Роверси: Мультимедиа Арт Музей, Москва | События | Паоло Роверси

Содержание

Великая иллюзия Паоло Роверси

Потрясающей фотосессией для мартовского номера Vogue Italy порадовал фотограф Паоло Роверси (Paolo Roversi). Фотосессию назвали «The great illusion», и она полностью оправдывает свое название. Красавица Лара Стоун (Lara Stone), оставаясь в студии на фоне белого полотна, при помощи причудливой игры света и тени попадает то в лапы злого и страшного серого волка, то в сети паука, то в дремучий лес.

Если ваша шевелюра больше не радует вас своим привлекательным внешним видом, то обратите свое внимание на специальную диету для «проблемных» волос. Состоит она в регулярном использовании питательного масла, поливитаминов и средств, которые увлажняют волосы.

Очень часто отличным решением становится наращивание волос и покупка накладных прядей. Они надежно скрывают истинное состояние природной шевелюры, давая ей время на лечение и отдых от бесконечных окрашиваний и укладок.
Помните, что нервничая на работе, гуляя без шапки в мороз, купанием в бассейне с тяжелой известковой водой и ароматами сигаретного дыма можно очень быстро «убить» красоту даже самых здоровых недавно волос. Что в итоге? Тусклые, секущиеся, безжизненные пряди, которые не укладываются в прическу. Если же вы не в силах изменить свой образ жизни, то вам стоит приобретать современные средства, обещающие за короткий промежуток времени возвращение волосам тонуса и жизни.
В борьбе за красивые и блестящие волосы никогда не следует забывать о такой незаменимой вещи, как увлажняющие маски. Они восстанавливают естественный блеск и придают мягкость, помогают волосам сопротивляться неблагоприятным воздействиям. Особое внимание вам стоит обратить на маски, в состав которых входит витамин В6, активированные протеины и керамиды.

Если же вы хотите получить красивые волосы в максимально короткие сроки, к примеру, у вас свадьба или вас пригласили на корпоративный юбилей, а времени на восстановление натуральных волос просто нет, то вам на помощь всегда придут накладные пряди. Они представляют собой наборы накладных волос, которые прикрепляются к натуральным волосам благодаря небольшим плоским зажимам. Все, что вам необходимо для приобретения длинных шикарных локонов, это просто придти в специализированный магазин, который занимается продажей материалов для наращивания, и сказать куплю накладные волосы «такой-то длины», «такого-то цвета». После этого в домашних условиях, самостоятельно, не прибегая к услугам ни парикмахеров, ни мастеров по наращиванию волос, вы сможете за короткий промежуток времени придать необходимую длину и пышность своим волосам.

Паоло Роверси — в Мультимедиа арт музее

В Мультимедиа арт музее представили проект фэшн-фотографа Паоло Роверси «В поисках Джульетты». Героинями знаменитого итальянца стали звезды современного кино, музыки и искусства: Эмма Уотсон, Кристен Стюарт, Миа Гот, Клэр Фой, Крис Ли, Индиа Мур, Росалия, Стелла Роверси и Яра Шахиди. «В каждой женщине скрыта Джульетта, и я никогда не перестану ее искать», – считает Роверси.

Музейщики – великие оптимисты, поэтому, несмотря на вторую волну, продолжают делать свое дело, пусть и с осторожностью. Но, понимая, что горизонт планирования сегодня весьма недалекий, стараются поскорее открыть все запланированные проекты, пока окончательно не накрыло.

Одним из таких событий стал традиционный для Фотобиеннале показ нового календаря Pirelli, автором которого на сей раз выступил итальянский фэшн-фотограф Паоло Роверси. Для 47-го выпуска календаря он искал простую и сильную историю о любви, связанную с Италией. И остановился на великой драме Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта». Концепция такая же – простая и сильная: в каждой девушке живет Джульетта, невинная, искренняя, прекрасная и смелая, и именно такими он хотел представить своих звездных моделей.

Прежде, чем рассмотреть результат работы фотографа, остановимся на секунду, чтобы вспомнить историю проекта. Первый календарь Pirelli вышел в 1964 года, первым его автором стал официальный фотограф The Beatles Роберт Фриман. Тогда Лондон только начал свинговать и эротическая фотография была редкостью. Отчасти благодаря этому сексуальная, при этом спокойная и нежная, съемка полуобнаженных моделей на экзотическом острове Мальорка имела оглушительный успех. С тех пор сексуальность стала частью стиля календаря. Правда, в последние годы многие фотографы сознательно уходили от эротики – не раздевали, а одевали своих моделей. Но стильная обнаженка постепенно выходит из моды. И Роверси, мастер обнаженной натуры, похоже, это прекрасно понимает. В тренде – искренность. Очевидно, выбор концепции обусловлен именно этим.

Впрочем, искренность образа Джульетты сложно сочетается с сексуальностью и фэшн, которые, несмотря на все трансформации, остаются «фишкой» календаря. В зале МАММ на седьмом этаже можно это почувствовать, глядя на героинь Роверси. Все они стильные, прекрасные, разные.

Одна из самых известных моделей – 30-летняя Эмма Уотсон, давно переросшая образ прославившей ее роли Гермионы из «Гарри Поттера». Эмма хороша: в белом платье, с убранными под белую повязку-фату волосами, закрытыми высокими перчатками руками, но с глубоким декольте. Она скромна и откровенна, она притягательна. У Кристен Стюарт – другой образ, чем-то близкий ее самой известной роли Беллы Свон из «Сумерек». Она пацанка, в джинсовке, шортах, кедах и высоких гетрах. Она смотрит в кадр с вызовом, в нем читается подростковый максимализм, решительность. Но эти кадры – тоже секси, на стиле. 20-летняя американская актриса и модель Яра Шахиди – ее противоположность. Она в белом ажурном платье с жабо – ее образ словно из начала ХХ века. Она скромна, немного растеряна и воздушна. Впрочем, понятно, что это – мастерски исполненная иллюзия, фэшн чувствуется и тут.

Смотреть на эти фотографии – одно удовольствие, если вы любитель моды и фэшн-съемки. Роверси обработал серию под старину – ретро сегодня тоже в тренде. К тому же в нем легко угадывается фирменный стиль итальянца. Только одно «но». Если бы зрителю не сказали заранее идею проекта, не предъявили съемку как аллюзию на нетленную драму Шекспира, можно было бы и не догадаться. Да, это красивая и стильная фэшн-фотография. Роверси плохо не умеет. Но в ней нет того трагизма, который связан с великой любовной историей родом из Вероны. И искренность, которой чувствуется в образах звездных героинь, затмевает фэшн, неизбежный для этого жанра.

Мария Москвичева

На поводу у одной фотографии Паоло Роверси — Look At Me

Этот пост возник из неуёмной жажды как-то выразить на бумаге свой восторг по поводу поэтической фотосессии Паоло Роверси «A Dream of a Dress» (для сентябрьского Vogue Italia 2009 г.). И это не комментарий и почти не интерпретации фотосессии, точнее одной её фотографии, а именно медитация, попытка освободить сознание, подготовить его, очистить от всего суетного, чтобы оно умолкло и внимало явленной красоте…

1.
… Роверси близок к живописцам. Причём удивительно, что пользуясь вполне реалистичными средствами выражения, он умудряется воплотить свою творческую фантазию таким образом, что на выходе перед нами появляется сюрреалистическое полотно. То, что Магритту удавалось передать с помощью красок, а современным гениям фотошопа посредством гиперобработки изображений, Роверси просто рисует светом. Сам он говорит, что молчание и темнота – источники его вдохновения. То есть, творит он «из ничего». Изящно и грациозно он ловит на свои долгие выдержки такие образы, что границы яви и сна размываются. Когда рассматриваешь некоторые его работы, то возникает ощущение нереальности. Но, возможно, так и должно быть с творчеством того, кто чувствует фотографию как порыв мистического ветра, приносящего очередную весть из невидимого глазу измерения…

2.
…Даже если вы не эстет, далеки от модных трендов и не интересуетесь тенденциями в современной фэшн-индустрии, проявите немного любопытства, пусть даже праздного. Когда вы застрянете в блужданиях по бесконечным просторам виртуальных сетей, начнёте задыхаться от устаревших банальностей, объявленных новостями и ваш взор с тоской будет искать красоты… Вот рискните погуглить фотосессию Паоло Роверси «A Dream Of a Dress». А найдя её, остановитесь на одной из фотографий, о которой сейчас пойдёт речь. Что на ней? Это очень просто и невыносимо сложно выразить. Легко перечислить то, что изображено и крайне проблематично подобрать слова для выражения незримой мистической глубины, которая лишь мерцает на поверхности бликами света. Мне хотелось бы оказаться рядом с Роверси в те мгновения, когда он изъял этот снимок из своей карданной камеры. Звенящая тишина того таинственного леса, проглядывающего из-за серой завесы-полотна, полная остановка времени и движения, на границе между искусственно созданным и естественным, тайным и явным… Мне кажется, что это театральная завеса, которая должна открыть что-то иное. Многослойная реальность со смещённым центром тяжести… Разбросанные стулья из какого-то барочного дворца, вычурная и даже до смешного ненужная роскошь, две модели со сказочными причёсками – это то, что наблюдаемо. Но за этим просвечивает или даже яснеется другая сторона пойманного в этом кадре. И здесь язык бьется в конвульсиях, пытаясь освободиться от пут обыденной речи, речи совершенно непригодной для выражения того, что можно выразить только молчанием и описать светом…

——-

Весь фотосет «A Dream of a Dress» тут

из нескольких интервью Паоло Роверси — Время


— Принято считать полароидные снимки фотографическим фаст-фудом родом из 80-х. Почему вы, фотограф мирового класса, уже 20 лет используете только моментальную фотографию?

— Я снимаю на редкие камеры Deardoff, Rollei и Leica. Исходник, с которого сканируется изображение,— это не негативы и не слайды, а снимок размером 8 на 10 дюймов, причем с великолепной проработкой деталей — разрешения хватает, чтобы получить прекрасного качества плакат величиной с дом.

— В чем преимущество этой техники? Почему мало кто так снимает — по большому счету только Сара Мун да вы?

— Преимущество простое: чтобы увидеть результат, не нужно ждать проявки. Результат видно сразу, и можно на месте скорректировать композицию кадра, переодеть модель, довести до совершенства прическу и макияж. Разложить кадры и представить себе всю съемку еще в процессе, понять ее ритм и цельность. Так уменьшается риск, что придется что-то переснимать.
На вторую часть вопроса отвечу так: к пленке многие фотографы относятся как к живому существу. А полароид не только живой, но и очень хрупкий организм. Его сразу нужно помещать в специальную бумагу, и, пока не произведено сканирование, снимок можно лишь на несколько секунд разворачивать и лучше на него не дышать.
Сам же процесс съемки — настоящее шоу. Как правило, каждый кадр снимается на очень длинной выдержке, иногда объектив остается открытым целую минуту. Модель сохраняет все это время статичную позу. Когда открывается объектив, срабатывает вспышка. Потом студия погружается в темноту, и я начинаю вручную рисовать свет в кадре. Это целый обряд. Танцую вокруг модели, рисуя цветовые и световые пятна с помощью специальных цветных фонарей, похожих на реквизит к спектаклю по детской сказке. Фототанец длится, пока открыт объектив, от 15 до 40 секунд.

— То есть эфемерные нимфы, напоминающие образцы фотоискусства 30-х годов или даже итальянский Ренессанс, получаются благодаря особой технике работы?

— Вы правы, я люблю 30-е и итальянский Ренессанс, особенно работы художников до эпохи Рафаэля. Да, на полароид можно поймать очень тонкие эмоции. Но все же главная магия не в технике, а в объекте фотографирования.

— А как сделать фотографию брендовой?

— У хорошей фотографии нет универсального рецепта. Это не паста карбонара. В любом искусстве, и в фотографии тоже, большую роль играет случай. Как, впрочем, и в научной работе. У меня мистический подход к фотографии. Я думаю, что она существует для того, чтобы открывать в себе какие-то новые эмоции. Каждая фотография как автопортрет. Когда вы рисуете что-то, или фотографируете, или пишете, вы понимаете что-то и про самого себя. Если фотограф ощутил какие-то новые эмоции, то же произойдет и с его зрителями. Значит, фотография получилась.

— А какие у вас отношения с мультимедийными искусствами? Не считаете ли вы, что будущее фотографии в Сети?

— Я приверженец старой школы. Для меня фотография — это предмет. А не просто какая-то картинка, которая плавает по экрану. Фотография — это бумага, формат,запах, возможность перевернуть и пощупать. Она может быть матовой, гладкой,мягкой. Наверное, любому человеку будет приятнее поставить фотографию его бабушки и дедушки у изголовья кровати, чем рассматривать эту же фотографию в Интернете.

Самара | КАЛЕНДАРЬ PIRELLI 2020. ПАОЛО РОВЕРСИ «В ПОИСКАХ ДЖУЛЬЕТТЫ»

 

В рамках «Фотобиеннале-2020» Мультимедиа Арт Музей, Москва (МАММ) представил выставку легендарного календаря Pirelli. Первым музеем в России, принимающим на своей площадке выставку «В поисках Джульетты» после МАММ станет Самарский художественный музей. Автором 47-го выпуска Календаря стал звездный итальянский фотограф Паоло Роверси.

Размышляя над концепцией нового календаря, Паоло Роверси искал простую и сильную историю о любви, неразрывно связанную с Италией.

Идеальным воплощением этой идеи стала великая драма Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта». Съемки проходили в Вероне, на родине персонажей «Ромео и Джульетты», а также в Париже, в котором более 40 лет живет фотограф.

Главными героинями проекта стали звезды современного кино, музыки и искусства: КлэрФой, Эмма Уотсон, Кристен Стюарт, МиаГот, КрисЛи, Индиа Мур, Росалия, Стелла Роверси и Яра Шахиди.

 

«Я искал чистую душу, полную невинности, силы, красоты, нежности и смелости. Я увидел ее в глазах, жестах и словах Эммы и Яры, Индии и Миа. В улыбках и слезах Кристен и Клэр. В голосах и песнях Крис и Росалии и в невинности Стеллы. Потому что в каждой женщине скрыта Джульетта, и я никогда не перестану ее искать», – рассказывает Паоло Роверси.

 

Календарь отражает все этапы работы над проектом. Сначала Паоло Роверси фотографирует своих моделей в момент их прибытия на съемочную площадку, без макияжа и сценических костюмов.

Параллельно ведется съемка, во время которой Роверси беседует с участницами проекта, пытаясь почувствовать и впоследствии передать на снимкахих видение образа и представления о том, какой могла бы быть современная Джульетта. Затем модели надевают костюмы, на глазах у зрителя преображаясь в легендарную героиню драмы Шекспира. Паоло Роверси рассказывает историю, в которой сливаются реальность и вымысел, их границы теряют резкость, это остро чувствуется на снимках.

Календарь состоит из 132 страниц, включающих выдержки из «Ромео и Джульетты», рисунки и 58 цветных и черно-белых фотографий, на которых изображены главные героини и город Верона. На календаре отмечены даты рождения участниц проекта и ключевые даты жизни Джульетты: рождение, встреча с Ромео, свадьба, смерть…

______________________________________

 

Паоло Роверси, один из самых известных и востребованных fashion-фотографов современности, родился в Равенне (Италия) в 1947 году. Увлекся фотографией в детстве, во время семейного отдыха в Испании. Вернувшись домой, он немедленно оборудовал у себя в подвале фотолабораторию. Через некоторое время Паоло познакомился с фотографом Невио Натали, который стал его учителем и хорошим другом. В студии Натали Роверси получил необходимые профессиональные навыки, которые в 1970 году позволили ему начать сотрудничать с Associated Press. Свой первый репортаж Паоло Роверси сделал на похоронах Эзры Паунда в Венеции.

Молодому фотографу часто заказывали портреты, поэтому в том же 1970 году он открыл в Равенне собственную портретную мастерскую, основными клиентами которой стали местные знаменитости и члены их семей.

 

В 1971 году Паоло Роверси познакомился с легендарным арт-директором ELLEПитером Кнаппом, и уже в ноябре 1973 года по его приглашению приехал в Париж, где живет и работает уже более 40 лет.В Париже через своих новых французских друзей, многие из которых вращались в журнальной и артистической среде, Паоло Роверси начал знакомство с миром моды. В 1974 году Роверси устроился помощником британского фэшн-фотографа Лоуренса Сэкмана. Сэкман отличался тяжелым характером, проучившись у него около девяти месяцев, Паоло Роверси отправился в свободное плавание и начал сотрудничать с ELLE, Depeche Mode и Marie Claire. В 1980-м году рекламная кампания для модного дома ChristianDiorпринесла ему всемирную известность. Работая над этим проектом, Паоло Роверси  впервые использовал полароидные снимки формата 8х10 дюймов, что в дальнейшем стало его фирменным почерком.

Итальянский фотограф всегда предпочитал студийные съемки. В Париже он долгое время работал прямо в своей квартире, но в 1981 году Роверси нашел подходящую студию на улице Сен-Поль, 9, в которой работает до сих пор.

Паоло Роверси сотрудничает с крупнейшими мировыми журналами, модными дизайнерами и брендами.   Сегодня он является одним из самых высокооплачиваемых и влиятельных мировых fashion-фотографов.


Открытие состоится 22 мая в 18:00. 

Paolo Roversi | Блогер FleurForsyte на сайте SPLETNIK.

RU 14 сентября 2014

Паоло Роверси родился в 1947 году в небольшом городишке Равенна, что на севере Апеннинского полуострова. Фотографией начал заниматься еще будучи подростком.

В 1971 году в Равенне он познакомился с редактором журнала Elle Питером Кнаппом, по приглашению которого осенью 73-го уехал в Париж.

В начале Паоло был репортером агентства Huppert, затем постепенно оброс связями, которые приблизили его к модной фотографии.

Работал помощником английского фотографа Лоренса Секманна.

После смерти Лоренса Секманна Паоло начинает сольную карьеру фотографа и работает на Elle, Depeche Mode и Marie Claire. Всемирная известность к Роверси приходит в 1980 году, после большого контракта с Кристиан Диор. Тогда фотограф впервые применил съемку на Polaroid, получая снимки 8’х10′.

Техника Паоло Роверси базируется на длинных выдержках и работе ‘световой кисти’. Но, как говорит сам мастер, его секрет заключается не столько в технике, сколько в объектах съемки. Роверси, в первую очередь, ищет в своих моделях выразительность и внутреннее содержание.

(http://theoryandpractice.ru/presenters/4522-paolo-roversi)

The Great Illusion»/ Vogue Italia May 2010

Vogue Italia September 1997

Vogue Italia Couture Supplement  September 2011

W magazine «Family Circus» /December 2010

 

 

Vogue Italia «A Singular Beauty»

 

Vogue Italia / March 2007 

Vogue Italia/ February 1999

Vogue Korea «Hwangjini in Paris»/ June 2007

Vogue Italia «Like a Painting»/September 2006 

И еще фотофотофото…

Маэстро за работой

Благодарю за внимание:)

Паоло Роверси.

«Россия, которую не потеряли».В прошлом году, чуть ли не самый крутой мэтр-фотограф фэшн индустрии Паоло Роверси( paolo roversi ) , снял коллекция по русским мотивам. Ну очень с претензиями описывают проект у нас в рунете, что даже копировать сюда не буду, такая глупость :))) А название то какое!! По мне так не нужная помпезность — чуть ли не русские наступают, все у наших ног! К сожалению, где фольклор — там уже потеряно. Лучше б написали что за границей, в том же Париже, — восхищаются той русской культурой, которую мы в большинстве своем не знаем. Например, о русских сезонах в Париже Дягилева. Сама мадам Шанель, между прочим, деньгами помогала Дягилеву.

далее слова не мои, а ВОГ

Vogue, Россия, май 2010 — по мотивам Дягилевских балетов,
источник http://www.vogue.ru/magazine/article/83137/
http://www.liveinternet.ru/community/the_world_of_a_fashion/post125127625/

Специально для Vogue британский визажист Линда Кантелло сотворила кутюрный макияж в самом модном стиле этого сезона – русском.

Россия, которую не потеряли

«А это точно опубликуют?» Звезда британского макияжа, арт-директор Giorgio Armani Cosmetics, визажист Линда Кантелло и знаменитый итальянский фотограф Паоло Роверси сидят в парижской Studio Luce перед монитором компьютера и смотрят на только что снятый кадр. Оба — профи, каких поискать, за спиной у каждого по тридцать лет модных и рекламных съемок — а все равно волнуются. Съемка началась двенадцать часов назад, и в ноутбуке Линды с Паоло уже девять отснятых beauty-образов.

Сейчас их взоры устремлены на черно-белую фотографию, на которой австрийскую топ-модель, красавицу и умницу Ирис Штрубеггер узнать практически нереально. На голове — стриженый парик из жестких волос. Правая и левая стороны лица закрашены плотным слоем жирной черной краски, Т-зона выбелена, на носу и губах — черные зигзаги. «C’est parfait! Превосходно!» — сами Линда и Паоло очень довольны своей работой: фотография получилась провокационной, интеллектуальной и очень модной. Черный кутюрный комбинезон Maison Martin Margiela тоже пришелся как нельзя кстати: в нем Ирис — вылитая Кикимора из балета «Русские сказки» 1917 года с участием Вацлава Нижинского. Страшная, конечно, — и все же обаятельная и привлекательная.

И это не случайное совпадение. Последние кутюрные показы в Париже каждый на свой манер цитировали славную эпоху Нижинского, Фокина и Карсавиной. Перья, тонкие косы и растительные орнаменты на платьях были замечены у Jean Paul Gaultier. Топы цвета обнаженной кожи и полупрозрачные пластиковые повязки на глазах — у Valentino. Бледные, выбеленные лица и «лунный» макияж — на Armani Privé. Винтажные банты и броши с жемчугом — на кутюрном шоу Chanel.

Впрочем, у мастеров Высокой моды, у которых все — от сценографии до крошечных сережек-«гвоздиков» в ушах модели — подчиняется единому замыслу и доведенному до перфекционизма чуткому отношению к деталям, наследие родившегося в селе под Новгородом театрального антрепренера Сергея Дягилева никогда не теряло актуальности.

Сто лет назад этот очень энергичный русский человек совершил революцию в классическом балете, сделал его экспрессивным и чувственным. Снял с балерин пачки, вывел на сцену сюрреалиста Жана Кокто и авангардиста Игоря Стравинского. Костюмы для его балетов шили Коко Шанель и Поль Пуаре, а лица танцовщикам разрисовывали Бакст и Бенуа.

Во времена Дягилева примы Павлова, Спесивцева, Карсавина, Хохлова и премьеры Нижинский, Фокин, Мясин, Лифарь, Баланчин были возведены в статус законодателей моды подобно топ-моделям конца XX века. Ювелирные украшения с крупными камнями, стразы, перья, пайетки, кокошники… моду на все это положили именно участники «Русского балета». Тогда же белить лица и рисовать жирные стрелки и угольные брови стали не только балерины, но и танцовщики-мужчины. А женщины впервые начали носить короткие мальчиковые стрижки — зализанные назад при помощи бриолина волосы.

Перед нашей съемкой стилист Шейла Симс специально поехала в Берлин, где провела сутки в лучшем в Европе театральном архиве Berlin Theater Kunst. Оттуда она привезла старинные ювелирные украшения, головные уборы, перья, короны, броши и подвески невиданной красоты. Они идеально подошли к нарядам Haute Couture, которые примеряли на себя великолепные красотки, модели Ирис и Хайди. Та самая Ирис Штрубеггер, которая открывала последний показ Armani Privé, и та самая Хайди Маунт, которая участвовала в кутюрных шоу Elie Saab, Chanel, Armani Privé и Dior.

Все образы, созданные при помощи макияжа Линдой Кантелло, — это цитаты из самых ярких балетов дягилевских сезонов. «Жар-птица» (1910), «Послеполуденный отдых фавна» (1912), «Карнавал» (1910), «Половецкие пляски» (1909) — этим спектаклям рукоплескали парижские театры Шатле и Опера, лондонский Театр Его Высочества и Театр Монте-Карло. О некоторых я узнала, только увидев у Линды старые фотографии. Например, о балете «Кошка», который в 1927 году поставил Джордж Баланчин в остромодной для того времени конструктивистской стилистике.

Накануне съемки визажисту Линде Кантелло на глаза попался мужской портрет, написанный Сергеем Судейкиным в 1921 году. На нем изображен Борис Кохно — поэт, либреттист и личный секретарь Дягилева — в белой крахмальной сорочке, с зачесанными назад волосами и каплей запекшейся крови за левым ухом. «Это то, что надо!» — Линда тут же захотела примерить этот образ на модель Ирис. Только вместо крови — смелый росчерк алой помады. Фантазию на тему андрогинной красоты вы видите на первой странице этой фотосессии.

— Эта съемка не научит вас рисовать стрелки — тут другая задача, — говорит визажист Линда Кантелло. — Кутюрный макияж и кутюрные наряды нужны, чтобы двигать моду и beauty вперед. Чтобы показать, что в нашем деле нет правил и запретов, нет границ и рамок. Что эксперименты с макияжем могут завести как угодно далеко — и это прекрасно. Макияж — это тоже искусство, как живопись или балет. И его не обязательно присваивать — им можно просто любоваться.

— Почему же сегодня все вспоминают именно дягилевские балеты?

— Дело в том, что сто лет прошло, а все, что было во времена Дягилева, восхищает нас до сих пор.

— Как думаете, что-то из актуальной культуры сможет вдохновить вас подобным образом или времена уже не те?

— Конечно! Вы видели фильм «Аватар»?

Бледность, как 
у нимфы из балета «Послеполуденный отдых фавна», создается при помощи жемчужной пудры.

Угольная подводка 
и белая пудра – 
слагаемые образа Кикиморы из балета «Русские сказки».

Примерьте на себя роль Ивана-царевича из балета «Жар-птица»: понадобятся 
«чистый» макияж и пусть маленькая, но корона.

Жар-птица из одноименного балета – это черные стрелки, перья и пайетки.

Черный пигмент 
для век и прозрачный 
пластик – футуристический макияж 
в духе балета 
«Кошка» (1927).

Перламутр на висках, золото на мочках ушей – Пьеро из балета «Карнавал» грустен, но богат.

Еще одно воплощение Жар-птицы: яркий румянец и бледные губы.

Желтые тени, 
синие стрелки и пунцовые губы – современные отзвуки «Половецких плясок».

Фото: Paolo Roversi. Стиль: Sheila Single. Макияж: Linda Cantello/B Agency для Giorgio Armani. Прически: Sebastien Richard/Jed Root. Маникюр: Anatole Rainey/B Agency. Ассистент стилиста: Gaelle Bon. Ассистент визажиста: Cedric Jolivet. Модели: Iris Strubegger/Women, Heidi Mount/IMG.

Паоло Роверси Фотограф | Все о фото


Паоло Роверси — модный фотограф итальянского происхождения, который живет и работает в Париже. Паоло Роверси родился в Равенне в 1947 году. Интерес к фотографии вспыхнул в подростковом возрасте во время семейного отдыха в Испании в 1964 году. Вернувшись домой, он вместе с другим заядлым любителем, местным почтальоном Баттистой Мингуцци, устроил темную комнату в удобном подвале. разработка и печать собственных черно-белых работ. Встреча с местным профессиональным фотографом Невио Натали была очень важной: в студии Невио Паоло провел много часов, осознавая важное ученичество, а также крепкую, прочную дружбу.В 1970 году он начал сотрудничать с Associated Press: на своем первом задании AP послал Паоло освещать похороны Эзры Паунда в Венеции. В том же году Паоло вместе со своим другом Джанкарло Грамантьери открыл свою первую портретную студию, расположенную в Равенне, на улице Кавур, 58 лет, фотографируя местных знаменитостей и их семьи. В 1971 году он случайно встретил в Равенне Питера Кнаппа, легендарного арт-директора журнала Elle. По приглашению Кнаппа Паоло посетил Париж в ноябре 1973 года и никогда не уезжал.В Париже Паоло начал работать репортером в агентстве Huppert, но постепенно, через своих друзей, он начал заниматься модной фотографией. Фотографы, которые действительно интересовали его тогда, были репортерами. В то время он мало что знал о моде или модной фотографии. Только позже он открыл для себя работы Аведона, Пенна, Ньютона, Бурдена и многих других. Британский фотограф Лоуренс Сакманн взял Паоло в качестве своего ассистента в 1974 году. «Сакманн был очень трудным. Большинство помощников продержались всего неделю, прежде чем сбежать.Но он научил меня всему, что мне нужно было знать, чтобы стать профессиональным фотографом. Сакманн научил меня творчеству. Он всегда пробовал что-то новое, даже если всегда использовал одну и ту же камеру и одну и ту же настройку вспышки. Он подходил к подготовке к съемкам почти по-военному. Но он всегда говорил: «ваш штатив и камера должны быть хорошо закреплены, но ваши глаза и разум должны быть свободны». Паоло терпел Сакманна в течение девяти месяцев, прежде чем начать самостоятельно с небольшими местами работы для журналов, таких как Elle и Depeche Mode, пока Marie Claire не опубликовал свой первый крупный модный рассказ.Выставлялась в 2008 году на фестивале Rencontres d’Arles, Франция.

(Источник: en.wikipedia.org)

Паоло Роверси не зря попал в категорию «Художники-фотографы».

Паоло Роверси — Портретная фотография

Янтарь Валлетта © Паоло Роверси

Я не зря поместил Паоло Роверси в категорию «Художники-фотографы». Я никогда не слышал, чтобы он называл себя «модным фотографом», несмотря на то, что большинство людей думают о нем именно так.

Паоло Роверси — удивительный талант, но он продолжает оставаться для многих сдержанной загадкой.Его стиль и техника уникальны и не имеют себе равных. Его большой формат (8 × 10) ставит его в единую лигу, особенно в эпоху цифровых технологий. Даже когда он начинал (до цифровых технологий), было редко делать портреты или моду в чем-либо, кроме 35-мм или среднего формата, что всегда делало его необычным человеком.

Паоло Роверси — Ранние годы

Паоло Роверси родился в 1947 году в Равенне. Интерес к фотографии вспыхнул в подростковом возрасте во время семейного отдыха в Испании в 1964 году.Вернувшись домой, он вместе с другим заядлым любителем, местным почтальоном Баттистой Мингуцци, устроил темную комнату в удобном подвале и начал разрабатывать и печатать свои собственные черно-белые работы. Встреча с местным профессиональным фотографом Невио Натали была очень важной: в студии Невио Роверси провел много часов, осознавая важность своего ученичества, а также прочную крепкую дружбу.

В 1970 году он начал сотрудничать с Associated Press: во время своего первого задания AP послал Роверси освещать похороны Эзры Паунда в Венеции.В том же году Роверси вместе со своим другом Джанкарло Грамантьери открыл свою первую портретную студию, расположенную в Равенне, на улице Кавур, 58 лет, фотографируя местных знаменитостей и их семьи. В 1971 году он случайно встретил в Равенне Питера Кнаппа, легендарного арт-директора журнала Elle. По приглашению Кнаппа Роверси посетил Париж в ноябре 1973 года и никогда не уезжал.

Париж звонки

В Париже Роверси начал работать репортером в агентстве Huppert, но постепенно, через своих друзей, он начал заниматься модной фотографией.Фотографы, которые действительно интересовали его тогда, были репортерами. В то время он мало что знал о моде или модной фотографии. Только позже он обнаружил работы Ричарда Аведона, Ирвинга Пенна, , Гельмута Ньютона, Гая Бурдена и многих других.

Из книги «NUDI» © Паоло Роверси

Паоло Роверси снимает одни из самых элегантных фотографий в индустрии моды. Его размеренный классический стиль стал волшебным благодаря его умению управлять светом. Его преследующие, неохраняемые кадры последовательно срезают фасад его объектов и обнажают их грубую сущность, преодолевая тенденцию моды к сокрытию и переделке.

Сегодня коммерческими клиентами Roversi являются Ямамото, Comme des Garçons, Christian Dior и многие другие. Он снимался для i-D Magazine, W Magazine, Vanity Fair, большинства Vogues и многих других.

The Start

Интерес Роверси к фотографии возник в подростковом возрасте во время семейных каникул в Испании в 1964 году. Вернувшись домой, он устроил темную комнату в своем подвале с помощью местного почтальона Баттисты Мингуцци. Вскоре Роверси поступил в ученики к местному фотографу, чтобы дальше оттачивать свое мастерство.

В 1970 году Роверси открыл свою первую портретную студию, фотографируя местных знаменитостей и их семьи со своим другом Джанкарло Грамантьери. В 1971 году он случайно встретился в Равенне с Питером Кнаппом, арт-директором журнала Elle. По приглашению Кнаппа Роверси посетил Париж в ноябре 1973 года и никогда не уезжал.

Ассистент

Британский фотограф Лоуренс Сакманн взял Роверси в качестве своего ассистента в 1974 году. Роверси прокомментировал это так: «Сакманн был очень трудным. Большинство помощников продержались всего неделю, прежде чем сбежать.Но он научил меня всему, что мне нужно было знать, чтобы стать профессиональным фотографом. Сакманн научил меня творчеству. Он всегда пробовал что-то новое, даже если всегда использовал одну и ту же камеру и одну и ту же настройку вспышки. Он подходил к подготовке к съемкам почти по-военному. Но он всегда говорил: «ваш штатив и камера должны быть хорошо закреплены, но ваши глаза и разум должны быть свободны». Роверси терпел Сакманна девять месяцев, прежде чем начал самостоятельно работать с небольшими подработками для таких журналов, как Elle и Depeche Mode; его первый большой прорыв произошел, когда Marie Claire опубликовала его первую крупную историю моды.

Техника Роверси:

Чистое искусство…. Хотите верьте, хотите нет, Кейт Мосс © Паоло Роверси

«Моя фотография — это больше вычитание, чем сложение. Я всегда стараюсь снимать вещи. У всех нас есть своего рода маска выражения. Ты прощаешься, улыбаешься, тебе страшно. Я стараюсь убрать все эти маски и понемногу вычитать, пока у вас не останется что-то чистое. Какая-то заброшенность, своего рода отсутствие. Это похоже на отсутствие, но на самом деле, когда есть эта пустота, я думаю, что внутренняя красота проявляется.Это моя техника ».

Модные портреты

«Портреты — это то, что меня больше всего интересует в фотографии. Я фотограф-портретист . Я отношусь к модной фотографии как к портретисту… Это атмосфера и настроение портрета, которые оживляют одежду », — объяснил фотограф Паоло Роверси в интервью для Vogue Paris, февраль 2003 г. Партнер Nouvelle Vague (New Wave) в июньском / июльском выпуске Vogue ParisToday за июнь / июль 2015 года художник построил замечательную карьеру в фотографии.

© Паоло Роверси

Он известен тем, что снимает на пленку Polaroid 8 × 10, и утверждал, что купил столько, сколько смог найти, прежде чем ее производство было прекращено. Рискну предположить, что у него есть одни из последних листов полароида 8 × 10 на планете. Паоло Роверси — непревзойденный художник, снимающий всем, от среднего формата до 8 × 10. Find 8 × 10 Camera или Hasselblad 500 C / M

Dior сквозь призму бесплотной линзы Паоло Роверси

Автор Надя Сайедж, CNN

Эта история является частью «Мастера опыта» , «серия, посвященная исследованию самых оригинальных событий в мире, как рассказали провидцы, создавшие их. Итальянский модный фотограф Паоло Роверси снимает портреты в одной парижской студии более 30 лет. И, говоря с ним о его ремесле, кажется не случайным, что это помещение когда-то было ателье художника.

«Для меня фотография — это все пять чувств», — сказал Роверси в телефонном интервью. «Это не только визуальное восприятие. Это также запах, прикосновение, вкус и звук. Вы можете услышать музыку, когда посмотрите на фотографию или почувствуете ветер. Это окно в воображение».

Роверси собрал более 100 своих портретов в «Dior Images: Паоло Роверси».«В журнальном столике, созданном в сотрудничестве с Christian Dior, изображены Кейт Мосс и Наоми Кэмпбелл в платьях из архива модного дома — все запечатлено с фирменным фотографическим размытием, которое Roversi впервые применила в 1990-х.

« Я чувствую больше, когда фотографии нечеткие, поэтому », — сказал он.« В моей работе нет ничего рационального или логичного … Все дело в инстинктах и ​​чувствах ».

1/7

Кейт Мосс носит Christian Dior Haute Couture Весна-Лето 2015, дизайн Раф Симонс Фото: любезно предоставлено Паоло Роверси

Эта философия кажется далекой от начинаний фотожурналистов Роверси. В 1970 году он начал сниматься для Associated Press, для которого он сфотографировал захоронение Эзры Паунда в Венеции. Два года спустя он переехал в Париж и начал работать в журнале Elle. Именно там он познакомился с работами Хельмута Ньютона, Гая Бурдена, Ричарда Аведона и Ирвинга Пенна.

«Мне понравилось фантастическое качество модных фотографий и красивый дизайн одежды», — сказал он. «Он привнес в эстетическую красоту чувство элегантности».

Съемка моделей в его парижской студии — это больше, чем просто демонстрация красоты, молодости и моды, однако: «Это взаимный обмен духом, индивидуальностью и стилем между моделью и мной».«Для меня всегда особенным образом делать портрет кого-то. Это не просто маленькая фотография».

Наоми Кэмпбелл носит одежду Christian Dior Haute Couture осень-зима 1996 года, созданную Джанфранко Ферре. Предоставлено: любезно предоставлено Паоло Роверси.

С некоторыми моделями этот обмен может быть захватывающим свидетелем. Говоря о памятной фотографии из книги, на которой Кэмпбелл из 1996 года одет в платье Dior, созданное покойным Джанфранко Ферре, Роверси сказал: «Наоми прекрасно двигается, может надевать что угодно, и это становится волшебством», — сказал он. .

Для человека, столь поглощенного красотой, нужно задаться вопросом, подходит ли он к фотографии как к форме поэзии.

«Нет, — сказал он, смеясь. «Это просто фотография».

Пьемонте | Путеводитель по винному региону

Пьемонт, расположенный на севере Италии, быстро стал известным регионом производства красных вин премиум-класса. Пьемонт является одним из самых знаменитых винодельческих регионов Италии, предлагая такие знаменитые вина, как Барбареско и Бароло.

Пьемонт (более формально известный как Пьемонт) имеет обширную винную историю, и многие производители пользуются уникальным климатом, который предлагает этот регион.

Учитывая, что эта местность расположена у подножия Альп, здесь ощущается значительное охлаждающее воздействие, которое добавляет отличительные характеристики винам этого региона. Кроме того, регион граничит с французской границей, которая сформировала стили и традиции виноделия. Эти французские влияния позволили области добиться значительных успехов в виноделии.


Где находится винодельческий регион Пьемонт?

Винодельческий регион Пьемонт расположен на северо-западе Италии.


Регион Пьемонт расположен вдоль Альп и окружен несколькими другими регионами, включая Ломбардию и Эмилию-Романью на востоке, Лигурию на юге, Швейцарию на севере и Францию ​​на западе.


В то время как эти страны и регионы усилили свое влияние на Пьемонт, регион сумел выстоять самостоятельно и выделить себя среди других прилегающих территорий.


Чем знаменито красное вино Пьемонт?

Пьемонт наиболее известен своим красным вином из Неббиоло и Барбера.

Неббиоло не только является одним из наиболее выращиваемых сортов в Пьемонте, но и является основой для производства вин премиум-класса.

Барбареско и Бароло, два лучших красных вина региона, производятся из Неббиоло.

И вино Пьемонт Бароло, и Барбареско светлого цвета, но предлагают совершенно разные впечатления. На вкус Бароло предлагает более полное и богатое ощущение во рту и считается более серьезным. В то время как Барбареско немного ярче и молодее, что делает его более легким для питья вином между ними.

Независимо от того, в каком стиле сделано вино, Неббиоло больше всего ассоциируется с ароматами смолы и лепестков роз, и лучше всего его можно насладиться после нескольких лет выдержки в бутылках.


Помимо знаменитых вин Неббиоло, Пьемонт также производит несколько различных красных сортов, которые стали культовыми итальянскими винами. Сюда входит барбера, который стал одним из наиболее выращиваемых сортов винограда в регионе. Что отличает Barbera от вин Неббиоло, так это его способность хорошо пить даже после пары лет выдержки.Танины от природы мягче, а кислотность остается яркой и свежей.


Какое белое вино производят в Пьемонте?

Пьемонте производит белое сухое и игристое вино.

Пьемонт славится своим разнообразием культовых итальянских красных вин. Однако есть несколько белых вин, которые имеют большое значение для региона.

Москато д’Асти, например, — это искрящийся сладкий белый цвет, который часто дает сочность и фруктовость.


Asti Spumante — еще одно игристое вино на основе Москато, производимое в регионе Асти, но оно, как правило, менее сладкое и слегка игристое по сравнению с Москато д’Асти.


Белые вина Пьемонта, которые производятся в сухом стиле, преимущественно производятся из Арнейса и Кортезе. Несмотря на то, что эти сорта сильно различаются, они оба остаются в центре внимания как культовые белые вина региона.


Арнейс, который чаще всего выращивают в районе Роэро и Ланге, не из легких для выращивания. Мало того, что этот сорт винограда зависит от условий, в которых он растет, он также имеет тенденцию давать белый цвет с низкой кислотностью, в то время как он легко перезревает.Однако вино обладает соблазнительной экзотической ароматикой.


Cortese, с другой стороны, не так ароматичен, как Arneis, но предлагает освежающую кислотность и ароматы цитрусовых фруктов. Этот сорт является основой знаменитых вин Гави ди Гави.


Где остановиться в Пьемонте?

Пьемонт предлагает широкий выбор мест для проживания.

Путешествуя по живописному региону, с годами появилось больше туристических мест и вариантов размещения.Несмотря на то, что повсюду были созданы бешено популярные отели и курорты, есть также несколько хостелов, которые предлагают недорогие варианты.


Некоторые варианты хостелов включают:


В то время как некоторые отели включают:


Как выбрать винодельни для посещения в Пьемонте?

Выберите винодельню в Пьемонте для посещения, исходя из своих винных предпочтений.


Хотя в Пьемонте есть винодельни, разбросанные по всему региону, каждая винодельня предлагает разные впечатления и разнообразие вин.Что общего у многих виноделен, так это то, что они представляют собой небольшие семейные поместья, которые часто предлагают интимные впечатления от дегустации вин.


При очень небольшом количестве коммерческих виноделен каждая дегустация вин дает возможность лучше понять вина региона и семьи, которые создали репутацию Пьемонта.

Некоторые винодельни в регионе Пьемонт включают:


Учитывая популярность региона и его вин, в течение года предлагается несколько винных туров.В то время как определенные винные туры предлагают дегустацию вин и морские прогулки, другие туры сосредоточены на посещении отдельных виноделен.

Паоло Роверси — Нуди — Выставка в Maison Random Palazzo Baronio в Равенне

Около

Паоло Роверси родился в Равенне, парижанин наизусть, считается величайшим модным фотографом 21-го века, известным своим сотрудничеством с самыми важными модными журналами, такими как Vogue и Harper’s Bazaar, а также с крупнейшими модными брендами, такими как Dior, Comme des Garçons, Альберта Ферретти и Александр Маккуин.

Способный, как некоторые другие делать свои снимки волшебными, Роверси часто называют «художником образов». Его отношения с миром происходят не через объектив камеры в качестве свидетельства, а скорее в том, чтобы использовать фотографический момент как творческое пространство, в котором проявляется крайнее выражение грации и красоты. Роверси работает в основном в большом формате с Polaroid 20 × 25, поэтому вся его работа находится внутри студии. Освещение всегда очень мягкое, выдержка длинная, атмосфера меланхолична и неземна: душа проступает и проявляется во всем своем великолепии в одном кадре.

Знаменитые или неизвестные, все модели, позирующие Паоло, здесь превращены в Венеру и светящиеся фигуры; тонкие и уязвимые мистические иконы. Посетитель сталкивается с чувственной красотой и волшебством человеческого тела. Представленная серия фотографий была сделана Roversi за десятилетний период. Среди них нежные и уважительные портреты Гвиневеры ван Синус, Кристен МакМенами, Кейт Мосс, Одри Марней, Анджелы Линдвалл, Татьяны Патиц, Кирстен Оуэн, Мальгосии Белы, Карен Элсон, Стеллы Теннант, Девон Аоки и многих других. Эти изображения также являются ценными произведениями искусства благодаря высочайшей производственной ценности: платиновая печать, тонкая бумага.

Выставка призвана стать постоянным почтением Мастера в его родном городе и стать частью его художественного наследия, как и его знаменитые мозаики.

Открытие в июле и августе для частного просмотра только по предварительному заказу. Часы работы будут объявлены в сентябре.

Чтобы записаться на визит, обращайтесь: [email protected]

Cappella di Palazzo Baronio

Via Raul Gardini N.16

48121 Равенна

Maison Random, основанная во Франции, является частным учреждением современного искусства, а также частным клубом, где можно по-новому познакомиться с ним. Штаб-квартира Равенны — Палаццо Баронио — является одним из самых впечатляющих в городе. Построенный в 1700-х годах, сначала дом для благородных семей, затем Circolo Cittadino, построенный более 100 лет, а теперь это место, которое принимает гостей со всего мира. www.maisonrandom.org

Паоло Роверси — Steidl Verlag

Это сервис веб-аналитики.

Процессинговая компания

Google Ireland Limited
Google Building Gordon House, 4 Barrow St, Dublin, D04 E5W5, Ирландия

Цели данных

  • Маркетинг
  • Реклама
  • Веб-аналитика

Используемые технологии

Атрибуты данных

  • IP-адрес (анонимный)
  • Информация о браузере (тип браузера, ссылающиеся страницы / страницы выхода, файлы, просматриваемые на нашем сайте, операционная система, отметка даты / времени и / или данные о посещениях)
  • Данные об использовании (просмотры, клики)

Собранные данные

В этом списке представлены все (личные) данные, которые собираются с помощью этого сервиса.

  • IP-адрес
  • Дата и время посещения
  • Данные об использовании
  • Путь щелчка
  • Обновления приложений
  • Информация о браузере
  • Информация об устройстве
  • Поддержка JavaScript
  • Посещено страниц
  • URL-адрес реферера
  • Загрузки
  • Флэш-версия
  • Информация о местонахождении
  • Закупочная деятельность
  • Взаимодействие с виджетами

Правовая основа

В дальнейшем правовая основа для обработки персональных данных, требуемая ст. 6 I 1 GDPR указан.
Арт. 6 п. 1 с. 1 лит. GDPR

Место обработки

Европейский Союз

Срок хранения

Срок хранения зависит от типа сохраненных данных. Каждый клиент может выбрать, как долго Google Analytics будет хранить данные перед их автоматическим удалением.

Получатели данных

  • Alphabet Inc.
  • Google LLC
  • Google Ireland Limited

Перевод в третьи страны

по всему миру

Дополнительная информация и отказ

https: // инструменты.google.com/dlpage/gaoptout?hl=de

Нажмите здесь, чтобы отказаться от этого процессора во всех доменах https://safety.google/privacy/privacy-controls/

Щелкните здесь, чтобы прочитать политику конфиденциальности обработчика данных https://policies.google.com/privacy?hl=en

URL политики в отношении файлов cookie https://policies.google.com/technologies/cookies?hl=en

POLIFORM Фотовыставка Паоло Роверси

Poliform рада объявить о художественном проекте «Время, свет, пространство», который берет свое начало в сотрудничестве Poliform и Паоло Роверси.

После запуска в 2020 году в Милане и открытия в Шанхае, Poliform представляет в своих выставочных залах в Нью-Йорке, Майами и Лос-Анджелесе галерею фотографий, сделанных международным фотографом Паоло Роверси, чтобы рассказать историю семейной компании и ее вечных ценностей. страсти к работе, приверженности качеству и стремлению к совершенству.

На фотовыставке будут представлены избранные изображения из книги, изданной Rizzoli New York в ознаменование 50-летия Poliform, в яркой интерпретации повествования всемирно известного профессионала.

Паоло Роверси запечатлел историю компании и ее сокровенную душу: универсальный язык фотографии превращается в путешествие во вселенную Poliform, которое раскрывает годы инноваций, проблем и его стремление продвигать непревзойденные традиции ремесленничества и уникальное качество / знания -показ итальянского дизайна миру.

Объективы фотоаппарата Паоло Роверси отражают философию бренда, основанного в 1970 году Джованни Анзани и его двоюродными братьями Альберто и Альдо Спинелли, который с тех пор получил награды и стал культовым символом итальянской сущности и вневременной элегантности.

В названии книги упоминаются время, свет и пространство: это основополагающие элементы фотографии и дизайна, их суть.

Это не случайно.

Поиск абсолютного синтеза и радикальной простоты — вот что объединяет работы Паоло Роверси — одного из самых выдающихся авторов изображений, вошедших в историю фотографии, — и движущую силу видения Джованни Анзани, Альдо Спинелли и Альберто Спинелли в их постоянном переосмыслении жизненного пространства.

Но «Время, свет, пространство» — это не каталог, а настоящее путешествие в мир Poliform. Он будет продемонстрирован на выставке Supersalone by Salone del Mobile в Ро, Fiera Milano в начале сентября, в пространстве Poliform, и будет проходить в Нью-Йорке в выставочном зале Poliform с пятницы, 24 сентября, до субботы, 2 октября.

Магазин Poliform New York, расположенный на Мэдисон-авеню, станет художественной галереей, предлагающей несколько инсталляций, открытых для публики в часы работы, чтобы предложить своим клиентам и дизайнерам интерьеров еще более приятные впечатления.

Книгу можно будет приобрести в книжном магазине Rizzoli на Манхэттене и в его сети.

С 29 октября по 6 ноября демонстрационный зал Poliform в Майами, расположенный в Design District, будет представлять ту же инициативу, которая затем будет установлена ​​в демонстрационном зале Poliform в Лос-Анджелесе в декабре.

Poliform — итальянская компания по производству мебели, мебели и дизайна интерьера, расположенная недалеко от озера Комо. С 70-х годов он производит высококачественные изделия ручной работы, в которых непревзойденное качество сочетается с вниманием к деталям, создавая культовые коллекции.Poliform предлагает системы и мебель для любого внутреннего пространства, включая гардеробные, туалеты, кухни, столы, стулья, кресла, диваны и кровати.

poliform.com

Для справок: [email protected]

О Паоло Роверси

Паоло Роверси — фотограф, наиболее известный своими яркими, интимными портретами и классическим визуальным языком. Его фотографии занимают пространство между прошлым и настоящим, создавая образы, которые одновременно кажутся прогрессивными и знакомыми.Интерес Роверси к фотографии возник в раннем возрасте во время поездки в Испанию, что побудило его построить темную комнату для печати своих черно-белых фотографий. Он начал свою профессиональную карьеру в 1970 году с работы в фотожурналистике, но вскоре переключил свое внимание на моду. После периода оказания помощи Лоуренсу Сакману, Роверси начал снимать свои собственные редакционные статьи о моде и рекламные кампании, в результате чего каталог с годами сделал его одним из выдающихся имиджмейкеров отрасли.В начале 1980-х он добавил в свою практику широкоформатную фотографию на поляроиде, которая продолжает улучшать его фирменный стиль. Роверси широко известен как модный и портретный фотограф, он запечатлел всех самых известных моделей и кинозвезд. Его фотографии были опубликованы в таких международных журналах, как Vogue, W Magazine и Vanity Fair. Он сотрудничал с ведущими домами моды и красоты, создавая образы для брендов от Comme des Garçons, Dior и Guerlain до Armani, Chanel и Lancôme.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.