographic Experiments 90014 90005 90002 90013 1932: 90014 Buys his first Leica and travels across Europe with his friends Leonor Fini and Pieyre de Mandiargues. First publications in 90003 Voilà 90004 and 90003 Photographies 90004. 90005 90002 90013 1933: 90014 First exhibition at the Julien Levy Gallery, New York. His photographs are subsequently shown at the Ateneo Club in Madrid. 90005 90002 90013 1934: 90014 Goes to Mexico with an ethnographic expedition team.The mission fails, but he decides to stay. 90005 90002 90005 90002 90013 Cinema 90014 90005 90002 90013 1935: 90014 Exhibits with Manuel Alvarez Bravo at the Palacio de Bellas Artes, Mexico and one month later at the Julien Levy Gallery with Walker Evans and Manuel Alvarez-Bravo. Spends some time in the USA, where he discovers filmmaking with Paul Strand and Nykino Group. 90005 90002 90013 1936: 90014 Works as second assistant to Jean Renoir on 90003 Une partie de campagne 90004 (90003 A Day in the Country 90004) and 90003 La vie est à nous 90004.90005 90002 90013 1937: 90014 Directs two documentaries: 90003 Victoire de la vie 90004 (90003 Return to Life 90004) on the medical care of Republican Spain and 90003 With the Abraham Lincoln Brigade, 90004 on the American soldiers 'life during the war. Photographic report on the coronation of George VI published in the newspaper 90003 Ce Soir. 90004 90005 90002 90013 1938: 90014 Directs, upon request by the Spanish Secours Populaire, a documentary about the Spanish Civil War, 90003 L'Espagne vivra 90004.90005 90002 90013 1939: 90014 Joins Jacques Becker and André Zvoboda as an assistant on Jean Renoir's 90003 La Règle du jeu 90004 (90003 The Rules of the Game 90004). 90005 90002 90005 90002 90013 During the War 90014 90005 90002 90013 1940: 90014 Joins the "Film and Photography" unit of the Third Army. Taken prisoner by the Germans on June 23 90113 rd 90114. 90005 90002 90013 1943: 90014 After two failed attempts, successfully escapes on his third attempt in February 1943.Works for MNPGD, a secret organization created to help prisoners and escapees. 90005 90002 90013 1944: 90014 Takes a series of photographic portraits of writers and artists for Editions Braun (Henri Matisse, Pablo Picasso, Georges Braque, Pierre Bonnard, Paul Claudel, Georges Rouault). 90005 90002 90013 1945: 90014 Directs 90003 Le Retour 90004 (90003 The Return 90004), a documentary on the repatriation of prisoners of war and detainees. 90005 90002 90005 90002 90013 Professional Photographer 90014 90005 90002 90013 1946-47: 90014 Spends over a year in the USA.Upon 90003 Harper's Bazaar 90004 request, he travels for a few months with John Malcolm Brinnin to photograph artists and writers. 90005 90002 90013 1947: 90014 Exhibition 90003 Photographs by Henri Cartier-Bresson 90004 at the Museum of Modern Art in New York. Creates the cooperative agency Magnum Photos with Robert Capa, David Seymour (Chim), William Vandivert, and George Rodger. 90005 90002 90013 1948-50: 90014 Spends three years in the Far East: in India for the death of Gandhi, in China for the last six months of the Kuomintang and the first six months of the People's Republic, and in Indonesia for its independence.His photographs are published all over the world. 90005 90002 90013 1952: 90014 His first book, 90003 Images à la Sauvette 90004, with its cover by Matisse, is published by Tériade. First exhibition in England, 90003 Photographs by Henri Cartier-Bresson 90004 at the Institute of Contemporary Arts. 90005 90002 90013 1953: 90014 Travels throughout Europe for 90003 Holiday 90004. 90005 90002 90013 1954: 90014 Publication by Robert Delpire of his books 90003 Les Danses à Bali 90004 and 90003 D'une Chine à l'autre, 90004 marking the beginning of a long collaboration with Delpire.He is the first photographer allowed in the USSR since the beginning of the Cold War. 90005 90002 90013 1955: 90014 First exhibition in France at the Pavillon de Marsan in the Louvre. Tériade publishes 90003 Les Européens (90004 cover illustrated by Miró). 90005 90002 90013 1958: 90014 Returns to China for three months for the tenth anniversary of the People's Republic of China. 90005 90002 90013 1961: 90014 Creates a set of portraits for the magazine 90003 Queen. 90004 90005 90002 90013 1963: 90014 Returns to Mexico for the second time.90003 Life 90004 magazine sends him to Cuba. 90005 90002 90013 1965: 90014 Spends several months travelling in Japan. 90005 90002 90013 1966: 90014 Returns to India. 90005 90002 90013 1967: 90014 Commissioned by IBM to create 90003 Man and Machine 90004. This project becomes an exhibition and a book. 90005 90002 90013 1968-69: 90014 Spends a year travelling around France for 90003 Reader's Digest 90004 and publishes a book, 90003 Vive la France 90004, to accompany the exhibition "En France" at the Grand Palais in 1970. Наступні90005 90002 90013 1970-71: 90014 Directs two documentaries in the USA for CBS News: 90003 Southern Exposures 90004 and 90003 Impressions de Californie. 90004 90005 90002 90013 1972-73: 90014 Returns to the USSR. 90005 90002 90005 90002 90013 Return to drawing 90014 90005 90002 90013 1974: 90014 Terminates his active working relationship with Magnum Photos, although the agency distribution retains his archives. Concentrates on drawing. 90005 90002 90013 1975: 90014 First exhibition of drawings at the Carlton Gallery, New York.90005 90002 90013 1987: 90014 Photographic exhibition 90003 The Early Work 90004 at The Museum of Modern Art, New York. 90005 90002 90013 1988: 90014 The Centre National de la Photographie celebrates his 80 90113 th 90114 anniversary. Creation of the HCB Award. 90005 90002 90013 2000: 90014 Makes plans to set up the Henri Cartier-Bresson Foundation with his wife, Martine Franck, and daughter, Mélanie. The idea is to provide a permanent home for his collected works as well as an exhibition space open to other artists.90005 90002 90013 2002: 90014 The Henri Cartier-Bresson Foundation is recognized as being of public interest by the French State. 90005 90002 90013 2003: 90014 Opening of the Henri Cartier-Bresson Foundation in Paris. Retrospective exhibition 90003 De qui s'agit-il? 90004 at the Bibliothèque Nationale de France. 90005 90002 90013 2004: 90014 Henri Cartier-Bresson dies peacefully in Montjustin, Provence on August 3 90113 rd 90114. 90005 .90000 Principles of a Practice • Magnum Photos 90001 90002 90003 Agnes Sire has been director of the Fondation Henri Cartier-Bresson for 15 years, having previously worked 90004 90003 for Magnum for 20 years. Joining the Foundation in its earliest days, Sire worked on building the 90004 90003 archive with esteemed photo editor and publisher Robert Delpire. Sire knows 90008 Henri Cartier-Bresson's 90009 practice inside out, and here, she gives a pit-stop tour through the defining 90004 90003 characteristics of his approach.90004 90013 90002 90003 You can also read Magnum Photos 'US Cultural Director Pauline Vermare on Henri Cartier-Bresson's role in the history of street photography 90008 here 90009. 90004 90013 90020 On the Run 90021 90002 "When he decided to stop at the end of 1960s, Henri Cartier-Bresson would say," I've had enough of the pavement, I want to draw, I want to live in another temporality " , because photography was, according to Cartier-Bresson, 'à la sauvette' (on the run) ... To him, it was clear that you take a photo in a fraction of a second; he liked to say like a thief, like a street merchant that does not have the right to be there and gets thrown out by the police.90013 90002 This notion of an image 'à la sauvette' was something that Cartier-Bresson especially liked because he really liked the idea of ​​being a little thief - a little photo thief. And there were very often scenes where that was clear, for example, one day he photographed Yves Saint Laurent. He went to his home and Saint Laurent was extremely nervous. Henri Cartier-Bresson was looking at the paintings on the walls at the library and finally Saint Laurent said, 'Okay, when are you going to take my portrait?' And Cartier-Bresson said, 'Oh I took it a long time ago.'He was not someone who set a whole thing up, who had to take photos with a light and a backdrop. " 90013 90020 Framing & Geometry 90021 90002 "The genius of Cartier-Bresson, was having a frame, a notion of geometry in his brain and in his eye, which he obviously had but that he used a lot when he studied with André Lhote when he looked at paintings, and when he looked at the works of Paolo Uccello for example. He spent hours at the Louvre looking at his work. He did that all his life, and it shaped his brain.When he took a picture, the frame was obvious because that was something that came naturally to him. 90013 90002 That was his strength because not everyone can take a picture like, for example, the photo of Saint-Lazare, of a man jumping across a puddle, with his reflection in the puddle of water, and on the wall in the background, is a poster with a man jumping in the same position. He took this photo behind a fence without being able to approach the subject completely, which he then had to frame, and that there's only one of them because it's just one single moment - you truly have to be able to judge distance by simply sight."90013 90020 The Decisive Moment Vs Psychoanalysis 90021 90002" Cartier-Bresson found the expression 'the decisive moment' much too limiting because he was also very interested in psychoanalysis and the subconscious. He talked a lot about what André Breton had taught him. He taught him to search through the rubble of the subconscious. 90013 90002 Those are some pretty important things to know. It's not just any photographer who thinks like that, so this notion of the 'decisive moment' obscures all that.It's very precise, very literal. It does not take into account all the different temporalities of photography, of the subconscious, of the past, of the day before. " 90013 90020 The Camera as Sketchbook 90021 90002 "When Cartier-Bresson discovered the Leica camera in 1932 it became the extension of his eye ... He never put it around his shoulder, but with a band around his wrist. It was a little bit like a weapon. 90013 90002 He was often asked what the camera mean to him and he would say it could be a kiss, it could be a knife cut or a psychoanalyst's armchair ... It's clear that he still kept in mind the subconscious and aggression, because taking a picture can be aggressive.We also see that he thought of photography in a more tender sense, in symbiosis with the person when he says it can be a kiss. 90013 90002 He also had the tendency of saying that 'one must approach the subject with the stealth of a wolf and velvet gloves; no hurrying '. He would say that a fisherman would never throw a stone where he wants to catch a fish in the river. You have to do the exact same thing with photography. " 90013 90020 More than an Observer 90021 90002 "Of course, you first have to have talent.If you do not have talent, do not bother. But, you have to cultivate talent. I think if you're a photographer, to only cultivate your talent with photography is pretty dull. You have to read, you have to look at sculpture and paintings. That's how you build this talent. 90013 90002 You have to be involved. That was definitely something that Cartier-Bresson said pretty often ... You have to be engaged in what you see otherwise the photos will not be good; Otherwise, you'll just do your job as an indifferent spectator.So talent and involvement are both things that hold a lot of weight. " 90013 90002 90003 Explore Magnum's new online learning course 90004 The Art of Street Photography 90003 90008 here 90009. 90004 90013.90000 Bibliography - Fondation Henri Cartier-Bresson 90001 90002 90003 1947: 90004 90005 The Photographs of Henri Cartier-Bresson. 90006 Text by Lincoln Kirstein, The Museum of Modern Art, New York 90007 90002 90003 1948: 90004 90005 Beautiful Jaipur 90006. Text by Max J. Olivier. The Times of India Press, Bombay 90007 90002 90003 1952: 90004 90005 The Decisive Moment. 90006 Text and photographs by Henri Cartier-Bresson. Cover by Henri Matisse. Simon & Schuster, New York 90007 90002 90003 1954: 90004 90005 Les Danses à Bali.90006 Text by Antonin Artaud, "Le Théâtre balinais," and commentary by Béryl de Zoete Delpire, Paris. Collection Huit 90007 90002 90005 D'une Chine à l'autre. 90006 Text by Jean-Paul Sartre. Delpire Editeur, Paris 90007 90002 90003 1955: 90004 90005 The Europeans 90006. Text and photographs by Henri Cartier-Bresson. Cover by Joan Miró. Simon & Schuster, New York 90007 90002 90005 Moscou, vu par Henri Cartier-Bresson. 90006 Foreword by Henri Cartier-Bresson. Delpire Editeur, Paris.Collection Neuf 90007 90002 90003 1956: 90004 90005 China in Transition. 90006 Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 1963: 90004 90005 Photographs by Henri Cartier-Bresson. 90006 Text by Henri Cartier-Bresson. Grossman Publisher, New York 90007 90002 90003 1968: 90004 90005 The World of HCB. 90006 Text by Henri Cartier-Bresson. Viking Press, New York 90007 90002 90003 1969: 90004 90005 Man and Machine. 90006 IBM World Trade Corporation, New York 90007 90002 90003 1970: 90004 90005 France.90006 Text by François Nourissier. Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 1972: 90004 90005 The Face of Asia. 90006 Introduction by Robert Shaplen. Weatherhill / Orientations, New York 90007 90002 90003 1973: 90004 90005 About Russia. 90006 Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 1976: 90004 90005 Henri Cartier-Bresson. 90006 Text by Henri Cartier-Bresson. Delpire Editeur, Paris. Collection Aperture / Delpire 90007 90002 90003 1979: 90004 90005 Henri Cartier-Bresson Photographer.90006 Text by Yves Bonnefoy. Bulfinch, New York 90007 90002 90003 1982: 90004 90005 Henri Cartier-Bresson 90006. Introduction by Jean Clair. Centre National de la Photographie. Collection Photo Poche 90007 90002 90003 1984: 90004 90005 Paris à vue d'œil 90006. Text by André Pieyre de Mandiargues and Véra Feyder. Paris Audiovisuel et Association des Amis du Musée Carnavalet, Paris 90007 90002 90003 1985: 90004 90005 Henri Cartier-Bresson en Inde. 90006 Introduction by Satyajit Ray.Text by Yves Véquaud. Centre National de la Photographie, Paris. Collection Photo Copies 90007 90002 90005 Photoportraits. 90006 Text by André Pieyre de Mandiargues. Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 1987: 90004 90005 Henri Cartier-Bresson: The Early Work. 90006 Text by Peter Galassi. Museum of Modern Art, New York 90007 90002 90005 Henri Cartier-Bresson in India. 90006 Introduction by Satyajit Ray, photographs and notes by Henri Cartier-Bresson, texts by Yves Véquaud. Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 1989: 90004 90005 L'Autre Chine.90006 Introduction by Robert Guillain. Collection Photo Notes. Centre National de la Photographie, Paris 90007 90002 90005 Line by Line. 90006 90005 Henri Cartier-Bresson's drawings 90006. Introduction by Jean Clair and John Russell. Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 1991: 90004 90005 America in Passing. 90006 Introduction by Gilles Mora. Bulfinch, New York 90007 90002 90003 1994: 90004 90005 A propos de Paris. 90006 Text by Véra Feyder and André Pieyre de Mandiargues.A Bulfinch Press Book 90007 90002 90005 90003 1995: 90004 Mexican Notebooks 1934-1964. 90006 Text by Carlos Fuentes. Thames and Hudson, London 90007 90002 90005 L'Art sans art. 90006 Text by Jean-Pierre Montier. Editions Flammarion, Paris 90007 90002 90003 1996: 90004 90005 L'Imaginaire d'après nature. 90006 Text by Henri Cartier-Bresson. Fata Morgana, Paris 90007 90002 90003 1997: 90004 90005 Europeans. 90006 Text by Jean Clair. Thames and Hudson, London 90007 90002 90005 Henri Cartier-Bresson, dessins 1974-1997 90006.Text by Jean Leymarie. Galerie Claude Bernard, Paris 90007 90002 90003 1998: 90004 90005 Tête à tête. 90006 Text by Ernst H.Gombrich. Thames & Hudson, London 90007 90002 90003 2001: 90004 90005 Landscape Townscape. 90006 Text by Erik Orsenna and Gérard Macé. Thames and Hudson, London 90007 90002 90003 2003: 90004 90005 The man the image and the world. 90006 Text by Philippe Arbaizar, Jean Clair, Claude Cookman, Robert Delpire, Jean Leymarie, Jean-Noel Jeanneney, Serge Toubiana.Thames and Hudson, London 2003 90007 90002 90003 2004: 90004 90005 Cartier-Bresson, au crayon. 90006 Text by Frédéric Pajak. Buchet / Chastel, Paris. Collection Les Cahiers Dessinés 90007 90002 90007 90002 90003 Posthumous bibliography: 90004 90007 90002 90003 2006: 90004 90005 Portraits par Henri Cartier-Bresson. Le silence intérieur d'une victime consentante. 90006 Text by Jean-Luc Nancy and Agnès Sire. Thames & Hudson, Paris 90007 90002 90005 Scrapbook. 90006 Text by Michel Frizot and Agnès Sire.Steidl, Göttingen 90007 90002 90005 90003 2008: 90004 Le tir photographique. 90006 Text by Clément Chéroux. Gallimard, Paris, Collection Découvertes Gallimard 90007 90002 90003 2010: 90004 90005 The Modern Century. 90006 Text by Peter Galassi. The Museum of Modern Art, New York 90007 90002 90003 2013: 90004 90005 Henri Cartier-Bresson. 90006 Text by Clément Chéroux. Centre Pompidou, Paris 90007 .90000 Accueil - Fondation Henri Cartier-Bresson 90001 90002 90003 Actualités 90004 90005 Prochaines expositions à la Fondation HCB 90006 90007 Intrigué par l'histoire, le lieu, les habitants et le vernaculaire de la Guadeloupe, le photographe américain Gregory Halpern réalise une série aussi énigmatique qu'attentive à la réalité de ce territoire français d'outre-mer.Quatrième lauréat d'Immersion, une commande photographique franco-américaine de ... 90008 90009 90003 Actualités 90004 90005 «Le Grand Jeu» au Palazzo Grassi, Venise 90006 90007 À partir de la «Master Collection», une sélection faite par Henri Cartier-Bresson au début des années 1970 de 385 images qu'il considérait comme les plus significatives de son œuvre, l'exposition Henri Cartier-Bresson - Le Grand Jeu met en perspective les regards de cinq commissaires ... 90008 90003 Rencontres 90004 90005 [COMPLET] Projection & Rencontre avec Marie Bovo 90006 90007 Projection de courts-métrages de Marie Bovo, suivie d'un entretien entre Marie Bovo et Alain Bergala, critique de cinéma et co-auteur de l'ouvrage Nocturnes, mené par Natacha Wolinski, journaliste et critique d'art.Prix: 5 € (tarif plein), 3 € (tarif réduit). Les ... 90008 90022 90003 Actualités 90004 90005 Réouverture et prolongation des expositions 90006 90007 Enfin, dès aujourd'hui, la Fondation HCB ouvre à nouveau les expositions Marie Bovo - Nocturnes et Martine Franck - Face à face.Elles sont prolongées jusqu'au dimanche 23 août. Afin de garantir la santé des visiteurs et de se conformer aux ... 90008 .

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *