Паоло роверси работы: Фотограф Паоло Роверси (Paolo Roversi)

Фотограф Паоло Роверси (Paolo Roversi)

Мир моды знает Паоло Роверси как загадочную и скрытную личность. Его очень не многие знают в лицо, но фирменный почерк мастера известен очень многим. Именно этот почерк востребован самыми известными модными журналами. Съемка всяческих фешн-показов мало интересует Роверси, так как он творит исключительно ради удовольствия. Из-за этого, его даже сравнивают с Рафаэлем. Деньги мало интересуют мастера. Он даже нанял менеджера, который заведует финансами, чтобы сам Паоло не отвлекался на пустяки. Однако одна фешн-съемка для глянцевого журнала обойдется заказчику в 40 000 евро, а это трудно назвать пустяком. Несмотря на баснословную сумму, желающие заказать услуги Роверси находятся. Стоит заметить, что Паоло Роверси один из самых востребованных фешн-фотографов в мире.

В 1947 году в маленьком городе Равенна, который находится в северной части Апеннинского полуострова, родился Паоло Роверси. В подростковом возрасте вместе с родителями Паоло отправился на отдых в Испанию. Именно там он был захвачен искусством фотографии. Парнишка на столько увлекся фотографией, что вернувшись домой, вместе со своим приятелем Батиста Мингуцци организовал фотолабораторию в подвале своего дома. Первые уроки

Паоло Роверси получил от местного фотографа, часами не вылезая из его фотостудии.

В 1970 году молодой фотограф уже зарекомендовал себя хорошим портретистом. 1971 год ознаменовал для Роверси новый виток его карьеры. В Равенне состоялась встреча с Питером Кнаппом, редактором журнала Elle . Осенью 1973 года он пригласил талантливого фотографа в Париж, где Роверси остался навсегда.
Первое время Паоло был обычным репортером в агентстве Huppert. Через некоторое время он обзавелся связями и приблизился индустрии модной фотографии. На тот момент Роверси был увлечен фотожурналистикой и мало знал о фешн-фотографии. но познакомившись с работами Ньютона, Пенна, Аведодна и многих других, искренне проникся этим жанром.

Паоло Роверси знал, что для того, чтобы стать знаменитым фотографом в новом для него жанре, нужно, прежде всего, учиться. Поэтому в 1973 году он устраивается помощником к фотографу из Англии Лоренсу Секманну. Характер Секмана был очень скверен, поэтому все прежние помощники не выдерживали больше недели. Роверси же был с ним до последнего, всё время впитывая бесценный опыт мастера. Иименно Секманн дал Роверси бесценный урок о том, что камера должна быть статичной, но фотограф - ни в коем случае. Этой мудростью Роверси пользуется всю жизнь. Паоло понял, что нужно постоянно придумывать что-то новое, ведь копии никому не интересны. После того, как Лоренс Секманн ушел из жизни, Паоло начинает заниматься сольной карьерой. Он работает на Depeche Mode, Elle и Marie Claire. Всемирная известность пришла в 1980 году, благодаря контракту с Кристиан Диор. Именно тогда Роверси впервые провел съемку на Polaroid, который позволил получать снимки с самой непредсказуемой цветопередачей. Именно эти фотографии становятся фирменным стилем фотографа, который принес ему всемирную известность.


Техника Роверси основана на больших выдержках и использовании световой кисти. Сам мастер заявляет, что, прежде всего, его секрет - это не техника, а модели. Роверси, раскрывает в своих объектах съемки внутренний мир. Порой, из четырехсот моделей, которые приходят на кастинг, мастер не выбирает ни одной. Такая скрупулезность и внимание к мелочам не могли не отразиться на качестве работ фотографа. Роверси считает, что снимок зависит больше не от фотографа, а от модели.
На снимках Паоло трудно найти улыбающиеся лица. Более того, в большинстве случаев они печальны, но при этом прекрасны. Необычный мир, созданный Роверси очень тонкий и хрупкий, что от малейшего дуновения кажется что он исчезнет. При всем при этом, фотографии Паоло Роверси всегда были востребованы самыми популярными глянцевыми журналами. Среди них: New York Times Magazine, Vogue, W Magazine, ID. Это не полный список, так как он слишком велик, чтобы уместить в статью. Кроме того Роверси отснял огромное количество рекламных кампаний для именитых домов моды и различных брендов. За последние 25 лет Роверси практически не покидал свою студию. Но как-то он совершил путешествие по Индии и Йемену. Там он отснял большое количество материала. Позднее Паоло издал книги с портретами из этой экспедиции. Они вышли под названием Al Moukalla и ANGELI. 2005 год ознаменовал четверть века, который фотограф отдал фотографии. В честь этого Паоло выпустил книгу под названием «Студия».





Источник: creativestudio.ru

Итальянский фэшн-фотограф Паоло Роверси

Фотомодели в его снимках предстают в нетипичном для индустрии образе эфирных, эротичных и изысканно красивых муз. «Я всегда в поисках красоты. Она увлекает меня целиком, и всё время подталкивает к поискам чего-то нового», – говорит фотограф.

 

Паоло Роверси (Paolo Roversi) появился на свет в 1947 в Равенне. Интерес к фотографии у него зародился в юные годы во время семейной поездки в Испанию, возвратившись из которой он организовал дома в подвале фотолабораторию, и учился распечатывать снимки вместе с другим фотолюбителем, местным почтальоном Батистой Мингуцци.

Профессиональная карьера Роверси берёт начало в 1970 году, когда он стал сотрудничать с Associated Press. Но с фотожурналистики Паоло вскоре переключился на жанр модной фотографии. В 1974 году его взял в помощники британский фотограф Лоуренс Сакмен (Laurence Sackman), в ассистентах у которого мало кто смог продержаться дольше недели. Сакмен славился скверным характером, но именно у него Роверси научился всему, что следовало знать профессиональному фотографу.


Паоло Роверси

Сакмен научил меня творить. Он всегда пробовал что-нибудь новое, даже если снимал на одну и ту же фотокамеру с одной и той же осветительной установкой. Его подготовка к съёмке отличалась почти военным подходом. Но он всегда говорил, что штатив и камера должны быть хорошо зафиксированы, а глаз и ум – свободными.

В начале 1980-х Роверси принесли известность крупноформатные фотографии, снятые на Polaroid. Вскоре он превратился в одного из ведущих мастеров в своей отрасли. Его первые работы в жанре модной фотографии опубликовали в Marie Claire, затем в Elle, Depeche Mode, Italian Vogue, Vogue UK, Vogue Paris, Vanity Fair, W Magazine, Interview и в других журналах. Он снимал рекламные кампании для известных на весь мир брендов – Dior, Cerruti, Comme des Garcons, Yves Saint Laurent, Valentino и Alberta Ferreti.

Паоло Роверси – лауреат многочисленных наград, а его фотографии представлены в различных монографиях и выставках. С 1973 года он живёт в Париже.

В каждом портрете очень важны глаза. Не могу объяснить технически, почему объект съёмки выглядит глубже, трогательнее, человечнее, если фотограф использует длинную выдержку, но это так. Портреты получаются гораздо более глубокими, – убеждён Паоло Роверси.


Амира Казар


Ванесса Паради


Ванесса Паради


Ванесса Паради


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Наталья Водянова


Жизель Бюндхен


Жизель Бюндхен


Жизель Бюндхен


Жизель Бюндхен


Жизель Бюндхен


Жиневье Ван Синус


Кейт Мосс


Кейт Мосс


Кейт Мосс


Лара Стоун


Лара Стоун


Надя Ауэрман


Надя Ауэрман


Надя Ауэрман


Надя Ауэрман


Натали Портман


Саша Пивоварова


Саша Пивоварова


Саша Пивоварова


Саскиа де Брау


Саскиа де Брау


Саскиа де Брау


Стелла Теннант


Таша Тилберг


Влада Рослякова


Анджела Линдвэлл


Анджела Линдвэлл


Аризона Мьюз


Аризона Мьюз


Одри Марне


Шарлотта Генсбур


Дамарис Годдри


Дэниэл Муртаг


Дарья Вербова


Фрея Беха Эриксен


Джемма Уорд

Смотрите также:

Экстравагантные фотографии моды Брайана Зиффа

Модные фотографии, полные сказочного сюрреализма. Фотограф Тим Уолкер

Фэшн-фотографы. Эстетика, гламур и контрасты в модной фотографии

Вечные музы – коллекция портретов знаменитых женщин

Культовый фэшн-фотограф Герб Ритц

Paolo Roversi - Catwalk Yourself

Паоло Роверси родился в Равенне в 1947 году. Его интерес к фотографии начал проявлятся в подростковом возрасте, во время семейного отдыха в Испании в 1964 году. Вернувшись домой, он с другим любителем, местным почтальоном Баттиста Мингуцци, создал тёмную комнату в подвале. Вместе, они начали разрабатывать и печатать свои чёрно и белые ‘творения’.

Вскоре после этого, Роверси начал работать с местным профессиональным фотографом Невио Натали:, Паоло провёл много часов в его студии, понимая важность обучения. Также они стали крепкими друзьями.

В 1970 году он начал сотрудничать с Associated Press: на его первом задании он был отправлен на похороны Эзра Паунда в Венеции. В том же году вместе со своим другом Джанкарло Джрамантиери, он открыл свою первую портретную студию, где фотографировал местных знаменитостей и членов их семей.

В 1971 году он познакомился с Петром Кнапп, арт-директором журнала Elle. По приглашению Кнаппа, Паоло побывал в Париже в ноябре 1973 года, где проживает до сих пор. Там, он начал работать в качестве репортёра агентства Хьюперта, но мало-помалу, через его друзей, он стал приближаться к индустрии моды.

Фотографы, которые действительно интересовали его, тогда были журналистами. В тот момент, он ничего не знал о моде и о фэшн фотографии. Только позднее, он обнаружил работы Аведона, Пенна, Ньютона, Бурдена и многих других.

Британский фотограф Лоуренс Сэкмэн взял Паоло в качестве помощника в 1974 году.

“Сэкмэну было очень трудно. Большинство помощников сбегали от него, но он научил меня всему, что должен знать профессиональный фотограф. Сэкмэн научил меня творить. Он всегда пробывал новые идеи, даже если не всегда использовал ту же камера или вспышку. Он был почти как военный, вечно готовый к съёмке. Он всегда говорил: “Штатив и камера должны быть хорошо зафиксированы, но ваши глаза и ум должен быть свободны».

Вскоре, Паоло начал работать для таких журналов, как Elle и Depeche Mode, до того как Marie Claire опубликовал его первую историю жизни.

Более широкое признание ему принесла рекламная кампания для Christian Dior в 1980 году, тогда же он начал использовать 8х10″Polaroid, который стал его визитной карточкой.

В середине 1980-х годов индустрия моды очень хотела выпустить каталог, который позволил бы фотографам выразить своё творчество. Работы Паоло для Comme Des Garcons, Yohji Yamamoto, Romeo Gigli дали ему такую возможность. Во время своего путешествия в Индию и Йемен, он сделал много портретов, которыми сегодня можно восхищаться в его книгах Angeli и Al-Moukalla.

 

Август под именем Джульетты. Две фотовыставки в «Белой галерее»

Фото: ЕВГЕНИЙ БЕКАРЕВ

В Белой галерее «Победы» в Новосибирске проходит выставка фотографий Паоло Роверси «В поисках Джульетты» календаря Pirelli 2020. Кроме итальянской истории, «Победа» вдохновилась «поисками Джульетты» и создала свой проект, тематически продолжающий эту фотоисторию. Известная фэшн-фотограф Ольга Шпак и команда из стилистов и видеографа 19 августа открыли вторую выставку.

В начале августа Белая галерея, выставочное пространство «Победы», возобновила свою работу и представила экспозицию фотографий известного календаря Pirelli 2020 года. Для создания 47-го выпуска календаря компания по производству покрышек Pirelli впервые пригласила к сотрудничеству итальянского фотографа. Один из самых известных и востребованных фэшн-фотографов современности Паоло Роверси родом из Равенны, но уже более 40 лет он живет и работает в Париже. Роверси снимает для Vogue, ELLE, Depeche Mode, Marie Claire и работает с модными брендами Yohji Yamamoto, Dior, Yves Saint Laurent, Valentino. Последняя работа Паоло Роверси — июльская обложка Vogue Italia, для журнала он снимал Монику Беллуччи и ее дочь Деву Кассель.

Для Паоло Роверси история Джульетты, которая влюбилась в своего врага, «символизирует безграничность и всемогущество любви — силы, которая движет каждым нашим поступком». На роль Джульетты были приглашены известные девушки из мира современного кино, музыки и искусства: Клэр Фой, Эмма Уотсон, Кристен Стюарт, Миа Гот, Крис Ли, Индия Мур, Росалия, Стелла Роверси и Яра Шахиди.

Съемки проходили в два этапа. Сначала девушек фотографировали в момент прибытия на съемочную площадку, без сценических костюмов и макияжа. Участницы проекта рассказывали Паоло Роверси о том, кем для них является Джульетта. На следующем этапе модели снимались уже в образе шекспировской героини.

Выставка «В поисках Джульетты» в Белой галерее сопровождается насыщенной культурной программой. По выходным проводит авторские экскурсии поэтесса и старший преподаватель НГУ Саша Зайцева. В будние дни проводятся лекции о музыке, литературе и искусстве. Например, лекцию «Дизайн. Искусство. Нарушители границ» провел член Союза дизайнеров России Юрий Нечай, на которой он вместе со слушателями выяснял, где проходит тонкая грань между искусством и дизайном. Увидеть экспозицию фотокалендаря и погулять по залам Белой галереи можно каждый день до 13 сентября.

Знаменитый календарь Pirelli уже несколько лет выставляется в музеях по всему миру, но именно в Новосибирске его решили дополнить собственной фотоисторией.

Для съемок тематического продолжения фотовыставки Pirelli Центр культуры и отдыха «Победа» специально пригласил фэшн-фотографа Ольгу Шпак. Она профессионально занимается фотографией с 2011 года. Ее работы экспонировались в Италии, Франции и Южной Корее, публиковались в итальянских (например, в Vogue) и французских журналах, в Новосибирске проходили ее персональные выставки.

«Джульетта Ольги Шпак — киногероиня, она и режиссёр, и оператор, и актриса, и даже зрительница. Выбранное место для съемки — кинотеатр «Победа» — аллюзия на знаменитые строки Шекспира. Реальность кинотеатра условна, поэтому девушка так легко меняет роли. Серия фотографий отображает путь героини. Из замкнутого и тесного пространства проекционной комнаты через пустынные кинозалы сквозь галерею мы следуем за Джульеттой, которая, оказываясь на крыше, из условной реальности кинотеатра попадает в реальность города», — говорит куратор выставки Антон Ниязов.

«Джульетта. Дубль ДВА» — результат командной работы. Помимо фотографа Ольги Шпак над проектом работали стилист Максим Борисов, который подбирал образы для Джульетты, и визажист Евгения Измайлова. В прическах и макияже она соединила черты эпохи Возрождения и современные тенденции мира моды.

«Моделями стали юные девушки от 14 до 20 лет. В них мы увидели всё то, что находим в Джульетте — невинность, хрупкость, нежность, дерзость, загадку», — комментирует Ольга Шпак.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через наши группы в Facebook и ВКонтакте Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Paolo Roversi - журнал Dinara D`ORO — LiveJournal

    Паоло Роверси (Paolo Roversi) - один из лучших и успешных модных фотографов мира со стажем, который на фоне повсеместных штампованных рекламных съемок может позволить себе заниматься искусством. Сегодня глянцевые журналы готовы тратить за фэшн-съемку с характерным почерком Роверси до 40 тыс. евро за в 12-16 полос.
   В мире моды его любят за умение играть с привычными образами топ-моделей, превращать обычные вещи в неординарные, обращаться к прошлому, к истории искусства, находя там вдохновение для создания чего-то действительно нового, ультрасовременного, настоящего и живого.

Паоло Роверси родился в 1947 году в итальянском городе Равенна. Фотография увлекла его еще в юношестве, когда он пробовал делать свои первые снимки во время семейного отдыха в Испании в далеком 1964 году. По возвращении домой он на пару со знакомым фотографом любителем обустроил в погребе небольшую фотолабораторию, в которой и начало происходить таинство печати черно-белых снимков.

сам Paolo Roversi

  В те годы фотоделу мало где можно было научиться, поэтому все тонкости постигались методом проб и ошибок на собственном опыте. Дальнейшему развитию таланта молодого Паоло поспособствовала встреча, а впоследствии и крепкая дружба с местным профессиональным фотографом Невио Натали, в студии которого Роверси проводил большую часть своего времени, стараясь перенять мастерство.
В 1970-м Паоло Роверси начал сотрудничать с Associated Press, где со съемки похорон американского поэта Эзры Паунда в Венеции началась его карьера газетного фоторепортера, однако вскоре его перестали посылать на митинги и футбольные матчи и стали заказывать первые портретные съемки. В 1971 году Роверси посчастливилось познакомился с арт-директором журнала журнала «Elle» Питером Кнаппом, по приглашению которого осенью 73-го он навсегда переехал в Париж. Продолжая заниматься репортерской съемкой и знакомясь с журнальной и артистической элитой, фотограф всерьез заинтересовался и фэшн-фотографией. Как вспоминает сам Роверси, когда он начинал, модных фотографов было очень мало, поэтому ему не стоило большого труда стать одним из них.

   В 1974 году британский фотограф Лоренс Секманн взял Роверси в ассистенты. Работать с Секманном было непросто, редко кто из предыдущих его помощников выдерживал больше недели и сбегал от мэтра, но у него Паоло научился всему, что помогло в дальнейшем стать фотографом с мировым именем. Лоренс Секманн всегда говорил: «Твоя камера неподвижно закреплена на штативе, но твои глаза, мысли и воображение должны быть свободными». Так, благодаря своему учителю, Роверси обрел творческое видение.
После смерти Лоренса Секманна Паоло начинает сольную карьеру фотографа и работает на Elle, Depeche Mode и Marie Claire.
Всемирная известность пришла к Роверси в 1980 году, после большого контракта с Кристиан Диор. Тогда фотограф впервые сделал снимки формата 8х10 дюймов на Polaroid, впоследствии именно эта техника моментальной фотографии, раритетной и нераспространенной в наши дни, стала его фирменным стилем.

   Техника Паоло Роверси основана на длинных выдержках и работе «световой кисти». Он снимает на редкие камеры Deardoff, Rollei и Leica, делающие снимки с великолепной проработкой деталей. Но, как говорит сам мастер, его секрет заключается не столько в технике, сколько в объектах съемки. Роверси, в первую очередь, ищет в своих моделях выразительность и внутреннее содержание. Иногда из трехсот моделей, пришедших к нему на кастинг, фотограф не останавливается ни на ком. Естественно, что такая избирательность не могла не отразиться на снимках Роверси. Он не считает, что от фотографа зависит все. Многое, как он говорит, уже содержится в самой модели, если ее внешность проходит его «цензуру».

   На снимках, сделанных Паоло Роверси практически отсутствуют улыбающиеся лица. У них даже нет намека на улыбку, и все же они прекрасны. Мир, созданный Роверси, кажется таким тонким и хрупким, что создается впечатление, будто они могут исчезнуть от малейшего дуновения. Как бы то ни было, фотографии Роверси всегда интересовали самые популярные журналы, среди которых такие, как Vogue, ID, New York Times Magazine, W Magazine и это далеко не полный список, не считая огромного количества рекламных компаний именитых домов моды и брендов одежды, которые он отснял.

   В своих интвервью он говорит: «В общем-то, мои фотографии – это портреты. Мои ню – это тоже портреты. И в каждом портрете самое важное – это глаза. Я не могу технически объяснить, почему взгляд модели более глубок, более трогателен, более человечен, если фотограф использует длинную выдержку, но это так. Я понял это, изучая опыт самых первых фотографов, которые в силу технических особенностей фотокамер того времени были вынуждены использовать длинные выдержки. И портреты выглядели гораздо более глубокими, таинственными».

Немногие из его работ:


Tilda Swindon 2005 & John Galliano 2006


Sasha Pivovarova.Italian Vogue [sep2007]


'FAMILY CIRCUS'

Gemma Ward.Italian Vogue 2004

Milla Jovovich.Mixte [dec1997]



Marta Berzkalna.Italian Vogue 2006


Лиу Вен для Vogue China [Сентябрь 2010]

Источники:
http://alldayplus.ru/design_art_photo/photo/295-fashion-photo-photographer-paolo-roversi-fotograf-paolo-roversi.html
http://quqe.ru/517-cherno-belye-fotografii-paolo-roversi-12-foto.html
http://www.waroftheworldsfilm.com/vustav~1/default.htm
http://www.shot-spb.ru/blog/bolshoj-format-%E2%80%93-bolshoe-plavanie/
http://www.liveinternet.ru/users/3449245/post131747569/
http://www.creativestudio.ru/articles/paolo_roversi.php

100 фотографов. Быть Паоло Роверси | Нездоровый образ жизни

Есть два фэшн-фотографа чьи работы я узнаю из тысячи. Нет, три. Паоло Роверси, Тим Уолкер и Давид Лашапель. Как, как они это делают? Первым решила “разобраться” с Роверси.

Умные дяди пишут, что нет смысла читать истории успеха. Стоит изучать истории неуспеха, потому что у каждого великого свой рецепт, а вот грабли на пути у всех одни и те же. Отчасти я с этим согласна, однако изучение биографий лучших из лучших фотографов избавило меня от некоторых сомнений мешающих жить и творить. В том числе и биография Паоло Роверси.

Посмотрите на фото, а теперь скажите, вы бы когда-нибудь подумали, что автор этой карточки начинал репортажником?

О, да! Роверси снимал для Associated Press. И это меня вдохновило. Значит ничего страшного в метании от портретных а-ля фэшн фотосессий до стрита нет. Но хватит литературных отступлений!

Карьеру фотографа Роверси начал в непростые для Италии годы. 70-е получили название “Свинцовые”. Несмерившиеся с падением режима Муссолини и фашизма собирались в движения. Митинги, попытки переворота, теракты. Другое дело Франция, где в 70-е был взят курс на улучшение жизни людей, развития промышленности и в целом экономики страны. В мире продолжалась сексуальная революция. Глянец печатал вызывающие снимки Хельмута Ньютона и шокирующую рекламу Ги Бурдена.

В 1973 году после знакомства с арт-директором журнала Elle, Роверси уезжает в Париж, где продолжает карьеру репортера. Однако вскоре решает переключиться на съемку портретов и идет в ассистенты к Лоуренсу Сэкману. По словам Паоло именно Лоуренс научил его различным световым схемам, до понимания которых сам Роверси шел бы долго.

Заметным в фэшн мире, можно даже сказать - признанным, Роверси становится в 1980-х после съемки рекламы для Cristian Dior. Именно тогда он впервые использует Polaroid и старую фототехнику.

Почему это так “выстрелило” тогда? Как мне кажется, Роверси попал в главный тренд моды 80-х - переосмысление прошлого (классики). Снимать современные образы, которые есть переосмысленные образы прошлого - так как это делали фотографы прошлого века - не это ли ключ успеха Паоло Роверси?

1970-е репортажный фотограф

1980 - наши дни один из мировых фэшн фотографов

Примечательно, что когда Роверси спрашивают на кого он смотрел, кем вдохновлялся, он отвечает - работами фотографов прошлого и живописью.

Пожалуй в современной фэшн фотографии Паоло Роверси первый и единственный кто так работает со светом и все ещё снимает на старые камеры 8х10.

Тот самый палароид + световая кисть, нереальные портреты людей и вещей - вот как бы я описала Роверси.

Как-то на МК в Москве он сказал:”все, что я снимаю - это портрет. Даже если это стул, то портрет стула”.

Если говорить о технической стороне работ Паоло Роверси, то для его фотографий характерна длинная выдержка, световая кисть и модель в образе, который можно увидеть разве что на театральной сцене или в фентезийном фильме. Как сам Роверси говорит, его студия - это театр.

И да, на фотографиях Роверси женщины-загадки и нереальная одежда. Вычурные образы, невероятный свет и цвет.

Если сказать в одном предложении, то Роверси - это фэшн-фотограф, который снимает светопись на палароид.

Что внутри: Выставка фотографий Паоло Роверси Birds

Уникальный визуальный стиль

В музее современного искусства в Далласе (Dallas Contemporary) откроется выставка, посвященная фотографу Паоло Роверси. Экспозиция под названием Birds станет первой североамериканской выставкой легендарного модного фотографа. Выставка представит более 40 работ Роверси и будет посвящена его сотрудничеству с брендом Comme des Garçons и его основательницей Рей Кавакубо.

Выставка исследует то, как Роверси использует движение в фотографии, его уникальный визуальный стиль, в котором модели позируют словно абстрактно, часто напоминая приземление или взлет птиц.

"Мое сотрудничество с Рей Кавакубо имеет давнюю историю, и каждый раз работа с ней — это новое вдохновляющее приключение. Поскольку Dallas Contemporary открыт для всех видов искусства, включая моду, это казалось хорошей возможностью показать мои работы вместе с ее", — рассказал фотограф.

На выставке покажут, как известные фотографии Роверси, так и работы, которые ранее не были опубликованы.

Выставка откроется 30 января и будет работать до 22 августа.

Читайте также: Рей Кавакубо: "Создавать мужскую одежду интереснее"

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

Спасибо!

Ваша подписка на наш дайджест оформлена. Добро пожаловать в сообщество L’Officiel!

СПАСИБО, ЖДУ ОБНОВЛЕНИЙ

Паоло Роверси: «Фотография - это открытие другого измерения» | Творческий класс, Люди

МИЛАН, Италия - Паоло Роверси, кажется, никогда не торопится. В очках, с мягким голосом джентльмен с пронзительными сине-зелеными глазами, которые выглядят одновременно любознательными и мечтательными, легендарный линзмен находит время, чтобы выразить свои мысли, точно так же, как он медленно и осторожно настраивает элементы на своих фотографиях. «Меня не интересует повседневность или банальность. Они не несут для меня никаких эмоций », - говорит Роверси - мастер мечтательного, фантастического и неземного, - спокойно сидя на крошечном красном бархатном диване, пока вокруг него кипит шум активности.

Мы находимся в роскошных Appartamenti del Principe на верхнем этаже миланского Палаццо Реале, где Роверси устанавливает «Паоло Роверси, Истории», центральную часть второго фотофестиваля Vogue, куратором которого является Алессия Главиано, фоторедактор итальянского Vogue. - который во время правления Франки Соццани стал платформой для создания имиджа, выходящего за рамки границ, этот подход продолжил нынешний редактор журнала Эмануэле Фарнети.

Stella, Париж 2011 | Фотография: `` Паоло Роверси

''.

«Каждая фотография для меня - это небольшая история», - продолжает Роверси.Отсюда название шоу - и его необычная постановка. Девять комнат квартиры, каждая из которых отличается от другой, все восхитительно украшены замысловатыми гобеленами, позолоченной лепниной и мраморными полами, каждая содержит различные подборки фотографий, в том числе полную серию неопубликованных портретов Рианны - фрагменты со съемок обложки альбома. Вместе они подчеркивают как широкую выразительность, так и поразительную последовательность работы Roversi oeuvre , характеризующейся поразительно живописной чувственностью, пропитанной классическим чувством красоты.

«Моя страсть к фотографии возникла совершенно случайно, когда я был подростком во время поездки в Испанию. В то время меня гораздо больше интересовали слова и стихи», - вспоминает Роверси. Вскоре после того, как он обратился к фотографии, он построил темную комнату в подвале своего дома, а затем открыл портретную студию в своем родном городе Равенна, жемчужине морского порта в провинциях центральной Италии с глубокими историческими связями с Востоком, примером чего может служить богатая византийская эпоха. мозаики и восточная архитектура церкви Сант-Аполлинаре.

Упоминание - это не просто суета истории искусства: своеобразие местного искусства и даже местный свет явно оставили глубокий эстетический отпечаток на юном Роверси. «Я не работал упорно и упорно, чтобы развить свою фотографическую подпись. Она органично возникла сама по себе, и я считаю ее глубоко итальянской, - говорит он. - Моя мягкая строгость и мой аскетизм итальянские. Моя духовность итальянская. Итальянский. Все это произошло без рациональной разработки. Художник просто питается тем, что видит вокруг.Чем больше это питание бессознательно, тем глубже оно становится ».

Удивительно, но Роверси начал свою карьеру в документальной фотографии. Его первое задание - охватить похороны Эзры Паунда в Венеции в 1972 году - было для Associated Press. Но Роверси ушел в моду в середине семидесятых после приглашения в Париж от арт-директора журнала Elle Питера Кнаппа и вскоре после этого разработал туманный, сюрреалистический стиль, который настолько далек от документального, насколько это возможно.

Меня не волнуют миллионы пикселей цифрового изображения.Меня интересует примитивный фотографический процесс: изображение появляется как привидение.

Изображения Roversi, в значительной степени лишенные реквизита и отвлекающих факторов, источают непреходящую силу и магнетическую мягкость. Объект неизменно находится прямо в центре поля, залит светом и наполнен неосязаемой аурой. Эффект таинственный, даже пугающий, как если бы его женщины - они явно нравились ему больше, чем мужчины - появлялись из параллельного измерения, или туманные воспоминания о быстро исчезнувшем сне.В его работах есть повествовательные полосы, без того, чтобы изображения выглядели кинематографичными. Классические итальянские картины - постоянный ориентир.

На миланской выставке серия портретов модели Джеммы Уорд, занимающая всю стену, посвящена мастеру эпохи Возрождения Антонио дель Поллайоло. «Мне не нравится поверхностность, но я стараюсь смотреть на то, что скрывается за объектом», - объясняет Роверси. «Фотография для меня - это не изображение, а открытие другого измерения. С помощью камеры я легко касаюсь другой жизни, открывая дверь в другой мир.”

Действительно, работа Роверси открывает двери в мир широкий и разнообразный. Оставаясь верным своей эстетике, он публиковал рассказы повсюду, от итальянского Vogue, где Соццани был одним из первых победителей, до остроумной библии в лондонском стиле i-D. «Мне нравится адаптировать свой стиль к изданию, в котором я работаю, и мне нравится общаться с сильными и самоуверенными модными редакторами», - говорит Роверси.

Студия

, Париж 2002 | Фотография: `` Паоло Роверси

''.

Тем не менее, где бы они ни появлялись, картинам Роверси всегда удается выглядеть одновременно актуальными и вневременными, сохраняя магию олдскульных дагерротипов.Роверси осознает свое обоюдоострое отношение ко времени, которое он объясняет особенностью самой фотографии. «Время фотографий приостановлено: как только вы фиксируете момент, момент исчезает, но он также остается в ловушке на поверхности фотографии», - говорит он.

В 1980 году Роверси начал использовать формат Polaroid 8 'x 10', который стал его торговой маркой. Отчасти из-за того, что он предпочитает широкоформатную камеру, Роверси всегда предпочитал работать в студии. Для него также очень важна медлительность, что, вероятно, и отличает его от модного мира быстро меняющихся причуд.Его студия на левом берегу Парижа, метко названная Studio Luce, представляет собой здание сороковых годов, напоминающее старинное художественное ателье.

«Я работаю как все художники: со светом, который исходит из окна. Я предпочитаю вычитать, а не прибавлять: я не хочу, чтобы вокруг моих объектов было что-то, что увеличивало бы человека. Для меня фотография - очень интимный акт, и в моей студии это происходит в моем собственном темпе », - говорит он.

« Работа с модой - это прекрасно, потому что создание изображений может быть абсолютно творческим и удаленным от реальности », - говорит он. продолжается.«Речь идет о фантазии, ткани, изобретении. Однако для того, чтобы работать, модная фотография должна функционировать двумя способами: это должен быть портрет женщины в платье, а также портрет платья, которое носит женщина ».

Это может объяснить, почему в своем туманном низком разрешении изображение Roversi никогда не вращается вокруг последних модных тенденций - или никогда не придает им ненужного значения. Проявляется непреходящая сила воображения. Это особенно заметно в его коммерческой работе.

Наталья, Студия 9 рю Поль Форт | Фотография: `` Паоло Роверси

''.

Мягкое восприятие мужественности Нино Черрути в 90-х, а также мультикультурная поэзия Ромео Джильи в конце 80-х никогда не были бы столь убедительны без Роверси. «Мне посчастливилось работать с некоторыми из лучших дизайнеров мира. Такие создатели, как Рей Кавакубо или Йоджи Ямамото, являются для меня постоянным источником вдохновения. Мне нравится ходить на их шоу, погружаться в их миры», - восторгается он.Следующий коммерческий проект Роверси будет задействован в архивах Dior, а его внимание будет обращено на оригинальные изделия господина Диора 1940-х и 1950-х годов, оживленные новыми молодыми моделями.

В последние годы Roversi начала работать с цифровыми фотоаппаратами. «Технически важно быть открытым, - говорит он. - У меня был лучший учитель в этом смысле. Британский фотограф Лоуренс Сакманн взял меня в качестве своего ассистента в 1974 году. Он был очень трудным. Большинство помощников продержались всего неделю. Но он научил меня всему, что мне нужно было знать, чтобы стать профессиональным фотографом.Сакманн научил меня творчеству. Готовясь к съемкам, он был почти по-военному. Тем не менее, он часто говорил: «Ваш штатив и камера должны быть хорошо закреплены, но ваши глаза и разум должны быть свободны».

Тем не менее, Роверси критически относится к большей части цифровой фотографии. "Честно говоря, меня не волнуют миллионы пикселей цифрового изображения. Меня интересует примитивный фотографический процесс, когда изображение выходит из темноты и выглядит как призрак. Процесс экспонирования к свету вырезано в моем сознании."

Статьи по теме:

Глаз отступника Юргена Теллера

Страна фантазий Брюса Вебера

Рей Кавакубо: боль панка

Паоло Роверси и Рей Кавакубо отметили на новой выставке

Новая выставка фотографий Паоло Роверси - ода Рей Кавакубо

Первая персональная выставка итальянского фотографа Паоло Роверси в музее США посвящена его отношениям с модельером Comme des Garçons Рей Кавакубо

Паоло Роверси, уважаемый итальянский модный фотограф, известный своими поэтическими живописными работами, стал предметом открытия новой выставки в Dallas Contemporary.Выставка подчеркнет его творческое сотрудничество с модельером Рей Кавакубо, которое длится почти четыре десятилетия, и представит более 40 работ, некоторые из которых хорошо известны, а другие никогда не видели. Авангардная одежда Кавакубо, в которой панк сочетается с романтикой, которую Роверси видит в его сказочном стиле жестов, представляет собой неотразимое произведение искусства.

Первоначально планировалось открыть в марте 2020 года, но путь к запуску не был прямым (к сожалению, ретроспектива Роверси в его родном городе Равенна на севере Италии также сорвалась в прошлом году).В свете новостей о том, что Dallas Art Fair отложила апрельское мероприятие до сентября 2021 года, Питер Дорошенко - исполнительный директор Dallas Contemporary, который был одним из кураторов выставки вместе с независимым куратором Деннисом Фридманом - демонстративно заявляет, что выставка продолжится. Ограничения на поездки из-за пандемии не позволили Роверси, живущему в Париже, посещать галерею во время инсталляции шоу. Независимо от того. «Мы отправили ему сотни видеоклипов о космосе», - объясняет Дорошенко из Далласа.«У него был особый дизайн, который мы создали, разделенный на две части, одну черную и одну белую».

Вверху: Norton, Paris 2018. Ниже: Audrey, Paris 1996. © Паоло Роверси,

Шоу под названием «Птицы» объединяет объединяющую тему «мобильность»; тема, которая, хотя изображения Роверси, безусловно, изображены, кажется необычайно острой в то время, когда большинство из нас ее лишены. Многие из его фотографий обладают неотъемлемым чувством движения, абстрактно запечатлевая модели в позах, напоминающих приземляющихся или взлетающих птиц.«Его работы вызывают движение, будь то движение камеры или что-то размазанное на объективе», - говорит Дорошенко. «Он даже использует ошибки, которые он делал в прошлом, как новые элементы в своих финальных образах».

Серия встреч в Париже, начавшаяся летом 2019 года между Роверси и Дорошенко, породила идею шоу. «Мое сотрудничество с Рей Кавакубо имеет давнюю историю, и каждый раз работа с ней - это новое вдохновляющее приключение», - говорит Роверси. «Поскольку Dallas Contemporary приближает все виды искусства, включая моду, это казалось хорошей возможностью показать мои работы вместе с ее работами.’

Модная фотография занимала центральное место в программах Dallas Contemporary на протяжении последнего десятилетия. «Мы включили его, поскольку мы находимся в районе дизайна, и для нас важно показать все аспекты того, что означает слово« дизайн », - говорит Дорошенко, который продюсировал шоу для Юргена Теллера, Брюса Вебера, Марио Тестино и инициировал работал с Питером Линдбергом до его безвременной кончины. «Все фотографы очень высоко отзывались о Паоло, говоря, что он последний из великих европейских фотографов моды.’§

Автопортрет, Париж 2011 Паоло Роверси

Паоло Роверси - Studio Luce

Муниципалитет Равенны, Департамент культуры и Музей искусств Равенны MAR представляют выставку Паоло Роверси - Studio Luce, посвященную фотографу из Равенны.

Мероприятие стало возможным благодаря неоценимой поддержке спонсоров - Christian Dior Couture, Dauphin и Pirelli.

Выставка, занимающая три этажа, объединяет обширную подборку изображений, охватывающих все работы фотографа, от его ранних модных снимков до его последних работ.Выставка, которая начинается с модных снимков, продолжается портретами художников и друзей фотографа, таких как Роберт Франк, Антон Корбджин или Питер Линдберг, попеременно представленных его фотографиями натюрморта, представляющими уличные объекты или изображения, снятые его камерой Дирдорфа, которая Паоло Роверси никогда не переставал употреблять.

Паоло Роверси также представляет некоторые из своих последних работ, такие как подборка фотографий из календаря Pirelli 2020 и несколько ранее невиданных модных снимков, сделанных для Dior, Comme des Garçons или для таких журналов, как Vogue Italy.Завершают выставку последние передовые статьи фотографа.


Наталья, Париж 2003 (для Egoïste) © Паоло Роверси, любезно предоставлено Pace Gallery


Открытие для публики Паоло Роверси - Studio Luce приурочено к публикации одноименной книги коллекционера, каталога выставки.

Эта выставка предлагает уникальную возможность исследовать и понять образы художника и, таким образом, войти в его воображение.

В честь семисотлетней годовщины смерти Данте Алигьери будет представлена ​​обширная подборка снимков непосредственно из архива Роверси, которые прославляют и заново изобретают образ музы - как идеальную ссылку на Беатриче Данте из Divina Commedia. в современной интерпретации таких культовых женщин, как Наталья Водянова, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл и Рианна.


Кейт, Нью-Йорк 1993 (для Harper's Bazaar) © Паоло Роверси, Courtesy Pace Gallery


Паоло Роверси родился в Равенне в 1947 году. В 1973 году он переехал в Париж, где до сих пор живет и работает в своей студии на улице Поль Форт - той самой Studio Luce, в честь которой названа выставка. Хотя сегодня он проводит большую часть своего времени вдали от своего родного города, он, тем не менее, уносит почти все из своего детства, и его основные источники вдохновения исходят непосредственно из Равенны: его поиск чистой, почти духовной красоты находит свой источник в блестящих мозаиках Сант-Аполлинера. , Сан-Витале и Галла-Плацидия, эти места с редкой атмосферой, наполненные безмятежной, яркой и туманной красотой.

На представленных фотографиях есть многочисленные ссылки на его родной город, Равенну, место, которое больше, чем что-либо другое, сформировало его воображение.


Ноэми, Париж 2016 (для Dior Images: книга Паоло Роверси) © Паоло Роверси, любезно предоставлено галереей Pace


Помимо редких исключений, в своей студии работает Паоло Роверси. Для него это место играет двойную роль: во-первых, это физическое пространство, обнаженный театр, где он разыгрывает свои мечты и желания, его студия также является для него местом разума, пространством, способствующим ритуалу, который открывает двери к альтернативным размерам.И ключом к доступу к этим измерениям всегда был свет.

Организованная Кьярой Барделли Нонино и направленная Жаном-Юго де Шатийоном, выставка задумана как возвращение домой, как буквальное, так и метафорическое, детальное исследование сложной и богатой визуальной вселенной.

Будь то модный снимок, портрет или натюрморт, Паоло Роверси всегда стремится придать форму загадке и раскрыть ее, чтобы раскрыть ее. И хотя его фотографии имеют другую душу, они кажутся прежде всего вспышками нелогичной и тревожной красоты; отражения фотографического «в другом месте», которое открывает выставка.


Наоми, Париж 1997 (для Vogue Italia) © Паоло Роверси, Courtesy Pace Gallery



Light, Paris 2002 © Паоло Роверси, Courtesy Pace Gallery


To Master the Shadows - FOLK PAPER

Commes des Garçons Паоло Роверси.
Фотография - это управление светом и управление им через объектив. Некоторые говорят: «Живопись светом». В этом случае отсутствие света должно быть вашим холстом. Модный фотограф Паоло Роверси работает в этом контексте.

Паоло Роверси родился в Равенне, Италия, сейчас живет и работает в Париже. В подростковом возрасте его семья уехала в отпуск в Испанию, и именно там Паоло начал интересоваться фотографией. Вернувшись домой, он устроил темную комнату и начал печатать черно-белую пленку. Он также начал проводить время в студии местного фотографа Невио Натали, помогая Невио и обучаясь у него.

Паоло работал фотографом для различных заданий в Италии, пока в 1973 году его не пригласил в Париж Питер Кнапп, легендарный арт-директор журнала Elle.Паоло Роверси с того дня живет в Париже.

Из книги « Libretto » Паоло Роверси: «Я работаю, как и все художники: со светом, который исходит из окна. Я предпочитаю вычитать сложению; Я не хочу, чтобы вокруг моих предметов было что-то преувеличивающее ». Паоло Роверси Либретто .

Постепенно он начал заниматься модной фотографией, и вскоре британский фотограф Лоуренс Сакман взял Роверси в помощники.

«Сакманн был очень трудным.Большинство помощников продержались всего неделю, прежде чем сбежать. Но он научил меня всему, что мне нужно было знать, чтобы стать профессиональным фотографом. Сакманн научил меня творчеству. Он всегда пробовал что-то новое, даже если всегда использовал одну и ту же камеру и одну и ту же настройку вспышки. Он подходил к подготовке к съемкам почти по-военному. Но он всегда говорил; ваш штатив и камера должны быть хорошо закреплены, но ваши глаза и разум должны быть свободны », - сказал об этом времени Паоло. Паоло Роверси проработал у Лоуренса Сакмана девять месяцев, прежде чем начать самостоятельно.

Commes des Garçons Паоло Роверси.

Roversi известен тем, что снимает на широкоформатную пленку Polaroid, и утверждал, что купил столько, сколько смог найти, прежде чем ее производство было прекращено. Эта техника создает сказочную атмосферу с мягким светом и наполненную эмоциями. Паоло Роверси усовершенствовал этот процесс, и его снимки не похожи на других фотографов. Загадочные романтические образы Паоло Роверси выделяются среди наиболее суровых и сверхострых модных образов сегодняшнего дня.

Паоло Роверси Моя камера . Лида и Александра Паоло Роверси. Kate Паоло Роверси.

«Моя фотография - это больше вычитание, чем сложение. Я всегда стараюсь снимать вещи. У всех нас есть своего рода маска выражения. Ты прощаешься, улыбаешься, тебе страшно. Я стараюсь убрать все эти маски и понемногу вычитать, пока у вас не останется что-то чистое. Какая-то заброшенность, своего рода отсутствие. Это похоже на отсутствие, но на самом деле, когда есть эта пустота, я думаю, внутренняя красота проявляется », - сказал Роверси о своей технике.

Паоло Роверси критически относится к цифровой фотографии. «Честно говоря, меня не волнуют миллионы пикселей цифрового изображения. Меня интересует примитивный фотографический процесс, когда изображение выходит из темноты и выглядит как привидение. «Процесс воздействия света запечатлен в моем сознании», - сказал он.

Сара, Париж .

«Когда я был ребенком, я очень боялся темноты, отчасти потому, что мои братья запирали меня и пугали меня… Так я стал очень хорошим другом света.Я помню, когда было темно, и я видел призраков в тени. Как они, когда я заснул, переплелись с моими мечтами и стали реальностью. И это моя фотография », - сказал Паоло Роверси.

Kasia, Париж .

Я помню, когда было темно, и я видел призраков в тени. Как они, когда я заснул, переплелись с моими мечтами и стали реальностью. И это моя фотография.

Паоло Роверси
Кирстен Деррьер и вуаль . Паоло Роверси.

Оглядываясь назад с Паоло Роверси

Возможно, именно добродушное отношение Роверси к постоянно меняющемуся языку моды позволило ему продвинуться вперед и оставаться актуальным там, где другие мастера стали более ретроспективно. Он снимает проекты, расширяющие границы, будь то в редакционных статьях для итальянского журнала Vogue , i-D и AnOther Magazine до кампаний Hermès и Christian Dior. Речь не идет о производстве «Роверси» только потому, что он умеет это делать.«Мода сама по себе - это изменение времен, это не что-то фиксированное, это что-то движущееся, как река, и оно никогда не останавливается, и поэтому это приятно, потому что это увлекательно, потому что она всегда развивается. Это волна, и никогда не знаешь, куда она движется, и она всегда удивительна и неожиданна, поэтому это очень волнительно ».

И, конечно же, со временем меняются и вдохновения. Итак, сильно ли изменились женщины, которых он снимает, его музы, те, кто принадлежит к нашему разрушенному цифровому поколению?

«Мы не знаем почему, но наши вкусы меняются."

«Меняется отношение к девушке, меняется форма тела и язык тела. Сегодня девушки не двигаются и не разговаривают, как девушки 20-летней давности. Они не говорят на одном языке. , они ходят по-разному, потому что ходят по телефону, - смеется он, хотя и серьезно. на тебя по-другому смотрят ... »

Он говорит, что «новые модели» приносят новое отношение, которое он не может объяснить и не хочет.

«Я не хочу анализировать все, что вы знаете. В своей работе я не люблю все анализировать и объяснять, мне нравится быть соблазненным очарованием, каждый из них отличается от следующего, мне просто нравится WOW, c’est magnifique ».

Роверси - человек поэтический. В его голосе исходит радость. Он выстраивает свои слова, как если бы они были картинками, и глубоко смеется после того, как сказал их, как будто он одновременно наслаждается их воздействием и улыбается их безразличию. «Я эмоциональный, это всегда эмоции», - говорит он.«Я думаю, что если мы будем лучше эмоции, у нас будет лучше работа, если у нас будут лучшие чувства, у нас будет лучшая работа. Это просто маленькие капельки чего-то в мировом океане ». А потом он рычит, снова смеясь.

ПАОЛО РОВЕРСИ - ПРОВОКР

Автор: ПРОВОКР Редакция

Приготовьтесь к опыту безвременья, запечатления душ и красоты, смело раскрываемых, когда вы смотрите на фотографии Паоло Роверси . MAR Art Museum представляет персональную выставку одного из самых почитаемых фотографов современности Паоло Роверси - Studio Luce.

Выставка начинается с первых фотографий Роверси друзей, художников и его первых модных фотографий. Мы пройдем через три этажа его потрясающей, временами просто захватывающей дух жизненной работы. Архив муз Роверси отмечен фотографиями Натальи Водяновой, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл и Рианны . Другие основные моменты включают его фотографии для календаря Pirelli 2020 с изображением Кристен Стюарт и Эммы Уотсон .Его модные образы на протяжении десятилетий для таких клиентов, как Dior и Comme des Garcon, просто великолепные произведения искусства, как и его редакционные фотографии для таких журналов, как Vogue.

Вам предоставляется возможность изучить и понять образы Роверси и в то же время его воображение. На его творчество, похоже, повлияло то, что он рос и жил в Равенне, Италия. В 1973 году он переехал в Париж. Именно Равенна вдохновляет его на поиск вечного места чистой и даже духовной красоты.Роверси всегда снимал в студии. Ключом к воплощению мечты и желаний Роверси является свет. Здесь он может объединить тайну, открытие и свет. Он никогда не снимал фотографии без своего фотоаппарата Дирдорфа. Его работы настолько хорошо построены, его глаза настолько волшебны, что в результате возникают изысканные вспышки поразительной красоты и души.

Моника, Париж 2000 (для Vogue Italia) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Молли, Париж 2015 (для Vogue Italia) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Эмма Уотсон в роли Джульетты, Календарь Pirelli 2020, Паоло Роверси © Паоло Роверси

Кристен Стюарт, Календарь Pirelli 2020, Паоло Роверси © Паоло Роверси

Наоми, Париж, 1997 г. (для Vogue Italia) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Кейт, Нью-Йорк, 1993 (для Harper’s Bazaar) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Рианна, Паоло Роверси, 2016 © Паоло Роверси

Roos, Париж, 2017 (для книги «Dior Images: Паоло Роверси» и австралийского Vogue) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery Рианна Паоло Роверси 2016 © Паоло Роверси

Ноэми, Париж, 2016 (для книги «Образы Dior: Паоло Роверси») © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Сара Грейс, Париж, 2017 (для Egoïste) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Сара Грейс, Париж 2018 (для Dazed) © Паоло Роверси; любезно предоставлено Pace Gallery

Рианна, Паоло Роверси 2016 © Паоло Роверси

Commes Des Garcon, Паоло Роверси

Паоло Роверси - Мастер света


Высококонтрастные портреты опытного фотографа, полные драматизма и интриги, сделали его имя нарицательным.

Паоло Роверси - один из самых известных фотографов в индустрии моды за его минималистичный подход к портретной живописи. Его преследующие, неохраняемые кадры последовательно срезают фасад его объектов и обнажают их грубые личности, компенсируя тенденцию моды к сокрытию и переделке.

Интерес итальянского фотографа к фотографии возник в подростковом возрасте во время семейного отдыха в Испании в 1964 году. Вернувшись домой, он устроил темную комнату в своем подвале с помощью местного почтальона Баттисты Мингуцци.Вскоре Роверси поступил в ученики к местному фотографу, чтобы дальше оттачивать свое мастерство.

Британский фотограф Лоуренс Сакманн взял Роверси своим ассистентом в 1974 году. Хотя Роверси назвал эту роль сложной, он терпел Сакманна в течение девяти месяцев. Позже он начал свою небольшую работу для таких журналов, как Elle и Depeche Mode; - его первый большой прорыв произошел, когда Marie Claire опубликовала свою первую крупную историю моды.

Коммерческими клиентами

Roversi являются Йоджи Ямамото, Comme des Garçons, Christian Dior и Guerlain.Роверси снял десять обложек для журналов i-D Magazine, и является постоянным автором журналов W, Vanity Fair , а также британского и итальянского изданий Vogue. Roversi также снял сопроводительные изображения для книги французского ювелира дофина, которая продавалась на рынке Дувр-стрит. В 2019 году более четырех десятилетий работы Роверси были кураторами в галерее Pace / MacGill в Нью-Йорке на выставке под названием «Сомнения». В нем рассказывалось о коллекции коммерческих фотографий и интимных сценах его студии.Его работы были представлены в журналах мод по всему миру, в том числе в таких, как Harper’s Bazaar, I-D и The New York Times Magazine.

В 1970 году Роверси открыл свою первую портретную студию, фотографируя местных знаменитостей и их семьи со своим другом Джанкарло Грамантьери. В 1971 году он случайно встретил Питера Кнаппа, арт-директора журнала Elle в Равенне. По приглашению Кнаппа Роверси посетил Париж в ноябре 1973 года и никогда не уезжал.

Клементина, студия 9 Rue Paul Fort, Париж, 15 июля 2015 г. Фото: © Paolo Roversi
Я всегда в поисках красоты.Это я точно знаю. ~ Паоло Роверси

Паоло Роверси в представлении не нуждается. Но давайте все равно дадим ему одну, ладно? Один из величайших фотографов нашего времени, чьи необычные модные фотографии десятилетиями украшали страницы всех лучших журналов, Роверси чествуют в миланском Palazzo Reale выставкой «Паоло Роверси: История». Выставка, открытая для публики 16 ноября, является жемчужиной фотофестиваля Vogue , четырехдневных панелей, лекций и выставок по всему городу под руководством старшего фоторедактора итальянского журнала Vogue Алессии Главиано. который также является куратором выставки.

«Мы хотели отдать дань уважения Роверси, потому что он бесспорный мастер», - объяснил Главиано. «Его поколение произвело выдающиеся таланты, которые войдут в книги по истории модной фотографии, но он уникален в абсолютном овладении тем, что я называю его« чувством света ». Его поэтическое видение и его глубокое, почти медитативное понимание исключительны. На этой выставке мы попытались выделить менее известную художественную сторону Роверси, его экспериментальную, почти сюрреалистическую черту; почему-то он заставляет меня думать о Мане Рэе.”

Роверси - элегантный, сдержанный мужчина. Как и его картины, он источает спокойный, сильный магнетизм. Мы встретились для предварительного просмотра в Palazzo Reale, когда он еще настраивал свою выставку. Хаоса, который обычно окружает такие события, нигде не было видно; вместо этого атмосфера была приглушенной и безмятежной, свет тусклым в мягкой полутени. Он подробно рассказал о своей молодости, о том, на что повлиял, и о невиданных ранее фотографиях Рианны, которые появляются в сериале.

Я знаю, что вы родились в 1947 году в Равенне, маленьком городке в регионе Эмилия-Романья в Италии, и что вы начали фотографировать почти случайно.Вы были репортером в 70-х, работая на Associated Press, и, видимо, вашим первым большим заданием было задокументировать захоронение Эзры Паунда в Венеции в 1972 году. От похорон до стратосферы моды - довольно большой промежуток времени! Как это случилось?

Ну, точно было! Я действительно начал фотографировать друзей; Равенна в то время была очень провинциальным городом, поэтому все было незамысловато, почти наивно, очень спонтанно. Затем все изменилось, когда по счастливой случайности я встретил Питера Кнаппа, легендарного французского художественного руководителя Elle , который отдыхал в доме друга.Мы познакомились, и мои картины ему показались интересными. Однажды он спросил: «Почему бы тебе не переехать в Париж и не поработать моим ассистентом?» Это был просто чистый, неожиданный шанс. Так что я собрал чемоданы и уехал в Ла-Виль-Люмьер, куда сразу же влюбился. Я был полностью очарован Парижем и миром моды. Вся эта элегантность, изысканность, чувство мечты, débridée воображения. 70-е были необычайным творческим моментом в моде, когда они были полны талантов, идей и свободы, когда Хельмут Ньютон и Гай Бурден были в отличной форме, а также Аведон и Пенн.Это была такая художественная среда, модная фотография в лучшем виде. Я был полностью увлечен и взволнован тем, что стал частью всего этого.

Фотография выходит за рамки реальности и иллюзий. Он задевает другую жизнь, другое измерение, раскрывая не только то, что есть, но и то, чего там нет.

Равенна, как и многие другие маленькие итальянские городки, полна художественных сокровищ с древним славным прошлым. Его церкви украшены золотой мозаикой, иконами, богатой религиозной символикой.Мне всегда казалось, что этот дух как-то отражается в вашей работе.

Совершенно верно! Мои иконографические корни полностью итальянские; есть глубокое религиозное чувство, византийская любовь к изысканной изысканности; все это очень повлияло на мою работу. . . . Мистицизм - громкое слово, но оно мне говорит. Мои изображения имеют очень классическую композицию с центральной фигурой, как вы можете видеть здесь, на фотографиях, которые я сделал из «Крови и роз» Рей Кавакубо, великолепной коллекции весны 2015 года.Предмет находится в центре, чистый, подвешенный, как в неуловимом, невыразимом пространстве. . . всегда есть что-то мистическое, религиозное, вызывающее воспоминания, может быть, Мадонны. Comme des Garçons Madonnas! Это чувство духовности, вероятно, пришло из моего детства, когда я поверил в своего ангела-хранителя, который покоился на одном из моих плеч. И маленький дьявол всегда висел на другом плече. По-итальянски непрекращающийся разговор между добром и злом!

Наталья, Studio 9 Rue 23rd, 2003 Фото: © Паоло Роверси

Итальянцы - грешники с совестью.Это подводит нас к тому, как чувственность выражается в ваших изображениях. У вас очень уважительный взгляд на женщин; присутствует сильное эротическое ощущение, которое, тем не менее, сохраняет ангельские качества.

Я никогда не стремлюсь к эффектным, показным эффектам. Ненавижу пошлость и легкую поверхностную чувственность. Даже в моих обнаженных тонах всегда есть чистота, некоторая сдержанность; с ними обращаются деликатно, с изяществом. Я помню, как однажды был в Позитано, и местный parcheggiatore [парковщик] каким-то образом узнал, что я фотографировал Наоми Кэмпбелл и Кейт Мосс, поэтому он очень охотно зашел в Интернет, чтобы посмотреть мои фотографии.Через два дня он вернулся ко мне совершенно разочарованным: «Это не женщины!» - сказал он, ожидая увидеть их сфотографированными как кинозвезды или бомбы. Что, очевидно, было совсем не так. Мои обнаженные тела были ему слишком целомудренными, недостаточно сексуальными!

На самом деле женственность в ваших изображениях почти уловлена ​​в своей сути, как бы раскрыта в вневременной рамке; он величественный и совершенно современный по своей чистоте.

Я всегда работаю вычитанием, и мне совсем не интересны тенденции.Чего я действительно хочу, так это достичь самой сути моего предмета, его сути, его души. . . Я знаю, что это громкие слова, но я так понимаю. Я всегда стремлюсь к внутренней реальности, и этот квест переносит вас в неопределенные временные рамки, почти приостановленные. Это измерение, которому я почти поклоняюсь. Есть прекрасная книга, посвященная этой теме, под названием « Время приостановки: жизнь-фотография-смерть», Джеффри Батчена.

Наталья, Studio 9 Rue 23rd, 2003 Фото: © Паоло Роверси

Тогда литература питает вашу фотографию.. .

Как художника, вы должны получать пищу и воспитание из множества разнообразных источников. Никто не может творить из ничего. Мои подростковые годы были очень важными и формирующими; Я постоянно читал и увлекался. Я любил классическую итальянскую поэзию, Джакомо Леопарди, Петрарку. . . в то время они чувствовали себя мне братьями. Я целыми ночами погружался в их стихи. А когда мне было 17, я открыл для себя классическую музыку, которую люблю по сей день. Я чувствовал себя первым, кто открыл для себя Бетховена! Вы знаете, что чувствуете в этом возрасте; Вы единственный в мире, кто действительно понимает, что Бетховен хотел сказать своей музыкой! А Моцарт, музыка которого и сегодня является лучшей терапией, небесным.Еще я люблю картины; Моя страсть - это работа Джорджо Моранди. Я прочитал о нем замечательную книгу под названием Le Bol du Pélerin ( The Pilgrim’s Bowl ) французского писателя Филиппа Жакотте о его настойчивом стремлении к совершенству. Речь идет о терпении, о кропотливых, неумолимых усилиях, чтобы неуклонно копать, пока не найдете правильный свет, свет, которого никогда не видели. Терпение - это концепция, которая меня действительно трогает; копаться глубже, царапать поверхность, достигать скрытого уровня, выкопать что-то уникальное, но не экстравагантное.Моранди всю жизнь рисовал только бутылки, разные композиции из одних и тех же бутылок, которые являются очень приземленными объектами; и все же в его картинах есть эта духовность, чистота, архетипичность, вечность, бесконечность.

Ощущение того, что вы находитесь в каком-то виде визуального фрейма вне времени, заставляет меня думать о вашем использовании широкоформатных поляроидных снимков и о медленном процессе, который влечет за собой использование оптической настольной камеры, которую вы предпочитаете. Это почти алхимический, эзотерический процесс.Образ возникает из тьмы как по волшебству; это нематериальная техника, творческий оксюморон.

Не только процесс Polaroid - вся фотография - волшебство; это колдовство! Когда я начал работать в темной комнате, которую я сделал в подвале своего семейного дома, я был очарован. Положительно-отрицательная динамика - ее магия абсолютна. Это сочетание черной и белой магии! Снова ангел и дьявол! Позитивное и отрицательное, фотография - это двойственность: жизнь и смерть, присутствие и отсутствие.Когда вы смотрите на картинку, у вас в руках просто лист бумаги; субъект присутствует как изображение, но на самом деле его нет. Фотография имеет врожденную двусмысленность, амбивалентность на многих уровнях.

Что насчет цифровых технологий, помимо поляроидов и оптических стендов?

Это интересная техника, полная потенциала и возможностей. Фотограф моего поколения испытывает некоторую ностальгию по аналогичным процедурам; однако видение фотографа определяется не техникой.Приходится экспериментировать, выходя из зоны комфорта. Когда я говорю с молодыми фотографами, я всегда говорю им: если вы чувствуете себя комфортно, выбирая левый путь, то, пожалуйста, выбирайте правильный путь. Иди туда, где тебе приходится больше рисковать, иди туда, куда ты не знаешь, куда тебя ведет путь.

Кейт Мосс в коллекции Christian Dior Haute Couture весна-лето 2015 от Рафа Симонса

Это похоже на то, как если бы вы решили совершить прыжок веры и уехали из Равенны в Париж, столицу моды.

Все, что я знаю о моде, я обязан Парижу. Я встретил там самых выдающихся талантов, самых дальновидных модных умов.

Тем не менее, когда я смотрю на ваши изображения, на первый план выходят скорее женщины, чем одежда; они вызывают эмоциональную реакцию. Я не только смотрю на красивый наряд или проверяю последние модные тенденции. Это превосходит моду; это более сказочное и абстрактное ощущение.

Что ж, я понимаю вашу точку зрения, но должен сказать, что я очень интересуюсь модой и люблю ее красоту; Я люблю ходить на выставки, и не многие фотографы делают это.Я хочу понять мир дизайнеров. Мне нравится разговаривать с ними, чтобы глубже понять их восприятие. И все же это правда, что платье - лишь часть более широкого видения; женщина, которая его носит, определенно намного важнее. Модная картина для меня - это всегда портрет; Фактически, это двойной портрет женщины и платья. Вуаля! Правильное определение: двойной портрет. Ничто не должно преобладать, все должно быть сбалансировано, гармонично, сочетаться между платьем и индивидуальностью женщины, которая его носит.

Если говорить о дизайнерах, близки ли вы конкретно с некоторыми из них?

Мюзикл пишут дизайнеры spartito - фотограф - переводчик; он тот, кто играет на инструментах. Посмотрите на эти фотографии красных платьев Рей Кавакубо - она ​​гениальный композитор! Мы всегда были очень близки по чувствительности; она необыкновенная. Она всегда вдохновляла меня на достижение чего-то более глубокого и смелого. Как Аззедин Алайя, Ромео Джильи, Йоджи Ямамото.Мне всегда было очень приятно играть их музыку. Я только что закончил работу над книгой о Кристиане Диоре, чтобы отпраздновать 70-летие модного дома; Он будет называться Dior. Изображение: Paolo Roversi . Я имел честь сфотографировать часть архива, такой замечательный, замечательный опыт. Даруя новую жизнь этим фантастическим творениям, имея в них молодых, естественно выглядящих девушек. . . мечта. Платья выглядели такими свежими, вневременными и современными, как будто они были созданы сегодня, а не в 1948 году.Я работал над книгой со своей давней подругой Грейс Коддингтон, и она постоянно копалась в архивах, обнаруживая все эти чудеса, такие как платье «Вояджер» 1949 года, которое выглядело так потрясающе; похоже, что его сделали на прошлой неделе! Невероятный. Действительно замечательный опыт.

Мне так хотелось быть спрятанным в кармане и стать свидетелем всего этого! Даже Рианна могла бы позавидовать, не так ли?

Рианна - она ​​великолепна. Я сфотографировал ее для обложки альбома в 2015 году; здесь, на выставке, мы показываем невиданные ранее ее изображения.Она фантастическая, настоящий художник. Мы работали в моей студии два дня. Ее присутствие необычно: то, как она движется, уверенность, контроль над своим телом, энергия, чувственность. Она полностью осознает силу своей красоты. Она художник, точно так же, как хорошая модель - это еще и художник, а не только красивое лицо. Я уважаю [моделей] только потому, что полностью признаю их артистичность. Хорошая модель должна обладать харизмой. Наталья [Водянова], Кирстен Оуэн, Кейт [Мосс], Джемма Уорд.. . все модели, которых вы увидите на моем шоу, все они настоящие художники. Они меня вдохновляют, это потрясающие переводчики, из той же ткани, что и одаренная актриса, прима-балерина, талантливый музыкант.

Наталья, Studio 9 Rue 23rd, 2003 Фото: © Паоло Роверси

Вы упомянули свою студию; у вас очень интимный способ работы, сдержанный, почти интроспективный. Я не помню фотографий, сделанных вами на месте.

Верно, на самом деле они довольно редки.Мне нравится концентрация и сосредоточенность; мои изображения всегда портреты. Лампа, стул, дерево, пейзаж, женщина. Это все портреты. Я уделяю своему предмету все свое внимание. Ненавижу отвлекаться. Мне нужно добиться взаимности. Почти признание, встреча. В небольшом пространстве это проще, прямее.

Ваша карьера была блестящей и принесла много важных достижений. Но какими наградами вы действительно гордитесь?

Я получил письмо от Ричарда Аведона, в котором он поздравлял меня с моей работой; это был огромный почетный знак, и я был безмерно горд! Аведон, Пенн, Хельмут Ньютон, Гай Бурден - они были мифическими фигурами, когда я начал работать модным фотографом.Я пытался стать помощником Гельмута, но он сказал, что мои фотографии слишком хороши и что я слишком квалифицирован для этой работы! Гаю Бурдену не нравилось, что я Весы; Он не нанял помощников-Весов, потому что считал Весы несчастливым для него знаком! Ты можешь представить? Затем появился еще один огромный значок, когда я наконец встретил Ирвинга Пенна. Мне удалось отправить ему небольшую книжку с моими изображениями через Жюльена д'Иса, парикмахера, с которым мы оба работали в то время, поэтому Жюльен передал книгу Пенну от моего имени.Пенн позвонил мне, чтобы поблагодарить, и вот, наконец, мы встретились. Он говорил о моей работе с такой точностью и аккуратностью; он знал все мои фотки! Я был так ошеломлен; он оставил меня совершенно безмолвным.

«У всех нас есть своего рода маска для выражения лица. Вы прощаетесь, вы улыбаетесь, вы боитесь. Я стараюсь убрать все эти маски и понемногу убирать их, пока у вас не останется что-то чистое. вид отсутствия »

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *