Диана арбус работы: Диана Арбус. Шокирующее видение красоты

Диана Арбус. Шокирующее видение красоты

Новая волна интереса к творчеству фотографа Дианы Арбус прокатилась по миру в 2006 году после выхода фильма Стивена Шейнберга «Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус». Эта история, не совсем биография, скорее, фантазия про жизнь странноватой женщины-фотографа, рассказывает о ее трагической любови к загадочному мужчине, чье тело полностью покрыто шерстью. В картине поражает болезненная страсть девушки к уродливым и ненормальным людям. Но все же история цепляет, заставляя взглянуть на вещи, от которых мы обычно отворачиваемся, и даже полюбить их.

Кем же была Диана Арбус на самом деле? Как удавалось ей уговорить сниматься людей из разряда «не такие как все» для публичных фото? Что заставляло их доверять сумасшедшей художнице свои секреты?

Диана никогда не снимала сразу, она просила человека рассказать свою историю и, только став частью их жизни, поняв их особенности, она начинала фотографировать. Арбус запечатлевала не внешнюю оболочку, а душу модели.

Диана Арбус родилась в 1923 году. Русская еврейка по происхождению, американка в третьем поколении и дочь преуспевающего бизнесмена, державшего магазин мехов. Любовь родителей к вещам, меха, блестящие, но безжизненные, навсегда привили Диане отвращение ко всякого рода показушничеству и пустой роскоши, которые так ценило ее семейство.

Будучи подростком Диана стала проявлять незаурядные творческие способности, которые приметил ее отец и начал всячески поощрять талант: он даже попросил личного иллюстратора своей меховой фирмы, Дороти Томпсон, заниматься с Дианой.

Но молодое дарование не долго оставалось в семейном гнезде. Уже в 18 лет Диана выскочила замуж за бесперспективного, с точки зрения ее родителей, начинающего актера Аллана Арбуса. У молодой четы родилось две дочери, и заботливый Аллан ради семьи оставил желанную карьеру актера и работал обычным продавцом.

Но Арбусы не долго перебивались случайными заработками, вскоре влюбленные открыли свою фотостудию. Стали работать в стиле fashion-фотографии, сотрудничали с такими именитыми журналами моды, как Vogue и Glamour. Уже тогда творчество Дианы выбивалось из привычных рамок, она игнорировала навязываемые в то время тенденции к идеально правильному освещению и безжизненным постановочным кадрам.

Но неспокойная Диана никак не могла удовлетвориться своей работой, ее творческие порывы и мучительные искания в конечном счете встали преградой между супругами. Спустя 16 лет брака они разошлись как в личном, так и в профессиональном плане.

Диана Арбус ищет собственный стиль, посещает многочисленные фотокурсы, но остается недовольна мастерами современной фотографии. Примерно в это время на экраны выходит запрещенный ранее фильм «Уродцы» о трагической любви циркового лилипута к прекрасной, но злобной гимнастке. В фильме цирковая жизнь была показана без прикрас: карлики глумятся над половой жизнью сиамских близнецов, человек без рук и ног сворачивает себе папиросу одними губами. Картина оказала неизгладимое впечатление на Диану, она начала брать себе в модели «аутсайдеров».

Свои первые по-настоящему оригинальные и пугающие фотографии Диана сняла, попав в клуб трансвеститов. Увидев эти работы, знаменитый писатель Норман Мейлер сказал: «Давать Арбус камеру — всё равно что разрешить ребёнку играть с гранатой».

Из дневника Дианы Арбус: 

Почти невозможно просто так подойти к человеку и сказать: «Я бы хотела зайти к вам домой и послушать историю вашей жизни». На такую просьбу обычно отвечают: «Вы сумасшедшая». Люди постоянно пытаются себя оградить. Но фотокамера —это своего рода пропуск.

Диана становится фотографом-сюрреалистом, все больше используя в творчестве иллюзии и парадоксальные формы. Сначала ее фотографии кажутся отталкивающими из-за странных и непривлекательных моделей и неправильными с точки зрения профессионального портрета. Чтобы лучше понять творчество Дианы важно помнить, что главной ее целью было показать, что мир вовсе не идеален и его прелесть в «ошибках» природы, а не в искусственной нормальности.

Зачастую карлик на снимке Арбус получается гармоничнее, самодостаточнее и привлекательнее, чем «нормальная» семья, которая всеми силами хочет выйти на фотографии хорошо, казаться счастливой и дружной, да вот только мальчишка состроил дурацкую рожицу, а остальные получились какими-то пришибленными и печальными.

Нет никаких норм, считает Диана, каждое существо прекрасно по-своему. Арбус была очарована своими героями:

Фрики — те, кого я часто снимаю. Они были одними из первых моих моделей и остаются ими поныне. Я обожала их. Некоторых люблю и по сей день. Дело в том, что многие из нас идут по жизни, пытаясь избежать травм и потрясений. Фрики рождаются с травмой. Они уже прошли это испытание. Они от рождения аристократы.

Непривыкшего зрителя пугает в фотографиях Дианы прежде всего диссонанс, который мы обычно не замечаем или не хотим принимать. Дети в странных изломанных позах; родители, взирающие на своего сына-великана снизу вверх, как будто в ужасе от своего собственного творения; счастливые безумцы. Фотограф готова ждать целую вечность, пока модели двигаются в кадре и так и сяк, ища «правильную» позу, и наконец нечаянно выкажут то, что пытались скрыть, и будут моментально запечатлены.

К примеру, фото «Близнецы». Две сестры очень похожи и одеты в одинаковые платья, жмутся друг к другу так тесно, что не ясно точно, уж не сросшиеся ли они.

Одна из девочек слегка улыбается, а другая — немного нахмурена. Девочки очень милые, но впечатление производят жутковатое. Этот прием позднее использовал Стенли Кубрик в фильме «Сияние», где также присутствует сцена с двумя сестрами.

Другой пример — фотография «Ребенок с игрушечной гранатой в Центральном парке». Тощий мальчишка с маниакальным взглядом и нелепо свисающей лямкой комбинезона, неестественно выворачивает руки, прижимая их к туловищу, в одной из них сжата игрушечная граната, а из второй будто только что украли вторую. Чтобы сделать эту фотографию Арбус попросила мальчика стоять на месте, а сама ходила с фотоаппаратом вокруг него, пытаясь найти правильный угол. Мальчику надоело ждать, и он сказал: «Ну снимайте же!». Тут-то Диана его и сфотографировала.

Диана Арбус всегда обижалась, когда ее называли «фотографом уродцев», ведь это совсем не так. Она открыла миру принцип «случайной композиционности» и, как замечали критики, привила мировому искусству «столь мощную вакцину против фотоглянца и гламура», что она действует по сей день.

Поделиться ссылкой:

Диана Арбус - 17 произведений

Фотографический стиль Дианы Арбус сформировался под влиянием мастеров нью-йоркской школы фотографии (в том числе — школы Бродовича), а также под воздействием нуарной европейской и американской фотографии 1930-х - 1940-х годов. Фотографии Арбус содержательно связаны с работами Брассая, Уиджи и Августа Зандера. На изобразительную систему Арбус оказала влияние модная фотография: прямой кадр, фронтальная постановка, как считается, были использованием приемов журнальной съемки. Основной характеристикой ее работ считается психологическая глубина и специальный интерес к маргинальным сюжетам (люди с аномальной внешностью, девианты и т. д.) Темой ее фотографий было нарушение привычного порядка вещей. Считается при этом, что специфика ее почерка заключалась не только в стремлении изображать девиантов, но в ее умении изображать среднестатистических обывателей как персонажей с аномальными характеристиками. Она фотографировала тех, кто по мнению общества, являлся аутсайдерами или изображала стандартных людей как маргинальных героев. Арбус не принуждала своих персонажей к позированию, а всегда давала им время, для того, чтобы те нашли своё место перед камерой. Арбус много фотографировала людей с аномальной внешностью и всегда подчеркивала, что относится к ним с особым вниманием. Им, говорила она, известно о психологическом напряжении жизни значительно больше нежели заурядным обывателям. В своих фотографиях Арбус рассматривает норму как репрессивную категорию и, фактически, признает ее одной из маргинальных форм.

Арбус с 1962 года использовала в съёмке марку Rolleiflex, что приводило в процессе работы к увеличению негативов с формата 35 мм до размеров 6х6 см. Этот пассивный квадратный формат соответствовал её центрированной в композиционном смысле манере съёмки, и негатив оказывался наполненным большим количеством деталей. Диана Арбус не ориентировалась на работу в студии: ее интересовала прямая съемка, главным преимуществом которой было эмоциональное напряжение и композиционная естественность.

ещё ...

Диана Арбус (англ. Diane Arbus, 1923—1971) — американский фотограф, представитель нью-йоркской школы, одна из центральных фигур документальной фотографии. Несмотря на свою маргинальную эстетику, Диана Арбус считается одним из наиболее влиятельных фотографов XX века.

Диана Арбус (урождённая Диана Немеров) родилась 14 марта 1923 года в Гринвич-Виллидже, в Нью-Йорке, США, вблизи привилегированных районов Парк-Авеню и Централ Парк.

Арбус выросла в обеспеченной семье, которая владела меховым магазином Russek’s (Russek’s Department Store) на Пятой авеню. Немировы — семья еврейских эмигрантов из России, создала свое состояние в годы Великой Депрессии. Отец Дианы, Дэвид, был главным вдохновителем бизнеса: работа занимала почти всё его время. Мать Арбус, Гертруда, вела образ жизни состоятельной американки и часто была недоступна для собственных детей. Воспитание было поручено няням (у каждого ребёнка была своя). Диана была близка со своим старшим братом Говардом (позже он стал известным поэтом) и младшей сестрой Рене.

В 1930-е годы Диана посещала Школу этической культуры (Ethical Culture School), входящую в систему Лиги Плюща, а чуть позже — Филдстонскую школу (Fieldston School), где был замечен её талант к изобразительному искусству. Художественные наклонности поощрялись отцом Дианы: он просил иллюстратора Russek’s, Дороти Томпсон, заниматься с Дианой живописью. Мисс Томпсон изучала графику в мастерской известного берлинского художника-экспрессиониста Георга Гросса; и сама Арбус не раз говорила о своей приверженности его творчеству. В 1937 году Диана встречает будущего актёра Аллана Арбуса и немедленно изъявляет желание выйти за него замуж. Дабы помешать этому, родители Дианы отсылают её в 1938 году на летние курсы в Каммингтонскую школу искусств, где Диана знакомится с Алексом Элиотом (Элиот в 1947 году займёт пост художественного редактора журнала Time). Алекс Элиот стал второй большой влюблённостью Дианы.

В 1941 году восемнадцатилетняя Диана против воли родителей выходит замуж за Аллана Арбуса. Замужество казалось Диане единственной возможностью сбежать из-под влияния родителей. У супругов родились две дочери: Доун (в 1945) и Эми (в 1954). Диана проводила с ними очень много времени. Аллан работал на двух работах, а параллельно подрабатывал фотографом. В 1943 году Аллан Арбус закончил армейские курсы фотографов.

Помогая и ассистируя Алану, Диана в 1946 году становится фотографом моды: первые заказы она получает от своего отца, который частично помогает с финансированием их фотографического оборудования. В 1947 году супруги были представлены руководству издательства Конде Наст: они получили небольшой заказ для журналов Vogue и Glamour.

В совместных проектах Аллан отвечал за процесс съёмки и его технические стороны; Диана же выступала как автор концепции и стиля. Поддерживая идею художественной съемки, Арбус выступала за неформальный подход. Аллан и Диана сохраняли рамки модной фотографии и, в то же время, пытались поставить под сомнение её жесткие границы . В 1951 году они целый год путешествуют по Европе. Диана открывает для себя возможность самовыражения и выражения своего видения мира с помощью фотографии. Вместе с Алланом она готовит съемку для парижского Vogue. В середине 1950-х Аллан и Диана знакомятся с Ричардом Аведоном, который делает возможным её общение с мастерами круга Бродовича. Долгое время Диана и Аведон оставались друзьями и почитателями работ друг друга.

В это время у неё обостряются депрессии, которыми она страдала с самого детства. Диана неудовлетворена результатами своей работы. Аллан поддерживает свою жену, однако после очередного нервного срыва в 1957 году они решают прекратить совместную работу. Диана начала работать самостоятельно, в то время как Аллан продолжал вести дела их студии. После профессионального разрыва последовал и личный. Диана и Аллан продолжали оставаться друзьями, и развелись лишь в 1969 году, когда Аллан решил жениться во второй раз.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё ...

Диана Арбус (Diane Arbus) — фотограф — JuicyWorld

14 марта 1923 года родилась представительница нью-йоркской школы фотографии Диана Арбус (Diane Arbus). Она создавала неординарные снимки для того времени, снимки которые иногда шокировали. Снимки, где главными героями становились «маргинальные слои общества», люди с физическими отклонениями. За это её часто называли «фотографом фриков», и обвиняли что она показывает миру то, что мир замечать не желает. Диана Арбус наоборот считала что фотография и нужна для того чтоб показать то, что не все видят, чтоб показывать, то что в то время было социальным табу. Она говорила: «Мне всегда казалось, что фотография — это что-то неприличное, но именно это мне нравилось в ней больше всего. Когда я сама начала фотографировать, то чувствовала себя весьма извращенной».

Затрагивая эти темы, Diane Arbus стала одним из наиболее влиятельных фотографов XX века и значительных фигур документальной фотографии. Большое влияние на её творчество оказал фильм Тода Броунинга «Уроды» («Freaks», 1932). Когда в 1932 году этот фильм показали в первый раз, то он вызвал резкое неприятие у публики и был практически забыт. Но, в 1961 году этот фильм вызвал пристальное внимание не столько как кинематографический продукт, сколько как художественное явление, ведь в фильме снимались не только обычные люди, но и люди с физическими отклонениями. Считается, что именно этот фильм обратил внимание Арбус на психологическую и смысловую сложность мира этих людей и дал толчок её интересу к аномальным явлениям.

Нельзя сказать что Диана Арбус снимала только людей с физическими отклонениями, трансгендеров, стриптизерш, циркачей, исполнителей карнавалов, нудистов, гномов и других подобных людей, считающимися в обществе «маргиналами». Часто героями ее снимков становились и привычные для публики люди, обычные, без отклонений, дети, матери, пары, пожилые люди и семьи среднего класса, которых она фотографировала в привычных для них условиях: на улице, на рабочем месте, в парке, в квартире и т. п. Но, все её снимки становились необычными.

Стиль Дианы Арбус сформировался под влиянием мастеров нью-йоркской школы фотографии (включая и школу Бродовича), а также под воздействием нуарного жанра сороковых (нуар (фр. film noir «чёрный фильм») — термин, применяемый к голливудским криминальным драмам 1940-х — 1950-х годов, в которых запечатлена атмосфера пессимизма, недоверия, разочарования и цинизм). По содержанию ее работы близки к Брассаю, Уиджи и Августу Зандеру. На изображение в кадре повлияла и фотография моды: прямой кадр, фронтальная постановка, приемы журнальной съемки.

Kenneth Noland and girlfriend Stephanie Gordon

Особенностью её работ считают психологическую глубину и интерес к сюжетам с людьми имеющих аномальную внешность (девианты и т. п.) Темой фотографий Diane Arbus становилась нетрадиционность, нарушение привычного порядка вещей. При этом считается, что специфика её почерка заключалась не только в стремлении изображать «девиантов», но и в том, что она умела изображать обычных обывателей как персонажей с аномальными характеристиками. Она фотографировала тех, кто по мнению общества, являлся маргиналом или снимала так обычных людей как будто они были маргиналами.

Трансвестит на драг-Болле, Нью-Йорк, 1970

Диана Арбус не заставляла персонажей к позированию, но давала им время, для того, чтобы те нашли своё место перед камерой. Фотографируя людей с аномальной внешностью она всегда подчеркивала, что относится к ним с особым вниманием. Она понимала что им, известно о психологическом напряжении жизни значительно больше нежели обычным обывателям, да и вообще рассматривала норму как репрессивную категорию, считая её одной из маргинальных форм.
С 1962 года Диана Арбус стала использовать Rolleiflex, что приводило к увеличению негативов с обычных 35 мм, до 6х6 см. Этот «квадратный формат» послужил в выборе композиции кадра, манере съёмки. В негативе оказывалось больше деталей. При этом Диана Арбус редко снимала в студии: её интересовала прямая съемка, главным преимуществом которой было эмоциональное напряжение и естественность.

Ребенок с игрушечной гранатой в Центральном парке, Нью-Йорка. 1962

С 1960 года она начинает публиковаться в таких журналах , как Esquire , Harper’s Bazaar , The London Sunday Times Magazine и Artforum. В 1967 году работы Дианы Арбус выставлялись вместе с Ли Фридлендера и Гарри Виногранда в Музее современного искусства в Нью-Йорке (МОМА), на выставке «Новые документы», которая стала фактом итогового признания черно-белых кадров как части арт-системы. Выставляя работы Дианы Арбус, выставка обозначила художественный статус документальной фотографии.

Первая персональная выставка Дианы Арбус состоялась, когда ее уже не стало, в Музее современного искусства в Нью-Йорке в 1972 году. Фотографии Дианы Арбус занимают центральное место в эссе «Америка в фотографиях: сквозь тусклое стекло» вошедшее в книгу «О фотографии». Текст был написан вскоре после смерти Дианы Арбус и посвящен ретроспективной выставке фотографа в Музее современного искусства в Нью-Йорке.

Кадры, сделанные Дианой Арбус, вызывают у Зонтаг скорее неприятие, чем позитивную реакцию. Это несовпадение становится для Зонтаг частью внутреннего конфликта: ей не нравятся фотографии Арбус, и это противоречие становится для неё фактом нарушения либеральной системы ценностей. С одной стороны, Сьюзан Зонтаг понимает, что категорическое установление нормы может иметь негативные последствия. С другой, она рассматривает маргинальную систему как деструктивное начало которое приводит к утрате художественным его социальной ценности, этот конфликт ценностей, считается одним из наиболее глубоких конфликтов художественной системы XX века.

Mexican dwarf in his hotel room / Мексиканский карлик в своем гостиничном номере

Хотя к 1971 году Диана Арбус была известным фотографом, но каталог её работ, подготовленный уже после смерти, в 1972 году, для Музея современного искусства Джоном Шарковски был отклонён практически всеми издательствами. Напечатать альбом согласился фонд Aperture. Монография стала одной из наиболее влиятельных фотографических книг, была переиздана 12 раз и разошлась более чем стотысячным тиражом.
Каталог работ Арбус, выпущенный этим фондом, в настоящее время входит в число самых раскупаемых книг в истории фотографии. Ретроспектива Арбус в нью-йоркском Музее современного искусства по всей стране привлекла более 7 млн зрителей. В том же году работы Дианы Арбус представляли США на Венецианской биеннале.

Teenage couple on Hudson Street / Пара подростков на улице

Диана Арбус происходила из семья еврейских эмигрантов из России. Её отец, Дэвид Немиров, был владельцем мехового магазина Russek’s и создал свое состояние в годы Великой Депрессии. Так что жизнь Дианы была устроена с рождения.
Ее мать, Гертруда, вела образ жизни состоятельной американки и не занималась собственными детьми, которыми занимались няни (у каждого ребёнка была своя няня). Диана общалась с своим старшим братом Говардом (позже он стал известным поэтом) и младшей сестрой Рене. В 1930-е годы Диана посещала Школу этической культуры (Ethical Culture School), а позже Филдстонскую школу (Fieldston School), где впервые её талант к изобразительному искусству заметили.

Наклонности к искусству поощрялись отцом Дианы: он просил иллюстратора Russek’s, Дороти Томпсон, заниматься с Дианой живописью. Мисс Томпсон изучала графику в мастерской берлинского художника-экспрессиониста Георга Гросса; и сама Диана Арбус не раз говорила о своей приверженности его творчеству. В 1937 году Диана встречает будущего актёра Аллана Арбуса и хочет немедленно выйти за него замуж. Чтобы свадьба не состоялась, в 1938 году, родители отправляют её на летние курсы в Каммингтонскую школу искусств, где Диана знакомится с Алексом Элиотом, который становится второй большой любовью девушки (Элиот в 1947 году займёт пост художественного редактора журнала Time).

Но, своеволие Дианы давали о себе знать. В 1941 году, в возрасте восемнадцать лет Диана против воли родителей выходит замуж за Аллана Арбуса. Возможно, замужество казалось ей единственной возможностью сбежать из-под контроля родителей. У Дианы и Аллана родились две дочери: Доун (в 1945) и Эми (в 1954). Диана проводила с ними очень много времени, а. Аллан работал на двух работах, и еще успевал подрабатывать фотографом. В 1943 году Аллан Арбус закончил армейские курсы фотографов.

Помогая Алану, Диана и сама пристрастилась к фотографии и в 1946 году становится фотографом моды: первые заказы она получает от своего отца, который частично помогает с финансированием их фотографического оборудования. В 1947 году супружеская пара была представлена руководству издательства Конде Наст: и получили заказ для журналов Vogue и Glamour.

В совместных проектах Аллан отвечал за процесс съёмки и его технические стороны; Диана же выступала как автор концепции и стиля. Поддерживая идею художественной съемки, Арбус выступала за неформальный подход. Аллан и Диана сохраняли рамки модной фотографии. Но Диана пыталась поставить под сомнение жесткие границы. Диана крайне редко оставалась довольна результатом. Уже тогда ей хотелось создавать снимки с историей, раскрыть героя каждого кадра. Но это желание было далеко от стандарта гламурной съемки. Поэтому, совместная работа супругов Арбус была стрессом для обоих. Девушка замечала что не смотря на внутренние бунты и протесты, она становилась такой, какой её хотели видеть с детства родители.

В 1951 супруги весь год путешествуют по Европе, и Диана открывает для себя возможность самовыражения с помощью фотографии. Вместе с Алланом она готовит съемку для парижского Vogue. В середине 1950-х Аллан и Диана знакомятся с Ричардом Аведоном, который делает возможным её общение с мастерами круга Бродовича. Долгое время Диана и Аведон оставались друзьями и почитателями работ друг друга (после смерти эту дружбу поддерживала 30 лет дочь Дианы).
В это время у неё обостряются депрессии, которыми Диана страдала с самого детства. Диана неудовлетворенна результатами своей работы. Аллан поддерживает свою жену, однако после очередного нервного срыва в 1957 году, пара принимает решение прекратить совместную работу. Диана начала работать фрилансером, а Аллан продолжает вести их студию. После профессионального разрыва последовал и личный. Диана и Аллан продолжали оставаться друзьями, и развелись лишь в 1969 году, когда Аллан решил жениться во второй раз.

Выбрав самостоятельную работу, Диана пыталась найти свою тему в фотографии. Она посещает мастер-классы известных фотографов, однако, по большей части, остаётся недовольна результатами. Но, вскоре она начинает обучение у фотографа Лизетт Модел, где приходиться «фотографировать экстремальное». Стремясь изображать радикальное, Диана Арбус начинает фотографировать людей с аномальной внешностью и девиантов. Её знакомство с фотографом Лизетт Модел (Lisette Model) изменило её жизнь. «Фотографируй из своих кишок!» — говорила Лизетт Модел, в достаточно грубой форме призывая быть откровенной с самой собой. И для Дианы это оказалось легким испытанием. Казалось, что ей только и нужен были эти слова и повод раскрепоститься. Фотографии Дианы изменились в одночасье, это признавали все, кто следил за её творчеством.

«Через три месяца у нее появился свой стиль. Сначала только зернистость и двухцветность. Затем – совершенство», — писала Лизетт Модел о своей ученице. Благодаря Лизетт Модел, Диана обрела свободу, внутренне, а развод сделал это чувство физически ощутимым. «Я всегда чувствовал, что именно наше расставание сделало её фотографом. Видимо, я не соответствовал её стремлениям. Она была готова идти в бары и в дома к людям. Меня это приводило в ужас», — вспоминал позже её бывший муж Алан Арбус.

Lady bartender at home with a souvenir dog / барменша дома с сувенирной собачкой

Диана Арбус любила эксперименты и для нее не было не запретных тем ни запретных мест. Для кадров она использовала и богатые районы вдоль Парк-Авеню и бруклинские трущобы. Она искала героев для своих снимков в парках и на улицах, но не для того, чтобы спустить затвор когда они не ожидают, но чтобы «снимать нутром», как учила ее Лизетт Модел.

Диана Арбус долго наблюдала за объектами своих будущих кадров, общалась с ними, узнавала их и иногда приходила к ним домой. Обладая обезоруживающим тонким голосом, хрупкая девушка вызывала доверие у всех, к кому обращалась. Проникнуть в чью бы то ни было личную жизнь для нее не составляло труда. Молодая женщина смотрела на вещи и людей без предубеждений.

Примером «домашних» снимков может быть «Еврей-великан дома с родителями». Семейная пара в гостиной выглядела бы неприметно, если бы не их сын-великан, которому приходилось сгибаться, чтоб не упираться головой в потолок. На кадре мать смотрит на сына снизу вверх: с удивлением, и с гордостью.

Jewish Giant, taken at Home with His Parents in the Bronx / Еврей гигант вместе с своими родителями в квартире в Бронксе

«Если бы я была просто любопытной, было бы очень сложно сказать кому-то: «Я хочу придти к тебе домой, чтобы ты поговорил со мной и рассказал историю своей жизни». Мне бы ответили: «Ты сумасшедшая». И сразу бы отстранились. Но камера — это своего рода пропуск», — говорила Диана Арбус. Да и люди были интересны ей, особенно те, кого не замечало общество. Карлики, великаны, трансвеститы и уроды казались ей самыми интересными персонажами для съемок. Их отклонения для нее были если не совершенством, то преимуществом.

По ее убеждению, подавляющее большинство людей проживают жизнь, боясь увечий, которые они могут получить, но те, кто от рождения имеют физические недостатки, уже прошли это испытание. Для Дианы в них не было ничего, что могло бы вызвать жалость или отвращение, а потому непосредственность, с которой она их снимала, и сейчас чувствительного зрителя заставит передернуть плечами. Диану трогала благодарность, с которой люди с физическими уродствами открывались ей. И действительно, ни один из снимков нельзя обвинить в «постановке». Все они сделаны так, будто на улицах Нью-Йорка каждый день разгуливают толпы душевнобольных в карнавальных масках, полуобнаженные трансвеститы в пышных париках и сестры-дауны с пугающими улыбками.

Все они смотрят прямо в объектив, полные самодостаточности и воли к жизни. Так, как никто от них не ожидает, потому что обычно не смотрит на них вообще. «Я действительно убеждена в том, что есть вещи, которые никто не видел до тех пор, пока я их не сфотографировала», — говорила Диана Арбус, как бы намекая на добровольную слепоту общества.

Творчество Дианы показывает что нет понятия ненормальный Как наглядный пример, снимок «Молодая бруклинская семья на воскресной прогулке» (A young Brooklyn family going for a Sunday outing), смотря на который может показаться что ребенок психически нездоров, но оказывается что ребенок просто дурачился.

Нездоровым что-то кажется и в портретах обычных жительниц Нью-Йорка, молодых пар и детей. А снимок «Близнецы» (Identical Twins) производит какое то мистическое впечатление, но в действительности на нем запечатлены обычные семилетние близняшки, которых Диана заметила на одной из рождественских вечеринок.

Близнецы (Identical Twins, 1967) — в 2004 г. эта фотография была продана за $478.400

Ощущение трагичности, пусть и неявно, исходит почти от всех снимков Дианы Арбус. Возможно, тому виной «квадратный формат» в съемке или грубый свет вспышки, делающий фотографии то засвеченными, то, наоборот, утопающими в черноте. Диана старалась всегда выбирать случайность во всем. Она отказалась от контроля и позволяла ситуации самой привести ее куда нужно, а моделям — самостоятельно найти место перед объективом и позу. Она лишь ловила момент и нажимала на спуск. «Я не знаю, что такое хорошая композиция. Существуют определенные «правильно» и «неправильно». И иногда я предпочитаю то, что неправильно», — говорила Диана

Диана Арбус чувствовала необходимость снимать людей с историями, тяжелее ее собственной. Особенно важное значение это приобрело после перенесенного гепатита, обрекшего ее на постоянную депрессию, бесполезную терапию и огромное количество лекарств. К тому же Диане удалось получить разрешение на съемку в заведениях для умственно отсталых, и она проводила там столько времени, сколько ей было нужно. В снимках, которые она создавала правдивость не просто имела значение, а кричала.

С 1960 года и до самой смерти в 1971 Диана Арбус работала как свободный фотограф. Музеи проявляли интерес к её фотографиям, однако снимки Дианы Арбус казались слишком радикальными. Журналам Диана Арбус была интересна своим нестандартным взглядом. Её творчество было своеобразной идеологической альтернативой роскоши и показухи. Арбус сотрудничала с такими изданиями как Esquire и Harper’s Bazaar, где знакомится с фотографами Ричардом Аведоном и Ирвингом Пенном, которые повлияли на фэшн фотографию, и давали возможность увидеть её и как радикальный жанр. Впоследствии, стремление видеть моду сумрачным нуарным миром будет характерно и для самой Арбус, о чем в этой публикации JuicyWprld.org говорилось выше.
Здесь, стоит также заметить что дочь Дианы Арбус, Доон (Дун) Арбус, после кончины матери сотрудничала с Ричардом Аведоном. Для книги «ALICE IN WONDERLAND: THE FORMING OF A COMPANY, THE MAKING OF A PLAY» Доон Арбус писала тексты. Их знакомство с Аведоном превратилось в тридцать лет совместной деятельности.

Работы Дианы Арбус публиковали New York Times, Sports Illustrated, Show, Herald Tribune и другие издания. Считается, что за 11 лет было опубликовано более 250 журнальных и 70 газетных снимков. Иногда Диана работала и над текстами статей.
В 1963-1966 годах её деятельность была поддержана Музеем Гуггенхайма. С 1968 года Диана регулярно работала с журналом Sunday Times Magazine. В 1970 году Диана начинает работу над своей знаменитой серией о людях с физическими отклонениями и получает Премию Роберта Льюиса от Американского общества журнальных фотографов. Однако в этот период её здоровье стремительно ухудшается.

Diane Arbus

После перенесённого в 1966 и 1968 годах гепатита у Дианы обостряются приступы депрессии и, несмотря на длительные курсы терапии, её состояние не улучшается. Причина болезни могла крыться в обсессивных и неразрешимых ожиданиях от работы. 26 июля 1971 года Диана Арбус приняла большую дозу барбитуратов и вскрыла себе вены на руках. Биографы любят уделять ее кончине особое внимание и строить различные догадки на этот счет, но тайну причины смерти Диана оставила нераскрытой.

фотография на превью этой публикации JuicyWorld.org

(состоит из 3-х независимых фотографий (скомпонованных специально для превью):

Сохраните, чтобы не потерять

* * * * *

Друзья! Сайт создан, чтобы сделать искусство доступным для всех. К сожалению, я не имею возможность полностью его финансировать. Я лежащий инвалид и ограничен в средствах. Поэтому, прошу помочь, 

Поддержать сайт >> JuicyWorld.org
PayPal.me/mgf67
Карта Сбербанка: 2202200774909236
Сбербанк-онлайн (номер телефона): +7 925 278-48-80
* * * * *

Фотограф Диана Арбус: краткая биография и работы

Историю, как известно, делают люди, а запечатлевают фотографы. Лоск, гламур, творческие изыски характерны для настоящего мастера, ищущего свои пути в фотографировании. Диана Арбус — одна из известнейших личностей, пользующаяся популярностью в свою бытность во всем мире. Творчество американки русско-еврейского происхождения, ушедшей в мир иной в ореоле своей славы, до сих пор оспаривается и является предметом дискуссий в лучших светских и западных культурных заведениях.

Кто такая Д. Арбус

Женщина-загадка для многих поколений не расставалась со своей фотокамерой практически ни на минуту. Ей был интересен окружающий мир, люди проживающие в нем, их чувства, поступки и мысли она передавала в своих фотоработах. Работы Дианы Арбус рассказывают про необычных людей, относящихся к различным субкультурам.

Мастерство женщины достигло совершенства, приобрело свой изысканный стиль и полностью отвергло гламур, наигранный лоск Соединенных Штатов после войны. Многих восхищает независимая и сильная Диана Арбус. Биография фотографа полна различными событиями, счастливыми и трагичными.

Рождение

Появилась на свет будущая звезда фотоискусства в простой еврейской семье в 1923 г. Немеровы были эмигрантами из холодной России, среди многих других людей, бежавших из страны. Свое постоянное пристанище нашли в нью-йоркском квартале, где уже проживал дед Дианы, приехавший ранее вместе с русской возлюбленной, вопреки желаниям родственников.

Родители никогда не бедствовали. В Штатах открыли свое дело и стали владельцами магазинчика, торговавшего меховыми товарами. Хозяйство и ведение бизнеса занимало свободное время родителей, которого не оставалось на воспитание и образование своих детей. Поэтому девочка, брат и сестра воспитывались гувернантками. Родители побеспокоились и нашли для детей нянь. Диана Арбус с детства обладала особенным мышлением и творческим взглядом на окружающий мир.

Взросление и первая любовь

С раннего возра

Лекция Ирины Кулик «Диана Арбус — Джоэл-Питер Уиткин»

Легендарная Диана Арбус и один из главных провокаторов в истории фотографии Джоэл-Питер Уиткин — в следующей лекции из цикла Ирины Кулик.

Диана Арбус (1923–1971) — одна из самых известных документалистов в истории фотографии. Ее черно-белые снимки изображают людей с инвалидностью, наркозависимых, преступников, что в свое время шокировало зрителя, но и сформировало особый интерес к образу художницы. Несмотря на то что с течением времени ее карьера становилась все более успешной, Арбус, всю жизнь страдавшая от депрессии, покончила с собой в возрасте 48 лет. Через год после этого она стала первым фотографом, чьи работы были выставлены на Венецианской биеннале (1972), и в тот же год Музей современного искусства в Нью-Йорке организовал первую, оказавшуюся крайне успешной, ретроспективу Арбус, представившую зрителю 125 ее снимков. Диана Арбус остается одной из самых заметных и влиятельных фигур в истории современной фотографии.

Джоэл-Питер Уиткин (род. 1939) — американский фотограф, получивший образование в Колледже Купер Юнион в Нью-Йорке и Университете Нью-Мексико в Альбукерке, где он живет в настоящее время. Исследуя возможности репрезентации смерти и телесных недостатков, Уиткин создает черно-белые или тонированные в сепии постановочные фотографии, сочетая в них мифологические, религиозные и эротические сюжеты. Часто на его снимках можно увидеть людей с различными физическими нарушениями, трансгендеров и даже трупы, что сделало фотографа героем множества скандалов. Выставки Уиткина проходили по всему миру, в том числе в Музее Соломона Р. Гуггенхайма в Нью-Йорке, Национальной библиотеке Франции в Париже и Московском доме фотографии. Работы Уиткина оказали огромное влияние на современную культуру — так, его работами вдохновлялись дизайнеры Александр Маккуин и музыкальная группа Nine Inch Nails.

Дайан Арбус | Еврейский женский архив

Дайан Арбус изменила то, как мир смотрит на фотографии, и как фотографии смотрят на мир. Наиболее известная своими фотографиями «уродов» и эксцентриков, таких как «Ползучие джунгли», «Знаменитый мужчина» и нудистов, она также изменила мир детской фотографии моды и фотографии знаменитостей. Ее поочередно описывали как застенчивую, милую и девичью, или холодно агрессивную и «жесткую, как любой мужчина» в своей области. Друзья и коллеги были поражены ее способностью относиться к своим предметам, ее открытостью и уязвимостью по отношению к ним.С другой стороны, некоторые люди, позировавшие ей, находили ее манипулятивной, властной и холодной. В статье 1985 года под названием «Враждебная камера» Кэлвин Бедьян сказал о ней: «Она - модернистская героиня, бросающая вызов темным уголкам психологии, ее единственный экран - камера, глаз, который не дрогнет».

Дайан родилась 14 марта 1923 года в семье Гертруды и Давида Немеровых. Она была второй из троих детей, между старшим братом Ховардом и младшей сестрой Рени. Все дети Немерова росли в окружении богатства и успеха.Их бабушка и дедушка по материнской линии открыли меховые магазины Russeks, которые теперь управлял их отец. Их единственный контакт со стороной отца в семье (бедные иммигранты Немеровы) был тогда, когда они собирались провести семидневный праздник в ознаменование Исхода из Египта (восемь дней за пределами Израиля), начиная с 15-го числа еврейского месяца Ниссан. Также называется «Фестиваль маззот»; «Праздник весны»; Песах. Пассаж в Бруклине с родителями Дэвида Немерова. Позже Дайан часто упоминала об атмосфере богатства, в которой она росла.«Меня утвердили в ощущении нереальности происходящего. Все, что я могла чувствовать, это мое чувство нереальности », - сказала она интервьюеру Стадсу Теркелю (в 1969 году). Ее дальнейшую карьеру можно охарактеризовать как постоянный поиск« реальности », которую ей было запрещено видеть в детстве.

Дайан и ее братья и сестры посещали Школу этической культуры и Школу Филдстона на Манхэттене. В четырнадцать лет Дайан познакомилась с девятнадцатилетним Алланом Арбусом, который работал в художественном отделе Russeks. Они сразу же полюбили друг друга и сильно увлеклись друг другом.Хотя ее родители пытались воспрепятствовать этому роману (так же, как ее бабушка и дедушка пытались остановить ее родителей), Дайан и Аллан продолжали тайно встречаться в течение следующих четырех лет. 10 апреля 1941 года, когда ей было всего восемнадцать, Дайан и Аллан Арбус поженились раввином. Ее родители, столкнувшись с этим свершившимся фактом, благословили брак. Арбузы были женаты двадцать восемь лет, хотя после девятнадцати расстались, и у них родилось двое детей, Дун и Эми.

В 1946 году, после того, как Аллан вернулся со Второй мировой войны, пара решила продолжить карьеру модных фотографов.Давид Немеров дал им первую работу - аккаунт в Russeks Furs. В течение следующих десяти лет студия Аллана и Дайаны Арбус стала очень успешной: Дайан придумала стиль съемки, а Аллан занялся технической стороной. Аллан, со своей стороны, всегда поощрял Дайан делать собственные снимки и заниматься собственным творчеством. Сама Дайана считала Аллана «моим первым учителем». Однако Дайан ненавидела мир модной фотографии и начала все больше страдать от депрессии (как и ее мать).В 1957 году она перестала заниматься оформлением фотосессий Arbus Studio.

Попасть в мир независимой фотографии для нее было непросто. Дайан Арбус была чрезвычайно застенчивой, что мешало ей подходить к незнакомцам на улице и просить их позировать. Кроме того, ее собственная карьера шла вразрез с женской моделью того времени. Как заметила ее дочь Эми: «Ма всегда думала, что всю свою жизнь помогает папе в его делах. Ей потребовалось много времени, чтобы приспособиться ».

К 1960 году Дайан и Аллан Арбус расстались, хотя Аллан продолжал оказывать ей эмоциональную поддержку.Он также продолжал помогать Дайане с ее фотографией и обучал ее технической стороне искусства.

Чтобы развиваться как фотограф, Арбус сначала записалась в мастерскую Алексея Бродовича, но вскоре бросила. Следующая ее попытка оказалась более успешной. В 1958 году она поступила в класс Лизетт Модель в Новой школе. В модели Арбус нашла своего наставника и друга на всю жизнь. Модель помогла ей определить и принять, какие объекты она хотела сфотографировать - то, что Дун Арбус позже назвала «запрещенным».Искусствовед Питер Баннелл сказал, что Арбус «узнала от Модели, что в изоляции человеческой фигуры можно отразить существенные аспекты общества».

В 1959 году она встретила своего второго наставника, Марвина Исраэля, и он быстро стал одним из самых влиятельных людей в ее жизни. Он поддержал ее идеи и подтолкнул ее к их дальнейшему воплощению. Он посоветовал ей выбрать фотографию из контактного листа и познакомил ее с людьми, которые, по его мнению, могли повлиять на нее или помочь в ее карьере. В 1961 году он стал арт-директором Harper’s Bazaar и смог опубликовать ее работы.

Возможно, благодаря поддержке Модели и Израиля Арбус начала использовать свой страх вместо того, чтобы быть им замороженным. Всю оставшуюся жизнь она говорила о своей фотографии как о приключении и о страхе как о стимуле. Ее биограф Патриция Босуорт отмечает: «Ее ужас разбудил ее и заставил почувствовать ; разрушил ее вялость, ее депрессию. Преодоление страхов помогло ей развить в себе мужество, которое, как она чувствовала, мать не смогла ее научить » Движимая любопытством и страхом, Арбус начала посещать места, которые определяли бы ее как фотографа: Музей уродов Хуберта на Таймс-сквер, Кони-Айленд, ночные клубы для геев, а также многоквартирные дома Бруклина и Манхэттена.Она начала свою жизнь как самопровозглашенный «коллекционер», рассматривая свои работы как «своего рода современную антропологию».

В конце лета 1959 года Арбус отнесла свое портфолио в журнал Esquire и показала его Гарольду Хейсу, редактору статей. Хейс был «потрясен образами Дайан». … Ее видение, предмет, стиль ее создания снимков идеально подходили для Esquire, - для того времени; она сняла все до самой вещи. Это казалось апокалиптическим ». Несколько месяцев спустя Арбус попросили сделать фоторепортаж о ночной жизни Нью-Йорка для специального выпуска Esquire о городе, опубликованного в июле 1960 года.Он содержал портреты шести «типичных» жителей Нью-Йорка Дайан Арбус под заголовком «Вертикальное путешествие: шесть движений мгновения в самом сердце города».

«Вертикальное путешествие» положило начало ее карьере сольного коммерческого фотографа. В течение следующих одиннадцати лет Дайан Арбус опубликует более 250 картинок в более чем семидесяти журнальных статьях. Ее наиболее частыми сторонниками в издательском мире были Esquire, Harper’s Bazaar, и два лондонских издания, Sunday Times Magazine и Nova . Ее работы также публиковались в New York, Show, Essence, , New York Times , Holiday, Sports Illustrated, и Saturday Evening Post .

На протяжении всей своей карьеры Дайан Арбус надеялась сломать стереотип, который сковывал большинство фотографов. Она пыталась зарабатывать на жизнь журналами, сохраняя при этом свою порядочность и придерживаясь своего стиля и интересов, и в некоторой степени ей это удалось. Ее серьезная художественная работа и ее работа в журнале никогда не были такими отдельными и разными, как у большинства других фотографов.

Когда задания в журнале и ее дружба с Лизетт Модель и Марвином Израэлем стали помогать Арбус чувствовать себя более уверенно, она разработала свой собственный уникальный подход к фотографии, как художественно, так и технически. В 1962 году Арбус сменила камеру с Leica на Rolleiflex. Негативы были менее зернистыми и давали ей желаемую четкость. Квадратная рамка этой новой камеры стала визитной карточкой ее более поздних работ. В 1964 году она начала использовать камеру Mamiya C33 вместе со своим Rollei.Она использовала Мамия со вспышкой, которая придавала объектам незащищенный и уязвимый вид, что стало еще одной визитной карточкой ее стиля. К 1970 году она фотографировала на Pentax.

В 1965 году три ранние картины Арбус были включены в выставку в Музее современного искусства под названием «Недавние приобретения». Арбус колебалась и, как и на протяжении всей своей карьеры, беспокоилась о реакции публики. Она была права. Юбен Йи, библиотекарь фотоотдела, приходила каждое утро рано утром, чтобы стереть слюну с фотографий.Узнав об этом, Арбус уехала из города на несколько дней. Как сказал Йи: «Людям было неловко - им угрожали - глядя на вещи Дайан».

В это время Арбус заказывала работы из журналов, чтобы делать портреты известных и нескольких детских модных съемок. Она также получила две стипендии Гуггенхайма в 1963 и 1966 годах для продолжения своей частной работы. Продолжая фотографировать «уродов» и чудаков, она перешла в другие области самобытности. Она начала фотографировать близнецов и тройняшек, семей и пар в Центральном парке, художественных сцен в пригороде и центре города, а также в лагерях нудистов.

В 1967 году Музей современного искусства попросил Арбус внести свой вклад в «Новые документы», главную выставку современной фотографии. И снова она не решалась выставлять свои работы на всеобщее обозрение. В то же время она была чрезвычайно взволнована возможностью будущей работы, которую, как она надеялась, могла бы дать выставка.

Критический отклик в целом был положительным, хотя Чонси Хауэлл из Women’s Wear Daily назвал это «гротескным». Роберт Хьюз из Time сказал: «Арбус очень отрадна.В газете New York Times, Джейкоб Дешин написал: «Даже ее гламурные снимки… выглядят странно. … В то же время иногда появляется тонкий намек пафоса, то и дело разбавленный туманным чувством юмора. Иногда надо добавить, что картинка граничит с безвкусицей ».

К сожалению, хотя выставка «Новые документы» действительно привлекла внимание лондонского журнала « Sunday Times Magazine» к Арбус, ее опасения, что эта выставка может привести к недопониманию публики ее работы, оправдались.Благодаря дурной славе шоу «Новые документы» Дайан Арбус утвердилась как «фотограф-чудак», и издатели все больше стеснялись использовать ее для фотографирования сюжетов своих историй. Очередной удар по ее коммерческой карьере был нанесен скандалом вокруг "Viva pictures".

В декабре 1967 года Арбус была нанята недавно созданным журналом New York , чтобы сфотографировать актера Вива. В конце концов Арбус передала журналу несколько фотографий обнаженной Вивы, которые были опубликованы в номере от 29 апреля 1968 года.Вива, которая чувствовала, что Арбус ввела ее в заблуждение и солгала, пригрозила подать в суд, но позже отказалась от него. Общественность и рекламодатели были так расстроены, что журнал потерял более миллиона долларов на рекламе, большая часть из которых так и не вернулась в издание. Журналист Том Морган говорит, что эти фотографии были «переломными». Они разрушили барьеры между частной и общественной жизнью ».

В 1968 году попала в больницу с гепатитом. (Она уже страдала этим раньше, в 1966 году.) Ослабленная болезнью, она чувствовала, что теряет свою силу и независимость.Она все больше впадала в депрессию. В 1969 году ее брак с Алланом Арбусом был официально расторгнут разводом, и студия Arbus Studio была закрыта.

К 1970 году Дайан Арбус стала легендой среди молодых фотографов. Она вела уроки и семинары и читала лекции - обычно ей это не нравилось, но она была востребована и нуждалась в деньгах. В том же году она выиграла премию Роберта Левитта Американского общества журнальных фотографов за выдающиеся достижения. Она также начала один из последних проектов в ее карьере - фотографировать умственно отсталых взрослых в доме в Вайнленде, штат Нью-Джерси.Сначала эти фотографии, казалось, волновали ее, но вскоре она возненавидела фотографии из Вайнленда, потому что почувствовала, что снимки «вышли из-под контроля».

Помимо ужаса по поводу этих фотографий, было внимание, привлеченное успехом. В майском номере журнала ArtForum за 1971 г. было опубликовано портфолио с ее фотографиями. Уолтер Хоппс из галереи Коркоран в Вашингтоне, округ Колумбия, убедил ее согласиться выставить свои работы на Венецианской биеннале летом 1972 года. Эти проекты, казалось, только паниковали и подавляли ее еще больше.«Она действительно говорила снова и снова, что теперь, когда она становилась все более известной, люди ожидали от нее вещей, и она не хотела, чтобы кто-то ожидал чего-то от нее, поскольку она не знала, чего ожидать от себя, и никогда не будет. ”

Страдая от крайней депрессии, находясь между страхом перед славой и потребностью в деньгах, на перепутье своей работы Дайан Арбус покончила жизнь самоубийством в своей квартире 26 июля 1971 года, оставив слова «последний ужин», написанные напротив этой даты. в ее дневнике.Марвин Израэль обнаружил тело 28 июля.

Посмертная выставка была открыта в Музее современного искусства в 1972 году, затем путешествовала по США и Европе. В 2005 году в Метрополитен-музее Нью-Йорка была открыта крупная комплексная ретроспективная выставка под названием «Откровения Дайан Арбус». После ее смерти были опубликованы три книги с ее фотографиями: Дайан Арбус: монография с отверстиями, Дайан Арбус: работа в журнале, и Без названия. В течение многих лет она оставалась культовой фигурой, и только в 1980-х ее работы стали общепризнанными.Ее влияние и влияние никогда больше не будут считаться маргинальными. Она изменила не только фотографию, но и то, как мы идентифицируем друг друга как людей.

Дайан Арбус | Фотография и биография

Дайан Арбус, американская писательница и фотограф, известная своими черно-белыми фотографиями незначительных и ненормальных людей, жила с 1923 по 1971 год. Она родилась в еврейской семье, владевшей популярным универмагом Russek’s . В 1930-х годах, когда Дайана росла, она была невосприимчива к последствиям Великой депрессии , поскольку ее семья была достаточно богатой, чтобы пережить ее.Хотя ее фамилия была Немеров, но Арбус, как ее второе имя, стала широко известна в отношении ее карьеры. Изменение произошло потому, что она вышла замуж за Аллана Арбуса, влюбленного в детство в 1941 году.

В том же году их любопытство к фотографии побудило их посетить галерею Альфреда Штиглица и узнать о таких фотографах, как Эжен Атже, Билл Брандт, Тимоти О'Салливан, Мэтью Брэди и Пол Стрэнд . Отец Дайаны нанял супругов Арбус для съемок в рекламной кампании своего магазина в 1940-х годах.

Дуэт открыл собственный бизнес рекламной фотографии под именем Дайан и Аллан Арбус . Аллан был фотографом, а Дайан - художественным руководителем. Они публиковали свои работы во многих журналах, включая Glamour, Harper’s Bazaar, Vogue и Seventeen .

В 1956 году Дайан ушла из этого бизнеса. Обучаясь с Lisette Model , Дайан начала развивать свой хорошо известный и личный стиль и метод фотографии.Она начала делать фотографические задания для Esquire, журнала The Sunday Times и т.д. в 1959 году. Примерно в 1962 году она перешла на зеркальную камеру с двумя объективами Rolleiflex с Nikon 35mm . Это изменение помогло ей сделать квадратные фотографии с большей детализацией.

Дайан Арбус была преподавателем фотографии в Cooper Union и Parsons School of Design в Нью-Йорке. Она также преподавала в Школе дизайна Род-Айленда , Провиденс.Ее фотографии были показаны в 1967 году в Музее современного искусства на выставке « Новые документы». По мере того как ее популярность росла, она все меньше работала в журналах. В 1970 году Джон Шарковски нанял Дайан для исследования выставки фотожурналистики From the Picture Press .

Вот некоторые из ее известных фотографий: Молодой человек в бигуди у себя дома на 20-й Западной улице, 1996; Обнаженный мужчина - женщина, 1968 год; Еврейский гигант в H

Дайан Арбус - определение Дайан Арбус из The Free Dictionary

Каждый фотограф учится, а затем развивает свой стиль. Первоначально меня вдохновляли местные и иностранные фотографы, которые были довольно сильны с эстетической точки зрения, особенно работы Дайан Арбус, которые побудили меня снимать в Ляри и Пешаваре во время учебы в бакалавриате.Среди жителей и соседей - актер Ноа Эммерих (чей отец был арт-дилером Андре Эммерих), Эми Арбус (дочь Дайан Арбус), диджей Саша и певец и автор песен Тедди Томпсон. Это первая выставка, на которой представлено портфолио фотографа Дайан Арбус работала в конце своей жизни. ДИАНА АРБУС (1923-71) была одним из самых самобытных и влиятельных художников ХХ века. В фильме также говорилось о писательнице-поэте Сильвии Плат; Генриетта Лакс, чьи раковые клетки были извлечены из ее тела без разрешения и привели к медицинской революции; Маргарет Эбботт, первая американка, выигравшая олимпийский чемпионат; пионер трансгендеров Марша П. Джонсон; Ада Лавлейс, одаренный математик, считающийся первым программистом; фотограф Дайан Арбус, поэт-феминистка Цю Цзинь и другие.Десятилетием ранее посмертная монография Дайан Арбус раскрыла редко встречающихся обитателей мира, движущегося по той же орбите, что и секретный Париж, пройденный Брассаи в 1930-х годах, и призрачные призраки, которые часто посещала Голдин и ее коллега в конце 1970-х и 80-е.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *