Эдвард стейхен: Фотограф Эдвард Стейхен (Edward Steichen)

Содержание

Фотограф Эдвард Стейхен (Edward Steichen)

Эдвард Стейхен – один из самых первых, и, пожалуй, самых влиятельных мастеров мирового фотоискусства. Родился будущий классик фотографии в 1879 году в Люксембурге. Детство провел в Америке,  в одном из самых крупных городов штата Висконсин, в Милуоки, куда семья Стейхенов переехала, когда Эдвард был ещё ребенком.

Когда мальчику исполнилось четырнадцать лет, он решил съездить в Чикаго, на Всемирную выставку, посвященную Колумбу, на которой хотел посмотреть экспозиции художественной фотографии. Дело в том, что юный Эдвард Стейхен планировал стать художником.

После этой поездки несколько лет подряд он отправлял свои живописные работы  в Чикаго, на ежегодные выставки художественного института. К сожалению юноши, ни одна из его картин не была принята на эти выставки. 

Вскоре он устроился работать иллюстратором  на фабрику, производящую  литографии.  Параллельно со своей основной работой, Эдвард Стейхен стал фотографировать людей и делать снимки для рекламы различных товаров.

Спустя какое-то время, одну из фотографий ему всё же  удалось продать. После этого Эдвард вновь решил предоставить несколько своих работ в Чикагский Художественный институт.  Но в этот раз он предложил уже не живописные полотна, а фотографии.

Работы были на выставку были приняты. Их очень хорошо оценило весьма компетентное жюри, в число членов которого входили такие великие мастера фотоискусства, как Кларенс Уайт и Альфред Стиглиц. На обоих корифеев фотографии мирового уровня особенно сильное впечатление произвел снимок юного Эдварда, который автор назвал «Водоем». Через два года Альфред Стиглиц сказал,  что эта работа Эдварда Стейхена является шедевром,  и приобрел ее для своей коллекции.

Интересно тут то, что американские  критики и искусствоведы той поры обвиняли Стиглица и Уайта в том, что они слишком часто называли работы Эдварда Стейхена шедеврами.   

После одобрения своих работ такими известными мастерами, юный Эдвард уже не мог более оставаться в ставшем родным Милоуки. В первый год двадцатого века он вновь приезжает к Альфреду Стиглицу. Итогом этого визита стала поездка в Лондон, состоявшаяся уже в следующем году. В Лондоне начинающий, но уже ставший достаточно известным фотограф удостаивается чести сфотографировать самого Бернарада Шоу.

После Лондона Эдвард Стейхен посещает Париж. В Парижский салон в 1902 году он предоставил две своих живописных работы и множество фотографий, которые он атрибутировал как рисунки. Но в самый последний момент, перед открытием выставки, компетентное жюри отклонило эти работы Стейхена. Как потом стало известно, члены этого жюри очень высоко оценило мастерство Эдварда как фотографа, его снимки, по их словам, были ничуть не хуже представленных им картин. Поводом для отказа послужило всего лишь опасение того, что после выставления фотографических работ Стейхена на выставку хлынет большой поток фотографий более низкого качества.

Во Франции Эдвард задержался совсем ненадолго. В том же 1902 году он вновь перебирается в США.   Его имя уже становится известным. Сам Альфред Стиглиц покупает фотографии Стейхена за хорошие деньги – от 50 до 100 долларов за один отпечаток.  Он вообще требовал от всех уважения к фотографам и к фотографии как к искусству, настаивал на том, чтобы работы мастеров фотоискусства были хорошо оплачиваемыми. Рекламные агентства действительно весьма неплохо платили фотографам за их труд. Более того, они страховали каждый  отпечаток на случай того, если печатники в типографии запачкают его грязными руками.

По проектам Эдварда Стехена в это время в Соендиненных Штатах Америки была построена галерея «291» группы «Фото-Сецешн» - «Гэллери «291».

Как уже было сказано сегодня, выставками Стейхена и продажей его фотографий занимался сам Альфред Стиглиц, с которым молодой фотограф к тому времени очень сблизился. Стиглиц вообще старался всячески поддерживать и продвигать молодого и талантливого фотографа.

50 или 60 долларов были обычной платой за одну фотографию. Но, тем не менее, популярные и серьезные  журналы за право на публикацию на своих страницах портретов  Уильяма Хоуарда Тафта и Теодора Рузвельта  работы Стейхена заплатили мастеру по 500 долларов.

В первом номере журнала «Камера Уорк» Эдвард Стейхен опубликовал свое «заявление об обманщиках». Он написал в нем о том, что очень многие художники достаточно вольно обращаются с реальностью, искажают и подделывают ее, создавая свои картины. Во втором номере этого журнала, вышедшем всего лишь через три месяца после первого, была опубликована очень хорошая статья о Стейхене, проиллюстрированная восемью его фотографиями.

В 1906 году, в апреле, в специальном приложении к «Камере Уорк» Алфред Стиглиц опубликовал уже шестнадцать фотографических работ Эдварда. Один из этих снимков – в двухцветном варианте. В следующем номере приложения к журналу читатели увидели уже трехцветную фотографию Стейхена. Это был великолепный портрет Бернарда Шоу.

Вот что писал о творчестве Стейхена в газете «Нью-Йорк Ивнинг Стар»  Фитцджеральд,    известный и популярный в ту пору американский искусствовед: «Я не могу точно сказать, кем больше является Эдуард – художником или фотографом».

(До конца первой мировой войны Стейхен называл себя именем Эдуард, а не настоящим -  Эдвард).

Через несколько лет Эдвард вновь перебирается в Европу.  Начиная с 1908 года,  он шесть лет живет во Франции. Но в его жизнь серьезно вмешалась Первая Мировая война. Он опять был вынужден вернуться в Соединенные Штаты Америки.

В ходе второй битвы при Марне Стейхена назначают техническим советником армейской аэрофотослужбы. На  военной службе в этом качестве Эдварду пришлось прекратить дело с подрисованными фотографическими отпечатками. Красивые и нечеткие снимки тут уже стали совершенно ненужными, они считались техническим браком. Дело требовало резких и качественных снимков, с четкой проработкой деталей на них. На фотографиях, сделанных с воздуха, должно было быть четко различимым всё, что было сфотографировано. От качества фотографии зависела порой жизнь многих людей. Армейская служба, таким образом, заставила Эдварда Стейхена подойти к фотографии по-новому. К тому времени он уже стал полковником Армии Соединенных Штатов Америки.

После окончания армейской службы Эдвард Стейхен целый год занимался опытами в области так называемой «прямой фотографии». Например, белую фарфоровую чашку и блюдце он тысячи раз фотографировал на черном вельветовом фоне, поставив себе при этом целью добиться получения на снимке максимальной достоверности объекта. Эдвард хотел передать  на фотографии все те градации и нежнейшие оттенки белого, серого и черного цветов, которые существуют реально. Увлеченный этой идеей, Стейхен забросил в дальний угол кисти и краски, забыл про свои занятия живописью. Больше того – сжег множество своих картин!   

Серьезные познания Стейхена в области дизайна и искусства вообще, богатый опыт наблюдения за происходящим, за состоянием вещей и природы выработанный годами занятий живописью, навыки  работы с разными людьми, как в живописи, так и в фотографии,  великолепное владения технической стороной фотографического дела позволяли Эдварду создавать великолепные и убедительные фотографические портреты самых разных людей.

Это были и актеры, и общественные деятели, и  политики, и простые люди, приходившие к нему фотографироваться.

Через некоторое время основным направлением в работе Эдварда Стейхена избрал для себя  промышленную рекламу и фотографирование элегантных фасонов одежды. Коммерческая фотография стала приносить Стейхану достаточно неплохой  доход. По предложению Фрэнка Крауниншилда в 1923 году Эдвард  согласился  стать штатным фотографом журналов «Вог» и «Вэнити Фэр».

В начале Второй Мировой войны Военно-морской флот Соединенных Штатов Америки   отменил для старшего офицера  армии США Эдварда Стейхена, который находился на тот момент в запасе,  возрастное ограничение. Вскоре после событий  в гавани Пирл-Харбора на вокзале «Гранд Сентрал»  была открыта фотографическая выставка Стейхена, которую он назвал «Дорога к победе». Эта выставка сыграла заметную роль в укреплении воли всего американского народа. В ту пору в Соединенных Штатах не было более опытного и квалифицированного человека, который мог бы создать отдел, перед которым была поставлена четкая задача: сфотографировать все военные действия, разворачивающиеся на море.

  То, что сделали руководимые Эдвардом Стейханом фотографы, без преувеличения,  можно смело назвать подвигом, выдающимся документальным фотографическим свидетельством всех военных операций военно-морского флота Америки. Эти фотографии впоследствии стали важным свидетельством мировой истории и оказали специалистам по изучению событий тех лет неоценимую помощь.

В годы Первой Мировой войны армейский полковник, а во время Второй Мировой морской капитан, уважаемый и высокопоставленный офицер армии Соединенных Штатов Америки, Эдвард Стейхен, вооруженный фотокамерой, героически сражался на различных фронтах, точно так же, как и другие его коллеги – фотокорреспонденты различных изданий многих стран мира.

После окончания войны Эдвард снял военную форму и стал руководителем отдела фотоискусства в Нью-Йоркском Музее современного искусства.

Работая в столь престижном и известном музее, Эдвард Стейхен организовывал множество выставок, на которых представлял широкой публике творчество различных фотографов, снимающих в различных манерах и различными фотокамерами.

Стараниями Стейхена как пропагандиста и  менеджера в области фотографии, фотография как полноправный  вид искусства, наравне с  живописью и графикой  нашла признание не только у критиков и арттеоретиков США,  но и у простого народа. С подачи Стейхена к фотографии не предъявлялись никакие излишние требования, не навязывались никакие академические формы. К участию в выставках, которые организовывал  Эдвард Стейхен в Музее Современного искусства, допускались лишь хорошие, с его точки зрения, фотографы. Такому принципу свободного показа творческих работ фотографов положили начало Бомон и Нэнси Ньюхолл, работавшие в отеле фотографии музея до Стейхена. Эдвард продолжил их дело, придерживаясь этого же принципа отбора фотографий для выставок. Более того, точно так же работают многие прогрессивные музеи искусств Соединенных Штатов Америки и сегодня.

Самой популярной из всех фотографических выставок, организованных  Эдвардом Стейхеном, пожалуй, была выставка, которую он назвал «Род человеческий».

Работы для нее он отбирал  более чем из двух миллионов фотографий! Их присылали в Музей современного искусства США фотографы из огромного количества стран мира. Выставка «Род человеческий» демонстрировалась в течение пяти лет.

Когда Эдварду Стейхену исполнилось восемьдесят лет, а было это в 1960 году, знаменитый американский фотограф, теоретик  и пропагандист  фотоискусства женился в третий раз. Он сказал тогда: «Отсутствие понимания того, что происходит вокруг тебя, безразличие и скука -  вот что характеризует престарелый ум. Это не зависит от хронологического возраста. Не одним только детям дается счастливое развитие».

В Музее современного искусства Соединенных Штатов в 1964 году был создан Фотографический Центр Эдварда Стейхена.За два дня до своего девяносточетырехлетия Эдварда Стейхена не стало.  Случилось это 25 марта 1973 года.       

Вот что писал и говорил о фотоискусстве Эдвард Стейхен в разные годы:

«В самом начале моих занятий фотографией, моих интересов к ней, я искренне предполагал, что фотография принадлежит к одному из видов изящных искусств.

Сейчас же, спустя годы, я придерживаюсь совершенно другой позиции. Я думаю, что предназначение фотографии прежде всего заключается в том, чтобы содействовать  взаимопониманию между людьми, помогать человеку разобраться в самом себе. А это я считаю одной из самых важных задач в мире».

«Фотография беспристрастно фиксирует всю ту гамму чувств, которая записана на лице человека: красоту неба и земли, которую человек унаследовал, всё то добро и зло, которое создал этот конкретный человек. Фотография – это то основное средство, которое помогает одному человеку понять другого человека».

«Обман появляется в фотографии именно в тот момент, когда ее автор подбирает параметры экспозиции, когда лаборант в темной лаборатории прорабатывает контраст и детали снимка, который он печатает. Каждая фотография лжет от начала и до конца. Объективной и чистой фотографии в мире просто не существует и не может существовать. Остается лишь вопрос о степени этого обмана».

«Самый простой и дешевый фотоаппарат всегда лучше самого искусного и именитого фотографа».

Стейхен Эдвард (Edward Steichen, 1879-1973)

Фотограф Эдвард Стейхен (Edward Steichen, 1879-1973)  родился 27 марта 1879 года в Люксембурге. Ему было 18 месяцев, когда его родители эмигрировали в США и поселились в городе Ханкок (штат Мичиган), где отец будущего фотографа устроился работать на медный рудник. Еще в школе Эдвард увлекся рисованием и живописью, а получив аттестат о среднем образовании, несколько лет работал в литографической компании в Милуоки (штат Висконсин), сделав карьеру от подмастерья до дизайнера.

В 1895 году Эдвард Стейхен «просто из любопытства» приобрел фотокамеру. Его первые фотографические опыты трудно было назвать удачными, позже он с улыбкой вспоминал, что из его первой пленки получился один единственный кадр, да и то далеко не шедевр. Отец уговаривал его бросить эту «бесплодную затею», но к счастью для нас молодой человек остался глух к «доводам разума» и к родительским увещеваниям.

В 1890-е годы Стейхен был постоянным посетителем библиотеки, где самостоятельно изучал историю искусства. Его кумирами в то время были английский художник и скульптор, мастер мифологических и аллегорических полотен Джордж Фредерик Уотс, французский живописец, один из основателей импрессионизма Клод Моне, а также английский художник Джеймс Эббот Макнил Уистлер который по праву считается одним из ключевых предшественников импрессионизма и символизма. Молодой человек не пропустил ни одного выпуска журнала Альфреда Стиглица «Camera Notes» выходившего с 1897 по 1903 год. Он открыл для себя пикториализм, понял, что назначение фотографии простирается далеко за простое копирование реальности. Именно тогда начал формироваться стиль раннего Стейхена – размытые силуэты людей, туманные картины городских и природных ландшафтов, неясные как будто невесомые фрагменты.

Поначалу Стейхен был приверженцем пикториальной фотографии, в которой достиг больших успехов: в 2006 году одна из его ранних работ «Озеро в лунном свете» была продана на аукционе за 2,900,000 долларов. После Первой мировой войны под влиянием своего друга Альфреда Стиглица Стейхен отошел от пикториализма.

Эдвард Стейхен вошел в историю фотографии не только как признанный мастер, но и как организатор крупных международных выставок. Самой значительной из них была выставка «Род человеческий» («The Family of Man»), премьера которой состоялась в Нью-Йорке в 1955 году. Стейхен обратился в фотографические организации разных стран с просьбой прислать ему снимки, показывающие человеческую жизнедеятельность в самых разных ее проявлениях. Со всех концов земли пришло более двух миллионов фотографий! Стейхен со своими ассистентами сначала отобрал четыре тысячи, а впоследствии сформировал окончательную экспозицию из пятисот трех снимков. Заставкой выступила знаменитая фотография Вернера Бишофа: мальчик–флейтист на дороге в Перу. Завершалось выставка одной из лучших работ Юджина Смита «Дорога в рай». Всего в выставке были представлены работы двухсот семьдесят трех фотографов из шестидесяти восьми стран. Среди экспонатов были работы знаменитых и никому не известных авторов. Экспозиция «Род человеческий» выставлялась в сорока странах, где ее посетило около десяти миллионов человек.

Эдвард Стейхен (Edward Steichen) | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 16 июля 2014

Эдвард Стейхен (Edward Steichen) родился 27 марта 1879 года в Люксембурге. Ему было 18 месяцев, когда его родители эмигрировали в США и поселились в городе Ханкок (штат Мичиган), где отец будущего фотографа устроился работать на медный рудник. Еще в школе Эдвард увлекся рисованием и живописью, а получив аттестат о среднем образовании, несколько лет работал в литографической компании в Милуоки (штат Висконсин), сделав карьеру от подмастерья до дизайнера.

В 1895 году Эдвард Стейхен «просто из любопытства» приобрел фотокамеру. Его первые фотографические опыты трудно было назвать удачными, позже он с улыбкой вспоминал, что из его первой пленки получился один единственный кадр, да и то далеко не шедевр. Отец уговаривал его бросить эту «бесплодную затею», но к счастью для нас молодой человек остался глух к «доводам разума» и к родительским увещеваниям.

В 1890-е годы Стейхен был постоянным посетителем библиотеки, где самостоятельно изучал историю искусства. Его кумирами в то время были английский художник и скульптор, мастер мифологических и аллегорических полотен Джордж Фредерик Уотс, французский живописец, один из основателей импрессионизма Клод Моне, а также английский художник Джеймс Эббот Макнил Уистлер который по праву считается одним из ключевых предшественников импрессионизма и символизма. Молодой человек не пропустил ни одного выпуска журнала Альфреда Стиглица «Camera Notes» выходившего с 1897 по 1903 год.

Альфред Стиглиц

Он открыл для себя пикториализм, понял, что назначение фотографии простирается далеко за простое копирование реальности. Именно тогда начал формироваться стиль раннего Стейхена – размытые силуэты людей, туманные картины городских и природных ландшафтов, неясные как будто невесомые фрагменты.

В 1899 году Эдвар Стейхен послал три снимка на Вторую филадельфийскую выставку пикториальной фотографии.

Один из критиков назвал эти работы «ультра экспрессионистическими», но, несмотря на это (а может быть благодаря этому), их приняли. Это был первый успех молодого фотографа и в следующем году он закрепил его, послав три другие работы на фотоконкурс в Чикагский художественный институт. Примерно в это же время он познакомился и стал сотрудничать с Альфредом Стиглицем – воистину ключевой фигурой в истории американской фотографии.

В июле 1900 года Эдвард Стейхен отправился в Европу: сначала в Париж, потом в Лондон. Вместе со своими знаменитыми соотечественниками Элвином Лэнгдоном Кобюрном и Фредериком Холландом Дэем он принял участие в выставке «Новая школа американской фотографии» в Лондоне. Там же молодой человек получил первый заказ на изготовление фотопортрета: его моделью стал уже упоминавшийся английский художник Джордж Фредерик Уотс.

Долгое время Стейхен продолжает совмещать фотографию с живописью, время от времени выставляя свои работы в различных музеях. Видимо иногда он подолгу не брал фотоаппарат в руки; однажды обеспокоенный Стиглиц даже поинтересовался, не собирается ли он забросить фотографию и целиком посвятить себя живописи. «Я всегда буду заниматься фотографией – мне кажется, что для воплощения некоторых идей она подходит лучше, чем любые другие средства художественного самовыражения», – успокоил Стейхен своего старшего коллегу.

К сожалению (может к счастью?) позднее он уничтожил практически все свои картины, так что сейчас нам трудно сказать что-нибудь определенное об их достоинствах и недостатках. И хотя некоторые его работы (например, живописный портрет фотографа Фредерика Холланда Дэя выставленный в Париже в 1901 году) получили лестные отзывы критики, но именно фотография принесла ему известность и средства к существованию.

В 1901 году Стейхен принял участие в выставке американской фотографии в Париже, позднее в этом же году несколько его пейзажей были напечатаны в книге известного художественного критика Чарльза Каффина «Фотография как искусство» («Photography as a Fine Art»).

Большую известность принесла молодому фотографу серия портретов «Великие люди» («The Great Men») куда вошли фотографии Фрица Таулова, Альфонса Мухи, Джона П. Моргана, Уинстона Черчилля, Теодора Рузвельта, Мориса Метерлинка, Анри Матисса и многих других художников и артистов, писателей и поэтов, политиков и бизнесменов.

Альфонс Муха

Уинстон Черчиль

Теодор Рузвельт

Морис Метерлинк

Анри Матисс

Самая известная работа серии – портрет Огюста Родена, который был восторженно принят как художественной критикой, так и самим Роденом. Кстати сказать, фотография была напечатана с двух негативов; в то время Эдвард Стейхен гораздо больше уделял внимания художественной ценности отпечатка, чем документальности.

Огюст Роден

Другая неординарная работа серии – портрет Джорджа Бернарда Шоу. «Снимок нарушал установившиеся правила построения и воспринимался как свежее явление искусства», – писал об этом портрете российский историк фотографии Сергей Александрович Морозов, – «Так фотография приоткрывала свои, ей только свойственные формы выразительности. Приемы, которые через десятки лет станут повсеместно принятыми в "репортажных портретах", во времена молодого Стейхена были новым словом».

Бернард Шоу

 

В 1902 году Стейхен принял активное участие в организации Photo-Secession – группы передовых американских фотографов возглавляемых Альфредом Стиглицем. Стейхен разработал дизайн журнала «Camera Work», которому предстояло в течение нескольких лет быть самым популярным фотографическим изданием не только в Америке, но и в Европе.

Бруклинский мост, 1903

В 1904 году Стейхен много экспериментировал с цветной фотографией, он одним из первых американских фотографов использовал автохромирование для производства цветных фотоснимков.

С помощью этого революционного в то время метода была сделана фотография «Озеро в лунном свете» («Pond-Moonlight»), которая через 100 с лишним лет (15 февраля 2006 года) будет продана с аукциона за 2,928,000 долларов!

Существенная перемена в творчестве Стейхена произошла во второй половине 1910-х годов, когда он скинул с себя «оковы пикториализма». Но перед тем как пойти дальше, хочется предложить читателю на время отложить статью и еще раз просмотреть фотографии пикториального периода, особенно «Великих людей». Может быть Стейхена нельзя назвать абсолютным новатором, «первопроходцем пикториализма», но, несомненно, он был одним из лучших представителей этого направления оказавшим глубокое влияние на его дальнейшее развитие.

В 1914 году с началом Первой мировой войны Стейхен вернулся в Америку и поселился в Нью-Йорке. В это время он стал постепенно переходить от пикториальной к так называемой прямой фотографии. По мнению автора книги «О фотографии» («On Photography», 1977) Сьюзен Зонтаг он сыграл решающую роль в тех поистине революционных преобразованиях мира фотографического искусства которые имели место в первую четверть XX века: «Как на ранних этапах своего развития, так и теперь в любительском варианте в фотографии действует укоренившееся правило: прекрасная фотография – это, прежде всего фотография прекрасного объекта. Но, начиная с того момента в 1915 году, когда Эдвард Стейхен сделал снимок молочной бутылки, стоящей на пожарной лестнице жилого дома, родилось и новое представление о прекрасной фотографии». Может быть это и преувеличение – Стейхен был далеко не единственным фотографом старавшимся разглядеть прекрасное в изображении обычных предметов, тем не менее, его заслуги не подлежат сомнению.

В 1917 году он предложил свои услуги фотографа армии США. Его послали во Францию и до 1919 года он служил экспертом по аэрофотографии, дослужившись до звания подполковника. Ряд биографов Стейхена полагают, что именно военная фотография, которая по определению не может быть туманной и загадочной подвигла фотографа отказаться от пикториализма. Но, во-первых, как отмечалось выше переход к прямой фотографии наметился у него еще до службы в армии; во-вторых, и это самое главное, отказ от пикториализма в первые десятилетия XX века был достаточно обычным явлением.

После демобилизации Эдвард Стейхен некоторое время жил во Франции в местечке Вуланжи недалеко от Парижа. Он продолжал свои занятия фотографией, живописью, а кроме всего прочего увлекся садоводством. Он даже стал признанным экспертом в выращивании некоторых видов садовых цветов! Наконец в 1923 году он принимает решение покончить с живописью, сжигает все свои полотна и уезжает в Соединенные Штаты.

Впервые Стейхен попробовал себя в коммерческой фотографии еще в 1911 году, сделав несколько иллюстраций для статьи знаменитого французского модельера Поля Пуаре.

Приехав в Америку он решил посвятить себя коммерческой фотографии и с радостью принял предложение издательского дома Конде Наст занять пост генерального фотографа журналов «Vogue» о моде и «Vanity Fair» о светской жизни. Кроме того он время от времени сотрудничает с другими модными журналами и рекламными агентствами.

В то время для художника – в том числе и с приставкой фото – считалось зазорным работать на подобные «гламурные» издания. Многие именитые фотографы, включая Поля Стренда, Уолкера Эванса, а самое главное Альфреда Стиглица, жестко критиковали Стейхена за «предательство идеалов высокого искусства ради денег». Некоторое время Стейхен даже не подписывал рекламные фотографии своим именем, чтобы сохранить репутацию художника. Но это продолжалось недолго – уже в конце 1923 года его фотографии и в «Vogue» и в «Vanity Fair» стали печататься с указанием авторства. На критику коллег он возражал, что коммерческая фотография может быть также и художественной, заявлял, что именно на пересечении этих двух направлений он хочет себя реализовать. Впрочем, каждый остался при своем мнении.

Одной из самых известных работ Стейхена той поры был портрет знаменитой актрисы Глории Свенсон, сделанный в 1924 году по заказу американского «Vogue». «Фотосессия была долгой», – вспоминал фотограф, – «Глория Свенсон сменила массу костюмов, я перебрал все типы освещения. Она ни разу не пожаловалась. Наконец я взял черное кружево и повесил у нее прямо перед лицом. Свенсон моментально поняла мой замысел. Глаза расширились, и я увидел взгляд дикой кошки, затаившейся в листве».

Трудно конечно назвать этот образ правдивым или документальным и Стейхен понимал это лучше других. Но он и не считал своей задачей донести до зрителя правду жизни, более того не считал это возможным: «Обман поселяется в фотографии с того момента, когда фотограф выбирает параметры экспозиции, когда лаборант в темной комнате работает над деталями снимка или контрастом. Каждая фотография лжет с начала до конца: чистой объективной фотографии не существует», – заявлял фотограф. И, видимо напуганный собственной категоричностью, добавлял что «остается вопрос о степени обмана».

 

С 1923 по 1938 год Эдвард Стейхен был одним из ведущих фотографов моды и знаменитостей в Соединенных Штатах. Ему позировали Грета Гарбо, Марлен Дитрих, Чарли Чаплин, Джоан Кроуфорд, Колетт, Анна Мэй Вонг, Фред Астер, Гари Купер, сотни других звезд и звездочек. Он был одним основоположником стиля фэшн­фотографии, который по существу сохранился и по сей день.

Гретта Гарбо

Марлен Дитрих

Джоан Кроуфорд

Дуглас Фэйербенкс и Джоан Кроуфорд

Чарли Чаплин

Анна Мэй Вонг

 

Гэри Купер

Фред Астер

В 1938 году Стейхен покидает мир моды и гламура. Может быть, ему надоели знаменитости, а может просто захотелось сменить сферу деятельности: «Раз в десять лет каждый должен хорошенько пнуть себя пониже спины», – пояснял он свое решение.

Стейхен уезжает на ферму в штате Коннектикут, где занимается своими любимыми делами: разведением лошадей и садоводством. Вскоре администрация Музея Современного Искусства Нью-Йорка (Museum of Modern Art, сокращено MoMA) предлагает ему устроить выставку цветов. Это было важное событие в истории цветоводства – первая цветочная выставка в музейных стенах, и в судьбе цветовода – первая выставка Стейхена в MoMA. Он мало занимается фотографией, хотя и не бросает ее полностью – так в конце 1930-х годов он проводит несколько месяцев в Мексике снимая репортаж на 35-миллиметровую пленку.

В 1939 году началась Вторая мировая война и уже немолодой фотограф вновь пытается уйти добровольцем на фронт. В связи с возрастом на передовую его не пускают, а назначают директором Военно-морского фотографического института США. В 1942 году по заданию комитета национальной обороны он устраивает в MoMA выставку «Дорога к победе» («Road to Victory») основной целью которой было подготовить общественное мнение к возможному решению правительства Соединенных Штатов вступить в войну. У широкого зрителя выставка имела огромный успех: газета New York Times назвала ее «самым волнующим событием сезона», а Daily Worker «самой сенсационной выставкой фотографий в этой части земного шара».

Много лет спустя, во время празднования своего 90-летия Стейхен заявил: «Когда я начал интересоваться фотографией, я думал, что она принадлежит к одному из изящных искусств. Сегодня я придерживаюсь совершенно другого мнения. Предназначение фотографии – содействовать взаимопониманию между людьми и помогать человеку разобраться в самом себе. И это одна из самых трудных задач в мире».

 

Это высказывание цитируют все биографы фотографа, как правило, вырывая его из контекста. Вся деятельность Стейхена как фотографа показывает, что фотография до конца жизни оставалась для него искусством – по крайней мере, в том числе. Заявление Стейхена нужно понимать как ответ тем фотографам и художественным критикам, которые формально подходили к вопросу подразделения фотографии на художественную и нехудожественную (репортажную, научную и тому подобное). Здесь опять стоит вспомнить утверждение Сьюзен Зонтаг, что именно со Стейхена родилось «новое представление о прекрасной фотографии» и это «новое представление» было далеко не общепринятым.

В 1947 году в Музее Современного Искусства появляется отделение фотографии и Стейхен несмотря на возражения некоторых его коллег – например того же Анселя Адамса – становится его первым директором. За время работы он лично организует 46 выставок, некоторые из которых путешествовали по другим музеям Соединенных Штатов, а иногда и других стран. Самой значительной из них была выставка «The Family of Man» («Род человеческий», другой возможный перевод «Семья человеческая»).

В 1962 году Стейхен вышел на пенсию и жил на ферме в Коннектикут до самой смерти 25 марта 1973 года. Он прожил без малого 94 года; на его долю выпало столько свершений в области фотографии, что хватило бы на десяток жизней. И в самом деле: если бы он только создал серию «Великих людей», или только революционизировал мир модной фотографии в 1920-1930 годах, или только был первым директором отдела фотографии Музея Современного Искусства, или только организовал выставку «The Family of Man» – любое из перечисленного обеспечило бы ему достойное место в истории фотографии.

Маленькое круглое зеркало, 1901

Гертруда Кайсбер

Элизабет Мейер

Портрет Мисс Сэйер, 1914

Огромные розы, 1914

Лотос, Нью-Йорк, 1915

Обнаженный торс

Горшки для цветов, 1920

Антони и Рене де Марко, 1935

Долорес дель Рио, 1928

Дикси Рэй, 1935

Джин Харлоу

Айседора Дункан в Парфеноне, Афины

Кэтрин Хепберн

Джоан Беннет

Лесли Ховард

Лоретта Янг

Луиза Брукс

Мэри Оберон

Норма Шерар

Пола Негри, 1925

Натали Палей, 1934

Модель в сандалиях

Мэри Хэбирден, 1935

Мэйпол

Арт Деко для Voge, 1925

Модели в Vionett, 1930

Модели на круизном лайнере, 1934

Конде Наст студио, 1928

Voge, первая цветная обложка, июль, 1932

Автопортрет, Нью-Йорк, 1929

Феноменальная фотографическая выставка Эдварда Стейхена (Edward Steichen) «Семья человеческая»

Во времена «холодной войны» в 1955 году Музей современного искусства в Нью-Йорке открыл свои двери для монументальной выставки фотографий. Она стала эстетическим манифестом, визуализирующим идеи мира и «сущностного единства человечества». Тогдашний директор отдела фотографии музея Эдвард Стейхен отобрал 503 снимка из двух миллионов изображений, присланных 273 авторами из 68 стран.

 

Стейхен назвал проект «Семья человеческая» («The Family of Man») самой значительной работой в своей карьере. Позднее в каталоге выставки, который разошелся миллионными тиражами, он написал, что это был «самый амбициозный и сложный фотографический проект из когда-либо созданных». Захватывающие установки монохромных снимков наклеивали на высокие и длинные деревянные рамы, которые нередко подвешивались к потолку. Экспонаты выставки были сгруппированы по темам, которые одинаково близки разным культурам: рождение, любовь, труд, радость, смерть.

В реестре фотографов оказалось много неизвестных имен, но были и такие, которые стали легендами в мире фотографии: Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt), Юджин Смит (Eugene Smith), Альфред Айзенштадт (AlfredEisenstaedt), Нина Лин (Nina Leen), Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson), Роберт Капа.

С тех пор эта выставка стала одной из самых знаменитых в истории фотографии. Она побывала более чем в 150 музеях мира, ее посетили более 10 миллионов человек. Процесс реконструкции растянулся на долгих три года. Мастера занимались очисткой и ретушированием обветшалых, поцарапанных снимков, многие из которых оказались со сломанными углами. Рамы также подвергли реконструкции, в результате чего были восстановлены в первоначальном виде.

Завершилась реконструкция не только самих экспонатов. Выставочные площадки также пришлось отремонтировать, чтобы посетители могли окунуться в первоначальную оригинальную атмосферу выставки, которая впервые проходила в нью-йоркском Музее современного искусства. Сама коллекция воспринимается как реликвия – многозначительная и запоминающаяся, но пришедшая из прошлого.

В этом месяце выставка вновь открылась для публики в своей постоянной обители в замке Клерво, где она хранится с 1994 года. Этот 900-летний национальный памятник архитектуры находится в Люксембурге, где родился автор проекта.

Вид установки «Семья человеческая» в замке Клерво после реконструкции и реставрации проекта. Люксембург, июнь 2013 года. (Romain Girtgen—CNA).

1

Перуанский флейтист, 1955 год. (Eugene Harris).

2

Река Янцзы, 1946 год. (Dmitri Kessel—Time & Life Pictures/Getty Images).

3

Американский солдат целует свою девушку на лужайке в английском Гайд-парке. Это одно из любимых мест американских военных, дислоцированных в Англии в 1944 году. (Ralph Morse—Time & Life Pictures/Getty Images).

4

Свадьба в Furolac, Чехословакия, 1947 год. (Robert Capa-Magnum).

5

Фотограф-отец фотографирует появление сына в Чикаго, Иллинойс, 1946 год. (Wayne Miller—Magnum).

6

Нью-Йорк, 1953 год. (Elliott Erwitt—Magnum).

7

Парень в форме военного барабанщика из Университета Мичиган гордо марширует, высоко забрасывая колени, поскольку руководит колонной из семи восхищенных детей, которые пытаются подражать его яркой манере. Они передвигаются через газон кампуса в 1951 году. (Alfred Eisenstaedt—Time & Life Pictures/Getty Images).

8

Бушменские дети, играющие на песчаных дюнах, 1947 год. (Nat Farbman—Time & Life Pictures/Getty Images).

9

Дед и внук после урагана в 1951 году. (George Silk—Time & Life Pictures/Getty Images).

10

Японская семья крестьян в послевоенный период позирует в поле с орудиями труда, 1948 год. (Carl Mydans—Time & Life Pictures/Getty Images).

11

Четыре поколения фермеров в семье Ozark позируют перед стеной с портретами предков пятого поколения, 1946 год. (Nina Leen—Time & Life Pictures/Getty Images).

12

Плотина Бхакра в стадии строительства, Индия, 1952 год. (Howard Sochurek—Time & Life Pictures/Getty Images).

13

Молодой валлийский шахтер, 1943 год. (Frank Scherschel—Time & Life Pictures/Getty Images).

14

Колонна женщин проходит через плато Aluma, Судан, 1954 год. (George Rodger—Magnum).

15

Семья колхозников собралась за столом в Украине, 1947 год. (Роберт Капа - Международный центр фотографии / Magnum).

16

Зал Парижского оперного театра, 1949 год. (Walter Sanders—Time & Life Pictures/Getty Images).

17

Мусульманские женщины молятся на восходе солнца над Гималаями в Сринагар, Кашмир, 1948 год. (Анри Картье-Брессон-Magnum).

18

Дети фотографа Юджина Смита, идущие рука об руку в лесу за домом. Название этой фотографии «Прогулка в Райский сад», 1946 год. (W. Eugene Smith—Time & Life Pictures/Getty Images).

19

Эдвард Стейхен (Edward Steichen) | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 16 июля 2019

Эдварда Стейхена называют одним из главных фотографов 20-го века. Он был не только талантливым фотографом, но и теоретиком культуры фотографии, а также дизайнером и организатором крупнейших международных фотовыставок. Стейхен начал фотографировать в конце 19-го века и занимался этим почти до самой смерти в 1973 году.

Ранние годы

Edward Steichen родился в Люксембурге в 1879 году, однако еще младенцем он переехал вместе с родителями в США. Детство Эдварда прошло в городе Милуоки, штат Висконсин. В 1894 году он пошел учиться в American Fine Art Company of Milwaukee. У Стайхена проявились незаурядные способности к рисованию, он мог заниматься этим часами.

В 1895 году Эдвард купил свою первую камеру – это был подержанный Kodak. Те опыты с фотографией не были слишком удачными. Отец убеждал юношу перестать заниматься искусством и фотографией, но Эдвард уже всерьез решил стать художником. Для этого он начал постоянно ходить в местную библиотеку, где занимался изучением истории искусства.

В 1900-е годы Эдвард Стайхен открыл для себя журнал Camera Notes, издававшийся Альфредом Стиглицом. На его страницах публиковались фотографии в жанре пикториализм, который подразумевает применение технических и изобразительных приемов для сближения фотоснимков с графикой и живописью. Эти работы дали Эдварду понять настоящее предназначение фотографии – она не просто фиксирует окружающую действительность. Фотограф выступает как настоящий художник, создающий определенное настроение и передающий зрителю нужное ему восприятие. Именно тогда начал формирование авторский почерк Стайхена. Для раннего периода его творчества характерны неясные образы, размытые человеческие фигуры и туманные городские пейзажи.


На войне с фотоаппаратом

Биография и творчество

Начинал как художник-импрессионист, находился под влиянием Родена. Во время Первой мировой войны перешёл на позиции бескомпромиссного реализма. Во время Первой мировой войны, служа в сухопутных войсках США, преподавал тамошним рекрутам основы аэрофотосъемки. В 1920-е и 1930-е гг. создал серию портретов голливудских знаменитостей (в частности, Греты Гарбо), которые вошли в историю как образцовые примеры раскрытия характера фотографируемого.

Во время Второй мировой войны Стайхен занимался кинодокументалистикой, был удостоен «Оскара». С 1947 по 1962 год занимал должность директора по фотографии Музея современного искусства[1], где во время нашумевшей экспозиции «The Family of Man» (1955) выставил более 500 фотографий, иллюстрирующих основные аспекты человеческой жизни; они были отобраны из числа 2 млн снимков, присланных из 68 стран. Предисловие к каталогу написал Карл Сэндберг, зять Стайхена.

Эдвард Стайхен, «Озеро в лунном свете»

Эксперименты с фотографией в начале 20-го века привели к появлению одного из наиболее известных снимков Стайхена. В это время Эдвард пробовал разные техники печати и живо интересовался цветной фотографией. Итогом экспериментов стало то, что Стайхен одним из первых в США использовал автохромирование для цветного фото. Именно так была создана фотография «Озеро в лунном свете». В 2006 году снимок продали на аукционе Sothbey’s за рекордные деньги – почти 3 миллиона $. Это фото, сделанное в 1904 году на Лонг-Айленде, существует всего в трех отпечатках.


Озеро в лунном свете

Отрывок, характеризующий Стайхен, Эдвард

Все эти люди, лошади как будто гнались какой то невидимою силою. Все они, в продолжение часа, во время которого их наблюдал Пьер, выплывали из разных улиц с одним и тем же желанием скорее пройти; все они одинаково, сталкиваясь с другими, начинали сердиться, драться; оскаливались белые зубы, хмурились брови, перебрасывались все одни и те же ругательства, и на всех лицах было одно и то же молодечески решительное и жестоко холодное выражение, которое поутру поразило Пьера при звуке барабана на лице капрала. Уже перед вечером конвойный начальник собрал свою команду и с криком и спорами втеснился в обозы, и пленные, окруженные со всех сторон, вышли на Калужскую дорогу. Шли очень скоро, не отдыхая, и остановились только, когда уже солнце стало садиться. Обозы надвинулись одни на других, и люди стали готовиться к ночлегу. Все казались сердиты и недовольны. Долго с разных сторон слышались ругательства, злобные крики и драки. Карета, ехавшая сзади конвойных, надвинулась на повозку конвойных и пробила ее дышлом. Несколько солдат с разных сторон сбежались к повозке; одни били по головам лошадей, запряженных в карете, сворачивая их, другие дрались между собой, и Пьер видел, что одного немца тяжело ранили тесаком в голову. Казалось, все эти люди испытывали теперь, когда остановились посреди поля в холодных сумерках осеннего вечера, одно и то же чувство неприятного пробуждения от охватившей всех при выходе поспешности и стремительного куда то движения. Остановившись, все как будто поняли, что неизвестно еще, куда идут, и что на этом движении много будет тяжелого и трудного. С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною. От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения. Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.

Новая жизнь

В 1938 году Стайхен разрывает отношения с миром моды и гламура. Он уезжает в Коннектикут на собственную ферму, где разводит лошадей и занимается садоводством. В начале Второй мировой войны Эдвард снова хочет пойти добровольцем на фронт, но на передовую после 60 лет не берут, поэтому фотограф оказался руководителем Военно-морского фотографического института США. Тут он проявил свои организаторские способности и провел множество выставок.

Самая известная и значительная выставка Эдварда Стайхена называется «Род человеческий». Она открылась в 1955 году в Нью-Йорке. Стайхен с помощниками отобрали 503 снимка из более чем 2 миллионов присланных им со всех концов земного шара. На фото демонстрировалась жизнь людей во всех ее проявлениях. Выставка просуществовала до 1962 года, ее посмотрело около 10 миллионов человек в 38 странах.

1 of 5


Эдвард Стейхен — демиург fashion-фотографии

Американца европейского происхождения Эдварда Стейхена (©Edward Steichen), наряду с Альфредом Стиглицем, называют основоположником модной фотографии. Ему мы во многом обязаны удовольствием рассматривать высокохудожественные фотосессии в глянцевых журналах. Он одним из первых соединил мир fashion и голливудской богемы с видением изобразительного искусства и инструментами документальной фотографии.

Концептуальное понимание красоты и умение передавать ее с помощью своих работ приводила в пример еще Сьюзен Зонтанг в эпохальном труде «О фотографии» (том самом, где она раскритиковала Диану Арбус). Знаменитый критик и эссеист назвала снимки Стейхена образцом гуманизма и позитивной «программы» и с ней соглашается все творческое сообщество, не говоря о яростных поклонниках мастера. Фотограф был удостоен Медалей прогресса Королевского и Американского фотографических обществ, премии Оскар за работы в кинодокументалистике.

В родном городке Стейхена, Бивингене в герцогстве Люксембург, где он появился на свет в 1879 году, в его честь назвали площадь. Эдвард фотографировал Бернарда Шоу, Теодора Рузвельта, Грету Гарбо, Марлен Дитрих, Чарли Чаплина и множество других людей, формировавших историю искусства и нашей планеты в целом.

Слава сопровождала Стейхена при жизни и не уменьшилась после того как он умер в 1973 году. В середине 2000-х годов один из экземпляров его «Озера в лунном свете» продали с аукциона Сотбис за три миллиона долларов США — абсолютный для своего времени рекорд. Несмотря на то, что фотограф перестал работать для моды и гламурных журналов еще в 1938 году (как он сам говорил «раз в 10 лет нужно давать себе профессиональный пинок под зад»), он запомнился, прежде всего, как демиург fashion-съемки. Однако, его талант был гораздо шире.

Импрессионизм, пикториализм и другие основы в стиле Эдварда Стейхена

Фундаментом стиля фотографа было изобразительное искусство. Прежде всего — классический импрессионизм и символизм. Во время учебы в школе в американском Милуоки (семья переехала в Висконсин вскоре после рождения мальчика) Эдвард начал заниматься рисованием.

Еще ребенком он изучал живопись в библиотеке, увлекаясь Клодом Моне, Джеймсом Уистлером, Огюстом Роденом, а также Альфредом Стиглицем, чей журнал он читал, не пропуская ни одного выпуска. С помощью Camera Notes будущий мастер открыл достоинства пикториализма, повлиявшего на его ранний стиль, где преобладали неясные силуэты, туманные пейзажи и уличные панорамы.

После Первой мировой войны, во время которой Стейхен преподавал аэрофотосъемку в сухопутных войсках США, фотограф поменял художественную позицию и стал бескомпромиссным реалистом. Получив после окончания боевых действий звание полковника, он начал экспериментировать с «прямой фотографией» — т.е. съемкой с максимальной достоверностью передачи формы и цвета, — и даже сжег многие из своих ранних работ. Фотограф понял, что томные, нечеткие, хоть и красивые, подрисованные отпечатки — анахронизм, и по-новому подошел к своей работе. Это принесло ему славу и деньги.

Занимаясь промышленной рекламой, снимая моделей в элегантных кутюрных нарядах, как штатный фотограф Vogue и Vanity Fair Эдвард Стейхен зарабатывал немало. Это не помешало ему бросить моду и сосредоточиться на работе в должности первого директора по фотографии нью-йоркского музея МОМА, создании фотобиблиотеки Второй мировой войны и организации выставок. Самая знаменитая из них — The Family of Man, около 500 снимков людей из всех уголков планеты, демонстрирующих разные эмоции. Экспозиция была показана почти в 70 странах и 5 лет она не покидала галереи и музеи по всему миру.

При этом Стейхен продолжал рисовать, снимал знаменитостей и прикладывал много усилий, чтобы фотографию как искусство признали наравне с живописью. Он организовывал выставки авторов, работавших в самых разных манерах — никаких ограничений жанра, только качество и оригинальность результата. Этому принципу до сих пор следуют прогрессивные музеи Америки. Разнообразие, свобода и умение отказываться от привычных жанров в пользу новых и увлекательных направлений отличают Стейхена от любого другого фотографа.

От уроков живописи до организации фотовыставок по всему миру

В 14 лет будущий гранд-мэтр фотографии посетил Всемирную выставку в Чикаго, увидел там экспозицию, посвященную изобразительному искусству, и решил профессионально им заняться. Он отправлял картины в Художественный институт столицы штата Иллинойс, но они не нашли там признания. Художник-любитель начал строить карьеру в литографической фирме, пройдя в ней путь от помощника до дизайнера-иллюстратора. В это же время он начал фотографировать для рекламы.

Первую камеру, по собственным словам, Стейхен купил из любопытства. Вскоре он увлекся новым жанром и опять послал работы в Художественный институт — на этот раз не картины, а снимки. Жюри, в котором был и Альфред Стиглиц, одобрило фотографии. Признанный авторитет купил у Стейхена три отпечатка, каждый стоил пять долларов, а в начале 1900-х это было немало. Впрочем, через три года тот же Стиглиц платил за снимки Эдварда уже по 100-150 долларов — в тот момент фотограф уже переехал из Милуоки в Нью-Йорк и ездил оттуда в Лондон и Париж.

В 1902 году, вернувшись из Европы и начав работать в США, Стейхен спроектировал Gallery 291 для Photo-Secession Group. Вместе со Стиглицем он защищал права фотографов. Рекламные агентства, покупавшие отпечатки, должны были страховать оригиналы снимков и следить, чтобы печатники не пачкали их. В это же время Стейхен стал фотографировать знаменитостей и президентов США — за право публикации портретов Т.Рузвельта и У.Х.Тафта он получил по 500 долларов.

В 1908 году Эдвард переехал во Францию, где прожил 6 лет, до начала боевых действий. После, уже вернувшись в Штаты, ему пришлось «стать в строй» еще раз. Во время Второй мировой войны он был старшим офицером флота США и руководил фотографами, работавшими непосредственно во время операций на море. Сняв форму в 1945 году, Стейхен погрузился в организационную работу — как первый директор отделения фотографии МОМА он лично подготовил почти 50 выставок.

В 1960 году, в возрасте 80 лет, фотограф женился (это был третий брак), а через два года уехал на ферму в Коннектикут и отошел от дел.

Эдвард Стейхен прожил 93 года, до последнего момента не переставал интересоваться происходящим в искусстве и в жизни и остался в памяти современников и потомков как настоящий мастер, чьи свершения в фотоискусстве практически никому не удается превзойти.

История Беллы Свон

Роман, разгоревшийся между вампиром и простой девушкой, — главная интрига фантастического фильма «Сумерки». Белла и Эдвард уже после выхода первой части киносаги стали любимыми героями многотысячной армии зрителей. Девочка по имени Изабелла появилась на свет в небольшом городке Форкс, расположенном в штате Вашингтон, произошло это в 1987 году. В раннем возрасте малышке пришлось пережить развод родителей. Некоторое время она прожила с матерью Рене, после ее вступления в новый брак предпочла перебраться к отцу Чарли, вернувшись в Форкс.

Зрителей, которые рассчитывают узнавать вселенную фильма «Сумерки» от лица Эдварда, ждет разочарование, так как повествование фактически ведется от лица Беллы. Уже в начале фантастической драмы можно понять, что мисс Свон не является типичным подростком. Она замкнута, не любит вторжения в свой внутренний мир, отличается некоторой неуклюжестью. Также девушке Белле свойственны такие качества, как упрямство, тяга к приключениям, кажется, что она не может жить без неприятностей.

Отношения с Калленом

Знакомство Эдварда и Беллы происходит в школе Форкс, на ученицу производит неизгладимое впечатление загадочный красавец. Сначала их отношения не складываются, так как Каллен старательно избегает общения со школьницей, к которой его тянет. Однако ситуация меняется, когда Эдвард спасает Изабеллу от несущегося прямо на нее фургона. Девушка, пораженная силой, которой обладает ее одноклассник, пытается понять, кто он такой. Ее расследование оказывается успешным, она понимает, что Эдвард вампир, что только подогревает ее интерес к нему.

Отношения влюбленных переживают множество испытаний, за которыми смогут наблюдать зрители фильма «Сумерки». Эдвард и Белла вынуждены сразиться с многочисленными врагами, несколько раз расстаться и вновь найти друг друга. В одной из частей саги они вступают в брак, затем Каллен обращает свою супругу в вампира, у молодоженов появляется дочь Ренесми. К радости поклонников, история имеет счастливый конец.

Примечания

  1. 12
    идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011. https://wikidata.org/wikipedia/Track:Q19938912″>https://wikidata.org/wikipedia/Track:P268″>https://wikidata.org/wikipedia/Track:Q54837″>
  2. 12
    Edward Steichen

    https://wikidata.org/wikipedia/Track:Q17299517″>https://wikidata.org/wikipedia/Track:P650″>

  3. 12
    Benezit Dictionary of Artists — 2006. — ISBN 978-0-19-977378-7, 978-0-19-989991-3

    https://wikidata.org/wikipedia/Track:Q24255573″>https://wikidata.org/wikipedia/Track:P2843″>https://wikidata.org/wikipedia/Track:Q1547776″>

  4. Васильева Е. Феномен модной фотографии: регламент мифологических систем / Международный журнал исследований культуры, № 1 (26), 2019, с. 215—245
  5. Фотографии XX века. Музей Людвига в Кёльне / пер. с англ. А.А. Сосинова. — Издательство АТС, 2008. — ISBN 978-5-17-047116-4.
  6. Steichen E. The Family of Man. New York: The Museum of Modern Art, 1955. ISBN 0-87070-341-2
  7. Барт Р. Великая семья людей // Мифологии. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2004
  8. Васильева Е. Сьюзен Зонтаг о фотографии: идея красоты и проблема нормы // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 15., 2019, вып. 3, с. 64 — 80

Характер героя

Конечно же, зрителям интересно и то, каким характером обладает один из центральных персонажей фильма «Сумерки». Эдвард, если доверять описанию Беллы, отличается такими качествами, как самоотверженность, заботливость, доброта, щедрость. Однако это не мешает вампиру быть вспыльчивым, склонным к сарказму. Несмотря на то что Каллен выглядит на 17 лет, он давно оставил позади метания, свойственные подросткам, прожив свыше 100 лет к моменту встречи с любовью своей жизни. Его отличает умение смотреть на мир без розовых очков, чему способствует возможность чтения чужих мыслей.

Нельзя сказать, что Эдвард любит одиночество, однако он вынужден сторониться людей, избегать близких отношений. Также вампир до конца не смог избавиться от жажды крови, хоть и превосходно контролирует свои желания. Эта проблема существенно осложняет его отношения с Беллой.

Способности

Интерес поклонников вызывают и способности, которыми наделен Эдвард из «Сумерек». Вампир обладает всеми возможностями, типичными для представителей его вида. Он гораздо сильнее любого человека, умеет передвигаться с огромной скоростью. У него обострены слух, зрение и обоняние. Разумеется, младший Каллен бессмертен, не подвержен старению. Однако ему запрещено появляться в обществе в солнечные дни, так как его кожа начинает светиться.

Есть у Эдварда и уникальный дар – способность проникать в чужие мысли. Единственный человек, мысли которого остаются скрытыми от него, — обыкновенная, на первый взгляд, школьница Белла. Эта одна из главных причин, по которым девушка привлекает к себе его внимание.

Литература

  • Васильева Е. Феномен модной фотографии: регламент мифологических систем / Международный журнал исследований культуры, № 1 (26), 2019, с. 215—245
  • Васильева Е. Сьюзен Зонтаг о фотографии: идея красоты и проблема нормы // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 15., 2019, вып. 3, с. 64 — 80
  • Haskell B. Edward Steichen. New York: Whitney Museum of American Art, 2000.
  • Steichen’s legacy: photographs, 1895—1973/ Joanna T. Steichen, ed. New York: Alfred A. Knopf, 2000

Кристен Стюарт

Исполнительница роли Беллы Свон – американская актриса Кристен Стюарт. Девушка родом из Лос-Анджелеса, появилась на свет в 1990 году. Интерес к кино возник у нее чуть ли не с рождения, не удивительно, что в своей первой картине «Сын русалки» она снялась в 9-летнем возрасте. «Сумерки» — не единственный известный кинопроект, в котором снялась Кристен. Стюарт также можно увидеть в таких лентах, как «Белоснежка и охотник», «Комната страха», «Говори». Интересно, что у Роберта и Кристен был роман и в реальной жизни, продлившийся несколько лет, однако красивая пара распалась.

Фото Эдварда из «Сумерек» можно посмотреть в этой статье, также как и фото Беллы.

Кто его сыграл

Как зовут «Эдварда» из «Сумерек»? Эту роль получил талантливый британский актер Роберт Паттинсон, обошедший множество других претендентов, в том числе и друга детства Томаса Старриджа. Будущий «вампир Каллен» появился на свет в Лондоне, произошло радостное событие в 1986 году. Родители Роберта не были актерами, мать пользовалась известностью как модель, отец был бизнесменом, специализировавшимся на торговле автомобилями.

Интересно, что первым знаменитым персонажем, которого сыграл Паттинсон, стал вовсе не вампир Эдвард («Сумерки»). Актер заявил о себе за несколько лет до выхода фантастической киноэпопеи, получив роль Седрика Диггори в фильме «Гарри Поттер и Кубок Огня». Однако суперзвездой он стал именно благодаря образу романтика Каллена, влюбленного в Беллу.

Сам Роберт утверждает, что на кастинге «Сумерек» оказался случайно, его привело туда желание познакомиться с Кристен Стюарт, уже успевший получить роль школьницы Свон. Персонаж, которого ему предложили сыграть в фантастической драме, изначально показался Паттинсону нелепым, даже смешным. Однако это не помешало ему превосходно справиться с созданием образа, подарившего ему армию поклонниц. Кстати, Роберт, как и его герой, замечательно играет на фортепиано.

История моды: 13 поворотных моментов, изменивших моду навсегда

В этом месяце в рамках #VogueCreativity редакторы Vogue из 27 стран мира целый месяц будут говорить и писать на одну общую тему — творчество. По такому случаю мы хотим вспомнить и отдать дань уважения непревзойденным мыслителям и художникам.

Имена этих людей нам всем хорошо известны: Коко Шанель, Эльза Скиапарелли, Кристиан Диор, Ив Сен-Лоран, Карл Лагерфельд, Миучча Прада, Рей Кавакубо — ключевые представители модной интеллигенции, каждый из которых по-своему повлиял на наше представление о мире. Когда же были совершены те самые знаковые открытия? Как дизайнерам удалось ниспровергнуть социальные нормы? Кто был этим обижен? Сейчас разберемся. Итак, 13 поворотных моментов в истории моды, изменивших ее раз и навсегда.

Супруга Поля Пуаре Дениз в одном из творений мужа, 1919

© Keystone-France

1911: «король моды» Поль Пуаре и появление модных журналов

«Поль Пуаре возвел моду в ранг искусства, его вклад значительнее вклада любого другого дизайнера XX века», — так говорится в официальном описании выставки музея «Метрополитен», посвященной творческому гению этого парижского кутюрье. Она проходила в 2007 году, экспозицию тогда метко озаглавили Paul Poiret, The King of Fashion («Поль Пуаре, король моды»). И король тот был настоящим революционером.

Помимо организации декадентских светских балов (гениальный способ продемонстрировать все свои последние творения богатым клиенткам), Пуаре активно упразднял корсеты, привлекал к своему Дому внимание посланниц из числа знаменитостей (началось все со звезды французской сцены Габриэль Режан), а еще он стал первым кутюрье, запустившим собственную линию парфюмерии. Поворотный момент, который раз и навсегда изменил моду, пришелся на 1911 год. Тогда фотохудожник Эдвард Стейхен запечатлел наряды Пуаре для апрельского номера журнала Art et Décoration. Та съемка теперь считается одной из первых публикаций о моде.

Спустя двадцать с лишним лет, в 1932-м, Стейхен снимет первую цветную обложку американского Vogue — модель в купальнике позирует на фоне лазурно-голубого неба (снимок украсил июльский номер журнала). 

Крах фондового рынка 1929 года вынудил Поля Пуаре закрыть бизнес, но его великое творческое наследие навсегда останется эталоном для многомиллиардной индустрии моды, которая тогда только начинала развиваться. 

Американский Vogue, 1932

© Edward Steichen

1926: в октябрьском номере Vogue впервые представлено маленькое черное платье Коко Шанель 

«Эти женщины, черт бы их побрал, будут носить черное!», — так бескомпромиссно выражалась знаменитая бунтарка Коко Шанель. В результате появилось то самое маленькое черное платье, которому суждено было стать олицетворением эгалитарных воззрений Коко. Мир впервые увидел его на страницах американского Vogue: то было черное платье по колено с длинными рукавами. Скромный силуэт, по нынешним меркам даже пуританский. Но в 1926-м все было иначе — тогда это платье очень точно передавало либерализм ревущих двадцатых. С его помощью Шанель в корне изменила представление общества о черной одежде, ранее считавшейся уделом прислуги и похорон, что в итоге и стало залогом ее успеха.

Иллюстрация в Vogue, 1926

1930-е: пресса чествует Эльзу Скиапарелли — ее арт-коллаборации и изобретательность

Эльза Скиапарелли — дизайнер итальянского происхождения, которая навсегда связала моду с сюрреализмом, одним из величайших арт-направлений XX века (вспомните ее платье «Лобстер», созданное в дуэте с Сальвадором Дали). Но начинала она отнюдь не с кутюра, а со спортивных трико. «В годы войны в моде царил гламур, она создавала наряды для Голливуда и параллельно делала спортивную одежду», — говорила внучка Скиапарелли Мариса Беренсон в интервью Сьюзи Менкес в 2003 году. Эльза была прагматична и очень находчива. Она творила во времена сухого закона и по полной использовала свою дизайнерскую смекалку. «В этом платье можно было спрятать фляжку с виски», — вспоминает Беренсон.

Уоллис Симпсон, супруга герцога Виндзорского, в платье Schiaparelli. Vogue, 1937

© Cecil Beaton

1947: Кристиан Диор представляет свой new look (в который влюбляются все женщины мира)

Невозможно отделаться от мысли, что Кристиан Диор каким-то образом предвидел свой грандиозный успех, когда работал над первой коллекцией (увидевшей свет 12 февраля 1947 года). 90 образов — тот показ навсегда останется одним из величайших дебютов модной истории. Тогда на свет появился new look.

Диор открыл свое ателье на авеню Монтень в декабре 1946-го, за считанные недели до «премьеры». Он подарил женщинам всего мира перезагрузку, переход от аскезы Второй мировой к нарочитой женственности: пышные юбки, талия-«песочные часы» и выдающиеся скульптурные плечи. Иными словами, положил начало новой эре.

Модель в костюме Dior и широкополой шляпе. Vogue, апрель 1947

© Photo by Serge Balkin/Condé Nast via Getty Images

1954: Карл Лагерфельд начинает модную карьеру, ассистируя Пьеру Бальману

За несколько десятилетий до поста креативного директора Chanel молодой дизайнер Карл Лагерфельд постигал азы моды в подмастерьях у Пьера Бальмана (архитектора, ставшего выдающимся кутюрье, Диана Вриланд называла его творения «самой что ни на есть квинтэссенцией высокой моды»). Для Лагерфельда ателье Бальмана стало билетом в жизнь творца, для которого одевать знаменитостей, в том числе и будущую легенду мирового кино Брижит Бардо, — самое обычное дело.

Карл Лагерфельд после победы в дизайнерском конкурсе (в категории «Пальто») International Wool Secretariat. Рядом с ним модель в его творении. Именно эта победа привела к работе у Бальмана. Париж, декабрь 1954

© Keystone

1961: знаменитая шляпка-таблетка Роя Холстона Фроуика, в которой Жаклин Кеннеди появится на инаугурации мужа

Шляпник со Среднего Запада, чье имя гремело в нью-йоркском универмаге Bergdorf Goodman, прославился на весь мир благодаря своим знаменитым клиенткам. Пока Джон Кеннеди руководил США, его супруга Джеки Кеннеди успела состояться как икона моды.

Шляпка-таблетка Холстона отлично подошла к зеленовато-голубому пальто (работа Олега Кассини) — прелестный «чистый» образ, который был задуман таким специально, чтобы подчеркнуть прогрессивность первой леди. Весь мир сходил с ума по этой шляпке. Джеки во время церемонии придерживала ее рукой, чтобы ветер не унес, и немного помяла. По словам самого Холстона, буквально каждая девушка, подражавшая Жаклин, непременно делала на своей шляпке такую же вмятину. Спустя восемь лет, в 1969-м, дизайнер запустит именной бренд одежды и даже станет неофициальными «костюмером» богемы времен «Студии 54» благодаря своей расслабленно-роскошной эстетике.

Джон Фицджералд Кеннеди и его жена Жаклин на инаугурации. Вашингтон, январь 1961

© Bettmann

1966: Ив Сен-Лоран размывает гендерные границы

Знаменитый Le Smoking — жемчужина коллекции Yves Saint Laurent осень-зима 1966 — был первым в истории моды смокингом для женщин. Брючный костюм, созданный по мотивам классики мужского гардероба, на показе демонстрировала художница Ники де Сен-Фалль. 

Смокинг когда-то назвали смокингом за атласные лацканы пиджака, с которых легко и просто можно смахнуть пепел от послеобеденной сигареты. С какой стороны ни глянь, для 1966 года этот «исторический момент» кажется безнадежно запоздалым. Еще бы, в том же году в обиход вошли мини-юбки как ключевой элемент стиля «модов» — провинциальных девчонок-подростков и модниц двадцати лет, которые принялись осваивать недавнее изобретение Мэри Куант. При всей прогрессивности 1960-х женский смокинг оставался уделом обитательниц левобережья. А ведь за три десятилетия до этого, в 1933-м, начальник парижской полиции грозил актрисе Марлен Дитрих арестом за то, что та отважилась надеть мужской костюм.

Смокинг из альпака, блузка с жабо и черный галстук-бабочка из коллекции Yves Saint Laurent Couture весна-лето 1967

© STAFF

1974: Беверли Джонсон — первая темнокожая модель на обложке американского Vogue

«Расшатывание закостенелых социальных догм — явление редкое. Но появление Беверли Джонсон на обложке американского Vogue (августовского номера) в 1974-м произвело именно такой эффект. Только вдумайтесь, понадобилось целых восемь десятилетий, чтобы на передовице главного в мире модного глянца наконец оказался цветной человек», — писала редактор Vogue Жанель Окводу в 2016-м.

Сказать, что индустрия, в которой расовая дискриминация цвела и пахла, не раз отвергала Беверли — ничего не сказать. И этот опыт превратил ее в отважную активистку и защитницу гражданских прав. «Обложка Vogue — мечта каждой модели, — призналась как-то Джонсон в интервью CNN. — Она означает успех. Представьте, каково мне было, когда я узнала, что стану первой цветной девушкой, которая ее украсит?»

Американский Vogue, 1974

© Francesco Scavullo

1976: Кельвин Кляйн впервые представил джинсы на подиуме

В 1976-м Кельвин Кляйн вывел будничный деним на подиум — сегодня тот ход назвали бы грамотной маркетинговой стратегией. Так оно и было, в 1990-е джинсы Кляйна превратятся в отдельную империю международного масштаба, не без участия одной из самых провокационных рекламных кампаний XX столетия. Только взгляните на деним Кляйна образца 1970-х — это гениально от начала и до конца, вплоть до имени дизайнера, вышитого на правом заднем кармане.

Патти Хансен в рекламе Calvin Klein Jeans, 1976

1978: Миучча Прада возглавляет семейный бизнес

У младшей внучки Марио Прады Миуччи всегда были большие творческие планы на семейное дело. Ее дебютом стала коллекция осень-зима 1988, полная изящества и стати. 

«Я не дизайнер, я — это просто я», — поговаривают, что именно так Миучча описывала себя в ту пору. Примерно с тем же посылом она искала свою сильную сторону в творчестве. «Мне нравится раздражать публику и провоцировать всеобщее любопытство. Создавать нечто совершенно нормальное, но так, чтобы оно казалось страннее некуда».

Миучча Прада и Карла Бруни, 1994

© Vittoriano Rastelli

1982: Рей Кавакубо эпатирует Париж

«К 1981 году, когда Рей Кавакубо начала показывать коллекции в Париже, у нее уже имелись свои поклонники во французской столице, их называли the crows — «вороны», — писала в 2017-м Лэрд Боррелли-Перссон. Любовь к черному цвету и всяческие творческие изыскания на его счет стали визитной карточкой самой Рей и ее многочисленных фанатов. 1980-е — период бума Уолл-стрит, тэтчеризма и сногсшибательных брючных костюмов. Интуитивный дизайн Кавакубо был полной противоположностью всему этому. 

Героиней коллекций Рей всегда была женщина, «которую не волнует, что по поводу ее гардероба думает муж». В профайле Рей для The New Yorker 2005 года сказано, что у нее не было серьезного дизайнерского образования, и это только поспособствовало появлению на свет самого авангардного из уважаемых модных Домов. «Кавакубо часто говорит, что рада тому, что не оканчивала модных вузов и нигде не стажировалась — раз она не училась шить и кроить, значит, у нее в голове нет предрассудков, и превосходить ей некого». 

Comme des Garçons весна-лето 1986

© Guy Marineau

1992: Александр Маккуин выпускается из Central Saint Martins

К концу работы над дипломной коллекцией в 1992-м феноменальный талант Александра Маккуина рассказывать мистические истории уже вовсю бурлил. Дизайнер тогда оттачивал мастерство, работая подмастерьем на Сэвил-роу. Свой выпускной шедевр он назвал Jack the Ripper Stalks His Victims («Джек-потрошитель преследует своих жертв»).

Коллекция была представлена в рамках группового показа вместе с работами других выпускников. Образ героини получился у Маккуина довольно личным, и не только в эмоциональном плане. Некоторые изделия были декорированы человеческими волосами. «Идея пришла из викторианской эпохи, когда проститутки выставляли на продажу пряди своих волос, их было принято покупать в подарок возлюбленным, — рассказал Маккуин в интервью журналу Time Out в 1997 году. — Я решил: пусть это будет моей визитной карточкой — волосы в пластике. В ранних коллекциях использованы мои собственные локоны».

Показ дипломной коллекции выпускника Central Saint Martins Александра Маккуина, 1992

1992: Марк Джейкобс переносит на подиум реальную жизнь

Марку Джейкобсу хватало харизмы и бунтарства, чтобы в начале 1990-х сначала возглавить американский бренд Perry Ellis, а потом с треском из него вылететь. К скандально «гранжевой» коллекции весна-лето 1993 руководство оказалось просто не готово. Все остальные, впрочем, тоже.

Клетка, игры с пропорциями и силуэтами, мятые платья — все будто из пригородной комиссионки. Эти вещи должны были произвести фурор на нью-йоркской Неделе моды, где в ту пору, как, собственно, и в музыке, происходила смена караула. Но все вышло иначе. Марку потребовалось тридцать минут, чтобы стать костью поперек горла высокой моды. А он всего-навсего возвел на пьедестал нечто доступное всем — отражение молодежной субкультуры, которая тогда благоухала.

Perry Ellis весна-лето 1993

© Conde Nast Archive

Десять из ста лучших фотографий

Проект 100 Photographs — это история самых значимых снимков: от первой в мире фотографии Жозефа Ньепса «Вид из окна» 1826 года до кадра с мертвым сирийским мальчиком Аланом Курди, который был сделан в 2015 году и стал символом трагедии всех беженцев. Помимо истории создания каждой фотографии, на сайт выложены 20 документальных фильмов о некоторых из них. Журналисты, а также фотографы, историки и кураторы объяснили свой выбор: «Каждая из этих фотографий является поворотным пунктом в нашем человеческом опыте».


Жозеф Ньепс. «Вид из окна». 1826

Жозеф Ньепс. «Вид из окна»

Говорят, что первое стойкое изображение в камере-обскуре Ньепс получил в 1822 году. Однако до нас дошел лишь снимок 1826 года, когда Ньепс начал использовать вместо медных и цинковых пластин сплав олова со свинцом. Экспозиция длилась восемь часов, зато изобретатель впервые в истории обошелся без услуг художника и зафиксировал точное изображение объекта, «нарисованное» светом.


Луи Дагер. «Бульвар дю Тампль». 1839

Луи Дагер. «Бульвар дю Тампль»

Снимок считается первым изображением человека, хотя его на нем даже не видно. Именно Дагер запатентовал 19 августа 1839 года метод создания фотографии (дагеротипию), и теперь каждый год эта дата отмечается как Всемирный день фотографии. Существует легенда, что художник Поль Деларош, узнав о дагеротипии, воскликнул: «Живопись умерла с этого дня».


Эдвард Мейбридж. «Лошадь в движении». 1878

Эдвард Мейбридж. «Лошадь в движении»

Мейбридж придумал снимать на несколько камер сразу. Его «хронофотографии» оказали огромное влияние не только на импрессионизм (Эдгар Дега с огромным вниманием изучал снимки автора, фрагментирующие движение), но и на рождение кинематографа, вдохновив, например, братьев Люмьеров, для которых книга Мейбриджа «Человек в движении» была одной из любимых.


Эдвард Стейхен. «Лунный свет в пруду». 1904

Эдвард Стейхен. «Лунный свет в пруду»

Именно пиктореалисты (термин появился в 1869 году) провозгласили фотографию произведением искусства, а фотографа — настоящим художником. Фотографы кисточкой накладывали соли серебра, в работе имитировали технику рисунка, гравюры, живописи. Эдвард Стейхен и Альфред Стиглиц, основавшие знаменитую группу «Фотосецессион», в конце концов, добились признания фотографии как вида высокого искусства. В 2006 году первый выполненный ночью цветной снимок авторства Стейхена был продан на аукционе Sotheby’s за $3 млн.


Дмитрий Бальтерманц. «Горе». 1942

Дмитрий Бальтерманц. «Горе»

В рейтинг Time вошли две фотографии наших соотечественников, и одна из них — советского фотокорреспондента родом из Варшавы Дмитрия Бальтерманца. Фотограф и журналист, он оказал огромное влияние на жанр фоторепортажа, снимая не только духоподъемные сюжеты, но страдания и смерть. «Огоньковские» обложки Бальтерманца вырезали и вешали дома вместо картин. Фотограф создал визуальный язык, понятный не только советским, но и западным зрителям, поэтому еще при жизни у него прошло много выставок за границей, его знали и любили многие мэтры фотографии, например Анри Картье-Брессон, Джозеф Куделка (снимки которых тоже вошли в сотню) и Марк Рибу.


Евгений Халдей. «Знамя Победы над Рейхстагом». 1945

Евгений Халдей. «Знамя Победы над Рейхстагом»

Евгений Халдей со своей камерой Leica прошел всю войну, все 1418 дней, от Мурманска до Берлина. Даже зная, что кадр «Знамя Победы над Рейхстагом» был постановочным, нельзя отрицать огромный вклад, который фотограф внес в историческое наследие нашей страны. На международном фестивале фотожурналистики во Франции фотографу была присуждена почетная награда — титул «Рыцарь ордена искусств и литературы».


Филипп Халсман. «Дали Атомикус». 1948

Филипп Халсман. «Дали Атомикус»

Родоначальник сюрреализма в фотографии, художник, который в прямом смысле заставил попрыгать всех — от актеров до президентов. Дружба фотографа с Сальвадором Дали длилась более 30 лет, и за эти годы они вместе создали множество уникальных снимков. Этот кадр был вдохновлен картиной Дали «Атомная Леда», и это прекрасный пример того, как важно упорство в любом деле. Прежде чем идея удалась, автор сделал 28 неудачных кадров.


Гарольд Эджертон. «Корона молочной капли». 1957

Гарольд Эджертон. «Корона молочной капли»

«Не надо делать из меня художника, все, что меня интересует, это факты и только они», — говорил Эджертон про свои работы, но снимки с зависшими воздухе каплями и взрывами, от фруктовых до атомных, все равно приобретали статус произведений искусства. Благодаря Эджертону и изобретенной им фотовспышке идея фиксировать мимолетное, лелеемая Мейбриджем, получила свое максимальное воплощение.


Ричард Принс. «Ковбой». 1989

Ричард Принс. «Ковбой»

Один из самых высокооплачиваемых примеров использования поп-арта в фотографии (на аукционе Christie’s в 2005 году отпечаток этого снимка продали за $1,2 млн). Ныне здравствующий художник продолжает исследовать проблему оригинальности в искусстве и предлагать миру новые произведения в жанре апроприации, выручая за это неплохие суммы. Из последних достижений — проданные по $100 тыс. кадры случайных пользователей Instagram.


Андреас Гурски. «99 центов». 1999

Андреас Гурски. «99 центов»

Изображая западную цивилизацию во всей ее численной, серийной и обезличенной форме, Гурски остается перфекционистом, и производство его работ по стоимости приближается к их же миллионным ценам на аукционах. Не в пример Принсу, фотограф невероятно скрупулезен, и отдельные кадры, из которых он аккуратно склеивает исходник музейного формата, он ретуширует до мельчайших деталей. Пример именно художественной работы фотографа, снимки которого сегодня заменяют жанр исторической живописи.

Со всей сотней снимков, выбранных Time, можно познакомиться на сайте проекта 100 Photographs.

Эдвард Штайхен | Международный центр фотографии

Биография

Эдвард Стейхен был ключевой фигурой фотографии двадцатого века, руководя ее развитием как выдающийся фотограф и влиятельный куратор. Стейхен приехал в Соединенные Штаты в 1881 году. Он рисовал и работал в литографии, прежде чем заняться фотографией в 1896 году и впервые выставил фотографии в Филадельфийском салоне в 1899 году. Стейхен стал натурализованным гражданином в 1900 году и после выставки в Чикагском салоне получил Ободрение со стороны Кларенса Уайта, который привлек к нему внимание Альфреда Штиглица.Стейхен занимался живописью в Париже с перерывами между 1900 и 1922 годами; там он встретил Родена и познакомился с движениями современного искусства и, таким образом, смог дать Штиглицу совет по выбору выставок. Он был избран членом Лондонского братства «Связанное кольцо» в 1901 году, а в 1902 году стал соучредителем «Фото-сецессиона» и разработал первую обложку «Camera Work», в которой его работы часто публиковались. В Нью-Йорке Стейхен помог Штиглицу основать Маленькие галереи фото-сецессиона, который стал известен как «291», а в 1910 году он участвовал в Международной выставке живописной фотографии в Буффало.Во время Первой мировой войны он руководил аэрофотосъемкой армейских экспедиционных войск. Вскоре после этого он отказался от живописи, наряду с пережитками пикториализма, и принял стиль модерн. Он работал главным фотографом Condé Nast с 1923 по 1938 год, а также выполнял внештатную рекламную работу. Получив звание лейтенант-командира в 1942 году, Стейхен стал директором Военно-морского института фотографии США в 1945 году; там он курировал боевую фотографию и организовывал выставки «Дорога к победе и силе в Тихом океане».Он был директором по фотографии в Музее современного искусства с 1947 по 1962 год и провел более пятидесяти выставок, в том числе «Человеческую семью» в 1955 году, самую популярную выставку в истории фотографии.
Steichen получил бесчисленные награды и награды, в том числе рыцарство в Почетном легионе Франции, почетное членство в Королевском фотографическом обществе, медаль за выдающиеся заслуги, премию Клуба арт-директоров Нью-Йорка, награду за достижения в области камеры США за «Самый выдающийся вклад в развитие». Фотография человека »(1949 г.) и Президентской медалью свободы (1963 г.).Основные выставки его работ проходили в Художественном музее Балтимора, Музее современного искусства, Национальной библиотеке в Париже, ICP и Доме Джорджа Истмана.
Lisa Soccio
Handy et al. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, стр. 228.

Эдвард Штайхен | Американский фотограф

Эдвард Стейхен , полностью Эдуард Жан Стейхен , (родился 27 марта 1879 года, Люксембург - умер 25 марта 1973 года, Вест-Реддинг, Коннектикут, США.С.), американский фотограф, отличившийся в удивительно широком спектре ролей. В юности он был, пожалуй, самым талантливым и изобретательным фотографом среди тех, кто пытался добиться признания фотографии как изобразительного искусства. Он получил известность как коммерческий фотограф в 1920-х и 30-х годах, когда он создавал стильные и убедительные портреты художников и знаменитостей. Он также был известным куратором, организовавшим в 1955 году чрезвычайно влиятельную выставку «Семья человека».

Ранняя жизнь и работа

Родился в Люксембурге, Стейхен и его родители иммигрировали в Соединенные Штаты, когда ему было два года.Они поселились в небольшом городке Хэнкок на Верхнем полуострове Мичигана, где отец Стейхена работал на медных рудниках. Когда его отец был недееспособен из-за плохого здоровья, семья переехала в Милуоки, штат Висконсин, где мать художника содержала семью как модистку. С 15 лет Штайхен проработал четыре года ученичества в литографической фирме. В течение 1890-х годов он независимо изучал живопись и фотографию, казалось бы, одинаково применяя их коммерческие и изобразительные возможности, как он их понимал.

Очевидный способ убедить публику в том, что фотография - это изящное искусство, заключалось в создании фотографий, имитирующих настроение, манеру или отношение картин и гравюр, которые публика уверенно считала произведениями искусства. Молодой Стейхен самоотверженно следовал этой стратегии, известной как пикториализм. Используя свое художественное образование, в своих ранних фотографиях он часто использовал процесс бихромата камеди в сочетании с эмульсиями на основе платины или железа, что позволяло ему очень хорошо контролировать изображение и иметь тенденцию создавать изображения с поверхностным сходством. на меццо-тинты, рисунки для стирки и другие традиционные носители.Фотографии Стейхена впервые были выставлены во Втором филадельфийском фотографическом салоне в 1899 году, и с этого момента он стал постоянным участником, а вскоре и звездой выставок движения изобразительного искусства в фотографии.

В 1900 году, перед тем как совершить первую из многих длительных поездок в Европу, Штайхен познакомился с Альфредом Штиглицем, который купил три фотографии молодого человека по немалой цене в пять долларов каждая. Это было началом тесных и взаимовыгодных отношений, которые продлились до 1917 года.В 1902 году Штиглиц пригласил Стейхена присоединиться к нему и другим фотографам, включая Кларенса Х. Уайта и Гертруду Кезебир, в создании Photo-Secession, организации, занимающейся продвижением фотографии как изобразительного искусства.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Steichen принимал активное участие во многих начинаниях Штиглица в течение следующих 15 лет. В 1905 году Штиглиц открыл свою первую галерею, первоначально называвшуюся Маленькими галереями Фото-Сецессиона, но более известную как 291, названную по адресу 291 Fifth Avenue.Штайхен был французским связующим звеном галереи. Используя контакты, которые он установил в Европе, многие из которых он запомнился сфотографировать, он стал главным ответственным за организацию выставок французского модернистского искусства, которые проводились в здании 291, включая работы Огюста Родена (рисунки) в 1908 году, Анри Матисса в 1908 г. и Поля Сезанна в 1910 г. Такие выставки часто были первыми в Америке презентациями работ этих художников. Одновременно за 14 лет существования журнала Штиглица Photo-Secessionist, Camera Work , он воспроизвел больше фотографий Штайхена - 68, чем любой другой фотограф.(Сам Штиглиц был вторым с 51.)

Разрыв между Штиглицем и Штайхеном пришелся на границу вступления Соединенных Штатов в Первую мировую войну, возможно, главным образом потому, что Штайхен был убежденным франкофилом, а Штиглиц открыто симпатизировал Германии. Или, возможно, это произошло потому, что Стейхен пришел к выводу, что фотоотдел Штиглица и его инструменты - 291 и Camera Work - стали проводниками культа личности. Ближе к концу жизни галереи Штиглиц разослал письма тем, кто хорошо знал это место, с просьбой рассказать, что для них значило 291.Ответы были правильными и предсказуемо лестными, за исключением Штайхена. Он был зол и шокирующе откровенен. В частности, он написал: «Я возмущен этим исследованием значения [галереи] как неуместным, эгоистичным и предшествующим. До того, как это делает расследование похожим на некролог или дознание, и потому, что оно в дальнейшем имеет тенденцию устанавливать прецедент в форме прошлого ». Трудно поверить, что дружба смогла пережить столь прямой вызов.

Эдвард Штайхен | Международный зал славы фотографии

Он учился в компании American Fine Art Company, занимающейся литографией.Регулярно рисовал и рисовал, его природный талант развился, и вскоре он начал разрабатывать плакаты для компании. Стейхен приобщился к фотографии и в 1895 году купил свой первый фотоаппарат - коробчатую камеру Kodak с 50 выдержками.

Художественные инстинкты и способности Штайхена были переданы только на камеру, и через несколько лет он стал выставлять фотографии, а не свои картины. К 1898 году у него была первая выставка в Филадельфийском фотографическом салоне, в которой был один член жюри, Кларенс Уайт.Год спустя Кларенс Уайт и Альфред Штиглиц были судьями фотовыставки, которая должна была состояться в Чикагском институте искусств, и почти все работы Стейхена были приняты. В 1900 году Ф. Холланд Дэй открыл в Лондоне Новую школу американской фотографии, в которую были включены фотографии Стейхена. В том же году Стейхен решила поехать в Нью-Йорк.

Во время краткого визита Стейхена в Нью-Йорк Штиглиц купил несколько фотографий Стейхена всего по 5 долларов каждая! Это были первые фотографии, проданные Стейхеном.Неугомонный художник, в мае 1900 года Штайхен отправился в Европу на S.S. Champagne, чтобы посетить День Ф. Голландии и увидеть школу. Он жил в Париже до 1902 года, где он широко выставлялся и познакомился с Роденом. Когда Стейхен вернулся в Нью-Йорк, Стейглиц назвал его «величайшим фотографом». Штайхен не верил в «специализацию». Он сказал: «Я считаю, что искусство космополитично и что нужно касаться всех пунктов. Ненавижу специализацию. Это развалины искусства… »В то время как в Париже Стейхен экспериментировал с обработкой пигментов, а по возвращении в Америку, он продолжил свои экспериментальные этапы с помощью фотографии, работая с платиной, бихроматом камеди, желатином, серебристым углем и любой комбинацией упомянутого.Фотожурнал Camera Work был идеальным местом для творчества Штайхена.

В 1902 году Штайхен и Штиглиц начали свои долгие и продуктивные отношения и стали членами-основателями Фото-Сецессиона. Второй выпуск Camera Work был почти полностью посвящен фотографии Стейхен. За время существования журнала Steichen выходила более 70 раз. Это было больше, чем любой фотограф, собранный и опубликованный Штиглицем. Помимо фотографических работ, Стейхен также редактировал, разрабатывал макеты и писал критические эссе.Его работа с журналом была прервана в 1906 году, когда он вернулся в Париж, где он и его семья (он женился в 1903 году на Кларе Смит) жили до 1914 года.

Несмотря на то, что за морем, Штайхен продолжал вносить свой вклад в работу с камерой, и, находясь в Париже, он узнал о многих художниках и отправил информацию о Сезанне, Пикассо, Родене и других, которые в конечном итоге были показаны в Нью-Йорке в галерее 291. Оставаясь активным фотографом в Америка и экспериментируя с процессом автохрома в Париже, Стейхен поехала в Париж, чтобы сосредоточиться на живописи.Он помог организовать Новое общество американских художников в Париже. Он также выставлялся в Художественной галерее Олбрайт на Международной выставке живописной фотографии в Нью-Йорке. В каталоге выставки говорилось: «В борьбе за признание фотографии работа г-на Стейхена была одним из самых мощных факторов, и его влияние на некоторых рабочих, как в Америке, так и в Европе, было заметно». Альфреда Штиглица провозгласили единственным человеком, ответственным за привнесение современного искусства в Америку, но именно Штайхен представил его Штиглицу во многих отношениях.Стейхен также экспериментировал с фотографией как с искусством более широко, чем большинство фотографов его времени. Однако это не было масштабом его работы.

К 1911 году Стейхен начал заниматься модной фотографией с Art et Decoration. Это ознаменовало новую эру в его жизни и начало конца его отношений со Штиглицем, который не был согласен с коммерческой фотографией. Однако, как цитируют Штайхен, он хотел исследовать многие аспекты искусства фотографии. Однажды он сказал: «Я буду использовать камеру до тех пор, пока жив, потому что она может говорить вещи, которые нельзя передать никаким другим средством.”

Штайхен вернулся в Соединенные Штаты в 1914 году и, в конце концов, присоединился к армии во время Первой мировой войны, помог создать и стал командиром фотографического подразделения армейских экспедиционных сил, посвятив большую часть своей работы аэрофотосъемке. Он оставил службу в 1919 году в чине подполковника. Этот опыт произвел впечатление. Ему предстояло вернуться к модной и коммерческой фотографии, но с новым мировоззрением. Успех аэрофотосъемки заключался в высоком разрешении.Штайхен увидел красоту четко сфокусированной фотографии и к 1920 году полностью отверг пикториализм, сжег свои картины и полностью посвятил себя модернистским идеям. «Как художник я делал высококачественные обои с золотой рамкой вокруг них… .Мы вытащили все нарисованные мною картины во двор и разожгли все это на костре…. Это было подтверждением моей веры. в фотографии, и это открытие для меня совершенно нового мира ».

С 1923 по 1937 год Штайхен с большим финансовым успехом работала в изданиях Conde Nast, Vogue и Vanity Fair, а также в коммерческой сфере.Он поднял стандарты модной и коммерческой фотографии, делая портреты таких как Чаплин, Гершвин, Менкен и Гарбо. За это время он развелся со своей первой женой, снова женился на Дане Десборо Гловер и поселился в США на постоянное место жительства. Он ушел из моды и коммерческой фотографии в 1937 году. Несколько лет спустя он был назначен командующим в резерве ВМС США и в конечном итоге стал директором отдела военно-морской фотографии США во время Второй мировой войны.Его первое подразделение состояло из семи молодых людей, которые Стейхен выразил важность фотографирования солдат в армии. Он сказал: «Корабли и самолеты, они скоро устареют, но люди никогда не устареют». К концу своей морской карьеры в 1945 году он был назначен командиром 4000 человек, всех боевых фотографов ВМФ, и получил звание капитана. Также во время службы он руководил двумя выставками для Музея современного искусства: «Дорога к победе» и «Власть в Тихом океане». Стейхен также руководила съемками фильма «Боевая леди».И все же его карьера еще не закончилась.

Через два года после того, как он уволился из военно-морского флота, Эдвард Стейхен стал директором отдела фотографии в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Там он создал самую известную фотовыставку всех времен «Семья человека». Она открылась в январе 1955 года. В течение трех лет Штайхен путешествовала по миру, чтобы создать эту выставку. По словам Штайхена, главной целью или темой выставки было создание «зеркала сущностного единства человечества».«Фотография как универсальный язык вдохновила его на создание выставки из более чем 500 фотографий 273 фотографов из 68 разных стран. Профессиональные фотографы-любители, в том числе Эрнст Хаас, Роберт Капа, Юджин Смит, Анри Картье-Брессон и Андреас Фейнингер, были разысканы для «Семьи Человека». Все права на изображения были утрачены, и у Steichen был полный творческий контроль. Он обрезал, увеличивал, уменьшал изображения, как ему нравилось читать его визуальное сообщение о том, что весь мир испытывает счастье любви и печаль смерти.Хотя выставка считалась одной из величайших, которую посмотрели 9 миллионов человек, тем не менее, у нее были свои критики. Фотограф-критик New York Times Джейкоб Дешин писал: «По сути, выставка - это фоторепортаж, поддерживающий концепцию и редакционное достижение, а не выставку фотографий».

Экспозиция гастролировала восемь лет. Он посетил 37 стран на 6 континентах и ​​является рекордсменом по посещаемости среди всех выставок. В конце своего путешествия выставка пережила тридцать лет забвения.Наконец, в 1994 году он попал в Люксембург, где сейчас хранится в музее Штайхена. Во время своего правления до 1962 года Штайхен курировал множество других экспонатов и собирал для музея разнообразные фотографии.

На протяжении всей своей жизни Стейхен получил бесчисленное количество наград и наград. Он был предметом многочисленных статей, книг и выставок. Его очевидный вклад в фотографию привел к тому, что в 1974 году он был включен в Международный зал славы фотографии и музей.До вступления в должность он работал в Международном зале славы фотографии и в консультативном совете музея. В музее хранится несколько фотографий Стейхена, в том числе несколько фотографий из Camera Work и одна из самых известных его фотографий, The Flat Iron.

Эдвард Штайхен | Чикагский институт искусств

Один из самых влиятельных фотографов 20-го века, Эдвард Стейхен был новатором в области художественной фотографии, аэрофотосъемки, моды и коммерческой фотографии.

Художественная карьера Стейхена началась в возрасте 16 лет, когда он учился в Литографическая фирма Милуоки, создающая фотографии, которые использовались в качестве моделей для иллюстрированной рекламы.Затем Штайхен провел два года в Париже, прежде чем переехать в Нью-Йорк и открыть портретную студию в 1902 году. К тому времени он был известен атмосферными фотографиями в стиле пикториализма - эстетике, которая ценила ретушь и очевидную ручную работу для создания «живописного» эффекта, и это было направлено на то, чтобы отличать серьезных художников от фотографов-любителей или просто профессиональных фотографов. Вскоре он стал протеже Альфреда Штиглица, фотографа-новатора, отстаивавшего место фотографии среди современного изобразительного искусства.Вместе они открыли Маленькие галереи фото-сецессиона (позже известного как «291») и первыми представили американской публике Пикассо, Бранкузи и ряд прогрессивных фотографов.

В 1906 году Стейхен со своей семьей переехал в Вуланжис, Франция, где погрузился в современное европейское искусство. Они оставались там до начала Первой мировой войны в 1914 году. В 1917 году Стейхен поступил на действительную службу с целью стать «фоторепортером, каким Мэтью Брэди был во время гражданской войны», но быстро отказался от этой романтической идеи, чтобы помочь реализовать новейшее оружие войны - аэрофотосъемка.Стайхен был назначен во вновь сформированный фотографический отдел и был назначен командиром во время решающих финальных сражений войны. Стейхен руководила программами обучения, операциями в темной комнате, распространением печати и каналами поставок. Хотя он, вероятно, участвовал в нескольких испытательных полетах, нет никаких свидетельств того, что Стейхен сам делал оперативные фотографии во время войны.

Когда Штайхен вернулся в Нью-Йорк в 1923 году, он занял две должности, которые сделали его самым известным и высокооплачиваемым коммерческим фотографом своего времени: главным фотографом журналов Condé Nast Vogue и Vanity Fair и консультантом по Дж.Рекламная компания Уолтера Томпсона. Стейхен сразу же занялся фотографией знаменитостей, модой и рекламной фотографией. В Condé Nast Стейхен начал использовать искусственные источники света, высокую контрастность, резкий фокус и геометрический фон - методы, заимствованные из изобразительного искусства и сценической фотографии, - что придавало его изображениям свежий, беспрецедентно модернистский вид. Самым большим достижением Штайхена было стирание границ между портретами знаменитостей, модной фотографией и рекламой, создание гибридного жанра изображений с мощным сочетанием гламура и желания, которое доминирует в журнальной фотографии по сей день.

Позже в своей карьере Стейхен стал влиятельным импресарио, продвигая фотографию как инструмент средств массовой информации, сохраняя при этом свою страстную преданность ремеслу. Он поддерживал эти взгляды в качестве главы отдела фотографии в Музее современного искусства в Нью-Йорке с 1947 по 1962 год.

Изучите обширную карьеру Штайхена в области фотографии в этом архиве, который включает в себя редкий альбом времен Первой мировой войны.

Информация об исполнителе

Родившийся в Люксембурге, Стейхен маленьким ребенком эмигрировал в Соединенные Штаты со своими родителями, в конце концов поселившись в Милуоки, штат Висконсин.В 15 лет он начал четырехлетнее ученичество в литографической фирме и заинтересовался живописью во время учебы в недавно созданной Лиге студентов-художников Милуоки. В 1895 году он приобрел свой первый фотоаппарат. Фотографии Стейхена того времени мягко сфокусированы и атмосферны, что отражает его основной интерес к живописи и влияние импрессионистов, особенно Клода Моне (французский, 1840-1926), а также американских фотографов-пикториалистов, таких как Кларенс Х. Уайт ( Американец, 1871-1925).

В 1900 году Стейхен сделал короткую остановку в Нью-Йорке по пути в Париж, где планировал изучать живопись в Академии Жюлиана. Уайт наткнулся на фотографии молодого художника и был настолько впечатлен, что устроил ему встречу с Альфредом Штиглицем (американец, 1864–1946) в Фотоклубе Нью-Йорка. В итоге Штиглиц купил у Штайхена три фотографии - автопортрет и две сказочные лесные сцены - по немалой цене в пять долларов за штуку.

Оказавшись в Париже, Стейхен вскоре бросил живопись и начал заниматься исключительно фотографией.Его художественное образование было двояким: Стейхен работал над совершенствованием своих технических навыков за камерой и в темной комнате, а также пользовался обширными художественными ресурсами города. К тому времени, когда он покинул Париж в 1902 году, он зарекомендовал себя как успешный портретист писателей, художников и других известных клиентов.

Вернувшись в Нью-Йорк в 1902 году, Стайхен открыла профессиональную портретную студию на Пятой авеню, 291. В том же году он стал основателем вместе со Штиглицем группы Photo-Secession.Это совпало с созданием Штиглицем журнала Camera Work , в котором часто фигурировали фотографии Штайхена, в том числе «Специальное приложение Штайхена» в апреле 1906 года и двойной монографический выпуск в 1913 году. В 1905 году два художника перепрофилировали пространство студии Штайхена для проведения фотовыставок. ; Первоначально называвшееся «Маленькие галереи фото-сецессиона», пространство стало называться просто 291 по адресу Пятой авеню. Одиннадцать фотографий Стейхена были представлены на первой выставке 291, а в последующие несколько лет последовали четыре персональных выставки его работ.Его бизнес по производству студийных портретов продолжал процветать, привлекая таких знаменитостей, как банковский магнат Дж. П. Морган.

В 1906 году, задыхаясь от своих портретных заказов и надеясь вернуться к живописи, Штайхен вернулся в Париж. Вскоре он отправлял произведения искусства Штиглица для показа в 291 европейских модернистов, с которыми он там дружил, включая Пабло Пикассо (испанский, 1881-1973), Огюста Родена (французский, 1840-1917) и Анри Матисса (французский, 1869-1954). ). Для некоторых из этих художников это был первый раз, когда американская публика познакомилась с их работами.

Начало Первой мировой войны вынудило Стейхен вернуться в Нью-Йорк. Хотя он продолжал экспериментировать с фотографией, особенно со сложной техникой печати, Штайхен по-прежнему называл себя художником. В 1915 году в галерее Knoedler проходила выставка его картин, состоящая из небольших работ, которые он смог вывезти из Франции, а также работ, уже находящихся в Соединенных Штатах, принадлежащих друзьям и покровителям. Также были включены семь полотен, перечисленных в каталоге как «Настенные украшения, написанные для г.и миссис Юджин Мейер-младший. Мотив: «В экзальтации цветов», комиссия, над которой Стейхен работала с 1911 по 1914 год. Два года спустя Кнедлер организовал вторую выставку картин Стейхена.

Когда Соединенные Штаты вступили в Первую мировую войну, внимание Стайхена переключилось на фотожурналистику. С 1917 по 1919 год художник служил командиром фотографического подразделения Экспедиционных сил армии США, курировал производство аэрофотоснимков. Этот фотографический поворот вызвал раскол со Штиглицем, у которого были более высокие амбиции в отношении медиума.Эти двое пережили личный и профессиональный раскол, когда Стайхен согласился на работу в Condé Nast, чтобы создавать портреты модных людей и знаменитостей, роль, которая принесла ему большое признание. К тому времени приверженность Стайхена фотографической среде была абсолютной. Он даже сделал символический шаг, сжег все картины, оставшиеся в его мастерской во Франции где-то между 1920 и 1923 годами.

Во время Великой Отечественной войны художник снова записался в армию и стал отвечать за всю военно-морскую съемку боевых действий.В 1947 году Стейхен оставил свою художественную практику и стал директором отдела фотографии в Музее современного искусства (MoMA), где в 1955 году организовал выставку Семья человека . Представляя 503 фотографии человеческого опыта от сотен профессиональных и любительских фотографов со всего мира, выставка продолжила путешествие по миру, и ее посмотрели более девяти миллионов человек.

Ретроспектива работ Стейхена прошла в МоМА в 1961 году; в следующем году он вышел на пенсию, и в его честь назван отдел фотографии музея.Президент Линдон Джонсон вручил Стейхену Президентскую медаль свободы в 1963 году. В последнее десятилетие своей жизни Стейхен проводил большую часть времени на своей ферме в Вест-Реддинге, штат Коннектикут, где он выращивал отмеченные призами дельфиниумы и вновь вернулся к своему раннему интересу к ландшафту. фотография. Стейхен скончался дома за день до своего 94-го дня рождения.

Зои Самельс

29 сентября 2016 г.

Эдвард Штайхен Биография, жизнь и цитаты

Биография Эдварда Штайхена

Ранние годы

Эдуард Жан Штайхен родился в Биванже, Люксембург, в 1879 году.Его отец, Жан-Пьер, переехал в Соединенные Штаты в следующем году; Эдуард и его мать, Мари, последовали в 1881 году, когда его отец нашел работу на медных рудниках в Хэнкоке, недалеко от Чикаго. Вскоре после этого в 1883 году родилась сестра Эдуарда Лилиан. Семья Стейхен переехала в Милуоки, штат Висконсин, в 1889 году, где из-за ухудшения здоровья Жан-Пьера Мари взяла на себя роль кормильца, работая модисткой.

Когда ему было пятнадцать, Стейхен начал учиться литографии в Американской компании изящных искусств в Милуоки.Вскоре он проявил способности к рисованию и быстро продвинулся по служебной лестнице, чтобы стать дизайнером литографий. В 1895 году он купил подержанный фотоаппарат и начал учиться фотографировать. В свободное время он также изучал живопись, и его первые набеги на фотографию должным образом воспроизводили живописные техники стиля пикториализма, который был модным в то время. Его работодатели были впечатлены его фотографическими работами и настояли на том, чтобы с тех пор дизайны компании создавались на его основе.Вскоре после этого Стейхен и избранная группа друзей сформировали Лигу студентов-художников Милуоки. Лига арендовала комнату в здании в центре города для работы и проведения лекций. В 1899 году фотографии Стейхена были выставлены во втором Филадельфийском Фотографическом Салоне рядом с фотографиями Альфреда Штиглица и Кларенса Х. Уайта. Мероприятие стало прелюдией к плодотворным профессиональным отношениям между мужчинами.

В 1900 году Уайт написал Штиглицу, предлагая встретиться со Стейхеном. Встреча прошла успешно; настолько, что на самом деле Штиглиц стал одним из первых наставников и соратников Штайхена.Штиглиц, который был на 13 лет старше Штайхена и уже успел заработать себе репутацию, купил три гравюры Штайхена (по 5 долларов каждый). Это были первые гравюры, которые когда-либо продал Штайхен. В том же году Стейхен стал натурализованным гражданином США, изменив написание своего имени с «Эдуард» на «Эдвард».

В октябре 1900 года бостонский фотограф Ф. Холланд Дэй организовал важную выставку под названием « Новая школа американской фотографии » в лондонской штаб-квартире Королевского фотографического общества.Часть содержания выставки шокировала британскую прессу и публику: действительно, The Photography News утверждали, что коллекция была «создана на основе бреда нескольких сумасшедших». Было некоторое беспокойство по поводу «прогрессивного» метода пикториализма Школы (столкнувшись с Дей, Штиглиц отказался участвовать в выставке), но раздражение было направлено в основном на Дэй (человека, который ухаживал за спорами и который копировал себя по образцу Оскара Уайльда). за его гомоэротические изображения обнаженных чернокожих мужчин и автопортрет, в котором он представил себя в образе Христа.Тем не менее, среди фурора 22-летний Стейхен был отмечен головокружительной похвалой.

Между 1900 и 1902 годами Штайхен снимал студию в богемном районе Левый берег Парижа. Его связи с европейскими модернистами оказались очень полезными для его следующей совместной работы со Штиглицем: галереи на Пятой авеню, 291. Торговая между 1905 и 1917 годами и официально называвшаяся Маленькие галереи фото-сецессиона , вскоре стала известна просто как 291 . Благодаря французским связям Стейхена, галерея 291 отвечала за знакомство американской публики с работами подающих надежды (а теперь уже легендарных) французских авангардистов.За первые пять лет работы в галерее выставлялись работы Родена, Сезанна, Матисса и Пикассо.

В 1902 году Стейхен и Штиглиц основали художественную группу « Photo-Secession », в которую вошли фотографы Уайт, Ева Уотсон-Шутце, Уильям Б. Дайер и Эдмунд Стерлинг. Группа хотела отметить фотографию как искусство, но с особым акцентом на пикториализм и ряд техник, которые можно было использовать для манипулирования и изменения исходной композиции.Рождение Photo-Secession более или менее совпало с первым изданием влиятельного ежеквартального журнала Camera Work . Созданная Штиглицем и Штайхеном, Camera Work , для которой Стейхен разработал логотип и макеты страниц, а также написала эссе, выходила с 1903 по 1917 год. Второе издание было посвящено почти исключительно работе Штайхена, и за свою 14-летнюю историю Штайхен стал Camera Work наиболее частый участник (около 70 записей).Сотрудничество Стейхена с журналом было прервано в 1906 году, однако, когда он вернулся в Париж со своей семьей - Стейхен был женат в 1903 году на Кара Э. Смит, музыканте, которого он встретил во время своего предыдущего визита в Париж - до 1914 года. Чтобы внести свой вклад в Camera Work , его основная мотивация для возвращения во французскую столицу заключалась в том, чтобы сосредоточиться на своей живописи.

Средние годы

В 1910 году начали возникать разногласия между членами Фото-Сецессиона из-за различных мнений о колеблющейся художественной достоверности пикториализма.Был новый призыв к фотографическому стилю pure , который привнесет новые перспективы и детали в обычные или ранее игнорировавшиеся объекты во имя изобразительного искусства. Новая эстетика во второй половине десятилетия была вдохновлена ​​Полем Стрэндом, чья эстетика «Прямолинейности» осуждала все формы пикториализма. Группа Photo-Secession распалась примерно в это время, и сам Стейхен начал заниматься коммерческой фотографией. В 1911 году ему было поручено сделать фотографии для французского журнала Art et Décoration .Его изображения должны были сопровождать статью о французском модельере Поля Пуаре и теперь широко считаются первыми образцами модной фотографии.

Когда США вступили в Первую мировую войну в 1917 году, Стейхен присоединился к армии и помог создать фотоотдел, в конечном итоге став командиром и руководителем отдела аэрофотосъемки. В этой роли ему пришлось изменить свой подход к фотографии, отказавшись от своего стиля пикториализма в пользу более требовательного, реалистичного метода. Война также ознаменовала окончательный разрыв между ним и Штиглицем.Во-первых, Штиглиц не одобрял переход Стайхена к коммерческой фотографии, а во-вторых, у мужчин были противоположные взгляды на войну. Штиглиц, немец, в первую очередь беспокоился за безопасность своей семьи и друзей в Германии. Он также был обеспокоен практическими и коммерческими проблемами, такими как тот факт, что ему нужно было найти новый принтер для фотопечати Camera Work , которые до сих пор печатались в Германии. Со своей стороны, Стейхен поддерживал участие Америки в войне, и его больше беспокоила судьба Люксембурга (страны его рождения) и своей любимой Франции.К тому времени, когда война закончилась, Стейхен полностью пересмотрел свою фотографическую технику и полностью отказался от пикториализма и живописи. Он прокомментировал это: «Как художник я делал обои высокого качества с золотой рамкой вокруг [...], мы вытащили все нарисованные мною картины во двор и разожгли все это на костре [. ..] это было подтверждением моей веры в фотографию и открытием для меня совершенно нового мира ».

Он и Клара развелись в 1922 году после нескольких лет вражды.У пары было две дочери, Кэтрин и Мэри, но у них были сложные отношения с отцом, отчасти из-за обвинений Клары в неверности Стейхен. Штайхен женился на актрисе Дане Десборо Гловер в 1923 году. В том же году он вернулся в мир моды и занял пост главного фотографа Condé Nast , издателя таких престижных модных журналов, как Vogue и Ярмарка Тщеславия . Затем Штайхен эффективно изменил мир модной фотографии, сделав свои изображения haute couture более анимированными и изобретательными.Он также снял несколько портретов сановников и звезд сцены и экрана, включая Лилиан Гиш (в роли Офелии), Марлен Дитрих, Глорию Свенсон, Грету Гарбо и Пол Робсон. О своей фотосессии с Робсоном Стейхен сказал следующее: «Фотографируя художника, такого как Поль Робсон, фотографу дается исключительный материал для работы. Другими словами, он [фотограф] может рассчитывать на получение многого за бесценок. , но это не так уж важно, если фотограф не будет внимателен, готов и способен воспользоваться такой возможностью."

Спустя годы

Проработав 15 лет в индустрии моды, Штайхен закрыл свою студию 1 января -го , 1938. Когда разразилась Вторая мировая война, Штайхен занял свой второй военный пост в качестве директора военно-морской авиации. Фотографическое подразделение. Во время службы (благодаря которой он дослужился до капитана) он подготовил два шоу - Дорога к победе, и Сила в Тихом океане, - для Музея современного искусства и снял свой единственный фильм, a документальный фильм под названием The Fighting Lady .Фильм рассказывает о жизни одноименного авианосца и в 1945 году получил премию Оскар за лучший документальный фильм.

После войны Стейхен с 1947 по 1961 год занимала должность директора отдела фотографии в Музее современного искусства Нью-Йорка. В 1955 году он организовал и собрал выставку « Семья человека », выставку, которая объехала весь мир и за восемь лет ее посетили около девяти миллионов человек. Выставка, самая известная фотовыставка всех времен, объединила работы двухсот семидесяти трех разных фотографов, в том числе таких, как Ансель Адамс, Дайан и Аллан Арбус, Роберт Франк, Нора Дюма, Ли Миллер, Хенк Джонкер и Август Сандер.Стейхен работал над отбором изображений в течение двух лет и хотел показать широкий спектр возможностей, которые может запечатлеть фотография. В пресс-релизе того времени, когда он сказал: «[Фотографы] сфотографировали повседневную историю человека - его стремления, его надежды, его любовь, его слабости, его величие, его жестокость, его сострадание, его отношения к ближнему. видно в нем, где бы он ни жил, на каком бы языке он ни говорил, какую бы одежду он ни носил ».

В 1957 году Дана, его 34-летняя жена, умерла от лейкемии.Три года спустя 80-летний Стейхен женился на копирайтере Джоанне Тауб, на 53 года младше его. Они оставались вместе до его смерти в 1973 году, когда она стала хранительницей наследства своего мужа. На последнем курсе МоМА 14-летний мальчик по имени Стивен Шор позвонил Стейхену и спросил, может ли он показать ему некоторые из своих фотографий. Восхищаясь дерзостью мальчика, Стейхен разрешила ему записаться на прием и купила три изображения. Шор, известный в основном своей цветной фотографией, сделал долгую и успешную карьеру.

В 1963 году Стейхен опубликовал автобиографию Жизнь в фотографии . Он умер 25 марта 1973 года в возрасте 93 лет в своем доме на ферме в Западном Коннектикуте.

Наследие Эдварда Стейхена

Место Стейхена в пантеоне великих фотографов было обеспечено в молодости благодаря его вкладу в создание трех взаимосвязанных тел: группы Photo-Secession ; Camera Work и 291 Gallery . Вместе со своими коллегами он сыграл важную роль в создании постоянной основы фотографии среди современных пластических искусств, и поэтому его влияние можно проследить через целый ряд фотографических жанров.Однако наибольшее влияние он оказал на модную фотографию и портретную съемку в журналах. Известный историк фотографии Бомонт Ньюхолл прекрасно выразился, когда сказал, что «Вооруженный своим мастерством техники, блестящим чувством дизайна и способностью уловить в изображении личность натурщика, [Стейхен] начал создавать журнальные иллюстрации для творческий уровень ". Кураторы и искусствоведы Уильям А. Юинг и Тодд Брандоу пошли еще дальше, когда они предположили, что Стейхен «был одним из крошечных талантливых фотографов, которые подняли портретную съемку знаменитостей из статуса шаблонных рекламных кадров в эстетически сложный жанр."

Благодаря Штайхену в первую очередь - и по праву - он известен своими фотографиями, он также сыграл решающую роль в доставке работ выдающихся французских художников, таких как Роден, Сезанн и Матисс, в Соединенные Штаты. Его курирование выставки Family of Man тем временем предложил новые возможности для фотографических портретов как одновременно формы искусства и средства достижения более тонкого понимания сложностей человечества.

Штайхен был удостоен множества наград и наград за свою жизнь, включая Президентскую медаль свободы. (за работу в фотографии) в 1963 году.Он был предметом книг и выставок, а в 1974 году он был введен (уже входя в его консультативный совет) в Международный зал славы и музей фотографии. Тем временем в 1994 году выставка The Family of Man обрела постоянный дом в Люксембурге (место рождения Штайхена), где она разместилась в музее Штайхена. Возможно, последнее слово о его наследии должно быть за уважаемым американским поэтом Карлом Сандбергом, который так сказал о работе Стейхена: «Ученый и умозрительный философ стоит [за] лучшей картиной Стейхена.Они не передадут свой смысл и суть ни с первого взгляда, ни с первого взгляда - это проверка шедевров ».

Фотография Эдварда Штайхена, биография, идеи

Резюме Эдварда Штайхена

Очень немногие художники оказали влияние на американское фотоискусство, чтобы соответствовать искусству Эдварда Стайхена. Примерно с 1900 года он сыграл важную роль в установлении статуса американской фотографии как искусства через приверженность принципам пикториализма. После путешествий по Европе и пребывания в Париже он познакомился со многими из 20 величайших художников и исполнителей -х годов веков, помогая довести европейский модернизм до более широкого внимания американской публики благодаря его участию в галерее 291 в Нью-Йорке.Стейхен присоединился к американской армии во время Первой мировой войны, после чего отказался от пикториализма и живописи в пользу прямой фотографии. Он применил свое новое творчество в коммерческой фотографии, и многие считают, что он изобрел то, что стало известно как модная фотография. С началом Второй мировой войны Стейхен снова записался в армию, прежде чем возобновить свою карьеру в качестве директора отдела фотографии Нью-Йоркского музея современного искусства (MoMA). Находясь в MoMA, он курировал выставку «Семья человека», которая до сих пор считается самой успешной фотовыставкой всех времен.

Достижения

  • Вместе с Альфредом Штиглицем он помог сформировать группу Photo-Secession , стал соучредителем влиятельной квартальной Camera Work и основал знаменитую галерею 291 , и все это в течение первых пяти лет 1900-х годов. В этот ранний период своей карьеры Стейхен разделил свое время между импрессионистической живописью и фотографией. Он овладел навыками тонализма и многослойной цветной печати, известной как бихромат камеди.Этим методом он смог придать своим фотографическим изображениям импрессионистическое настроение (и, возможно, что-то из своей фотографической практики в его живописи).
  • После своего участия в Первой мировой войне в качестве члена армейского фотографического подразделения Стейхен полностью отказался от живописи и живописи в пользу более прямой формы фотографии. Стейхен пришел к выводу, что к фотографии следует относиться как к художественному средству на собственных условиях (другими словами, она не должна пытаться имитировать живопись).По сути, он начал заново как обычный фотограф. Прямая фотография требовала приверженности к высокой четкости и мельчайшим деталям изображения, и благодаря этому он привнес новый стандарт графического качества на страницы высококачественных журнальных публикаций, включая Vogue и Vanity Fair .
  • В рамках своей коммерческой деятельности Стейхен сделал множество портретов знаменитостей из различных слоев общественной жизни в течение 1920-х и 1930-х годов. Но именно портреты звезд сцены и экрана принесли ему славу блестящего портретиста.Стейхен осознал важность установления взаимопонимания со своим объектом и, подходя к своей портретной живописи как к сотрудничеству между фотографом и натурщиком, он обнаружил сверхъестественную способность уловить что-то из самой сути их ауры.

Биография Эдварда Штайхена

Эдуард Жан Штайхен родился в Биванже, Люксембург, в 1879 году. Его отец, Жан-Пьер, переехал в Соединенные Штаты в следующем году; Эдуард и его мать, Мари, последовали в 1881 году, когда его отец нашел работу на медных рудниках в Хэнкоке, недалеко от Чикаго.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *