Ракурсе: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Говорим и пишем правильно — ЖЖ


Ракурс 4 сент, 2007 @ 01:43
С каким предлогом употребляется это слово – из или с? Из ракурса или с ракурса?

И заодно – какой слог ударный? Словари на грамота.ру дают противоречивые справки. Особенно порадовал словарь трудностей.:)

С такого-то ракурса
Блин, действительно тупанула))) Спасибо!предмет виден с определенной точки зрения в определенном ракурсе. ни «с ракурса», ни «из ракурса» ничего видно не бывает.
ударение на первом слоге, другой вариант является устаревшим, но если вы играете художника старой закалки, вас простят.
From:moonshee
Date:Сентябрь, 3, 2007 22:15 (UTC)
(Link)
Спасибо! Исчерпывающее объяснение того, чем точка зрения отличается от ракурса.

(Получается, меня учили говорить как художника старой закалки.)

From:kirlir
Date:Сентябрь, 4, 2007 14:23 (UTC)
(Link)
а какова, кстати, этимология «ракурса»?
чтоб совсем понять что и откуда )
From:khiron
Date:Сентябрь, 6, 2007 15:01 (UTC)
(Link)
+1. На занятия по фотографии именно так и определяли ракурс. Как нечто наблюдаемое под определенным углом или с определенной точки съемки. Ракурс не то, откуда смотрят, а то, что оттуда видно 8)(Удалённый комментарий)
From:moonshee
Date:Сентябрь, 3, 2007 23:45 (UTC)
(Link)
Благодарствую.
From:princyp
Date:Сентябрь, 3, 2007 23:55 (UTC)

Вариант с предлогом

(Link)
Под (определённым) рАкурсом.
From:moonshee
Date:Сентябрь, 4, 2007 00:10 (UTC)

Re: Вариант с предлогом

(Link)
From:khiron
Date:Сентябрь, 6, 2007 14:59 (UTC)

Re: Вариант с предлогом

(Link)
неправильно. ракурс — не угол, и не направление. Это скорее проекция чего-то, наблюдаемого под углом.
виден только с этого ракурса. можно не только «в» но и «с». ударение ессно на «а»
From:khiron
Date:Сентябрь, 6, 2007 14:58 (UTC)
(Link)
ракурс — это не позиция наблюдателя, ракурс — это то, как виден объект с определенной (как правило, необычной) точки зрения. Так что «с ракурса», как мне кажется, не получается.

Очень часто ракурс путают с точкой зрения, позицией наблюдения или с точкой съемки.

соглашусь что ракурс и точка наблюдения разные вещи, но ракурс зависит от этой точки.
мне кажется вполне допустимые выражения (я их и слышал и читал):
в этом ракурсе… (обычно не про материальный объект, а про какую-то мысль или идею)
с этого ракурса… с другого ракурса (обычно про объект которой можно посчупать)
под таким ракурсом… (слышал и для описания идеи и для объекта)

в принципе в речи, насколько я помню, достаточно часто выражения с «ракурсом» являются синонимами выражениям «точка зрения» или «позиция», т.е. именно уравнивают вид объекта с точкой в пространстве из которой он наблюдается.

From:khiron
Date:Сентябрь, 7, 2007 04:21 (UTC)
(Link)
ну, я еще про пОртфель слышал. Красиво звучит, правда? 8)

«Синонимами» они стали такими же, как слово «конгениальный» часто воспринимают, как обозначение сверхгениального, а слово «нелицеприятный», как что неприятное.

From:khiron
Date:Сентябрь, 6, 2007 14:56 (UTC)
(Link)
Как я помню из уроков фотографии, ракурс это то, что видно с определенной точки съемки. Как правило, эта точка не совпадает с той точкой, с которой обычно человек смотрит на мир (то есть уровень глаз). Таким образом с этой точки съемки предмент предстает в таком ракурсе. Отсюда ракурсная съемка, то есть показывающая предмет в ракурсе.

Как-то так. поищите материалы о Родченко или его книги. Он считается классиком ракурсной съемки 8) Вам сразу много станет ясно.

Вадяра Блюз (Vadyara Blues) – В неожиданном ракурсе (5 раунд 17ib) (In an unexpected perspective) Lyrics

[1-й куплет]
Друг, скажи, как ты смотришь на жизнь?
С улыбкой или прищуром? И через какие
Очки, скажи, ты смотришь на жизнь
Розовые, минус 5 или просто дорогие
Смотришь, открыв глаза?
Или открыл глаза, чтоб их затянуть экранами
Друг, а что если завтра
Придётся смотреть с неожиданного угла на мир
Нам точек зрения менять не впервой
Но на одну из них махнём лишь однажды

И с точки зрения той
Так смешны хозяева барахла, нами нажитого
Они так переживают
Что не там, не с тем и не для того живут
Они так переживают
Что, кажется, не только смерть не переживут
А завтра наступит
Но в нём всё так же до внутренних, не до перемен
Не допил вина, недопереел
Недоворовал, а виноватых не добил ремень
А завтра наступит, и с новья мы
В борьбу за рубль длинный, и за погон
А завтра наступит на край ямы
Вымазанным глиною и сапогом

[Припев]
А что
Если завтра нам уже ничего не изменить?
А что
Если завтра поздно сказать будет: «Брат, извини!»?
А что
Если завтра некому, да и некому позвонить?
А что
Если завтра на землю смотреть из земли?

[2-й куплет]
И когда гляну под другим углом
На выдранный с моим мясом бесконечности клок
Спрошу: «Как себе ты?»
На другом конце размотанного клубка суеты
Одежд, надежд, что потешешь ещё себя
Чем-нибудь этих двух вечностей меж

И в этом, не самом удобном ракурсе
Я себе, как и ты себе, так себе
Чтобы было, как будто мы больше
Чем в глине след от подошвы
Показаться бы кем-то кому-то
Показаться бы кем-то подольше
Блеснуть бы, не золотом, так умом
Мне второй, тот, что за костью виска
Кажется дороже, в нём, во втором
Хотя бы червю будет что поискать
Говорят, после смерти нам выпадет ещё дней
Не было ничё в ней? Выпадет никчёмней
Говорят, второй жизни выпадет ещё дней
А вдруг правда выпадет? Брат, ну а чё б нет?
Сделал больше бы руками добра?
Или добра больше к рукам бы прибрал?
Верю, что в первое ткнули
Успейте в этой, не верю, что про вторую не обманули

[Припев]
А что
Если завтра нам уже ничего не изменить?
А что
Если завтра поздно сказать будет: «Брат, извини!»?
А что
Если завтра некому, да и некому позвонить?
А что
Если завтра на землю смотреть из земли?

Настройка параметров в периодическом ракурсе ресурсов (Библиотека SAP

 Настройка параметров в периодическом ракурсе ресурсов 

Использование

Символы и функции дальнейшей обработки позволяют изменять следующие параметры периодического ракурса ресурсов в подэкране.

Процедура

Установка многострочного ракурса и изменяющейся единицы времени:

       1.      Двойной щелчок по ресурсу позволяет переключаться между многострочным и однострочным ракурсом.

       2.      Справка по допустимым значениям позволяет выбрать другую единицу времени.

Переключение в
Ракурс производства: отдельные элементы:

       1.      Выберите ресурс.

       2.      Выберите  Ракурс производства: отдельные элементы. Новый подэкран заменяет собой ракурс ресурсов по периодам и составляет список заказов только для выбранного периода времени.

       3.      Чтобы вернуться к ракурсу продуктов по периодам, выберите команду  Переключиться в ракурс ресурсов.

При двойном щелчке по ячейке в строке потребности система отображает вариант ракурса Ракурс производства: отдельные элементы, в котором указывается только порядок выбранного столбца периода.

Чтобы открыть этот дополнительный ракурс, можно также выбрать столбец, а затем выбрать команду Отобразить подробные сведения ячейки.

Просмотр предупреждений:

       1.      Выберите команды Функции дальнейшей обработки и Просмотреть предупреждения ресурсов.

Монитор предупреждений с различными типами предупреждений отображается на первом подэкране.

Отображение продуктов для ресурса:

       1.      Выберите ресурс.

       2.      Выберите команду

Продукты на ресурс.

В обзорном дереве система отображает продукты, произведенные в ресурсе, который выделен желтым цветом.

Изменение производственного времени:

       1.      Выберите ресурс.

       2.      Выберите команды Опции дальнейшей обработки и Производственное время ресурсов. (Производственное время ресурса можно получить, дважды щелкнув соответствующий период).

Отобразится экран Изменить профиль наличной мощности: наличное время.

       3.      Измените начальное и конечное время ресурса. Производственное время вычисляется автоматически. Долю загрузки ресурса можно увеличить (например, если уменьшалось производственное время).

См. также Непрерывная мощность

Изменение времени простоя:

       1.      Выберите ресурс.

       2.      Выберите команды

Опции дальнейшей обработки и Время простоя ресурсов.

       3.      В диалоговом окне Календарный график продукта введите начальное и конечное время простоя, а также выберите тип простоя.

       4.      Выберите Продолжить.

Доступность ресурса и процент использования соответствующим образом изменяются.

См. также Простои.

Цветовая легенда

Здесь можно деактивировать один или несколько профилей цветов для периодического ракурса ресурсов, настроенных в пользовательской настройке (см. также Определение цветов в профиле цвета ).

 

 

 

Сегодня в ракурсе | РУТ (МИИТ)

Миитовцы выходят на борьбу с правонарушителями

Нечасто можно увидеть Зал торжеств переполненным до такой степени. Этот день стал днем возрождения вузовского отряда народных дружинников, который в далекие семидесятые наводил ужас на местных хулиганов. Повышенному интересу к этому событию не приходится удивляться: проблема правопорядка в нашем городе и в общественном транспорте ощущается в наши дни многими.

Ректор МИИТа Б.А. Лёвин напомнил, что в годы Великой Отечественной войны первые специальные добровольные студенческие подразделения защищали наш институт, боролись с зажигательными бомбами, провокаторами, расхитителями социалистической собственности. С 1967 года до начала девяностых в МИИТе успешно действовал комсомольский оперативный отряд дружинников, слава о котором гремела по всей Москве: «Уважаемые коллеги, те, кто сегодня получит удостоверение, будут первыми студентами-дружинниками, и все, кто придет следом за вами, будут на вас равняться …»

Начальник Московского городского штаба народной дружины (МГШНД) генерал-майор Владимир Иванович Семерда поддержал инициативу МИИТа о создании специализированной народной дружины по охране общественного порядка на объектах транспорта. Начальником штаба отряда назначен начальник управления безопасности МИИТа Борисов Николай Михайлович.

Председатель президиума совета ветеранов УТ МВД России по ЦАО Геннадий Петрович Никифоров отметил: «На протяжении 40 лет мы сотрудничали с вашим вузом. Из числа выпускников вашего университета более 100 человек избрали путь сотрудников внутренних дел. Сейчас нам, как никогда, нужны помощники. Вы как будущие специалисты транспортной отрасли должны знать все аспекты работы на общественном транспорте, в том числе и работу органов правопорядка». Геннадий Петрович отметил, что студенты пройдут предварительный курс обучения и получат необходимые теоретические и практические навыки, которыми должен обладать дружинник.

Генерал В.И. Семерда вручил 58 миитовцам удостоверения народных дружинников, красные повязки и проездные билеты на все виды городского транспорта!

Напоминаем, что все желающие вступить в ряды народных дружинников могут позвонить по телефону 8 (495) 684-28-65 и получить всю необходимую информацию.

Максим ЩИКАЛЮК

Все дело в ракурсе — Журнальный зал

Татьяна Бек

 

Все дело в ракурсе

 

“В ресницах — радуга и жизни расслоенье./

Проснешься: блещет мир, засвеченный с углов. /

Ты перечтешь меня за этот угол зренья. /

Все дело в ракурсе, а он и вправду нов”, —

эта строфа из книги Александра Кушнера “Прямая речь” середины семидесятых годов словно ко мне сегодняшней напрямую обращена. “Ты перечтешь” — и я, многое помня наизусть, перечла, благо вышло первое настоящее “Избранное” прекрасного поэта, творческий итог сорокалетнего пути, одновременно плавного (все темы и стилистические принципы, явленные в “Первом впечатлении”, эхом отзываются и в последнем разделе книги “Из новых стихов”) и резко парадоксального: с неожиданными поворотами, самоопроверженьями и перевоплощеньями.

Иосиф Бродский, чье эссе о Кушнере книгу предваряет, писал: “За эти тридцать с лишним лет Кушнер проделал путь необычайный”. Отмечая феноменальное единство кушнеровской поэтики, Бродский говорит, что сами поэтические средства словно бы выбрали Кушнера для того, чтобы в сгущающемся хаосе бытия продемонстрировать несгибаемую способность языка к внятности, сознания к трезвости, зрения к ясности, а слуха к точности.

“Механизмом и двигателем всякого кушнеровского стихотворения, — пишет Бродский, — служит именно интонация, подчиняющая себе содержание, образную систему, прежде всего — стихотворный размер, — и предлагает могучую, неожиданно далекую от всяческого стиховедения метафору: — Механизм или, точней, двигатель этот — не паровой и не реактивный, но внутреннего сгорания, что есть, пожалуй, наиболее емкое определение формы существования души и что сообщает этому двигателю характеристику вечного”.

Книга предстает не собранием разрозненных, сваленных в кучу стихов — как попало и наобум (возможен и такой принцип), но многосложным и четко структурированным единством. Если первые книги Кушнера на главы не делились (они и были тоненькими сборниками, которые мы, было дело, носили в школьно-студенческих сумках и зачитывали до дыр), то начиная с “Голоса” (78-й год) каждый сборник, продолжая традицию “Вечерних огней” Фета и “Кипарисового ларца”
Ин. Анненского, строился как лирический роман с главами, и внутренним сюжетом, и осознанными перекличками. Стихи стали куститься — и Кушнера потянуло объединять их по гнездам. Кстати говоря, он, который едва ли не единственный в те годы сочетал лирическое вдохновение поэта с серьезным филологизмом эссеиста, первый обратился к этому таинственному феномену — статья “Книга стихов”, впервые (как и блистательная “Перекличка”) напечатанная в те же семидесятые в “Вопросах литературы”, была настоящим откровением для нас. Потому, наверное, что была откровением и для поэта, параллельно формировавшего собственный мир и влюбленно исследовавшего миры чужие: Баратынского ли, тех же Фета ли и Анненского, Кузмина, Пастернака, Ахматовой. В статье этой Кушнер писал: “Книга стихов, на мой взгляд, дает возможность поэту, не обращаясь к условным персонажам, создать последовательное повествование о собственной жизни, закрепить в стихах процесс, историю развития своей души, а следовательно, и души своего современника. Книга стихов, — подчеркивал он, — это возможность лирического поэта в обход большого жанра создать связный рассказ о времени”.

Таким связно-бессвязным рассказом о жизни души и стало “Избранное” Кушнера — причем не только в обход жанров прозаических (уже в первой книге он с иронией себя им противопоставляет: “Прозаик прозу долго пишет…”), но и в обход поэмы. Он — едва ли не единственный из крупных поэтов-современников — к поэме не обратился ни разу. Более того, написал длинное стихотворение “Отказ от поэмы”.

Почти все стихи первой книги озаглавлены с подчеркнутой локальностью: “Рисунок”, “Готовальня”, “Жонглер”, “Магнитофон”, “Графин”, “Ваза”, “Фонтан”, “На пароходе”, “На телеграфе”. Поэт с упрямством противостоял общеприподнятому глобальному пафосу — беспафосной узостью, фотографичностью, регистрационностью взгляда. Вы, мол, вообще, а я буду — в частности! В первых же стихах Кушнера сам великий акмеизм, придавленный в советской поэзии социалистическим имперским романтизмом, заново отстаивал свои первозданные позиции. Акмеистические предтечи Кушнера словно бы отвечали неведомому читателю словами ассирийцев “при копьях и щитах” с рисунка в школьном учебнике:

“Вы все еще плывете?” —

“Мы все еще плывем!”

Уже в первой книге поэт явил свою диковинную любовь к крошечным вещицам, предметам, деталям, подробностям, мелочам приватного бытия: все эти тарелки, зонтики, пиджаки, стаканы, капли, карандаши, стерженьки и скважинки и зубчики укрупнялись поэтом до максимальных размеров. При этом, кстати, с самого начала Кушнер обнаружил необычайную склонность к уменьшительно-ласкательным суффиксам (а у него нет случайных, необдуманных не только слов или запятых, но и флексий), пронеся ее сквозь весь свой лирический эпос вплоть до самых последних стихотворений. Господи, сколько в его стихах (не преувеличиваю: сотни) всех этих записочек, ложечек, листочков, ящичков, шторок, пальчиков, пенальчиков, складочек, пуговичек, палочек, блюдечек, рюмочек, паучков, верандочек, шкафчиков, дверок, лишайничков, бритвочек, носочков и даже музычек! Настойчивость эта говорит, с одной стороны, о цельности и форсированном упорстве полемического замысла-приема. Думаю, что таким образом поэт прежде всего подчеркивает, что в его стихах — “не большая судьба, а домашняя, с маленькой буквы” (то есть именно Большая, ибо ни в коем случае не общая), и доводит до стилистического гротеска уроки, полученные в школе Пруста: “Нечто вроде прустовского романа,/ только на языке другом и не в прозе,/ а в стихах, — вот чем я занят был”, — подведет он итог в позднем стихотворении. Но порою эти бесконечные стилистические литоты начинают отдавать инерцией, усталостью безошибочно утепляющего речь жеста, слащавостью априорно трогательного суффикса взамен интонационного напряженья, которому надлежало бы каждый раз рождаться как впервые. А может быть, это — разговорная сентиментальность, присущая, как известно, внутренне жестким людям? Так или иначе, случайностей у больших поэтов не бывает, у Кушнера же, который сам о себе сказал: “это ты-то, до сотых долей, уточняющий каждое слово”, — в особенности

1.

Тяга к простым вещицам у Кушнера объясняется не только “холодком невыносимой жалости к предметам”. Поэт сложнее и лукавее. Во-первых, он остро чувствует, что “наши маленькие тайны одной большой окружены”. Отношения Кушнера с Богом — тема особая: он то смущенно и доверчиво взывает к Нему — “в его небесном кабинете” (неповторимая кушнеровская ирония), то бурно сомневается, то ищет пантеистических синонимов, но в любом случае э т о небо над его землею есть всегда. Во-вторых, он обожает образ бинокля (это и реальный предмет, и сквозная метафора поэта, то есть мысль, рожденная, как он говорит, в счастливой рубашке). Лирический бинокль, наряду с двойным лорнетом, и сильным микроскопом, и прочими оптическими инструментами поминаемый в стихах Кушнера десятки раз, дает ему возможность осуществить “прибавленье к объему”, перевернуть масштаб: “Как будто мы в бинокль взглянули/ с увеличеньем многократным…” В-третьих, поэт даже на самые обыденные предметы смотрит как на потенциальные экспонаты грядущего музея:

Говорю тебе: этот пиджак

Будет так через тысячу лет

Драгоценен, как тога, как стяг

Крестоносца, утративший цвет.

Говорю тебе: эти очки,

Говорю тебе: этот сарай…

Синеокого смысла пучки,

Чудо, лезущее через край.

Вообще, образы, связанные с музеем, коллекцией, архивом, возникают в этой книге то и дело: идея живой жизни как коллекции — ключ к предметничеству Кушнера. Отсюда же — его на все лады приверженность к таким малопоэтическим словам, как

опись, список, смета, реестр, перечень, расходно-приходной баланс. Он даже о вселенской трудной гармонии может сказать так: “О, справочник щедрот, ночная картотека!” Кушнер — страстный и одухотворенный регистратор частиц хаоса, повсюду ищущий и обнаруживающий систему. Думаю, что и архитектура “самого умышленного города на свете” (так говорил о Петербурге Достоевский) структурирует кушнеровскую дрожь, разграфляет его глубоко спрятанное лирическое безумие.

Интересно, что в ранних стихах Кушнера предметы рассматриваются сквозь мощную и асимметричную призму обэриутства (влиянье неявное, но продуктивное) — не Заболоцкий ли “Столбцов” нашептал потомку следующий образ:

Вода в графине — чудо из чудес,

Прозрачный шар, задержанный в паденье?

Или этот:

Фонтана яростное тело

Дымилось, высилось, блестело,

Из узкой вырвавшись трубы,

Оно шумело, как дубы…

Но позднее, если говорить об источниках, Кушнер уходит в иные глубины: прежде всего — к Ин.Анненскому (ритм и тон “Прерывистых строк”) и к раннему Пастернаку (“Сестра моя жизнь” как формула лирического бытия). Впрочем, любые стилистические подсказки перевоплощаются в поэтике Кушнера за счет остро современной интонации и уникального нрава, породнившего иррационализм и рассудочность, смуту и смету. “Потому и порядок такой на столе, чтобы оползень жизни сдержать”, — пишет поэт. Кстати, не от этой ли структурирующей борьбы с оползнем — постоянная, даже в самых страстных импровизациях, тяга этого поэта к анафоре?

Итак, Кушнер — художник двойного масштаба. В давнем стихотворении он обозначает эту особенность как желанье, “чтоб соседствовали рядом/ и мерцали заодно/ горы с диким виноградом/ и домашнее вино”. Любовь к малым предметам, к домашности, к “уюту” сосуществует в его стихах с непреходящим ощущением бескрайнего простора, шири на семи ветрах. Тот факт, что “до Сахалина ехать десять дней”, странным образом обостряет любовь поэта к пространству личному и до предела сжатому: “и сжимать, сжимать пространство, как пружину часовщик” — заметим, что в этой важнейшей метафоре категории времени и места отождествлены.

“На чувства наши влияет география страны”, — скажет он в первой книге, а в более поздних стихах аукнется:

В названьях судов, в перекличке загадочных

мест —

Вся наша размашистость, вся непомерная

ширь.

Как это похоже на географический съезд!

“Печора”, “Сухона”, “Колгуев”, “Анадырь” и “Свирь”!

Интересно, как дальше поэт разворачивает (и впрямь разворачивает, точно свернутое в тугой свиток письмо) метафору:

Легко ли судить по “Вилюю” о том, что Вилюй

Собой представляет: труба, да корма, да канат! —

так и частная жизнь с именем из огромной имперской географии — в реальности была невелика, конкретна, предметна и даже жалка: она (метафора разворачивается дальше), “с мостиком белым и рубкой на низкой корме”, по многу раз ходит туда-сюда “вослед ледоколу”.

Кушнер — поэт в высшей степени ироничный и острый, но эти его качества никогда не явлены впрямую, как у иронистов штатных: его интеллигентски язвительную улыбку надо уметь разглядеть. Вот из самых ранних стихов:

Богиня Флора — страсть и нега,

Гирлянда роз на животе, —

о сколько веселого сарказма, сколько мудрого юмора в этой гирлянде на животе! Вообще, форсированная страсть, экзальтация, “замашки” — объект вечной кушнеровской неприязни и отталкивания. От него досталось на орехи и року, сверкающему очами, и исступленности, и гитарной отраве, и московскому разгулу. Помню, как поразила и очаровала меня лет в двадцать вариация на тему, казалось бы, закрытую Пушкиным, — когда Кушнер “поставил на место” самого шестикрылого Серафима:

Он встал в ленинградской квартире,

Расправив среди тишины

Шесть крыл, из которых четыре,

Я знаю, ему не нужны…

“Смотри, ты разбудишь ребенка”, — говорит ленинградец пророку, и в этом звучит неповторимая кушнеровская отвага, с которою он, вольноотпущенный книжник, в принципе запанибрата воспринимает всю мировую культуру.

Вообще, многие строки Кушнера в те годы глухие и столь скупые на подлинную текущую поэзию, нами, молодыми читателями, запоминались с лету как дивные, чудом просочившиеся к нам вести-афоризмы. (Так читался еще и “Пушкинский дом” Битова — подцензурными фрагментами или в самиздатской рукописи целиком.) Цитирую по памяти любимое — из “Прямой речи” (1975), чудесного сборника о несчастной любви, о придавленном достоинстве, о счастье жить вопреки всему.

Показалось, что горе прошло.

Не прошло. Показалось.

Или:

Я — чокнутый, как рюмочка в шкафу

Надтреснутая. Но и ты с приветом.

Или еще:

Быть нелюбимым! Боже мой!

Какое счастье — быть несчастным…

Или еще и еще:

Трагическое миросозерцанье

Тем плохо, что оно высокомерно.

Это было полное совпадение поэта с читателем, которому горестные стихи давали колоссальный заряд силы. Это был какой-то тайный сговор незнакомой родни, о котором знал и сам поэт: “И ходит строчка стиховая/ меж нами, как масонский знак”.

Спасибо поэту: так мы и выжили.

Но пойдем дальше. Кушнер — поэт отважный, лирически дерзкий, упрямый. Разве не прямая дерзость сказалась в том, что он на протяжении всех творческих лет настаивал (вопреки подавляющему мнению лучших современников) на праве поэта в несчастной России ХХ века писать о счастливой любви, о витальном блаженстве, об эстетической приверженности к отрадному, и сладостному, и уютно теплому. Как он этим многих раздражает, ан не сдается!

В этом поэзия и позиция Кушнера чрезвычайно близка творческой судьбе Фета, которого критики при жизни не оставляли упреками в равнодушии к “злобе дня”, к социальной несправедливости, к идейной борьбе, корили за бестактный восторг и гедонизм — на фоне народной трагедии. Фет даже таковым критикам ответил в предисловии к первому выпуску “Вечерних огней” в том остроумном смысле, что он, спасаясь от пожара, прыгнул в воду, в реку, а ему туда кричат: “Огня!” “Конечно, — писал он, — никто не предположит, чтобы в отличие от всех людей мы одни не чувствовали, с одной стороны, неизбежной тягости будничной жизни, а с другой, тех периодических веяний нелепостей, которые действительно способны исполнить всякого практического деятеля гражданской скорбью. Но эта скорбь никак не могла вдохновить нас. Напротив, эти-то жизненные тяготы и заставили нас в течение пятидесяти лет по временам отворачиваться от них и пробивать будничный лед, чтобы хоть на мгновение вздохнуть чистым и свободным воздухом поэзии”.

Впрочем, если Фет поместил свой “спор” в предисловие, не пуская его в стихи, последовательно чистые, и свободные, и суггестивные, то Кушнер, чья поэзия является дневником всех слоев его внутренней жизни, его чувственной мысли (он постоянно включает в стихи рассуждения о ритме, методе, пафосе и текущей литполемике), — аналогичные ответы оппонентам дает — в рифму. Зачастую его стихи напоминают писательский эпистолярий, обращенный к “шелковому” (или отнюдь не шелковому) критику.

Установка Кушнера на принципиальное счастье как на психологическую доминанту своей поэзии с непритворно взволнованной интонацией была выражена в книге “Голос”, в середине пути:

Звезда моя!

В плену туманности высокой

Пример счастливого житья

С невыносимой подоплекой, —

замечу кстати, что слова подоплека, изнанка, испод, подкладка — в лексиконе Кушнера излюбленные, и это не случайно. В его мире все внешнее имеет второй — мерцающий, и скрытый, и контрастного цвета — смысл. Даже “наивные” пейзажи и натюрморты этого поэта всегда взрывчато метафизичны.

Кушнер — чем дальше, тем настойчивее (прекрасно — повторюсь — зная, до какой степени это травмирует глашатаев апокалипсиса и адептов “гражданской скорби”) — словно назло им описывает, то как моет тарелку с голубым цветочком, то как отдыхает в дачном шезлонге в ожидании чая с коньячком, то как по поручению любимой сторожит кипящее молоко. Он, возмужавши, как поэт и критик в одном лице настаивает на своей принципиальной “любви к предметам”, к креслу, к подлокотникам. Впрочем, так
же — почти эротически — любит он ос, шмелей, ласточек, облака и шум листвы, который (по признанию поэта, именно он, ночной, заоконный) в середине пути удлинил и расшатал его, поначалу четко регулярную, стиховую строку, изменил ритм его лирического дыхания. Только если в ранних стихах эта полемическая любовь к “своему” была направлена против тоталитарного романтизма, то в поздних — против тирании “славы и катастрофы”, связанной для Кушнера прежде всего с победоносным нажимом судьбы и поэзии Бродского. Посвященье ему, вошедшее в финальный раздел “Избранного” (как и мемуары, опубликованные в “Знамени” сразу после смерти друга, и оппонента, и триумфатора), исполнено чистой и высокой гордости этой творческой дружбой, но и — болезненной гордыни, настаивающей на своей отдельности. Замечу, что кушнеровская отдельность в первых книгах была органичнее, естественней — отдельность же, постоянно себя отстаивающая в пикировках, неизбежно надрывнее и зависимей. Как бы предчувствуя это испытание новыми контекстами, Кушнер еще в начале 80-х написал странные и сильные строки:

И звезда о звезду обломает скорее лучи,

Чем, утратив отдельность, с ней в кашицу слиться захочет.

Ни с кем и ни с чем не слился, но некоторые лучи если не обломал, то трансформировал

2.

Отмечу одно, обозначившееся в последние годы, противоречие — и это не упрек, но констатация пусть чуждого мне, но живого алогизма (и уж тут Кушнер точно не отделен: это общий поздний парадокс целого культурного поколения). Мужественно, и достойно, и брезгливо проигнорировал поэт прямую “злобу” (и впрямь злобу) дня советского, ни разу не польстив т о м у большому стилю, чем гордится, утверждая даже, что Аполлон присудит ему премию —

За то, что в век идей, гулявших по земле,

Как хищники во мраке,

Я скатерть белую прославил на столе

С узором призрачным, как водяные знаки.

Согласна. И впрямь пускай присудит — присоединяюсь к Аполлону, хотя, сознаюсь, новая самоирония (возможен и такой ее вид) Кушнера кажется мне чуть более честолюбивой, чем прежняя. А может быть, дело в смешении жанров? С годами наш поэт стал интенсивнее вводить альбомные и эпиграммные ноты — в ткань приподнято серьезную, лирическую, а эти слои взаимоприживляются с трудом. Кстати, в большом поэмном произведении — вспомним “Онегина” — этот синтез вполне возможен: вот поэма Кушнеру и мстит за лихой “отказ”, давая знать, что рамки лирического стихотворения не ко всякой нагрузке готовы и порою трещат по швам. Возникает диссонанс.

Поэт в нынешнее время, продолжая как бы настаивать на неангажированной верности частному и малому (условно говоря, скатерке с сопротивленческой изнанкой), нет-нет, а дает ангажированного петуха, который ему ну совсем не к лицу. Я Кушнера очень люблю и потому сразу вспоминаю того же Фета, который со всей его лирической дерзостью и аполитичностью на склоне лет увлекался даже восхищенными посланьями августейшим особам — правда, жанры не смешивая, разводя, — за что революционные демократы (тоже дуболомы смешные!) его старательно бранили… Вот и я туда же. А то вдруг в последних стихах поэт впадает в стиль интервью из прогрессивной — как говорится, нашенской — газеты:

Мне нравятся чужие “мерседесы”,

Я, проходя, любуюсь их сверканьем.

А то, что в них сидят головорезы,

Так ведь всегда проблемы с мирозданьем

Есть, и не те, так эти неудобства.

Пожалуй, я предпочитаю эти.

У меня пометы на полях — эстетические. Во-первых, это уже иначе, чем сказал Бродский (“но ворюга мне милей, чем кровопийца”), и в страшном сне не предполагая, как потрафит бывшим обкомовским работникам. Во-вторых, та же мысль, но куда кратче и строже давным-давно была сформулирована Кушнером и стала крылатым мо: “Времена не выбирают,/ в них живут и умирают”. Любоваться “мерседесами” оставим авторам иной школы, иного зренья, иных приоритетов. Иного ракурса и иной (любимое словцо Кушнера) стиховой ткани. А может быть, здесь имеет место недопонятая мною полупародия (а’ля поэт А. Тиняков) на современный тип затравленно-киничного сознания, и, может быть, перед нами тут не вполне автобиографический герой, а гротескный персонаж? Не знаю. Не берусь судить окончательно. В любом случае это опять же — новый вид кушнеровской самоиронии.

Вернемся, однако, к главному, к лучшему, к существенно притягательному. Есть в книге два стихотворения, особо замечательных. Это — трагические “Воспоминания” 1979 года с чередой портретов (гибель каждого из персонажей с убийственной краткостью обозначена в скобках), концентрирующей судьбу российской интеллигенции ХХ столетия. И почти зощенковская зарисовка профсоюзного, что ли, собрания “Потом не спишь, перебирая…” (конец 80-х). Оба говорят о грандиозных возможностях Кушнера как поэта-прозаика. Эти зерна в кушнеровской лирике последних лет все мощнее набухают, но в полной мере прорасти им еще надлежит. Среди нового случаются яркие стихотворные опыты, возросшие на суглинистой границе с прозой, — здесь на ином витке возвращается ранняя кушнеровская человечность, сострадательная и пристальная: разночинская, неспесивая, полная родства и равенства со всем, что есть.

В одном из стихотворений последнего времени (оно посвящено О.Чухонцеву) поэту снится, что “все мы сидим за столом, в полублеск облачась, в полумрак”… Тут мы опять обнаружим и любимую Кушнером скатерть, и бутыли с вином, и цветы, и последнюю ласточку, и ползущего по скатерти жука. О, как верен наш поэт себе, какой сильный у него, хоть и допотопный, лирический бинокль, какая уникально обаятельная интонация! И как хороша (тут и счастье с трагической подоплекой, и вольное смещенье времен, и новизна, и память, и ребячески интеллектуальный треп, и горький юмор — все, чем драгоценна кушнеровская Муза) центральная строфа, в которой стихи читает — Пастернак:

С выраженьем, по-детски, старательней, чем

Это принято, чуть захмелев,

И смеемся, и так это нравится всем,

Только Лермонтов: “Чур, — говорит, — без поэм!

Без поэм и вступления в Леф!”

Лермонтов и Кушнера слушает: чур-чура.

Александр Кушнер.

Избранное. СПб: “Художественная литература”, 1997.

1

Кстати, когда я в телефонной беседе рассказала своему другу Дм.Сухареву, поэту и академику по науке, что вот — привязываюсь к кушнеровским суффиксам (перебор-де), — Сухарев мне ругать за это Кушнера запретил. Он сказал, что именно аффиксы (частицы, изменяющие значение корня) есть глубочайшее отличие русского языка от всех прочих и что именно они позволяют нашему брату-стихотворцу выразить информацию во сто крат большую на той же площадке, что несчастный иноземец (тут Сухарев обрушил на меня поток и впрямь непереводимых примеров из Пушкина: лачужки… подружки…). Потому, продолжал наш нейробиолог, поэт как существо сверхчувствительное эту таинственную языковую возможность воспринимает более обостренно, чем простой смертный, и не может ее игнорировать. Это — ежели я правильно Сухарева-ученого поняла — даже связано со строением мозга. Во как!

2

Постепенно, в ходе жизни и в пылу внутрилитературных полемик, Кушнер, как мне кажется, сузил свою первоначальную аудиторию. Если в 80-е годы Д. С. Лихачев писал о “Таврическом саде”, что здесь “любой жест, любое действие может быть присвоено читателем, на которого, как на своего двойника, хочет походить автор”, — то к концу 90-х стих Кушнера почти утратил былую широкую коммуникабельность. “Я” поэта отдалилось от простоватого двойника жестко и честно. Обособилось. Его общие пути с полунищим интеллигентом-подвижником, состарившимся “на школьных сквозняках” (принадлежность к этому славному бесславному клану Кушнер настойчиво подчеркивал вначале), — разошлись. Теперь: “все знанье о стихах — в руках пяти-шести, быть может, десяти людей на этом свете”. Адрес сфокусировался до отъединенной точки.

 

 

Вера и любовь в историческом ракурсе

2 июня Долгопрудненский театр «Город» представил свой спектакль «Его Величество Государь Николай II» на Международном православном фестивале «Артос». Зрителям была представлена история детства и юности Николая, показанная режиссером Антоном Пресновым через призму воспоминаний уже взрослого Государя и его друга детства Владимира Оллонгрена.

– Выбор именно этого спектакля для показа на «Артосе» не случаен, – говорит директор театра «Город» Жаннета Арутюнян. – Постановка пронизана духом гражданского патриотизма, веры и искренней любви к Богу. Любовь эта проявляется ненавязчиво, тонкой канвой проходя по сюжетной линии – вот маленькие князья вместе с Владимиром красят пасхальные яйца, вот Ники плачет на коленях у учительницы, вспоминая о мертвом Иисусе, вот ребята спасают замерзшего воробья и молятся, чтобы тот выжил, и птица выживает! – и от этого спектакль выглядит еще звучнее, еще масштабнее в ракурсе исторического повествования. Это почувствовал и зрительный зал, стоя аплодировавший по завершению спектакля и со слезами благодаривший артистов.

Кстати, Долгопрудненский театр «Город» стал единственным коллективом, представившим Московскую область на фестивале.

— Участие Долгопрудненского театра «Город» стало настоящим украшением финального дня нашего фестиваля, — отметил председатель оргкомитета Международного православного фестиваля «Артос» Алексей Токарев. —  Помимо высокого уровня исполнительской и организационной работы, важны и актуальны те ценности, о которых говорится в спектакле. На мой взгляд, коллективу удалось справиться со сложнейшей задачей: в легкой и непринужденной форме рассказать зрителю о сложных исторических событиях России в контексте жизни одной – царской – семьи.

Пресс-служба театра «Город»

Источник: http://indolgoprud.ru/novosti/kultura/vera-i-lyubov-v-istoricheskom-rakurse

Медиков Нижнего Новгорода представили в непривычном ракурсе — Российская газета

За последние полтора года все привыкли к тому, что медики на своих рабочих местах одеты в комбинезоны, а лица врачей, санитаров и медсестер закрыты масками.

Но благодаря частной инициативе двух жительниц Казани — Натальи Кочетковой и ее мамы Валентины Ивановны — нижегородцы смогли увидеть своих докторов и их помощников не только без средств индивидуальной защиты, но и во всей красе: на минувшей неделе в приволжской столице с успехом прошла фотовыставка, героями которой стали медработники от младшего персонала до главных врачей. На экспозиции было представлено 75 из 120 изготовленных фоторабот, выполненных в формате 50х70 сантиметров цветной печатью с креплением на мольбертах.

— Нам хотелось привлечь внимание к тем нашим современникам, кто ходит на работу как на подвиг, кто ежедневно видит чужую боль, кто пропускает через себя страдания и раздражение, — говорят создательницы выставки. — Но при этом они остаются необыкновенно отзывчивыми, умными, добрыми, веселыми. Именно такие люди должны быть примером для подражания, а не выдуманные псевдогерои или блогеры.

Представительницам Татарстана удалось собрать в приволжской столице команду единомышленников — главных врачей, медицинских работников, фотографов, визажистов, стилистов и других специалистов, которые подготовили фотовыставку «С них начинается Родина» безвозмездно.

Целью проекта, по словам авторов, является возвращение всенародного уважения к людям, которые приносят пользу обществу своей работой и образом жизни, — ученым, врачам, воспитателям, хлеборобам, военным. К тем, кто по-настоящему является основой и гордостью нашей страны.

— Для медиков подготовка и сам процесс съемки останутся в памяти как яркие, позитивные впечатления, — считает губернатор Нижегородской области Глеб Никитин, посетивший выставку в день ее закрытия. — Уверен, что это подняло их дух и настроение, даже по лицам на фотографиях это видно. Думаю, портреты нужно обязательно показать в медучреждениях, чтобы пациенты увидели медиков в нерабочей обстановке.

Прислушаются ли герои фотовыставки к совету главы региона, покажет время. Пока же все снимки раздали медработникам.

Комментарии

Иван Романов, главный врач городской клинической больницы № 30:

— Очень хорошее действо! Такая фотовыставка отвлекает от повседневной рутины и поднимает настроение. Это как отдушина, небольшой отдых от комбинезона. Вы посмотрите на наших женщин-медиков — это же настоящие фотомодели! А ведь многие из них пришли на фотосессию уставшими, прямо с дежурства. Но сумели преобразиться.

Давид Мелик-Гусейнов, министр здравоохранения Нижегородской области:

— Приятно видеть на фотографиях знакомые лица медиков в повседневной жизни. За последний год наше общение, увы, свелось к теме борьбы с коронавирусом, со многими мы видимся только в СИЗах в «красных зонах» или на видеоселекторных совещаниях. Такие выставки напоминают, что работа работой, но возможность перезагрузить мысли должна быть всегда.

Советы по позированию — ошибки ракурса, из-за которых получаются нелестные портреты

Один из первых советов по позированию в портретной фотографии заключается в том, что чем ближе объект к камере, тем больше он будет казаться на изображении. Одним из аспектов этого совета по позированию является ракурс в фотографии. Очень важный, потому что ракурс может привести к очень нелестным портретам.

Хорошая новость в том, что этого легко избежать, как вы увидите в примере позы ниже!

Что такое ракурс в фотографии?

На самом деле ракурс не ограничивается только фотографией, это еще и техника рисования, которую можно использовать творчески.Так что это определенно не всегда плохо.

ракурс — это форма искажения глубины на фотографиях как побочный эффект преобразования трехмерного мира в двухмерное изображение.

Это особенность не только портретной фотографии, но также актуальна для всех видов фотографии и является особенно популярной техникой в ​​пейзажной фотографии. Google Ансель Адам Mount Williamson, Sierra Nevada из Manzanar , чтобы увидеть фантастический пример ракурса в пейзажной фотографии.

Однако в портретной фотографии, когда ракурс происходит непреднамеренно с неправильной позой или углом камеры, результаты нелестны.

Что вызывает ракурс в фотографии?

В портретной фотографии чаще всего (но не всегда) наблюдается на конечностях объекта, потому что из-за этого они выглядят короче.

Как уже упоминалось, при захвате изображения вы создаете двухмерное представление трехмерного мира. В реальной жизни мы можем видеть все углы, но не на изображении.Итак, согласно теории гештальта, наш мозг «заполняет пробелы» в том, что мы не видим. Иногда они ошибаются.

Дополнительная литература: Используйте силу теории гештальт в фотографии

Ракурс появляется на изображении, где, например, часть конечности закрыта углом конечности по отношению к камере. Кажется, что расстояние между концом, ближайшим к камере, и концом, наиболее удаленным от камеры, уменьшается.

Если мы не встречали объект в реальной жизни, мы не знаем точно, как он выглядит, поэтому мы доверяем тому, что видим на изображении.Однако очень легко случайно сделать конечности короче в ракурсе.

Таким образом, ракурс — это, по сути, удлинение в обратном направлении. Фотографы-портретисты обычно работают над тем, чтобы конечности выглядели длиннее с углом камеры и фокусным расстоянием, а не короче.

Как избежать ракурса при позе

На самом деле довольно легко избежать случайного ракурса, независимо от используемого объектива, потому что он не зависит от оборудования. Все дело в позе и перспективе, в частности:

  • Углы тела подопытного
  • Ваша позиция по отношению к предмету

Да, эффект ракурса может быть преувеличен фокусным расстоянием, поэтому особенно важно знать, где находится ваш объект в кадре при использовании широкого угла.Однако эта статья специально посвящена советам по позированию, чтобы избежать ракурса.

Дополнительная литература: Что такое фокусное расстояние и как его использовать в фотографии

Давайте подробнее рассмотрим, как избежать ракурса, позируя в портретной фотографии, с примерами ошибок ракурса.

Ракурс с ракурсами корпуса и камеры

Укорачивание происходит не только с конечностями. Это может быть что угодно.

Слева тело модели в ракурсе ее позы.Ее ноги выглядят странно, а тело очень короткое и квадратное. Я попросил ее положить руку на колено и наклониться ко мне.

Как вы можете видеть на изображении справа, если ее даже немного повернуть боком для камеры, ее тело и нога не будут уменьшены в ракурсе.

Как улучшить позу:
  • Попросите ее переместиться так, чтобы она слегка наклонилась в сторону, или
  • Измените угол, сделав шаг или два в сторону

Укорачивание конечностей

Самая легкая ошибка в ракурсе — это руки и ноги, потому что малейшее движение конечности вызывает или нарушает позу.

Когда съемка быстро переходит от одной позы к другой, вы неизбежно делаете странную ошибку. С фото слева две ошибки.

Первая ошибка позы — положение ее руки. На изображении слева ее предплечье выглядит искаженным из-за ракурса. Если немного отвести ее локоть назад и, следовательно, не так сильно направить на камеру, ее предплечье удлиняется, поскольку мы можем видеть его больше.

Другая ошибка при позе состоит в том, что ее рука не должна лежать на камере, но это не ракурс.Я просто подумал, что упомяну об этом, потому что это меня раздражает, и я не хочу, чтобы вы думали, что это идеальная поза.

Как улучшить позу:
  • Поднимите локоть еще дальше
  • Поверните левую руку вверх так, чтобы ее ладонь была слегка обращена к земле

Дополнительная литература: Женские позы — 9 советов по фотографированию женщин

Кстати о локтях. Будьте очень осторожны, когда локоть направлен на камеру.Вы видите, как на изображении слева у нее из ниоткуда появляется странная парящая рука?

Как улучшить позу
  • Немного отведите локоть от тела, чтобы вы также могли видеть верхнюю часть руки.

И снова на изображении слева ее рука выглядит искаженной. Возможно, это было бы не так заметно, если бы не было рядом с лучшей позой справа.

Это доказывает мою точку зрения, что иногда даже самая маленькая корректировка позы в портретной фотографии может иметь огромное значение.

Как улучшить позу
  • Слегка отодвинув ее правый локоть (камера влево) от тела, можно было бы избежать ракурса. В качестве бонуса он также увеличил бы линию ноги.

Краткое описание подсказки для позирования в ракурсе

Чем больше параллельны руки и ноги относительно плоскости камеры, тем меньше вероятность того, что конечности будут смещены в ракурс.

Ракурс в фотографии — тоже хорошо

Может показаться, что я противоречу себе здесь, но, как и многие другие вещи в фотографии, когда техника используется намеренно, эффект часто бывает хорошим.

При непреднамеренном использовании часто используется неправильно, что приводит к плохому изображению.

Те же принципы применяются при намеренном ракурсе.

Почему используется ракурс?

При правильном использовании ракурс на самом деле является очень эффективным и творческим приемом композиции, потому что это форма принудительной перспективы.

Дополнительная литература: 5 типов перспективы в композиции фотографии

Ваша камера видит мир иначе, чем вы, поэтому воспользуйтесь ею.Часть удовольствия и творчества в фотографии заключается в том, чтобы запечатлеть мир таким, каким мы его не видим в реальной жизни.

Ракурс в фотографии является прекрасным примером этого, как вы можете видеть ниже.

Фото Ника Дженкинса на Unsplash

Оставить комментарий

Если у вас есть вопросы по ракурсу в фотографии, дайте нам знать в комментариях.

Кроме того, нам нравятся хорошие новости, поэтому, если эти советы по фотографии помогут вам в следующей портретной съемке, поделитесь и этим.

Определение ракурса в истории искусства.

Примеры ракурса в следующих темах:

  • ракурс

  • ракурс

    • ракурс — это визуальный эффект, при котором объект или расстояние кажутся короче, чем они есть на самом деле, потому что они расположены под углом к ​​зрителю.
    • Наряду с линейной перспективой, ракурс ракурс является одной из двух наиболее характерных черт перспективы в двумерной среде.
    • В живописи ракурс в изображении человеческой фигуры усовершенствован в эпоху итальянского Возрождения.
    • Мантенья представил как душераздирающее исследование трупа в сильно укороченном ракурсе , так и чрезвычайно пронзительное изображение библейской трагедии.
    • Мантенья использует технику ракурса на этой картине для изображения тела Христа.
  • Искажения пространства и ракурсы

    • ракурс — это визуальный эффект или оптическая иллюзия, при которой объект или расстояние кажутся короче, чем они есть на самом деле, потому что они расположены под углом к ​​зрителю.
    • Хотя ракурс является важным элементом в искусстве, где изображается визуальная перспектива, ракурс встречается в других типах двумерных представлений трехмерных сцен, таких как наклонные параллельные проекционные чертежи.
    • Физиологическая основа визуального ракурса ракурса не была определена до 1000 года, когда арабский математик и философ Альхазен в своей книге «Перспектива» впервые объяснил, что свет конусно проецируется в глаз.
    • Метод для систематического изображения укороченной геометрии на плоской поверхности был неизвестен в течение следующих 300 лет.
    • Эта картина иллюстрирует использование Мелоццо да Форли ракурса вверх в своих фресках в Базилике делла Санта-Каса.
  • Династия Сефевидов

    • В семнадцатом веке усиление контактов с далекими культурами, особенно с европейскими, вдохновило иранских художников, которые переняли моделирование, ракурс , пространственную рецессию и среду масляной живописи.
  • Картина эпохи Возрождения: Мазаччо

    • Многие другие важные техники, обычно связанные с живописью эпохи Возрождения, разработанные во Флоренции в первой половине 15 века, включая использование реалистичных пропорций, ракурс (художественный эффект сокращения линий в рисунке для создания иллюзии глубины) , сфумато (размытие резких контуров тонким и постепенным смешиванием для создания иллюзии трехмерности) и светотень (контраст между светом и темнотой для передачи ощущения глубины).
  • Керамика в греческий архаический период

    • Его сосуды изображают людей в движении, и он попытался использовать перспективу, показывая фигуры с укороченными конечностями.
    • Использование ракурса в ракурсе , хотя и является примитивным, придает всей композиции более естественный и правдоподобный вид.
  • Линейная перспектива и трехмерное пространство

    • Как и все другие укороченные варианты перспективы , четырехточечная перспектива начинается с линии горизонта, за которой следуют четыре равноотстоящих точки схода, очерчивающие четыре вертикальные линии.
  • Итальянская готическая живопись

    • Со временем он добился большего натурализма и мягкости в своей работе, применив ракурс , и техники светотени.
  • Картины, искусство Македонского двора и мозаика Александра

    • Он передает острое чувство деталей, драматично разворачивает драму битвы и демонстрирует использование перспективы и ракурса .
  • Живопись в греческий высокий классический период

    • Он передает острое чувство деталей, драматично разворачивает драму битвы и демонстрирует использование перспективы и ракурса .

ракурс | Художники Эллера

ПЕРСПЕКТИВА + ЦИФРА = УБИРАНИЕ

Я обычно сохраняю этот проект после того, как вы уже изучили перспективу, драпировку, рисование фигур, а также после того, как у вас есть большой опыт работы с различными носителями и вы найдете несколько фаворитов. Обычно это одна из лучших работ студентов за год или одна из худших. Композиции динамичны, но если не уловить искажения, это грандиозный провал.

Процесс / ТРЕБОВАНИЯ:

1. В этом проекте вы и ваши одноклассники будете вместе делать фотографии для работы. СДЕЛАЙТЕ МНОГО ФОТО для этого рисунка. Если вам повезет, вы получите один хороший на каждые 20 сделанных вами фотографий. Поэкспериментируйте с разными интересными точками обзора (с высоты птичьего полета, с точки зрения муравья и т. Д.) И положениями человеческой фигуры, которые демонстрируют крайний ракурс. Это ваша работа, поэтому вам следует решить следующее, ПРЕЖДЕ чем посмотреть на камеру. Кто такой ФОТОГРАФ? Кто держит свет? Кто моделирует? Какую работу ты делаешь? Если вы не занимаетесь моделью, я рекомендую вам сделать фотографии, чтобы вы могли точно увидеть, как это выглядит.

2. После того, как вы напечатали фотографию, сделайте несколько эскизов в своем альбоме перед тем, как начать на большой (18 x 24 дюйма) бумаге. Нелегко нарисовать фигуру в ракурсе. Помните: рисуйте то, что видите, а не то, что, по вашему мнению, должно выглядеть! Работайте вверх ногами и используйте систему квадрантов, чтобы помочь вам. Блок на своем рисунке, показывающий искажения, создаваемые ракурсом. Я разместил несколько отличных руководств о том, КАК нарисовать фигуру в ракурсе внизу этой страницы — используйте их!

3.Поместите фигуру в интересную среду — реалистичную или абстрактную, которая усиливает композицию.

4. Вы можете использовать любую среду по своему усмотрению, кроме графита.

Критика / оценка:

Вы эффективно создали иллюзию ракурса?

Анатомия фигуры выглядит реалистичной и точной; особенно части в укороченном виде?

Вы использовали интересную точку зрения?

Фон усиливает композицию?

Нужна помощь с ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ УЛУЧШЕНИЕМ?

Нужны еще примеры?

Вот отличный сайт в ракурсе:

http: // рисунки-чертежи.blogspot.com/2008/12/foreshortening.html

ссылка на доску интересов Кэрри Кинг с МНОЖЕСТВОМ изображений в ракурсе:

http://pinterest.com/artbabe3/foreshortening/

ссылка на мои доски интереса по ракурсу и перспективе:

http://www.pinterest.com/art4tab/art-perspective/

http://www.pinterest.com/art4tab/art-foreshortening/

ФОТО

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ

ТРЕБОВАНИЯ:

1.Тема и концепция

2. Опора

3. 3-5 финальных фотографий

4. Может быть автопортрет или портрет другого человека

5. У вас должен быть LIGHT PLAN

Нравится:

Нравится Загрузка …

Ракурс может вас обмануть: 3 совета по точному ракурсу

Автор Dianne Mize в Уроки рисования> Уроки рисования

Мы все думаем, что знаем то, что видим.Только когда мы начинаем что-то рисовать или раскрашивать, начинается битва между тем, что наш разум хочет, чтобы видел, и тем, на что на самом деле смотрят наши глаза.

А затем, когда мы убедимся, что все правильно, мы отступим и обнаружим причудливую проблему пропорций из-за неправильно укороченной темы.

Быстрое объявление — EmptyEasel разработал более быстрый и простой способ для художников иметь свой собственный сайт об искусстве. Щелкните здесь, чтобы узнать больше и получить собственный простой художественный веб-сайт!

Какой ракурс?

ракурс происходит всякий раз, когда мы видим по крайней мере две стороны или плоскости объекта.По мере того, как плоская плоскость удаляется вдаль, становится все легче и легче увидеть искажение, возникающее в ширине и высоте объектов на этой плоскости.

Объекты, такие как здания, животные и люди, демонстрируют неправильный ракурс более явно, чем другие объекты, но в любой ситуации проблему можно легко решить, используя довольно странную небольшую схему, включающую сантехнику , график и угол . Вот краткое описание каждого из них.

Сантехника произошла от отвеса, который представляет собой просто веревку с грузом на конце. Когда вы держите веревку так, чтобы груз свободно свисал, она образует идеальную вертикальную линию (отлично подходит для архитекторов и строителей).

Для художника менее громоздко и столь же эффективно использовать кисть или ручку карандаша. Это дает нам идеально прямую вертикальную линию в любое время.

Диаграмма — это способ визуального измерения объектов в ракурсе.Поместите отвес там, где пересекаются две плоскости фигуры, затем измерьте видимое расстояние между линией отвеса и краями фигуры по обе стороны от нее

Рыбалка — это совсем другое. Вместо того, чтобы следовать контурам, как мы обычно делаем при рисовании, при наклоне используются прямые линии для визуализации основных краев формы, как показано в примере ниже.

Вот как мы можем объединить эти три техники, чтобы точно изобразить форму в ракурсе:

Шаг 1.Сантехника

Расположите отвес на пересечении двух сторон фигуры.

На фото выше тело собаки согнуто так, что его плечи, шея и голова образуют одну плоскость, а остальная часть тела — другой. На пересечении этих двух плоскостей мы размещаем отвес.

Как только пересечение будет найдено, нарисуйте соответствующую линию на холсте или бумаге. Начните линию с вершины фигуры и заканчивать ее внизу.Это поможет определить высоту вашего нарисованного изображения.

Шаг 2. Схема

Посмотрите на обе стороны изображения, по обе стороны от отвеса. Сделайте отметку на бумаге или холсте, соответствующую ширине правой стороны объекта. Эта линия должна начинаться от отвеса и доходить до самой дальней точки справа. Повторите то же самое для левой стороны.

Теперь у вас есть диаграмма, показывающая видимую ширину каждой стороны.Соедините две стороны вместе, и у вас также будет общая визуальная длина вашего объекта в укороченном ракурсе, что даст вам все ориентиры, необходимые для начала вашего рисования.

Шаг 3. Угловая

Используя точки отсчета на вашей карте, вы можете начать рисовать наклонные штрихи, чтобы оценить общую форму вашего объекта.

Для изображений со странным наклоном или с несколькими сторонами этот метод все еще работает — просто создайте еще одну отвесную линию на втором пересечении, как показано на этой фотографии жабы.

Неважно, что вы рисуете или рисуете, это все, что вам нужно!

Если в прошлом вам приходилось сталкиваться с объектами в ракурсе, просто начните с техники «отвес / диаграмма / угол», а затем переходите к рисованию с уверенностью, что ваш ракурс правильный.

ПОЛУЧИТЬ ЛИСТНИК В СВОЕМ ЯЩИКЕ

Мы будем отправлять вам статьи и учебные пособия сразу после их публикации, чтобы вы не пропустили ни одной публикации! Отпишитесь здесь в любое время.

ПРИМЕЧАНИЕ. Вас также может заинтересовать пошаговое руководство по рисованию от EE для художников. Нажмите ниже, чтобы узнать больше!

Этот пост может содержать партнерские ссылки.

Как нарисовать фигуру в перспективе

Рисование фигуры человека — одно из самых сложных, но полезных занятий для художника. Человеческая фигура постоянно меняется, и нет двух одинаковых форм тела. Это делает рисование фигур сложным навыком, который вы можете развивать со временем.

Любая форма рисования фигур требует от художника пристального наблюдения за объектом, что ведет к совершенствованию навыков рисования. В конце концов, рисование — это все, что нужно видеть, и чем сильнее вы понимаете то, что видите, тем лучше вы становитесь рисовать.

Не существует истинной формулы для рисования людей. Поскольку человеческая фигура настолько динамична, формулы, подходящей для всех возможных положений, просто не существует. Однако есть пошаговый подход, который может помочь вам в процессе рисования.Мне нравится использовать четырехэтапный подход к рисованию фигур, чтобы помочь построить форму предмета. Каждый шаг — это упражнение на наблюдение и сравнение, которое приводит к более точному рисованию фигуры.

Этот подход творит чудеса при рисовании фигуры из стандартного вида, но когда фигура находится в перспективе и ракурс является фактором, проблема намного сложнее. Мы должны обратить особое внимание на то, что происходит со стандартными пропорциями, когда мы рисуем фигуру с такой преувеличенной точки зрения.

Рисование фигуры в перспективе

Все мы, наверное, знакомы с линейной перспективой, методом рисования, в котором линии используются для создания иллюзии пространства на плоской двумерной поверхности. Существует три формы линейной перспективы, включая одноточечную перспективу, двухточечную перспективу и трехточечную перспективу. Каждая форма выбирается и реализуется художником с учетом точки зрения зрителя.

В то время как линейная перспектива в основном используется для рисования зданий, деревьев, дорог и т. Д.в пейзаже мы можем применить его принципы для рисования человеческой фигуры в перспективе.

Линейная перспектива помогает художнику лучше понять, как мы воспринимаем объекты в трехмерном пространстве, и передать эту информацию в рисунок. Он делает это, структурируя искажение, которое происходит, когда мы рисуем объекты в пространстве.

Что такое ракурс?

Под ракурсом понимается искажение, которое происходит, когда мы рисуем человеческую фигуру в пространстве, особенно с преувеличенной или экстремальной точки зрения.

Фигура может быть размещена в неограниченном количестве положений, и для того, чтобы запечатлеть фигуру в этих конкретных типах поз, художники должны уметь распознавать и воспроизводить искажения, существующие в позе.

Ракурс — это просто то, что происходит, когда человеческая фигура рассматривается в перспективе.

Изображение из серии «Графитовые портреты» (серия записанных живых уроков)

ракурс встречается почти в каждой естественной позе человека, но наиболее заметно в крайних «ракурсах».Эти крайние точки зрения могут быть «взглядом червяка», смотрящим на фигуру; или «вид с высоты птичьего полета», глядя на фигуру сверху вниз. Есть и другие возможные углы, при которых также может происходить ракурс.

Использование четырехэтапного подхода для укороченной фигуры

Хотя четырехэтапный подход к рисованию фигуры (упомянутый ранее) отлично подходит для рисования фигуры из стандартного вида, это не означает, что мы должны полностью отказаться от него, когда мы приближаемся к фигуре под крайним углом.

Фактически, мы все еще можем применять этот подход, если понимаем роль, которую искажение играет в нарисованных линиях.

Первый шаг — визуально измерить объект от головы до ног. Определите длину объекта и проведите на поверхности линию, представляющую длину от головы до ступней. В зависимости от позы эта линия может быть слегка изогнутой.

Рисование этой линии гарантирует, что вся фигура умещается на поверхности, и поможет спланировать остальные пропорции фигуры.Обратите внимание, насколько короче становится эта линия, если смотреть на фигуру под крайним углом.

Следующим шагом нарисуйте линию плеч и талии. Опять же, в зависимости от положения фигуры, эти линии могут быть слегка изогнутыми. Точка зрения зрителя сильно повлияет на расположение этих линий, особенно если фигура в ракурсе.

Обратите внимание, что линия плеч намного длиннее, а расстояние от линии талии до ступней намного короче, если смотреть на фигуру сверху.

После того, как определены линии талии и плеч, можно спланировать структуру фигуры, нарисовав фигурку из карандашей. (Да, вы прочитали правильно.) Подойдите к этому шагу так, как если бы вы определяли костную структуру фигуры.

Вместо того, чтобы рисовать линию туловища, более уместна геометрическая форма. Также можно нарисовать геометрические формы для рук и ног.

Определив основные пропорции фигуры на поверхности, художник может «утолщать», уверенно рисуя контурные линии фигуры.Можно определить детали одежды, функций и реквизита. Иллюзия источника света может быть достигнута путем добавления диапазона значений.

Подводя итоги

Любая форма рисования фигур — сложная задача. Рисование фигуры в позе, создающей искажения, может оказаться еще более сложной задачей. Однако, если мы поймем, что видим и как создать необходимую иллюзию на поверхности рисования, мы сможем добиться успеха.

Когда фигура в перспективе, и ракурс является фактором, все дело в искажении.Чем резче угол и точка обзора, тем больше искажение. Если мы поймем это и применим к нашим рисункам фигур, то ракурс — это то, что мы все сможем освоить.

Больше уроков, которые вам понравятся …

Ракурс от Nsio на DeviantArt

Номер 8. Учебник в моей серии «Объяснения Nsio». Говоря о ракурсе для продолжения с точки зрения перспективы.


EDIT2: Благодарю всех, кто прокомментировал мой грубый тон в этом уроке.Я определенно усвоил урок, поэтому я не буду отвечать на какие-либо комментарии по этому поводу в будущем. В ответ я буквально написал эссе, и вы можете найти их, просмотрев комментарии. Конечно, если вы обнаружите, что это все, что вы можете сказать об этом руководстве, не стесняйтесь делать это, но не ждите, что я отвечу.

EDIT1: Немногие люди сообщали о моем грубом тоне в этом руководстве. Мне очень жаль, если вы сочтете это оскорбительным и снисходительным.Я не хочу высмеивать вашу способность рисовать или оскорблять вас. По этой единственной причине все мои «плохие» примеры всегда рисовал я. Однако моя цель по-прежнему состоит в том, чтобы заставить вас чувствовать себя немного плохо и пробудить в вас новые мысли. Первый шаг к пониманию — это увидеть, что вы делаете неправильно, и принять это. Я делаю это, ударив тебя прямо по лицу. Хотя это может звучать так, как будто я говорю, что вы плохой, это не так. Никто не умеет рисовать плохо: некоторые только что получили возможность вникнуть в это глубже.Некоторые могут понять это быстрее, чем другие, но поскольку рисование — не то, что нам нужно для выживания, у вас не так много возможностей для этого. В детстве вы не умели ходить или ездить на велосипеде, но у вас были годы, чтобы их усовершенствовать. То же самое и с рисунком.

Еще раз прошу прощения, если вы нашли мой тон обескураживающим и оскорбительным. Признаюсь, я мог бы быть более внимательным.

Слишком частые ошибки:

Ракурс — это супер сложно, признаю с этим.Но это сложно в основном из-за незнания того, как все выглядит на самом деле. Тем не менее, если вы собираетесь сделать что-либо в ракурсе, вам действительно нужно достаточно хорошо знать свой предмет. Для продвинутого требуется глубокое понимание. Если вы не понимаете, то, к сожалению, вы потерпите неудачу.

Вероятно, самая частая ошибка, с которой я сталкиваюсь, — это рука, тянущаяся к смотрящему. Большую часть времени люди рисуют руку в вертикальном положении. Что ж, это не обязательно проблема, но если вы рисуете руку в вертикальном положении, вам нужно рисовать руку таким образом, чтобы персонаж мог держать руку в этом положении.Однако люди почти всегда совершают эти две фатальные ошибки:

1. Рука находится далеко от лица

2. Рука не приближается к смотрящему

Люди обычно могут нарисовать руку больше, чем обычно, чтобы обозначить ее ближе к смотрящему. Однако две ошибки, о которых я упоминал ранее, мгновенно разрушают иллюзию. Давайте сначала поговорим о положении руки. Все мы знаем, что наши руки могут достигать довольно большой площади. Однако ориентация руки напрямую связана с положением руки.Тем не менее, если смотрящий находится перед вами и ваша правая рука направлена ​​вправо, вы просто НЕ МОЖЕТЕ повернуть ладонь к смотрящему, сохраняя при этом вертикальное положение. Это невозможно физически. Если вы направите руку на смотрящего, то будет видна ваша ладонь. А когда вы поворачиваете руку так, чтобы смотрящий мог видеть вашу ладонь, рука оказывается относительно близко к лицу. То есть с точки зрения смотрящего. Теперь мы можем взглянуть на мою иллюстрацию, где я попытался нарисовать вещи настолько неправильными, насколько это возможно.Видите, положение руки там невозможно. Поэтому, если вы действительно хотите нарисовать руку в вертикальном положении по направлению к смотрящему, а рука прямая, знайте, что она должна быть близко к лицу ( лицо здесь просто ориентир, легко запомнить ).

Теперь перейдем ко второй проблеме, которую я упомянул. В большинстве случаев люди даже не рисуют руку, идущую к смотрящему. Это выглядит так, будто бедную девушку расчленили рукой. Взгляните на рубашку: разрез рукава явно направлен вниз.

Я нарисовал здесь и другие ошибки, но в основном все они — одна большая ошибка. Я не обращал внимания ни на смотрящего, ни на угол обзора, ни даже на рисунок. Я просто рисовал отдельные элементы один за другим. Если вы знаете, что рисуете, как в моем плохом примере, мне нужно спросить вас: , вы действительно даже пытаетесь .

Знаю, знаю, ракурс, как я уже сказал, сложен. А если серьезно, вы действительно пытаетесь понять это и то, что делаете? Вы вообще прикладываете серьезные усилия к рисованию? И вы читаете этот урок в надежде получить легкий способ рисования в ракурсе?

К сожалению, я не могу предложить никаких фокусов.К опыту и пониманию нет ярлыков. Хотя это руководство может помочь вам получить некоторое представление об этом, вы не научитесь ракурсу, если действительно не отдадите все, что у вас есть. А чтобы рисовать в ракурсе, вам нужно научиться видеть вещи такими, какие они есть, а не такими, как вы думаете. Вы должны признать, что именно вам нужно видеть усилия, изучать, практиковать, учиться на справочниках и так далее.

Я бы не сказал, что я идеален с ракурсом.У меня было много проблем при компиляции этого руководства, но, по крайней мере, я могу сказать, что выложился на полную. И на самом деле, я думаю, что узнал немного больше о ракурсе рисования. Для меня это была ценная практика.

Что это на самом деле?

Ракурс — это термин, обозначающий процедуру, при которой объект изображается в перспективе и приближается к смотрящему. Объект буквально «укорачивается», чтобы создать иллюзию глубины. Обычно перспективные руководства не очень хорошо работают с ракурсом, поэтому в основном речь идет о доверии своему восприятию и правильным предположениям.И этого часто бывает достаточно, потому что он не обязательно должен быть идеальным, чтобы выглядеть правильно. Чтобы нарисовать что-либо в ракурсе, вам нужно хорошо разбираться в формах и пропорциях в трехмерном пространстве.

Я обычно рисую плоскости сечения и рисую «средние линии» поверх поверхности формы, чтобы проанализировать ее ориентацию и форму. Например, если вы рисуете цилиндр под любым углом, вам нужно будет определить его высоту в любой момент времени. Даже при уменьшении ракурса необходимо знать, что высота объектов остается прежней.

Насколько он должен быть меньше?

Как мы уже знаем, чем дальше, тем меньше все выглядит. Тот же принцип применим и к ракурсу. Тем не менее, вам нужно будет знать, как далеко объект действительно может дотянуться, и определить, насколько он действительно станет меньше. Если объект находится очень близко или очень большой, он может выглядеть искаженным. Это искажение происходит из-за нашего зрения («рыбий глаз»). Чем сложнее объект рисования, тем сложнее его нарисовать в ракурсе.По сути, это означает, что вам нужно будет изучить ссылки и живые модели, чтобы понять и узнать, как все выглядит на самом деле, а затем основывать свои предположения на этом.

Применение примера цилиндра

Пример цилиндра, показанный в руководстве, можно применить к чему угодно. Рука, вероятно, является самым простым объектом для применения этого примера. Все, что вам нужно сделать, это представить, что рука состоит из пары цилиндров, соединенных шарнирами.Затем вам просто нужно будет нарисовать цилиндры так, чтобы они выглядели так, как будто они были укорочены. Звучит намного проще, чем есть на самом деле, но использование цилиндров делает это немного проще. Конечно, если вы в первую очередь не знаете, как рисовать цилиндры, тогда вы, вероятно, можете подумать о более простых вещах для практики на данный момент.

Я рисовал несколько более сложных форм, чем простые цилиндры. Для этого мне пришлось сначала нарисовать несколько проекций, чтобы иметь необходимые ориентиры для построения ракурса.Тем не менее, я действительно рекомендую рисовать проекции вещей, которые вы пытаетесь нарисовать в перспективе, чтобы вы знали, как они выглядят на самом деле, и у вас были ссылки, на которые можно смотреть, пока вы рисуете перспективу. Должен сказать, я почти никогда не рисую такие сложные рисунки в ракурсе, так что они действительно довели меня до края. Тем не менее, я довольно доволен результатами, и, как я уже упоминал ранее, это была очень полезная практика для меня.

Практика, чтобы попробовать

Я обычно рисую такую ​​практику, когда мне скучно или я уже заржавел.В любом случае, дело в том, что вы рисуете несколько кругов, постепенно меняя их размер от большого к маленькому (большие — близко, маленькие — дальше). Затем вы соедините эти круги двумя линиями в том же порядке, в котором вы рисовали круги. Теперь вам нужно будет частично стереть круги, чтобы придать ему трехмерный вид и сделать его похожим на кабель или червя. Если набраться терпения, из этих кабелей можно протянуть довольно сложную нить.

9а. 10. Ракурс: Пропорция / Масштаб

.

Убедитесь, что вы прочитали весь пакет !!

Ракурс:

• A техника, используемая в перспективе для создания иллюзии удаляющегося объекта сильно вдаль или на задний план

ЗАПИШИТЕ 6 примеров того, как это может выглядеть.

1. 4.

2. 5.

3. 6.

Посмотреть работы Кристины Труфа:

1. Что вас интересует в творчестве Кристины Труфа?

2. Как она использует ракурс?

3. Как она использует тело для передачи сообщения? Приведите пример и объясните

Домашнее задание: сначала сделайте 10 разных снимков в ракурсе.Выберите самое интересное фото, чтобы зарисовать его в альбоме.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО: ___________

ПЕРВЫЙ ВЫКЛ, я знаю, что у многих из вас мало времени, поэтому вот секрет: вам не нужно создавать градиент с нуля. Если вы пойдете в Home Depot, Lowes или Michaels, вы можете получить обои или крафт-бумагу, на которой УЖЕ есть узор. Тогда все, о чем вам нужно беспокоиться, это рисовать / раскрашивать поверх него. Если вы выберете этот маршрут, убедитесь, что вы создали контур рисунка / картины и GESSO его, чтобы затем можно было рисовать поверх рисунка.

Не забывайте думать о ДИЗАЙНЕ на каждом из изображений, когда вы их просматриваете — — как они отражают принципы дизайна?

Выбирая обои, убедитесь, что вы думаете о том, как они сочетаются с предметом, который вы будете рисовать в ракурсе сверху.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.