Сальгадо фотограф: Фотограф Себастио Сальгадо (Sebastiao Salgado)

Содержание

Фотограф Себастио Сальгадо (Sebastiao Salgado)

«Моя жена купила фотоаппарат, когда изучала архитектуру в Париже.  Я до этого никогда не фотографировал, но, взяв камеру в руки и посмотрев в видоискатель, получил огромное удовольствие». Именно так написал о рождении известного бразильского фотографа Себастио Сальгадо (Sebastiao Salgado) … он сам. Да-да… Ведь, как говорил известный фотограф из Венгрии Брассай, практически у каждого творческого человека два дня рождения, две даты. Первая – когда он младенцем появился на свет, и вторая – когда к человеку приходит понимание того, в чем заключается его истинное призвание. Примерно так же говорил о себе и Роберт Капа, тоже прославленный фотограф.

Второе, главное рождение Себастио Сальгадо как фотографа произошло намного позже рождения упомянутых мастеров фотоискусства, в конце шестидесятых — начале семидесятых прошлого века, вскоре после того как Себастио с женой переехали в Париж из Бразилии. Он тогда был занят подготовкой к защите докторской диссертации и планировал стать серьезным экономистом. В первой половине семидесятых семейство Сальгадо совершило несколько замечательных путешествий по Африке. Предприняли они это в рамках экономических программ Международного Банка. Устав пользоваться фотоаппаратом жены, Себастио обзаводится собственным. Покупает «Лейку» и не расстается с ней во время всех своих путешествий. Со временем фотография затягивает его всё сильнее и сильнее. И однажды, вернувшись из поездки, Себастио Сальгадо решает начать новую жизнь  – жизнь фотографа. Удовольствие, получаемое им от занятий фотографией, было, как он сам потом говорил, просто огромным. И вообще слово «огромное» («enormous»)  он очень любил и часто его употреблял в сочетании со словом «фотография».

Хоть и жила семья Сальгадо в Париже, но дома Себастио было практически не застать. Он всегда был в центре важнейших мировых событий того времени.

Снимал покушение на президента США Рональда Рейгана, делал репортажи с  войн в Западной Сахаре и Анголе, освещал как фотокорреспондент известную «операцию Энтеббе» — освобождение израильских заложников, и множество других громких мировых конфликтов и происшествий.  Снимки Сальгадо стали появляться в прессе. Вскоре они принесли ему мировую известность. И уже в 1979 году (До первой книги Себастио было еще далеко!)  фотограф был приглашен на работу в «Magnum Photos», самое известное в мире на то время фотоагенство, знаменитое объединение фотографов-документалистов.

С 1977 по 1984 год —  целых семь лет посвятил молодой еще тогда  Сальгадо своему первому крупному проекту, в котором рассказал о Латинской Америке. Потом он писал, что это были годы его путешествий во времени, возвращение на семь веков назад. Себастио наблюдал, как перед ним в очень ленивом, медленном темпе,  так, как течет время в этих краях, проходит поток схожих между собой культур, верований, связанных одной историей,  историей страдания. Закончился этот проект в 1986 году выходом в свет книги «Другие Америки»  («Other Americas»). До сих пор она является самым лучшим свидетельством о том, как сегодня живет коренное население и крестьяне этого уголка планеты, как бедственно  положение этих народов.

Совсем скоро, всё в том же 1986 году, выходит вторая книга Себастио Сальгадо. Она называется «Сахель: Человек в Беде» («Sahel: Man in Distress»). Над ней автор работал в северных районах Африки, пострадавших от сильнейшей засухи в 1984-1985 годах. На фотографиях на страницах этой книги – не только лица жертв засухи и страшного голода, но и самоотверженность,  мужество людей, пришедшим им на помощь. Это, в первую очередь, молодые медсестры и доктора из международной организации «Врачи без границ», рабочие, инженеры…Герои этой книги не кажутся нам чужими, незнакомыми. Лица страдающих африканцев, которые пронзительно кричат, не разжимая губ – уже не просто «чьи то» лица… Они становятся по настоящему близкими.

В конец восьмидесятых — начале девяностых Сальгадо увлекается темой рабочих. Сталевары, шахтеры, ткачихи, рыбаки, золотоискатели, строители – вот герои его снимков. Люди, занимающиеся тяжелым физическим трудом, люди, зарабатывающие на хлеб своими руками. Сегодня такие люди практически «археологическая редкость». Встретить их можно разве что в странах «третьего мира», а совсем скоро и в этих странах рабочие могут остаться без работы в результате автоматизации и роботизации производства. Увенчал этот этап работы Себастио Сальгадо выход на восьми языках более чем стотысячным тиражом книги «Рабочие: Археология индустриальной эпохи» («Workers: an archeology of the industrial era»).

Для этой книги о рабочих Сальгадо делал фотографии в 23 странах мира. «Всего в 23 странах» — улыбаясь, говорил он. Следующий его проект охватил уже 47 стран. В нём он рассказал о массовой миграции населения, пожалуй, самой больной проблеме нашего времени. Одна из причин возникновения этой темы в работе Себастио Сальгадо – знание ее не понаслышке. Ведь он сам родился на маленькой бразильской ферме и в пятилетнем возрасте стал жить в крошечном городке. Когда ему исполнилось пятнадцать, он перебрался в другой, среднего размера город, в котором проживало 120 тысяч человек. В этом городе он впервые встретил свою будущую жену Лелию Делуиз Уаник , и в 1967 году семья Сальгадо переехала в Сан-Паулу. Но вскоре жизнь заставила их покинуть родину и бежать по политическим причинам во Францию. «Даже сегодня я иностранец, живущий в чужой стране» — писал позже Себастио Сальгадо. Работа над темой о миграции заняла шесть лет.  В 2000 году увидели свет сразу две книги, созданных Сальгадо по итогам поездок и общения с мигрантами по всему миру: «Миграция: Человечество в движении» («Migrations: Humanity in Transition») и «Дети: беженцы и мигранты» («The Children: Refugees and Migrants»).

Имя фотографа и фотожурналиста  Себастио Сальгадо стало известно всему миру уже после выхода первых двух его книг. Проекты, которые последовали за ними, всё больше и больше укрепляли его известность и значимость в мире журналистики. Но кроме таланта фотохроникера Себастио обладал  еще и талантом  фотохудожника. Тем не менее, интересно и то, что сам фотограф свои снимки считает просто работами документалиста, «Не фотографирующий, а фотографируемый делает фотографию» — говорит он. Автор не хочет, чтобы его снимки считали произведениями искусства. Тут остается лишь порадоваться тому, что вся дальнейшая жизнь произведения, после того, как оно покинуло мастерскую автора, уже не зависит от его воли. Несмотря на то, что на них порой изображены ужасные сцены из реальной жизни, фотографии Сальгадо потрясающе красивы и уже много лет живут своей собственной жизнью, украшая собой многочисленные фотовыставки и стены более ста музеев мира, они стали жемчужинами сотен личных коллекций. Про публикацию их в книгах  и тиражирование фотографий Себастио Сальгадо  в Интернете говорить и не приходится.

В 1994 году Себастио Сальгадо принимает решение разорвать отношения с «Magnum Photos». Вместе с женой они отрывают скорее всего самое маленькое фотоагентство в мире — «Amazonas Images». В него входит только один фотограф, собственно, сам Себастио. Кроме фотографической деятельности агентство занимается природоохранной работой. Вскоре в Бразилии супруги Сальгадо выкупили участок земли, на котором раньше стояла ферма отца Себастио, на которой родился и он сам, и открыли там «Институт Земли» («Instituto Terra»). Главная цель работы института – охрана лесов, а так же просветительская деятельность в этой сфере.

В 1998 году на месте рождения знаменитого фотографа его стараниями был учрежден заповедник и начались лесовосстановительные работы. Количество зеленых насаждений в этих местах, начиная с 1940 года,  уменьшилось в 300 раз! За десять лет существования заповедника на его территории специалистами и волонтерами было посажено более миллиона саженцев деревьев! Но до полного восстановления природы этого края еще очень далеко.

Следующий проект Себастио Сальгадо связан с природоохранной деятельностью. Кто-то посчитал этот проект за кардинальную смену деятельности фотографа, но сам он так не считает. «Это продолжение уже начатых мною исследований» — говорит Себастио. Этим проектом Сальгадо решил показать всему миру  уголки земли, неиспорченные цивилизацией,    доказать людям, что эти уголки прекрасны. Фотограф надеется, что его новый проект поможет человечеству наконец-то понять, какое место оно занимает в окружающей среде. Этот проект он назвал Генезис, и призывает всех жителей Земли,  насколько это возможно, вернуться к истокам жизни на нашей планете, к тому воздуху, той воде, тому огню, которые и породили на ней жизнь. К тем животным, которые до сих пор не приручены людьми,  к тем отдаленным племенам, ведущим примитивную жизнь, остающуюся без изменений многие сотни лет, к самым ранним формам человеческих организаций и поселений.

Работу над этим проектом Себастио Сальгадо начал на Галапагосских островах, именно в тех местах, где в 1835 году Чарльз Дарвин первый раз задумался об эволюции. Впервые в своей фотографической практике Себастио снимал красивые пейзажи дикой природы, рассветы и закаты, черепах, птиц, огромных ящериц, которые казались ему маленькими драконами. Себастио было уже за шестьдесят, но он совсем по детски, по настоящему, радовался всему тому,  что он видел вокруг себя.  В своих записках он восторгался: «Это просто восхитительно! У меня есть даже фотография, где одна игуана обнимает другую!». После возвращения с Галапагосских островов жажда путешествий в Себастио не угасла. Он посетил Руанду, Патагонию, Камчатку и даже Антарктиду! В рамках этого проекта он много снимал в родной Бразилии. На завершение этого проекта фотограф и защитник природы планирует отвести  восемь лет своей жизни. Хочется надеяться, что впереди у него еще много открытий, которыми он порадует всех нас.

Себастио Сальгадо —  оптимист по своей натуре. Он полон жизненных сил. В 2007 году в одном из интервью он признался, что надеется фотографировать до самого конца своей жизни, а фотографы обычно живут до старости… Удовольствие, которое Себастио получил, когда впервые взял в руки фотоаппарат, не ушло никуда. Он получает его и сейчас. Поэтому хочется верить, что за проектом «Генезис» состоятся и другие проекты мастера.  

GENESIS Sebastiao Salgado. Фотографии Себастио Сальгадо в Москве • Интерьер+Дизайн

На «Фотобиеннале 2016» в Москву приехал всемирноизвестный фотограф Себастио Сальгадо (Sebastiao Salgado). Его масштабная выставка GENESIS — в исторических залах Дома-музея Матвея Муравьева-Апостола.

Вы хотели бы прочувствовать тренд Wild? Тогда проект GENESIS Sebastiao Salgado — лучшее угощение для глаз. Фотографы умеют блестяще придумать тему для серий. Бразильский мастер Себастио Сальгадо (р. 1944) начал свой проект «Генезис» в 2004 году. Восемь лет путешествий по 32 странам превратились в головокружительный рассказ о параллельной реальности. О том, что происходит на земле одновременно с адским трафиком мегаполисов, гибридными войнами, говорящими гаджетами и взрывающимися дронами. Сальгадо поставил себе цель: во всем многообразии мира считать самый первозданный текст. «Мы живем в критичное для нашей планеты время, и фотография — один из способов поделиться этим историческим моментом,  говорит фотограф.  В наших силах посмотреть на силу нашей планеты новым, свежим взглядом. Для меня «Генезис» — своего рода дань уважения, которую мы посвящаем нашему природному дому». 

За годы размышлений о начале жизни Сальгадо побывал с камерой в пустыне Калахари, джунглях Индонезии, на Галапагосских островах, высадился на Мадагаскаре и Аляску, совершил опасное путешествие в Антарктику. Значительная часть проекта была снята в России — на Камчатке и острове Врангеля.  Результаты его творческого эксперимента  — 245 черно-белых фотографий. Нет цивилизации, но есть жизнь. Как это выглядит? Пустыни с барханами, напоминающие умопомрачительные декорации к марсианским хроникам. Горные хребты, веками смотрящие в высокое небо. Женщины далеких племен, с затравленными и гипнотизирующими взглядами, дикие охотники и рыбаки и даже пингвины, бросающиеся с ледяных скал. 

Знаменитым Сальгадо сделали серии с острым социальным уклоном. Его проекты «Другие Америки» (1986), «Рабочие» (1993),  «Земля» (1997), «Миграции и портреты» (2000), «Африка» (2007) выдавали в нем едкого, иногда ироничного наблюдателя, готового изобличать и критиковать. Придумав GENESIS, он полностью сменил оптику и эстетику, его вгляд стал эпичным, медленным и порой восторженно-зачарованным. В конце концов он напомнил нам о том, что 46% территории планеты Земля до сих пор имеет нетронутый вид. 

Фотографии GENESIS Sebastiao Salgado уже увидели более 3 000 000 зрителей в 25 городах по всему миру, в том числе в Риме, Лондоне, Париже, Стокгольме, Нью-Йорке, Сингапуре, Шанхае. Работа Себастио Сальгадо стала материалом для документального фильма «Соль земли», снятого режиссером Вимом Вендерсом. Картина была отмечена специальным призом в Каннах.

Выставка проходит в Москве с 18 февраля по 17 мая 2016 г. в Доме-музее Матвея Муравьева-Апостола по адресу: ул. Старая Басманная, 23/9, стр. 1.

Айсберг между островом Паулет и Южными Шетландскими островами в море Уэдделла. 2005. Фотография Себастио Сальгадо / Amazonas images Южные киты плывут к полуострову Вальдес. Полуостров Вальдес, Аргентина. 2004. Фотография Себастио Сальгадо / Amazonas images Женщины в деревне Зое используют красный плод орлеанового дерева, чтобы окрасить свои тела. Штат Пара, Бразилия. 2009. Фотография Себастио Сальгадо / Amazonas images.

Себастио Сальгадо. Выставка фотографий из проекта «Генезис» . Выставка.

Санкт-Петербург 2016 — Музей современного искусства Эрарта

Проект, который собирался под названием «Генезис» куратором Лелией Ваник Сальгадо (Lélia Wanick Salgado), — это фотографическая экспедиция вокруг Земли, путешествие по тем местам на планете, где ее обитателям пока удалось избежать разрушительного воздействия современной цивилизации. Это свидетельство того, что на нашей планете до сих пор есть большие регионы, где правит величественная природа. Проект делится со зрителями этой красотой и обращает наше внимание на то, что на планете еще сохранилось в неприкосновенности, что уже подвергается опасности исчезновения, и что еще можно спасти.

Сальгадо начал свой масштабный проект в 2004 году и завершил его в 2011. За годы работы бразильский фотограф посетил пустыню Калахари, джунгли Индонезии, Галапагосские острова, Мадагаскар, Аляску, Антарктику и другие места, где красота нетронутой человеком, первозданной природы поражает эпическим великолепием и вдохновляет на то, чтобы сохранить ее для будущих поколений. Большая часть фотографий была сделана в России — на полуострове Камчатка и острове Врангеля.

В отличие от социально окрашенных фотопроектов, которые сделали в свое время Сальгадо знаменитым на весь мир («Другие Америки» 1986 г., «Рабочие» 1993 г., «Земля» 1997 г., «Миграции и портреты» 2000 г., «Африка» 2007 г.), данная выставка эстетизирует величие планеты Земля, 46% территории которой до сих пор сохранили нетронутый вид.

«Мы живем в критичное для нашей планеты время, и фотография — один из способов поделиться этим историческим моментом. В наших силах — посмотреть на силу планеты новым, свежим взглядом. Для меня «Генезис» — это своего рода дань уважения, которую мы посвящаем нашему природному дому», — говорит Сальгадо.

Теперь жители и гости Санкт-Петербурга смогут прикоснуться к величественной красоте нашей большой планеты. Выставка, включающая 245 фотографий, разместится в Новом крыле музея современного искусства Эрарта и продлится три месяца.

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки

Выставка всемирно известного фотографа Себастио Сальгадо «ГЕНЕЗИС» включает 245 великолепных фотографий, отобранных из тысяч снимков, сделанных за восемь лет путешествий в 32 разных места. Выставка — это фотографическая экспедиция вокруг Земли, путешествие по тем местам на планете, где ее обитателям пока удалось избежать разрушительного воздействия современной цивилизации. Это свидетельство того, что на нашей планете до сих пор есть большие регионы, где правит величественная природа. «ГЕНЕЗИС» делится со зрителями этой красотой и обращает их внимание на то, что на планете еще сохранилось в неприкосновенности, что уже подвергается опасности исчезновения, и что еще можно спасти.

«ГЕНЕЗИС» был начат в 2004 году и завершен в 2011. За годы работы над проектом Сальгадо посетил пустыню Калахари, джунгли Индонезии, Галапагосские острова, Мадагаскар, Аляску, Антарктику и другие места, где красота нетронутой человеком, первозданной природы поражает эпическим великолепием и вдохновляет на то, чтобы ее сохранить для будущих поколений. Большая часть фотографий была сделана в России — на полуострове Камчатка и острове Врангеля.

В отличие от социально окрашенных фотопроектов, сделавших Сальгадо знаменитым («Другие Америки» 1986г., «Рабочие» 1993г., «Земля» 1997г., «Миграции и портреты» 2000г., «Африка» 2007г.), «ГЕНЕЗИС» эстетизирует величие планеты Земля, 46% территории которой до сих пор сохранили нетронутый вид.

«Мы живем в критичное для нашей планеты время, и фотография — один из способов поделиться этим историческим моментом» — говорит Сальгадо. «В наших силах — посмотреть на силу нашей планеты новым, свежим взглядом. Для меня „ГЕНЕЗИС“ — это своего рода дань уважения, которую мы посвящаем нашему природному дому».

Проект «ГЕНЕЗИС» уже увидели более 3 000 000 зрителей в 25 городах по всему миру, в том числе в таких институциях как:
Музей естественной истории // Лондон
Королевский музей Онтарио // Торонто
Музей Ара Пачис // Рим
Ботанический сад // Рио-де-Жанейро
Музей фотографии Fotografiska // Стокгольм
Европейский дом фотографии // Париж
Международный Центр Фотографии // Нью-Йорк
Национальный Музей Сингапура
Музей Естественной Истории // Шанхай

Документальная фотография

Фотограф: Себастьян Сальгадо (Sebastiao Salgado)

Себастьян Сальгадо — один из самых известных в мире фотографов-документалистов, живой классик фотографии, один из 30 самых влиятельных фотографов десятилетия по версии журнала «PDN Magazine». За десятилетия своей работы он создал множество выдающихся снимков и навсегда вошел в историю фотоискусства и фотожурналистики.

Родился Себастьян Сальгадо в 1944 году в небольшом бразильском городке. Ни в детстве, ни в юности он и не помышлял о фотографии, в то время у Себастьяна были иные увлечения.

К тому же он упорно учился, окончив в итоге экономический факультет Университета Сан-Паулу, после чего не менее упорно делал карьеру; но все изменилось в 1970 году, когда ему было уже 26 лет.

По линии Всемирного банка Себастьян оказался в Африке, и происходящее там настолько его поразило, что он взялся за камеру.
Первое время он делал любительские снимки и осваивал азы фотографии, но уже в 1973 году навсегда покончил с экономической карьерой и стал фоторепортером.
И, как выяснилось, именно в репортажной и документальной фотографии Себастьян Сальгадо нашел свое истинное призвание: уже в 1979 году его приглашают работать в самое, пожалуй, знаменитое фотоагентство, «Магнум». К слову, в 1994 году он создал собственное агентство Amazonas Images.

Первые годы Себастьян работает над политическими обзорами и новостными репортажами, но вскоре переходит к главной теме своей профессиональной деятельности: социальным проблемам.

Он снимает голод и засуху в Африке, нищие кварталы в городах Латинской Америки. В 1986 году выходит его первая книга «Другие Америки» и сразу же вслед за ней вторая, «Сахель: человек в беде». Два этих фотоальбома принесли Себастьяну Сальгадо мировую известность и признание коллег.

Затем были и другие проекты: о тяжелом положении рабочих, о проблемах международной миграции. Кроме того, Себастьян с женой активно занимаются природоохранной деятельностью и даже основали в Бразилии общественную организацию «Институт Земли».

Но что бы ни делал Себастьян Сальгадо, он все равно остается прежде всего фотографом, одним из тех, кто при помощи фотоснимков показывает людям разные страны мира вокруг них.

Документальная фотография показывает, как именно выглядит наш мир в любой конкретный момент времени. Снимки могут вызывать печаль, радость, негодование или удивление, но все они имеют историческое значение. Сохраните историю нашего мира в настоящей фотокниге, ведь она способна воссоздать хронологию событий и передать все вышеперечисленные чувства.

Проект «Генезис» легендарного фотографа Сальгадо показали в Москве — Российская газета

Для тех, кто никогда не видел культового докфильма Вима Вендерса «Соль земли», снятого именно о Себастио Сальгадо, кто проспал его предыдущую выставку в Москве с проектом «Рабочие» — о тяжком доиндустриальном ручном труде на всех континентах Земли, мощные, эпические фотографии легендарного бразильца могут показаться триумфальной песнью первопроходца. Первозданная природа, племена, живущие в дали от цивилизации (иногда настолько вдали, что не подозревают о ней, а фотографу, чтобы не повредить им, нужно пройти многодневный карантин), детеныши животных, без опаски встречающие взгляд человека с камерой. На фотографиях Сальгадо можно увидеть леопарда, подошедшего к реке напиться… Айсберг, похожий на копию древнего шотландского замка, отправленного в плавание по волнам Антарктики вместе с оледеневшими скалами… Двух туземцев, старого охотника и его ребенка, позирующих на «полянке» в тропических джунглях… Маленького ненца, выглядывающего из меховых одежд на сорокаградусном морозе… Оленье стадо, растянувшееся в многокилометровом переходе по снежной пустыне…

За каждой фотографией Сальгадо — история встречи. Будь то встреча с детенышем морского льва, в глазах которого отразилась фигура фотографа, или встреча с китом, плавник которого похож на хвост самолета, и который доверчиво подпустил фотографа, дав прикоснуться к себе. «В начале ХХ века популяция этих китов насчитывала 500 тысяч, в начале ХХI их осталось 2700, — говорит Сальгадо. — Эти огромные животные, в сущности, очень нежные создания, доверчивые и любопытные. Люди, к сожалению, этим воспользовались. Киты на грани вымирания сейчас». На мой вопрос, почему он не снимает свидетельства экологических катастрофы в Арктике или в лесах Амазонки, Сальгадо отвечает: «46 процентов Земли, к счастью, еще остаются в своем первозданном виде. Это почти половина планеты. Я хочу привлечь внимание к этому первозданному миру, который еще существует на планете. И который мы любыми способами должны сохранить».

Иными словами, проект, который выглядит как продолжение модернистского проекта покорения «пространства и времени», по духу своему прямо противоположный. Рассказывая молодым людям, которые будут водить экскурсии по выставке, о проекте, Сальгадо темпераментно заявляет: «Если вас будут спрашивать, работал ли фотограф как антрополог, социолог или экономист, вы должны сказать: «Нет. Это человек, который в фотографиях отразил свою жизнь…». В первый момент это озадачивает. Что общего у этого высокого голубоглазого человека, с орлиным профилем, как писали в старых романах, гладко обритым черепом совершенной формы, получившего экономическое образование в Париже, снимавшего для крупнейших журналов Европы, говорящего, как минимум, на трех языках, с дикой природой, туземными племенами? Но этот герой, словно сошедший со страниц романов Жюль Верна, — человек ХХI века. Проект «Генезис» — это его жизнь не потому, что он рассказывает о его путешествиях вокруг земного шара, а потому что он своего рода итог, отталкивающийся от опыта всей его жизни. Опыта человека, снимавшего голод, бедствия, войну, миграцию изнуренных и отчаявшихся людей через джунгли, горы, пустыни, моря — к надежде на жизнь… Опыта человека, который после съемки геноцида и голода в Африке, сам буквально заболел от ужасов увиденного… Опыта человека, который в поисках спасения вместе с женой вернулся домой, на отцовскую ферму, чтобы обнаружить вместо зеленого райского уголка — каменную пустыню с иссохшими ручейками… Опыта человека, чья семья с конца 1990-х на этой земле высадила два с половиной миллиона деревьев, превратив бывшую ферму и бывшую пустыню в заповедный уголок. Опыта человека, познавшего, что вернуться к жизни можно только вместе с природой.

Проект «Генезис» — в равной степени попытка поделиться этим опытом и жажда вернуться к доступной для нас (вопрос — как долго?) точке отсчета, пока она еще не превратилась в точку невозрата. Неслучайно маршрут Сальгадо если не повторяет, то, как минимум, включает места, в которых побывал Чарльз Дарвин, путешествуя на корабле «Бигль», в частности Галапагосские острова. Проект Сальгадо — это отсылка и к знаменитому труду «Происхождение видов», заложившему начала современной эволюционной теории и биологии как науки, и возвращение в одну из исходных точек модернистской эпохи — со знанием об экологических катастрофах века постмодерна. Это, может быть, наш последний шанс вглядеться в сказочно щедрый и прекрасный мир, который был нам дан, пока человек не вообразил, что этот мир — его частная собственность.

Прямая речь

Себастио Сальгадо, фотограф:

С кем было труднее «договариваться», с людьми или животными? Знаете, я не сталкивался с агрессивностью ни со стороны хищников, ни со стороны племен, живущих в дали от цивилизации. Если говорить о хищниках, то они не убивают ради того, чтобы убить человека. Они охотятся только тогда, когда голодны. В отличие от человека, они не стремятся убить из тактических или стратегических соображений, не делают запасы мяса. Нужно, конечно, проявлять элементарную осторожность, но в принципе их поведение всегда предсказуемо. Пожалуй, единственный раз, когда мы на самом деле подвергались определенному риску, был во время съемок слонов в Замбии. Там на них слишком много охотятся. Этот вид животных находится там под угрозой исчезновения. Слоны привыкли, что охотники приезжают на машинах. Поэтому они могут иногда атаковать машину — несмотря на то, что они травоядные животные, а вовсе не хищники. Тем не менее, когда они видят тебя не первый, и не второй, и не третий раз, видят, что люди из этой конкретной машины не делают попыток убить или захватить кого-то из их сообщества, они становятся более миролюбивы. Даже могут проявить дружелюбие, симпатии. Поведение животных в основе очень разумно. Хотя мы считаем себя единственными разумные существами на планете, но это не так. Разумное поведение свойственно и животным, и даже растениям.

Если говорить о туземных племенах, то среди них очень мало агрессивных племен в принципе. Например, во время съемок в Бразилии мы работали с племенем, члены которого до сих пор носят кусочек дерева, воткнутый в нижнюю губу. Один раз я стал свидетелем ссоры двух человек из этого племени — этот сюжет нашел отражение в фотографиях выставки. Конфликт, видимо, был достаточно острым, и чтобы разрешить его все племя собралось на поляне. Они поставили два пенька, на которые взобрались те двое, что меж собой что-то не поделили. Каждый из них объяснял, что произошло, с его точки зрения. А остальные члены сообщества стали обсуждать, что произошло. Они обсуждали конфликт в течение двух часов, пришли к мирному соглашению, и все закончилось большим праздником. Получается, что жестокое разрешение конфликта не свойственно аборигенным племенам. Их танцы, которые я тоже снимал, могут казаться агрессивными. Но, в сущности, это скорее часть спортивного состязания.

В другом племени люди в принципе не едят теплокровных животных, а едят только холоднокровных, типа змей, ящериц. По их мнению, мясо теплокровных животных разгорячит их собственную кровь, и они могут стать более агрессивными. Таким образом, проявление агрессии считается у них чем-то низким, недостойным. Если человек становится слишком агрессивным, его даже могут изгнать из своего племени.

После всех этих путешествий я думаю, что жестокость появилась среди людей, когда мы стали жить большими сообществами и стали беречь свою собственность. В племенах же, о которых я рассказываю, этой проблемы нет. Например, если человек умирает, то его вещи, орудия кладут в большую кучу, поджигают ее. Все сгорает и не достается никому. Так что любой повод к агрессии, жестокости устраняется.

Справка

Себастио Сальгадо (р.1944) — фотограф, фотожурналист, совместно с Лелией Ваник Сальгадо сооснователь агентства Amazonas Images в Париже, член престижного агентства Magnum Photo с 1979 по 1994. Сальгадо дважды получал титул «Фотограф года» от Международного Центра Фотографии (International Center of Photography, New York). Был награждён медалью столетия Королевского фотографического общества. С 2001 года носит титул посла доброй воли ЮНИСЕФ, почётного члена Американской академии искусств и наук.

Себастяо Сальгадо

Ниже отрывок интервью Сальгадо, которое он дал в 2016 году в Мультимедиа Арт Музее в Москве.

«В Бразилии, откуда мы с женой родом, царила диктатура, против которой мы выступали. В 1969 году, когда мне было 25 лет, а Лелии — 22, нам пришлось покинуть страну. Мы переехали во Францию. Мне больше не нравилась экономика. Мы собрались переезжать в Советский Союз, мечтали поступить в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, я хотел сменить профессию и стать инженером — я был хорошим математиком и учился в Париже в Школе экономики и статистики. Мы изучали марксизм, труды Ленина. Мы получили фантастическое образование. В 1970 году мы приехали в Прагу к одному чешскому коммунисту, чтобы он рассказал нам, как переехать в СССР и поступить в университет. Он сказал нам: «Ребята, вы молодые идеалисты, вы верите в коммунизм, но вы должны знать, что в Советском Союзе идеалов больше нет. Они не строят коммунизм, власть больше не принадлежит народу, её захватили аппаратчики, и если вы хотите бороться за счастье простых людей, то оставайтесь здесь и работайте с иммигрантами».

Россия для нас как для людей из третьего мира была особенно важна. Мы возлагали огромные надежды на Россию.
Вот я думаю, что бы произошло, если бы я стал инженером? Буквально полчаса назад у дверей нашего отеля я встретил человека из Сенегала и спросил его: «Ну как же ты оказался здесь, в России?» Он ответил, что приехал учиться и остался жить. Подумать только: если бы я приехал учиться сюда, стал бы инженером и не был бы тем, кто я есть сейчас- фотографом, а был бы просто российским стариком.

После того разговора с чешским коммунистом мы вернулись в Париж. Какое-то время спустя Лелии понадобилось купить фотоаппарат, чтобы снимать архитектуру. Тогда у меня впервые появилась возможность сделать кадр. Это был маленький фотоаппарат марки Pentax, и когда я впервые посмотрел в видоискатель, я понял, что жизнь может полностью измениться.
Несмотря на то, что я начал заниматься фотографией довольно поздно, благодаря этим знаниям у меня было гораздо больше возможностей, чем у фотографов, которые этого образования не имели.

Себастьян Сальгадо | Продажа произведений искусства + биография фотографа

Ранние годы

Себастьян Сальгадо родился 8 февраля 1944 года на большой животноводческой ферме в Эморесе, штат Минас-Жерайс, Бразилия, в семье среднего класса и был шестым из восьми детей. Он сказал, что его детство, проведенное на ферме, во многом повлияло на экспансию, которой славятся его фотографии. Сальгадо переехал в соседний город учиться в школу, а затем в Виторию и Сан-Паулу, чтобы изучать экономику.В 1967 году он женился на Лелии Делуиз Ваник, которая сыграла важную роль в развитии его фотографической практики. Он считает свою работу продуктом их партнерства, а Лелиа — дальновидным и руководящим звеном в планировании и реализации его проектов. У них двое сыновей и один внук.

Сальгадо начал свою карьеру в качестве экономиста, работая на министра финансов штата Сан-Паулу, прежде чем переехать в Париж, чтобы получить докторскую степень. Этот шаг был во многом результатом его участия в студенческих протестах против военной диктатуры Бразилии, что привело к аннулированию его бразильского паспорта.Его паспорт был отправлен в ссылку на десять лет, но его паспорт был восстановлен только после судебного разбирательства, но семья решила остаться в Европе, отчасти для обеспечения ухода за одним из своих сыновей, который родился с синдромом Дауна. Сальгадо начал работать в Международной организации кофе в это время и много путешествовал по Африке для Всемирного банка.

Карьера фотографа

Себастьян Сальгадо начал фотографировать в начале 1970-х годов, когда Лелия купила фотоаппарат, чтобы использовать его во время изучения архитектуры. В 1973 году он отказался от карьеры экономиста, поскольку фотография «вторглась» в его жизнь. После работы в фотоагентствах Sygma и Gamma в 1979 году он присоединился к Magnum, престижному агентству, основанному четырьмя отцами современной фотожурналистики — Робертом Капой, Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером и Дэвидом «Чим» Сеймуром. Однако он укрепил свою репутацию фотожурналиста, когда запечатлел попытку убийства Рональда Рейгана в марте 1981 года.

Покинув Magnum в 1994 году, Сальгадо в партнерстве с Лелией основал фотоагентство Amazonas Images, чтобы продвигать свои фотографии.В 1999 году пара также основала Instituto Terra, некоммерческую организацию, созданную для сохранения атлантических тропических лесов, окружавших дом его семьи. Захватив животноводческое ранчо, принадлежавшее его отцу, Себастьян и Лелия приступили к ликвидации разрушения, вызванного вырубкой лесов и эрозией, и воссоздали лес с видами, которые когда-то там процветали.

Миграции и рабочие

Чтобы понять сообщества и места обитания, которые он фотографирует, Сальгадо предпринимает длительные проекты или «фото-эссе», которые представляют огромные, захватывающие драмы столкновения географических, социальных и культурных структур.Его более ранние проекты — Migrations и Workers — сосредоточены на испытаниях человечества по всему миру, которые длились семь и шесть лет соответственно. На этих фотографиях консьюмеризм постоянно вторгается в дикую природу, поскольку древнее и современное приближаются к ужасающей близости. Некоторые из самых известных снимков Сальгадо были сделаны на золотом руднике Серра Пелада в Бразилии, где он увековечил сцены средневекового ужаса, когда десятки тысяч людей работали в ужасающих условиях. Несмотря на мрачную тень, отбрасываемую человечеством к самоуничтожению, сообщество постоянно находится в центре внимания Сальгадо.Перемещенное, деградировавшее и коррумпированное человечество всегда можно облагородить через возвращение в сообщество.

Бытие2>

После фотографирования жестокости и насилия по всему миру, последний фотоэссе Сальгадо, Genesis , ознаменовал возрождение веры в партнерство человечества и природы. Завершенный в 2013 году восьмилетний проект — это круто в прямом смысле этого слова. Бытие — это возвращение к истокам — поиск природы в ее чистом первозданном виде.Мы отправимся в путешествие в самые отдаленные регионы планеты, чтобы увидеть пятитонных морских слонов в Южной Георгии, людей из племени динка, пасущих скот, тысячи пингвинов на острове Заводовский и ненцев северной Сибири, пересекающих лед за полярным кругом . Как сказал Сальгадо, Genesis — это «мозаика, представленная самой природой», но это не просто романтическое созерцание возвышенного, это открывает дискуссию о том, что мы сделали с планетой и что мы должны сейчас сделать, чтобы защитить его.

Вместо того, чтобы останавливаться на последствиях нашего пренебрежения к окружающей среде с полемическим рвением его более ранней работы, Бытие — это элегия исчезающим чудесам планеты. «Работа — это запись моего путешествия, — сказал Сальгадо, — визуальная ода величию и хрупкости Земли. Но я надеюсь, что это также предупреждение обо всем, что мы рискуем потерять ». Как фото-эссе, Genesis — это странно вневременной документ, показывающий древность, настоящее и будущее в колоссальной взаимосвязи человека, природы и планеты.

В большей степени, чем любой другой современный фотограф, Сальгадо стал олицетворением жанра фотожурналистики изобразительного искусства. Известный своей высококлассной тональностью, эффект светотени в его драматических черно-белых изображениях способствовал репозиционированию фотографии как формы искусства. Этот успех, несомненно, является результатом его политической проницательности и особой эстетики, которые делают мир одновременно красивым и скромным. Именно это сочетание политической и эстетической силы делает невозможным не ответить на фотографии Сальгадо мыслями и комментариями.

Выставки и награды

Себастьян Сальгадо выиграл почти все крупные премии в области фотографии и получил заслуженно длинный список наград, в том числе премию «Фотограф года» Американского общества журнальной фотографии в 1987 году. Он является послом доброй воли ЮНИСЕФ и имеет свои работы. на протяжении всей своей карьеры постоянно участвовал в многочисленных выставках по всему миру.

Бразильский фотограф Себастьян Сальгадо стал лауреатом Премии мира по торговле книгами Германии | Искусство | DW

Фотограф-документалист и фотожурналист Себастьян Сальгадо получил приз мира немецкой книжной торговли в воскресенье во время церемонии награждения на Франкфуртской книжной ярмарке в Паульскирхе во Франкфурте.

Изображения Сальгадо придали актуальность глобальным дебатам о природе и защите климата, заявило жюри, объявив Сальгадо победителем премии в июне. В эмоциональной приветственной речи Сальгадо подчеркнул, что человечеству необходимо найти решения по борьбе с загрязнением, подчеркнув, в частности, перемещение коренного населения в тропических лесах Амазонки после лесных пожаров в начале этого года.

В дополнение к его фотографиям, запечатлевшим жертв изменения климата, Сальгадо был удостоен чести за его работу по сохранению, с его Instituto Terra, созданным в конце 1990-х годов для непосредственного возрождения биоразнообразия и экосистем, начиная с масштабных усилий по лесовосстановлению в его родной Бразилии.

Немецкий кинорежиссер Вим Вендерс, который в 2014 году снял документальный фильм «Соль Земли» — дань уважения звездному фотографу — подчеркнул в своей хвалебной речи во время церемонии награждения, что работы Сальгадо «никогда не были просто наблюдением» за ним. темы, но всегда «о том, как делиться и общаться». Вендерс также назвал Сальгадо «героем мира».

Сальгадо также сказал, что хотел разделить честь получения этой награды со своей женой и со всеми людьми, которых он фотографировал за последние десятилетия.

Подробнее : Искусство, соединяющее тропические леса Амазонки и ледники Гренландии

«Люди Вауры, ловящие рыбу в озере Пиулага»: Сальгадо также запечатлел человечество в гармонии с природой в его родной Бразилии

Крестоносец за климат

Приз, который стоит 25 000 евро (28 000 долларов США), присуждается за вклад в литературу, науку или искусство в поддержку мира. Фотограф получает его впервые с момента его основания в 1950 году Немецкой ассоциацией издателей и книготорговцев (Börsenverein des Deutschen Buchhandels), официальным представителем издательств и книжных магазинов в Германии.

Жюри охарактеризовало Сальгадо как художника, «который своими фотографиями работает во имя социальной справедливости и мира и придает актуальность глобальным дебатам о природе и защите климата».

Его монохромная фотография показывает людей, перемещенных из-за войны или стихийных бедствий климатического кризиса, а также тех, кто коренится в своей естественной среде, делая «оскверненную землю столь же видимой … как и ее хрупкая красота».

Критика

Коллеги-фотографы обвинили Сальгадо в постановке таких тем, как разрушение окружающей среды и эксплуатация, в красивых изображениях.Элизабет Нойдёрфл, профессор документальной фотографии из Эссена, сказала Deutschlandfunk Radio, что взгляд Сальгадо на мир «обратный».

Он сфотографировал пингвинов в той же эстетике, что и шахтеры, а Институт перспективных гуманитарных наук в Эссене даже провел панельную дискуссию по поводу разногласий по поводу фотографий Сальгадо.

«Я обнаружил, что на этой планете есть не только люди», — сказал фотограф недавно в интервью немецкому агентству печати DPA.«Раньше я фотографировал только людей. Но потом я обнаружил муравьев, птиц, обезьян, крокодилов. Все они так важны для планеты. Все они важны, а не только мой вид. Что бы ни случилось с нами: планета буду там. Поскольку я знаю это, я могу жить в мире «.

Когда его спросили, на что способна фотография, он ответил: «Ничего особенного. Я могу сделать снимок, который нравится людям, может быть, снимок, который их трогает. Но это ничего не дает. Оно должно стать частью движения. вместе с текстом, волей правительств, обязательствами организаций.Перхаос, я могу что-то инициировать ».

« Соль земли »

Сальгадо вырос на ранчо крупного рогатого скота в Минас-Жерайсе, которое он превратил в заповедник и за последние 20 лет восстановил лес. эмигрировать из-за его оппозиции военной диктатуре в Бразилии, переехать в Париж в 1969 году, где он жил со своей женой Лелией Делуиз Ваник Сальгадо и где он начал фотографировать в 1973 году.

Его обширные фотоочерки, опубликованные в виде книг, включают Рабочие: археология индустриальной эпохи (1993) и Миграции: человечество в переходный период (2000) и многие другие.

Немецкую премию мира в области книжной торговли в 2018 году совместно выиграли Алейда Ассманн, 71-летний литературовед, и ее 80-летний муж Ян, египтолог.

Подробнее : Германия, лауреаты премии мира по торговле книгами, признают закон AfD

, sb / eg (dpa, AFP, KNA)

Себастьян Сальгадо | Бразильский фотограф

Себастьян Сальгадо , полностью Себастьян Рибейру Сальгадо (родился 8 февраля 1944 года, Эмореш, Бразилия), бразильский фотожурналист, чьи работы ярко отражают страдания бездомных и обездоленных.

Сальгадо был единственным сыном скотовода, который хотел, чтобы он стал юристом. Вместо этого он изучал экономику в университете Сан-Паулу, получив степень магистра в 1968 году. Работая экономистом в Министерстве финансов (1968–69), он присоединился к народному движению против военного правительства Бразилии. Рассмотренный как политический радикал, Сальгадо был сослан в августе 1969 года. Он и его жена бежали во Францию, где продолжили учебу в Парижском университете. В 1971 году, работая экономистом в Международной организации кофе в Руанде, он сделал свои первые фотографии и вскоре решил научиться этому ремеслу.В 1973 году он стал внештатным фотожурналистом.

В течение следующего десятилетия Сальгадо сфотографировал самые разные предметы, включая голод в Нигере и гражданскую войну в Мозамбике. В 1979 году он присоединился к престижному кооперативу фотожурналистов Magnum Photos, а два года спустя он получил известность в Соединенных Штатах благодаря захватывающей фотографии, запечатлевшей попытку Джона Хинкли убить президента Рональда Рейгана. К середине 1980-х Сальгадо начал почти полностью посвящать себя долгосрочным проектам, которые рассказывали историю через серию изображений.К этому времени он также сформировал свой стиль: страстные фотографии, основанные на большой формальной красоте и сильных композициях, которые придают благородство его часто забитым объектам. Он получил премию City of Paris / Kodak за свою первую фотокнигу « Other Americas » (1986), в которой была запечатлена повседневная жизнь латиноамериканских крестьян. За этим последовали Sahel: Man in Distress (1986), книга о голоде 1984-85 годов в Сахельском регионе Африки, и An Uncertain Grace (1990), в которую вошла замечательная группа фотографий грязи. покрыл рабочих на золотом руднике Серра Пелада в Бразилии.

В 1993 году международная репутация Сальгадо была подтверждена, когда его ретроспективная выставка «В человеческих усилиях» была показана в Токийском национальном музее современного искусства; Впервые в истории национальных музеев Японии были представлены работы отдельных фотографов. В том же году он опубликовал эпический портрет рабочего класса « Рабочих ». Четыре года спустя модель Terra: Struggle of the Landless получила огромное признание критиков. Коллекция черно-белых фотографий, сделанных в период с 1980 по 1996 год, документирует тяжелое положение бедных рабочих в Бразилии; произведение включает предисловие португальского писателя Хосе Сарамаго, а также стихи бразильского певца и автора песен Чико Буарка. В 1990-х годах Сальгадо зафиксировал перемещение людей более чем в 35 странах, и его фотографии этого периода были собраны в книге « Миграции: человечество в переходный период» (2000). Многие из его африканских фотографий были собраны в Africa (2007). Genesis (2013) собрал результаты восьмилетнего глобального исследования дикой природы, ландшафта и человеческих культур, не испорченных натиском современности и индустриализации.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

В 1998 году Сальгадо и его жена Лелия Ваник Сальгадо помогли основать Instituto Terra, проект, направленный на восстановление деградировавшей части тропических лесов в Минас-Жерайсе, Бразилия. Он был героем документального фильма Вима Вендерса Соль Земли (2015).

Себастьян Сальгадо: мои приключения на краю земли | Фотография

Сотни людей карабкаются по лестницам, взбираясь по скалистым склонам гигантской искусственной ямы.Это картина ада? Какая-то фотография духа, показывающая жизнь в империи ацтеков? Фактически, фотография Себастьяна Сальгадо запечатлела добытчиков золота, выливающих в борт карьера в Серра-Пелада в Бразилии. Это одна из потрясающих серий, снятых им о безумной золотой лихорадке, которая создала эту огромную дыру в Земле в 1980-х годах. Этот кадр причудливо вневременной и дезориентирует. Немногие фотографии обладают такой силой — чтобы заставить вас усомниться в ваших представлениях о мире, показать вам что-то невероятное, но совершенно реальное.

Сальгадо — фотожурналист, который ищет самые трогательные, тревожные и меняющие перспективу изображения жизни на Земле. От своих умопомрачительных изображений золотого рудника Серра Пелада до своего последнего эпического труда «Бытие», в котором задокументированы последние очаги нетронутой природы и немодернизированных людей на Земле, Сальгадо показывает секреты из отдаленных мест: вещи, которые, как вы думали, были потеряны, преступления, которые вы никогда не совершили. вообразил. Вряд ли может быть лучший выбор для награды за заслуги в жизни от Photo London, арт-ярмарки, открывающейся в Сомерсет-Хаус на этой неделе.Помимо выставки гравюр Бытия, на нем будут представлены работы, в частности, Стивена Шора, Рут Близ Люксембург, Вика Муниса и Ори Гершта.

Сальгадо — не просто отличный фотограф. Он вполне может быть последним великим фотографом — по крайней мере, в классической, гуманной традиции, работая черным по белому, говоря глубокую правду. Вы можете пролистать любую книгу Сальгадо, и каждые несколько страниц будут открываться кадры, которые кажутся одной из лучших когда-либо сделанных фотографий. В Бытии глаз кита выглядывает из моря, оглядываясь на фотографа.Группа африканских пастухов движется среди длиннорогого скота в эфирном пылевом облаке. Бабуин балансирует на песчаной дюне. Эти картины входят в число шедевров Картье-Брессон. Но Сальгадо не уверен, сможет ли его серьезная фотография пережить эпоху цифровых технологий. По его словам, фотография теперь превращается во что-то другое: «Ваши отец и мать, когда вы были ребенком, они делали ваши драгоценные фотографии. Они пошли в магазин на углу, чтобы развить их. Это воспоминание. Это фотография.

Карьер в Серра-Пелада, Бразилия, 1986 год. Фотография: Себастьян Сальгадо.

По его словам, цифровые фотографии не могут обладать этим заветным чувством воплощенной памяти, потому что фотография «сегодня не является чем-то материальным — она ​​находится внутри компьютера. Вы потеряли телефон, вы потеряли свои фотографии ». Хуже того, мы больше не рассматриваем фотографии как документы, а как вещи, которыми можно манипулировать с помощью Photoshop, которые украшают Instagram. «Раньше мы фотографировали. Это была реальность ».

Однако еще до появления цифровых фотоаппаратов критики ставили под сомнение фотографию, предполагая, что она на самом деле создает риторику реального.Но Сальгадо доказывает, что он действительно может раскрыть новые измерения физического, человеческого мира, богатство необычных, прекрасных, пугающих, но в некотором роде универсальных вещей, которые он видит в свой видоискатель. «Когда я впервые взял камеру, я ни разу в жизни не смотрел в видоискатель». По его словам, это был потрясающий момент.

Сальгадо родился на ферме в штате Минас-Жерайс на юго-востоке Бразилии. Он и его жена Лелия Ваник учились в Париже, где до сих пор находится их студия. Это в значительной степени совместное предприятие: Лелия разрабатывает красиво структурированные книги, с помощью которых Сальгадо рассказывает то, что он называет своими «историями».Совсем недавно они вместе работали над пересадкой участка бразильского леса на ферме, где он вырос. Однако он никогда не изучал фотографию или искусство — у него есть докторская степень по экономике. Это прозрение произошло во время путешествия по миру для Международной организации кофе в 70-х годах, когда он посмотрел в видоискатель и влюбился в фотографию.

Антарктида, 2005 г. Фотография: Себастьян Сальгадо

«Человеческое животное — политическое животное», — говорит он, и его гуманизм безошибочен в его картинах кризисов и исчезающих образов жизни.Но он настаивает, что его не мотивирует «активизм». Вместо этого он подчеркивает чистое удовольствие от того, что он делает. Фотография объехала его по всему миру, была его пропуском, чтобы увидеть удивительные вещи, людей, места. Он вспоминает, как стоял в пустыне Кувейта и фотографировал горящие нефтяные скважины после первой войны в Персидском заливе. Это было невероятное зрелище. «Все эти колодцы горят — все приключения там».

Глядя на самые запоминающиеся картины Сальгадо — не в последнюю очередь на его адские сцены горящих нефтяных скважин — реальность бьет вас прямо в живот.Спецэффекты позволяют создавать все виды дешевой магии. И все же Сальгадо показывает сырые, реальные события, которые превосходят цифровую фантазию. Этот шокирующий, сенсационный или совершенно поэтичный момент истины Картье-Брессон назвал «решающим моментом». Как он их ловит? По его словам, чтобы делать отличные снимки, «нужно много времени». Вы должны поставить себя там, где что-то должно произойти, и попасть в поток событий, настроение людей. «Вы знаете, куда пойдете, но не знаете, что принесете». Когда объект внезапно появляется, вы должны быть готовы — и быстро.«Фотография занимает одну 250-ю долю секунды», — говорит Сальгадо. И очень многое может пойти не так. «Есть много переменных. Должен быть свет. Должна быть сила. Если это портрет, то должна быть личность ».

Sebastião Salgado. Фото: Николь Тутунджи / Unicef ​​

Однако фотография сделана не пассивной камерой. Это делает человек, держащий камеру. И это может быть то, что делает Сальгадо таким особенным: докторская степень по экономике, политический идеализм, связь с природой и прошлым, пришедшая из его лесного детства — он каким-то образом переносит все это в картину, как-то вкладывает свою душу в образ.«В этот момент вы привносите свою историю и свои идеи в то, что перед вами. Это фотография «.

Сальгадо в тот момент, когда «фотография замораживает вещи», передает собственное видение огромной, страдающей, взаимосвязанной планеты. Величие его массовых сцен душераздирающе. Люди уходят вдаль среди палаток лагеря беженцев. Они переезжают измученными по дороге в джунглях. Они лежат мертвыми, бесчисленное множество на его самых ужасных фотографиях геноцида в Руанде. Всегда есть ощущение глубины и масштаба, огромности истории человечества и истории самой Земли.Он получает великолепную глубину резкости, которая делает его снимки настолько захватывающими. Он использует приемы, которым он научился за всю жизнь:

«Я работаю с очень быстрой пленкой. Я всегда закрываю диафрагму, чтобы получить большую глубину резкости. Объемы для меня очень важны ». Результат — обширный, но чрезвычайно подробный объем его картин — вот что делает их такими трогательными. Мигранты идут через лес, слишком усталые, чтобы думать. Некоторые рухнули у дороги. За ними идут еще многие. Страх наполняет воздух.«Реальность, — говорит Сальгадо, — полна глубины резкости».

Photo Лондон в Сомерсет-Хаусе, Лондон, 21-24 мая.

Себастьян Сальгадо Фотограф | Все о фото


Сальгадо родился 8 февраля 1944 года в Айморсе, штат Минас-Жерайс, Бразилия. Изучив экономику, Сальгадо начал свою карьеру профессионального фотографа в 1973 году в Париже, работая с фотоагентствами Sygma, Gamma и Magnum Photos до 1994 года, когда он и Ллия Ваник Сальгадо создали Amazonas images, агентство, созданное исключительно для его работы.Со своими фотографическими проектами он побывал в более чем 100 странах. Большинство из них, помимо многочисленных публикаций в прессе, также были представлены в таких книгах, как Other Americas (1986), Sahel: lhomme en dtresse (1986), Sahel: el fin del camino (1988), Workers (1993), Terra (1997), Миграции и портреты (2000) и Африка (2007). Передвижные выставки этой работы были и продолжают проводиться по всему миру.

Сальгадо был удостоен множества крупных фотографических призов в знак признания его достижений.Он посол доброй воли ЮНИСЕФ и почетный член Академии искусств и наук США. В 2004 году Сальгадо начал проект под названием Genesis, направленный на представление безупречных лиц природы и человечества. Он состоит из серии фотографий ландшафтов и дикой природы, а также человеческих сообществ, которые продолжают жить в соответствии с традициями и культурой своих предков. Эта работа задумана как потенциальный путь к новому открытию человечеством себя в природе.Вместе со своей женой Ллией Сальгадо с 1990-х годов работал над восстановлением небольшой части Атлантического леса в Бразилии. В 1998 году им удалось превратить эту землю в заповедник и создать Instituto Terra. Instituto занимается восстановлением, сохранением лесов и экологическим просвещением. (Amazonas Images)

«Я назвал этот проект GENESIS, потому что моя цель — вернуться к истокам нашей планеты: к воздуху, воде и огню, породившим жизнь, к видам животных, которые сопротивлялись приручению, отдаленным племенам, чей «примитивный» образ жизни все еще не затронут, существующим примерам самых ранних форм человеческого поселения и организации.Возможный путь к новому открытию человечеством себя. Я так много раз фотографировал истории, которые показывают деградацию планеты, я думал, что единственный способ дать нам стимул, дать надежду — это показать фотографии нетронутой планеты — увидеть невинность. И тогда мы сможем понять, что мы должны сохранить ». Себастио Сальгадо

Сальгадо в настоящее время живет в Париже со своей женой.

Источник: Галерея Питера Феттермана


После странствующего детства Сальгадо сначала получил образование экономиста, получив степень магистра экономики в Университете Со-Паулу в Бразилии.Он начал работать экономистом в Международной организации кофе, часто ездил в Африку с миссиями Всемирного банка, когда впервые начал серьезно фотографировать. Он решил отказаться от карьеры экономиста и переключился на фотографию в 1973 году, сначала работая над новостями, прежде чем переключиться на работу в документальном жанре. Изначально Сальгадо работал с фотоагентством Sygma и парижским Gamma, но в 1979 году он присоединился к международному кооперативу фотографов Magnum Photos.Он покинул Magnum в 1994 году и вместе со своей женой Лилией Ваник Сальгадо основал в Париже собственное агентство Amazonas Images, чтобы представлять свои работы. Он особенно известен своими социальными документальными фотографиями рабочих из менее развитых стран. Они проживают в Париже.

Он был послом доброй воли ЮНИСЕФ с 2001 года.

Сальгадо работает над долгосрочными проектами по собственной инициативе, многие из которых были опубликованы в виде книг: «Другие Америки», «Сахель», «Рабочие», «Миграция» и «Бытие». Последние три представляют собой гигантские коллекции, каждая из которых содержит сотни изображений со всего мира.Его самые известные фотографии — это золотой рудник Серра Пелада в Бразилии.

В период с 2004 по 2011 год Сальгадо работал над «Бытием», стремясь показать безупречные лица природы и человечества. Он состоит из серии фотографий ландшафтов и дикой природы, а также человеческих сообществ, которые продолжают жить в соответствии с традициями и культурой своих предков. Эта работа задумана как потенциальный путь к новому открытию человечеством себя в природе.

В сентябре и октябре 2007 года Сальгадо выставил свои фотографии работников кофе из Индии, Гватемалы, Эфиопии и Бразилии в посольстве Бразилии в Лондоне. Целью проекта было повышение осведомленности общественности о происхождении популярного напитка.

Вместе, Ллия и Себастио, с 1990-х годов работали над восстановлением небольшой части Атлантического леса в Бразилии. В 1998 году им удалось превратить эту землю в заповедник и создать Instituto Terra. Институт посвящен миссии лесовосстановления, сохранения и экологического образования.

Сальгадо и его работа — главная тема фильма «Соль Земли» (2014), снятого Вимом Вендерсом и сыном Сальгадо, Джулиано Рибейро Сальгадо.Фильм получил специальную награду на Каннском кинофестивале и был номинирован на лучший документальный фильм на церемонии вручения премии Оскар 2015 года.

Источник: Википедия

Вечные образы человечества Себастьяна Сальгадо в движении

Время чтения: 6 минут

В своем фильме 2014 года «Соль Земли» немецкий режиссер Вим Вендерс описывает первый раз, когда он увидел фотографию, сделанную Себастьяном Сальгадо.

«Я понятия не имел, кто это сделал, но кем бы он ни был, он должен был быть одновременно и великим фотографом, и авантюристом.

Adventurer ’определенно кажется подходящим описанием этого бразильского мастера; ветеран фотографии, который провел более 40 лет, снимая людей на изношенных, а иногда и нечетких, гранях человечества.

И все же этот термин, кажется, отбрасывает сострадание в творческом эпицентре работы Сальгадо — он фотограф, которого тянет к опасностям и страданиям, но он остается на задании, чтобы вдохновить на позитивные изменения в поведении.

Лагеря беженцев в «Бирюзовой зоне».Руанда. 1995 © Себастьян Сальгадо / Amazonas images

Глядя на его работу до сих пор, совершенно правдоподобно, что Сальгадо оказал бы столь же драматическое влияние, если бы он пошел по своему первоначальному пути экономической карьеры. Получив степень магистра в Университете Сан-Паулу, его первая работа после переезда в Париж была для Международной организации кофе — программы, инициированной с Организацией Объединенных Наций для расширения сотрудничества между странами, которые потребляют, распространяют и производят кофе.

Действительно, его более поздние крупные проекты были решительно основаны на миссии: Genesis, самопровозглашенный «magnum opus» Сальгадо — это серия фотографий, сделанных в основном в период с 2004 по 2011 год, и попытка представить безупречные лица природы и человечества.

Коллекция представляет собой как гигантскую книгу «Сумо» (размером с письменный стол), так и международную передвижную выставку, охватывающую пейзажи, дикую природу и общины коренных народов. Книга Бытия призвана проложить путь к новому открытию человечеством себя в природе.

Возвращающаяся беженка из Мозамбика пробирается через полуразрушенный мост Дона Ана через реку Замбезе. Мутарара, Мозамбик. 1994 © Sebastião Salgado / Amazonas images

Наряду с этим, другой экологический проект Сальгадо, Instituto Terra, был инициирован его женой и творческим соратником, Лелией Ваник Сальгадо, и видел, как некогда бесплодное семейное ранчо Сальгадо пересажено и превратилось в пышное зеленое экосистема.В 1998 году они официально оформили это, превратив это место, расположенное в регионе Минас-Жерайс на юго-востоке Бразилии, в заповедник и национальный парк. Сам Институт посвящен лесовосстановлению, сохранению и экологическому просвещению.

Однако недавний кризис европейских мигрантов, из-за которого его серия «Исход», первоначально выпущенная в твердом переплете в 1999 году, стала очень рельефной. Контекст очевиден: с 2015 года около 1,2 миллиона мигрантов покинули нестабильные регионы Ближнего Востока и Северной Африки, спасаясь от насилия и преследований, что стало крупнейшим перемещением людей в Европе со времен Второй мировой войны.

Как отмечает Сальгадо в своем предисловии к новому изданию: «Европа была совершенно не готова к огромной волне мигрантов и беженцев с Ближнего Востока, захлестнувшей регион в 2015 году. В одночасье человеческие трагедии в далеких странах, которые европейцы могли теперь безопасно пропустить дошли до их улиц и воды, омывающие их берега.

Через несколько дней после захвата Кабула талибами женщинам запретили показывать свои лица или заниматься какой-либо деятельностью вне дома, кроме сбора продуктов питания и медикаментов в распределительных центрах, Кабул, Афганистан, 1996 г. © Sebastião Salgado / Amazonas images

«Как всегда, Катализаторы, приводящие в движение внезапные перемещения людей, можно найти вдали от городов и стран, где мигранты в конечном итоге ищут утешения.В данном случае вторжения в Афганистан и Ирак под руководством США вызвали первоначальную радикализацию мусульманского населения в десятке стран. За этим последовала неудачно названная «арабская весна», которая дала ложные надежды странам, долгое время находившимся под диктаторским правлением. И когда эти революции провалились повсюду, кроме Туниса, многие мусульмане смотрели на Европу как на безопасную гавань ».

В то время как материковая часть Европы может быть относительно безопасной, само путешествие может быть безжалостным, когда семьи часто расстаются со сбережениями, чтобы сесть на безнадежно перегруженные ветхие плоты, управляемые неквалифицированными оппортунистами.

Сам Сальгадо не новичок в смертельных рисках, сопутствующих этой работе — фотограф заявил в 2013 году, что он «начал подвергаться атаке [его] собственных стафилококков» (бактерий) ближе к концу своего времени, работая над Exodus.

«Я видел в Руанде полную жестокость. Я видел тысячи смертей каждый день. Я потерял веру в наш вид, я не верил, что мы можем жить дальше […] Я начал заражаться повсюду. Когда я занимался любовью с женой, из меня не выходила сперма.У меня была кровь.

«Я пошел к врачу друга в Париж и сказал ему, что совершенно болен. Он провел долгое обследование и сказал мне: «Себастьян, ты не болен, у тебя идеальная простата. Произошло то, что вы видели так много смертей, что умираете. Вы должны остановиться ».

Беженец из анклава Жепа. Кладань, центральная Босния. 1995 © Себастьян Сальгадо / Amazonas images

В этом отношении Исход можно сказать, знаменуя сам предел человеческой выносливости, когда он становится свидетелем страдания.Он охватывает шесть долгих лет, проведенных Сальгадо с мигрантами в более чем 35 странах, документирует въезд латиноамериканцев в Соединенные Штаты, евреев, покидающих бывший Советский Союз, косоваров, спасающихся бегством в Албанию, и, соответственно, первых «лодочных людей» арабов и южных штатов. Африканцы из Сахары пытаются добраться до Европы через Средиземное море.

И ужасающе, он охватывает вышеупомянутый кошмар руандийских беженцев после геноцида, в результате которого было убито от 500 тысяч до 1 миллиона человек, что по некоторым оценкам составляет 20% всего населения Руанды.

Это собрание документов, в которых задокументировано перемещение на дорогах, в лагерях, в городских трущобах и на самих границах, что свидетельствует о кочевых внутренних районах между войной и миром.

И все же он никогда не чувствует себя эксплуатирующим или напрасно бомбардирующим зрителя ужасом. Прекрасные — да прекрасные — образы Исхода, несомненно, охватывают миграцию на острие, но в основу коллекции вплетено детальное достоинство. Дело не только в нищете. Это пейзаж массового потока; логистика неопределенности.

Это сборник, который заслуживает переиздания и который подчеркивает этот новый взгляд на отчаянное и неизменное положение мигрантов и беженцев во всем мире. Действительно — в причудливой гипер-реальности 2016 года, где трагедия за трагедией доминируют в новостных циклах, такая коллекция, как Exodus, добавляет исторический контекст к глобальной истории человечества в движении.

Мужчины, переселившиеся в города, женщины несут свои товары на рынок Чимботе. Регион Чимборасо © Себастьян Салгадо / Amazonas images.Эквадор. 1998.

В этом отношении заслуживает упоминания куратор мирового класса Лелии Ваник Сальгадо — особенно в отношении изображений, взятых из боснийского конфликта начала 90-х годов. Здесь мы видим кризис, который остается беспрецедентным в послевоенной Европе — этнический геноцид, происходящий в поразительно знакомой культурной среде. Эти изображения, кажется, представляют антиутопическую городскую пустошь; один из грязного брутализма и потерянных языков.

Это самые злые изображения, которые стреляют в беспредел перед объективом.Опять же, у Вима Вендерса есть характерные слова, чтобы описать здесь практику Сальгадо. «Иметь фотографа перед камерой — это не то же самое, что снимать кого-либо еще — он не просто будет там и вести себя как он сам, нет — по профессии он действует в ответ […] мужчина стреляет в ответ».

Но, возможно, последнее слово должно быть за самим Сальгадо, фотографом, размышляющим о кризисе беженцев в то время, когда социально-экономическая миссия Исхода требовала определения.

«Я надеюсь, что, как отдельные люди, как группы, как общества, мы сможем сделать паузу и задуматься о состоянии человека на рубеже тысячелетий.Доминирующие идеологии двадцатого века — коммунизм и капитализм — в значительной степени нас подвели. Глобализация представляется нам как реальность, а не как решение. Даже свобода не может самостоятельно решить наши проблемы, не будучи умеренной ответственностью, порядком, осознанностью. В своей самой грубой форме индивидуализм остается рецептом катастрофы. Мы должны создать новый режим сосуществования ».

Узнайте больше и купите книгу здесь.

6 способов жизни и фотографии Себастьяно Сальгадо ошеломят вас

От левого активиста до мастера гуманистической фотографии.Работа Себастьяно Сальгадо (* 1944) поражает своим объемом, штампами в паспорте и изношенными ботинками. Он показывает нам страдания и красоту мира, часто рука об руку. Своими картинами Сальгадо пробуждает в нас желание понять и защитить мир или, по крайней мере, обсудить его крушение. Кроме того, он напоминает нам о том, насколько очаровательной может быть черно-белая фотография в качестве носителя.

Чего никогда бы не посоветовал Себастьян Сальгадо

Salgado никогда не даст вам таких советов: «вам нужен лучший объектив» или «сбалансированная композиция и работа со светом — это основа, без которой вы никогда не прорветесь», или даже «прежде всего, вам нужно уронить мышь. и выходите и стреляйте, стреляйте, стреляйте.«Несмотря на то, что его фотографии технически безупречны, основой работы социально ориентированного фотографа, по его словам, является понимание общества и выбранных тем, а не лучший угол поворота для поляризационного фильтра. Фотограф должен интересоваться не только фотографией, но и историей, антропологией, социологией, экономикой и геополитикой.

© Себастьян Сальгадо, серия Genesis.

Время также играет фундаментальную роль. По словам Сальгадо, чем больше времени вы выделяете на серию, тем лучше вы разбираетесь в предметах.Среда, в которой они живут, ситуации, которые формируют их жизнь. «Наступает время, когда снимаешь не ты. Что-то особенное происходит между фотографом и людьми, которых он снимает. Он понимает, что ему передают фотографии », — говорит Сальгадо.

«Фотография не объективна. Это глубоко субъективно — мои фотографии идеологически и этически соответствуют тому, кем я являюсь ». — Себастьян Сальгаду,

Вниз в мины, вниз и на дно

Шесть лет и двадцать шесть стран.В его серии «Рабочие» рассказывается о трудолюбивых жителях беднейших уголков мира. Рыбаки, ткачи, сварщики, шахтеры, строители, золотоискатели, сборщики чая, какао и табака. Здесь левый Сальгадо, с его сильным чувством социальной справедливости, стремится изобразить исчезающий мир ручного труда, а через него также конец промышленной революции — не отнимая при этом достоинства рабочих.

© Себастьян Сальгадо, золотой рудник Серра Пелада, Бразилия, 1986. На этом снимке мы видим 50 000 грязных мужчин, которые каждый день вытаскивают тысячи мешков с потенциально золотоносной глиной и камнями на поверхность этой шахты размером с футбольный мяч. поле.Каждый из мужчин работает здесь добровольно в надежде, что именно он найдет слиток золота. Эта картина отображает невероятное количество деталей, напоминающих картины Босха об аде.

Если это путешествие по двадцати шести странам кажется вам немного долгим, что ж, в своем последующем проекте «Миграции» Сальгадо прошел еще дольше — через сорок три страны на каждом континенте. На этот раз он направил свой объектив и свое сочувствие на судьбы людей, живущих в трущобах на окраинах мегаполисов.

© Себастьян Сальгадо, Сахель, 1984.

И поскольку он никогда ничего не делает на полпути, его следующий долгосрочный проект продлился еще шесть лет и проходил в Африке. Наряду с «Врачами без границ» он запечатлел человеческий голод и смерть от засухи. Трудно представить, как эта ситуация повлияла на этого чуткого фотографа. Наконец, став свидетелем геноцида в Руанде, он пережил травму и потерял веру в человечество. Он заболел, и его ставень замолчал.

Человек, который сажал деревья

Если вам интересно, что случилось потом с этим бразильским фотографом, я понимаю.Не волнуйтесь; Затем идет одна из лучших в мире серий фотографий. Но обо всем по порядку: в 1994 году Себастьян Сальгадо вернулся на свою семейную ферму в долине реки Рио-Досе недалеко от города Эморес. Когда-то заросшие лесом холмы, полные жизни, которые он знал с юности, были голыми и тихими после долгих лет вырубки леса и опустошения ландшафта. Еще один удар, изменивший жизнь. Он чувствовал, что мир так же болен, как и он сам — что все было разрушено.

Но ему посчастливилось иметь хорошую жену.Лея Делуиз Ваник всегда поддерживала его в его долгих кругосветных путешествиях, несмотря на то, что у него двое сыновей. Она всегда была организатором его выставок и мероприятий, и она основала независимую организацию для распространения работ своего мужа, но в дополнение ко всему этому она придумала гениальную идею спасти окружающий пейзаж и своего мужа как хорошо. Она предположила, что они могут спасти тропический лес своими собственными усилиями. Амбиции явно прослеживаются в семье.

© Себастьян Салгаду, долина реки Рио-Досе, Бразилия.До и после обновления тропических лесов.

Всего за несколько лет их волонтерам удалось посадить два миллиона деревьев более трехсот различных типов. Сальгадо был окружен жизнью, он видел, как росли деревья, а с ними возвращались птицы, насекомые, млекопитающие и другие животные. Пришло время ему вернуться к фотографии.

В поисках потерянного рая

Сальгадо искал способ принять мир и отреагировать на него, и нашел решение: вернуться к началу и показать людям не такой уж и потерянный рай.Он пришел к выводу, что окружающая среда планеты, вероятно, является самой насущной и универсальной проблемой нашего времени. Ему было 59 лет, когда он отправился в свое восьмилетнее путешествие по местам, нетронутым цивилизацией. Пересекая Амазонку, Аляску, Индонезию, Конго, от Мадагаскара до Колорадо, от Сибири через Чили до Новой Гвинеи. Естественно, это было не бесплатно. Стоимость проекта составила 1,5 миллиона долларов, и к нему присоединились бесчисленные журналы, фонды и организации.

© Себастьян Сальгадо, серия Genesis.Неудивительно, что Йозеф Судек был одним из любимых чешских фотографов Сальгадо. Судек тоже мастерски работал с естественным светом и структурами.

Результатом стала его серия «Genesis», полная потрясающих картинок. Фотографии коренных племен, ведущих вековой образ жизни, здесь смешаны с подробными фотографиями животных, широких дельт рек и горных хребтов с высоты птичьего полета. Сальгадо демонстрирует красоту природы и естественный образ жизни, чтобы вдохновить людей на его защиту.Фотография выражается в его руках как безграничный язык, средство общения между народами.

Обучение у мастера

Какую бы цель Сальгадо ни приписывал своим фотографиям, он настоящий мастер черно-белой фотографии. Он поддерживает их содержание точной работой над их визуальными эффектами. На следующих фотографиях мы рассмотрим, как мы, фотографы, можем черпать вдохновение из его работ с точки зрения экспозиции и композиции.

© Себастьян Сальгадо, Сибирь 2011, серия Genesis.© Себастьян Сальгадо, Сибирь 2011, серия Genesis. © Себастьян Сальгадо, Сибирь 2011.

Фотографии из его серии Genesis не только отражают кочевой образ жизни, веками сохранявшийся на крайнем севере, они также являются прекрасным примером фотографического минимализма. Мы не можем найти в них ни одного элемента, который отвлекал бы нас от предмета обсуждения. Благодаря этому Сальгадо также преуспел в изображении пространства бесконечной пустоты и тишины. Ключом к успеху многих его картин действительно является простота, несмотря на то, что в том, как он может работать с композицией картины, содержащей множество мотивов, также есть некоторая доля его искусства. большая роль.

© Себастьян Сальгадо, серия Genesis.

Отражение реки, впадающей в пейзаж, ведет нас по диагонали через всю сцену. Для фотографий Сальгадо характерна богатая гамма тонов. Здесь он использует типичную для пейзажной фотографии «пятую» композицию, посвящая небу пятую часть изображения.

© Себастьян Сальгадо, серия Genesis.

Выполненная по диагонали композиция, состоящая из линии черно-белых пингвинов на светлом снежном фоне, безошибочно подводит нас к главному объекту картины — группе прыгающих пингвинов.Сцена в целом обрамлена морем и скалами, что усиливает драматичность картины. Если вы когда-нибудь смотрели документальный фильм под названием «Планета Земля», вы очень хорошо знаете, что жизнь пингвина — это не всегда счастливые ноги.

© Себастьян Сальгадо, серия Genesis. © Себастьян Сальгадо, серия Genesis. © Себастьян Сальгадо, серия Genesis.

Обратите внимание, как сильно Сальгадо подчеркивает небо. Облака резко контрастируют почти на каждой из его картин, отчасти из-за того, что он использует черное и белое. И все же это не отвлекает нас, а, наоборот, приводит наши глаза к земным событиям и не дает им «ускользнуть» из картины.А его фотографиям с высоты птичьего полета они также добавляют ощущение масштаба.

Любовь с первого взгляда

Одно личное примечание в заключение. Моя первая встреча с Себастьяном Сальгадо была в Берлине, за крепким дубовым столом в одном безымянном книжном магазине. На нем лежал журнальный столик «Книга Бытия». «Хех, снова пейзажи и животные», — сказал я себе, когда начал листать его страницы. Два часа спустя я был не только влюблен в работу Сальгадо, но и сильно заподозрил меня в том, что продавцы хотели засунуть мне под пальто эту маленькую 522-страничную книжку и сбежать.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.