Российские фотографы: Русские фотографы, о которых вы не знали

Содержание

10 талантливых российских фотографов, за работами которых стоит следить | Статьи | Фото, видео, оптика

Среди российских фотографов немало тех, чьи работы по-своему уникальны. В этой подборке мы расскажем о таких профессионалах: от репортажников, которые раскрывают в фотографиях проблемы общества, до бьюти-художников, стремящихся показать прекрасное. Мы отобрали тех, кто понравился нашей редакции за последние месяцы. 

Яна Романова

Фотограф-видеограф Яна Романова создает снимки с элементами перформанса. Она тесно взаимодействует со своими моделями для того, чтобы передать концепты: самоидентификации, семьи, социального взаимодействия. Сама Яна называет свои работы экспериментами, в которых люди могут раскрыться. Она создала несколько проектов («Ожидание», «Экзотариум», «W»), проводит регулярные выставки и участвует в конкурсах. 

В 2014 British Journal of Photography включил Яну Романову в список многообещающих фотографов — Ones to Watch.

  • У Яны можно научиться взаимодействию с персонажами фото и восприятию фотографии в контексте серийного проекта.
Источник: dommetenkova.ruИсточник: janaromanova.com

Елена Чернышова

Елена по образованию архитектор, что в каком-то смысле формирует ее видение кадра и опору в съемках на композицию. Елена подчеркивает, что она самоучка в фотографии, а больше всего занимается фотодокументалистикой. 

По словам Елены, фотография для нее — способ показать особенности жизни разных социальных и культурных групп в контексте перемен в мире. Елена работает с National Geographic Russia, GEO, Stern, Figaro, Le Monde и другими изданиями, регулярно проводит выставки в Европе и России.

  • У Елены можно научиться пейзажной съемке и урбанистике «с характером».
Источник: elena-chernyshova.comИсточник: colta.ru

Залман Шкляр

Уличный фотограф с 20-летним стажем Залман Шкляр основал собственное фотоагентство ZS Photo Agency. Также он главный редактор онлайн-журнала «Фотокультура».

Стремление этого фотографа — «раскрыть красоту мира, очистив ее от шелухи». В снимках Залмана всегда есть настроение, а целый город можно увидеть всего лишь через одного персонажа, тень или угол дома.

  • У Залмана можно научиться работе с тенями и отражениями.
Источник: rosphoto.comИсточник: les.mediaИсточник: 500streetphoto.net

Борис Назаренко

Московский фотограф, получивший популярность в 2016 году, фиксирует мгновения повседневной жизни города в, казалось бы, случайных кадрах. Каждое фото — это отдельный сюжет. Снимки Бориса по сути не серии, а мозаика, из фрагментов которой складывается лицо города или страны. Фотограф часто проводит выставки в Праге, Будапеште, Москве.

  • У Бориса можно научиться работе с черно-белым кадром и уличной фотографии. 
Источник: lensculture.comИсточник: lensculture.com

Александр Петросян

Фотохудожник из Санкт-Петербурга специализируется на репортажах и городской фотографии. Его снимки масштабны и нередко построены на контрастах. Он использует различные тематики и приемы, чтобы передать облик города. А репортажи очень откровенны и прямолинейны. Фотографии Александра публиковали в Newsweek, National Geographic, Geo, Le Monde и других изданиях. Также он победитель многочисленных конкурсов и проводит мастер-классы.

  • У Александра можно научиться работе с цветным кадром и захвату момента.
Источник: photar.ruИсточник: photographer.ru

Полина Твердая 

Фотограф Полина Твердая работает в разных направлениях, но чаще всего можно встретить ее работы в фешен-жанре. У Полины есть публикации в журналах Elle, Harper’s Bazaar, SNC.

Тем не менее модные снимки не единственная ее заслуга. Достаточно взглянуть на серию фото шоколада для кафе «Птицы», хотя, казалось бы, предметной фотографией никого не удивишь.

  • У Полины можно научиться работе с цветами, светом, геометрией и композицией в фотографии.
Источники: spb.allcafe.ru / ptverdaya.tumblr.comИсточник: ptitsy.ru

Марина Горбунова (Ada Ocean)

«Во всем есть красота» — гласит главная страница сайта бьюти-фотографа Ada Ocean. В ее портфолио работы для журналов Hello, Vogue Italia, Cosmopolitan Beauty Russia и многих других. Снимки этого фотографа сочетают динамику и нежную задумчивость. А сама Марина утверждает, что для нее важно передать через фото атмосферу и откровенные эмоции.

  • У Ada Ocean можно научиться фотографии для модных журналов и постановке света.
Источник: oceanfoto.ruИсточник: oceanfoto.ru

Александр Гронский

Александр Гронский родился в Эстонии, но с 2006 года живет и работает в Москве. Его специализация — пейзажная фотография и репортажные проекты. На самых известных кадрах Александра запечатлены деревни и небольшие города России, пригороды Москвы. Среди фотографий Гронского встречаются и портреты — как популярных персон, так и обычных людей. В этом жанре он стремится передать характер человека на фоне привычного ему мира.

Снимки Александра известны по всему миру, его выставки проходили в Москве, Париже, Лондоне, Вашингтоне и других городах.

  • У Александра Гронского можно научиться фотографии, построенной на контрастах цвета и яркости.
Источник: alexandergronsky.comИсточник: alexandergronsky.com

Сергей Горшков

Московский фотограф Сергей Горшков запечатлевает в основном дикую природу. На его счету четыре фотокниги и немало серий съемок животных, обитающих на российских просторах. Снимки Горшкова нередко попадали на страницы National Geographic, а сам он регулярный победитель премии британского Музея естественной истории. В 2020 году награду во взрослой номинации получила фотография амурского тигра, снятая в национальном парке «Земля леопарда». В целом у Горшкова ушло 10 месяцев, чтобы сделать этот кадр.

  • У Сергея Горшкова можно научиться технике съемки животных и, определенно, терпению.
Источник: nhm.ac.ukИсточник: nhm.ac.ukИсточник: nhm.ac.uk

Сергей Пономарев

Сергей Пономарев — один из самых титулованных российских фотографов и единственный в нашем списке лауреат Пулитцеровской премии. Ее он получил за фото, посвященные кризису иммиграции в Европе. С 2003-го по 2012-й Пономарев постоянно снимал для Associated Press, а в 2012 году сотрудничал с New York Times.

«Визуальное восприятие Сергея работает на высоком уровне. У него есть способность организовать то, что он видит, в сложной манере, с использованием полного диапазона фотословаря, и делает он это мастерски», — так отозвался о работе Пономарева известный американский фотограф Джеймс Нахтвей.

  • У Сергея Пономарева можно научиться откровенной передаче увиденного и захвату эмоций на пленку.
Источник: lensculture.comИсточник: lensculture.comИсточник: lensculture.com

Понравились работы, хочется еще вдохновляющих снимков? Тогда загляните в нашу подборку 10 малоизвестных, но талантливых зарубежных фотографов!

5 современных российских фотографов, чьи имена мы видим на страницах

Чувственные взгляды, эксцентричные позы и броские образы: ART FLASH разобрался в основах модной съёмки и выяснил, кто же стоит за их идеей и воплощением.

Alexander Terekhovoff Campaign (Даниил Головкин, 2020)

Глянцевая журналистика в России начала развиваться в конце прошлого века — именно тогда появилась первая версия отечественного Vogue с Кейт Мосс и Эмбер Валлетт на обложке. За чуть больше чем 20 лет поле зрения модных редакций значительно расширилось: зарубежные мастера фотографии уступили место развивающимся российским, а модельные агенства начали предлагать не менее талантливых манекенщиц. Мастера индустрии успешно развиваются на внутреннем и международном рынках, а их работы становятся украшением топовых изданий и рекламных компаний. В нашем обзоре – пять современных российских фотографов, чьи имена нужно запомнить.

Даниил Головкин

В fashion-фотографию Даниил пришел случайно: на одной из съёмок жены он заменил фотографа, а после публикации работ к нему стали приходить приглашения от других компаний. Художник-график по образованию, Даниил создаёт из снимков уникальные стилистические решения с участием медийных личностей. Ему принадлежат портретные работы Фёдора Бондарчука, Паулины Андреевой, Александра Гудкова и Натальи Водяновой.

Источник: Instagram @daniilgolovkin

Из зарубежных звёзд Даниил успел посотрудничать с Джорджио Армани, Стефано Габбана, Наоми Кэмпбелл и Джоном Гальяно. Помимо съёмок для глянцевых изданий, Даниил сотрудничает с фотошколами Москвы, где рассказывает о творческом процессе при работе для ведущих изданий мира — Vogue, Elle, Harper’s Bazaar и GQ.

Николай Бирюков

Его руке принадлежит снимок для сентябрьской обложки Interview Russia 2012, героиней которой выступила Рената Литвинова. Фотограф проживает в Лондоне, но продолжает творить для отечественных изданий — одна из последних его работ посвящена модельеру Татьяне Парфёновой.

Источник: Instagram @koljabir

Для мартовского выпуска российского Vogue Николай разработал концепцию в тёплых приглушенных тонах. На снимках, как будто освещённых закатным солнцем, модели позируют в роскошных нарядах на фоне домашнего интерьера. Николай также работал с Большим театром, изданиями Lampoon Italia и Wonderland.

Георгий Павленко

Георгий появляется на родине редко — большую часть времени фотограф работает в Милане и проводит съёмки для модельных агенств Elite и Women Management Milano. Однако он продолжает сотрудничать с российскими изданиями. Так, Георгий выступил автором нескольких снимков для мартовского выпуска GQ Russia — на кадрах, снятых вблизи озера Комо, модель позирует в экстравагантном образе на фоне старинной виллы с фресками и крытым бассейном. Ранее Георгий работал с beauty-изданием Flacon: он создал яркие кадры, вдохновленные коллекцией косметики Gucci.

Источник: Instagram @goshapavlenko

Абдулла Артуев

В 2016 году Абдулла запечатлел один из показов Александра Терехова — на снимках были запечатлены многие светские персоны, в том числе Ксения Собчак, Елена Перминова и Яна Рудковская. Помимо хроник фотограф работает и в авторских жанрах — среди его работ особенно выделяется съёмка для Harper’s Bazaar Russia, вдохновлённая легендарными образами киногероинь.

Источник: Instagram @abdullartuev

Абдулла запечатлел Анну Чиповскую в амплуа Малены («Малена»), Марусю Фомину — как Джинджер МакКена («Казино»), а Светлану Ходченкову преобразил в Элифанию Парерга («Миллионерша»).

Иван Берёзкин

Иван Берёзкин — любимец российского GQ. Иван неоднократно выступал автором глянцевых обложек с участием Гарика Сукачёва, Левана Горозия и Владимира Машкова. Из женских изданий Иван сотрудничал с Cosmopolitan, для которого создал cover story с певицей Кети Топурией, OK! с Глюкозой и Полиной Гагариной.

Источник: Instagram @vanyaberezkin

Кроме того, фотограф активно сотрудничает с топовым издательским домом Condé Nast и снимает светские хроники, в том числе ежегодный Бал дебютанток журнала Tatler.

Портрет фотографа из России победил в категории конкурса Sony World Photography Awards - Общество

ЛОНДОН, 18 марта. /Корр. ТАСС Илья Дмитрячев/. Работа российского фотографа Людмилы Сабаниной победила в категории "Портрет" международного конкурса Sony World Photography Awards. Об этом корреспонденту ТАСС сообщили в четверг организаторы конкурса, который ежегодно проводит Всемирная организация фотографии (ВОФ).

Первое место в категории фотографу из Самары принес портрет ее шестилетнего сына Максима. Мальчик сидит на столе, о чем-то глубоко задумавшись. Организаторы конкурса обратили внимание на то, что фотография "показывает иную сторону детства, наполненного спокойствием и размышлением".

В разговоре с корреспондентом ТАСС Сабанина рассказала, как ей удалось сделать эту фотографию. "Вообще, он у меня очень веселый: скачет, прыгает, смеется. Сложно увидеть его вот таким задумчивым и спокойным, это была буквально секунда, и это был единственный кадр, потом он вернулся в свое обычное, смешливое состояние. Так что даже дубля нет этой фотографии, она такая одна", - сообщила фотограф.

"Я очень часто снимаю своих детей, для меня это способ рассказать об их детстве, о том, какие они были, какие чувства испытывали, что с ними происходило. Для меня портрет не про особый наряд, макияж, прическу, свет, это миг из жизни человека, который нужно зафиксировать, потому что каждый из нас - особенный и каждый день нашей жизни - особенный", - добавила Сабанина.

Российские фотографы в финале

Российский фотограф победила в одной из десяти номинаций открытого конкурса. В отличие от профессиональной части здесь рассматривается лишь одна фотография, а не их серия. 15 апреля среди десяти финалистов будет выбран победитель открытого конкурса.

В этот же день будет определено имя победителя в профессиональном конкурсе, в финал которого прошел 31 фотограф в 10 номинациях. Россию представляют Саша Бауэр (номинация "Креатив") и Федор Савинцев (Пейзаж").

"Фотограф года" в открытом конкурсе получит приз в $5 тыс., в профессиональном - $25 тыс.

В общей сложности фотографы из 220 стран и территорий представили на конкурс почти 330 тыс. работ. Из них 145 тыс. были отобраны в его профессиональную часть. Это стало рекордом для конкурса, который проводится в 14-й раз.

Российские фотографы номинированы на World Press Photo 2021

© Валерий Мельников / Sputnik / World Press Photo

Сегодня, 10 марта, объявлены номинанты 64-го ежегодного международного конкурса фотожурналистики World Press Photo. Среди них несколько авторов из России.

Cписок номинантов опубликован на сайте World Press Photo. Его составило, отсмотрев более 74 тысяч снимков, присланных на конкурс в этом году, международное жюри, в которое вошли эксперты в области фотожурналистики со всего мира.

В главной номинации, «Фотография года», на победу в конкурсе претендуют Валерий Мельников, автор снимка беженцев в Нагорном Карабахе, и Олег Пономарев с фотографией трансгендерного человека Игната и его подруги, живущих в Петербурге.

Также в этой номинации представлены работы Эвелин Хокстайн (США), Мадса Ниссена (Дания), Луиса Тато (Испания) и Лоренцо Туньоли (Италия).

В номинации «Проблемы современности» в шорт-лист конкурса отобрана серия Алексея Васильева «Сахавуд», рассказывающая о том, снимают фильмы в Якутии (ранее эта серия публиковалась на COLTA.RU), а серия Олега Пономарева «Потерянный рай» о войне в Нагорном Карабахе стала финалистом в номинации «История года».

Кроме того, сообщает ТАСС, в числе номинантов в категории «Портреты» серия фотографа Алисы Мартыновой «Нигде поблизости», посвященная африканским мигрантам в Италии, и снимок Татьяны Никитиной «В полете», на котором отец учит запускать в воздух игрушечный самолет свою 10-летнюю дочь, страдающую расстройством аутистического спектра.

Победители конкурса World Press Photo 2021 будут объявлены 15 апреля на онлайн-церемонии. 17 апреля в Амстердаме откроется выставка World Press Photo 2021, которая затем отправится в путешествие по более чем ста городам в разных странах.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Молодые российские фотографы — Look At Me

В Петербурге проходит выставка «Молодая фотография: Край», для которой фонд «ФотоДепартамент» отобрал работы 10 многообещающих молодых фотографов. Это уже пятая выставка проекта YoungPhotography, посвященного молодой российской фотографии. Уже несколько месяцев портал рассказывает о новых именах в российской фотографии и делает интервью с главными действующими лицами.

MAG поговорил с куратором выставки Надеждой Шереметовой о том, что такое молодая фотография в России сейчас, и с авторами на выставке о том, что делает с фотографией новое поколение и почему они не могут не снимать.


 

 


Надежда Шереметова.

Куратор выставки.
Фонд «ФотоДепартамент»



Что-то стоящее, новое, в фотографии или в искусстве, делается вопреки — своей боли, отсутствию поддержки, мгновенному признанию

В первую очередь, как бы красиво это ни звучало, но это является правдой: работа с молодыми фотографами в проекте направлена на то, чтобы уравнять шансы фотографов из разных регионов страны на то, что их работа может быть замечена, показана на выставках или в интернете, стала бы значить для кого-то столько же, сколько вложил в неё автор. Наверное, всем фотографам на каком-то начальном этапе необходимо подтверждение правильности их пути, но путей может быть множество. Поэтому должна была возникнуть альтернатива господствующему сейчас формату профессии „я — фотограф“ — нигде не учиться серьезно. Кроме курсов цифровой фотографии и обработки, снимать заказные съемки, девочек в студии или на пленере, получать от съемки удовольствие, заниматься фотографией ради развлечения или зарабатывания денег (я не имею в виду, что это плохо), занимаясь прикладными съемками, но при этом претендовать на признание и показ в сфере (музеи, галереи, конкурсы, гранты), которая занимается фотографией как искусством.

Что-то стоящее, новое, в фотографии или в искусстве, делается вопреки — своей боли, отсутствию поддержки, мгновенному признанию. Оно делается потому, что автор не может не говорить о том, что переживает, видит вокруг, чувствует. И обладает знаниями, талантом (необъяснимая тонкая вещь), встречающимися в изображении, делая его личным, узнаваемым, и стремлением дойти до конца в исследовании волнующей темы. Вот этот путь „вопреки“ не легкий, он вытягивает силы у того, кто идет им, и одновременно результат наполняет как самого автора, так и зрителя — такой необходимый круговорот.

Проект „Молодая фотография“ был создан еще и для того, чтобы сделать видимым для широкого зрителя такой альтернативный путь в фотографии, персональный, сложный и долгий, требующий вложений физических, эмоциональных и немалых финансовых (на получение образование, реализацию проектов). Проекты, снятые авторами, выбирающими подобный путь, дают зрителям почву для размышлений, а не картинки, от которых только получаешь удовольствие при просмотре.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 


Анна Харина

Проект «Повседневная смерть»

Если быть честной, то я не очень люблю говорить о фотографии. Зачастую мне даже не хочется говорить, что я фотограф. Тем не менее, я занимаюсь фотографией. Для меня это наиболее адекватный себе и времени способ передачи своих ощущений. И думаю, что для многих это так. Время, затраченное на создание фотографии или даже проекта, не так велико, чтобы тема успела утратить свою актуальность. Даже когда не просто достаёшь мыльницу из кармана и щёлкаешь, но таскаешь с собой трёхкилограммовую камеру и штатив, от фотографии остаётся приятное чувство непосредственности. Это и причастность, и отстранённость одновременно. У меня такое чувство от всей жизни — я вроде как здесь, но скорее наблюдаю, чем участвую. Для меня фотография стала способом публично говорить об очень личных вещах, не злоупотребляя местоимением «я», не называя имён и не описывая конкретных фактов.

Мне кажется, людям свойственно упорядочивать всё вокруг, а фотография — доступный почти каждому способ обозначить и показать и другим то, что видишь. То, что нас объединяет, на мой взгляд — вопрос поколения, — на нас как будто не осталось ни одной сильной идеи, которая бы заставляла рваться вперёд, и мы пытаемся сами осознать происходящее и своё в нём место. Ребята, которым сейчас по 19–20, — уже из другого теста, хотя разница, казалось бы, совсем маленькая. В нас же есть какая-то тоска непонятно по чему конкретно, и мы пытаемся её утолить.



На нас как будто не осталось ни одной сильной идеи, которая бы заставляла рваться вперёд

Существование молодой фотографии в России для меня является неоспоримым фактом. Мы другие. Дело не только в появлении новых технологий и частичном упразднении старых, отношении к ним, но и в том, что постепенно формируется другой визуальный язык и способы построения повествования.

До сих пор растущая доступность фотографии называется скорее как её слабая сторона, как будто это вино, что разбавляют водой, но мне кажется, в этом есть и положительная сторона — мы становимся свободнее в способах подачи материала как авторы и можем увидеть новое как зрители.


 

 


 

Федор Телков, Виктор Белохонов

Проект «Блок питания»

Фотография — это огромное пространство, и каждый желающий может занять в нем свое место. А почему фотография так популярна сегодня — трудно ответить. Может быть, это мода, а может, просто быстрый способ рассказать о том, что тебя волнует, возможно, это связано с развитием интернета и все очень ускорилось. В моем случае, это, как ни банально, некая одержимость, природу которой я только начинаю осознавать и анализировать. Наверное, это как голос, данный человеку, чтобы общаться с другими людьми: глупо им не пользоваться… А вообще, честнее было бы ответить — «прёт»!

Работы победителей Youngphotography отличаются от работ победителей других российских конкурсов. В целом эти фотографии можно определить как арт-документалистику, фотографии, выполненные в индивидуальной, авторской манере, в этих фотографиях всегда есть что-то сугубо личное и даже интимное. Без сомнения, молодая фотография в России есть. Это особенно заметно по постоянно возрастающему количеству конкурсантов на молодежных конкурсах, причем качество работ с каждым годом становиться все выше.



Фотография — как голос, данный человеку, чтобы общаться с другими людьми: глупо им не пользоваться

Не могу сказать, что я все время занимаюсь какой-то одной темой или развиваю ее в различных проектах. Каждая новая серия — новая идея, поиск своего языка, интересно работать с новыми сюжетами и искать для них особую форму. Пока всё, что я делаю, — это попытки связать образование учителя изобразительного искусства с документальной фотографией.


 

 


 

Ник Дегтярев

Проект «Война окончена»

Лично мне фотография дает очень приятную иллюзию контроля над пространством, да и вообще над миром вокруг, позволяет задавать любые вопросы, находить обоснования для моих теорий, дает обособленность от общества, когда мне это нужно, и при этом позволяет сохранять связь с ним. В обмен на это всё я получил физическую и психологическую зависимость от нее. То есть вопроса выбора «чем заниматься» больше нет, и, честно говоря, я уже не помню, что он когда-то существовал.

Есть ли что-то, что объединяет всех фотографов в Youngphotography? Вопросы объединения для меня очень специфичны. Возможно, это связано с тем, чем я последнее время занимаюсь. Я стараюсь выделять в людях и обществе единичные факторы, я не ищу общих тенденций, меня завораживает уникальность — особенности, принадлежащие одной личности и абсолютно непонятные и бесполезные для других. Поэтому к каким бы то ни было обобщениям я отношусь по меньшей мере с настороженностью. Возможно, что я просто плохо их вижу.



Вопроса выбора «чем заниматься» больше нет, и, честно говоря, я уже не помню, что он когда-то существовал

Я бы мог сейчас назвать свой интерес поиском характеристик уникальности пространства. Это могут быть чувства, которые испытываешь, находясь наедине с самим собой, визуальные интерпретации процессов через личное пространство, представление городских пейзажей в виде характеристик общества. Если говорить о серии «Война окончена», то она показывает короткий внутренний период наслаждения после жёсткой внутренней борьбы. Это всегда глубоко личные вещи, которые посторонний не может увидеть, да, в общем, это ему и не нужно. Это привлекает меня, и это я хочу показать.


 

 


Илья Батраков

Проект «Пелена»

В Youngphotography все ребята разные — из разных городов, из разных социальных слоев, кто-то работает в одной фотографической традиции, кто-то в другой, у одних есть что-то общее, у других нет. Кураторы, я думаю, специально отбирают разных людей.

Из-за переизбытка информации мы разучились отличать хорошее от плохого, поэтому мне интересна проблема самоидентификации моего поколения. Без умения отличать происходит обезличивание человека. Со всеми героями съемок я так или иначе общаюсь, это или мои друзья, или знакомые. Вообще вся моя фотография вытекает из личного опыта, я не могу снимать то, что мне безразлично или не касается меня.



Я не могу снимать то, что мне безразлично или не касается меня

Я часто слышу не очень хорошие слова о молодой фотографии от людей из фотоиндустрии. Мол, молодой фотографии вообще у нас не существует. А ведь это не так. Существует много проблем, с которыми сталкиваются молодые фотографы у нас в стране, но молодая фотография развивается, появляются места, где фотографии учат, появляются возможности выставочных проектов, появляется печатные вещи, издаваемые молодыми фотографами. Наша страна с точки зрения фотографии одна из самых неисследованных в мире, и это дает молодым фотографам огромное пространство для работы.


 

 


 

Кирилл Савченков

Проект «Окраина»

Мне кажется, фотография стала популярна потому, что это самый доступный вид визуальных искусств, как с технической, так и с творческой стороны. Но нельзя сказать, что, чтобы добиться успехов в фотографии, не надо прикладывать усилий на всех уровнях. Я начал снимать, когда активно катался на скейтборде. Друзья попросили снять трюк на видео, потом на фото, и с этого всё пошло.

Думаю, что всех молодых фотографов обьединяет тот факт, что детство началось еще в СССР, юношество в уникальные 90-е, а молодость пришлась на нулевые. И по сути во всех трех случаях это были разные страны, со своими особенностями. Это, конечно, повлияло на всех. И в той или иной степени прослеживается в творчестве каждого из молодых фотографов. А если говорить про эстетику, то она достаточно разнообразна, и опыт разный у всех.



Молодёжная среда выросла в стране без идеала

Сейчас, конечно, меня больше всего волнует визуальная среда, которая окружает нас. Интересуют процессы в молодежной среде, которая выросла в стране без идеала. Сейчас работаю над проектом об окраинах Москвы, о среде обитания миллионов жителей современного города.

Молодая фотография в России, конечно, есть. Мне кажется, это целая прослойка творческой молодежи. Я могу назвать несколько десятков вполне самодостаточных авторов в возрасте от 19 до 34 лет. Наверное, не все они на слуху, но многие делают отличные проекты, выигрывают международные конкурсы, получают гранты и ездят в резиденции.


 

Другие участники выставки:

Анастасия Цайдер: Проект «Белое море»


 

Ольга Гордеева: Проект «Гришино. Туда уводят мечты»


 

Аня Шиллер: Проект «В эту зиму с ума я опять не сошел»


 

Александр Бондарь: Проект «Второй раз»


 

Ксения Плотникова: Проект «Камчатка»

Архитектура в объективе: 14 фотографов

Фотографы – исследователи и критики архитекторов. Они вглядываются в пропорции, контекст и ауру зданий. Их профессиональная ниша достаточно узка, но в ее рамках создаются произведения искусства, исследования, равно как и привлекательные картинки для продвижения и презентации современных архитектурных бюро.

Мы попытались собрать нескольких российских архитектурных фотографов в одном материале, базируясь на инстаграм-аккаунтах, но не только. Фотографов, конечно же, много: недавно на вопрос «посоветуйте архитектурного фотографа» в соцсетях рекомендаций оказалось больше ста. Мы выбрали четырнадцать. В материале присутствуют как опытные фотографы, у которых за плечами выставки, призы и публикации в известных журналах, так и начинающие, одни пришли в профессию случайно, другие продолжили семейную традицию, третьи «выстрелили» благодаря новейшим технологиям – съемкам с дрона, например.

Подборку можно использовать как введение в архитектурную фотографию – герои материала делятся опытом и дают советы, по ней также можно составить представление о российской архитектуре – не только современной, но и советской, деревянной, уходящей.

Юрий ПальминЮрий Пальмин не нуждается в представлении – его имя первым возникает перед мысленным взором при упоминании архитектурной фотографии, которой он занимается с 1989 года. Отец Юрия, Игорь Пальмин, – крупнейший российский фотограф, известный в числе прочего сериями снимков архитектуры модерна. Юрий сотрудничает с журналами уровня Domus и World Architecture, преподает в МАРШ, участвует в художественных проектах, его фотографии украшают книги об истории архитектуры. У Юрия нет аккаунта в Instagram, но многие работы можно посмотреть на странице Flickr, а здесь можно почитать краткий экскурс в архитектурную фотографию.

Юрий Пальмин

Я действительно не веду Instagram, несколько лет назад прекратил всякую публичную активность на Фейсбуке и лишь изредка и лениво обновляю свой Фликр. Тому есть несколько причин.

Во-первых, я все больше и больше возвращаюсь к традиционному отношению к фотографии, как к физическому объекту, воспроизведенному или большим тиражом полиграфически, или каким-либо методом штучной печати. Во всех этих случаях у фотографии есть материальный носитель и физический размер. К тому же жизненный цикл таких изображений естественно связан с жизнью как таковой, включая старение и ветшание материалов, потерю или же возвращение интереса к конкретной теме или вовсе случайные и непредсказуемые события.

Во-вторых, занимаясь архитектурной фотографией вот уже более 30 лет, я сформулировал для себя главное условие, при котором фотография считается мной именно «архитектурной». Таким условием является включённость конкретного изображения в процесс профессиональной коммуникации, что сильно сужает поле публичности, на которое претендует такая фотография.

В-третьих мне совершенно не близка парадигма информационного потока, в которой события – тексты, изображения, постройки – существуют лишь постольку, поскольку предполагают обязательную полную смену в регулярном цикле обновления, включая самую радикальную форму прекращения существования, забвение. Тут фотография, сам смысл существования которой – это техническое протезирование памяти, противоречит сама себе.

Из проектов последнего времени, которые я считаю наиболее значимыми, выделю три. Во-первых, это преподавание в архитектурной школе МАРШ, где я участвую в нескольких программах, начиная от короткого курса архитектурной фотографии на Подготовительном отделении и до работы в составе студии «Новгород» третьего курса бакалавриата. Вместе со своими друзьями и замечательными архитекторами Кирилом Ассом и Антоном Горленко я веду дипломный архитектурный проект. Мы, разумеется, используем фотографию и как технику исследования и как средство визуализации проекта и даже как инструмент проектирования.

Во-вторых, работа над книжной серией московского Института Модернизма и музея «Гараж». Это справочники-путеводители по архитектуре послевоенного модернизма городов СССР. Сейчас выпущены книги о Москве и Алма-Ате, готовится Ленинград. И тут для меня чрезвычайно важно сотрудничество с близкими друзьями, Анной Броновицкой и Николаем Малининым. Я к тому же очень рад, что книгу о Ташкенте снимает моя давняя выпускница Ольга Алексеенко, замечательная фотограф архитектуры.

В-третьих, это сотрудничество с журналом «Искусство», где я работаю вместе с замечательной Алиной Стрельцовой. Моя последняя работа в журнале для меня особенно важна, поскольку там нет ни одной фотографии. Тем не менее, я считаю ее полностью фотографической. Это мое интервью об австрийском архитекторе Германе Чехе, в котором я пытаюсь показать важность принципиальной «нефотогеничности» его работ.

В последнее время я очень мало работаю с современными постройками, ограничиваясь съемками для близких друзей: Александра Бродского, Кирила Асса и Нади Корбут, Антона Горленко, Мануэля Херца, Ольги Трейвас, Артема Слизунова и нескольких других архитекторов и дизайнеров.

Изоляция во время карантина потребовала большой работы по перестройке учебного процесса в МАРШ и, так как она пришлась на период наибольшей активности по подготовке дипломных проектов, время пролетело незаметно.


 

Михаил РозановМихаила Розанова сравнивают с Александром Родченко, о нем пишут статьи искусствоведы, берут большие интервью журналисты, его работы есть в собраниях ГМИИ имени А. С. Пушкина и Русского музея. Михаил закончил исторический факультет МГУ, а как художник сформировался в Новой Академии Тимура Новикова на петербургской Пушкинской, 10. Начиная с 2010 года Михаил шесть лет посвятил преподаванию на факультете фотографии Британской высшей школы дизайна в Москве. Когда-то Юрий Аввакумов назвал фотографа «минималистом по всем статьям», этому направлению Михаил верен уже много лет: отличительные черты его работ – монохром, лаконизм и концептуальность.

Сайт фотографа

Михаил Розанов

В марте я закончил съемки европейской модернистской архитектуры, которые длились год. Десять стран: Италия, Германия, Англия, Сербия, Испания, Венгрия и т д. Консультантом выступала Анна Броновицкая. Она же будет куратором выставки, которую мы готовим совместно с фондом поддержки и развития современного искусства Ruarts.

В мае я должен был начать серию об архитектуре тоталитарной Италии, но все остановилось из-за закрытия границ. Пока ведется подготовительная работа: отбор локаций и просмотр архивов.

Алексей НародицкийАлексей – выпускник Строгановского училища, член Союза художников, фотографирует для фестиваля «Архстояние», «Музея Москвы», КБ «Стрелка», печатается в Domus и Interni, много путешествует, а также занимается некоммерческими проектами. В 2018 году, например, вышла созданная при его участии карта архитектуры московского метро.

Сайт фотографа

Алексей Народицкий

Заводя аккаунт в Instagram, я решил не превращать его в портфолио, для этого есть сайт. Фотографии в @alexeynarodizkiy – это прекрасные моменты жизни, воспоминания о любимых архитектурных объектах, которые посчастливилось увидеть. За время пандемии все проекты, над которыми я работал, приостановились. Какие-то, как выставка в сквере Политехнического музея, возобновились и уже близятся к открытию, другие, как выставка об архитектуре Московского метро в музее Москвы, отложились на более позднее время.

У меня есть и другие аккаунты: теме метро посвящен @ moscow_metro_architecture геометрии пересечения электрических проводов – @babilonline, а @___mosquito__ – это одна большая постоянно трансформирующаяся фотография-полотно. Упражнение в графической трансформации ленты Instagram.

 
 
Денис Есаков
Работы Дениса Есакова публиковались во многих журналах, включая Archdaily и Inhabitat, выставлялись в Музее архитектуры им. А. В. Щусева и ММОМА. Работы Дениса – по большей части исследования: например, того, как триумфальная архитектура модернизма превращается в нашем сознании в серые коробки, или как грузность бруталистского здания из-за соседства с новыми ЖК становится вдруг декоративной. Случаются и менее серьезные, игровые проекты: съемка скрытого от глаз горожан «пятого фасада» Москвы, выполненная с помощью дрона, или карты дрейфа по Пскову и Берлину.

Сайт фотографа

Денис Есаков. Фото Олега Яковлева.

Я родился в советско-киргизском городе Пржевальске, переименованном в 90-х в Каракол, что в буквальном переводе означает «Черная рука». Фотографией увлекся в Москве лет десять назад. Сначала снимал геометрические абстракции, редуцируя город до понятного эстетического удовольствия, а чуть позже, по совету знакомого фотографа, стал смотреть на мир шире и снимать сначала архитектуру, потом город. После двух лет изучения философии и искусства параллельно с фотографией я стал работать с пространством в качестве художника. Сейчас снимаю архитектуру и город для издателей и архитекторов.

Пустой город без людей – яркая картинка времени пандемии. На первый взгляд – это мечта фотографа архитектуры. Для меня это было сильное впечатление. Предыдущие несколько лет я принципиально включал людей в фотографии или даже делал дрейфы со множеством людей. Наполнял урбанистическую ткань людьми.

Пустой город – тревожное место. Пока не было возможности полноценно гулять, я открыл свои архивы и начал добавлять в фотографии цифровой сбой, усиливающий эффект отчужденности пустого города. Этот проект называется «Сломанный язык», надеюсь опубликовать его ближе к осени»

 

Илья ИвановИлья Иванов профессионально фотографирует архитектуру уже больше 20 лет. После учебы в МАРХИ участвовал в проекте Юрия Аввакумова «24», а первой серьезной работой считает съемку домов Тотана Кузембаева. Если какое-то современное здание попало в объектив Ильи, можно считать, оно получило знак качества: фотограф избирателен и работает далеко не с каждой постройкой. Среди последних отснятых объектов: музей ЗОЯ, дом со стеклянными колоннами на Кутузовском проспекте, станции метро «Филатов луг» и «Нижегородская».

Сайт фотографа
 

Андрей Белимов-ГущинБиография Андрея без преувеличения захватывающа: детство в деревне на берегу Байкала, девять классов школы из-за СДВГ, самостоятельная жизнь с 17 лет и криминальное прошлое. Из-за синдрома Андрей не мог нигде работать подолгу и к 40 годам сменил 26 профессий. Переехав в Петербург, начал по наитию снимать архитектуру, работая таксистом – в поездках подмечал интересные дома и «чистые», без рекламы и проводов, фасады. Однажды на пассажирском кресле оказался рекламный фотограф Тимур Тургунов, который разглядел в работах Андрея почерк и подсказал, что на этом можно зарабатывать. Год ушел на анализ рынка. Съемки, уже целенаправленные, продолжались, первыми клиентами становились пассажиры. Проект, с которым Андрей заявил о себе и получил крупных заказчиков: серия фотографий интерьеров петербургских дворцов и особняков.

Сайт фотографа

Андрей Белимов-Гущин

В данной нише есть свои незыблемые правила, которые нужно соблюдать, чтоб на тебя обращали внимание серьезные клиенты. Начинающим фотографам я могу посоветовать только беспрерывный самоотверженный труд. Даже если есть паузы между коммерческими заказами, стараться снимать то, что нравится и видится как способ демонстрации своего присутствия на рынке.

Instagram, на мой взгляд, является универсальной платформой и предлагает самый короткий пути до конечного потребителя и потенциального клиента. Важно постоянно пополнять портфолио и не просто всем подряд, а именно знаковыми, яркими и уникальными для рынка профессиональных интересантов объектами. К сожалению, у многих в головах засело, что чем больше подписчиков и лайков, тем ты круче. Но это чаще всего не работает в узкой нише. Можно иметь 1000 подписчиков, но все они будут из профессиональной среды архитекторов, управляющих компаний, консалтинга и владельцев крупных сетей отелей и бизнес центров. Они будут приносить стабильные крупные заказы, а не просто бездумные лайки.

Ольга АлексеенкоОльга снимает для таких изданий как Афиша, Art Newspaper Russia, Dazed Digital, SCROOPE (UK), Wallpaper* (UK), принимает участие в издательских проектах, сотрудничает с европейскими архитектурными бюро, преподает в МАРШ и Британской высшей школе дизайна. Еще десять лет назад Ольга управляла банковскими контактными центрами, увлеченно изучала технологии дистанционного обслуживания и не планировала уходить из этой сферы, но оказалась на курсе фотографии у Юрия Пальмина, и теперь преподает вместе с ним в МАРШ на подготовительном отделении.

Сайт фотографа

Ольга Алексеенко

Когда узнала о дополнительном высшем в области фотографии в Британке, решила поступить. Сначала бралась за любые съемки, а в конце первого курса началась архитектурная фотография, и сразу стало понятно, что это для меня. На втором курсе я училась в мастерской Юрия Пальмина.

Архитектура оказалась для меня бесконечно интересной, причем со всех точек зрения – исторической, политической, культурной, социологической и философской. Почти каждая съемка приносит новые знания и впечатления. Не знаю, при каких еще обстоятельствах я могла бы оказаться на сцене Большого театра или в кабине пилота самолета, или посмотреть в одиночестве выставку Пивоварова.

Преподавание дает мне возможность держать себя в интеллектуальном тонусе в рамках профессии, развиваться вместе со студентами, хотя съемки – это по-прежнему основное и самое любимое дело.

Полина ПолудкинаПолина училась в МАРХИ и любила скорее теорию архитектуры, чем практику, заниматься которой закончила в то же день, как защитила диплом. Поиски своего пути привели в мастерскую Юрия Пальмина, который помог объединить два увлечения – фотографию и архитектуру. Среди проектов Полины – исследование советской мозаики, а также он-лайн галерея «Объединение».

Работы фотографа

Полина Полудкина

Когда я обращаю внимание на архитектуру, мне в первую очередь интересен ее вайб, связь со временем, настроениями в обществе, закономерности, странности. Я люблю находить определенные повторения, структурирую их, сама придумываю вопросы и ищу на них ответы. Так появилось мое увлечение советской мозаикой, которое я наконец в этом году решила возродить и продолжить. В мозаиках меня привлекает сочетание парадоксов – техники, сюжетов, пропаганды, схожести с иконами и архитектуры, на которой они появляются. При этом важно, что фотография для меня лишь инструмент фиксирования и помощи в моих наблюдениях. Мне не так важно «правильно» снять здание, как увидеть его с наиболее динамичного ракурса во всех смыслах. Долгое время я даже забывала фотографировать, просто наблюдала. Сейчас решила снова вернуться, пока в легком режиме постов в Инстаграме. Посмотрим, во что это выльется.

 
 

Дмитрий ЧебаненкоДмитрий закончил МАРХИ и достаточно долго работал архитектором, но в какой-то момент решил отойти от офисной работы и посвятить себя фотографии. За последние семь лет Дмитрий сотрудничал с большинством крупных бюро нашей страны, с иностранными компаниями, объездил половину страны и поработал в Англии, Австрии и Франции. Сейчас Дмитрий может позволить себе фотографировать ту архитектуру, которая нравится, снимая по два-три объекта в неделю.

Сайт фотографа

Дмитрий Чебаненко

Переход от архитектурного проектирования в область архитектурной фотографии получился достаточно бесшовным, так как я уже находился в нужной среде, оставалось только объявить коллегам, что я теперь снимаю и беру за это деньги. Первые крупные заказы пришли спустя полтора года, до этого я работал в основном с интерьерами и снимал общедоступные объекты, которые мне самому нравились. В результате сформировалось первое портфолио.

С тех пор прошло много времени, но мне запомнилось несколько съемок: например, Музея Сельского Труда, спроектированного Сергеем Чобаном и Агнией Стерлиговой в Никола-Ленивце в 2015 году, или Крымской набережной, кадры которой публиковались во многих профильных медиа. Отдельно хочется отметить проект An environment of coexistence, который мы с Анной Мартовицкой делали в рамках 5 Московской биеннале архитектуры. Эта работа состояла из фото-эссе и текста о вернакулярной архитектуре Еревана. Из недавнего мне запомнилась съемка бизнес-центра «Академик» бюро UNK, съемки техно-парка Сколково для Valode & Pistre и, конечно, музей «ЗОЯ» бюро A2M.

Сейчас я стараюсь немного отступать от академизма, хотя без него в архитектурной фотографии сложно, снимать больше собственных некоммерческих серий и не забывать откладывать в сторону камеру и отдыхать, чтобы работа мечты не превратилась однажды в рутину.


 

Евгений ЕвграфовЕвгений сочетает архитектурную фотографию с другими видами деятельности. Instagram-аккаунт небольшой, но его отличает выбор интересных объектов и разнообразие контента. Последний пост, например, – это мини-фильм о площади Азатлык в Набережных Челнах для голландского бюро DROM. Для Пик Медиа Евгений подготовил подробный материал «Как стать архитектурным фотографом».

Сайт фотографа

Евгений Евграфов

Архитектурная фотография – не основная моя специальность, на жизнь я зарабатываю арт-директором в различных медиа проектах. А пришел к ней, когда делали с Димой Барбанелем довольно бодрую русскую версию Interni. Мне всегда нравилось снимать природу и оказалось, что эти знания о технике и режимах съемки как раз отлично накладываются на мое композиционное чутье. Самой интересной была работа для одного секретного заказчика, когда течение месяца нужно было отснять важные знаковые объекты вроде Зарядья и Лужников. Сейчас я живу в Сочи и после карантина почти не снимаю, не все готовы оплачивать перелет, а локальные объекты уже все давно отсняты. Основное кредо: надо делать работу так, чтобы перед собой и коллегами не было стыдно. Рынок этот маленький, и все рано или поздно увидят твои ужасы.

Федор СавинцевСнимок Федора Савинцева с заснеженным поселком под Архангельском стал лучшим на конкурсе Siena International Photo Awards (SIPA) в категории Архитектура в 2018 году. Жюри назвало фотографию «примером отличного визуального рассказа». Федор действительно много рассказывает: о дачах, деревянных домах, родовых гнездах, глубинке и ее обитателях. Историям посвящена большая страница на Яндекс.Дзене. Когда-то Федор работал шеф-фотографом в ИТАР-ТАСС, а также основал бюро Иматека, которое поддерживает российскую фотографию: приобретает снимки, спонсирует выставки и издание книг.

Сайт фотографа

Федор Савинцев

Сейчас я собираю истории о домах в поселке Кратово, в основном это советская дачная архитектура, которой полноценно не занимались. Ее сложно классифицировать, но меня привлекает в этой истории момент индивидуализации типовых строений. Большинство домов строились по типовым проектам, но хозяева, будучи людьми творческими, смогли привнести в архитектуру много индивидуальных черт, именно поэтому я и снимаю по принципу: не значимость фамилий, а оригинальность.

Совет начинающим весьма прост, нужно с жадностью исследовать уходящую историю, слишком хрупка она, чтобы пренебрежительно относиться. И мое четкое убеждение в том, что именно архитектура могла бы стать тем культурным кодом, пресловутыми скрепами, которые все ищут. Семья и дом – вот то, что нужно возвести на пьедестал изучения, ведь именно уважение к истории семьи сможет возродить культуру.


 

Сергей КовякРабота Сергея оказалась в числе 15 лучших архитектурных снимков на премии Creative Photo Awards 2020 года. Сергей родился и живет в Новомосковске, учился на инженера-механика и до сих пор работает по специальности, но фотографию называет своей жизнью. Сергей называет себя репортажным фотографом, соответственно, в объектив архитектура и город попадают очень часто, причем в самом «живом» виде.

Сайт фотографа

Сергей Ковяк

Не часто, но архитектурные объекты попадают все же на мои фотографии. Нет, конечно же на моих уличных фото всегда присутствуют всякие здания и сооружения, но при этом они играют второстепенную роль, выступают некоторым фоном. Но иногда мое воображение «взрывается» при виде того или иного архитектурного объекта! Тогда, конечно, этому объекту отдается главенствующая роль! Но и в данном случае архитектуру я стараюсь показать не с документальной стороны, а с художественной. Как этого добиться? Много различных факторов берутся во внимание. В первую очередь – Свет, основа фотографии. Далее – выбор: цвет или монохром? Зависит от настроения, объема и атмосферы. Что выгоднее отобразит фактуру. Фотография сама по себе – волшебство! А как же иначе? Ведь она дает возможность (конечно, в умелых руках) отобразить объемный мир в двухмерной интерпретации. Для съемки архитектурных объектов это очень важный момент! Еще один немаловажный момент – подобрать правильный ракурс. Из тысячи снимков одного и того же объекта может быть один, который поразит ваше воображение! И это благодаря правильному ракурсу. Заставить ощутить пространство, увидеть новым взглядом среду своего обитания – вот что значит интересная архитектурная фотография. И все-таки, для ухода от статичности в кадре архитектуры, лично я всегда стараюсь поймать (разместить) в созданной композиции человека или животное. Это придает фотографии некое движение, динамику. Почему люблю снимать окна? Здесь простой ответ. Хорошая фотография – это всегда тайна. А что может быть таинственней окон? За ними всегда хранится некая история...

Иван Мураенко За последние четыре года получил немалое количество публикаций и призов в международных фото-конкурсах, научился монетизировать свою новую деятельность. Сейчас занят «визуальными исследованиями в области архитектурной эстетики».

Иван Мураенко

Я начал фотографировать на пленку, когда мне было 16. Потом у меня появилась первая цифровая камера – casio qv-2900ux. Вращающийся блок 8-кратного объектива, встроенные цветовые фильтры, такой прото-Instagram. Без нее я в принципе не выходил на улицу и за пару лет сделал более 30 тысяч снимков. Позже стали получаться по-настоящему удачные кадры.

Были какие-то локальные успехи – персональная и групповые выставки, участие в Серебряной Камере 2007. Фотографию как профессию тогда никто не воспринимал всерьез, у меня было финансовое образование и я начал строить карьеру. По всеобщим стандартам я все делал правильно, а фотография постепенно уходила на второй, третий и даже четвертый план. Пять лет назад я обнаружил, что мне 32, у меня есть небольшая квартира, машина, дорогие шмотки, признание коллег, но мне не хочется вставать с кровати по утрам. Единственное, чем я, как и в 16, хотел заниматься – это фотография.

Я призвал все слабоумие и отвагу, какие у меня были, уволился и пошел в Photoplay – к Ване Князеву, Владе Красильниковой, Антону Горбачеву. Ребята дали мне невероятный толчок, веру в свои силы и долгожданное ощущение кислорода. После ряда экспериментов я окончательно решил, что хочу заниматься именно архитектурной фотографией. Меня привлекает лаконичность и чистота форм, сложность материалов, то, насколько неожиданно можно показать, казалось бы утилитарные предметы. Как-только я нашел свою нишу, все заработало.

Даниил АнненковСъемка архитектуры началась как хобби, а сейчас снимки Даниила можно встретить во всех важных архитектурных изданиях. Фотографируя современную архитектуру мегаполисов Даниил стремится достоверно рассказать о здании и в то же время вызвать у зрителя восхищение и желание увидеть объект самому.

Даниил Анненков

Я не учился архитектурной фотографии, это было моим хобби. Мне интересна современная архитектура, и фотография была способом ее познания. Увидев тот или иной объект или пространство, я хотел сохранить его для себя. С самого начала это стало вызывать интерес у моей аудитории в Instagram, стали появляться заказчики, хобби переросло в основной вид деятельности. Для меня важно, чтобы полученный результат отвечал двум критериями: информация и красота. Я не сделаю кадр, который информативен, но при этом некрасив, и наоборот.

Дмитрий ЦыренщиковДмитрий сбежал от изучения фотографии в петербургском Институте культуры в редакцию интернет-издания The Village, где некоторое время работал штатным фотографом. Спустя год появилась подработка для Airbnb, частные заказы на архитектурную и интерьерную съемки, начались путешествия ради архитектуры. Сейчас Дмитрий снимает для самых разных бюро, из запомнившихся работ называет проекты минской мастерской Studio 11, а начинающим советует следить за перспективой.

Сайт фотографа
 

 

Дмитрий Яговкин Дмитрий учился на дизайнера интерьера в одном из московских вузов и параллельно работал в профессиональной лаборатории «Фотолаб» на должности оператора сканирования, где через него проходило огромное количество слайдов и негативов как начинающих фотографов, так и фотографов с мировым именем. Увиденный мир увлек и захватил: Дмитрий купил в рассрочку у проявщика пленочный Pentax и начал первые шаги в новой сфере. Возможность проявлять, сканировать, печатать и получить конструктивную критику от коллег не отходя от рабочего места способствовала быстрому прогрессу. Со временем Дмитрий понял, что ближе всего по духу ему архитектурная фотография и начал вести Instagram, где стал выкладывать свои фото-эксперименты .

Сайт фотографа

Дмитрий Яговкин

Я не люблю суету и считаю, что она мешает в работе. Фотосъемка архитектуры подразумевает вдумчивый подход. Это и стало решающим фактором в выборе сферы. Что касается любимых проектов, то я их все люблю – каждый дорог и любим по-своему. И все же хотелось бы отметить мою поездку в Шанхай и Шэньчжэнь, где я снимал три крупных объекта для американского архитектурного бюро. Эти заказчики нашли меня как раз через Instagram, так что первый совет начинающим фотографам: не стоит недооценивать возможности этой платформы в плане профессионального продвижения. Также хочу посоветовать побольше путешествовать с фотоаппаратом, ходить на выставки, участвовать в конкурсах и не бояться совершать ошибки.

Российские фотографы, за которыми мы следим

7 вдохновляющих портфолио, которые могут пополнить и ваши фотографии.

Смотреть фотографии с разных свадеб — отличный способ найти идею по душе, определиться со стилем торжества или подобрать референсы для собственной съемки. В продолжение первого материала, где мы собрали 6 интересных портфолио зарубежных фотографов, на этот раз мы выбрали 7 фотографов из России, снимающих в разных стилях, но одинаково интересно.

Миша работает в Москве и Петербурге и снимает преимущественно репортаж: ловит случайные кадры, живой смех, улыбки молодоженов. Как рассказывает сам фотограф, он старается быть незаметным и не занимается сложным выстраиванием людей в кадре. Начиная со сборов и на протяжении всего дня свадьбы, Миша сочетает репортажную съемку с ненавязчивой постановкой. И должны сказать, получается отлично.

Игорь из Ростова, но снимает по всему миру, а еще проводит мастер-классы для фотографов. Его работы — светлые и масштабные — будто наполнены солнцем и ветром: шлейфы платьев разлетаются над утесами, а невесты позируют на фоне скал и побережья. В портфолио Игоря почти нет стандартных фотографий с гостями, бокалами и другими обязательными атрибутами свадебной съемки, зато есть эффектные кадры, похожие на журнальную съемку или рекламную кампанию крупного бренда.

Bodro — это 4 фотографа и 2 оператора из Петербурга, которые снимают в России и Европе: у каждого участника команды есть открытый шенген и ассистент в стране проведения свадьбы. Нам больше всего понравились фотографии Павла Голубничего, но обязательно посмотрите портфолио других участников объединения — у каждого из них есть свой стиль, так, например, Назару Воюшину особенно удается съемка в городе.

Павел из Киева, но фотографирует свадьбы по всему миру, в России и Европе: этим летом, например, будет снимать в Германии и Грузии. Стиль Павла — проверенная временем классика: черно-белые фотографии, внимание к деталям, глубокий контраст. Его работы — без вылизанной ретуши и нарочитой постановки — не уступают сложносочиненным съемкам других фотографов, а, напротив, выделяются на их фоне за счет своего стиля и хорошего вкуса.

Игорь начал фотографировать свадьбы в родном Крыму, а сейчас все чаще выезжает на съемки за границу: на особенно приятных условиях фотограф работает в Норвегии, Исландии, Италии, Испании, Германии и Чехии. Мягкий свет, теплые тона: лучшим описание для фотографий Игоря будет «элегантные».

Яна снимает фотоистории, похожие на кадры из фильмов, обещает обойтись без «диких прогулок, утомительных поз и болящих от туфлей ног во имя фотографий» и предлагает молодоженам сразу два варианта обработки. Ей нравятся свадьбы в лофтах, нестандартные выездные регистрации, винтажные свадебные платья и свадьбы в стиле рустик, урбан и бохо: все то, что можно найти в ее портфолио.

Андрей часто снимает для глянца — от спецпроектов до светской хроники, поэтому его свадебному портфолио присущ тот же журнальный стиль. За фотографиями к Андрею стоит отправиться поклонникам безукоризненных фотографий, где все до скрипа идеально.

Фото обложки: Павел Мельник

пять молодых фотографов запечатлевают новую россию

Русское творчество всегда было посвящено изображению и абстрагированию реальности по мере того, как она трансформируется в политике и культуре. В 20-х годах авангард создал современное искусство, отражающее модернизирующееся общество. Во время последовавшего затем репрессивного сталинского движения соцреализма акцент сместился на изображения пролетариата. В 90-е художники задумывались о поглощении и переосмыслении Запада.

Спустя четверть века после распада Советского Союза первое поколение, которое родится после падения коммунизма, вступает в творческий возраст.В стране, известной своим богатым культурным наследием, многие молодые художники задаются вопросом, как они могут представить русскую идентичность новому поколению. Мы встречаемся с некоторыми из восходящих звезд, которые используют фотографию, чтобы понять меняющийся мир вокруг них.

Гоша Павленко, Москва

Почему фотография так важна в России сегодня?
Это может помочь создать новую культуру, которая нам действительно нужна. На мой взгляд, у нас в России до сих пор нет современной культуры.У нас много старых культурных вещей, таких как Достоевский и Маяковский, но у нас нет ничего для нашего поколения. А творчество, скажем, с помощью фотографии, может помочь выработать новые принципы современной культуры; перемены всегда связаны с творчеством.

Как изменилось творчество в России со времен Советского Союза?
Когда распался Советский Союз, россияне по-настоящему жаждали новых впечатлений. Речь шла о поглощении всего, что они могли увидеть с Запада в плане музыки, видео, фильмов, фотографии и моды.Честно говоря, я должен сказать, что каждое творческое движение в России того периода было связано с переосмыслением Запада; все продумывали эти видения. Теперь есть оригинальность.

Каковы ваши надежды на будущее российской фотографии?
Я действительно надеюсь, что мы сможем разработать собственное видение. Например, вы можете выбрать фотографию из школ Скандинавии, Великобритании, Парижа и Италии. Я очень хочу, чтобы мы создали свой собственный фотографический стиль, чтобы люди могли смотреть на наши фотографии и сразу понимать, что они сделаны в России.

@goshapavlenko

Дмитрий Пирахин, Санкт-Петербург

Ваши фотографии обладают такой мощной энергетикой. Как вы думаете, откуда это взялось?
Энергия - это единственное, что я пытаюсь показать. Это как музыка, когда она заставляет двигаться. Я хочу дать людям энергию своими снимками. Более того - я хочу изменить энергию своими фотографиями. Я пытаюсь улучшить энергию моих зрителей, дать им возможность ожить, хотя бы на минуту, пока они смотрят мои работы.

Как изменилось творчество после распада Советского Союза?
Это только мое мнение, но я думаю, что творчество пришло в упадок со времен Советского Союза.Во времена Горбачева и перестройки люди переживали тяжелые перемены - они могли протестовать, бороться и сопротивляться. Но сейчас Россия политически лучше, чем в прежние времена, и теперь мы чувствуем себя комфортно в нашей жизни, поэтому фотографии теперь начинают приедаться, потому что в них отсутствует страсть. Бороться не за что, а самое главное искусство рождается из страсти или боли.

Маргарита Смагина, Санкт-Петербург

Почему в вашей работе говорится о современной России?
В России много предрассудков.Своей работой я пытаюсь расширить кругозор тех, кто видит, что я делаю. Я передаю русскую субкультуру, которая представляет собой смесь советского модернизма и зарубежной поп-индустрии. Горбачев и Элвис Пресли, такой хороший коктейль.

На ваш взгляд, изменил ли феминизм в России творчество?
Феминизм в России позволил реализовать женщин, и это супер круто - иначе я бы осталась дома с десятком детей и работала бы на фабрике, возможно, к настоящему времени даже умерла бы.Я на стороне феминизма, равноправия и поощрения равного труда, но без фанатизма. В моей работе практически все создается моими женщинами - моими стилистами, моделями, визажистами и парикмахерами.

В чем заключается самая большая творческая борьба России?
В России мало кто занимается творчеством, потому что только недавно дали нам зеленый свет (работать). У старших поколений сложился стереотип, что искусство - это своего рода тунеядство. Поэтому они разрушают зачатки творческих способностей в раннем детстве, и людям просто не хватает смелости заниматься творчеством.А те, у кого хватит смелости, уезжают из страны.

@smaginamargarita

Лекса Ким, Москва

Что ваша работа говорит о России?
Если вы путешествуете за пределами больших городов, таких как Москва, вы окажетесь в тронах бывшего Советского Союза, где есть множество индивидуальных субкультур. Здесь одевание особым образом или с любым присутствием или индивидуальностью может вас избить. Своими работами я хочу показать, что русские действительно очень самобытны, что в России есть особая, а главное - неповторимая мода и стиль.Я хочу донести до Запада, что мы не дикари и на самом деле являемся частью мира моды, как и все остальные.

Ваше поколение первым выросло с Интернетом. Как это изменило ситуацию в России?
Глобализация стирает границы, и Россия больше не холодная страна, оторванная от цивилизованного мира. Он самобытный, но в то же время открыт для всех. Уровень искусства вырос, достигнув уровня остального мира.Для меня это размыло границы общения, больше не имеет значения, где вы находитесь. Это делает мир очень маленьким и открывает новые горизонты и новые возможности.

Каковы ваши надежды на будущее творчества в России?
Я думаю, что страна находится в хорошей отправной точке для создания и развития глобальных культурных ресурсов. А поскольку наше искусство оригинально, я не берусь прогнозировать его развитие и путь, по которому оно пойдет.

@lexakim

Кредиты


Текст Алекс Манатакис

Фотографические «Путешествие по Российской Империи»

Сказка о двух фотографах

Фотография с момента своего создания стала бесценным окном в неспокойное прошлое России.Революции 1917 года безвозвратно изменили ход истории России в результате серьезных политических изменений, но также сделали весь образ жизни не только устаревшим, но и запретным. Историкам оставалось изучать окрашенные в сепию фотографии, чтобы собрать воедино исчезнувший и побежденный мир имперской России.

Как же нам повезло, что большая часть новаторских цветных фотографий Сергея Прокудина-Горского (1863–1944), запечатлевшего Российскую Империю в последние десятилетия ее существования, сохранилась для потомков.В своей последней авторитетной книге «Путешествие по Российской империи» (Duke University Press, 2020) российский ученый, фотограф и летописец русской архитектуры Уильям Крафт Брамфилд описывает жизнь и творчество Прокудина-Горского. Он также рассматривает свою собственную карьеру в качестве магистра с помощью своих собственных фотографий конца 20-го и начала 21-го веков, сделанных на одних и тех же объектах. В результате получился необычный этюд двух фотографов и, по сути, двух россиян.

Сергей Прокудин-Горский у реки Скурицхали близ Батуми, сделанный в марте 1912 года одним из его помощников.21468

Прокудин-Горский был творением своей обширной и творческой эпохи. Этот эрудит, изобретатель, исследователь, предприниматель и фотограф был потомком провинциальной знати России. Он получил прекрасное образование в Санкт-Петербурге, сфокусированное как на науке, так и на искусстве, что дает ему прекрасные возможности для продолжения его страсти к новым технологиям фотографии. Прокудин-Горский был твердо уверен, что фотография требует полного понимания науки, лежащей в основе технологии, но он также понимал ее неизбежный марш к массовому использованию любителями; его способность примириться с этими конкурирующими представлениями была одной из его самых сильных сторон, а сильная предпринимательская жилка позволила ему использовать экономический потенциал зарождающегося явления в новаторской карьере.

Прокудин-Горский учился в Санкт-Петербурге, окончив в 1889 году факультет естественных наук, после чего побывал в Берлине и Париже, где работал с ведущими химиками и фотографами. С самого начала своей профессиональной жизни он преследовал свою цель производить цветные фотографии, но на протяжении всей своей карьеры он был активным защитником своих коллег, взяв на себя редактирование российской «Любительской фотографии» и успешно проводя кампанию для фотографов, чтобы они подтвердили право собственности на свои фотографии. Работа.

Масштабы амбиций Прокудина-Горского соответствовали размеру Российской империи, которую он стремился захватить и сохранить с помощью своей новой цветовой технологии: устрашающая пятая часть суши в мире с византийской имперской бюрократией, которая затрудняла доступ ко многим частям империи. живописные уголки и предметы. К счастью для Прокудина-Горского, в 1909 году его работа привлекла внимание императорской семьи - страстные жуки-жалюзи - и после успешной презентации его цветных слайдов брату царя, великому князю Михаилу и его матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, Прокудиной- Горский добился приглашения преподнести их Николаю II и его семье.

Собор Успения Богородицы, Смоленск, лето 1912 года, с иконой Богородицы, написанной апостолом Лукой на балдахине. С Прокудина-Горского 20413

Современные источники характеризуют Николая II как великого болтуна, но в отношении просьбы Прокудина-Горского об имперском покровительстве амбициозному плану фотографирования Российской империи государь действовал быстро и оставался непоколебимым.Николай II приказал министру путей и коммуникаций снабдить Прокудина-Горского специально сконструированным железнодорожным вагоном Pullman для его лаборатории и выхода к речному транспорту. Царь также вручил Прокудину-Горскому завидный пропуск на всю империю и приказ, позволяющий фотографу просить помощи у всех государственных чиновников. В течение следующих шести лет Прокудин-Горский путешествовал по всей империи в нескольких региональных экспедициях, используя свой цветной метод, чтобы задокументировать проекты развития министерства, в частности, быстро расширяющуюся сеть железных дорог, которая быстро превращала Россию в мощную индустриальную державу.Но по пути он также запечатлел естественную красоту самых диких уголков России: величественный Кавказ, засушливую пустыню Средней Азии и густые леса Урала.

Новаторская цветная технология Прокудина-Горского заключалась в фотографировании объекта на трех отдельных пластинах. По необходимости его подданные должны были оставаться неподвижными или, по крайней мере, иметь желание и способность стоять неподвижно. Но полученные изображения совсем не статичны; Мастерское кадрирование и использование перспективы в фотографиях Прокудина-Горского, которые пульсируют жизнью и цветом.

Вряд ли Прокудин-Горский понимал, что он документировал мир, который скоро исчезнет. Но исчезла она. В 1918 году Прокудин-Горский бежал из России, захватив с собой тысячи цветных слайдов, которые он пытался уговорить правительство Столыпина купить в 1910 году, но они, как отмечает Брамфилд, «с близорукой скупостью ... позволили делу умереть. . » После смерти Прокудина-Горского в 1944 году Библиотека Конгресса США пополнила коллекцию его негативов.

Собор Успения Богородицы, Смоленск, июль 2014 г.Икона исчезла во время фашистской оккупации. WC Brumfield / Duke University Press

Перенесемся на полвека, и другой фотограф и летописец богатых архитектурных традиций России начал документировать многие из тех мест, где впервые нарисовал Прокудин-Горский. Уильям Крафт Брамфилд - крупнейший западный эксперт по русской архитектуре. Он преподавал в некоторых из самых известных мировых центров славистики, включая Гарвард, Тулейн и Институт Пушкина.В 2019 году в знак признания вклада Брамфилда в российскую культуру президент Путин наградил его высшей наградой России для иностранца - орденом Дружбы.

Брумфилд в Спасо-Андрониковом монастыре, Москва, декабрь 1979 г. Предоставлено автором

Брумфилд - академик, преуспевающий в своей области - его выдающиеся фотографии архитектуры России являются бесценным ресурсом для студентов, изучающих российское искусство и архитектуру, а также историю страны.Он был естественным куратором публичной выставки коллекции Прокудина-Горского для Библиотеки Конгресса в 1986 году, и его связь с библиотекой и коллекцией продолжается и по сей день, а «Путешествие по Российской Империи» является великолепной кульминацией. это плодотворное сотрудничество.

«Путешествие по Российской империи» представляет собой подборку фотографий из восьми экспедиций Прокудина-Горского по Российской империи с 1909 по 1916 год. Брамфилд ловко расположил их не в хронологическом порядке, а в виде логарифмической спирали, как у раковины наутилуса. начиная с древнейших русских княжеств, таких как Суздаль в центре, и постепенно расширяясь до земель Волги, Уральских гор, Сибири и Средней Азии.Кульминацией спирали является поездка на далекие Соловецкие острова, на которых во времена Прокудина-Горского располагался монастырь, а в Брамфилде - списанный лагерь ГУЛАГа. В каждой главе представлены избранные работы Прокудина-Горского и собственная фотография Брамфилда одного и того же объекта, часто с одной и той же точки зрения. Иногда снимки настолько необычайно похожи, что приходится обращаться к примечаниям, чтобы определить, какое изображение предшествует другому.

Гур Эмир, могила Тамерлана, вид с востока, Самарканд, янв.1907 г. С Прокудина-Горского 21731

Но в других вызывающих воспоминания сочетаниях мы не можем не отметить влияние не только времени, но также политики и экономики. Брамфилд показывает нам церкви, которые были перепрофилированы или просто позволили прийти в упадок, но он также показывает нам недавние попытки восстановления и возрождения. В то время как фотографии Прокудина-Горского были сделаны всего за семь лет, Брамфилд - почти за три десятилетия, и в этой прогрессии мы видим изменения в России от советской эпохи через перестройку до наших дней.

Любой, кто путешествовал по обширным регионам России, помнит ошеломляющую красоту природы и великолепие архитектуры, особенно в самых отдаленных уголках страны. И Прокудин-Горский, и Брумфилд запечатлевают это богатство с помощью изображений, которые настолько непосредственны и вызывают воспоминания, что почти чувствуешь тепло солнца, излучаемое каменными стенами площади Регистан в Самарканде, или улавливаешь звук реки Волги, плещущейся о берег крошечной жемчужины. -подобный Углич или обнаруживает затхлый запах давно заброшенной церкви.«Путешествие по Российской Империи» намеренно избегает фотографий Москвы или Санкт-Петербурга, позволяя тихому величию провинций России, о которых часто забывают, занять центральное место. Это отличное решение Брамфилда, отражающее и уважающее стремление Прокудина-Горского захватить всю территорию России для граждан империи.

Гур Эмир, Самарканд, вид с запада после грозы, май 1972 года. WC Brumfield / Duke University Press

«Путешествие по Российской Империи» - это мастерское достижение, которым читатели захотят наслаждаться и возвращаться к нему снова и снова.На его страницах есть полезные уроки по всему, от цветной фотографии до природы времени. Уильям Крафт Брамфилд вложил весь свой значительный талант, опыт и энергию, чтобы создать бесценный ресурс для студентов, изучающих историю России, любителей фотографии, любителей природы, ценителей архитектуры и всех, кто стремится исследовать обширную Российскую империю глазами двоих. в высшей степени талантливые и преданные своему делу фотографы.

Отрывок из "Путешествий по Российской Империи"

Над бездной: размышления о фотографии как инструменте памяти

Время и память - две из самых широких категорий в человеческой мысли, основы философии и мысли о мышлении.Интерпретации фотопроекта Прокудина-Горского - теперь повсеместно доступные благодаря оцифровке его коллекции в Библиотеке Конгресса - часто сосредотачиваются на их техническом совершенстве и ностальгической привлекательности потерянного мира, ярко вновь открытого в ярких цветах. Эти фотографии переносят нас в прошлое и создают иллюзию памяти. Изображения кажутся такими тактильными и такими близкими. Такие интерпретации и толкования творчества Прокудина-Горского говорят нам о многом, но чем они пренебрегают?

В идеалистическом проекте Прокудина-Горского фотография, как и железные дороги, по которым он ездил и документировал, служила средством объединения огромной, разнообразной в культурном отношении империи через видение, которое просвещало тех, кто видел изображения.Увидеть регионы империи в ярких красках значило бы понять не только ее разнообразие, но и ту роль, которую империя сыграла в объединении народов неизмеримой евразийской территории. Помимо документирования смешения различных культур, он также записал свидетельства развития империи. Получив задание сфотографировать расширение транспортной сети России, рассматриваемой как двигатель экономического роста и прогресса, Прокудин-Горский парадоксальным образом использовал эту сеть как средство восстановления прошлого России.Тем не менее, его яркие изображения изображают порядок, который рухнет почти невообразимым насилием в течение десятилетия или меньше после фотографирования. Было бы неразумно винить Прокудина-Горского в недостаточной дальновидности, хотя как житель Санкт-Петербурга он знал о возможности терактов: один из них убил в 1911 году потенциального покровителя, премьер-министра Петра Столыпина. сфотографировал Льва Толстого в его имении Ясная Поляна в 1908 году, он наверняка знал о гневных выступлениях великого писателя против имперского режима и Православной церкви.

Тем не менее, при возможном покровительстве Николая II Прокудин-Горский предпринял героическое предприятие, чтобы записать империю так, как никто до него не делал, предприятие, которое десятилетия спустя продолжает обогащать наши знания и видение. Вопрос не в том, что ускользнуло от его видения, а в том, как мы реагируем на это видение? На каких уровнях мы можем ответить? Это отнюдь не простые вопросы, и попытки ответить на них часто имеют идеологический уклон. «Россия, которую мы потеряли» - кто такие «мы» и что «потеряно» после 1917 года?

Троице-Ипатьевский монастырь на берегу реки Кострома, лето 1911 года.С Прокудина-Горского 21304

Ответы могут зависеть от конкретной группы, рассматривающей вопрос. Среди сделанных Прокудиным-Горским фотографий великолепных исламских памятников в Бухаре есть портреты изможденных узников, содержащихся в варварских условиях. Кто-то может возразить, что эти портреты, вместе с портретами многочисленных местных властителей, играют в европейском востоковедном нарративе центральноазиатских обществ как полуварварские. Но такая интерпретация не свойственна Прокудину-Горскому и не соответствует прямой человечности его фотографий.В любом случае мало кто пожалел бы о потере Бухарского эмирата, жесткого репрессивного режима, который на момент визита Прокудина-Горского имел статус российского протектората. Но стоит ли нам созерцать сугубо русские фотографии Прокудина-Горского, не зная о других частях империи, которой была Россия?

Созерцание фотографий Прокудина-Горского поднимает сложные вопросы социальной и политической истории. На нескольких его фотографиях изображены русские поселенцы и предприятия в южных районах империи, но кому принадлежала эта земля? Перспектива, которую Прокудин-Горский безоговорочно поддерживает в своих фотографиях, - это взгляд русских как носителей прогресса и улучшений.Этот подход стал особенно распространенным после массовых крестьянских восстаний 1905–1906 годов, приведших к «Столыпинским реформам» 1906 года. В течение следующих пятидесяти лет Петр Столыпин инициировал политику переселения сотен тысяч малоземельных крестьян из России. от центра к периферийным районам империи - процессу, способствующему строительству железных дорог. Фотографии Прокудина-Горского свидетельствуют об этом новом российском присутствии.

Троице-Ипатьевский монастырь через Кострому, авг.2017 г. WC Brumfield / Duke University Press

Однако одно дело, когда крестьян направляли в безлюдные районы Сибири, и другое, когда им давали участки в южных районах (в частности, в Туркестане), где проживали нерусские народы. Уже находясь в богатых, обильно орошаемых хлопковых плантациях (которые Прокудин-Горский также сфотографировал) в бассейне Сырдарьи, значительная часть нерусского населения питала гнойное негодование, которое способствовало взрывному восстанию в Центральной Азии в 1916 году.Это восстание, усугубленное призывом мусульман на военную службу, распространилось по большей части Туркестана (включая Самаркандскую область) во второй половине 1916 года и привело к ошеломляющей бойне, которую в современном Кыргызстане называют «геноцидом». Среди других жертв были казахи и русские поселенцы. Область, которую Прокудин-Горский спокойно сфотографировал пятью годами ранее, теперь раздиралась насилием, а сам фотограф находился на другом конце империи, работая в своей последней российской экспедиции, чтобы задокументировать строительство стратегической железной дороги к новому арктическому порту. Мурмана (Мурманск).Этот срочный военный проект был связан с принудительным трудом военнопленных Центральной державы, которых Прокудин-Горский также фотографировал.

Дети и церковь Святой Параскевы, лето 1909 года. С Прокудина-Горского 21067

Предыдущие комментарии должны убедить нас в том, что ностальгические интерпретации фотографии Прокудина-Горского («Россия, которую мы потеряли», ощущение утраченной идиллии) могут быть внешне привлекательными, но они игнорируют более широкий, временами разрушительный контекст.Мы позволяем этим фотографиям переносить нас в мечты о прошлом, но знание русской истории заставляет задуматься о будущем (ныне прошедшем) изображаемых предметов. Например, смотреть на группу детей на дамбе Белого озера в Белозерске - значит задаться вопросом, что с ними стало в следующее десятилетие после долгих лет войны, социального коллапса, голода и жестокого насилия. Сколько из них выжило? Церковь на заднем плане давно превратилась в руины, но что случилось с детьми?

Церковь св.Параскева, июль 2010 г. WC Brumfield / Duke University Press

Обаятельные, невинные лица этих и других детей в творчестве Прокудина-Горского напоминают вступительные слова Владимира Набокова «Говори, Память»: «Колыбель качается над пропастью, и здравый смысл подсказывает нам, что наше существование - всего лишь краткая трещина. света между двумя вечностями тьмы ». Фотография - это «легкое письмо», и с осознанием истории фотографии Прокудина-Горского освещают этот набоковский момент.Можно добавить, что «Говори, память», впервые изданная единым томом в 1951 году, в первую очередь посвящена времени и среде, которые также питали Прокудина-Горского и были навсегда утеряны и сохранены в памяти писателя.

Отрывок из книги Уильяма Крафт Брамфилд «Путешествие по Российской империи: фотографическое наследие Сергея Прокудина-Горского». Перепечатано с разрешения Duke University Press. © 2020 Duke University Press. Все права защищены.

Дополнительную информацию о книге, авторе и Прокудине-Горском можно найти на сайте издательства или найти дополнительную информацию здесь.

Мнение | В поисках красоты в обыденном

Фотографы рассказывают историю с помощью одного изображения. Мы терпеливо ждем, предвосхищая момент, работая с доступным светом и пространством. Существует много споров о том, что определяет уличную фотографию. Но больше всего мне нравится то, насколько доступен формат. Фотограф перемещается по общественным местам, наблюдая, захватывая, запечатлевая красоту в, казалось бы, неожиданных моментах радости среди обыденного.

Смотреть грубо, но фотографии позволяют нам бесконечно смотреть на то, что нам нравится. Фотография под названием «Red Upsweep», сделанная Джейн Левин в 2019 году, передает сильное ощущение присутствия, которое можно ощутить в мельчайших деталях, которые субъект придает своей внешности, когда она выходит в мир. Это дает нам представление о том, кто она, и все же она анонимна.

Как и многие другие, я пробудился к действиям после того, как Дональд Трамп победил на выборах 2016 года. В 2017 году я создала учетную запись Women Street Photographers в Instagram, в которой подчеркивается и отмечается работа женщин, которые работают в том, что исторически было мужской сферой.

Уличная фотография - это способ избежать стрессов повседневной жизни, найти удовольствие и радость в повседневной жизни и увидеть волшебство в повседневной рутине. Фотография Мелиссы Брейер без названия, сделанная в 2017 году в Юнтвилле, штат Калифорния, является прекрасным примером этого. Она сидела в бистро, потягивая фиалковую мимозу, когда заметила женское лицо, искаженное классной перегородкой, разделявшей их. Очарованная сюрреалистическим изображением, она сделала несколько снимков. Когда я впервые увидел странное изображение, оно показалось мне созданным в другое время.

Фотография Грасиелы Магнони, сделанная в Пенджабе, Индия, в 2018 году, представляет собой интригующий взгляд на пространство, где пересекаются уличная фотография и документальная фотография. Меня привлекает фигура в центре, балансирующая как аллегорическая фигура на картине Боттичелли. Я хочу больше узнать об этих молодых, хорошо одетых мужчинах. Я люблю фотографии, которые вызывают вопросы.

Представленные здесь фотографии взяты из книги Гульнары Самойловой «Женщины-уличные фотографы».

Евгения Арбугаева: Гиперборея - Истории из Российской Арктики

Арбугаева (р.1985) выросла в уединенном портовом городе Тикси на берегу моря Лаптевых в России и, хотя сейчас живет в Лондоне, по-прежнему тесно связана с местом своего рождения. Ее работы часто находятся в традициях магического реализма, и ее подход сочетает в себе документальный и повествовательный стили, чтобы создать отличительную визуальную иконографию, основанную на реальном опыте, но перекликающуюся с баснями, мифами и романтизмом.

Гиперборея объединяет четыре «главы», представляющие визуальные истории жизни в российской Арктике, и продолжает очаровывать своей родиной.Первый, Weather Man (2013), документирует жизнь Славы, преданного начальника станции, живущего в уединении на удаленном метеорологическом посту на крайнем севере. В 2018-19 гг. При поддержке Сообщества по рассказыванию историй Национального географического общества Арбугаева вернулась в регион, посетив еще три аванпоста на крайнем севере России: маяк на изолированном полуострове Канин, населенный только смотрителями и их собаками; Диксон, заброшенный город-призрак, из которого во время пребывания Арбугаевой здесь происходило грандиозное зрелище северного сияния; и, наконец, дальневосточный регион Чукотки, где проживает чукотская община, которая до сих пор сохраняет традиции своих предков, живя за счет суши и моря, используя морж и китовое мясо в качестве основных компонентов своего рациона.

Каждая группа изображений показывает хрупкость и устойчивость арктической земли и ее жителей, освещая связи между природой, небом, землей, светом и тьмой и обнажая угрозы, создаваемые изменением окружающей среды. Ее точно составленные, похожие на драгоценности изображения сияют богатым потусторонним цветом, ощетиниваются необработанной электрической энергией климата и демонстрируют спокойную напряженность жизней, рожденных в одиночестве и крайностях.

Название выставки «Гиперборея» восходит к греческой мифологии, которая восхваляла безмятежную землю «за северным ветром» (Борей), где раса кротких гигантов (гиперборейцы) жила на плодородной земле, где царил мир и всегда светило солнце.Русская Арктика с ее бесконечными белыми ночами, странными световыми эффектами и местностью, богатой минералами и природными ресурсами, является живым проявлением этого легендарного царства, которое только добавляет привлекательности для Арбугаевой: «Меня всегда восхищали ранние карты Гипербореи и Арктика была жива в воображении людей еще до того, как они ступили туда. Он по-прежнему ассоциируется с волшебным и возвышенным ».

Гиперборея - Истории из Российской Арктики сопровождается программой онлайн-переговоров, которая будет включать в себя подробный разговор с Евгенией Арбугаевой в среду, 9 декабря, а также специально записанный подкаст, в котором артистка ведет слушателей за кулисами шести изображений в выставка.Подробности будут объявлены в ближайшее время.

Выставка открывается вместе с «Отсюда в вечность», первой крупной ретроспективой британского фотографа Сунила Гупта, уроженца Индии, охватывающего пять десятилетий его новаторской фотографической практики.

Найдено: 30 000 фотографий «Русской Вивиан Майер» | Умные новости

К настоящему времени большинство из нас слышало о Вивиан Майер. Во второй половине 20 века уличный фотограф запечатлел уникальные снимки жителей Чикаго, в том числе пожилых людей и бездомных.Но она редко делилась своими работами, и поэтому, когда ее негативы были обнаружены посмертно на аукционе, люди были поражены взглядом Майер и ее плодовитостью. С 1950-х по 1990-е годы она сделала около 100 000 фотографий.

Похоже, что у русской женщины по имени Маша Ивашинцова похожая история.

Как сообщает PetaPixel, Ивашинцова, родившаяся в 1942 году, постоянно фотографировала жителей и жизнь Ленинграда, Россия, но никогда никому не показывала свои работы.

Только в прошлом году, примерно через 17 лет после ее смерти, ее дочь Ася Ивашинцова-Мелкумян нашла около 30 000 негативов и непроявленной пленки на семейном чердаке.

Изображения были сделаны между 1960 и 1999 годами с использованием Leica IIIc и Rolleiflex на пленке Svema. Они варьируются от изображений коммунистических митингов в Ленинграде до автопортретов и портретов ее семьи и друзей.

Согласно PetaPixel, Ивашинцова родилась в богатой семье, активы которой были конфискованы после большевистской революции.В юности она училась на балерину, но позже была отстранена от учебы и поступила в технический колледж. На веб-сайте, созданном для ее матери, Ивашинцова-Мелкумян пишет, что после того, как ее творческая карьера была прервана, Ивашинцова работала на нескольких работах и ​​участвовала в поэтическом и фото-андеграундном движении 1960-х - 80-х годов. Ее связывали романтические отношения с фотографом Борисом Смеловым, поэтом Виктором Кривулиным и лингвистом Мелваром Мелкумяном. Это было из-за тех отношений, которые предпочли не выдвигать на первый план ее собственные работы.

«Она искренне верила, что побледнела рядом с ними и поэтому никому при жизни не показывала свои фотоработы, дневники и стихи», - пишет Ивашинцова-Мелкумян.

Но годы жизни при коммунистическом правлении съели ее, и в конце концов она была помещена в психиатрическую больницу против ее воли. Она умерла в 2000 году в результате борьбы с раком.

«Я считаю свою мать гением, но она никогда не считала себя гением - и никогда не позволяла никому видеть ее такой, какой она была на самом деле», - пишет Ивашинцова-Мелкумян.

Работы Ивашинцовой будут впервые выставлены этим летом в Вене, но если вы не сможете приехать, вы можете увидеть коллекцию ее работ на сайте. Еще не все негативы отсканированы, но небольшая группа друзей и родственников работает над созданием коллекции под названием Masha Galleries.

Понравилась статья?
ПОДПИШИТЕСЬ на нашу рассылку новостей

Посмотрите лучшие фотографии дикой природы 2020 года

Сибирский тигр, залитый пятнами света, стоит на задних лапах и обнимает древнее дерево.Ее глаза зажмурены, рот растянут в блаженной улыбке, щека прижата к коре. Это момент чистой красоты: амурские тигры находятся под большой угрозой исчезновения, но этот, в частности, пребывает в мире.

За свою фотографию этого редкого, мимолетного момента под названием «Объятия» российский фотограф Сергей Горшков стал лауреатом престижной премии «Фотограф года дикой природы», присуждаемой сегодня лондонским музеем естествознания.

«Это сцена, не похожая ни на что другое.Уникальный взгляд на интимный момент в глубине волшебного леса », - сказала Роз Кидман Кокс, председатель судейской коллегии, в пресс-релизе. Фотография находящегося под угрозой исчезновения животного, переживающего спокойный момент, «вселяет в нас надежду», - сказал Том Литтлвуд, исполнительный директор музея по науке. «Благодаря уникальной эмоциональной силе фотографии нам напоминают о красоте мира природы и нашей общей ответственности за его защиту».

Когда Горшков - постоянный участник издания National Geographic для России - решил сфотографировать сибирского тигра в его естественной среде обитания с помощью удаленной фотоловушки, он знал, что его шансы сделать это невероятно малы, сказал он участникам конкурса. судьи.Считается, что осталось всего несколько сотен сибирских тигров, и их обитание может составлять от 90 до 740 квадратных миль. Чтобы определить, где поставить фотоловушку, Горшков прочесал национальный парк «Земля леопарда» на Дальнем Востоке в поисках тигров, изучая деревья на предмет запаха, шерсти тигра, мочи или царапин. Когда он подумал, что нашел хорошее место, он установил фотоловушку напротив маньчжурской ели, старовозрастного вида, обитающего в этом регионе. На создание этой фотографии у него ушло 11 месяцев.

Конкурс, который проводится уже 56 лет, включает 17 категорий фотографий дикой природы, включая поведение, фотожурналистику и портретную живопись. В этом году на конкурс поступило 49 000 работ от фотографов со всего мира. Судьи стремятся к новаторству, повествованию и техническим навыкам. (См. Прошлогодних победителей здесь.)

Тринадцатилетняя Лийна Хейккинен из Финляндии стала лауреатом конкурса «Молодой фотограф года дикой природы», еще одно высшее достижение конкурса, за свою фотографию молодого лиса, пожирающего гуся, когда белые перья летят среди безумия. , который она запечатлела на острове Лехтисаари в пригороде Хельсинки.

Фотограф National Geographic Кирстен Люс получила приз за один снимок для фотожурналистики за фотографию белого медведя в неволе, выступающего в российском передвижном цирке. Из 17 категорий Люси и Хейккинен были единственными женщинами-победителями.

За кадром

Люси запечатлела изображение белого медведя, документируя развлечения в неволе дикой природы в России в рамках глобального исследования туризма дикой природы, о котором она и я сообщили для National Geographic в 2019 году.Когда мы узнали о бродячем цирке белых медведей, говорит Люси, мы «изо всех сил пытались изменить наши планы по освещению событий, чтобы втиснуться в 36-часовую поездку в Казань [на юго-западе России], потому что нам нужно было увидеть единственных известных действующих белых медведей из существующих. ”

3 ноября 2018 года мы наблюдали, как четыре белых медведя в намордниках представили ледяной цирк, когда их дрессировщики управляли ими с помощью металлических прутьев. Они ловили баскетбол, делали вид, что играют на музыкальных инструментах на задних лапах, танцевали бальные танцы. В перерывах между трюками они катались по льду, царапая и облизывая его, пользуясь несколькими минутами контакта.

Хотя для создания этого кадра не требовалось кропотливой установки фотоловушек или месяцев ожидания, у него были свои препятствия.

«Мои задачи для этого снимка, вероятно, сильно отличались от задач других фотографов дикой природы, потому что я сидела в театре», - говорит Люс. Мы заплатили за билеты, как и все остальные зрители, и мобильность была ограничена. «Мне пришлось сделать все, что в моих силах, при съемке с длинным объективом через синюю защитную сетку на неподвижном месте», - говорит она.

«Я знала, что эта фотография шокирует и удивит наших читателей, потому что белые медведи так часто используются как знаковый символ сохранения природы», - говорит Люс.Два других изображения из репортажа Люси также были названы финалистами в той же категории: слоны, позирующие с туристами на тайском пляже, и белуги, выступающие во всплывающем передвижном цирке в России. (См. Советы по ответственному туризму дикой природы.)

Фотограф Пол Хилтон также выиграл за работу по эксплуатации дикой природы. Его проект о глобальной торговле дикими животными и растениями, включая фотографию обезьяны в цепях в задней комнате птичьего рынка Бали, был удостоен награды за историю фотожурналистики.

«По мере того, как эти изображения начинают все шире распространяться в социальных сетях и в Интернете, мы замечаем пробуждение в умах людей», - говорит Люс.Эти фотографии затрудняют игнорирование страданий диких животных для использования людьми.

Саша Руденский - факультет Уэслианского университета

Фотографические работы Саши Руденского исследуют производство и интерпретацию культурной самобытности и истории, определенных геополитическим пространством «Нового Востока», как это определено бывшими территориями Советского Союза. Перемещаясь между способами наблюдения, конструирования и присвоения, практика Руденского одновременно связана с индексичностью и производительностью, истиной и иллюзией, социальным документом и фантазией.Ее интересуют противоречие между частной жизнью и публичной личностью, несоответствие между поверхностным описанием и психологической внутренней сущностью, а также пересечение официальной и личной историй на фоне основных политических и социальных событий путинской эпохи.
Саша Руденски регулярно получает заказы от журнала New York Times Magazine, где ее редакционная работа варьируется от портретной живописи до подробных рассказов о подростковой тревоге.

Саша Руденский - фотограф российского происхождения, чьи работы широко выставлялись в США, Европе и Азии.В 2010 году работы Саши были включены в международный опрос молодых фотографов «ReGeneration 2: Photographers of Tomorrow Today». Ее дебютная персональная выставка «Мишура и синий» была выставлена ​​в галерее Саши Вольф в Нью-Йорке в 2016 году. Ее работы хранятся в ряде публичных коллекций, включая Musee de l'Elysee, Художественную галерею Йельского университета и Центр творческой фотографии в Тусконе. другие.
Саша получила степень магистра искусств в Школе искусств Йельского университета в 2008 году и степень бакалавра в Уэслианском университете в 2001 году.Она была лауреатом Мемориальной премии Уорда Чейни от Йельского университета, стипендии Mortimer-Hays Brandeis Traveling Fellowship, премии Leica / Jim Marshall и премии Джессапа от Уэслианского университета. В 2013 году Саша получил грант индивидуальной стипендии Аарона Шискинда. Она регулярно пишет статьи в New York Times Magazine.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *